Статья 'Китайский подход к демократии: эволюции демократических ценностей в Китае' - журнал 'Конфликтология / nota bene' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Конфликтология / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Китайский подход к демократии: эволюции демократических ценностей в Китае

Чжан Жуй

магистр, кафедра Международной журналистики, Санкт-Петербургский государственный университет

199004, Россия, город Санкт-Петербург, г. Санкт-Петербург, ул. 1-Ая линия васильевского осторова, 26

Zhang Rui

Master's Degree, Department of International Journalism, St. Petersburg State University

199004, Russia, Saint Petersburg, Saint Petersburg, 1st line Vasilievsky ostorov str., 26

rui.zhang@inbox.ru
Быков Алексей Юрьевич

кандидат политических наук

доцент, кафедра Международная журналистика, Санкт-Петербургский государственный университет

199004, Россия, город Санкт-Петербург, г. Санкт-Петербург, ул. 1-Ая линия васильевского острова, 26

Bykov Aleksei Yurievich

PhD in Politics

Associate Professor, International Journalism, St. Petersburg State University

199004, Russia, Saint Petersburg, Saint Petersburg, St. 1st line of Vasilievsky Island, 26

a.y.bykov@spbu.ru

DOI:

10.7256/2454-0617.2023.2.40973

EDN:

CWAXPX

Дата направления статьи в редакцию:

09-06-2023


Дата публикации:

16-06-2023


Аннотация: Эволюция демократических ценностей в Китае была сложным и многогранным процессом, который претерпевал значительные изменения на протяжении всей истории. С древних времен и по настоящее время на интерпретацию и реализацию демократических принципов оказывали влияние различные социальные, культурные и политические факторы. Концепция демократии в Китае развивалась на разных этапах, включая древний Китай, феодальный Китай и развитие политической системы Китая при Народной Республике. На протяжении всех этих этапов демократические ценности формировались под влиянием конфуцианских принципов, западных идей, идеологии Коммунистической партии Китая и необходимости адаптировать демократические системы к уникальным условиям Китая. Проводя концептуальный контент-анализ теоретических трудов и нормативных документов, сравнительный и исторический анализ, это исследование показывает, что культурные ценности и нормы формируют интерпретацию и внедрение демократии, в то время как демократические системы влияют на культурную динамику внутри обществ и трансформируют ее. Историческая ретроспектива демократических ценностей Китая предлагает уникальный взгляд, освещая эволюцию демократии в конкретном культурном и политическом контексте. Китайский подход к демократии делает упор на участие народа, консультативную демократию, демократию на низовом уровне и сочетание социалистических принципов с рыночными реформами. Продолжающиеся усилия Китая по совершенствованию управления, верховенства закона, прозрачности и участия общественности отражают его приверженность дальнейшему развитию своих демократических ценностей в контексте собственных исторических и культурных рамок. Полученные результаты подчеркивают сложную взаимосвязь между культурой и демократией и призывают к всестороннему пониманию демократических ценностей в различных культурных и институциональных рамках.


Ключевые слова:

китайский подход, демократия, демократические ценности, культура, политическая система, Коммунистическая партия Китая, Китайcкая Народная Республика, Миньбэнь, коллективное принятие решений, экономическое развитие

Abstract: The evolution of democratic values in China has been a complex and multifaceted process that has undergone significant changes throughout history. From ancient times to the present, the interpretation and implementation of democratic principles have been influenced by various social, cultural, and political factors. The concept of democracy in China has evolved through different stages, including ancient China, feudal China, and the development of China's political system under the People's Republic. Throughout these stages, democratic values have been shaped by Confucian principles, the influence of Western ideas, the Chinese Communist Party's ideology, and the need to adapt democratic systems to China's unique circumstances. By conducting a conceptual content analysis of theoretical works and normative documents, comparative analysis and historical analysis, this study reveals that cultural values and norms shape the interpretation and implementation of democracy, while democratic systems influence and transform cultural dynamics within societies. The historical retrospective of China's democratic values offers a unique perspective, highlighting the evolution of democracy in a specific cultural and political context. The Chinese approach to democracy has emphasized people's participation, consultative democracy, grassroots democracy, and the combination of socialist principles with market reforms. China's ongoing efforts to improve governance, rule of law, transparency, and public participation reflect its commitment to further develop its democratic values in the context of its own historical and cultural framework. The findings emphasize the intricate relationship between culture and democracy and call for a comprehensive understanding of democratic values in different cultural and institutional frameworks.


