Статья 'Синкретизм христианских и азиатских черт в оформлении Церкви святого Павла в Макао' - журнал 'Культура и искусство' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Культура и искусство
Правильная ссылка на статью:

Синкретизм христианских и азиатских черт в оформлении Церкви святого Павла в Макао

Чэнь Кэ

аспирант, кафедра истории западноевропейского искусства Института истории, Санкт-Петербургский государственный университет

199034, Россия, Санкт Петербург область, г. Санкт Петербург, ул. Кораблестроителей, 35 корпус 4, кв. 66

Chen' Ke

Postgraduate student, Department of History of Western European Art, Institute of History, St. Petersburg State University

199034, Russia, Sankt Peterburg oblast', g. Sankt Peterburg, ul. Korablestroitelei, 35 korpus 4, kv. 66

st097198@student.spb.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0625.2022.11.37314

EDN:

VNEGFG

Дата направления статьи в редакцию:

15-01-2022


Дата публикации:

08-12-2022


Аннотация: Предметом исследования является оформление иезуитской Церкви святого Павла в Макао, построенной в 1602-1640 гг. План и конструкция храма типичны для иезуитских церквей Европы, но убранство отличается самобытностью, в чем проявилась новая стратегия иезуитов. В центре внимания публикации оказывается декор сохранившегося западного фасада, сочетающий как европейские христианские символы и образы, так и китайские и японские. В статье показано, как через привычный местному населению изобразительный ряд иезуиты внедряли в сознание жителей христианскую доктрину, добиваясь ее скорейшего распространения. Проект церкви принадлежит европейским мастерам, а над убранством работали местные скульпторы. Новизна исследования заключается в рассмотрении не только исторических аспектов расширения влияния Иезуитского ордена на территориях Дальнего Востока в целом, в Китае и в Макао в частности, но и аспектов художественных, что важно, так как искусство являлось для иезуитов важным инструментом в деле пропаганды христианства, особенно в эпоху Контрреформации, после Тридентского собора. Основной вывод исследования заключается в том, что фасад-ретабло Церкви св. Павла в Макао является своего рода доктринальным синтезом в камне: через изображения и надписи на китайском и латинском языках местным жителям передаются знания о католической доктрине и основах христианского учения.


Ключевые слова:

искусство Китая, архитектура Макао, архитектура иезуитов, синкретизм традиций, христианские символы, китайские образы, архитектурный декор, буддистские символы, миссионерские методы, Франциск Ксаверий

Abstract: The subject of the study is the design of the Jesuit Church of St. Paul in Macau, built in 1602-1640. The plan and design of the temple are typical of the Jesuit churches of Europe, but the decoration is distinctive, which manifested a new strategy of the Jesuits. The focus of the publication is on the decor of the preserved western facade, combining both European Christian symbols and images, as well as Chinese and Japanese. The article shows how the Jesuits introduced the Christian doctrine into the consciousness of the inhabitants through the pictorial series familiar to the local population, seeking its speedy dissemination. The project of the church belongs to European masters, and local sculptors worked on the decoration. The novelty of the research lies in considering not only the historical aspects of the expansion of the influence of the Jesuit Order in the territories of the Far East in general, in China and Macau in particular, but also the artistic aspects, which is important, since art was an important tool for the Jesuits in promoting Christianity, especially in the era of the Counter-Reformation, after the Council of Trent. The main conclusion of the study is that the facade is a retablo of the Church of St. St. Paul's in Macau is a kind of doctrinal synthesis in stone: through images and inscriptions in Chinese and Latin, knowledge about Catholic doctrine and the basics of Christian teaching is transmitted to local residents.


Keywords:

the art of China, architecture of Macau, Jesuit architecture, syncretism of traditions, christian symbols, chinese images, architectural decor, buddhist symbols, missionary methods, Francis Xavier

Специальный административный регион Макао – это пример уникального городского ансамбля, включающего в себя прекрасные образцы иезуитской архитектуры в стилях барокко и классицизма, традиционной китайской архитектуры и современной архитектуры постмодернизма, конструктивизма и деконструктивизма. В данной статье будет рассмотрена архитектура XVII века Макао, а именно церковь Святого Павла, знаковое здание для города. Оно неразрывно связано с историей и духовной жизнью города и является образцовым примером христианской архитектуры в Азии. Несмотря на то, что иезуитскому влиянию в Макао посвящено значительное количество литературы, нет материалов, рассматривающих непосредственно церковь Святого Павла, и целью данной статьи является выявить синкретизм христианских и азиатских черт в ее оформлении. Поскольку проблема синкретизма художественных стилей является важной, а на материале архитектурных памятников Макао эта проблема не поднималась, и тем более не освещалась в русскоязычной литературе, тематика статьи является актуальной.

