Статья 'Объединения художников начала XXI века в контексте развития художественной жизни Санкт-Петербурга' - журнал 'Культура и искусство' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Культура и искусство
Правильная ссылка на статью:

Объединения художников начала XXI века в контексте развития художественной жизни Санкт-Петербурга

Дин Чживэй

аспирант, кафедра искусствоведения и педагогики искусства, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена

191186, Россия, г. Санкт-Петербург, наб. Мойки, 48, к. 6, каб. 51

Ding Zhiwei

Postgraduate student, Department of Art History and Pedagogy of Art, A.I. Herzen Russian State Pedagogical University

191186, Russia, Saint Petersburg, nab. Sinks, 48, room 6, room 51

dingzhiwei@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0625.2023.10.48502

EDN:

GLRPOQ

Дата направления статьи в редакцию:

09-10-2023


Дата публикации:

06-11-2023


Аннотация: Деятельность современных художественных объединений, творческих союзов и арт-групп профессиональных художников Санкт-Петербурга в настоящее время является мало изученным и дискуссионным вопросом. Специфика петербургских сообществ такого рода тесно связана с традициями местной художественной школы, является одновременно новаторской, а порой и с радикальными творческими исканиями их представителей. Подобное сочетание приводит к формированию разнообразного, но неоднородного и подвижного культурного пространства города на Неве. Для понимания его специфики необходим анализ структуры, состава и содержания работы художественных объединений Северной Венеции, актуальных для начала XXI века. В современном Санкт-Петербурге продолжается процесс формирования арт-объединений разной формации, что способствует развитию изобразительного искусства и утверждения его основных форм, тем и жанров. Основным вкладом настоящего исследования в разработку проблематики является выявление основных причин создания «молодых» творческих объединений, деятельность которых не связана с работой Союза художников России, а также освещение процессов их вовлечения в культурную жизнь города. Установлено, что «молодым» творческим объединениям присуще единство идейно-стилевых взглядов и концепций, а также весьма гибкий характер, позволяющий активно вовлекаться в художественную жизнь Санкт-Петербурга и всей России, участвовать в самых разнообразных и разноплановых проектах.


Ключевые слова:

художественное объединение, союз художников, выставка, арт-группа, художественная жизнь, Санкт-Петербург, выставочно-коммерческая практика, просветительская деятельность, творческий союз, неофициальная ассоциация

Abstract: The activity of modern art associations, creative unions and art groups of professional artists of St. Petersburg is currently a little-studied and debatable issue. The specifics of St. Petersburg communities of this kind are closely connected with the traditions of the local art school and at the same time innovative, and sometimes are radical creative searches of their representatives. Such a combination leads to the formation of a diverse, but heterogeneous and mobile cultural space of the city on St. Petersburg. To understand its specifics, it is necessary to analyze the structure, composition and content of the work of the artistic associations of St. Petersburg, relevant for the beginning of the XXI century. In modern St. Petersburg, the process of forming art associations of various formations continues, which contributes to the development of fine art and the approval of its main forms, themes and genres. The main contribution of this research is to identify the main reasons for the creation of "young" creative associations whose activities are not related to the work of the Union of Artists of Russia, as well as to highlight the processes of their involvement in the cultural life of the city. It has been established that the "young" creative associations are characterized by unity of ideological and stylistic views and concepts, as well as a very flexible nature that allows them to be actively involved in the artistic life of St. Petersburg and the whole of Russia, to participate in the most diverse projects.


Keywords:

art association, union of artists, exhibition, art group, artistic life, Saint-Petersburg, exhibition and commercial practice, educational activities, creative union, unofficial association

