Статья 'Оценка эффективности политики противодействия молодежному экстремизму Шанхайской организации сотрудничества в контексте процессов информатизации и цифровизации' - журнал 'Конфликтология / nota bene' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Конфликтология / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Оценка эффективности политики противодействия молодежному экстремизму Шанхайской организации сотрудничества в контексте процессов информатизации и цифровизации

Борисов Денис Алексеевич

кандидат исторических наук

доцент, кафедры мировой экономики, международных отношений и права Новосибирского государственного университета экономики и управления

630099, Россия, Новосибирской область, г. Новосибирск, ул. Семьи Шамшиных, 26/1, оф. 131

Borisov Denis Alekseevich

PhD in History

Associate Professor, Department of World Economy, International Relations and Law, Novosibirsk State University of Economics and Management

630099, Russia, Novosibirsk region, Novosibirsk, Shamshin Family str., 26/1, office 131

denisborisov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Сафаров Аслиддин Мукомович

ORCID: 0000-0001-5325-7203

старший преподаватель, кафедра мировой экономики, международных отношений и права, Новосибирский государственный университет экономики и управления

630099, Россия, г. Новосибирская Область, ул. Каменская, 52/1, оф. 205

Safarov Asliddin Mukomovich

Senior Lecturer, Department of World Economy, International Relations and Law, Novosibirsk State University of Economics and Management

630099, Russia, Novosibirsk Region, Kamenskaya str., 52/1, office 205

a.m.safarov@nsuem.ru
Горячева Арина Игоревна

ORCID: 0009-0007-3445-718X

ассистент, кафедра мировой экономики, международных отношений и права, Новосибирский государственный университет экономики и управления

630099, Россия, г. Новосибириск, ул. Каменская, 52/1, оф. 205

Goryacheva Arina Igorevna

Assistant, Department of World Economy, International Relations and Law, Novosibirsk State University of Economics and Management

630099, Russia, Novosibirsk, Kamenskaya str., 52/1, office 205

a.i.goryacheva@nsuem.ru

DOI:

10.7256/2454-0617.2023.2.40096

EDN:

RCDELB

Дата направления статьи в редакцию:

01-04-2023


Дата публикации:

05-07-2023


Аннотация: Серьёзным вызовом для международной безопасности становится процесс информатизации экстремистской деятельности, который существенно увеличивает негативный эффект от распространения радикальных и насильственных идей и действий, особенно в молодёжной среде. В этом контексте ООН призывает международное сообщество к поиску эффективных методов противодействия экстремистской деятельности, которые должны обеспечить комплексную коммуникацию с целью укрепления доверия между различными социальными институтами и сетями. Шанхайская организация сотрудничества в своей деятельности выделила борьбу с экстремизмом в качестве ключевого направления. Статья предлагает ряд методик для оценки превентивного подхода ШОС по борьбе с экстремизмом: использование СМИ и Интернет как инструмента пропаганды против экстремистских идей. Авторы исследования на основе методов ситуационного подхода оценили эффективность шанхайской политики противодействия экстремизму в информационном пространстве. С помощью сравнительного анализа количественных данных СEO метрики ресурсов ШОС в Интернете и соцсетях были составлены описательная и объяснительная модели политики противодействия экстремизму в рамках «шанхайского процесса». Исследование показало, что ШОС пока не удаётся разработать действенные тактики противодействия экстремизму в информационном пространстве. Активность Организации в Интернет и социальных сетях носит локальный характер, а количество подписчиков, содержание и частота обновления контента не может иметь сколько-нибудь заметного позитивного информационно-когнитивного эффекта на аудиторию стран-членов. Молодёжная политика ШОС как элемент противодействия экстремистской деятельности повторяет эти недостатки. Деятельность Молодёжного Совета ШОС сохраняет нерегулярный характер, что существенно снижает воспитательный эффект в контексте антиэкстремистской политики. Дополнительно, проведённый анализ выявил страновую асимметрию в информационном влиянии Организации. Авторы заключают, что важным сдерживающим фактором в борьбе с экстремизмом в деятельности ШОС является фрагментированность информационного пространства в силу специфики функционирования китайского сегмента Интернета.


