Статья 'Правовое регулирование производственной деятельности и обеспечение качества продукции в законодательстве Российской Федерации' - журнал 'Теоретическая и прикладная экономика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Теоретическая и прикладная экономика
Правильная ссылка на статью:

Правовое регулирование производственной деятельности и обеспечение качества продукции в законодательстве Российской Федерации

Запорожец Аркадий Митрофанович

доктор юридических наук

профессор, кафедра гражданско-правовых дисциплин, Белгородский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации

308024, г. Белгород, ул. Горького 71

Zaporozhets Arkadii Mitrofanovich

Doctor of Law

Professor of the Department of Civil Law Disciplinesat Belgorod Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

308024, Belgorod, ul. Gorkogo  71

zaporozhecam@yandex.ru

DOI:

10.7256/2306-4595.2013.4.1833

Дата направления статьи в редакцию:



Дата публикации:

1-12-2013


Аннотация.

Рассматривается проблема производственных технологий в становлении и развитии экономического потенциала России. Прослеживается возникновение и правовое закрепление производственных технологий. Вносятся предложения по совершенствованию законодательства о единых технологиях.

Ключевые слова: Юриспруденция, Технология, Модернизация, Индустриализация, Правоотношение, Стандарт, Регламент, Качество, Единообразие, Контроль

Abstract.

The article is devoted to production technologies in terms of formation and development of the economic potentials of Russia. The author traces backthe formtion and legal confirmation of production technologies and makes suggestions on how to improve the effective legislation about integrated technologies. 

Keywords:

studies of law, technology, modernization, industrialization, legal relations, standard, regulation, quality, integrity, control

1.Феномен российского производственного потенциала. Мировая фундаментальная проблема «качество» была, есть и будет присутствовать там и тогда, где возникают отношения между людьми относительно использования разнообразных объектов материального мира. Ее решение возможно только на взаимовыгодной основе изготовителя и потребителя. Обязательным условием должно стать удовлетворение конкретных запросов потребителя, при непременном уважении и доверии друг к другу. В современных условиях хозяйственной деятельности она также актуальна и злободневна, как и 40-50 лет назад. Вместе с тем содержание, характер и способы достижения высокого качества в значительной мере претерпели изменения. Это объясняется целым рядом обстоятельств.

Процесс реализации заданий о производстве высококачественной продукции в условиях постиндустриального общества требует достижения, по крайней мере, двух взаимообусловленных факторов: теоретического обоснования сущности развития экономики и изыскания практических путей использования научно- технического прогресса. Повсеместно идет поиск в этих направлениях, их наиболее оптимальных решений.

По мнению академика В. Маевского, существуют две мировые концепции – эволюционная и неоклассическая. «Эволюционная теория, в отличие от неоклассической, ориентируется на изучение особенностей технологически прогрессирующей экономики». Далее он утверждает, что согласно эволюционной теории переход к принципиально новым технологиям, особенно в начальные его моменты, зависит не от цены и платежеспособного спроса, а от потребностей экономических субъектов в этих новых технологиях[1].

При всей очевидной разумности данной констатации нужно иметь в виду реальную, сложившую российскую ситуацию (впрочем, она таким же образом складывалась и в советских условиях) относительно практической составляющей. Тогда приходилось экономить буквально на каждом элементе себестоимости, теперь тем более частный собственник проявляет завидное и элементарное стяжательство, когда речь идет о самых незначительных увеличениях расходов на качество продукции.

Президент Д.А. Медведев неоднократно подчеркивает, что экономика России находится в тупике. И это действительно так. Призывы о необходимости ее реанимации, модернизации, начать новую индустриализацию, к сожалению, не дают сколько-нибудь видимых, существенных результатов[2,3]. Один из идеологов Второго Послания Президента (ВПП), раскладывая пасьянс «модернизация-выборы» приходит к выводу, что наиболее вероятной срок ее начала 2011-2012 годы, т.е. после выборов. Конечно же, это будет не модернизация, а «глас вопиющего в пустыне». Модернизацию нужно начинать «вчера», сегодня, каждодневно. Но это должна быть не словесная шелуха, или тем более элементарный набор дежурных мероприятий, а действительный подъем экономики, ее сплошная индустриализация в условиях постиндустриального общества.

Причем, в качестве исторически возможных вариантов надо избрать некий оптимум. В этих условиях позволительно вспомнить и состоянии и развитии экономики России в ретроспективном плане. Речь идет о петровских жестоких принудительных преобразованиях; советской индустриализации по гулаговской методике, а также нынешний вариант – экономика в никуда.

Опыт показывает, что привести экономику страны в состояние достаточной эффективности это очень сложная и не всегда добропорядочная деятельность. Собственно и сегодня мы имеем массу примеров не менее жестоких ситуаций в производственной деятельности. Правда их проявление носит несколько иной характер (Чернобыль, «Булава», Саяно-Шушенская ГЭС и др.).

По инициативе Петра 1 создаются цеховые организации ремесленного и промышленного производства, а также строятся многочисленные мануфактуры по западноевропейскому типу с привлечением иностранных специалистов. Организуется рудное дело и металлургическая промышленность; развивается текстильная, суконная промышленность, пушечное и оружейное производство; пороховые предприятия[4].

По существу аналогичная ситуация сложилась в Советском Союзе. В 1929г. был сделан крутой поворот в сторону резкого скачка в темпах индустриализации и коллективизации свыше установленных планом, полностью отказываясь от принципов нэпа и переход к чрезвычайным мерам руководства обществом[5]. Очевидно, такие действия были единственно верными и разумными для того периода времени. Именно поэтому сегодня надо отбросить всякие рассуждения относительно того много или мало присутствия государства в экономике, а применять некоторые административные методы в деле новой индустриализации.

Сегодня есть много суждений о направлениях преобразований в обществе. В частности, было высказано соображение участников подготовки ВПП. По их мнению, Россия нуждается в чрезвычайных (надо полагать преобразованиях сегодня, сейчас), и стратегических (очевидно, будущих, существенных изменениях в обществе). Вряд ли это верно, допустимо и возможно, чтобы о них вести речь реально, а не гипотетически. Предложение о создании Института современного развития возможно при условии, что он будет аппаратом рузвельтовского типа в виде Института промышленного развития. Речь должна идти о реально функционирующем учреждении, научно-исследовательского организационного плана, но никак не виртуальном. Нынешний такой институт не вкладывается в эти каноны.

В условиях, когда Президент Д.А. Медведев призывает к модернизации экономики, а исполнительная власть по существу не имеет представления как этого добиться, как найти верный выход из тупика, мы всегда будем выглядеть людьми неспособными решать элементарные хозяйственные проблемы и определять содержание общей политической составляющей. Уже сейчас надо признать фактом формирующуюся неоднозначную негативную позицию к России со стороны стран содружества (БРИК)[6,7].

Жесткое противостояние, складывающееся в обществе по поводу сущности самой модернизации, обнажило значительный пласт проблем экономического и правового регулирования. Несмотря на довольно примирительный, коллективистский характер ВПП, оно сразу же было воспринято неоднозначно. Предложенные суждения относительно модернизации общества в целом, экономики, в частности, нельзя признать удачными. Решительное осуждение сырьевой привязанности и продолжение существовать за счет сырья, естественно, надо считать в высшей степени не этичным, тем более не экономичным. Между тем, в планах Правительства не предполагается деятельность по эффективной модернизации экономики, даже в сфере сырья. А ситуация такова, что сейчас, «вчера» необходимо строительство 150-200 нефтеперерабатывающих заводов. Вспомним, как в Китае создавали малую металлургическую индустрию, как сейчас в Чечне осуществляют примитивную переработку нефти и т.д. Наряду с этим нужна глубокая переработка сельхозпродукции, леса, газа, руды, иных сырьевых составляющих. В этих условиях, безусловно, нельзя обойти советский опыт. На утверждение, относительно отрицательной оценки Сталина как менеджера, следует напомнить суждение Черчилля, отчеканенное в Британской энциклопедии, о том, что Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой[8].

В провозглашенной Президентом России концепции модернизации имеют место серьезные намерения совершенствования производственных общественных отношений. Исход их может быть четко определен уже в ближайшее время. Однако, как видно из складывающейся ситуации, позитивных подвижек в стране практически нет. Центральное, главное звено модернизации - экономика остается вне зоны преобразований. Не меняют ситуацию те изменения, которые касаются государственных корпораций.

Несмотря на то, что Генеральная прокуратура возбудила 22 уголовных дела в связи с нецелевым расходованием финансовых ресурсов и преступным использованием имущества, все это выглядит малоутешительным обстоятельством. Таким образом, проблемы интенсификации производственной деятельности не могут быть решены. Именно поэтому есть основания утверждать, что модернизация - не лучшим вариантом горбачевской перестройки.