Художественная жизнь Санкт-Петербурга формировалась на протяжении нескольких столетий и продолжает свое развитие в XXI веке. Большую роль в этом процессе играли различные объединения и союзы профессиональных художников, особенно во второй половине XIX– XX веке. Под ними понимаются различные типы сообществ художников и/или представителей творческих специальностей, которые могут включать элементы профсоюза, а также творческого и коммерческого союза. Причем на разных этапах развития подобных объединений отдельные из перечисленных аспектов работы могли акцентироваться, а какие-то уходить на второй план. Так, например, в советское время единственное официальное сообщество, известное как Союз художников СССР, в основном, представляло собой профессиональный союз, созданный с целью представительства и защиты прав, интересов его членов в трудовых отношениях, занималось распределением государственных заказов, мастерских, путевок и т.д. В настоящее время в Северной столице действуют разные художественные объединения, которые оказывают непосредственное влияние на местную художественную жизнь. Деятельность подобных сообществ в разных регионах советской и постсоветской России в середине - второй половине XX века рассмотрена достаточно детально в контексте проблем развития искусства. Так, данная тематика вставала в фокус внимания Е.Ю. Деготь, В.А. Тупицына, Б.И. Иогансона, Ю.В. Леонычевой, Д.В. Демкиной, Е.Н. Алексеевой и др. Арт-пространство современного Петербурга получило характеристику в трудах Д.Я. Северюхина, Е.П. Сталинской, Т.М. Милюковой, В.Б. Высоцкого и т.д. В тоже время работ, которые бы комплексно раскрывали основные особенности того, как подобные группировки участвуют в развитии современного творчества, практически нет. Следовательно, установкой настоящей публикации является анализ форм и направлений деятельности петербургских художественных объединений, а также их воздействие на формирования арт-пространства города. Для достижения поставленной цели требовалось решить такие задачи, как выявить состояние изученности вопроса, определить основные черты арт-групп, показать роль в активизации и развитии художественной жизни Петербурга.

Влияние подобных объединений на художественную жизнь Санкт-Петербурга обоснованно велико и имеет определенные особенности, которые касаются как состава, так и специфики выставочно-коммерческой практики и просветительской деятельности. Сказываются здесь не только различия поколений — советского, постсоветского и тех, кто учился и даже родился уже в Российской Федерации, например, так называемое «поколение тридцатилетних», но и разница в художественной школе. Формированию общего представления об их деятельности в современном городском пространстве и выявлению базовых черт, отчасти попытке типологизации данных сообществ посвящена данная публикация. В качестве научно-методической базы для этого исследования рассматриваются работы Л.Ю. Гуревич [1, 2], занимающейся ленинградским андеграундом и современной петербургской живописью, В.А. Ушакова, изучающего историю развития Ленинградского — Санкт-Петербургского Союза художников. Также отметим знаковые для понимания всех нюансов художественной жизни города в прошлом и настоящем труды Е.Ю Андреевой [3], А.Ф. Дмитренко и Р.А. Бахтиярова [4, 5], Л.В. Мочалова [6], В.А. Гусева и В.А. Леняшина [7], Д.Я. Северюхина [8, 9] и др. Они показывают развитие ленинградско-петербургской художественной школы, но не дают полную характеристику деятельности объединений профессиональных художников на современном этапе.

В настоящее время в Санкт-Петербурге действуют объединения, которые имеют многолетнюю историю. Самое крупное, авторитетное и массовое из них — это бывшее ленинградское отделение Союза художников СССР, ныне региональная творческая общественная организация «Санкт-Петербургский Союз Художников». Подобно своему предшественнику, творческий союз сегодня объединяет как художников, так и реставраторов, искусствоведов. Члены объединения получают мастерские, заказы, а также имеют возможность взаимодействовать в рамках различных творческих проектов, выставок, конференций. Для экспонирования и продажи работ участников работает Выставочный центр.

Данное объединение изначально создавались по инициативе государства для контроля профессиональных художественных кадров с точки зрения идеологии, отчасти утверждения принципов соцреализма. Однако в настоящее время Санкт-Петербургский Союз художников стремится восстанавливать и продолжать традиции русского искусства как досоветского, так и советского прошлого. Это обусловлено самой историей, так как его истоки идут из дореволюционного времени, а форма и структура утверждаются в период страны советов. Как отмечал искусствовед В.А. Ушаков, «выбор в пользу реализма позволил сохранить традиции подлинного российского реализма и великолепную художественную школу при всех отрицательных сторонах идеологического прессинга» [10, c. 7]. Особенно актуальным в 2000-х годах, когда со стороны российского общества возрос спрос на традиционность.