История церкви Святого Павла неразрывно связана с историей католицизма в Макао. Она была построена вскоре после прибытия туда иезуитов, рядом с Семинарией Святого Павла, первым христианским высшим учебным заведением в Азии. Церковь была посвящена Богородице и первоначально именовалась Церковью Богоматери, хотя сейчас она известна по названию семинарии – Церковь Святого Павла. Воздведение храма проходило с 1602 по 1640 год. Строительство церкви, в частности, декор фасада, связывают с именем скульптура-иезуита из Италии Карло Спиноле. Также есть данные, что к строительству церкви приложил руку Джакомо делла Порта. Долгое время церковь святого Павла служила кафедральным собором католической епархии Макао. К середине XVIII века Макао постепенно потерял свое торговое и геополитическое значение. Основные торговые пути и порты были перенесены в Гонконг, который стал новым европейским форпостом в Азии. Кроме того, в 1762 году иезуиты оставили Макао и всё своё имущество, в том числе церковь, передали португальской колониальной администрации. С этого момента начинается история упадка собора, который в 1835 года был практически полностью, за исключением фасада, уничтожен пожаром. В 1990 году началось восстановление церкви из руин, которое закончилось в 1995 году.

Для понимания места церкви Святого Павла в истории мировой и китайской архитектуры, важно рассмотреть культурно-исторические условия, в которых она возводился. До прихода иезуитов в Макао город представлял собой небольшое поселение. Католическая миссия же начала активное развитие города как важного опорного пункта для европейской торговли в Южной Азии. Это был первый успешный пример католического колониализма на территории Китая (впрочем, стоит отметить, что официально португальской колонией Макао стал только в XIX веке). Иезуиты не только развивали торговлю, науку и образование в Макао, но и активно занимались строительством. В городе за короткий период появилось множество культовых сооружений. Их отличали особые, присущие католической архитектуре того времени, черты.

Важно понимать, что Орден иезуитов был одним из организаторов движения Контрреформации, политики католической церкви по борьбе с протестантизмом. После революционных изменений, произошедших в ходе Реформации, Католическая церковь стремилась восстановить свой престиж и расширить свою власть. Одним из способов достижения этого была миссионерская деятельность в отдаленных от Европы регионах, в том числе в Китае, Японии, на Филиппинах и пр. Иезуиты вели активную миссионерскую деятельность и имели свои миссии практически по всему миру. В церквях иезуитов XVI-XVII веков можно обнаружить особый архитектурный стиль раннего барокко, некоторые исследователи обозначают его как «иезуитский стиль». Иезуитский стиль, тесно связанный с течением Контрреформации, во многом опирался на «Инструкции по возведению и благоустройству церквей» Карло Борромео, изданные в 1577 г. в связи с декретами Тридентского собора (1545—1563). Главной целью Собора было разъяснение главных религиозных догматов, унифицирование норм веры и толкований священных текстов для защиты католической традиции. Искусство рассматривалось как важный инструмент в борьбе с Реформацией. «Инструкции» Борромео были призваны регламентировать церковное строительство в епархии в соответствии с решениями собора и стали важным трудом по унификации правил создания храмов [1]. Инструкции Борромео отличались архаичностью и закрепляли многолетние традиции Католической церкви. К правилам, указанным в инструкции, относилось, к примеру, следующее:

· Алтарь главной капеллы должен располагаться во главе церкви напротив центрального портала.

· Под аркой капеллы должно быть помещено Распятие.

· Собор должен быть просторным и предоставлять пространство для молитвы.

· Табернакль должен располагаться в центре алтаря.

· Главный алтарь должен находиться на возвышении.

Также важнейшей чертой раннего барокко было большое количество живописных и скульптурных изображений, что было вызвано необходимостью противостояния реформистскому иконоборчеству. Так, Триденский собор утверждает, что «нужно иметь и хранить, в частности в церквах, образы Христа, Девы Марии Богородицы и святых, воздавая подобающие им почитание и поклонение» [2, C. 312-325]. Ученый-иезуит Роберт Беллармин также вставал на защиту изображений и статуй в церквях и отмечал, что изображения Иисуса и святых не являются идолами [3]. Известный архитектор стиля барокко Пьетро де Кортона также использовал в своих постройках большое количество скульптурных изображений для возвеличения Бога.