Ключевые слова:

ШОС, молодёжный экстремизм, антиэкстремизм, информатизация, цифровизация, молодёжная политика, эффективность международных институтов, анализ СЕО данных, Шанхайская организация сотрудничества, международная безопасность

Abstract: The process of informatisation of extremist activity is becoming a serious challenge to international security, which leads to increase in the negative effect spreading of radical and violent ideas in political struggle. UN calls all actors to search of effective methods of counteracting extremist activity, which should provide comprehensive communication in order to build trust between various social institutions and networks. The Shanghai Cooperation Organization engages in resisting extremism as key areas of activity, and the policy in the field of countering extremism has received separate legal support. The SCO offers a preventive approach to resist extremism: the use of the media and the Internet as a tool for propaganda against extremist ideas, promoting patriotic ideas and educating young people. In this context, the authors of the study applied the methods of the case approach to assess the quality and effectiveness of the Shanghai policy to counter extremism activity. Using a comparative analysis of the quantitative data SEO metrics of the SCO's resources on the Internet and social networks. The study showed that today, the SCO’s anti-extremist activities have not been able to go beyond declarative settings. The Organization’s activity on the Internet and social networks is limited to a purely informative one, and the number of subscribers, the content and the frequency of updating the content cannot have any noticeable positive agenda or counter-narratives effect. The SCO youth policy as an element of counter-extremist activity has similar shortcomings listed above.


Keywords:

The SCO, youth extremism, antiextremism, informatization, digitalization, youth policy, effectiveness of international institutions, analyses of SEO data, Shanghai Cooperation Organization, international security

Постановка проблемы на международном уровне безопасности

В последнее время усилия международного сообщества в сфере борьбы с терроризмом и экстремизмом всё больше концентрируются вокруг проблемы радикализации общественного сознания, которая мотивируется деятельностью различных экстремистских групп в современном информационном пространстве [1, с. 103-104]. ООН, как основная площадка по координации действий международного сообщества, фиксирует в своих документах, что доступность экстремистского контента в Интернете является значимым фактором прославления и пропаганды терроризма в качестве одной из тактик политической борьбы, а также этот процесс формирует для террористов социальную базу поддержки во многих странах мира, в том числе вне непосредственной зоны их деятельности[1]. Значимым фактором в борьбе с экстремистской деятельностью становится всеобъемлющий характер экстремистских идей, которые теперь получили возможность распространяться даже в относительно благополучных обществах. В этом контексте самый яркий и очевидный пример – это деятельность ИГИЛ на Ближнем Востоке, чья разрушительная практика и информационная пропаганда доказала, что даже благополучные и развитые регионы мира становятся донорами для пополнения социальной базы насильственного экстремизма и терроризма [2, с. 23].

С целью нивелировать негативные эффекты цифровизации экстремизма необходимы новые форматы противодействия на когнитивно-информационном уровне для укрепления доверия в треугольнике «государство-общество-личность». Требуется продвижение в информационном пространстве идей терпимости, плюрализма, дружбы народов. Не обойтись без развития информационной грамотности среди населения, особенно, по вопросам злонамеренного использования экстремистами Интернета и социальных сетей. Важно обеспечить более широкие возможности для участия конвенциональных общественных и религиозных институтов в традиционных и новых каналах коммуникации, охватывающие широкие слои населения [3, с 30-31].

В 2015-2016 гг. под эгидой ООН была проведена активная теоретико-методологическая работа в сфере противодействия насильственному экстремизму [4, с. 55]. Результатом этой работы становится документ «План действий по предупреждению воинствующего экстремизма». Генсек ООН призывает международное сообщество к рефлексии о сущности насильственного экстремизма и наиболее эффективных методах противодействия этому деструктивному явлению[2]. Важными пунктами "Плана..." стали три посыла. Во-первых, насильственный экстремизм определяется как провокация государственных институтов на чрезмерные ответные действия с целью дальнейшего использования недостаточно продуманной реакции правительства в своих пропагандистских целях. Во-вторых, нет точных статистических данных, чтобы определить факторы радикализации общественного создания, но можно выделить два пула движущих и удерживающих причинно-следственных связей. В-третьих, предлагается рамочная модель из семи направлений и конкретных шагов для противодействия воинствующему экстремизму, которую международные акторы могут использовать как ориентир при разработке стратегии и тактики борьбы с экстремизмом.

ООН призывает международное сообщество более активно бороться с первопричинами экстремистской деятельности: неопределённость социально-экономических возможностей для молодёжи, дискриминация и маргинализация отдельных общественных групп, неэффективное государственное управление – все эти проблемы выступают как мотивы для распространения экстремистских идей и движений, которые используются экстремистскими организациями и активистами для пропаганды в социальных сетях. В свою очередь, объективные процессы информатизации и цировизации становятся катализатором для масштабирования деструктивной деятельности экстремистских организаций в молодёжной среде.