К числу крупных объединений также следует отнести Санкт-петербургский творческий Союз художников (IFA). В его состав входят живописцы, графики, фотографы, дизайнеры, ювелиры, иконописцы, а также мастера декоративно-прикладного искусства, скульпторы. К числу нововведений в структуре сообщества следует отнести секцию «новых медиа» [6], что дало возможность художникам, увлеченных созданием изображений и арт-объектов с помощью современных компьютерных и Интернет-технологий, экспонироваться при помощи объединения. Это особенно важно, так как в городе чувствуется острая нехватка экспозиционных площадок для показа подобных произведений. Союз также как «старший» собрат, обладает небольшим фондом мастерских, но акцент все же делает на экспозиционно-выставочной, коммерческой и просветительской работе, например, широко известны публике стали так называемые «творческие усадьбы».

Санкт-петербургский творческий Союз художников позиционирует себя в качестве продолжателя традиций Ленинградского Горкома художников-графиков [11]. Искусствовед А.К. Флорковская, занимавшаяся изучением его деятельности, рассматривает данную организацию как показательный пример сообщества художников позднесоветского периода. Она полагает, что в нем соединились черты дореволюционных институций и «социополитические реалии последних советских десятилетий» [12, c. 181], что характерно для города на Неве. Во многом он создавался в оппозиции к Союз художников СССР, так как изначально в его состав вошли те художники, которые не состояли в первом и не желали следовать официальной линии в искусстве. По сути, обе организации долгое время действовали как профсоюзы для тех, кто был лоялен власти, и тех, кто ратовал за альтернативное и свободное творчество. Однако сейчас подобное противостояние нивелировалось, и обе организации заняли свои ниши в художественной жизни Санкт-Петербурга.

Обращает на себя внимание, что помимо крупных общественных объединений, которые функционировали как профсоюзы и фонды мастерских, в 1980-х годах в тогда еще Ленинграде стали создаваться малые группы и союзы художников, причем буквально в подпольных условиях. Открытие таких структур было связано с попытками последней волны нонкомформистов, как писал их представитель и альтернативный поэт, прозаик В.Б. Кривулин, «обозначить пределы интеллектуальной свободы» [13]. При этом они не порывали так основательно, как московские концептуалисты, с предшествующей традицией, сохраняли преемственность поколений. В последующие годы 1990-е гг. следовал достаточно резкий выход андеграунда на публичную сцену, уже совершенно в ином социокультурном и политическом, а также экономическом измерении. Вместе с тем, местная художественная школа, часто упрекаемая в «архаичности ленинградской традиционности» [13] формировалась несколько в стороне от столичного мейнстрима, что позволило ей обрести еще большее своеобразие, в том числе, за счет разнородности художественных объединений и одновременно их тесного взаимодействия между собой.

Одним из наиболее известных союзов такого рода стала ассоциация «Творческое объединение “Митьки”», которая образовалась еще в 1982 году и дала начало развитию целой субкультуры. В настоящее время из неофициального искусства представители этого объединения выросли до уровня «классиков». Они активно принимают в свои ряды новых «братушек» и «сестренок», которые продолжают общую линию «городского фольклора», заложенную еще Д.В. Шагиным и В.Н. Шинкаревым. При этом ассоциация, получив собственное пространство в центральной части города, имеет возможности вести выставочную деятельность, реализует разнообразные культурные проекты, например, «Петербург. Остановки по требованию», занимается просвещением, проводя мастер-классы, литературные и музыкальные вечера. Тем самым, данное объединение носит черты своеобразного общественно-эстетического движения [14], которое оказывает значительное влияние на художественную жизнь города на Неве.

Важно отметить, что петербургские объединения современных художников, будучи выходцами одной художественной школы, часто взаимодействуют между собой. Так, например, в недавнем прошлом те же «Митьки» находились в коллабарации с другими художественными группами, например, «Инаки», «Алипий», «Остров», «Новые художники» и т.д. Огромное влияние на культурное пространство города также оказывала арт-группа «Новые художники», созданная в Ленинграде художником Т.П. Новиковым в 1982 году и в итоге превратившаяся в Новую Академию Изящных Искусств. Позднее все эти группы трансформировались в товарищество экспериментального изобразительного искусства (ТЭИИ), позднее переродившееся в арт-центр «Пушкинская, 10». Если в советский период авторов сплачивал оппозиционный характер творчества, то после перестройки там они формировали и формируют до сих пор свободное пространство, объединяющее творческий потенциал нескольких художественных галерей, концертную площадку, музыкальные клубы, студии звукозаписи, детский театр и творческие мастерские известных художников и музыкантов [15].