Если мы хотим создать индустриальную экономику, то здесь нужно вести речь о новых, коренных и существенных преобразованиях. Экономический опыт Советского Союза России пригодится.

Индустриальный гигант, каковым всегда считался СССР, худо-бедно, даже в условиях жесточайшего дефицита, обеспечивал страну необходимыми материальными ценностями на 90-95%. В современной России, этот показатель составляет 10-35%. Страна не может удовлетворить запросы населения, начиная от элементарных предметов быта, средств перевозки грузов, пассажиров, до, в высшей степени важных, потребностей космических полетов. Еще больший дефицит имеет место в обеспечении населения страны доброкачественными продуктами питания и т.п. На этом фоне иначе как сомнительными нельзя назвать прожекты министра сельского хозяйства о том, что в течение следующей пятилетки Россия предстанет как мощнейшая продовольственная держава. В другой ситуации бывший Председатель Правительства рассуждал о высококачественной российской сельскохозяйственной продукции и ценах на нее. А, пока суд да дело, наоборот, Россия кормится эрзацами практически со всего мира[9-11].

События, связанные с вступлением России в ВТО, вновь открыто обнажили ее унизительное положение в современном мире. Игра вряд ли стоила тех значительных потерь, которые несет Россия. С одной стороны, от тех преференций, которые были предоставлены ряду стран, заполнивших российский рынок товарами сомнительного качества. С другой же стороны, страна понесла невосполнимые убытки в связи с отказом от поддержки национального сельхозпроизводителя[12]. Между тем, основания для действительного реального обеспечения производства высококачественной сельскохозяйственной продукции в России очевидны. Есть многочисленные видимые обстоятельства ее производства в необходимых объемах для удовлетворения внутренних потребностей и для международной торговли. В первую очередь, речь идет о достаточных земельных ресурсах и дешевой рабочей силе. Дело за малым- сформировать стимулы привлечения рабочей силы (особенно городского населения).

В тоже время на селе недостаточно качественной и высокоэффективной, сельскохозяйственной техники национального производителя. Импортная техника не всегда доступна из-за ее высокой стоимости. Практика показывает, что какие бы финансовые ресурсы сегодня не выделялись, деньги все равно будут растранжирены. К тому же промышленность не может в один момент дать весь набор сельхозмашин тракторов, комбайнов, плугов, лущильников и даже борон. Вместе с тем, связь сельского хозяйства с реальным промышленным производством, как показывает практика, есть наиболее приемлемый и эффективный способ решения проблем этой глобальной и многотрудной проблемы хозяйственной деятельности.

Даже в такой сфере, казалось бы благополучной для населения России как газ, ситуация выглядит уничижительной. Имея колоссальные энергетические возможности, примерно 10-15% населения страны не может иметь перспективы пользоваться природным газом. Причем, ситуация такова, что для многочисленных малодоступных регионов газ вообще несбывшаяся мечта[13]. Есть достаточно разумные идеи использования биоресурсов. Однако они так и могут остаться мечтой, в связи с тем, что потребуются значительные финансовые вложения[14].

Данные обстоятельства позволяют утверждать, что хотя в стране мало-мальски наращивается экономический потенциал, однако он явно недостаточен и малоэффективен. Экономика страны по-прежнему находится в серьезном кризисном состоянии, несмотря на вознесение до небес ее успехов. Недостаточно корректно утверждение, что в стране имеет место строительство новых мощностей, а существующие- доводятся до проектных показателей (Д. А. Медведев). На самом деле здесь желаемое выдается за действительное, также как и национальные проекты на проверку не решили в полной мере намеченные задачи (имеется в виду развитие сельскохозяйственного производства, образования, медицины и тем более жилья).

Объективно требует анализа и такое обстоятельство. Необходимо проводить различия советского и современного этапов развития экономики. Советская промышленность не всегда выпускала продукцию и товары достаточно высокого уровня качества. Вот почему практически за каждым изготовителем устанавливался и государственный, и индивидуальный контроль относительно качества продукции. Сегодня промышленность оказалась по существу один на один с потребителем. Однако, если тогда потребитель, в связи с повсеместным дефицитом, вынужден был покупать товары, невзирая на недостаточно высокие критерии качества, то сегодня его к этому пытаются понудить небывалое «мастерство» и навязчивость рекламы того же изготовителя. Поворота к лучшему практически не произошло. К тому же современный производитель часто изготовляет товар без каких-либо технических обоснований, так сказать «ширпотреб разового использования». Объяснение сложившейся ситуации заключается в том, что использование нормативно-технической документации давно утратило свою жесткую обязательность. Зачастую для изготовителя она скорее является назойливой формальностью.

Что касается национального производителя, то сегодня он производит продукции минимальное количество, которая всегда на виду. Естественно, это позволяет делать ее более или менее качественно, во всяком случае, качественные критерии несколько выше. К тому же подавляющее число контрагентов по договорам являются субъектами частных правоотношений, поэтому ст.469 ГК РФ устанавливает, что показатели качества должны соответствовать договору купли-продажи (подчеркнем, что это не самый лучший вариант регулирования, который к тому же стал преимущественным). Практика сталкивается с серьезными проблемами. Например, автоконцерн Форд, другие потребители российской стали недовольны ее качеством. Однако вместо того, чтобы немедленно устранять имеющиеся недочеты, руководство «Северстали» пытается уверять, что мировые автоконцерны пока еще не вышли на уровни, достаточные для организации полного цикла производства[15]. Очевидно полезно еще раз напомнить жесткие требования, которые были установлены Петром 1 на военную продукцию. Именно в те времена были заложены требования к ее качеству.

В этой связи трудно не согласиться с мнением лауреата Нобелевской премии Д. Акелрофом утверждающим, что рынок не обеспечивает высокого качества[16, 17]. Взаимные заверения о качестве сами по себе ни к чему не приводят. Это означает, что участники хозяйственных отношений, от джентльменских и всякого рода иных соглашений, прямо таки обязаны перейти к строго формальным, четко обозначаемым критериям качества в соответствующих договорах. Всякие иные возможные формы сотрудничества допустимы как факторы, сопутствующие договору. Только на этой основе и достигаются эффективные и положительные результаты.

Анализируя экономические и правовые аспекты производственного потенциала РФ, следует учитывать основополагающую сущность- ее самодостаточность как крупной и могущественной державы мира. Однако, соответствует ли это суждение нынешней действительности? Ответить на этот вопрос положительно невозможно. Такой вывод вытекает из ситуации, складывающейся из элементарного сравнения производственных потенциалов стран изготовителей.

Ситуация такова, что рынки переполнены импортной продукцией. Она внешне привлекательна, но часто ненадежна. Что касается качества промышленной продукции западных производителей, то оно фактически весьма неопределенно. К тому же часто юридические критерии недостаточно четко сформулированы в документах продавца, а зачастую и изготовителя.

Наконец, подчеркнем еще важное обстоятельство, связанное с вступлением России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Кроме чисто материальных сложностей вступления, заключающихся в значительном износе технологического оборудования, имеются существенные юридические обстоятельства, обусловленные неупорядоченностью, а зачастую обычной неразберихой и хаосом в сфере использования нормативно-технической документации, на основе которой изготовляется продукция.

Известное обстоятельство, связанное с техническим регулированием на основе технических регламентов до сих пор не может получить позитивного решения. Проблема состоит в том, что, с одной стороны, ГОСТы, ОСТы, ТУ имеют свойство устаревать, а с другой стороны, технические регламенты, которые должны приниматься как законы, никак не могут быть приняты хотя бы в минимально допустимом объеме. Между тем, спешка здесь вообще неуместна. Требуется кропотливая и детальная работа и по совершенствованию ГОСТов, ОСТов, ТУ, а также по одновременной подготовке технических регламентов[18]. Такой параллелизм может иметь место, скажем в течение 40-50, а возможно и более лет. При этих обстоятельствах приемлемым было бы существенное изменение порядка договорного регулирования качества в хозяйственных обязательствах. Практика должна пойти по пути параллельного использования и национальных, и региональных, и международных актов, посвященных техническому регулированию.

Анализ перечисленных обстоятельств позволяет уяснить ситуацию, сложившуюся в сфере хозяйственной (производственной) деятельности вообще, а также технического регулирования и обеспечения качественности выпускаемой продукции, определить пути, способы и средства решения проблем, возникающих в этой сфере общественных отношений.

2.Организация хозяйственной деятельности в стране.

К 50-60 годам ХХ века восстановленное после Великой Отечественной войны промышленное производство Советского Союза стало приносить ощутимые результаты. С каждым годом увеличивался промышленный потенциал, укреплялось сельское хозяйство, существенные подвижки были совершены в сфере научно-технического прогресса, повысилось благосостояние народа. Однако, некомпетентность, недальновидность, демагогичность политики Н.С.Хрущева и его команды все более и более погружали страну в трясину хаоса (тщеславие, невежественность, и коррупция).