Дополнительным результатом международной рефлексии стало признание необходимости разделения ответственности в обеспечении международного режима противодействия терроризму и экстремизму между уровнями и субъектами. В частности, ООН исходит из важности становления и развития последовательного формата взаимодействия между субъектами глобального, регионального и национального уровней: «Хотя мы можем устанавливать параметры деятельности на глобальном уровне, наибольшую отдачу приносит деятельность на местном, национальном и региональном уровнях. Поэтому я рассчитываю на то, что государства — члены выполнят наше общее обещание и проявят политическую волю, чтобы добиться реальных перемен и разработать новую государственную политику, направленную на предотвращение насильственного экстремизма в их соответствующих странах и регионах»[3]. В этом контексте нужно отметить, что региональный уровень обладает особой медиативной функцией при взаимодействии между универсальным и национальным уровнями в политике противодействия экстремистской деятельности, где межгосударственная кооперация на региональном уровне фокусируется на адаптационных, посреднических и мониторинговых задачах для более эффективной работы международного режима предупреждения экстремистской деятельности.

Региональный ответ

С 2001 года Шанхайская организация сотрудничества на территории Центральной Азии продвигает подходы к обеспечению безопасности, которые комплементарны ООН. Первые документы межгосударственной кооперации в рамках ШОС начали уделять внимание теоретическому и практическому взаимодействию в сфере противодействия экстремизму. В период с 2001 по 2004 года оформляется нормативно-правовой и институциональный фундамент в области борьбы с новыми угрозами и вызовами региональной безопасности. Проблема экстремизма получила отдельное внимание в повестке шанхайской дипломатии. 17 статья Хартии ШОС зафиксировала в функционале Организации необходимость профилактики и пропаганды против экстремистской деятельности[4]. Региональная антитеррористическая структура ШОС стала непосредственным органом, в чью компетенцию вошли задачи по координации межгосударственной кооперации в области антиэкстремистской деятельность, а веб-сайт РАТС ШОС рассматривается как элемент осуществления пропагандистской деятельности в области борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом[5].

Анализ деятельности ШОС показывает, что данная Организация регулярно проводит сверку своей политики безопасности, её теоретических и практических аспектов, с нормативно-правовыми и концептуальными рекомендациями ООН [5, с. 60]. Так, первые походы к противодействию экстремизму в рамках шанхайского процесса рассматривались исключительно в контексте антитеррористической борьбы в треугольнике: терроризм, сепаратизм, экстремизм. Однако, к 2017 году в след за развитием антитеррористического и антиэкстремистского дискурса ООН принятие Конвенции по противодействию экстремизму ШОС выделяет антиэкстремистскую деятельность в отдельное направление политики безопасности[6]. В этом документе выделены потенциальные направления для создания мер по противодействию экстремизму. Исходя из целей нашего исследования, можно сформулировать два направления ШОС по противодействию распространению экстремистской деятельности в Сети:

1. Реакционный подход, который характеризуется следующими направлениями деятельности: совершенствование законодательства и компетенции правоохранительных органов, усиление пограничного контроля, ограничение доступа к запрещенным материалам, защита потерпевших и свидетелей.

2. Превентивный подход раскрывается через: взаимодействие с международные и региональными организациями, усиление пропагандисткой деятельности, мониторинг СМИ, усиление воспитательной работы, проведение исследований.

В целом из 11 озвученных антиэкстремистских направлений деятельности – 6 так или иначе посвящены силовой компоненте, остальные – нацелены на широкое вовлечение общественности в работу по борьбе с распространением экстремизма. Первый подход, объективно можно реализовать только через национальные правоохранительные структуры, что потребует от ШОС длительных процедур согласования и межведомственного взаимодействия [6, с. 34]. Однако второй подход потенциально имеет более широкие возможности для налаживания межрегионального сотрудничества «здесь и сейчас» среди различных акторов стран-членов в информационно-когнитивном противодействии экстремистских идей в Интернете. Это актуально для работы в молодёжной среде через пропаганду антиэкстремистской деятельности и воспитания молодого поколения, которое будет в состоянии осознанно противостоять силам экстремизма. Особенно перспективна работа с молодёжью региона через социальные сети и проектную работу, что полностью отвечает запросу ООН в сфере противодействия экстремизму.

Более того, превентивный подход ШОС синонимичен позиции экспертного сообщества в сфере молодежной психологии, которые указывают, что особое значение приобретает информационно-психологическое противодействие распространению идеологии экстремизма в молодёжной среде, поскольку именно молодые люди до 30 лет, являясь активными участниками социального взаимодействия через новые каналы распространения информации, более всего подвержены негативному влиянию [7, с.16; 8, с. 37-38]. Именно средства массовой информации оказывают огромное психологическое воздействие на аудиторию, побуждая к конкретным действиям через трансляцию стереотипов и моделей поведения, потребностей, установок, ценностных ориентаций. Этот процесс в отношении молодежи оказывается наиболее сильным, СМИ, особенно Интернет, фактически конструируют образ мира у молодого поколения.