Интересно то, что в Санкт-Петербурге происходит постоянное обновление подобных союзов и объединений: одни исчезают по воле создателей и в силу экономических факторов, а другие появляются. Примером тому может стать созданная еще в 1980-х годах творческая группа «Старый город», которая объединяла художников, по словам лидера группы Я.А. Антонышева, желающих «сохранять старые домики» [16]. Их работы, связанные с образами Петербурга, уходящего в прошлое, постоянно появлялись на выставочных площадках города. Это могли быть собственные одноименные проекты или сборные, общегородские и даже иногородние. Деятельность «Старого города» продолжалось до момента распада группы в 2020 году. После чего ее члены либо начали работать самостоятельно, либо влились в другие объединения.

Творческие союзы как разновидность художественных объединений в настоящее время более характерна для групп молодых художников, увлеченных актуальными тенденциями в искусстве или связанных между собой профессиональными интересами. Они редко подвергаются оформлению как организации. Например, неофициальная ассоциация «Арт-Мир» была создана вокруг творческой мастерской, позднее превратившейся в школу искусств. В ее состав входят, прежде всего, выпускники Санкт-Петербургской академии художеств им. И.Е. Репина, которые не только работают и выставляются вместе как последователи традиционного искусства и новаторы-преобразователи, но и обучают своему искусству других [17]. По схожему принципу создавались такие объединения, как «Артика», «Художники Невского», «Арт-телега», «Брандмауэр» и др.

Отметим, что современный художественный процесс в меньшей степени оказывает влияние на крупные объединения и группы, основанные в советский и постсоветский период. Первые действуют по большей части как профсоюзы, а вторые представляют собой выставочно-коммерческие объединения, которые помогают художникам сплотиться, сообща, продвигать свои взгляды на искусство и уменьшить зависимость от изменчивых вкусов публики. Так, открытое в 2005 году объединение «Товарищество передвижных художественных выставок XXI век» стремится объединить авторов, склонных к реалистическому изображению мира, содержательности и сохранению традиций прошлого. Члены объединения делают ставку на просвещении публики, создавая своими работами, выставками и мастер-классами особое «культурное пространство» [18]. Тем самым, объединения художников сейчас понимаются как формы и способ воздействия авторов на культурное пространство города.

Обращает на себя внимание то, что петербургские объединения художников в начале XXI века, в основном, представлены небольшими творческими группами и мастерскими. Подобные малые формы, часто не оформленные официально, не имеющие четко сформулированного устава, для современной насыщенной и крайне неоднородной художественной жизни Петербурга являются наиболее оптимальными образованиями. При этом почти все открыто заявляют о своем желании продолжать традиции петербургской художественной школы досоветского и даже советского периода. Необходимо также отметить, что члены таких сообществ создают свои работы преимущественно в реалистическом ключе, реже обращаются к абстрактному искусству и перформансу. В их творчестве заметно усиление и обогащение техник исполнения, особенно, в станковых композициях и произведениях декоративно-прикладного искусства. Эти процессы пришли на смену жажде новизны, иронии и цинизму, которые ранее были в приоритете. Причем художники нередко являются членами Союза художников, но параллельно могут состоять в других структурах, что открывает для них больше возможностей для творческих экспериментов.