Keywords:

Chinese approach, democracy, democratic values, culture, political system, Chinese Communist Party, People's Republic of China, Minben, collective decision-making, economic development

Концепция демократии не везде понимается и практикуется одинаково. Существуют значительные различия в том, как нации определяют демократию и подходят к ней, отражая культурные, исторические и политические контексты. Эти различия проистекают из уникальных социальных и институциональных рамок, в условиях которых функционирует демократия. Например, некоторые страны отдают приоритет прямой демократии, где граждане играют более непосредственную роль в принятии решений через референдумы или собрания муниципалитетов, в то время как другие подчеркивают представительную демократию, где избранные должностные лица принимают решения от имени народа. Особенности проявления демократии могут варьироваться, начиная от политической демократии, которая фокусируется исключительно на избирательных процессах, и заканчивая более всеобъемлющими формами, охватывающими социальные, экономические и культурные аспекты. Культурные ценности и нормы также формируют понимание демократии, поскольку в разных обществах особое внимание уделяется различным аспектам, таким как равенство, индивидуализм, участие сообщества или коллективное принятие решений. Более того, исторический и геополитический контекст каждой страны играет важную роль в формировании их подхода к демократии.

В статье проводится обзор различных подходов к демократии и эволюции демократических ценностей в Китае на основе сравнительного и исторического анализа, а также институционального подхода и концептуального контент-анализа теоретических трудов и нормативных документов. Институциональный подход помогает изучить формальные институты и механизмы, что способствует определению ключевых компонентов и процессов, обеспечивающих или препятствующих демократическому управлению. Концептуальный контент-анализ теоретических работ и нормативных документов обеспечивает более глубокое понимание теоретических основ, формирующих демократическую мысль, и помогает проанализировать эволюцию демократических концепций с течением времени. Сравнительный анализ позволяет сравнивать и противопоставлять различные демократические системы в разных странах или регионах. Исторический анализ помогает контекстуализировать современные демократические системы, исследуя их исторические корни и проблемы, которые они преодолели. Используя данные методологии, исследование стремится дать всестороннее представление о демократии и ее применении. Научная новизна статьи заключается в исследовании взаимосвязи между культурой, демократией и ценностями, а также исторического развития демократической мысли в Китае. В ней освещается уникальный культурный и исторический контекст Китая и то, как он повлиял на интерпретацию и реализацию демократических принципов. В статье также обсуждается эволюция демократических ценностей в Китае в разные периоды, демонстрируя развитие и изменения в демократической мысли.

Взаимовлияние культуры и демократии

В теоретическом дискурсе, посвященном пониманию демократии, Д. Э. Кэмпбелл рассматривает демократию как многоуровневую систему самоуправления. Он акцентирует внимание на идее о том, что демократия не ограничивается формальными процессами выборов и принятия решений на национальном уровне, но распространяется на различные уровни общества, включая местные сообщества, организации и даже индивидуальное самоуправление. Д. Э. Кэмпбелл утверждает, что подлинно демократическое общество характеризуется активной вовлеченностью граждан и значимым участием в процессах принятия решений не только на национальном уровне, но и в повседневных делах сообществ и институтов [1; c. 169-180].