Проблемы оценки эффективности

Итак, в 2018 году главы государств ШОС выпустили совместное обращение молодежи. В документе, с одной стороны, фиксируется, что на территории государств-членов ШОС ряд представителей молодого поколения, в силу различных внешних и внутренних факторов, подвергаясь массированному информационному, идеологическому и психологическому воздействию, навязыванию чуждых ценностей и ложных религиозных представлений, также оказываются вовлеченными в террористическую, сепаратистскую и экстремистскую деятельность. С другой, подчеркивается, что для эффективного отражения угроз важно тесное взаимодействие в рамках Региональной антитеррористической структуры ШОС, а также задействование потенциала общественных структур, СМИ, религиозных общин, образовательных и научных учреждений государств-членов ШОС[7]. Далее в 2020 году ШОС выпустило отдельное заявление о противодействии распространению террористической, сепаратистской и экстремистской идеологии, в том числе в сети Интернет, где прямо было зафиксирована необходимость общих подходов и активизации работы по устранению возможностей распространения террористической идеологии в сети Интернет[8].

Возникает объективная потребность в оценке эффективности подходов различных международных институтов, участвующих в противодействии экстремистской деятельности, в том числе в контексте противодействия негативным последствиям информатизации экстремизма [9, с. 245]. Логично предположить, что противодействие радикальным экстремистским идеям в сети должно осуществляться с помощью соответствующих информационных ресурсов и сетевых проектов, прежде всего в молодёжной среде. В этом контексте информационные ресурсы ШОС в Интернете и социальных сетях, а также сетевые проекты по взаимодействию с молодёжью можно рассматривать как ключевые механизмы противодействия распространению экстремистской деятельности в информационном пространстве [10, с. 177-179]. В качестве отправной методологической точки предлагаем использовать ситуационный подход, в частности, методы количественного и качественного сравнительного анализа на основе SEO данных и метрики официальных информационных ресурсов Шанхайской организации сотрудничества в интернете и социальных сетях. Важно уточнить, что данная методика применима только для исследования в зоне международного сегмента сети «Интернет», в то время как для анализа информационного пространства КНР данная методика не подходит в связи со спецификой организации работы китайского сегмента сети «Интернет».

Наш анализ основывается на данных информационных сервисов «Alexa», «SimilarWeb» и «Рейтинг Mail.ru», которые фиксируют пользовательскую активность на различных интернет-ресурсах, в том числе связанных с деятельностью Шанхайской организации Сотрудничества. Авторы проводят количественный и качественный анализ данных по посещаемости, продолжительности работы, географии пользователей, выдаче популярных поисковых запросов, позициям в глобальном рейтинге на сайтах секретариата ШОС, РАТС ШОС и страницах в социальных сетях: «Фейсбук» («ФБ»); «Вконтакте» («ВК»); «Твиттер» («Т»). Дополнительно, эффективность противодействия экстремизму в молодежной среде в Интернете под эгидой ШОС рассматривается в качестве элемента ситуационного анализа с использованием данных и инструментов поисковых систем компаний Google и Yandex.

Антиэкстремистская активность ШОС в информационном пространстве

Основные показатели SEO данных и метрики официального сайта РАТС ШОС www.ecrats.org выявляют его низкую посещаемость: среднее количество просмотренных страниц с сайта составляет 1.7 на пользователя; среднее время, проведённое на сайте 2 минуты 28 секунд; процент отказа (когда пользователь после открытия сайта, в течение нескольких секунд закрывает его) составляет чуть более 50%[9]. Интересно отметить, что основные географические положения пользователей, составляющие траффик сайта РАТС ШОС, приходятся только 2 государства (из 8 членов ШОС) – это Россия и Индия при явном доминировании посетителей из Индии – 66% всех посещений. В этом контексте отсутствие КНР, скорее всего, особенностью китайского сегмента Всемирной сети, который стоит особняком и не может быть учтён в интернет-статистике. Индийский интерес, очевидно, обусловлен недавним обретением статуса постоянного члена ШОС и возросшим интересом к организации со стороны индийского экспертного сообщества.

