Статья 'Художественная реальность сериала «Невероятная миссис Мэйзел»' - журнал 'Культура и искусство' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Культура и искусство
Правильная ссылка на статью:

Художественная реальность сериала «Невероятная миссис Мэйзел»

Розин Вадим Маркович

доктор философских наук

главный научный сотрудник, Институт философии, Российская академия наук

109240, Россия, Московская область, г. Москва, ул. Гончарная, 12 стр.1, каб. 310

Rozin Vadim Markovich

Doctor of Philosophy

Chief Scientific Associate, Institute of Philosophy of the Russian Academy of Sciences 

109240, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, ul. Goncharnaya, 12 str.1, kab. 310

rozinvm@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0625.2021.10.36476

Дата направления статьи в редакцию:

17-09-2021


Дата публикации:

10-11-2021


Аннотация: В статье анализируется художественная реальность культового сериала «Невероятная миссис Мэйзл». Приводятся несколько отзывов зрителей, в том числе негативный. Ставится вопрос о причинах популярности сериала при том, что при строгом аналитическом рассмотрении он выглядит мозаичным и противоречивым. Обсуждаются художественные приемы (раздвоение личности героя, перенос в прошлое современных проблем и др., с помощью которых создатели сериала создают художественную реальность). Автор показывает, что несмотря на использование исторических сведений, сериал нравится публике по другой причине: в нем репрезентированы как раз современные проблемы и ситуации.   В соответствии с логикой комедийно-драматического веб-сериала его создатели Эми Шерман-Палладино с Рэйчел Броснахэн переделали все исторические и неисторические темы и сюжеты в направлении, которое работало на максимальное развлечение зрителей, и только отчасти на историческое знание. Реальность сериала ‒ не история стендапа на примере миссис Мэйзл, а художественная реальность в указанном жанре. Более подробно анализируются приемы расщепления личности героя, а также предъявление личной жизни и проблем артиста как искусной игры на сцене. Автор ставит вопрос, не отражает ли сериал «Необыкновенная миссис Мэйзл» скорее структуру мозаичного сознания современного зрителя, ориентированную больше на развлечения и эстетические переживания, чем на познание жизни. В завершении статьи обсуждается, каким способом удалось создать целостную и органическую художественную реальность сериала.


Ключевые слова:

сериал, оценка, развлечение, художественная реальность, произведение, понимание, репрезентация, событие, проблемы, ситуация

Abstract: This article analyzes the artistic reality of the popular TV series “The Marvelous Mrs. Maisel”. There author discusses the feedback of the viewers, including negative. The question is raised on the reasons of its series, as in terms of rigorous analysis it seems mosaic and contradictory. The article explores the artistic techniques (split mind of the hero, bringing modern problems to the past, which create the artistic reality). It is demonstrated that the TV series enjoys popularity namely for representation of the modern problems and situations, despite the use of historical records. Following the logic of comedy-drama streaming TV series, its creators my Sherman-Palladino and Rachel Brosnahan readjusted all historical and non-historical themes and plotline so it would be entertaining for the audience, rather than give knowledge of history. The reality of the series is not a stand-up story based on the example of Mrs. Maisel, but the artistic reality in the comedy-drama genre. Detailed analysis is conducted on the techniques of depicting split personality of the hero, as well as presentation of the actor’s personal life and problems as a skillful acting. The author wonders whether the TV series “The Marvelous Mrs. Maisel” reflects rather the structure of the mosaic mentality of the modern viewer, oriented towards entertainment and aesthetic experiences than the knowledge of life. At the end of the research, the author discusses how the producers managed to create a holistic and organic artistic reality of the TV series.


Keywords:

TV series, assessment, entertainment, artistic reality, work, understanding, representation, event, problem, situation

Сериал очень популярный, и в Америке и у нас, настолько, что его авторы решили продолжать. И вот уже второй и третий сезоны, а фанаты Мэйзел ожидают четвертый (но я буду рассматривать только первый сезон сериала, как наиболее характерный; к тому же как нередко бывает следующие сезоны получаются уже о другом). Масса положительных отзывов, негативые исключение. Приведу для примера выдержки из двух положительльных и одном отрицательном отзыве.