Дж. Кин предлагает проницательную интерпретацию демократии как процесса распределения власти, проливая свет на сложную взаимосвязь между демократией, культурой и ценностями. Согласно Дж. Кину, демократия — это не просто статичное государство или набор фиксированных институтов, а скорее динамичный процесс, который включает в себя справедливое распределение власти между отдельными лицами и группами внутри общества. Взгляд Дж. Кина бросает вызов представлению о том, что демократия заключается исключительно в правлении большинства или защите индивидуальных прав. Представляя демократию как процесс распределения власти, он особо выделяет роль культуры и ценностей в формировании демократических практик [2; c. 24].

Б. Бади утверждает, что демократия не может быть оторвана от культурного контекста, в котором она функционирует. Он отмечает влияние культурных ценностей, традиций и исторического опыта на развитие и практику демократии в обществе. Точка зрения Б. Бади подчеркивает внутреннюю связь между демократией и культурным контекстом, в котором она функционирует. Однако он замечает, что культурное превосходство не должно использоваться в качестве оправдания для навязывания определенной культурной перспективы другим или для подрыва демократических устремлений различных обществ [3].

При исследовании взаимосвязи между демократией, культурой и ценностями становится очевидным, что культура и демократия оказывают непосредственное влияние друг на друга. Культура с ее разнообразным набором убеждений, ценностей, традиций и норм формирует способ функционирования демократических систем, в то время как демократия, в свою очередь, влияет на культурную динамику внутри обществ и трансформирует ее.

Ценности и нормы, укоренившиеся в культуре, влияют на то, как граждане воспринимают демократические процессы и участвуют в них. Процесс демократического принятия решений допускает открытые дебаты, публичные дискуссии и обмен идеями, которые могут бросить вызов традиционным культурным нормам и стимулировать культурную эволюцию.

Однако важно признать, что взаимосвязь между культурой и демократией сложна и многогранна. Культурные факторы могут как поддерживать, так и препятствовать демократической практике, а демократические системы иногда могут вступать в противоречие с глубоко укоренившимися культурными традициями. Достижение баланса между сохранением культуры и демократическими принципами остается постоянной проблемой для обществ.

Культурные ценности играют решающую роль в формировании идентичности общества и влияют на демократическую практику. Они служат руководящими принципами, которые формируют поведение, установки и устремления в рамках демократической системы. Общие ценности необходимы для демократического управления, они способствуют социальной сплоченности, единству и формированию консенсуса. Однако культурные ценности не статичны и могут эволюционировать с течением времени, отражая социальные изменения и разнообразие. Понимание и применение демократических ценностей может варьироваться в зависимости от культурного, исторического и социального контекста. Разные страны могут отдавать приоритет определенным демократическим ценностям и внедрять различные механизмы и процессы для их реализации, отражающие их культурные и институциональные рамки. Признание и оценка этих различных точек зрения на демократические ценности имеет решающее значение для всестороннего понимания взаимосвязи между демократией, культурой и ценностями.

Эволюция демократических ценностей Китая: историческая ретроcпектива

Демократические ценности существовали в Китае с древних времен, их реализация и интерпретация претерпели значительные изменения на протяжении веков. Так, изучая труды выдающихся китайских мыслителей и политические системы разных эпох, можно получить представление об уникальности развития демократической мысли в Китае. Историю развития демократической мысли можно разделить на несколько основных этапов.

Древний Китай (династия Ся, Шан и Чжоу: около 2070 г. до н. э. — 256 г. до н. э.). Хотя в древнекитайском обществе не было институционализированной демократии в современном понимании, идея демократии как социального феномена широко обсуждалась в китайской культуре. Важным для древнекитайской мысли стал принцип «Миньбэнь», означающий «народ как основа», возникший в данный период и подчеркивающий право народа решать свою судьбу. Этот принцип был тесно связан с конфуцианской верой в то, что легитимность правителя зависит от его способности управлять справедливо и в наилучших интересах народа. Суть конфуцианской идеи «Миньбэнь» заключалась в том, что народ является самым важным, государство — вторым, а император — наименее важным. Стоит отметить, что данный принцип не содержал идеи влияния народа на политику, связующим звеном выступало высшее начало, слушающее ушами народа и смотрящее глазами народа: если правление не будет гуманным и справедливым, Небо лишит государя его сакрального «небесного мандата» на царствование [4].