Далее, если проанализировать выдачу популярных поисковых запросов, выдаваемых в поисковых сетях Google и Яндекс (показывает по каким ключевым словам люди сами искали какую-либо информацию по ШОС), то самый популярный запрос – 69% «rats sco», что говорит о том, что большая часть посетителей интересовалась общей информацией об Организации. Из 10 самых популярных запросов можно отметить единственный узкоспециализированный паттерн «scohq» с 0,06%[10]. В поисковой выдаче не обнаружено каких-либо специальных запросов, связанных с РАТС ШОС и антиэкстремистской деятельностью или какими-либо проектами Организации в этой области. Основной список запросов выглядит так: «rats sco»; «шос», «上海合作组织; 上合组织»; «shanghai cooperation organization website». Кроме того, следует отметить, что рейтинг сайта РАТС ШОС находится на очень низком уровне – 2 914 147 место согласно данным Alexa, в то же время сайт ОБСЕ имеет рейтинг 57 262.

Для сравнения ключевые пользовательские запросы по ОБСЕ распределились следующим образом: «osce» - 22,9%, «Armenia election» – 3,43%, «osce jobs» – 3,08%, «hate crime» – 1,3% – данная интернет-статистика свидетельствует, о более узкопрофессиональном интересе пользователей, где интернет-аудитория демонстрирует бОльшую осведомлённость по поводу отдельных направлений деятельности и проектов в области новой безопасности ОБСЕ[11].

Далее необходимо оценить активность ШОС в новых медиа (социальных сетях), которые ежегодно увеличивают свое присутствие в информационном пространстве, тесня традиционные СМИ. Продолжая исследование информационной активности, мы взяли следующие страницы в социальных сетях ШОС: «Твиттер», «Фейсбук», а также «Вконтакте». Первое важное наблюдение – на официальном сайте РАТС ШОС нет информации о присутствии Организации в социальных сетях. Содержательное наполнение контента страниц в новых медиа обходят стороной проблематику антиэкстремистской и антитеррористической деятельности.

SEO информация с официальных страниц ШОС подтверждает отсутствие практических действий в области информационного противодействия экстремистской идеологии и пропаганде: средняя продолжительность посещения – 6 минут 20 секунд; среднее количество страниц посещения – 3,46; 30% визитов приходится на российских пользователей, 12% на КНР, 10% на США[12]. Содержание официальной группы ШОС на «Фейсбуке» повторяет специфику вышеперечисленных информационных ресурсов: преимущественно информационно-уведомительный характер сообщений, не зафиксировано пропагандистских или просвещенческих материалов в контексте борьбы с экстремизмом. Дополнительно, можно отметить очень низкое количество подписчиков на ресурсы ШОС в социальных сетях: «количество вовлечённых пользователей в «ФБ» – 839 человек; «ВК» – 213 пользователей. Для сравнения можно привести данные по количеству вовлечённых пользователей в «ФБ» у ОБСЕ – 108 360 пользователей[13].

Серьезный пробел в информационной работе Секретариата ШОС наблюдается в социальной сети «Твиттер», которая специализируется преимущественно профессиональном и экспертном сообществе. Поиск паттернов, связанных с Организацией (#шос; #ратсшос) не выдаёт никаких результатов. В то же время ОБСЕ имеет представленность в «Т», заметна активная информационная работа, большое количество вовлечённых пользователей – 11 200 человек[14].

В антиэкстремистской деятельности Организации постепенно происходит выделение отдельного направления – это информационная и практическая работа с молодёжной аудиторией через организацию межгосударственного молодёжного диалога в рамках Молодёжного совета[15]. Интернет-статистика показывает, что пока эта институция не стала заметным элементом в политике противодействия экстремизму ШОС. Практическая деятельность по работе с молодёжью остаётся эпизодической, не удаётся организовать системную работу через современные каналы передачи информации и коммуникации, сложно оценить эффективность реализуемых молодёжных проектов [11, с. 75].

Например, Молодёжный совет Шанхайской организации сотрудничества, как основной шанхайский институт по работе с молодёжью, имеет крайне низкую активность в информационном пространстве. В «Рейтинге Mail.ru» в категории «Неправительственные организации РФ» сайт «http://yc-sco.org» занимает 469 место расположившись между Кинешемской общественной организации ветеранов Афганистана и Музеем Российского Флага[16]. Графики СЕО данных и метрики сайта Молодёжного совета ШОС наглядно показывают состояние и основные факторы, снижающие эффективность работы Организации с молодёжной средой.

График 1. СЕО данные и метрика сайта Молодежного Совета ШОС: посещаемость за период с 2010 по 2019 гг. (составлено с помощью сервиса «Рейтинг Mail.ru». URL: https://top.mail.ru).

График 2. СЕО данные и метрика сайта Молодежного Совета ШОС: детализированная посещаемость за период с 2017 по 2019 гг. (составлено с помощью сервиса «Рейтинг Mail.ru». URL: https://top.mail.ru).

График 3. СЕО данные и метрика сайта Молодежного Совета ШОС: посещаемость по странам (составлено с помощью сервиса «Рейтинг Mail.ru». URL: https://top.mail.ru).