Известные преобразования Л.И.Брежнева, А.Н. Косыгина хотя и внесли многочисленные изменения в экономическую политику страны, однако они не способствовали общей созидательной деятельности. Прежняя политика, но в значительно изощренных и скрытых формах, давила и разрушала экономический потенциал страны, пожалуй, за исключением военно-промышленного комплекса. В конечном счете, эти начинания не дали ожидаемых результатов, к тому же впоследствии все они были свернуты.

Вместе с тем и в этих условиях внедрялись в жизнь определенные, казалось бы, важные и ценные нововведения. Однако они часто попадали в сети советского бюрократического аппарата и застревали там надолго. В стране формировался невиданный в мире научно-технический потенциал, но как только дело доходило до внедрения, возникала масса препятствий. Складывалась абсурдная ситуация. Советские научно-технические разработки внедрялись в зарубежных странах и покупались СССР как импортные новинки.

Нужно отметить одну важную деталь. Самые главные базовые, фундаментальные основы общественных отношений в Советском Союзе перенимались Западом в мгновение ока. Так произошло с советской системой народнохозяйственного планирования, системой материально-технического снабжения, копировалось решение социальных и национальных вопросов. Причем, перенимались лишь фундаментальные и позитивные положения, все конкретизирующие и детализирующие черты и особенности рекомендовались к регулированию самими индивидуальными субъектами – участниками хозяйственных правоотношений. К тому же, опыт перенимался творчески. Например. В этих странах сформировалась методика индикативного и программного планирования. Ее содержание заключалось в том, что государство определяет основные, глобальные направления развития экономики, так сказать, макроэкономические показатели. Что до их конкретизации (микроэкономика), то это прерогатива регионов, непосредственных изготовителей и потребителей.

Сейчас ситуация в корне изменилась. Россия выступает в роли подражателя. В стране была предпринята попытка внедрения в хозяйственную практику «импортного» варианта организации хозяйственной деятельности. Однако когда такая проба была выполнена (был принят специальный закон), то моментально определилось его провальное будущее. Речь идет о законе «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации» от 20 июля 1995г.[19]. Есть целый ряд причин такого исхода сложившей ситуации.

Во-первых, по своему внутреннему содержанию, в силу ограниченности его составителей, закон стал социально направленным. Он не преследовал цель регулирования по преимуществу экономических, созидательных отношений. В тех же случаях, когда формировались чисто производственные, хозяйственные, производственные программы, все они привели к провалам и разрушениям тех отраслей хозяйственной деятельности, которые они якобы регулировали (станкостроение, авиация, угольная, легкая промышленность и др.). Сегодня, когда высказаны суждения об умной и созидающей экономике, есть основания возвратиться к прежним, казалось бы, изжившим себя методам регулирования хозяйственной деятельности. Опыт стран, которые базируют свою экономик на концепции индустриализации, как раз и подтверждает созидательную роль организационного фактора. Такие программы разрабатывает конечный изготовитель (поставщик). В качестве иллюстрации такой возможности приведем две вполне жизненные ситуации.

а) Проблема становления и развития биоэкономики. Вклад России в мировые объемы производства биоресурсов во все времена составляет 0.2%. Что касается распределения между другими странами, то положение таково: США-42%, ЕС-22%, Китай-10%, Индия-2% (количество предприятий соответственно- 50, 2000, 1200, 600, 300). Есть поручения высших государственных инстанций различным ведомствам: «увеличить, улучшить, достичь, превзойти и т.д.» Идут вялотекущие рассуждения Минпромторга, Минздрава, их нижестоящих структур и ведомств. А воз и ныне там. Между тем, проблема может быть решена в течение максимум одного-двух лет (сезонов), поскольку значительная часть производства биоресурсов связана с сырьем, произрастающим в природном состоянии. Именно для ее материального обеспечения и необходимы примерно два сезона. В качестве базового основания развития необходимо утверждение 10-15 конечных изготовителей. Они разрабатывают Программы биотехнологий (аминокислот, витаминов, ферментов и др.), медикаментов, генно-инженерных растений и пр. Определяется круг кооперирующих предприятий. Центральной и самой болезненной проблемой здесь является разобщенность конечного изготовителя и смежников, являющихся производителями сырьевых компонентов. У России есть основания, стать уникальным производителем природных биоресурсов. Кроме того, можно быть уверенным о том, что страна перешагнет указанный порочный порог.

Естественно потребуется формирование определенных механизмов взаимоотношений конечного изготовителя и смежников.

б) Быстро заряжающие аккумуляторы. Пока будут разворачиваться и организовываться работы по модернизации экономики, а это займет достаточно длительный промежуток времени, видимо стоит поэкспериментировать вот по какой проблеме. В СМИ промелькнуло сообщение, что американские ученые изобрели быстро заряжающийся аккумулятор. Страна, первой освоившая эту технологию производства, имеет шанс стать мировым лидером в этой отрасли. А почему бы не воспользоваться такой возможностью? Если мы «прохлопали» китайский опыт, то почему нельзя воспользоваться буквально плывущей на нас удачей.

Есть основание предполагать, что над этой проблемой работали и наши ученые. То есть она вполне доступна для осуществления. Если же таких возможностей нет, то следует задействовать все механизмы для приобретения лицензии и немедленно приступить к производству таких аккумуляторов. С учетом опыта передислокации промышленности в Великую Отечественную войну, новые заводы нужно построить в 6-12 месяцев, а в некоторых случаях и строить то не нужно, а использовать простаивающие производственные мощности. Всего-то потребуется два десятка предприятий. В течение минимально возможного срока мы должны оснастить их необходимым оборудованием. Россия вновь должна показать свой характер, свои мобильные возможности, но теперь в экономике.

Во-вторых, что касается прогнозов экономического развития, то о них практически никто и не задумывался. Если такие наметки и были, то они носили прожектерский характер. Вообще в высших руководящих кругах представления не имели, что же нужно делать. Все надежды возлагались на рынок, на то, что все сложится по мановению руководящего жезла. Типичным же положением в этом разрезе являются крики отчаяния, раздающиеся то в одной, то в другой отрасли экономики, например, в кожевенной и обувной промышленности, находящейся в критическом состоянии (а если вспомнить судьбу документа с условным наименованием о стратегии развития экономики на предстоящие 10 лет? Практически он так и не стал достоянием широких кругов даже в РФ. ) [20-22]. В стране вновь поднимается на щит проблема угольной промышленности[23].

Допускаем, что применение закона, в общем-то, не внесло бы грандиозных изменений, но сам факт его использования имел бы символическое значение. Однако и такого не случилось. Именно поэтому было предложено внести в него изменения, принять новый вариант закона. Однако попытка уже на первых шагах оказалась безуспешной – Президент вообще отклонил эту идею[24].

Через некоторое время после этого предпринята безуспешная попытка очагового формирования компаний, холдингов, корпораций в отдельных отраслях промышленной деятельности, в частности, самолетостроении, производстве судов, машиностроении и некоторых иных. Проходят годы, вернее политические выборные баталии, а проблема индустриализации страны остается в прежнем эмбриональном состоянии. Несмотря на кричащие заявления, что мы знаем, как решать хозяйственные проблемы, на самом деле они не реализуются[25]. От руководителя такого уровня страна ждет реальных действий, а не рассуждений о том, что новой России необходима модель промышленного развития, проектированная на межрегиональные и глобальные кооперационные связи. Очевидно дело не в модели. Сегодня проблема заключается в формировании структур, обеспечивающих изготовление конечной продукции. Дело именно и состоит в их организации. Однако на пути решения данных проблем оказалась масса искусно сделанных препятствий организационного характера. Их показал все тот же С.В.Чемезов. «Передав в госкорпорацию «Ростехнологии» около 500 предприятий различных отраслей российской промышленности в качестве имущественного взноса, государство ущемило личные интересы очень большого числа нечистоплотных чиновников и «коммерсантов», которые пытаются взять реванш за понесенные потери. Кроме того, некоторые из них, используя затянувшуюся процедуру передачи нам предприятий, просто растащили имущество, создали искусственную кредиторскую задолженность, совершили ряд других экономических преступлений»[26]. Безусловно, это никак не оправдывает деятельность руководства самой госкорпорации, которая в течение более двух лет не могла разрубить узел этих противоречий. Сейчас в процессе акционирования понадобится не меньший срок для решения организационно-правовых преобразований[27].

Нельзя считать экономической политикой в глобальном плане попытки формирования особых экономических зон как дорогостоящие забавы экс министра Г.Грефа[28], а впоследствии и следующего министра минэкономразвития Э. Набиулиной[29].

В несколько ином плане складывается формально ситуация в Украине. Закон Украины от 23 марта 2000г. «О государственном производственном прогнозировании и разработке программ экономического и социального развития Украины» в какой-то мере является постановочным, тем не менее, создает правовую базу для интеграции в сфере хозяйственной деятельности[30].