Феодальный Китай (от династии Цинь до династии Цин: около 221 г. до н. э. — 1636 г. н. э.). В этот период некоторые передовые мыслители выступали за разделение властей, подразумевая, что государство принадлежит народу, а не конкретному монарху. Так, Х. Цзунси пишет: «Император теперь рассматривается как хозяин, а народ — как гость, и в Китае нет территории, где можно было бы найти спокойствие — именно из-за присутствия императора...» [5; c. 1357-1377]. Принцип «Миньбэнь» продолжал набирать популярность, закрепляя идею ценности народа над государством и монархией, однако на данном этапе данный принцип стал идеологическим элементом идеи самодержавной царской власти, поддерживающим идею феодального общества и монархии [6; c. 99]. Правящий класс признавал важность народа, но эти идеалы в конечном счете поддерживали автократическую систему, а не бросали ей вызов.

Проведение современной демократической политики (конец династии Цин и период Китайской Республики: сер. XVIII в. — сер. XX в., до основания Китайской Народной Республики). С окончанием феодализма и возникновением капитализма Китай пережил эпоху просвещения и демократического пробуждения. В начале XIX в. Китай под влиянием внутренних и внешних факторов постепенно ликвидировал феодальное государство и открыл свои границы для всего мира. Мыслители и революционеры этого периода стремились свергнуть феодализм и приняли современные интерпретации демократических ценностей. Такие деятели, как Сунь Ятсен, продвигали демократические идеи, основанные на «трех народных принципах», в которых делался упор на национализм, гражданские права и средства к существованию народа 8-[7; c. 698-707]. Лян Цичао критиковал китайский авторитаризм и призывал к признанию прав личности и концу феодальной морали [8; c. 57]. Помимо этого, стоит отметить, влияние Октябрьской революции в России на демократические ценности Китая. Победа революции и распространение марксизма-ленинизма вдохновили китайскую интеллигенцию и привели к основанию Коммунистической партии Китая в 1921 г. Марксизм-ленинизм получил широкое распространение в Китае. Китайская революция вступила в новый этап демократической революции, направленной на борьбу с империализмом, феодализмом и бюрократическим капитализмом. Можно сказать, что современные демократические ценности в Китае были заложены китайской коммунистической партией и китайским народом под влиянием Октябрьской революции. Также под влиянием русской революции Мао Цзэдун, первый лидер Китайской Народной Республики, выступал за демократический централизм, который был направлен на то, чтобы сбалансировать свободу и дисциплину, демократию и централизм в рамках социалистического общества.

Конституционно-демократическое движение в Китае в поздний период (1939-1944) существенно отличалось от европейской модели, в результате чего китайские мыслители выработали свое собственное понимание демократии. Это не означает отсутствия понимания смысла и принципов демократии. Китайские мыслители признали необходимость демократической системы, соответствующей национальным условиям Китая. Так, после китайско-японской войны, в 1947 г., Л. Шумин выступил против общенациональных выборов, выразив обеспокоенность потенциальной катастрофой для Китая -[9; c. 7-10]. Аналогичным образом, Чж. Дунсун выступал за «новую демократию», отличную от западных демократических систем -[10; c. 401-403]. Тем не менее, их основные требования включали свободу слова, свободу прессы и свободу собраний.

Развитие современной политической системы Китая

Для лучшего понимания особенностей реализации демократических принципов в КНР обратим внимание на современную политическую систему Китая. Политическая система Китая претерпела значительные преобразования, отмеченные различными этапами развития.

