Статья 'О межрегиональных энергетических проектах с участием стран Центральной Азии (ТАПИ, ТУТАП, Иран – Пакистан, CASA-1000)' - журнал 'Международные отношения' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международные отношения
Правильная ссылка на статью:

О межрегиональных энергетических проектах с участием стран Центральной Азии (ТАПИ, ТУТАП, Иран – Пакистан, CASA-1000)

Мехдиев Эльнур Таджаддинович

кандидат исторических наук

научный сотрудник, Институт международных исследований, Московский государственный институт международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации

119454, Россия, г. Москва, проспект Вернадского, 76

Mekhdiev Elnur Tadzhaddinovich

PhD in History

Scientific Associate, Center for Post-Soviet Studies of the Institute of International Research of Moscow State Institute of International Relations

119454, Russia, g. Moscow, ul. Prospekt Vernadskogo, 76

e.mehdiev@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Содиков Шарбатулло Джаборович

кандидат юридических наук

научный сотрудник, Институт международных исследований, Московский государственный институт международных отношений МИД России

119454, Россия, г. Москва, проспект Вернадского, 76

Sodikov Sharbatullo Dzhaborovich

PhD in Law

Research fellow at the Institute of International Studies of MGIMO

119454, Russia, Moscow, ul. Prospekt Vernadskogo, 76

sodikovsh@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0641.2017.3.23291

Дата направления статьи в редакцию:

09-06-2017


Дата публикации:

12-10-2017


Аннотация: В статье исследуются энергетические проекты в электроэнергетике и газовой сфере с участием стран Центральной Азии. В частности, проект CASA-1000, ТУТАП, ТАП, строительство газопроводов ТАПИ, «Мир». Особое внимание уделено причинам, обуславливающим интерес к межрегиональным проектам как со стороны государств Центральной Азии, так и со стороны потребителей, таких как Китай, Индия, Пакистан и Афганистан. Автор анализирует выгоды от реализации проектов для стран-участниц, а также препятствия, возникающие при их осуществлении. Методологическая основа исследования включает в себя такие методы, как анализ и синтез, сравнение, системный подход, исторический метод. В заключении автор приходит к выводу, что рассмотренные проекты способствуют укреплению региональной энергетической безопасности в целом и энергетической безопасности стран-участниц в частности, а также региональной стабильности. Конкуренция между проектами обусловлена геополитическими амбициями Китая и США. Среди основных препятствий в реализации проектов – недостаток финансирования, технические сложности и нестабильность в Афганистане и Пакистане. Российские компании могут участвовать в энергетических проектах стран Центральной Азии в качестве инвесторов, поставщиков оборудования или технологий. Россия также может способствовать укреплению безопасности в регионе.


Ключевые слова: Региональное сотрудничество, Центральноя Азия, Южная Азия, ТАП, ТУТАП, ТАПИ, CASA-1000, энергетические маршруты, региональная безопасность, энергетика

Abstract: The article analyzes energy projects in electric power and gas industry involving the countries of Central Asia. Particularly, the authors study the reasons, which determine the interest in interregional projects both of the countries of Central Asia and the customers, such as China, India, Pakistan and Afghanistan. The authors analyze the projects’ benefits for the participating countries, and the obstacles appearing during their realization. The research methodology includes such approaches as analysis and synthesis, comparison, the system approach and the historical method. The authors conclude that these projects improve regional energy security in general and energy security of participating countries in particular. Competition between the projects is determined by geopolitical ambitions of China and the USA. The key obstacles of realization of the projects include the lack of financing, technical difficulties and instability in Afghanistan and Pakistan. Russian companies can participate in energy projects of the countries of Central Asia as investors, suppliers of equipment or technologies. Russia can also promote the improvement of regional security. 



Keywords:

energy production , regional security , energy routs, CASA-1000, TAPI, TUTAP, TAP, South Asia , Central Asia, regional cooperation

Важнейшей сферой сотрудничества стран Центральной Азии, обладающих большими запасами энергоресурсов, является энергетика. Факторами, обуславливающими развитие сотрудничества в указанной сфере, являются неравномерность распределения энергоресурсов в регионе и ограниченная инфраструктура для транспортировки энергии.

Туркменистан обладает значительными запасами природного газа – 17,5 трлн куб. м (9,4 % мировых запасов) [14; 20]. Запасы нефти в Казахстане составляют 3,9 млрд т (1,8 % мировых запасов), природного газа – 0,9 трлн куб. м (0,5 % мировых запасов) [14; 6, 20]. Объемы запасов природного газа в Узбекистане – 1,1 трлн куб. м (0,6 % мировых запасов) [14; 20]. Обеспечение национальной энергетической безопасности требует от стран региона привлекать инвестиции в энергетические отрасли и диверсифицировать маршруты экспорта энергоресурсов.