Однако и здесь ситуация не сложилась к лучшему. Политические «игры» на Украине буквально продиктовали прежнюю экономическую практику продажи сырьевых ресурсов в пореформенные годы. Сырье и полуфабрикаты являются базовыми основаниями в обеспечении населения страны минимальными средствами существования. В этих условиях стяжательство новых собственников опрокидывает всякие разумные доводы. По-прежнему идет невиданное и циничное уничтожение экономического потенциала Украины. При казалось бы некоторых достижениях развития сельскохозяйственного производства, оказалось, что все эти «успехи» нельзя никак назвать иначе, кроме как фундаментального развала экономики сельского хозяйства. Случилось так, что Украина вышла на третье место по объему экспорта зерна. Но зерно-то оказалось лишь фуражным. Земля Украины буквально подвергается уничтожению, ибо используется под монокультуру- подсолнечник. Страна собирает более 3 миллионов тонн рапса. Но весь он идет на экспорт, в то время, как производственные мощности способны производить 600 тысяч тонн биотоплива европейского уровня качества[31]. Таким образом, добро в буквальном смысле слова обращается в зло.

Как принято считать, в мировой практике это не самый лучший вариант экономического развития. По существу аналогичным образом уже сейчас складывается ситуация в РФ.

Сегодня, когда распродажа государственного имущества по существу завершается, приходится искать новые формы для того, чтобы сохранить сложившееся положение. Речь идет о концессионной политике. Этот тот фактор, по которому оценивается неспособность властей вести разумную экономическую политику. Государство, не сумевшее восстановить индустриальный потенциал, не может добиться полной переработки сырья[32,33].

Между тем, мировая практика стран Европейского Союза, в том числе Франции, Германии, Италии, дает примеры разумной и рачительной экономической политики на основе индикативного и программного планирования.

В этих условиях постепенно стал складываться иной вариант планирования - виртуальный, так называемый, «план Путина». Он представляет собой компиляцию положений о некоторых направлениях развития экономики, изложенных в ежегодных посланиях Президента Федеральному собранию. Следует иметь в виду, что самый распрекрасный политический план может превратиться в формальную бумажку, если он не подкреплен экономически обоснованными, досконально выверенными нормативами[34]. По существу именно таким образом и сложилась судьба этого плана. В настоящее время, когда необходимо внедрять этот план в хозяйственную практику, Председатель Правительства В.Путин как-то умалчивает об этом плане.

Отсутствие четких перспектив и определенных целей не позволяет говорить об определенной системе государственной политики в сфере производственной деятельности. К сожалению в ВПП блок производственно- экономических проблем практически не получил сколько-нибудь развернутого обоснования. Надежды на их решение Правительством маловероятны. Именно поэтому необходимы дальнейшие исследования и рекомендации в этом направлении.

Наиболее перспективным и эффективным следует считать комплексное программное обеспечение всех видов хозяйственной деятельности. Смысл и его содержание включают в себя: организационно-правовую структуру, строго заданную производственную деятельность, реализацию готовой продукции, обслуживание в течение жизненного цикла, утилизацию. На каждом перечисленном этапе непременным условием является соблюдение экологических требований, как любой человеческой жизнедеятельности. Существенными предпосылками организации хозяйственной деятельности является строгое соблюдение известных элементарных экономических категорий: стоимость, себестоимость, цена, прибыль, финансы и др.

3.Формирование научно-технической политики в промышленности.

Всякая производственная деятельность предполагает решение определенных задач. Это прежде всего изготовление необходимого количества продукции . Причем, готовая конечная продукция должна быть максимально высокого уровня качества. Для решения этих целей особое значение отводится новым научным и научно-техническим достижениям. Они являются постоянным спутником любой производственной деятельности. Как производство немыслимо без научно-технического прогресса, так и научно-технические решения нельзя представить без экономического обоснования в виде производственной деятельности. Совокупность перечисленных факторов фиксируется Программой производственной деятельности (производства продукции).

Тесная взаимосвязь и взаимообусловленность перечисленных проблем, их комплексное решение – единственно верный путь для процветания экономики. Однако практика идет прежним путем нагромождения новых организационных структур с непонятными функциями, полномочиями и целевой направленностью. Предпринимаемые попытки внести определенный элемент осознанности и здравого смысла в такие «грандиозные, помпезные и экзальтированные структуры» не всегда дают положительные результаты (эпопея с государственными корпорациями как нельзя более подтверждает недопустимость «государственного регулирования» на непродуманной основе. Такая практика и опровергает подобного рода подходы. Вместе с тем и сейчас есть основания говорить, что и новая организационно-правовая форма в виде акционерного общества окажется недееспособной ).

В этом можно убедиться, если проследить этапы разработки и не доведения до логического конца танка под индексом Т-95. Как свидетельствуют реалии, нет ни нового двигателя, ни пушки, ни электроники. Возможно, ли серийное производство так широко разрекламированного танка? А были какие-либо плановые разработки на постановку машины в промышленное производство, не говоря уже о серьезной Программе? Сомнительно, ибо руководство «Уралвагонзавода» (производитель танков) об этих намерениях, не имело никакого представления[35].

Приведенные доводы дают основание утверждать, что производство не может эффективно функционировать, если нет плана, соответствующего материального, научного обеспечения промышленной политики. Сложившаяся и проводившаяся на протяжении последних десятилетий технологическая политика, основывалась на индустриальной мощи и ее научном обеспечении советских времен. Однако лимит научно-технического обеспечения практически исчерпан. Сегодня проблема научно-технического прогресса является одной из болевых точек хозяйственной деятельности государства. Особенно сложная ситуация складывается в сфере научно технического прогресса.

Длительный конфликт власти и научных структур различных уровней в каком-то формальном плане урегулирован. Власть, казалось, сделала попытку пролить «золотой дождь» для научных исследований в виде неких «значительных» финансовых средств (бюджетные расходы в прошлом году составили 200 млрд. рублей ) [36]. Еще более значительные объемы финансирования были выделены в 2008г. В частности, только на фундаментальные исследования будет израсходовано 250 миллиардов рублей, а на развитие высоких технологий – 600 миллиардов рублей[37]. На практике оказалось, что «операция» в абсолютных цифрах оказалась небольшим воздушным шариком. Объемы финансирования на самом деле составили лишь 1% ВВП, вместо 2-3% необходимых. Следовательно, в принципиальном, глобальном плане проблема все же не была решена и не решается поныне. Критика в адрес государства в том, что наука оказалась без финансовой поддержки, очевидно, не возымела своего воздействия. Средства выделенные в условиях такого хаоса, используются недостаточно рационально.

Теперь возникла проблема, кому нужны научные разработки, если гигантский народнохозяйственный комплекс развален, а экономика восстанавливает свой потенциал выборочно, очагово и недостаточно продумано. Оказывается, что научные разработки не востребованы промышленностью. Научных разработок значительно больше спроса. Индустриальный потенциал сокращен до невероятных минимальных пределов. Положение парадоксально противоречиво. Теперь под научные разработки следует создавать индустриальный фундамент. Таким образом, сложилось положение относительно производственной базы микроэлектроники и фармацевтической отраслей[38,39]. В этих условиях есть достоверные основания предполагать, что они пополнят арсенал научных разработок заинтересованных индустриально-развитых стран мира, что российская промышленность значительную часть разработок использовать в полном объеме не сможет. Нашу беспомощность в реализации научно-технических разработок можно проиллюстрировать и таким примером, как «дружественные отношения» с КНР. Россия в свое время передала Китаю «отверточную» сборку истребителя СУ-27СК. Китай, освоив технологию его выпуска, сейчас наладил собственное производство с последующим экспортом в страны третьего мира.

Именно таким образом и складывается хозяйственная ситуация. Председатель Комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям В. Черешнев, хотя и отмечает неспособность государства урегулировать проблемы научно-технической деятельности, однако не вскрывает причин и обстоятельств такого состояния. Они же заключаются в отсутствии реального спроса на научно-технические разработки ввиду того, что становой хребет индустриализации все же сломлен[40]. Ситуация складывается так, что научные исследования совершенно бесперспективны для использования[41].

В более выигрышной ситуации оказался бы весь экономический комплекс, в случае его всеобщей реанимации в соответствии с программами развития отдельных отраслей (их несколько более чем 200).Произошло бы восстановление и формирование отраслей производственной деятельности, воссоздавался экономический уклад страны, и тем самым происходило удовлетворение ассортимента потребности населения и запросов промышленности в комплектующих, запчастях и сырье. При такой ситуации производственный потенциал буквально будет поглощать новинки научно-технического прогресса. Практика идет несколько по иному пути.