Первый этап, характеризующийся созданием Китайской Народной Республики (КНР) в 1949 г., ознаменовался возникновением социалистической политической системы с Коммунистической партией Китая (КПК) в качестве правящей партии. В этот период КПК приняла концепцию демократического правления. «Общая программа», принятая в 1949 г., определяла Китайскую Народную Республику как государство новой демократии, власть в котором принадлежит народу. Представительные собрания и народные правительства на всех уровнях были созданы в качестве органов для осуществления народной власти. Внедренная политическая система представляла собой народно-демократическую диктатуру во главе с рабочим классом, образующую союз с рабочими и крестьянами и объединяющую все демократические классы и народ страны. В этот период акцент делался на коллективизме, централизованном планировании и стремлении к социальному равенству. Ключевые элементы социалистических демократических ценностей Китая включали политическую систему народных собраний, многопартийное сотрудничество и политические консультации под руководством Коммунистической партии. Демократические ценности проявлялись через массовое участие и принятие решений на низовом уровне, в первую очередь через народные собрания и другие формы прямой демократии.

На ранних этапах социалистического строительства китайские коммунистические лидеры, в частности Мао Цзэдун, провели исследования внутрипартийной демократии и народной демократии. Этот период заложил основы последующего демократического мышления в Китае, при этом в основу социалистической демократии была положена идея о том, что народ является хозяином страны. Китайский подход к демократии в первые годы существования КНР включал развитие демократического управления, создание теоретической основы социалистической демократии, внедрение различных политических систем и продвижение консультативной и низовой демократии.

Консультативная демократия в Китае включает в себя семь каналов консультаций: политические партии, Всекитайское собрание народных представителей, Правительство, Народно-политическая консультативная конференция Китая, Народные группы, консультации на низовом уровне и общественные организации. Консультативная демократия направлена на содействие упорядоченному участию граждан в политической жизни [11].

КПК подчеркивала важность демократии параллельно с прогрессом социализма и заложила основу для последующих демократических принципов и ценностей. Демократические системы на низовом уровне охватывают самоуправление в сельской местности, самоуправление в городских сообществах и демократическое управление предприятиями и государственными учреждениями. Сельское самоуправление имеет долгую историю и играет жизненно важную роль в сельских районах. Городское самоуправление предполагает участие жителей в местном самоуправлении и обеспечении благосостояния через массовые организации самоуправления. Демократическое управление предприятиями и учреждениями позволяет сотрудникам участвовать в принятии решений и контролировать дела в соответствии с законами и нормативными актами.

Второй этап, охватывающий период с 1966 г. по 1978 г., известен как «Культурная революция». Революция происходила на фоне чрезмерной политической критики, направленной на различные литературные и художественные произведения, научные взгляды и отдельных лиц в литературных и научных кругах. Были допущены ошибки в политике по отношению к интеллигенции, образованию, науке и культуре. Только в 1975 г., когда Дэн Сяопин при поддержке Мао Цзэдуна возглавил Центральный комитет, были проведены всеобъемлющие реформы, приведшие к возрождению приверженности Коммунистической партии Китая построению демократической культуры. Это ознаменовалось серией экономических реформ и открытием Китая для мирового рынка. Происходит сдвиг в сторону рыночных реформ и принятия более прагматичного подхода к управлению. Приоритетное внимание стало уделяться созданию условий экономического развития, инноваций и социальной мобильности. КПК сохраняла свое доминирующее положение, но акцент сместился в сторону либерализации экономики и индивидуального предпринимательства. При этом культурная революция закрепила авторитаризм в идеологии и культуре [12; c. 160-167].

Третий этап, охватывающий период с 1978 г. по 2012 г., отражает сохраняющийся акцент на экономическое развитие, а также признание важности реформ управления. Важной вехой в развитии демократических ценностей в этот период стал созыв 12-го Национального съезда Коммунистической партии Китая в сентябре 1982 г.. Именно на этом конгрессе Дэн Сяопин недвусмысленно предложил построить социализм с китайскими особенностями. Он подчеркнул, что социалистические демократические ценности, характерные для Китая, с китайским социализмом в качестве основной политической основы, должны основываться на развитии марксизма как научной теории -[13; c. 89-90].