«Добралась наконец-то до отзыва на сериал "Невероятная миссис Мэйзел" (на кинопоиске - "Удивительная миссис Мэйзел") и удивилось, как мало на него отзывов на данном ресурсе, хотя рейтинг у сериала зашкаливает. Немного о сюжете: 1958 год, Нью-Йорк, молоденькая девушка из еврейской семьи Мириам (она же Мидж) Мейзел, уже успевшая обзавестись мужем и детьми, в какой-то момент решает попробовать себя в искусстве стендапа ‒ благо язык без костей, а еврейские корни, на мой взгляд, по умолчанию наделяют отменным чувством умора. И понеслось ‒ от примерной домохозяйки не осталось и следа... («Стенда́п-коме́дия (стенда́п) (англ. stand-up comedy) — комедийное искусство, в котором комик выступает перед живой аудиторией, обычно говоря напрямую зрителям. Часто для стендапа организуются специальные комедийные клубы (англ. comedy club). Выступающего называют стенда́п-ко́миком, актёром стенда́па, ко́миком или стенда́пером» ‒ Из Википедии).

Кадр из сериала

На юморе останавливаться не буду, там его количество иногда зашкаливает, отмечу то, что еще меня в сериале буквально завораживает. Во-первых, антураж 60-х годов и женские наряды (а их так много и они так хороши, что будь они в продаже в каком-нибудь магазине поблизости, я бы загнала себя в долговую яму, только бы ими обладать). Во-вторых, идеально показана жизнь еврейской семьи (и не одной) со всей своей спецификой (жить бы я в таких семейках не хотела, но вот от краткосрочного пребывания не отказалась). В-третьих, актеров подобрали так, что им хочется вручить все имеющиеся премии из мира кинематографа ‒ редко так совпадает, что нравятся все действующие лица.

Я смотрю сериал всегда в одном и том же переводе, в котором периодически присутствует мат, но этот мат настолько органично вписывается в диалоги, что даже утонченным натурам он слух резать не будет.

В общем и целом, я готова дифирамбы сему творению парочки Эми Шерман-Палладино/Дэниэл Палладино ( создатели обожаемого мною сериала “Девочки Гилмор” ) петь до бесконечности, но лучше сериал посмотреть ‒ насладиться юмором, визуальной составляющей, музыкальным сопровождением, еврейским сообществом и еще много чем другим» [4] .

«Сценарий также хорош. Мидж-Мириам периодически откалывает такие вещи, что держись. Сюжет летит в дальние дали, но все логично. На действия героев незамедлительно реагируют либо общество, либо близкие люди. Все зачтется. Миссис Мейзел и стендап? Невозможно представить.

Конечно, Рэйчел Броснахэн классно исполняет роль Мириам. Домохозяйка, умница и красавица, которой разбил сердце муж получилась живой и интересной. Это сильно контрастирует с тем, что эта же “домохозяйка” вытворяет на стендап-сцене. Там достается всем: и мужу, и отцу, и отдельным личностям, попавшим под горячую руки. А главное – она не переигрывает. Четко так держит баланс….В итоге имеем потрясный сериал про злоключения девушки-стендаперши. Тут у нас и комедия, и драма, и жизнь. Достойное завершение вечера. Моя оценка – 9/10» [2].

«Главная героиня. Мидж всегда была в центре внимания и любила хохмить на публику. В стендапе, она видит свое призвание. На самом деле, вот мне интересно, сами создатели сериала поняли, что их персонаж не очень приятен? Вот она пьяная рассказывает про своего мужа, вот обкуренная выступает, и забывает, что ее дело ‒ только объявить выход джазового коллектива на сцену. Вообще очень много в сериале делается в угоду атмосфере, и красивостей для. Герои меняют свой характер, Мириам на публике занимается только тем, что выливает ушат помоев на голову то мужа, то родителей, то детей. Ну представьте на минутку, что, например, Павел Воля на всю ивановскую стал бы рассказывать про секс своих родителей, а Харламов бы поведал о том, какова Асмус в постели... Короче, какой-то кривенький юморок получился» [1].