В стране назревает новая чудовищная ситуация, которая порождена именно этим «золотым дождем». Уже через пару месяцев бывший Председатель Правительства РФ В. Зубков высказал озабоченность, что «не хватает идей» в глобальной для страны сфере применения нанотехнологий[42]. Возникает встречный вопрос, когда выделялись деньги - научных разработок было с избытком, через два месяца их оказалось недостаточно? Таким образом, здесь корни уходят значительно глубже, чем думали руководители страны, выделяя соответствующие финансы (типичной же в этом плане является ситуация, сложившая с профессором В. Чигириновым. Он из Российской академии наук переехал на работу в Университет науки и технологий Гонконга, где весьма преуспел в исследованиях по жидкокристаллическим дисплеям. Что касается России, то здесь остались сборочные (по сути отверточные) производства по чужим технологиям. Почему я в России не стоил ничего, а за границей стою очень дорого? ) [43] (На этот вопрос так и хочется ответить одним выражением о «столпе» мирового научно-технического прогресса А.Чубайсе «Так нано» ) [44].

Политика спорадических подходов к решению фундаментальных проблем хозяйственной деятельности не может быть признана удачной.

4.Качество промышленной продукции как главнейший показатель производственной деятельности.

Проблема научно-технического прогресса заключается, в конечном счете, в том, чтобы любая работа выполнялась с наибольшей тщательностью и качественно. Потребность в качественности сопровождала человечество всегда. Это можно проиллюстрировать изящными настенными изображениями древности и ювелирной работой по выведению на орбиту космического корабля. За этими результатами во все времена стояли гигантский изнурительный труд и его предначертания в мыслях автора, либо в письменных документах на полет в космос. Итогом была ювелирная точность и тогда, и теперь. Качество как экономико-правовая категория характеризуется двумя неразрывными критериями: общечеловеческим представлением о красоте и изяществе окружающих нас предметов материального мира, а также сугубо индивидуальными свойствами данного конкретного объекта.

Всякая работа становится общедоступной в процессе ее тиражирования. Сложность проблемы размножения заключается в методике действий исполнителя. Для облегчения такой работы и предусматривается нормативно-техническая документация в самых разнообразных формах – от схемы-чертежа на клочке бумаги до сложных технических законов и предписаний в виде нормативно-технической документации (стандартов самых разнообразных уровней и стран, технических регламентов, правил, предписаний законов и т.п.)[45].

В 20 – 30 годах ХХ века в Советском Союзе возникла и бурно развивалась система стандартизации всех без исключения видов продукции, изготовляемой в промышленных условиях. Процесс разработки ГОСТов был мучительно долгим и сложным. Проходили длительные годы, чтобы согласовать до мельчайших подробностей все детали производства. Грандиозно смелые слова И.В.Сталина: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны преодолеть это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут»[46] могут кому-то показаться наивными. Однако ситуация в 1930-1935 гг. была именно такова. И этот форсаж был осуществлен за счет наемного, принудительного труда именно в сфере научно-технической деятельности.

Система гулаговских шарашек буквально в прямом смысле стала тем звеном, которое вытянуло всю цепь проблем. Именно так и был сформирован советский научно-технологический ракетный комплекс под руководством людей, составляющих гордость советской, да и мировой науки: Королев С.А. – ракетостроение; Глушков В.П. – двигатели; Бармин В.П. – наземные средства обеспечения старта; Кузнецов В.Н. – приборостроение; Пилюгин Н.А. – системы управления полетом ракеты; Рязанский М.С. – радиоуправление.

Методы организации взаимоотношений изготовителей с потребителями, научными подразделениями даже в этих жестких условиях надолго опередили системы обеспечения качества, известные как системы КС УКП и ИСО 9000. Причем, конечной продукцией здесь выступали либо фундаментальные исследования, либо технологии, которые сегодня именуются как высокие, либо обычные объекты производства. Поэтому нельзя согласиться с утверждением, что только в конце ХХ в. произошел переход к новому, постиндустриальному (или по другому определению, гипериндустриальному) этапу научно-технического прогресса, который называют современной технологической революцией. В начале 70-х годов полученные результаты во всех отраслях названы высокими технологиями[47]. Думается, что это случилось на полсотни лет ранее и осуществлено в военной сфере СССР, Германии, США.

В США проблемы научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ базировались на различных этапах своеобразно. В дорузвельтовский период решались индивидуально и разрозненно многочисленными и организационно не связанными между собой научными учреждениями. В таком плане реализовались научно-технические разработки у Г.Форда[48,49].

Преобразования Ф.Рузвельта существенным образом изменили положение в этих сферах. Создание Института промышленных исследований, а впоследствии внедрение программного обеспечения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ позволило США стать на острие ведущих научных разработок практически во всех сферах науки и техники[50,51].

Этот, с одной стороны, виртуальный опыт, а, с другой- самую настоящую реальную практику следовало бы использовать и перенести на все отрасли народнохозяйственного комплекса. К сожалению, практика пошла по несколько иному, к тому же не самому верному пути. Госстандарт СССР, в свое время стал буквально принудительно навязывать промышленным предприятиям разработку комплексных систем управления качеством. После многолетнего и безуспешного периода эта затея себя скомпрометировала и угасла. Несмотря на это, «дети гнезда Госстандарта» продолжают по существу ту же работу по системам управления качества, но теперь уже под флагом стандартов ИСО- 9000. Практика подтверждает, что и эта система практически не дает должной отдачи. Поэтому от нее следует отказаться, как неперспективной (сегодня вряд ли можно согласиться с завышенной оценкой КС УКП, сделанной одним из главных участников в то время проделанной работы. Всю титаническую деятельность, выполненную 30 лет назад, сегодня надо оценивать как недостаточно эффективную. Очевидно, Федеральное агентство по техническому регулированию следует упразднить, как орган, не способный решать поставленные задачи. )[52]. Одновременно необходимо внести коренные изменения в существующие организационные структуры.

Наиболее приемлемой вновь должна стать советская практика, апробированная космическим комплексом, но теперь на новой основе. Этот опыт вписывается в систему программного планирования промышленной деятельности достижения эффективного качества на основе известного требования от идеи до конечной продукции вплоть до ее утилизации. Вместе с тем, следует считать обязанностью изготовителя быть полноправным участником процесса эксплуатации (признанное мировой практикой требование о сервисном обслуживании). Документом, которым в комплексе могли решаться эти проблемы, должно стать Соглашение о сервисном обслуживании потребителя (Соглашение). В глобальном плане такое Соглашение могло бы заключаться субъектами-участниками исполнения программ, т.е. конечными изготовителями с субъектами сетевой реализации (непосредственными потребителями).

Следует предотвратить ожидания будущих экспортеров «слить» в Россию продукцию сомнительного качества (пример польское мясо, немецкая молочная продукция в высшей степени подозрительного качества) следует противопоставить жесткие требования в пределах существующих систем качества. Все эти требования и должны быть зафиксированы в данном Соглашении как неотъемлемый документ выполнения контракта о поставках (купле-продаже). Что касается регламентации условия о качестве в хозяйственном договоре, то очевидно здесь требуются коренные изменения.

Поскольку принятие законов – технических регламентов затягивается на неопределенный срок, возникает вопрос о регулировании качества продукции на уровне изготовитель-потребитель. Очевидно, будет полезным уяснить сложившуюся ситуацию. Причем, она имеет двойную подоплеку- регулирование на национальном и международном уровне[53].

Проанализируем сложившуюся ситуацию в пределах национального регулирования. При этом подчеркнем ее тупиковый характер, если не предпринять решительных и действенных шагов в ее разрешении. Что касается технических регламентов, то следует, во-первых, говорить о недостаточном уровне руководства со стороны Ростехрегулирования, доверившего разработку проекта закона лицам, некомпетентным в законотворчестве (если не сказать более), во-вторых, о бесшабашности и разгильдяйстве Думы, которая в конце года принимает законов больше, чем печется в стране блинов на Масленицу. В-третьих, все надежды и упования базировались на русском «авось пронесет». Вместе с тем последняя надежда все же сработала. Дело в том, что согласно закону от 27 декабря 2002г. «О техническом регулировании», были отменены ранее действующие законы о стандартизации, сертификации работ и услуг. Новый закон вступил в силу через 6 месяцев после его принятия. Поскольку технические регламенты должны приниматься через 7 лет (это столько лет было отведено на их разработку), то разработчики закона рассчитывали на полнейший хаос и катастрофу в экономике России в этой сфере.

Однако ничего чрезвычайно серьезного не произошло. Действительно, сработало русское «авось». Сказались прочность советской системы стандартизации, достаточно серьезное правовое обеспечение качества в действующем гражданском законодательстве. Дело в том, что аксиомой научно-технической деятельности в России является абсолютная обязательность изготовления продукции на основе нормативно-технической документации. В самом законе (несмотря на очевидный и умышленный подход разработчиков концепции закона - американский информационно-аналитический центр «Тезаурус маркетинг») было предусмотрено, что любые стандарты, в том числе и международные, применяются добровольно. Следовательно, немыслима ситуация, когда продукция изготавливается вне нормативно-технической документации. Кроме того, имеется солидный массив иных нормативных актов, определяющих критерии качества товара. Наивность и недальновидность американских разработчиков поставила их в весьма неуклюжее положение.