Помимо этого, публикация в 2005 г. «Белой книги» под названием: «Построение демократической политики в Китае» стало важным событием. Это был первый правительственный доклад, посвященный построению демократической политики в Китае.

В «Белой книге» изложены отличительные черты китайской демократии, в том числе [14]:

  1. основа демократии — это народная демократия под руководством Коммунистической партии Китая;

  2. управление интересами народа в интересах большинства;

  3. опора на народно-демократическую диктатуру как надежную гарантию;

  4. демократический централизм как основной организационный принцип и способ деятельности.

В «Белой книге» не только подчеркивалась необходимость однопартийного правления, но и признавалась необходимость политических реформ. В ней также были отмечены различные проблемы, которые сохраняются в современном Китае, такие как несовершенная демократическая система, неполная реализация прав людей при управлении государственными и общественными делами в рамках социалистической рыночной экономики, несоблюдение законов, коррупция, необходимость улучшения демократических взглядов и правового сознания, а также расширение упорядоченного участия в политической жизни из граждан.

На этом этапе особое внимание уделяется совершенствованию верховенства закона, повышению прозрачности и улучшению административной эффективности. Помимо этого, были предприняты усилия по внедрению на низовом уровне пилотных проектов по демократическому принятию решений и расширению участия общественности в разработке политики.

Четвертый этап развития китайского подхода к демократии, охватывающий период с 2012 г. по настоящее время, сосредоточен на построении новой эры социализма. В этот период Си Цзиньпин был избран генеральным секретарем Центрального комитета КПК, и основные социалистические цели и ценностные ориентации были четко сформулированы. Демократия официально стала одним из главных элементов социализма с китайской спецификой.

Китайское правительство опубликовало официальные документы по демократии, в которых подчеркивается важность народной демократии и то, что суть и основа демократии в Китае коренятся в собственности народа. КПК и китайский народ последовательно защищают демократию как общую ценность для всего человечества [15].

Современная китайская система демократических институтов включает в себя Народное собрание, систему политических партий, национальную региональную автономию и народную автономию на низовом уровне. Суть социалистической демократии в Китае заключается в том, что народ является хозяином страны, а политическая партийная система включает КПК и восемь демократических партий. Многопартийная система сотрудничества и политических консультаций реализуется под руководством Коммунистической партии Китая. И демократические партии, и КПК должны принимать Конституцию как основополагающее руководство для своей деятельности, охранять достоинство Конституции и обеспечивать ее выполнение. Система национальной региональной автономии обеспечивает региональную автономию для районов, населенных этническими меньшинствами, а система народной автономии на низовом уровне позволяет непосредственно осуществлять демократические права народа.

Демократия в китайском стиле основывается на демократических ценностях, главная цель которых заключается в том, чтобы народ был хозяином страны. Коммунистическая партия Китая и народные массы считаются главными субъектами демократии. Существуют демократические процедуры, позволяющие осознать ценность демократии и гарантировать права демократических субъектов. Демократические права народа в Китае охватывают политическую, социальную, экономическую и культурную сферы.

В целом, китайский подход к демократии на четвертом этапе подчеркивает взаимосвязь демократических ценностей, субъектов, процедур и прав в китайской демократической системе.