Советую посмотреть сериал

Чтение отзывов показывает, что подавляющее большинство зрителей воспринимает сериал как очень органичный, логичный, хорошо сбалансированный, адекватно отражающий американскую художественную жизнь конца 50-х, начала 60-х годов. Но думаю, и мнение автора последнего отзыва не стоит сбрасывать со счетов. По фильму видно, что Мидж периодически прикладывается к бутылке (простим ей, когда она напивается вдрызг в первый раз, все же стресс ‒ муж неожиданно ушел к другой), рассказывает на сцене подноготную об интимной жизни своих родителей и о себе, издевается над коллегами по будущей профессии (правда, это одни мужчины, которые не хотят пускать в свою среду женщин, за исключением одной знаменитой женщины стендаперши, которую Мидж тоже зло высмеивает), совершенно не задумывается о последствиях своих откровений, такое впечатление, что она, выходя на сцену, тут же теряет рассудок и память. Хотя, как правило, зрители этого не замечают, перед нами две очень разные Мидж, прямо-таки антиподы: Мидж в семье, вполне разумная и осмысленная дочь и мать, и Мижд на сцене, как правильно выразился зритель «весьма неприятный персонаж», для которого не существует жалости, понимания, запретов.

Конечно, мне могут возразить, что ведь это очень распространенный художественный прием ‒ расщепить героя на две персоны, наделив каждую своей жизнью, и лучше жизнью противоположной. Как интересно, ожидаешь от героя одного (в качестве первой персоны), а он неожиданно ведет себя иначе (как вторая). В сериале много и других художественных приемов, например, еврейские шутки, сексуальные реплики «ниже пояса», потрясающий дизайн костюмов и моды 60-х, чудаковатый профессор математики Эйб Вайсман, отец Мидж, и его супруга красавица Роуз Вайсман, прекрасно управляющая мужем, Сюзи Маерсон ‒ умопомрачительный менеджер Мидж в кепке, так контрастирующий и в одежде и манерах с самой Мидж.

Как выглядели звезды сериала «Удивительная миссис Мейзел» до обрушившейся на них славы

Слева направо: Сюзи, Мидж, ее отец Эйб и мать Роуз, отец ее мужа, муж Джоэл

Однако, почему такая бешеная популярность, при том что при строгом рассмотрении фильм выглядит мозаичным и нелогичным (например, появляясь на сцене, Мидж напрочь забывает и свой характер, и манеры, и разум)? Может быть потому, что сериал, как пишет один из зрителей, хорошо показывает жизнь Америки 60-х, он, так сказать, реалистичный? К этому мнению могут склонять факты.

Известно, например, что прототипом Мидж была реальная первая в Америке стендаперша ‒ «Джоан Риверс, урожденная Джоан Александра Молински из Бруклина. Ее родители ‒ уехавшие из России евреи доктор Майерс и Беатриса Молински. Она родилась 8 июня 1933 года в Бруклине и достигла вершины успеха в комедийном жанре, получив Эмми, Грэмми… После замужества и обучения, Джоан стала импровизировать и выступать в клубах и шоу. Как и все обеспеченные женщины, она обожала костюмные украшения от Мириам Хаскелл, Miriam Haskell, Coro Коро, Trifari Трайфари. Ее коллекции были огромны, и она вела шоу о моде и стиле в том числе. Джоан в 1990 году открыла собственную фирму украшений Joan Rivers, сейчас работу продолжает ее дочь (на фото Джоан с дочерью, которая теперь развивает ювелирный бренд матери)» [3] .

.Джоан с дочерью, которая теперь развивает ювелирный бренд матери

В первой и второй серии сериала выступающую на сцене Мидж два раза арестовывает полиция за непристойное поведение. Этот эпизод тоже списан с натуры, также как и мода, обстановка, шутки стендаперов. «У истоков американского стендапа стоят такие люди, как Ленни Брюс, Ричард Прайор, Джордж Карлин, Билл Косби, Вуди Аллен. Являясь «первопроходцами» современного стендапа, они испытали немало трудностей, связанных с правом выступать с определённым материалом. В частности, Ленни Брюс неоднократно подвергался арестам за непристойность своих выступлений. Джордж Карлин с его комедийным номером «Семь ругательств» попал под судебное разбирательство в Верховном суде США» [10].