Первая тенденция – падение интереса к молодёжным проектам. Если в 2010 году на фоне новизны проект имел 2036 посетителей в месяц в пике, то к 2019 году месячная аудитория информационного ресурса упала до 173 в пике. Вторая – фрагментарная активность Молодёжного совета ШОС, деятельность которого практически свелась к одному мероприятию в год: основные пики посещаемости в 2017 и 2018 гг. пришлись на май – это время проведения ежегодного Молодёжного форума ШОС. Третья – географическая асимметрия в информационного присутствия молодёжной политики шанхайского процесса: заметен интерес со стороны российских пользователей, в меньше степени китайских и кыргызских, при этом практически выпадают Казахстан, Таджикистан и Узбекистан. Очевидно, что Организация делает ставку на эпизодические мероприятия без создания продолжительных связей, что негативно сказывается на поддержание интереса и вовлечённость молодежи в проекты ШОС.

Интересно отметить, что в лидерах по посещениям наряду с РФ, КНР, Киргизии оказались пользователи из Южной Кореи и США. Особенно большой всплеск посетителей из США пришёлся на 2-ой Молодёжный форум ШОС в 2018 году, что может свидетельствовать об интересе молодёжными проектами со стороны американского экспертного и образовательного сообщества. В тоже время, такие скромные результаты информационно-когнитивной работы ШОС, вероятно, связаны с фрагментированным информационным пространством стран-членов ШОС: наше исследований охватило русскоязычный и англоязычный сегменты сети Интернет, в тоже время китайская часть мировой информационной сети функционирует автономно в своём специфичном режиме. Соответственно, такая фрагментарность по факту исключает КНР из единого информационно фронта по противодействию экстремистским идеям.

Заключение

Международное сообщество под эгидой ООН констатирует сложность в выявлении и противодействии современным угрозам, связанным с экстремистской деятельностью, особенно в контексте развития процессов цифровизации и информатизации. Сложный многофакторный характер проблем экстремизма не позволяет разработать эффективный универсальный ответ, поэтому Всемирная организация формулирует необходимость большей вовлеченности и инициативности со стороны региональных и национальных акторов в области международной безопасности.

Шанхайская организация сотрудничества с начала своего функционирования включила в свою нормативно-правовую базу задачи по противодействию экстремизму, а также проводит целенаправленно реализует политику противодействия экстремизму в регионе. Особое внимание ШОС уделяет борьбе с экстремистскими проявлениями в информационном пространстве и в молодежной среде. Однако в научном и экспертном сообществе пока не сформировалось единых подходов для оценки эффективности антиэкстремистской деятельности как в условиях традиционной информационной среды, так и для расширяющегося информационно-цифрового пространства.

Авторы апробировали возможности анализа пользовательской информации в сети Интернет для оценки эффективности информационной работы и информационного влияния, которые проводит Шанхайская организация сотрудничества. Результаты сравнительного анализа СEO данных официальных интернет-ресурсов, связанных с Шанхайской организацией сотрудничества, выявляют слабые места в политике противодействия экстремизму, характеризуя деятельность Организации в этой области как преимущественно декларативно-информационную, без попыток организовать активный информационно-когнитивный фронт противодействия экстремисткой идеологии. Секретариат уделяет слабое внимание информационному сопровождению деятельности ШОС, значимые каналы распространения информации в Интернете игнорируются.

Молодёжное направление в политике противодействия экстремистской деятельности на начальном этапе показала высокую заинтересованность, но в дальнейшем ШОС не смогла предложить работоспособные механизмы реализации молодёжной политики и более вовлеченные форматы работы по профилактике проявлений терроризма, экстремизма и сепаратизма в молодёжной среде. Существующие проекты, реализуемые в рамках Молодёжного совета, не позволяют ни поддержать соответствующий уровень социальных взаимодействий, ни обеспечить охват и вовлеченность аудитории в повестку деятельности ШОС. Также важным сдерживающим фактором является фрагментированность шанхайского информационного пространства в силу специфики функционирования китайского сегмента Интернета.

В целом можно зафиксировать расширение возможностей для анализа деятельности международных организаций за счет привлечения в исследование данных интернет-активности официальных сайтов международных институтов и аффилированных с ними интернет-ресурсов: данные поисковых запросов, СЕО статистика, активность в социальных сетях и пр. – все это позволяет заметно расширить фактологическую базу аналитических работ в области изучения международных отношений.

[1] Генеральная Ассамблея ООН (2014). Доклад Генерального секретаря ООН «Деятельность системы Организации Объединенных Наций по осуществлению Глобальной контртеррористической стратегии Организации Объединенных Наций» от 14 апреля 2014 года. URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N14/299/31/PDF/N1429931.pdf (дата обращения: 01.09.2021).