Оговаривалось и местонахождение храма. Например, папский легат иезуит Антонио Поссевино рекомендовал располагать его в самой благородной части города и отмечал, что фасады церквей должны выходить на самую оживленную улицу или площадь города, чтобы религия могла выступать в качестве защитника всех горожан [4]. По Борромео, церковь также «должна находиться на высоко расположенном участке вдалеке от нечистых мест» [5].

Итак, обобщая, можно отметить, что ранняя барочная храмовая архитектура, с ее богатым декором регламентированной структурой, служит инструментом утверждения католической религии в ее исконном виде. Кроме того, яркие барочные образы облегчают миссионерскую деятельность, являясь наглядным доказательством всемогущества Бога.

Среди классических примеров раннего иезуитского барокко можно отметить римские иезуитские церкви Иль Джезу делла Порта авторства Джакомо да Виньолы и Сант-Иньяцио Орацио Гассии. Данные сооружения построены в соответствии с правилами Тридентского собора и являются типичным примером Иезуитского стиля. Они характеризуются двухэтажными фасадами, треугольными фронтонами с волютами по бокам, театральными интерьерами, обилием скульптуры, установленной в нишах, живописностью декора. Важной чертой иезуитского барокко является раскреповка антаблемента на фасаде и его симметричность. Планы обоих названных церквей схожи, эти памятники имеют один широкий неф с цилиндрическим сводом и не выделяющийся из общего объема трансепт – все это также соответствует указаниям Тридентского собора.

Церковь святого Павла в Макао была построена в уникальном стиле, сочетающем в себе традиции иезуитского барокко и восточные мотивы. Это очень редкое архитектурное сооружение с элементами европейского, китайского, японского и других азиатских влияний. Стоит отметить, что во всем Китае барочные церкви есть только в Макао, что делает Церковь святого Павла особенно важным объектом изучения [6].

В первую очередь, можно отметить ее местонахождение, соответствующее указанием Тридентского собора: она была возведена на холме Святого Павла и видна с любой точки города, ее фасад выходит на оживленную площадь. К церкви ведут, символизируя лестницу в небесный храм, шестьдесят восемь каменных ступенек.

Рис.1 План Церкви Святого Павла

Хотя сама церковь не сохранилась, нам доступны результаты археологических исследований, дающие представления об ее архитектурном плане. Планировка церкви аналогична иезуитской церкви Иль Джезу в Риме. Храм имел длинный зал с четырехэтажным фасадом и фронтоном, двухэтажными боковыми нефами и остроконечной крышей. Базиликальная конструкция на юге сочеталась с равносторонним крестом на севере. В дальнем конце храма два неглубоких крыла в полтора этажа высотой и в два окна шириной образовывали небольшие трансепты, а апсида позади них была немного их выше, хотя и не так высока, как главный неф. К югу от Западного трансепта находится так называемая Молельная комната Святого Франциска, которая была добавлена иезуитами в 1692 году для захоронения тела Андре Коэльо Перейры, губернатора Макао и Тимора [7].

Рис.2 Фасад Церкви Святого Павла

Из всей церкви до наших дней дошли только руины южного каменного фасада и склепы иезуитов, основавших церковь. Гранитный фасад храма был создан японскими и китайскими христианами по проекту итальянского скульптора Карло Спинолы (он погиб мученической смертью в 1622 г.) в период между 1620 и 1627 годам. Его ширина составляет 23 метра, а высота - 25,5 метра. Этот фасад построен на основе так называемой «классической концепции божественного вознесения» (о которой ниже), поэтому разделен на 5 горизонтальных уровней-ярусов, увенчанных вверху треугольным фронтоном. Треугольный фронтон, так же как и волюты по бокам, представляет собой типичный Иезуитский стиль. Фасад, выполненный в двух плоскостях, отличается традиционной для иезуитского барокко раскреповкой.