Но вряд ли списанные с натуры сериалы нравятся публике именно потому, что они верно отражают исторические события. И действительно, «Необыкновенная миссис Мэйзл» не чисто исторический фильм, а по жанру «исторический, комедийно-драматический веб-сериал». В соответствии с логикой этого жанра его создатели Эми Шерман-Палладино с Рэйчел Броснахэн переделали все исторические темы и сюжеты, а также неисторические, сочиненные ими, в таком направлении, которое работало на максимальное развлечение зрителей, и только отчасти на историческое знание. Реальность сериала ‒ не история стендапа на примере миссис Мэйзл, а художественная реальность в указанном жанре. Вот здесь и понадобились художественные приемы, о которых мы говорили. Вернемся, например, еще раз к приему раздвоения личности героя.

Почему, спрашивается, он принимается как само собой разумеющееся и не обсуждается? Во-первых, потому, что этот прием хорошо известный в искусстве. Во-вторых, очевидно, размышляет зритель, у Мидж сильный стресс (как-никак, ее ради любовницы бросил муж), и она в отчаиньи делится со зрителями, чего, вероятно, в обычном состоянии она никогда бы не сделала. В-третьих, ведь она на сцене, где другая условность и разрешено многое из того, что в другой реальности, например, семьи, совершенно недопустимо. Конечно, сцена стендап-клуба не на другой планете, и та же семья рано или поздно может узнать (и, кстати, узнает во втором сезоне сериала). В-четвертых, разве раздвоение личности на две противоположные персоны такое уж редкое явление в современной жизни?

Как я показываю в книге «Феномен множественной личности» раздвоение личности в современной культуре характерно для некоторых категорий алкоголиков, душевнобольных, преступников, маргиналов [5, с. 32-79]. Сериал «Необыкновенная миссис Мэйзл» наводит на мысль, что личность на сцене (конечно, не всякая, а скажем травмированная и напившаяся как Мидж, или жаждущая славы и признания публики, или которая уже не в состоянии помыслить свою жизнь без сцены и аплодисментов), так вот, такая личность тоже склонна к раздвоению. Получается интересная вещь ‒ оказывается формальный художественный прием раздвоения личности отражает реальный феномен раздвоения личности в современной культуре. Конечно, трудно предположить, что зрители читали психологов, анализировавших феномен множественной личности, или вашего покорного слугу, но они посредством образа Мидж интуитивно опознают встречающиеся им в жизни события. Например, алкоголики, ведущие себя во время запоя противоположно своему трезвому поведению, не такое уж редкое явление.

Или еще один художественный прием. Мидж в первой серии искренне делится со зрителями своим горем, так сказать, исповедуется на сцене, а зрители воспринимают ее рассказ как искусную актерскую игру, дружно смеются, восхищаются мастерством. Заметив это обстоятельство, Мидж дальше превращает свою исповедь, рассказ о себе и наблюдениях за другими в настоящий художественный прием искусства стендапа. Здесь на художественный эффект работает рассказ о реальных переживаниях артиста, которые можно передать очень искренне, поскольку они твои, и опознание этого рассказа в качестве искусной художественной презентации, т.е. искренность воспринимается как искусство, хотя оно сначала искусством не являлось.

А вот еще один художественный прием ‒ перенос в прошлое ситуаций и проблем настоящего, конкретно, авторы сериала перенесли в начало 60-х феминистскую повестку. Мидж вынуждена бороться за право стать стендап-комиком со стендаперами мужчинами. «Мне кажется, ‒ пишет исполнительница главной роли Рейчел Броснахэн в интервью Variety, ‒ некоторые сцены сериала, посвященные борьбе женщин за свои права, очень актуальны и сегодня. Тогда женщины считались людьми второго сорта и не обладающими достаточным чувством юмора. До сих пор женщины сталкиваются с такими взглядами, и создатели сериала дали этому сюжету новую жизнь со своим свежим взглядом. Но кроме того, в основе сериала лежит история женщины, которая обрела голос, о котором она никогда не знала. И это то самое, что происходит прямо сейчас по всему миру» [11].