Обобщая проведенный анализ, отметим, что важным этапом в развитии художественной жизни Санкт-Петербурга в конце XX века стало создание объединений художников, творчество которых не входило в рамки выставочной деятельности Союза художников. Они были альтернативой официальных структур. В начале XXI столетия ситуация поменялась, так как подобные сообщества художников стали создаваться, прежде всего, для совместной выставочной деятельности и продажи произведений, а также как способ позиционирования и проекции идей и образов в культурное пространство города. Многие союзы художников, особенно молодых авторов, сейчас складываются в силу их желания решать профессиональные вопросы, получать работу и банально зарабатывать на хлеб. Они образовываются вокруг мастерских и творческих коллективов, в кругу знакомых, порой перерастая в целые художественные школы или галереи искусства. Тем самым, «молодые» художественные объединения имеют совершенно иные причины создания, позволяют создавать разным авторам разнообразные и разноформатные проекты и решать коммерческие вопросы. Причем, если крупные и обладающие историей объединения полифункциональны в плане состава своих членов, то молодые и новейшие группы — это, как правило, союзы авторов, близких друг к другу по виду, жанру и течению в искусстве. Последние могут состоять из членов Союза художников и подобных ему организаций, но общие интересы с другими авторами приводят их к необходимости создания арт-групп. Их появление, изменения внутри них свидетельствуют о насыщенной художественной жизни города.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования в представленной на рецензирование статье («Объединения художников начала XXI века в контексте развития художественной жизни Санкт-Петербурга»), судя по заголовку, могли бы стать влияние, роль или место объединений художников начала XXI века в развитии художественной жизни Санкт-Петербурга: сам автор утверждает, что «влияние подобных объединений на художественную жизнь Санкт-Петербурга обоснованно велико и имеет определенные особенности…», тем более, что «формированию общего представления об их деятельности в современном городском пространстве и выявлению базовых черт, отчасти попытке типологизации данных сообществ посвящена данная публикация». Неконкретность программы исследования (отсутствие формулировок проблемы, объекта, предмета исследования, соотнесения конкретных задач с научными методами их решения) существенно затрудняет верификацию полученного результата. Читателю приходится догадываться и аналитически выявлять в соотношении целеполагания и итогового вывода суть научной проблемы и вклад автора в её разрешение. Подобная неопределенность в суждениях исследователя, как правило, свидетельствует о начальном этапе научного поиска, из чего следует, что автор пытается проблематизировать некоторое исследовательское поле для дальнейших изысканий. Таким полем, исходя из контекста статьи, является художественная жизнь Санкт-Петербурга в пределах 1980-2020-е гг. (объект исследования), которому, к сожалению, автор не дает конкретного определения. Между тем, учитывая существующие теоретические расхождения в понимании природы художественной жизни, определяющая объект исследования категория обязательно должна быть сформулирована. Автор не поясняет термин «художественная жизнь», но из контекста можно заключить, что она состоит исключительно из приведенных автором примеров деятельности отдельных объединений художников и ими исчерпывается — скудновато не только для Санкт-Петербурга (Северной Пальмиры), но и для категории «художественная жизнь». Приведем для примера две несводимые воедино позиции в отношении трактовки «художественной жизни» в российском теоретическом дискурсе. Первая состоит в максимальном обобщении: т. е. под художественной жизнью региона понимается вся совокупность художественного творчества людей, населяющих регион. Соответственно, в художественную жизнь в равной мере вносят свой посильный вклад и Заслуженный деятель искусств, и бабушка, вышивающая крестиком латку на рубахе внука, и выдающийся композитор, и школяр, читающий стишок Дедушке Морозу под елкой. Другая позиция, задекларированная в государственных документах стратегического планирования (например, в Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 года), состоит в институализации художественной жизни: т. е. в государственных документах учитывается лишь та часть художественной жизни общества, которая задокументирована в отчетах деятельности организаций и общественных институтов, включая, конечно же и отдельных деятелей культуры и искусств, чья деятельность фиксируется в конкретных задокументированных показателях. В любом случае художественная жизнь Санкт-Петербурга в целом не может исчерпываться приведенными автором примерами. А о том, какой вклад приведенные примеры внесли в художественную жизнь Санкт-Петербурга можно говорить лишь на основании сравнений описанной автором области с иными видами целесообразной художественной деятельности.