Особую роль для энергетической безопасности региона играют водные ресурсы, которые используются также для выработки электроэнергии. В Центральной Азии действует 65 гидроэлектростанций общей мощностью 34,5 ГВт, крупнейшими из них являются Нурекская ГЭС (Таджикистан) мощностью 2700 МВт и Токтогульская ГЭС (Кыргызстан) мощностью 1200 МВт [5; 6].

Потребление гидроэлектроэнергии составляет 27,3 % от общего потребления электроэнергии в регионе, при этом в Таджикистане и Кыргызстане данный показатель составляет 96 % и 82 % соответственно [5; 6]. Наибольшим гидропотенциалом в регионе обладает Таджикистан – 69 % (8-ое место в мире), на долю Кыргызстана приходится 22 % [1; 95]. Однако вследствие нерационального использования гидроресурсов указанные страны производят лишнюю электроэнергию в летний период и испытывают энергодефицит в зимний период и вынуждены импортировать электроэнергию. Также существуют проблемы, связанные с отсутствием региональной политики по совместному использованию и обмену водно-энергетическими ресурсами, поскольку интересы Таджикистана и Кыргызстана вступают в противоречие с интересами Казахстана, Туркменистана и Узбекистана, использующих водные ресурсы для ирригации.

Географическая близость к Китаю (крупному потребителю природного газа – 197 млрд куб. м в 2015 г., 5,7 % от мирового потребления, при уровне собственной добычи – 138 млрд куб. м [14; 22, 23]) обуславливает взаимный интерес к сотрудничеству. Китай стал активным игроком в нефтегазовом секторе стран Центральной Азии, что выражается не только в импорте казахстанской нефти и туркменского газа, но и в привлечении китайских инвестиций в нефтегазовые отрасли стран, а также в участии китайских компаний в проектах по добыче нефти и газа в регионе. В последние годы наблюдается рост импорта туркменского газа Китаем – 24,4 млрд куб. м в 2013 г. и 27,7 млрд куб. м в 2015 г. [13; 28] [14; 28].

Интерес к центральноазиатским энергетическим ресурсам проявляла и Индия, внутреннее потребление газа в которой сохраняется на уровне 50 млрд куб. м в последние годы, в то время как собственная добыча снижается (38,8 млрд куб. м в 2012 г. против 29,2 млрд куб. м в 2015 г. [14; 22, 23]). Однако отсутствие общей границы со странами региона требует включения в проект нестабильных Афганистана и Пакистана. Кроме того, серьезную конкуренцию странам Центральной Азии составляет Иран, обладающий бо́льшими запасами природного газа.

Энергодефицитные Афганистан и Пакистан также заинтересованы в энергетическом взаимодействии со странами Центральной Азии. Благодаря такому сотрудничеству центральноазиатские поставщики получают новые рынки сбыта и выход на энергетические рынки Южной Азии. Афганистан и Пакистан, в свою очередь, укрепляют собственную энергетическую безопасность и получают статус транзитных государств. Однако препятствием к взаимодействию является нестабильная обстановка внутри этих стран. Поддержку проектов с участием Афганистана и Пакистана оказывают США.

1. Проекты в электроэнергетике

CASA-1000

Проект CASA-1000 предполагает создание системы передачи электроэнергии из Кыргызстана и Таджикистана, имеющих избыток электроэнергии в летний период, с энергодефицитными Афганистаном и Пакистаном. Из названия проекта следует, что он объединяет два региона: Центральную и Южную Азию (Central Asia, South Asia), «1000» означает первоначально заявленный объем экспорта электроэнергии с передачей мощности 1 000 МВт. Предусматривается, что в энергосистему Пакистана будет поставляться мощность до 1 000 МВт (при этом Пакистан выражал заинтересованность в увеличении объемов импорта в долгосрочной перспективе), а в Афганистан – до 300 МВт.

Реализация данного проекта должна способствовать не только эффективному использованию гидроресурсов центральноазиатских стран, но также усилению межрегионального сотрудничества и формированию Регионального рынка электроэнергии в Центральной и Южной Азии (CASAREM).

Проект CASA-1000 осуществляется в рамках концепции Нового шелкового пути, объявленной США в 2011 г. и связанной с идеями Ф. Старра (руководителя Института Центральной Азии и Кавказа – аналитического центра при Университете Джона Хопкинса) о создании «Большой Центральной Азии». Проект «Большая Центральная Азия» направлен на геополитическое объединение постсоветских стран Центральной Азии и Афганистана. В свою очередь, концепция Нового шелкового пути предполагает модернизацию существующей и создание новой инфраструктуры, в том числе транспортной и энергетической, что будет способствовать, в частности, укреплению и стабильности Афганистана и его упрочению в качестве транзитного государства.