С другой стороны, фасад храма - это своеобразное ретабло, характерное для миссионерских католических храмов – например, такие фасады широко распространены в Латинской Америке. Он представляет собой сложное переплетение католических и восточных мотивов. Каждый уровень фасада представляет собой духовный путь верующего в рай, а также кратко рассказывает историю католической церкви. Евангелическая миссия на Востоке здесь представлена как часть механизма мистического всеохватывающего процесса, исходящего от Бога-творца (верх фронтона) через Иисуса, его земного посланника (четвертый ярус), и Марии как божественной заступницы (третий ярус). Рассмотрим каждый ярус детально.

В нижнем ярусе церкви имелось три парадных входа, обрамленных десятью колоннами в ионическом ордере. Стержни оснований колонн и капители были кропотливо вырезаны из трех отдельных гранитных блоков, причем практически все фусты были вырезаны из одного куска. Хотя неортодоксальное использование классических колонн и других архитектурных элементов характерно для итальянского маньеризма, такая стилистика наблюдается и в архитектуре Португалии того времени. Над центральным входом можно различить рельефную надпись «Mater Dei» (Божественная Матерь) в резной рамке, а узкие боковые панели имеют вертикальный узор из прямоугольников. Это связано с тем, что Богоматерь являлась покровительницей колледжа (семинарии) святого Павла и фактически в то время церковь носила название Церкви Богоматери. Над боковыми входами первого этажа на перемычках боковых дверей высечена эмблема Общества Иезуитов - «IHS» , а на боковых панелях - ромбовидный вертикальный узор.

Второй ярус украшен десятью колоннами коринфского ордера. Используется библейская символика - орнамент из роз, символизирующий Богоматерь, и пальмы, указывающие на то, что святые-иезуиты находятся в раю. В нишах, характерных для барокко, установлены фигуры Франсиско Борджа, Игнатия Лойолы, Франциска Ксаверия и Алоизия Гонзаги – основателей Ордена Иезуитов. Интересно, что к моменту строительства храма лишь двое из них были канонизированы.

Центральный ярус посвящен Успению Богородицы. В центре композиции находится скульптура Девы Марии в обрамлении цветов – пионов (символов Китая) и хризантемам, (символов Японии). По сторонам расположено шесть пар статуй. Дева Мария – центральная фигура фасада, символизирующая спасение. По надписям на китайском языке становится очевидно, что благодать Богоматери направлена на китайское население Макао. На барельефах, окружающих скульптуру девы Марии, изображены шесть ангелов с музыкальными инструментами. Ангелы расположены на облаках, представленных в соответствии с азиатскими изобразительными традициями. Слева и справа от центральной композиции изображены два мистических христианских символа – фонтан жизни и дерево мудрости - кедр.

Далее, слева, чуть дальше от центральной композиции мы видим еще одну фигуру Девы Марии, попирающей семиглавого дракона с соответствующей подписью на китайском. Это очень интересный символизм, ведь дракон является символом императорской власти в Китае. С другой стороны, безусловно, нельзя не отметить, что изображение дракона выполнено в европейской, а не китайской традиции. Кроме того, в ту эпоху в Китае были популярны скульптурные изображения Будды и различных божеств (например, Гуанинь), стоящих на голове или спине короля драконов из китайской мифологии [8]. Идентичная фигура Марии изображена справа от барельефов ангелов над мачтами португальской каравеллы, олицетворяющей миссионерство. Образ Богоматери является центральным в декоре храма еще и потому, что для данного географического региона это самый доступный и понятный символ. В Южно-Китайском регионе был развит культ богини-покровительницы мореходов и рыбаков Тянь-хоу Мацзу («мать-предок» -天后妈祖). Параллель с этим местным божеством прослеживается на левом барельефе, где Дева Мария выступает защитницей мореплавателей. Различия между Мазу, Гуань Инь (буддийской богиней милосердия, 观音) и Девой Марией размыты как иконографически, так и функционально. Мазу и Гуаньинь повсеместно появляются в китайских храмах Макао, а культ Марии широко распространен в христианских церквях Макао [9].

Рис.3 Элементы третьего яруса фасада с китайскими иероглифами. Правая сторона фасада.

Рис. 4 Элементы третьего яруса фасада с китайскими иероглифами. Левая сторона фасада.