Очевидно, в этих условиях надо обратить внимание на договорную форму регулирования качества. Как уже отмечалось, сегодня она выглядит недостаточно привлекательно. Статья 469 ГК РФ устанавливает несколько вариантов регулирования качества по договору купли-продажи. Передача товара такого качества, которое установлено в самом договоре; вручение товара, пригодным для целей, для которых товар такого рода обычно используется; качество товара, соответствующее конкретной цели использования товара; при приобретении товара по образцам или по описаниям товар должен соответствовать обозначенным и перечисленным критериям; при наличии в законе или когда установлены обязательные требования, товар должен соответствовать таким параметрам; наконец, по соглашению между сторонами качество может быть определено с повышенными требованиями.

Казалось бы, достаточно конкретный перечень критериев качества должен удовлетворять практику. На самом деле этого явно недостаточно. Суть заключается в том, что категорию качества нельзя считать абсолютной, заданной величиной. Она постоянно изменяется под воздействием тех или иных объективно складывающихся обстоятельств в ходе использования (потребления) товара. Это касается и элементарно простого товара (например, качество хлеба изменяется от места и времени его хранения). Тем более изменяется качество сложного товара (машин, оборудования, химических препаратов и т.п.) Регулирование качества в таких случаях заключается в том, что изготовители, включенные в процесс производства, находятся в тесной, неразрывной, единой технологии изготовления практически любой конечной (в том числе и промежуточной) продукции.

Специфика нынешнего производства во все большей кооперирующей зависимости изготовителей друг от друга. В таких условиях согласование показателей качества касается десятков изготовителей. Ибо здесь есть целый ряд фактов, влияющих на уровень качества самого производства. Во-первых, необходимо согласовать критерии качества конечного продукта. Именно по данному показателю качества оценивается весь комплекс работ. Во-вторых, в процессе кооперации идет подработка и доведение изделия к показателям данного этапа. Здесь могут иметь место технические, химические, термические и т.п. факторы воздействия, которые практически всегда влияют на общий уровень качества. Эти обстоятельства также должны быть согласованы. В-третьих, необходимо добиваться равных показателей работоспособности, надежности и безопасности продукции в конечном варианте. Имеются в виду равные (кратные) величины критериев качества комплектующих.

Изложенные факторы диктуют необходимость единообразного подхода к качеству любого товара, ибо он всегда есть совокупность целого набора составляющих, даже если он является природным и достаточно элементарным. Например, фрукты, как только они собраны, сразу же подвергаются воздействию природных факторов (давление, температура, влажность), тем самым буквально на глазах меняют свое качество. Что касается сложных, произведенных товаров, то к воздействию природных условий прибавляются десятки, сотни обстоятельств производственно- технологического характера.

Следовательно, уже сами естественные обстоятельства позволяли утверждать, что все участники процесса изготовления (выращивания) товара имеют четкое представление о качественном его состоянии, что они знают о реальных обстоятельствах и процессах его использования, как эти объективные факторы (природные, производственные, субъективные) могут оказывать влияние на качество. Такие элементарные обстоятельства бывают не всегда. Чаще они довольно плотно скрыты своеобразными фактами процессов производства, особенно если речь идет о сложнейшей продукции. При таких условиях требуется четкое обозначение качества конечной продукции.

Итоговый показатель является следствием значительного количества этапов формирования качества по цепочке от идеи (сырья) до конечной продукции. Здесь имеют место десятки, сотни и более этапов перехода одного состояния в другое. Соответствующим образом меняются и критерии качества. В условиях существования советской системы стандартизации (надо иметь в виду, что она продолжает функционировать) предполагались (и предполагаются), что по цепочке кооперированных связей, производители каждый на своем этапе изготовляет ее по нормативам стандартов. Однако это не всегда удается. Случаются большие или меньшие отступления. В противоположность этому подчеркнем, что в условиях гулаговских шарашек (имеется в виду ракетно-космический комплекс) наряду с соблюдением стандартов проходило более точное, конкретное и скрупулезное согласование мельчайших деталей для изготовления конечной (последующей, промежуточной) продукции.

Незначительные, микроскопические отступления от стандартов, в общем-то, процесс объективно допустимый, прежде всего в связи с научно-техническим прогрессом, изобретениями, усовершенствованиями, использованием новых материалов, внедрением новейших технологий. Однако он часто замыкается на определенном месте в цепи изготовления продукции. В процессе компоновки (сборки) конечной продукции эти изменения не всегда известны, следовательно, они не всегда учитываются. Данные обстоятельства, как правило, в большинстве случаев являются причинами негативных последствий. Между тем в нынешних условиях в эти отношения должны быть внесены элементы осознанного управления технологического характера.

Отношения всех участников изготовления конечной продукции имеют производственно-технологический неразрывный характер как участников единого производственного процесса. Данные отношения представляют собой довольно сложное правовое явление, ибо здесь действительно надо видеть как чисто корпоративные, так и обычные гражданско-правовые отношения вне зависимости от доли участия в кооперированных связях. В теории корпоративных отношений выделяется весьма значительный сектор управленческих решений. Следует с особой осторожностью воспринимать утверждения отдельных исследователей о рассмотрении корпоративных отношений в узком и широком понимании[54,55]. Однако четкого обозначения этого круга правоотношений не сделано. Между тем, это весьма важная, значимая и объемная группа отношений и касается системы кооперированных связей в ходе исполнения договорных обязательств по реализации сложившихся отношений разделения труда в системе макро- и микроэкономической специализации производства.

Что касается международного уровня, то здесь ситуация еще более сложная и противоречивая. Сегодня в мире насчитывается около четырех тысяч организационных структур, занимающихся вопросами стандартизации. Разобраться в этом море стандартизации трудно[56-58]. Сложность заключается и в том, что правовое регулирование состояния качества товара регламентировано недостаточно конкретно[59-61]. Именно поэтому и требуется подробное, индивидуализированное регулирование качества товара в хозяйственных обязательствах.

Вступление России в ВТО поставит целый ряд вопросов регулирования качества по договорам. Практика государств-членов ВТО, как известно, в обозначении качества использует технические регламенты, стандарты и процедуры соответствия. Детали регламентации определяются соглашениями участников хозяйственных отношений. В этих условиях окажутся и изготовители продукции Российской Федерации. Участие российских хозяйствующих субъектов должно внести существенные корректировки регулирования, исходя из сложившегося опыта, т.е. необходимо полное и подробное регулирование качества в самих договорах.

Анализ отношений, сложившихся в законодательной и хозяйственной практике показывает, что правовая регламентация условия о качестве в договорах ведется в высшей степени некачественно. Отсюда и многие беды на практике. Как уже обращалось внимание ст. 469 ГК РФ носит обтекаемые формы регламентации. Сейчас вопрос заключается в том, является ли условие о качестве существенным или нет? В литературе по этому поводу высказаны несколько позиций. Превалирующей же является позиция, отрицающая это обстоятельство. Между тем, следует обратить внимание только на один довод. Если предмет договора во всех случаях условие существенное (ст.432 ГК РФ), то должно считаться недопустимым, что условие о его качественности являлось несущественным. Следовательно, предмет договора как существенное условие во всех случаях должен быть связан с другим существенным условием его качественностью.

В качестве резюме, вытекающего из проделанного анализа, следует обратить внимание на следующие конкретные решения.

1. Непременным условием насыщения рынка продукцией производственно-технического назначения и товарами народного потребления достаточно высокого качества должна стать реанимация индустриального потенциала как минимум в 200 отраслях хозяйственной деятельности. В качестве правовой основы функционирования хозяйственного комплекса следует положить Программы производства определенных видов конечной продукции. Программы утверждаются в виде закона, проект которого разрабатывается конечными изготовителями под руководством Правительства. Программы могут утверждаться как национальные, региональные и международные.

2. Одним из важных разделов Программ должна быть регламентация процессов воспроизводства и использования научно-технических достижений по глобальным направлениям, вытекающим из существа отрасли хозяйственной деятельности. Определяются основные направления научно-технического прогресса, предусматриваются источники финансирования.

Конечный изготовитель одновременно является ведущей организацией разработки технических регламентов, иной необходимой нормативно-технической документации.

3. Качество как экономико-правовая категория представляет собой такие конечные результаты процессов изготовления и состояние производимой продукции, которая способна удовлетворить запросы потребителя как можно в течение длительного срока.