[2] Генеральная Ассамблея ООН (2015). Доклад Генерального секретаря ООН «План действий по предупреждению воинствующего экстремизма». URL:

https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N15/456/24/PDF/N1545624.pdf (дата обращения: 01.09.2021).

[3] Там же стр. 14.

[4] Шанхайская организация сотрудничества (2002). Хартия Шанхайской организации сотрудничества. URL: http://www.kremlin.ru/supplement/3450 (дата обращения: 01.09.2021).

[5] Региональная антитеррористическая структура ШОС (2004). Доклад Совета Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества Совету глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества о деятельности Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества в 2004 году. URL: http://www.kremlin.ru/supplement/3668 (дата обращения: 01.09.2021).

[6] Шанхайская организация сотрудничества (2017). Конвенция Шанхайской организации сотрудничества по противодействию экстремизму. URL:

http://ecrats.org/upload/iblock/349/Конвенция%20по%20экстремизму%20(русский).pdf (дата обращения:

01.09.2021).

[7] Совет глав государств ШОС (2018). Совместное обращение глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества к молодежи. URL: http://rus.sectsco.org/documents/ (дата обращения: 01.09.2021).

[8] Совет глав государств ШОС (2020). Заявление Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества о противодействии распространению террористической, сепаратистской и экстремистской идеологии, в том числе в сети Интернет. URL: http://rus.sectsco.org/documents/ (дата обращения: 01.09.2021).

[9] SEO метрика сайта РАТС ШОС от 01.09.2019 г., составленная на основе данных сервиса «Alexa». URL: https://www.alexa.com/siteinfo/ecrats.org (дата обращения: 01.09.2021).

[10] Данные популярных запросов сайта РАТС ШОС от 01.09.2019 г., составленная на основе данных сервиса «Alexa». URL: URL:https://www.alexa.com/pro/keywords/site#ecrats.org (дата обращения: 01.09.2021).

[11] SEO метрика и данные популярных запросов сайта ОБСЕ от 01.09.2019 г., составленная на основе данных сервиса «Alexa». URL: https://www.alexa.com/siteinfo/osce.org (дата обращения: 01.09.2021).

[12] SEO метрика сайта ШОС от 01.09.2019 г., составленная на основе данных сервиса «Similarweb». URL: https://www.similarweb.com (дата обращения: 01.09.2021).

[13] Данные по количеству подписчиков в социальных сетях «Фейсбук» и «Вконтакте» на 01.09.2019 г.

[14] Данные по количеству подписчиков в социальной сети «Твиттер» на 01.09.2019 г.

[15] Шанхайская организация сотрудничества (2009). Декларация о создании Молодёжного совета Шанхайской организации сотрудничества от 04.05.2009. URL: http://yc-sco.org/?lng=ru&module=pages&action=view&id=69 (дата обращения: 01.09.2021).

[16] «Рейтинг Mail.ru (2019). SEO метрика сайта Молодежного Совета ШОС от 01.09.2019 г., составленная на основе данных сервиса «Рейтинг Mail.ru». URL: https://top.mail.ru/visits?id=1878187&days=30 (дата обращения: 01.09.2019).