Исходя из описанного выше общего проблемного поля художественной жизни, можно вывести проблему институализации сообществ художников Санкт-Петербурга, в которую автор, на взгляд рецензента, внес посильный вклад: «Интересно то, что в Санкт-Петербурге происходит постоянное обновление подобных союзов и объединений: одни исчезают по воле создателей и в силу экономических факторов, а другие появляются»; «Творческие союзы как разновидность художественных объединений в настоящее время более характерна для групп молодых художников, увлеченных актуальными тенденциями в искусстве или связанных между собой профессиональными интересами. Они редко подвергаются оформлению как организации» и др. Институализация сообществ художников Санкт-Петербурга, как следует из контекста представленного исследования, для большинства объединений не является самоцелью. И автор верно подмечает, что она (институализация) не всегда непосредственно связана с художественной жизнью (художественные проекты, выставки и пр.), но тем не менее может отчасти характеризовать интенсивность художественной жизни: чем больше институализировано объединений, тем большая часть художественной жизни может быть зафиксирована и осмыслена теоретиками. При этом институализация выражается не только наличием устава организации, но и конкретной художественной деятельностью, которая так или иначе фиксируется в медийном пространстве. В этом контексте ценно обращение автора к первоисточникам, отражающим различные аспекты институализации художественной жизни Санкт-Петербурга.
Анализ специальной литературы и первоисточников позволил автору резюмировать свой обзор ценными выводами: «важным этапом в развитии художественной жизни Санкт-Петербурга в конце XX века стало создание объединений художников, творчество которых не входило в рамки выставочной деятельности Союза художников», а в «начале XXI столетия ситуация поменялась, так как подобные сообщества художников стали создаваться, прежде всего, для совместной выставочной деятельности и продажи произведений, а также как способ позиционирования и проекции идей и образов в культурное пространство города». Таким образом, не смотря на некоторую спутанность (непрозрачность) программы исследования, автор приходит к логичному заключению, аргументированность которого не вызывает сомнений.
В этой связи, для улучшения качества статьи рецензент рекомендует автору конкретизировать программу исследования во введении. Поскольку автор усматривает эволюцию в основаниях институализации объединений художников Санкт-Петербурга, выраженную в конце XX в. исключительно в оппозиционном по отношению к Союзу художников движении, а в начале XXI в. в поиске способов идейных и экономических коллабораций художников для совместной выставочной деятельности и позиционирования оригинальных образов в культурное пространство города, возможно, именно эту эволюцию было бы целесообразно обозначить в качестве предмета исследования.
Методологии исследования автор не уделяет особого внимания, но вполне очевидно, что она базируется на историко-биографической реконструкции этапов институализации объединений художников Санкт-Петербурга. Помимо тематической выборки источников автор подкрепляет исследование анализом и сравнением типов коллабораций художников для совместной выставочной деятельности и позиционирования оригинальных образов в культурное пространство города, хотя логическая процедура типологии остается не завершенной. В этой связи, рецензент отмечает, что типологию объединений художников Санкт-Петербурга либо необходимо завершить, представив её результаты в итоговом выводе, либо исключить из вводного целеполагания, а обозначить в качестве перспективы дальнейшего исследования темы в заключении.
Актуальность исследования автор поясняет особым влиянием объединений художников на художественную жизнь Санкт-Петербурга, но, вместе с тем, не резюмирует в итоговом выводе в чем именно проявляется это влияние. Безусловно, многообразие коллабораций художников для совместной выставочной деятельности является показателем демократизации и богатства художественной жизни Северной Пальмиры, о чем, конечно же необходимо сказать в заключении, иначе исчезает логическая связь актуальности темы с итоговым выводом.
Научная новизна исследования, состоящая в авторском обобщении работ коллег и первоисточников, свидетельствующих о деятельности различных объединений художников Санкт-Петербурга, а также в выводе об эволюции оснований их институализации, в целом заслуживает доверия.
Стиль текста автор выдержал научный. Структура лишь от части отражает логику изложения результатов научного исследования и нуждается в совершенствовании методического сопровождения.
Библиография, учитывая опору автора на тематическую выборку первоисточников, в целом в некоторой степени отражает проблемное поле исследования: нет анализа научной литературы за последние 3-5 лет, не раскрыты в должной мере теоретические основания, нет зарубежной литературы (разве художественную жизнь Санкт-Петербурга не изучают за рубежом?). Стиль оформления пп. 1-4, 6, 8-10 нуждается корректировки с учетом требования редакции и ГОСТа.
Апелляция к оппонентам в целом корректна, хотя автор и избегает дискуссий с коллегами.
Интерес читательской аудитории журнала «Культура и искусство» к теме исследования, безусловно, гарантирован. Однако автору следует при доработке яснее выразить общую программу исследования, чтобы научная новизна полученного результата была более очевидна для читателя.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Культура и искусство» автор представил свою статью «Объединения художников начала XXI века в контексте развития художественной жизни Санкт-Петербурга», в которой проведено исследование деятельности современных творческих объединений и их роль в формировании социокультурной среды.