Практика подтверждает, что такая цель достигается лишь как следствие единого технологического согласования всех этапов жизненного цикла «идея, воплощенная в готовой конечной продукции, ее эксплуатация и утилизация». По указанным этапам жизненного цикла участники хозяйственной деятельности производят согласование конкретных показателей качества продукции на стадиях - проектирование, изготовление, эксплуатация, утилизация продукции (товара). Документом, который бы регламентировал эти отношения, должно стать Соглашение о сервисном обслуживании потребителя. При таких обстоятельствах, когда достигнута оптимальная правовая регламентация, качество как экономико-правовая категория одновременно все более приобретает черты моральной. Мерой изготовления продукции становится нравственная позиция участников технологического процесса.

В соответствии с Соглашением определяются конкретные параметры качества в договоре в соответствии с одной из рекомендуемых форм удостоверения качества по ст.469 ГК РФ. При использовании параметров качества в соответствии с показателями, установленными в нормативно-технической документации, определяются (уточняются) критерии качества, определяемые предельно-допустимыми отклонениями только в сторону его повышения.

4. Качественные показатели продукции (товаров), приобретаемой в зарубежных странах могут устанавливаться по предлагаемой методике. При разовых поставках – по договору, с указанием конкретных стандартов ее изготовления, использования и утилизации.

5. Следует упразднить Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии. Функции данного органа возложить на вновь организуемый Международный институт технической, технологической и метрологической политики. Международный статус института диктуется тем, что в новых условиях (участие России в ВТО) он должен свою работу строить с учетом мировой практики стандартизации и метрологии.