В левой крайней части третьего яруса мы видим барельеф с фигурой стилизованного под восточную традицию демона с крыльями и рогами в сопровождении надписи-предупреждения: «Дьявол вводит людей в искушение/искушает поступать неправильно» (鬼是诱人为恶). На противоположной стороне помещены барельеф с изображением скелета и надпись на китайском «Помни о смерти» (念死者无为罪). Это – не только крылатое латинское выражение, но и важная буддистская практика размышлений о смертности, тщете всего сущего [10]. Важно отметить, что из барочных зданий той эпохи только церковь Святого Павла в Макао была исписана китайскими иероглифами [11]. По краям от этих крупных барельефов расположены небольшие изображения голубя и короны. Эти символы являются в некоторой степени универсальными и имеют важное значение как для христианской, так и для китайской культуры.

Кроме того, по бокам слева и справа мы видим выполненные в традиционном китайском стиле скульптуры львов, которые, судя по всему, выступают в качестве аналогов горгулий на готических соборах [12]. Львы – это не только популярный в Азии, в том числе в Китае, образ. Это один из религиозных символов, тесно связанный с буддизмом. Ряд исследователей полагает, что выбор иезуитами львов для украшения Церкви был неслучаен, а являлся попыткой использования понятных китайцам символов для распространения христианской веры [13]. Это яркий пример китайской интерпретации христианской религии.

Фронтон – четвертый и пятый ярусы - символизирует Святую Троицу, живущую в Раю. Фронтон украшен скульптурой младенца Иисуса в окружении орудий пыток – инструментов распятия, четырьмя эклектичными пилястрами, барельефами с изображениями апостолов Петра и Павла по бокам вместе с символами земных искушений. Самый верхний ярус, завершающийся крестом, декорирован цветком и голубем — символами Святого Духа. Здесь же солнце, луна и звезды — древнейшие символы в истории религий всех народов.

Данная церковь – уникальное явление не только для китайской, но и для мировой архитектуры. Этот замечательный пример гибридизации и синкретизма европейской христианской и китайской традиций сочетал в себе планировку западной церкви, каменный фасад в стиле барокко, украшенный рельефами, вырезанными китайцами и японцами, и неф, построенный из дерева и утрамбованной земли, который, к сожалению, сгорел в 1835 году. Его отличают две на первый взгляд противоположные, но в то же время идеально сочетающиеся друг с другом тенденции: следование строгим канонам иезуитского барокко и активное использование местных этнических мотивов. Он сочетает в себе христианскую католическую и восточную – китайскую и японскую – символику. Иногда – как в случае с образом Девы Марии – один образ невозможно отделить от другого. Драконы и святые, китайские львы и голубки, розы и хризантемы гармонично сочетаются друг с другом, позволяя говорить о христианской религии с жителями Макао на их языке, не искажая католическую веру. Такой эффект во многом был возможен в связи с тем, что миссионерские методы в Макао отличались стремлением к ассимиляции, а миссионеры активно изучали китайский язык и культуру [14]. Следует отметить, что эти нововведения и беспрецедентные вещи, которые мы видим на этом шедевре искусства, очевидно, являются результатом нового метода иезуитского миссионерства в Китае, то есть отражением политики постепенной адаптации. Этот миссионерский метод отличается от миссионерского подхода «чистой доски» (tabula rasa), использовавшегося в то время в Африке и Америке. Он был задуман Ф. Ксаверием, спланирован Валиантом и успешно применялся Маттео Риччи и Луо Минцзянем в Китае. Помимо новых методов проповеди, миссионеры также изучали и использовали для распространения христианства культурные особенности региона. Такой подход и можно увидеть в отделке фасада Церкви Святого Павла в Макао.