Контроль за проектированием, подготовкой и реализацией проекта осуществляется Межправительственным советом и его Секретариатом, созданным на основании межправительственного соглашения 2008 г. Решение конкретных вопросов и обсуждение дальнейших действий относится к компетенции Совместной рабочей группы, состоящей из специальных групп, созданной в каждой стране.

Переговоры по созданию регионального энергетического рынка начались еще в 2006 г. В октябре 2006 г. был подписан меморандум о взаимопонимании, в котором была зафиксирована обязанность стран-участниц создать необходимую инфраструктуру для торговли электроэнергией с передачей мощности до 1300 МВт между Центральной и Южной Азией. Окончательное соглашение по проекту было подписано министрами энергетики Кыргызстана, Таджикистана, Афганистана и Пакистана в ноябре 2015 г. [8].

Стоимость проекта оценивается более чем в 1 млрд долларов. Основными инвесторами выступают Всемирный банк (Международная ассоциация развития), Европейский инвестиционный банк, Исламский банк развития, Европейский банк реконструкции и развития, Целевой фонд реконструкции Афганистана, а также Государственный департамент США и Министерство международного сотрудничества Великобритании. Азиатский банк развития, финансировавший подготовку технико-экономического обоснования проекта, отказался от дальнейшего участия, вероятно, по причине высоких рисков.

Реализация проекта не предполагает создания генерирующих мощностей, поскольку необходимая инфраструктура для выработки электроэнергии уже существует. Предусматривается строительство 477 км ЛЭП от подстанции «Датка» (Кыргызстан) до подстанции «Сугд» (Таджикистан), двух конверторных подстанций пропускной способностью 1300 МВт в Сангтуде (Таджикистан) и Новшере (Пакистан)[1], 750 км высоковольтной ЛЭП, в том числе около 117 км в Таджикистане, 562 км в Афганистане, 71 км в Пакистане. Строительство инфраструктуры для проекта CASA-1000 началось в мае 2016 г. в г. Турсунзаде (Таджикистан). Завершение работ планируется к 2020 г. [6].

Предусматривается, что созданная инфраструктура, способная осуществлять переток в обоих направлениях, будет открыта для других стран Центральной Азии и России, что позволит им продавать электроэнергию и передавать ее с использованием этой инфраструктуры. При этом доступ будет возможен с 1 октября по 30 апреля, т. е. после периода поставки электроэнергии в рамках CASA-1000 (с 1 мая по 30 сентября).

Проект несет определенные выгоды для всех участников. Для Таджикистана и Кыргызстана – это доходы от продажи излишков электроэнергии, возможность использовать часть доходов от экспорта для покрытия энергодефицита в зимний период, а также возможность в зимний период импортировать электроэнергию при помощи созданной инфраструктуры. Афганистан и Пакистан в свою очередь получают доступ к электроэнергии, что позволит укрепить их собственную энергетическую безопасность и станет импульсом для социально-экономического развития.

Тем не менее проекту присущ серьезный недостаток – он требует больших инвестиций, которые предоставляются странам-участницам на возвратной основе. Долговые обязательства могут негативно повлиять на экономику стран и усугубить существующие проблемы.

Кроме того, при реализации CASA-1000 существуют препятствия экономического, технического и политического характера. В частности, строительство ЛЭП в горных условиях представляет сложности с технической точки зрения, нестабильность в Афганистане и Пакистане может повлиять на сроки выполнения отдельных работ и негативно отразиться на реализации проекта в целом. Также следует отметить, что в последнее время Кыргызстан заявляет об отсутствии излишков электроэнергии для продажи в рамках CASA-1000, что вызвано ростом внутреннего потребления и уменьшением объема воды в водохранилищах в летний период [2]. Сохранение такого положения ставит под вопрос возможность передачи электрической мощности по проекту в согласованном объеме. Некоторые эксперты полагают, что эффективность проекта зависит от возведения Рогунской ГЭС в Таджикистане и Камбаратинской ГЭС в Кыргызстане. Однако против создания новых ГЭС неоднократно выступал Узбекистан, который опасается сокращения стока рек, традиционно используемых для ирригационных целей. Возможно, изменения в высшем руководстве Узбекистана повлекут пересмотр позиции по данному вопросу.