На протяжении всего исторического развития политическая система Китая демонстрировала уникальное сочетание социалистических принципов, конфуцианских ценностей и прагматичных подходов к управлению. Хотя китайская политическая система отличается от западных моделей демократии, она выработала свои собственные демократические ценности и практики, которые отражают культурный и исторический контекст страны. Понимание эволюции демократических ценностей Китая дает представление об уникальном подходе к демократии. Эта система стремится сбалансировать стабильность и эффективность, полагаясь на экспертные разработки и долгосрочное планирование.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что интерпретация и внедрение демократии могут существенно отличаться в разных странах, формируясь под влиянием культурных, исторических и политических факторов. Культурные ценности и нормы играют решающую роль в формировании понимания и практики демократии. Исторический и геополитический контекст каждой страны влияет на ее подход к демократии, с уникальными траекториями и адаптациями. Взаимосвязь между культурой и демократией сложна и многогранна, причем культурные факторы как поддерживают, так и препятствуют демократической практике. Демократические ценности эволюционируют с течением времени, отражая социальные изменения и разнообразие, и их понимание и применение могут варьироваться в зависимости от культурного и социального контекста. Китайский подход к демократии характеризуется сочетанием социалистических принципов и китайских культурных ценностей с акцентом на коллективное принятие решений, социальную сплоченность и экономическое развитие. Это отражает уникальную интерпретацию и реализацию демократических принципов под влиянием специфического контекста Китая и эволюции его политических систем. Этот подход направлен на то, чтобы сбалансировать свободу и дисциплину в социалистическом обществе.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом рецензируемого исследования является вклад китайской политической мысли в теорию демократии. Учитывая развернувшиеся в последнее десятилетие бурные дискуссии в среде политологов о сущности, институциональных механизмах, успехах и провалах демократии в разных странах, научную актуальность выбранной автором темы трудно переоценить. А если принять тезис о китайском кейсе как опровержении так называемой «гипотезы Липсета» (о существовании связи между ростом экономического благосостояния и распространением в обществе запроса на демократические преобразования), рецензируемая статья может иметь и практическую значимость. Однако, к сожалению, автор не дал себе труда должным образом отрефлексировать теоретико-методологические основания собственного исследования, что не могло не сказаться на научной ценности его работы. Прежде всего, речь идёт о недостаточном ознакомлении автора с существующими подходами к решению той научной проблемы, над которой он работал. Тем не менее, некоторая новизна в рецензируемой статье имеется. В частности, новаторскими следует признать полученные результаты о специфике китайской интерпретации демократии, а также о культурной обусловленности этих представлений. Определённый интерес представляет также анализ истории эволюции указанной интерпретации. Правда, достаточно дискуссионным следует признать утверждение автора о демократическом характере политической системы современного Китая. Кроме того, в рецензируемой работе никак не исследуется манипулятивное и спекулятивное употребление термина «демократия» с целью самолегитимации элит. Помимо декларированных автором мимоходом двух методов исследования («сравнительный и исторический анализ») в работе явно использовались институциональный подход и концептуальный контент-анализ теоретических трудов и нормативных документов. В структурном плане работа не вызывает существенных нареканий: её логика достаточно последовательна и отражает основные аспекты проведённого исследования. Стиль статьи научный, хотя и с некоторыми погрешностями. В тексте встречается некоторое количество стилистических (например, грамматические тавтологии и плеоназмы: «Существуют значительные различия в том, как разные нации определяют демократию и подходят к ней, отражая различные культурные, исторические и политические контексты») и грамматических (например, отсутствует точка, разделяющая два предложения: «Коммунистическая партия Китая и народные массы считаются главными субъектами демократии Существуют демократические процедуры…») ошибок, но в целом он написан достаточно грамотно и на приемлемом русском языке. Помимо стилистических, имеют место и терминологические, а также фактические ошибки. Например, автор считает «общепризнанными» основные