Автор исходит в изучении данного вопроса из того, что художественная жизнь Санкт-Петербурга формировалась на протяжении нескольких столетий и продолжает свое развитие в XXI веке. Большую роль в этом процессе играют различные объединения и союзы профессиональных художников, особенно во второй половине XIX– XX веке. Данные организации могут включать элементы профсоюза, а также творческого и коммерческого союза. На разных этапах развития подобных объединений автором акцентируется внимание на отдельных из перечисленных аспектов работы.
Актуальность исследования обусловлена тем, что в настоящее время в Северной столице действуют различные как формальные, так и неформальные творческие объединения, которые оказывают непосредственное влияние на местную художественную жизнь.
В качестве научно-методической базы для данного исследования автором рассматриваются работы Л.Ю. Гуревич, занимающейся ленинградским андеграундом и современной петербургской живописью, В.А. Ушакова, изучающего историю развития Ленинградского — Санкт-Петербургского Союза художников. В ходе исследования автором применялись общенаучные методы анализа и синтеза, а также историкокультурный и социокультурный анализ.
Целью настоящего исследования является анализ форм и направлений деятельности петербургских художественных объединений, а также их воздействие на формирования арт-пространства города. Для достижения поставленной цели автором поставлены следующие задачи: выявление состояния изученности вопроса, определение основных черты арт-групп, анализ их роли в активизации и развитии художественной жизни Петербурга.
Проведя анализ научной обоснованности проблематики, автор отмечает, что деятельность подобных сообществ в разных регионах советской и постсоветской России в середине - второй половине XX века рассмотрена достаточно детально в контексте проблем развития искусства. В то же время автором отмечено ничтожно малое количество работ, которые бы комплексно раскрывали основные особенности того, как подобные формирования участвуют в развитии современного творчества, практически нет. В частности, труды исследователей художественной среды Санкт-Петербурга показывают развитие ленинградско-петербургской художественной школы, но не дают полную характеристику деятельности объединений профессиональных художников на современном этапе. Детальное освещение данного вопроса и составляет научную новизну исследования.
Автор детально раскрывает особенности деятельности как официальных крупных, так и неформальных малых художественных объединений, таких региональная творческая общественная организация «Санкт-Петербургский Союз Художников», Санкт-петербургский творческий Союз художников (IFA), «Творческое объединение “Митьки”», «Арт-Мир», «Товарищество передвижных художественных выставок XXI век» и других, делая акцент на истории их создания, описании их целей, традиций, принципов формирования и членства.
Влияние подобных объединений на художественную жизнь Санкт-Петербурга, по мнению автора, обоснованно велико и имеет определенные особенности, которые касаются как состава, так и специфики выставочно-коммерческой практики и просветительской деятельности.
Проведя историкокультурный анализ деятельности творческих объединений, автор отмечает тенденцию к работе художников в реалистическом жанре и возвращению к традиционной живописи и даже к отдельным творческим традициям дореволюционной России. Важным этапом в развитии художественной жизни Санкт-Петербурга в конце XX века автор считает создание объединений художников, творчество которых не входило в рамки выставочной деятельности Союза художников. Они были альтернативой официальных структур. В начале XXI столетия автор наблюдает трансформацию целей создания: подобные сообщества художников стали создаваться, прежде всего, для совместной выставочной деятельности и продажи произведений, а также как способ позиционирования и проекции идей и образов в культурное пространство города.
В заключении автором представлен вывод по проведенному исследованию, в котором приведены все ключевые положения изложенного материала.
Представляется, что автор в своем материале затронул актуальные и интересные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрав для анализа тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе повлечет определенные изменения в сложившихся подходах и направлениях анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье.
Полученные результаты позволяют утверждать, что изучение особенностей формирования художественной среды крупного города представляет несомненный теоретический и практический культурологический интерес и может служить источником дальнейших исследований.
Представленный в работе материал имеет четкую, логически выстроенную структуру, способствующую более полноценному усвоению материала. Этому способствует и адекватный выбор методологической базы. Библиографический список исследования состоит из 18 источников, что представляется достаточным для обобщения и анализа научного дискурса.
Автор выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал, показал глубокое знание изучаемой проблематики. Следует констатировать: статья может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.