ТУТАП

Энергетический проект ТУТАП (по названию стран-участниц: Туркмения – Узбекистан – Таджикистан – Афганистан – Пакистан) рассматривается в качестве дополнения проекта CASA-1000. ТУТАП призван содействовать развитию торговли электроэнергии между центральноазиатскими и южноазиатскими странами, поэтому его также можно рассматривать как шаг на пути к формированию регионального энергетического рынка. В то же время проект должен способствовать восстановлению Афганистана и в целом направлен на удовлетворение потребностей северного, восточного и южного регионов Афганистана в электроэнергии.

В рамках ТУТАП предполагается связать энергосистемы стран – участниц проекта для круглогодичного (в отличие от CASA-1000) экспорта электроэнергии, вырабатываемой как на тепловых электростанциях (Туркменистан, Узбекистан), так и на гидроэлектростанциях (Таджикистан), в Афганистан, который сможет реэкспортировать ее в Пакистан.

Проект осуществляется в рамках программы ЦАРЭС (Центральноазиатское региональное экономическое сотрудничество) при финансировании Азиатского банка развития.

В настоящее время введены в эксплуатацию 220-киловольтные линии, объединяющие энергосистемы Узбекистана (2009 г.) и Таджикистана (2011 г.) с энергосистемой Афганистана. Объем экспорта электроэнергии составляет 1500 ГВт*ч и 650 ГВт*ч соответственно. Начато строительство 500-киловольтной ЛЭП и подстанций на территории Афганистана между Пули-Хумри и Кабулом. Завершение работ запланировано на конец 2018 г. [3], при этом работы на туркменском участке уже завершены. Данная линия будет обладать пропускной способностью 1000 МВт. При этом ожидается, что к 2019 г. Туркменистан будет экспортировать в Афганистан электроэнергию в объеме 900 ГВт*ч, а к 2025 г. – 1600 ГВт*ч [7].

В целом ТУТАП выгоден Афганистану, который не только решает проблему энергоснабжения, но и укрепляется в качестве транзитной страны, что способствует социально-экономическому росту. Центральноазиатские республики в свою очередь получают выгоду в виде доходов от продажи электроэнергии.

Реализация проекта осложняется нестабильной ситуацией в Афганистане. В частности, в 2016 г. правительство Афганистана изменило маршрут прокладки ЛЭП по территории страны. Изначально линия электропередач проходила через провинцию Бамиан в центральной части Афганистана, населенную преимущественно хазарейцами. Новым маршрутом прокладки ЛЭП был определен перевал Саланг. Такое изменение было выгодным с точки зрения сокращения расходов. Однако в мае 2016 г. в Афганистане начались массовые акции протеста, которые продолжились несмотря на решение афганского руководства построить боковую ветку с напряжением 220 кВ, позволяющую поставлять в Бамиан и другие центральные районы страны до 300 МВт электрической мощности. В июле 2016 г. в Кабуле произошел тройной теракт, в результате которого погибло 80 и пострадало более 230 участников акции протеста против переноса маршрута ЛЭП из провинции Бамиан [15].

В 2016 г. на заседании высокопоставленных должностных лиц ЦАРЭС обсуждалась возможность соединения проектов CASA-1000 и ТУТАП. В настоящее время рабочая группа изучает варианты поэтапного объединения.

ТАП

Проект ТАП (Туркменистан – Афганистан – Пакистан) предусматривает объединение энергосистем Туркменистана, Афганистана и Пакистана и экспорт туркменской электроэнергии в Пакистан по южно-афганскому маршруту. В декабре 2015 г. главами государств был подписан Меморандум о взаимопонимании, в котором стороны договорились содействовать экспорту электроэнергии, производимой Туркменистаном, и ее транзиту через Афганистан в Пакистан.

В рамках ТАП будут построены ЛЭП на границе Туркменистана и Афганистана (ввод в эксплуатацию запланирован на 2018 г.), 500-киловольтная ЛЭП по территории Афганистана от границы с Туркменистаном до границы с Пакистаном, подстанции в Герате и Кандагаре, распределительные устройства на территории Пакистана. В настоящее время рассматриваются различные варианты межсистемного соединения, в том числе с инфраструктурой CASA-1000 и ТУТАП.

Подготовка технико-экономических обоснований запланирована на 2017 г., а реализация проекта – на 2018-2020 гг. Финансирование и координацию проекта осуществляет Азиатский банк развития [16].

2. Проекты в газовом секторе

Газопровод Центральная Азия – Китай

Значимым для энергетического сектора стран Центральной Азии является реализованный проект по строительству газопровода из Туркменистана в Китай через Узбекистан и Казахстан.

Газопровод был введен в эксплуатацию в декабре 2009 г. Его протяженность составляет около 7 тыс. км, в том числе более 1 900 км по территории Туркменистана, Узбекистана и Казахстана и 4 500 км по территории Китая. Газопровод состоит из трех ниток, пропускная способность которых достигает 55 млрд куб. м газа в год. За все время эксплуатации газопровода в Китай поставлено более 150 млрд куб. м газа, из которых 100,5 млрд куб. м поставил «Туркменгаз» [10].