принципы демократии: «участие населения [в чём? – рец.], представительство и защита прав личности». Однако защита прав личности – это атрибут либерализма и, соответственно, только одной из возможных форм демократии – либеральной. Но никак не демократии вообще. Даже наоборот: в критике демократии хорошо известен феномен «тирании большинства», когда возникает необходимость защищать права личности, поскольку демократические механизмы не предполагают такой защиты. В этом контексте нередко демократии противопоставляется республика (например, в трудах Х. Арендт). Явно ошибочным является и рассуждение автора о культурных различиях в трактовке демократии. Есть конкретные институциональные формы, которые действительно культурно обусловлены и варьируются от страны к стране; есть демагогия элит, апеллирующих к демократии и легитимирующих себя через псевдодемократические процедуры; а есть теория демократии, которая, конечно, может иметь некоторые культурные адаптации, но это не означает возможности чёрное называть белым, и наоборот. Поэтому смешивать одно с другим никак не рекомендуется. И в последнее десятилетие в политической науке (в том числе и отечественной) происходит переосмысление степени «гибкости» концепта демократии и пределов манипуляции с ним через различные «прилагательные» – от «дефектной демократии» до «суверенной». И предлагается вообще отказаться от применения термина «демократия» к явно недемократическим режимам (весьма любопытным, но далеко не единственным примером такого рода исследований стал двухтомник венгерских политологов Б. Мадьяра и Б. Мадловича «Посткоммунистические режимы. Концептуальная структура»). Поэтому сегодня «натягивать» термин «демократия» на те эмпирические реалии, которые не являются демократическими в узком смысле этого термина, не считается научно перспективным. При этом ни в библиографическом списке, ни в содержании рецензируемой статьи не отражена описанная специфика современных научных представлений о демократии, равно как и не упомянуты многие из ведущих представителей (как современных, так и классических) теории демократии. При анализе концепта демократии вскользь упоминается представление канадского политолога Дэвида Кэмпбелла (со ссылкой на рецензию его монографии в журнале «Полис»), работа 80-х годов о демократии и гражданском обществе Джона Кина, а также статья Бертрана Бади о связи между демократией и… религией. Ни классические работы о демократии С. Липсета, Р. Даля, Т. Скочпол, С. Хантингтона и др., ни исследования, посвящённые непосредственно проблеме культурной обусловленности демократических ценностей и норм А. Алмонда, С. Вербы, А. Лейпхарта, Д. Горовица, Й. Шапиро, Р. Патнэма, А. Пшеворски, Р. Инглхарта, К. Вельцеля и др. не удостоились внимания автора рецензируемой статьи. Хотя можно предположить, что если бы автор критически проанализировал труды перечисленных политологов и социологов, то не заявлял бы в качестве научной новизны своей работы «исследование взаимосвязи между культурой, демократией и ценностями». Однако, как было сказано выше, некоторая новизна в работе всё-таки имеется. Но на будущее автору нельзя не пожелать уделять больше внимания критическому анализу существующих подходов к проблеме, которую он исследует. Библиография насчитывает 15 наименований, в том числе источники на иностранных языках, хотя и не всегда оформленных достаточно корректно (в частности, работы на китайском языке приведены на русском). Кроме того, к библиографии относится и высказанное выше пожелание большей репрезентативности. Апелляция к оппонентам имеет место в части обсуждения различных подходов к феномену демократии.
ОБЩИЙ ВЫВОД: предложенную к рецензированию статью можно квалифицировать в качестве научной работы, отвечающей основным требованиям, предъявляемым к работам подобного рода. Несмотря на некоторые концептуальные и методологические перекосы и погрешности, полученные автором результаты обладают признаками научной новизны и будут представлять интерес для политологов, социологов, конфликтологов, а также для студентов перечисленных специальностей. Представленный материал, в целом, соответствует тематике журнала «Конфликтология / nota bene». Однако ДО ПУБЛИКАЦИИ необходимо устранить следующие недостатки:
- тщательно вычитать весь текст на предмет устранения стилистических и грамматических ошибок;
- исправить ошибки в оформлении библиографии;
- во вводной части работы описать и аргументировать теоретико-методологический выбор.
Все остальные высказанные выше пожелания следует отнести к будущим публикациям автора. По результатам рецензирования статья рекомендуется к публикации после устранения высказанных замечаний.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.