Библиография
1.
Маевский В. Эволюционная теория и технологический прогресс. Вопросы экономики. 2001.№ 11. С.4-16.
2.
Медведев Д.А. «Россия, вперед!». Известия 11сентября 2009.
3.
Медведев Д.А. Второе Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ. Рос. газ. 13 ноября 2009.
4.
Курс отечественной истории 9-20 веков./ Под ред. Ольштынского Л.И. М. ИТРК. 2002. С. 81.
5.
Курс отечественной истории 9-20 веков./ Под ред. Ольштынского Л.И. М. ИТРК. 2002.С.315.
6.
Сергеев М. Россия выпала из БРИК. Нез. газ. 2-3 октября 2009.
7.
Наумов И. В российско-китайской дружбе усилилась сырьевая привязанность. Нез. газ..23 сентября 2009.
8.
Британская энциклопедия. 1964. Т.5.
9.
Чкаников М. Претензии от Алексея Гордеева. Рос.газ.12января 2008.
10.
Аронов А. Заграница нас накормит. Известия 17 января 2008.
11.
Лакшина Е. Поле и монополии. Рос. газ. 7марта 2008.
12.
Чкаников М. Шлагбаум для бройлера. Рос. газ. 2 сентября 2008г.
13.
Правила поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд населения. Утв. постановлением Правительства 21 июля 2008г. (СЗ РФ. 2008. № 30. Ст. 3635).
14.
Байбурский В., Самцов Г., Яковлев Б. Энергия для малодоступных регионов. Нез. газ. 15 января 2008.
15.
Егоров М., Сергеев М. Форд не доволен российской сталью. Нез. газ. 2 июля 2008.
16.
Шадрин А. О путях повышения эффективности менеджмента качества. Стандарты и качество. 2008. №10. С.60-63.
17.
Конев К. Будущее менеджмента качества в свете мирового кризиса. Стандарты и качество.2008. № 5. С.64-67.
18.
Терещенко Л.К., Калмыкова А.В., Лукьянова В.Ю. Законодательство о техническом регулировании: его развитие. Государство и право. 2008. № 2. С. 5-12.
19.
СЗ РФ. 1995. № 30. Ст.2871.
20.
Интервью Грефа Г. Известия 29 декабря 2000.
21.
Фруткин К. Новый лозунг правительства «ускоренная диверсификация». Нез. газ. 18 февраля 2003.
22.
Негаев А. Зачем бизнесменам программа Грефа. Рос. газ. 22 апреля 2003.
23.
Письмо в редакцию Российской газеты. Горняки просят помочь. 20 ноября 2009.
24.
Открытое письмо Президенту Путину. Известия 23 февраля 2001.
25.
Соловьев В. Сергей Чемезов: «Мы знаем, что делать». Нез. газ. 27-28 апреля 2007.
26.
Чемезов С.В. Мы не боимся рынка. Рынок наша цель. Известия.16 ноября 2009.
27.
Отдел экономики. Госкорпоративная этика. Известия.12 ноября 2009.
28.
Приказ МЭРТ РФ от 23 апреля 2007 «Об утверждении административного регламента Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами по предоставлению государственной услуги «Организация выдачи разрешений на строительство, а также получение технических условий присоединения к сетям инженерно-технического обеспечения и осуществление передачи этих условий и разрешений на строительство индивидуальным предприятиям, юридическим лицам, осуществляющим строительство или реконструкцию». БНА. 2007. № 31. С. 5-31.
29.
Кукол Е., Гаврилов Ю. «Приманка» для резидентов. Рос. газ. 26 января 2008.
30.
ВВР. 2000. № 25. Ст. 195.
31.
Чопенко В. Рай для села. Зеркало недели.5-11 декадря.2009.
32.
Закон о концессионных соглашениях от 21 июля 2005г. (с последующими изменениями) (СЗ РФ. 2005. № 30. Ст.3126).
33.
Анализ концессионной практики в статье Лазаревой Я. Кто главный на хозяйстве? Известия. 4-6 июля 2008.
34.
Лесин Е. Эй, Россиюшка, ухнем. Нез. газ. 17 января 2008.
35.
Мясников В. Танковый мираж под индексом Т-95. Нез.газ. 24 декабря 2007.
36.
Медведев Ю. Уставные отношения. Рос. газ. 21 ноября 2007.
37.
Медведев Ю. Академиков поставили на счетчик. Рос. газ. 27 августа 2008.
38.
Красников Г. Создание инновационной экономики возможно только вместе с развитием микроэлектроники. Известия. 18 июня 2008.
39.
Пустовалова Е. Вакуум между наукой и индустрией. Нез. газ. 11 июня 2008г.
40.
Медведев Ю. Инновации вне закона. Рос газ.27 февраля 2008.
41.
Скобелев П. Спецуказания науке. Рос. газ. 16 сентября 2008.
42.
Конькова Е. Время уточнять цифры. Рос. газ. 18 января 2008.
43.
Почему я в России не стоил ничего, а за границей стою очень дорого? Известия. 12 октября 2009.
44.
Известия. 20 августа 2009.
45.
Иойрыш А.И., Терентьев В.Г., Чопорняк А.Б. Реформы технического регулирования в международно-правовом аспекте. Государство и право. 2007. № 6. С. 30-37.
46.
Сталин И. Вопросы ленинизма. Изд. 11. Госполитиздат.М. 1952. С.362.
47.
Попова Т.Е. ,Попова Е.В. Биотехнологии и социум. М. Наука.2000.С.7.
48.
Форд Г.Моя жизнь и мои достижения. М.Финансы и статистика. 1989. 206с.
49.
Сегодня и завтра. М. финансы и статистика.1992. 240с.
50.
Соединенные штаты Америки. Словарь-справочник. М. Госполитиздат. 1960. С.396.
51.
Современные Соединенные штаты Америки. Энциклопедический справочник. М. Изд-во политической литературы.1988. С. 65-71,145-147.
52.
Гличев А. Комплексной системе управления качеством продукции – 30 лет. Размышление о прошлом и будущем. Стандарты и качество. 2005. № 8. С. 54-56.
53.
Виллисов М. Правовые проблемы принятия решений в сфере технического регулирования. Стандарты и качество. 2007. № 12. С. 34-38.
54.
Гущин В.В., Порошкина Ю.О. Сердюк Е.Б. Корпоративное право. М. Эксмо. 2006. С. 109-145.
55.
Макарова О. А. Корпоративное право. М. Волтер Клувер.2005.С. 133-214.
56.
Крылова Г.Д. Основы стандартизации, сертификации, метрологии. 2 изд. М. ЮНИТИ-ДАНА. 1999. С. С. 203-204.
57.
Окрепилов В.В. Управление качеством. 2 изд. ОАО Изд-во «Экономика». 1998. С. 169-178.
58.
Стандартизация и управление качеством продукции. М. ЮНИТИ-ДАНА. 1999. С. 401-445.
59.
Венская конвенция о праве международных договоров 1969г. Комментарий к Конвенции М. Изд.–во Юрид.лит.1997.336с.
60.
Венская Конвенция о договорах международной купли-продажи товаров от 11 апреля 1980г. Комментарий к Конвенции. М.: Юрид.лит. 1994. 340с.
61.
Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности. М.: ООО Изд-во Консалтинговая компания ДеКА.2001.800с.
References (transliterated)
1.
Maevskii V. Evolyutsionnaya teoriya i tekhnologicheskii progress. Voprosy ekonomiki. 2001.№ 11. S.4-16.
2.
Medvedev D.A. «Rossiya, vpered!». Izvestiya 11sentyabrya 2009.
3.
Medvedev D.A. Vtoroe Poslanie Prezidenta RF Federal'nomu Sobraniyu RF. Ros. gaz. 13 noyabrya 2009.
4.
Kurs otechestvennoi istorii 9-20 vekov./ Pod red. Ol'shtynskogo L.I. M. ITRK. 2002. S. 81.
5.
Kurs otechestvennoi istorii 9-20 vekov./ Pod red. Ol'shtynskogo L.I. M. ITRK. 2002.S.315.
6.
Sergeev M. Rossiya vypala iz BRIK. Nez. gaz. 2-3 oktyabrya 2009.
7.
Naumov I. V rossiisko-kitaiskoi druzhbe usililas' syr'evaya privyazannost'. Nez. gaz..23 sentyabrya 2009.
8.
Britanskaya entsiklopediya. 1964. T.5.
9.
Chkanikov M. Pretenzii ot Alekseya Gordeeva. Ros.gaz.12yanvarya 2008.
10.
Aronov A. Zagranitsa nas nakormit. Izvestiya 17 yanvarya 2008.
11.
Lakshina E. Pole i monopolii. Ros. gaz. 7marta 2008.
12.
Chkanikov M. Shlagbaum dlya broilera. Ros. gaz. 2 sentyabrya 2008g.
13.
Pravila postavki gaza dlya obespecheniya kommunal'no-bytovykh nuzhd naseleniya. Utv. postanovleniem Pravitel'stva 21 iyulya 2008g. (SZ RF. 2008. № 30. St. 3635).
14.
Baiburskii V., Samtsov G., Yakovlev B. Energiya dlya malodostupnykh regionov. Nez. gaz. 15 yanvarya 2008.
15.
Egorov M., Sergeev M. Ford ne dovolen rossiiskoi stal'yu. Nez. gaz. 2 iyulya 2008.
16.
Shadrin A. O putyakh povysheniya effektivnosti menedzhmenta kachestva. Standarty i kachestvo. 2008. №10. S.60-63.
17.
Konev K. Budushchee menedzhmenta kachestva v svete mirovogo krizisa. Standarty i kachestvo.2008. № 5. S.64-67.
18.
Tereshchenko L.K., Kalmykova A.V., Luk'yanova V.Yu. Zakonodatel'stvo o tekhnicheskom regulirovanii: ego razvitie. Gosudarstvo i pravo. 2008. № 2. S. 5-12.
19.
SZ RF. 1995. № 30. St.2871.
20.
Interv'yu Grefa G. Izvestiya 29 dekabrya 2000.
21.
Frutkin K. Novyi lozung pravitel'stva «uskorennaya diversifikatsiya». Nez. gaz. 18 fevralya 2003.
22.
Negaev A. Zachem biznesmenam programma Grefa. Ros. gaz. 22 aprelya 2003.
23.
Pis'mo v redaktsiyu Rossiiskoi gazety. Gornyaki prosyat pomoch'. 20 noyabrya 2009.
24.
Otkrytoe pis'mo Prezidentu Putinu. Izvestiya 23 fevralya 2001.
25.
Solov'ev V. Sergei Chemezov: «My znaem, chto delat'». Nez. gaz. 27-28 aprelya 2007.
26.
Chemezov S.V. My ne boimsya rynka. Rynok nasha tsel'. Izvestiya.16 noyabrya 2009.
27.
Otdel ekonomiki. Goskorporativnaya etika. Izvestiya.12 noyabrya 2009.
28.
Prikaz MERT RF ot 23 aprelya 2007 «Ob utverzhdenii administrativnogo reglamenta Federal'nogo agentstva po upravleniyu osobymi ekonomicheskimi zonami po predostavleniyu gosudarstvennoi uslugi «Organizatsiya vydachi razreshenii na stroitel'stvo, a takzhe poluchenie tekhnicheskikh uslovii prisoedineniya k setyam inzhenerno-tekhnicheskogo obespecheniya i osushchestvlenie peredachi etikh uslovii i razreshenii na stroitel'stvo individual'nym predpriyatiyam, yuridicheskim litsam, osushchestvlyayushchim stroitel'stvo ili rekonstruktsiyu». BNA. 2007. № 31. S. 5-31.
29.
Kukol E., Gavrilov Yu. «Primanka» dlya rezidentov. Ros. gaz. 26 yanvarya 2008.
30.
VVR. 2000. № 25. St. 195.
31.
Chopenko V. Rai dlya sela. Zerkalo nedeli.5-11 dekadrya.2009.
32.
Zakon o kontsessionnykh soglasheniyakh ot 21 iyulya 2005g. (s posleduyushchimi izmeneniyami) (SZ RF. 2005. № 30. St.3126).
33.
Analiz kontsessionnoi praktiki v stat'e Lazarevoi Ya. Kto glavnyi na khozyaistve? Izvestiya. 4-6 iyulya 2008.
34.
Lesin E. Ei, Rossiyushka, ukhnem. Nez. gaz. 17 yanvarya 2008.
35.
Myasnikov V. Tankovyi mirazh pod indeksom T-95. Nez.gaz. 24 dekabrya 2007.
36.
Medvedev Yu. Ustavnye otnosheniya. Ros. gaz. 21 noyabrya 2007.
37.
Medvedev Yu. Akademikov postavili na schetchik. Ros. gaz. 27 avgusta 2008.
38.
Krasnikov G. Sozdanie innovatsionnoi ekonomiki vozmozhno tol'ko vmeste s razvitiem mikroelektroniki. Izvestiya. 18 iyunya 2008.
39.
Pustovalova E. Vakuum mezhdu naukoi i industriei. Nez. gaz. 11 iyunya 2008g.
40.
Medvedev Yu. Innovatsii vne zakona. Ros gaz.27 fevralya 2008.
41.
Skobelev P. Spetsukazaniya nauke. Ros. gaz. 16 sentyabrya 2008.
42.
Kon'kova E. Vremya utochnyat' tsifry. Ros. gaz. 18 yanvarya 2008.
43.
Pochemu ya v Rossii ne stoil nichego, a za granitsei stoyu ochen' dorogo? Izvestiya. 12 oktyabrya 2009.
44.
Izvestiya. 20 avgusta 2009.
45.
Ioirysh A.I., Terent'ev V.G., Chopornyak A.B. Reformy tekhnicheskogo regulirovaniya v mezhdunarodno-pravovom aspekte. Gosudarstvo i pravo. 2007. № 6. S. 30-37.
46.
Stalin I. Voprosy leninizma. Izd. 11. Gospolitizdat.M. 1952. S.362.
47.
Popova T.E. ,Popova E.V. Biotekhnologii i sotsium. M. Nauka.2000.S.7.
48.
Ford G.Moya zhizn' i moi dostizheniya. M.Finansy i statistika. 1989. 206s.
49.
Segodnya i zavtra. M. finansy i statistika.1992. 240s.
50.
Soedinennye shtaty Ameriki. Slovar'-spravochnik. M. Gospolitizdat. 1960. S.396.
51.
Sovremennye Soedinennye shtaty Ameriki. Entsiklopedicheskii spravochnik. M. Izd-vo politicheskoi literatury.1988. S. 65-71,145-147.
52.
Glichev A. Kompleksnoi sisteme upravleniya kachestvom produktsii – 30 let. Razmyshlenie o proshlom i budushchem. Standarty i kachestvo. 2005. № 8. S. 54-56.
53.
Villisov M. Pravovye problemy prinyatiya reshenii v sfere tekhnicheskogo regulirovaniya. Standarty i kachestvo. 2007. № 12. S. 34-38.
54.
Gushchin V.V., Poroshkina Yu.O. Serdyuk E.B. Korporativnoe pravo. M. Eksmo. 2006. S. 109-145.
55.
Makarova O. A. Korporativnoe pravo. M. Volter Kluver.2005.S. 133-214.
56.
Krylova G.D. Osnovy standartizatsii, sertifikatsii, metrologii. 2 izd. M. YuNITI-DANA. 1999. S. S. 203-204.
57.
Okrepilov V.V. Upravlenie kachestvom. 2 izd. OAO Izd-vo «Ekonomika». 1998. S. 169-178.
58.
Standartizatsiya i upravlenie kachestvom produktsii. M. YuNITI-DANA. 1999. S. 401-445.
59.
Venskaya konventsiya o prave mezhdunarodnykh dogovorov 1969g. Kommentarii k Konventsii M. Izd.–vo Yurid.lit.1997.336s.
60.
Venskaya Konventsiya o dogovorakh mezhdunarodnoi kupli-prodazhi tovarov ot 11 aprelya 1980g. Kommentarii k Konventsii. M.: Yurid.lit. 1994. 340s.
61.
Pravovoe regulirovanie vneshneekonomicheskoi deyatel'nosti. M.: OOO Izd-vo Konsaltingovaya kompaniya DeKA.2001.800s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"