В 2011 г. подписано соглашение о строительстве четвертой нитки газопровода по новому маршруту: Туркменистан – Узбекистан – Таджикистан – Кыргызстан – Китай. После ввода четвертой нитки в эксплуатацию пропускная способность газопровода увеличится до 85 млрд куб. м в год. Туркменистан намерен нарастить поставки газа в Китай до 65 млрд куб. м в год. Однако в 2017 г. Узбекистан и Китай на неопределенный срок отложили строительство узбекского участка газопровода, что отразится на сроках завершения работ по строительству всей четвертой нитки [12].

ТАПИ

Строительство газопровода ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия) обсуждается более 20 лет. Проект был «реанимирован» в нынешнем формате в 2010 г. с подписанием Ашхабадского межгосударственного соглашения, во многом благодаря интересу Индии. Обсуждаемый с 1995 г. формат Туркменистан – Афганистан – Пакистан не был реализован из-за обострения ситуации в Афганистане и военной операции США.

В рамках проекта предусматривается строительство газопровода протяженностью около 1 800 км от границы между Туркменистаном и Афганистаном до границы между Пакистаном и Индией, с пропускной способностью 33 млрд куб. м газа в год (из них приблизительно по 14 млрд – для Индии и Пакистана, 5 – для Афганистана). Стоимость проекта ТАПИ оценивается более чем в 10 млрд долларов [6].

Для реализации проекта странами-участницами был создан консорциум – TAPI Pipeline Company Ltd, лидером которого был одобрен «Туркменгаз», выступающий также основным инвестором проекта. Не исключается, что финансировать строительство будет и Азиатский банк развития, который является консультантом проекта и ранее финансировал проведение предварительного технико-экономического обоснования проекта, анализ рисков и пр.

В 2015 г. началось строительство туркменского участка газопровода. В 2016 г. одобрено выделение 45 млн долларов на финансирование начального этапа строительства афгано-пакистанского участка. В январе 2017 г. заключен договор на разработку предпроектной документации и услуги по проектному управлению и техническому надзору афгано-пакистанского участка. Сдача газопровода и вспомогательной наземной инфраструктуры в эксплуатацию запланирована на конец 2019 г. [11].

ТАПИ представляет особый интерес для Туркменистана, который стремится диверсифицировать экспортные маршруты. Поскольку прекращены поставки туркменского газа в Россию (отказ российской стороны) и Иран (разногласия из-за оплаты поставленного газа), у Ашхабада остался единственный экспортный маршрут – Китай, то есть существует риск усиления давления Китая в вопросе определения цен на газ. Строительство Транскаспийского газопровода, благодаря которому туркменский газ получит выход на европейские рынки через Азербайджан, также откладывается по причине несогласия России и Ирана с прокладкой газопровода по дну Каспийского моря, тем не менее в 2015 г. Туркменистан ввел в эксплуатацию газопровод «Восток – Запад», по которому газ с восточных месторождений будет доставляться в Каспийский регион страны.

Однако перспективы реализации проекта ТАПИ достаточно туманны, что обусловлено рисками как геополитического, так и экономического характера.

Маршрут газопровода должен пройти по территории Афганистана, то есть значительных расходов потребует обеспечение безопасности как процесса строительства, так и созданной инфраструктуры. Большая часть объемов туркменского газа, транспортируемого по газопроводу, предназначена для Индии и Пакистана, при этом напряженность в индо-пакистанских и афгано-пакистанских отношениях может повлиять на стабильность поставок. Кроме того, под вопросом платежеспособность потребителей газа. В то же время нет ясности в финансировании проекта, поскольку маловероятно, что Туркменистану хватит собственных ресурсов.

Также не исключено и влияние на реализацию проекта со стороны стран, не участвующих в нем. Например, против появления конкурентов выступает Катар, являющийся основным экспортером на газовые рынки Пакистана, Индии и Юго-Восточной Азии. Китай, заинтересованный в получении дополнительных объемов газа, выступает против усиления влияния нерегиональных игроков, а строительство газопровода будет означать укрепление позиций США и их влияния на Афганистан и Пакистан, поскольку, как и CASA-1000, ТАПИ поддерживается США в рамках концепции Нового шелкового пути и Большой Центральной Азии. Конкуренцию ТАПИ могут составить такие проекты, как газопровод Иран – Пакистан, Иран – Индия.

Иран – Пакистан (газопровод «Мир»)

Проект газопровода Иран – Пакистан обсуждается уже более 20 лет. Изначально в проекте участвовала Индия, впоследствии отказавшаяся от сделки.