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом рецензируемого исследования выступает политика противодействия молодёжному экстремизму в рамках Шанхайской организации сотрудничества (далее – ШОС). Учитывая отмечаемый многими экспертами рост вовлечённости молодёжи в экстремистскую деятельность, связанный с цифровизацией каналов коммуникации, актуальность выбранной авторами статьи темы трудно переоценить.Методологический базис рецензируемого исследования, помимо общенаучных аналитических методов, составил инструментарий ситуационного анализа, позволяющего в процессе изучения многомерных постоянно меняющихся политических объектов поочерёдно использовать дополняющие друг друга методы социальных наук. В качестве конкретных методик авторы статьи использовали информационные сервисы «Alexa», «SimilarWeb», «Рейтинг Mail.ru», «Google» и «Yandex» для получения SEO данных и метрик официальных информационных ресурсов Шанхайской организации сотрудничества и последующего количественного и качественного анализа полученных данных по критериям посещаемости, продолжительности работы, географии пользователей и др. Вполне корректное применение описанного методологического инструментария позволило авторам получить результаты, обладающие признаками научной новизны. Прежде всего, речь идёт о выявленных слабых местах в политике противодействия экстремизму институтов ШОС. Авторы справедливо отмечают во многом декларативный характер деятельности Секретариата ШОС в информационном сопровождении деятельности этой организации, пассивно-реактивный способ противодействия экстремистской идеологии и т. д. Не менее значимыми результатами являются выводы о низкой эффективности механизмов реализации молодёжной политики в институтах ШОС, о фрагментированности шанхайского информационного пространства и др. Наконец, нельзя не согласиться с авторами в том, что использованный ими методологический инструментарий продемонстрировал высокий эвристический потенциал и в целом позволил расширить фактологическую базу аналитических работ. В структурном плане рецензируемая работа, в принципе, не вызывает серьёзных возражений: её логика последовательна и отражает основные аспекты проведённого исследования. В тексте выделены следующие разделы: - вводная часть «Постановка проблемы на универсальном уровне безопасности», где формулируется научная проблема и анализируется специфика её решения на глобальном уровне (не очень удачно названном авторами «универсальным»); - «Региональный ответ», где исследуются особенности решения исследуемой проблемы в рамках ШОС; - методологический раздел «Проблемы оценки эффективности», где аргументируется методологический выбор авторов; - «Антиэкстремистская активность ШОС в информационном пространстве», посвящённый собственно анализу собранных данных; - «Заключение», где резюмируются результаты проведённого исследования и намечаются перспективы дальнейших исследований. А вот в плане стиля работа оставляет сложное впечатление. В тексте встречается некоторое количество стилистических (например, странное сочетание «в первой пятёрке посетителей… оказались посещения…»; или не очень удачное стилистическое решение в выражении «действенные методы противодействия»; другой пример неудачного решения: «наработки ООН… ориентируют… на работу»; ещё один пример: «В основе нашего анализа используются данные…» [в основу анализа можно что-то положить или анализ можно основывать, но «использовать в основе» стилистически неверно – рец.]; или лишние вводные слова в трёх предложениях подряд: «Соответственно, уже первые документы… В частности, в период… Безусловно, проблема экстремизма…» и др.) и грамматических (например, раздельное написание производного союза «также»: «…А так же этот процесс формирует для террористов социальную базу…»; или отсутствие запятой после указательного слова «такой»: «…Усиление в информационном пространстве таких идей как терпимость…»; или несогласованное предложение «…Качественное использование новых каналов коммуникаций, охватывающИЕ широкие слои населения»; другой пример несогласованного предложения: «…Не позволяют поддерживать соответствующий уровень социальных взаимодействий, охвата и вовлеченностЬ аудитории в повестку деятельности ШОС»; или отсутствие кавычек и многоточия в сокращённом названии документа «Важными пунктами Плана [правильно было бы так: «Плана…» – рец.] стали три посыла»; или неверное управление в выражении «…Может свидетельствовать о пристальном внимании ЗА молодёжными проектами…» и др.) погрешностей, но в целом он написан более или менее грамотно, на приемлемом научном языке. Вызывают вопросы некоторые из употребляемых автором терминов. Например, термин «информатизация экстремистских идей» не кажется удачным выбором, если следовать общепринятому пониманию термина «информатизация» как процесса, имеющего отношение не к содержанию, но к инфраструктуре доступа к информации. Как можно «информативизировать идею», в таком контексте не совсем ясно. При этом, если исходить из названия статьи, сам автор различает процессы информатизации и цифровизации. Термин «цифровизация» применительно к идеям вызывает куда меньшее внутреннее сопротивление, чем термин «информатизация». Однако за некоторым исключением, научный терминологический аппарат используется вполне корректно.
Неясными также остались причины, по которым автор сделал заголовки рисунков на английском языке, отправляя статью в русскоязычный журнал.
Библиография насчитывает 11 наименований, в том числе источники на иностранных языках, и с учётом используемых авторами ресурсов из сети Интернет в достаточной мере репрезентирует состояние исследований по проблематике статьи. Апелляция к оппонентам имеет место при обсуждении различных подходов к противодействию молодёжному экстремизму. К достоинствам статьи можно отнести использование иллюстративного материала (трёх графиков).
ОБЩИЙ ВЫВОД: предложенную к рецензированию статью можно квалифицировать в качестве научной работы, отвечающей основным требованиям, предъявляемым к работам подобного рода. Полученные авторами результаты обладают признаками научной новизны, соответствуют тематике журнала «Конфликтология / nota bene» и будут представлять интерес для политологов, политических социологов, конфликтологов, специалистов в области молодёжной политики, а также для студентов перечисленных специальностей. Однако в тексте статьи содержатся стилистические и грамматические ошибки, а рисунки озаглавлены на иностранном языке. Эти недостатки необходимо устранить ДО ПУБЛИКАЦИИ статьи. По результатам рецензирования статья рекомендуется к публикации после устранения высказанных замечаний.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.