Фасад-ретабло считается доктринальным синтезом в камне: через изображения и надписи на китайском и латинском языках местным жителям китайцам передаются знания о католической доктрине и основах христианского учения. Таким образом, уникальный фасад является не только памятником архитектуры, но и своеобразной каменной летописью, отражающей уникальное культурное наследие Макао.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Культура и искусство» автор представил свою статью «Синкретизм христианских и азиатских черт в оформлении Церкви святого Павла в Макао», в которой проведено исследование церковной архитектуры и особенностей ее исполнения в Азии.
Автор исходит в изучении данного вопроса из того, что архитектура современного азиатского города, в частности, Макао включает в себя прекрасные образцы иезуитской архитектуры в стилях барокко и классицизма, традиционной китайской архитектуры и современной архитектуры постмодернизма, конструктивизма и деконструктивизма.
К сожалению, автором не представлена актуальность проведенного исследования. Научная новизна заключается в культурологическом научном анализе синтеза восточной и западной культурных религиозных традиций на примере проектирования и оформления церкви святого Павла в Макао. Уникальность данной церкви заключается в том, что она является единственной на территории Китая, построенной в барочном стиле. Методологической основой работы комплексный подход, включающий культурно-исторический, семиотический, искусствоведческий и компаративный анализ. Эмпирической базой исследования послужили архитектурные и скульптурные элементы церкви святого Павла.
Цель исследования заключается в выявлении синкретизма христианских и азиатских черт в ее оформлении.
Для понимания места церкви Святого Павла в истории мировой и китайской архитектуры автором рассмотрены культурно-исторические условия, в которых она возводилась. Автор отмечает, что своему интенсивному развитию и превращению в важный торговый пункт Макао обязан иезуитским миссионерам начала XVII века. Влияние иезуитов распространялось не только на религию региона, но и на его социально-экономическое и культурное развитие. Иезуиты активно развивали торговлю, науку и образование в Макао, занимались строительством.
Опираясь на труд «Инструкции по возведению и благоустройству церквей» Карло Борромео, изданный в 1577 году, автор проводит анализ культовых сооружений, построенных в стиле иезуитского барокко. Этот период отмечен борьбой с движением реформации и распространением протестантизма, в которой орден иезуитов играл не последнюю роль. Основной целью возведения храмов указанного периода являлось утверждение превосходства католической веры над протестантской. Автором приводятся основные правила проектирования иезуитских католических церквей, а именно просторные помещения для молитв, расположение алтаря, обилие статуй и живописных изображений. Также автор высказывает мнение о том, что религиозные скульптуры и изображения несли не только декоративную функцию, но и являлись важным элементом миссионерской деятельности, наглядно изображая основные католические положения и догматы. Автор констатирует, что расположение католических церквей также имело важное значение, в колониях церкви располагались в центральных районах города, на возвышенностях, что означало главенство и решающее значение католической веры.
Все элементы, характерные для католического иезуитского барокко, автор находит в проектировании и оформлении церкви святого Павла в Макао, а именно двухэтажный украшенный фасад, треугольные фронтоны с волютами, театральные интерьеры, обилие скульптуры. Автором представлен детальный стилистический анализ архитектурной композиции и внутреннего оформления церкви, наглядно подкрепленный изображениями. Автор отмечает, что «церковь святого Павла в Макао была построена в уникальном стиле, сочетающем в себе традиции иезуитского барокко и восточные мотивы. Это очень редкое архитектурное сооружение с элементами европейского, китайского, японского и других азиатских влияний».
Особое внимание автором уделено фасаду церкви, согласно его мнению, фасад храма - это «своеобразное ретабло, характерное для миссионерских католических храмов …. Он представляет собой сложное переплетение католических и восточных мотивов». Его особенность заключается в органичном синтезе католических и восточных мотивов и символов. Так, например, скульптура Девы Марии украшена пионами и хризантемами, символами Китая и Японии, другая статья Девы Марии попирает дракона, являющего символом императорской власти. На фасаде храма изображения львов (традиционного восточного символа) используются в качестве аналога готических горгулий.
Проведя исследование, автор приходит к выводу, что церковь святого Павла в Макао является уникальным примером синкретизма европейской христианской и китайской традиций. Она органично сочетает в себе планировку западной церкви, каменный фасад в стиле барокко, украшенный рельефами, вырезанными китайцами и японцами, католическую и восточную символику. Церковь отличают противоположные, но в то же время идеально сочетающиеся тенденции: следование строгим канонам иезуитского барокко и активное использование местных этнических мотивов что является ключевым элементом межкультурного взаимодействия и взаимовлияния.
Представляется, что автор в своем материале затронул актуальные и интересные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрав для анализа тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе повлечет определенные изменения в сложившихся подходах и направлениях анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье.
Полученные результаты позволяют утверждать, что изучение религиозной архитектуры, скульптуры и живописи, а также взаимовлияния культурных традиций в современном художественном дискурсе представляет несомненный не только религиозный, но и научный и практический философский и культурологический интерес и заслуживает дальнейшей проработки.
Представленный в работе материал имеет четкую, логически выстроенную структуру, способствующую более полноценному усвоению материала. Этому способствует также адекватный выбор соответствующей методологической базы. Библиографический список исследования состоит из 14 источников, в большинстве иностранных, что представляется достаточным для обобщения и анализа научного дискурса по исследуемой проблематике.
Автор выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Следует констатировать: статья может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.