Газопровод свяжет газовое месторождение «Южный Парс» с с южными провинциями Пакистана. Протяженность газопровода должна составить около 1,8 тыс. км, стоимость строительства оценивается в 2,5 млрд долларов [9].

В 2010 г. Иран и Пакистан подписали соглашение, в соответствии с которым Иран должен был поставлять 22 млн куб. м газа в сутки, при этом поставки должны были начаться в 2015 г. Однако Пакистан до сих пор не построил свой участок газопровода, что было вызвано давлением со стороны США и нехваткой средств.

В 2015 г. Китай заявил о готовности построить пакистанский участок газопровода и предоставить кредит на 85% от стоимости проекта (около 2 млрд долларов). Тем не менее сроки ввода газопровода в эксплуатацию постоянно менялись. Ожидается, что работы будут завершены в конце 2017 г. Также в рамках проекта планируется строительство в пакистанском порту Гвардар завода по производству СПГ и НПЗ [4].

Противником проекта выступают США, поскольку газопровод «Мир» составляет конкуренцию проектам ТАПИ и CASA-1000. Если Пакистан получит иранский газ, он сможет решить проблему энергодефицита в целом и проблему дефицита электроэнергии в частности: поставляемого газа будет достаточно для генерации 4,5 ТВт мощности. Однако поддержка данного проекта со стороны Китая в определенной мере защищает Пакистан от давления США. Выгоды от проекта для Пакистана заключаются также в получении дохода от транзита газа. В то же время нестабильность в Белуджистане может негативно повлиять на процесс строительства и непосредственно на поставки газа.

В случае реализации проекта Иран получит новый экспортный маршрут, выход на рынки Южной Азии, а также инвестиции в нефтегазовую отрасль. Кроме того, для Тегерана откроются новые перспективы сотрудничества с Китаем.

Следует отметить, что Иран и Индия возобновили сотрудничество по вопросам поставок газа. Планируется строительство подводного газопровода от иранского порта Чехбехар к порту Порбандар на юго-западе Индии, то есть в обход территории Пакистана. Китай поддержал данный проект. Реализация проекта негативно отразится на проекте ТАПИ, поскольку существует вероятность, что Индия не будет заинтересована в приобретении туркменского газа или сократит объемы поставок.

* * *

Анализ проектов межрегионального сотрудничества стран Центральной Азии в энергетической сфере показывает, что они направлены снижение влияния России и зависимости от нее в данной сфере. Рассмотренные проекты ставят своей целью обеспечение энергобезопасности как поставщиков и транзитных стран, так и потребителей энергоресурсов, ключевыми из которых являются Китай и Индия. Также данные проекты способствуют региональной стабильности и региональной энергетической безопасности. Наблюдается определенная конкуренция между проектами, что связано с реализацией США и Китаем своих геополитических амбиций. Основными препятствиями для осуществления деятельности в рамках проектов являются недостаток финансирования, технические сложности и нестабильность в Афганистане и Пакистане.

В разное время Россия заявляла о намерении участвовать в рассмотренных проектах, тем не менее их реализация осуществляется без участия российских компаний.

Энергетическая стратегия России на период до 2030 г. предусматривает, что достижение стратегических целей внешней энергетической политики требует развития сотрудничества в области энергетики со странами Содружества Независимых Государств, Евразийского экономического сообщества, Северо-Восточной Азии, Шанхайской организации сотрудничества, Европейского союза, с другими международными организациями и государствами; стимулирования развития и экспорта российских технологий, а также услуг российских компаний в сфере топливно-энергетического комплекса; развития новых форм международного (в том числе технологического) сотрудничества в энергетике.

Учитывая изложенное, а также то, что Центрально-Азиатский регион традиционно входит в сферу стратегических интересов России, российским компаниям следует принимать более активное участие в энергетических проектах стран Центральной Азии, в частности в качестве инвесторов, поставщиков оборудования или технологий. Кроме того, Россия может способствовать укреплению безопасности в регионе, в том числе в рамках международных организаций, например ШОС.

[1] Первоначально предусматривалось строительство еще одной конверторной станции в Кабуле (Афганистан), однако в связи с дороговизной проекта и недостаточным техническим потенциалом Афганистана было принято решение о сохранении двух конверторных станций для ЛЭП.

Библиография
1.
Аюпов А. Гидроэнергетический потенциал Центральной Азии в контексте евразийской интеграции / А. Аюпов // Россия и новые государства Евразии. – 2016. – № 3. – С. 89-98. с95
2.
В Нарынском бассейне прогнозируется самый низкий уровень воды на вегетационный период [Электронный ресурс] // Кыргызское телеграфное агентство. – 2016. – 14 марта. – Режим доступа: http://kyrtag.kg/society/v-narynskom-basseyne-prognoziruetsya-samyy-nizkiy-uroven-vody-na-vegetatsionnyy-period-(дата обращения: 20.04.2017).
3.
Доклад об итогах Заседания высокопоставленных официальных лиц для Министров ЦАРЭС [Электронный ресурс] // ЦАРЭС. – 2016. – 26 октября. – Режим доступа: http://www.carecprogram.org/uploads/events/2016/21-15th-MC/Key-Documents/2016-MC-SOMReport-ru.pdf (дата обращения: 21.04.2017).
4.
Китай построит 700 км газопровода «Мир» из Ирана в Пакистан [Электронный ресурс] // Интерфакс. – 2015. – 9 апреля. – Режим доступа: http://www.interfax.ru/business/435167 (дата обращения: 22.04.2017).
5.
Клапцов В. М. Водноэнергетические проблемы в Центральной Азии: причины, трудности и подходы к разрешению / В. М. Клапцов // Проблемы национальной стратегии. – 2012. – № 6 (15). – С. 165-182. с6
6.
Отчет о проделанной работе. Справочный документ для 1-й сессии Заседания высокопоставленных официальных лиц [Электронный ресурс] // ЦАРЭС. – 2016. – 25 октября. – Режим доступа: http://www.carecprogram.org/uploads/events/2016/20-SOM-Oct/Reports/2016-SOM-Oct-Progress-Reports-ENERGY-ru.pdf (дата обращения: 20.04.2017).
7.
Отчет о проделанной работе. Справочный документ для 3-й сессии Заседания высокопоставленных официальных лиц [Электронный ресурс] // ЦАРЭС. – 2015. – 18 июня. – Режим доступа: http://www.carecprogram.org/uploads/events/2015/013-SOM-Jun/Key-Documents/02%20CAREC%20Energy%20Sector%20Progress%20Report-ru.pdf (дата обращения: 21.04.2017).
8.
Подписано окончательное соглашение по реализации проекта CASA-1000 [Электронный ресурс] // Афганистан сегодня. – 2016. – 26 ноября. – Режим доступа: http://afghanistantoday.ru/hovosti/podpisano-okonchatelnoe (дата обращения: 20.04.2017).
9.
СМИ: Иран призвал Пакистан ускорить строительство своего участка газопровода «Мир» [Электронный ресурс] // ТАСС. – 2016. – 27 марта. – Режим доступа: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/3154664 (дата обращения: 23.04.2017).
10.
Туркменистан и Китай вместе смотрят в будущее и возрождают Великий Шелковый путь [Электронный ресурс] // ИА Белинформ. – 2017. – 3 апреля. – Режим доступа: http://belinform.org/ru/news/pr/09067.html (дата обращения: 23.04.2017).
11.
Туркмения выделит $45 млн на первый этап строительства газопровода ТАПИ [Электронный ресурс] // РИА Новости. – 2016. – 4 июня. – Режим доступа: https://ria.ru/economy/20160604/1442757036.html (дата обращения: 22.04.2017).
12.
Узбекистан и Китай отложили постройку участка газопровода [Электронный ресурс] // Sputnik. – 2017. – 2 марта. – Режим доступа: http://ru.sputniknews-uz.com/economy/20170302/4903616/uzbekistan-i-kitai-otlojili-stroiku-gazoprovoda.html (дата обращения: 23.04.2017).
13.
BP Statistical Review of World Energy 2014.
14.
BP Statistical Review of World Energy 2016.
15.
Islamic State claims responsibility for Kabul attack, 80 dead [Electronic resource] // Reuters. – 2016. – July 24. – Mode of access: http://www.reuters.com/article/us-afghanistan-protests-idUSKCN1030GB (Retrieved 21.04.2017).
16.
Proposed Turkmenistan-Afghanistan-Pakistan (TAP) Power Interconnection Project [Electronic resource] // CAREC. – 2016. – September 20. – Mode of access: http://www.carecprogram.org/uploads/events/2016/17-NFP-Meeting-SEP/Presentations/2016-nfpmtg-sep-pres3.pdf (Retrieved 21.04.2017).
References (transliterated)
1.
Ayupov A. Gidroenergeticheskii potentsial Tsentral'noi Azii v kontekste evraziiskoi integratsii / A. Ayupov // Rossiya i novye gosudarstva Evrazii. – 2016. – № 3. – S. 89-98. s95
2.
V Narynskom basseine prognoziruetsya samyi nizkii uroven' vody na vegetatsionnyi period [Elektronnyi resurs] // Kyrgyzskoe telegrafnoe agentstvo. – 2016. – 14 marta. – Rezhim dostupa: http://kyrtag.kg/society/v-narynskom-basseyne-prognoziruetsya-samyy-nizkiy-uroven-vody-na-vegetatsionnyy-period-(data obrashcheniya: 20.04.2017).
3.
Doklad ob itogakh Zasedaniya vysokopostavlennykh ofitsial'nykh lits dlya Ministrov TsARES [Elektronnyi resurs] // TsARES. – 2016. – 26 oktyabrya. – Rezhim dostupa: http://www.carecprogram.org/uploads/events/2016/21-15th-MC/Key-Documents/2016-MC-SOMReport-ru.pdf (data obrashcheniya: 21.04.2017).
4.
Kitai postroit 700 km gazoprovoda «Mir» iz Irana v Pakistan [Elektronnyi resurs] // Interfaks. – 2015. – 9 aprelya. – Rezhim dostupa: http://www.interfax.ru/business/435167 (data obrashcheniya: 22.04.2017).
5.
Klaptsov V. M. Vodnoenergeticheskie problemy v Tsentral'noi Azii: prichiny, trudnosti i podkhody k razresheniyu / V. M. Klaptsov // Problemy natsional'noi strategii. – 2012. – № 6 (15). – S. 165-182. s6
6.
Otchet o prodelannoi rabote. Spravochnyi dokument dlya 1-i sessii Zasedaniya vysokopostavlennykh ofitsial'nykh lits [Elektronnyi resurs] // TsARES. – 2016. – 25 oktyabrya. – Rezhim dostupa: http://www.carecprogram.org/uploads/events/2016/20-SOM-Oct/Reports/2016-SOM-Oct-Progress-Reports-ENERGY-ru.pdf (data obrashcheniya: 20.04.2017).
7.
Otchet o prodelannoi rabote. Spravochnyi dokument dlya 3-i sessii Zasedaniya vysokopostavlennykh ofitsial'nykh lits [Elektronnyi resurs] // TsARES. – 2015. – 18 iyunya. – Rezhim dostupa: http://www.carecprogram.org/uploads/events/2015/013-SOM-Jun/Key-Documents/02%20CAREC%20Energy%20Sector%20Progress%20Report-ru.pdf (data obrashcheniya: 21.04.2017).
8.
Podpisano okonchatel'noe soglashenie po realizatsii proekta CASA-1000 [Elektronnyi resurs] // Afganistan segodnya. – 2016. – 26 noyabrya. – Rezhim dostupa: http://afghanistantoday.ru/hovosti/podpisano-okonchatelnoe (data obrashcheniya: 20.04.2017).
9.
SMI: Iran prizval Pakistan uskorit' stroitel'stvo svoego uchastka gazoprovoda «Mir» [Elektronnyi resurs] // TASS. – 2016. – 27 marta. – Rezhim dostupa: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/3154664 (data obrashcheniya: 23.04.2017).
10.
Turkmenistan i Kitai vmeste smotryat v budushchee i vozrozhdayut Velikii Shelkovyi put' [Elektronnyi resurs] // IA Belinform. – 2017. – 3 aprelya. – Rezhim dostupa: http://belinform.org/ru/news/pr/09067.html (data obrashcheniya: 23.04.2017).
11.
Turkmeniya vydelit $45 mln na pervyi etap stroitel'stva gazoprovoda TAPI [Elektronnyi resurs] // RIA Novosti. – 2016. – 4 iyunya. – Rezhim dostupa: https://ria.ru/economy/20160604/1442757036.html (data obrashcheniya: 22.04.2017).
12.
Uzbekistan i Kitai otlozhili postroiku uchastka gazoprovoda [Elektronnyi resurs] // Sputnik. – 2017. – 2 marta. – Rezhim dostupa: http://ru.sputniknews-uz.com/economy/20170302/4903616/uzbekistan-i-kitai-otlojili-stroiku-gazoprovoda.html (data obrashcheniya: 23.04.2017).
13.
BP Statistical Review of World Energy 2014.
14.
BP Statistical Review of World Energy 2016.
15.
Islamic State claims responsibility for Kabul attack, 80 dead [Electronic resource] // Reuters. – 2016. – July 24. – Mode of access: http://www.reuters.com/article/us-afghanistan-protests-idUSKCN1030GB (Retrieved 21.04.2017).
16.
Proposed Turkmenistan-Afghanistan-Pakistan (TAP) Power Interconnection Project [Electronic resource] // CAREC. – 2016. – September 20. – Mode of access: http://www.carecprogram.org/uploads/events/2016/17-NFP-Meeting-SEP/Presentations/2016-nfpmtg-sep-pres3.pdf (Retrieved 21.04.2017).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"