Неплохой художественный прием ‒ образы еврейских родителей и еврейский юмор, прекрасно работает и прием противоположных (буквально во всем ‒ в культуре, речи, одежде, привычках и пр.) образов Мидж и Сюзи. Короче, авторы сериала с помощью этих приемов (мы указали только главные) сумели создать полноценную художественную реальность (о художественной реальности см. [6; 7; 8; 9]).

Да, но, если сериал «Необыкновенная миссис Мэйзл» ‒ не описание реальных исторических событий, а скорее презентация современной жизни, где, действительно, есть все ‒ и расщепление личности, и своего рода предательство близких, и борьба женщин за свои права и многое другое, показанное в сериале, то, спрашивается, каким образом все эти очень разные сюжеты и темы удается соединить в единое органическое целое, которое легко проглатывают зрители, принимая за подлинную реальность жизни? Что в этом случает в целом репрезентирует сериал? Современную жизнь, как мы сказали, или может быть современную жизнь, пропущенную сквозь призму мозаичного сознания зрителей? Не отражает ли сериал «Необыкновенная миссис Мэйзл» скорее структуру мозаичного сознания современного зрителя, ориентированную больше на развлечения и эстетические переживания, чем на познание жизни, которая очень сложная и неопределенная и которую еще надо понять. Понять, создав ту или иную интерпретацию и истолкование этой жизни, чем сегодня бесконечно занимаются художники, зрители, искусствоведы, философы.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В рецензируемой статье рассматриваются особенности художественной реальности на примере киноповествования одного из американских сериалов. В начале статьи приводятся характерные оценки, которые даются сериалу зрителями. Автор цитирует довольно большие фрагменты отзывов, они помогают понять, как сериал воспринимается. Автор делает вывод, что «большинство зрителей воспринимает сериал как очень органичный, логичный, хорошо сбалансированный, адекватно отражающий американскую художественную жизнь конца 50-х, начала 60-х годов». При этом, полает он, не стоит сбрасывать со счетов и мнение зрителей, оставляющих негативные отклики. Следуя стремлению проанализировать специфику воссоздаваемой в сериале художественной реальности, автор статьи выделяет основные приёмы, которые её определяют. Так, он обращает внимание на то, что в сериале зритель сталкивается с приемом, который состоит в том, чтобы «расщепить героя на две персоны, наделив каждую своей жизнью, и лучше жизнью противоположной. Как интересно, ожидаешь от героя одного (в качестве первой персоны), а он неожиданно ведет себя иначе (как вторая)». Этот вывод автор делает на основании наблюдения, открывающего, что на сцене героиня ведёт себя совсем не так, как в жизни. Однако использование этого распространённого приёма ещё не объясняет популярности сериала. Автор обсуждает предположение, что причина популярности может быть связана с тем, что в нём «хорошо показывает(ся) жизнь Америки 60-х, он, так сказать, реалистичный». Действительно, у главной героини был реальный прототип, ориентация на который помогла создателям сериала поддерживать реалистичность повествования. Однако, полагает автор, и это не главное. Важнее, что зрители узнают в художественной реальности себя и своё окружение, в частности, «формальный художественный прием раздвоения личности отражает реальный феномен раздвоения личности в современной культуре. … Например, алкоголики, ведущие себя во время запоя противоположно своему трезвому поведению, не такое уж редкое явление». Ещё один приём, может быть, более интересный, на который обращается внимание в статье, состоит в том, что (реальная) искренность воспринимается зрителями (не привыкшими, очевидно, к искренности в «реальной» жизни) как результат действия некоего приёма, проявление высокого артистизма. – Нечто противоположное тому, с чем читатель сталкивается в «Эмме Цунц» Борхеса. Ещё одним художественным приёмом в сериале стал «перенос в прошлое ситуаций и проблем настоящего, конкретно, авторы сериала перенесли в начало 60-х феминистскую повестку», героиня «вынуждена бороться за право стать стендап-комиком со стендаперами мужчинами». Однако в конце статьи автор, задаваясь, по-видимому, риторическими вопросами, высказывает предположение, что сериал отражает, скорее, не саму реальность как таковую, а «структуру мозаичного сознания современного зрителя». Можно согласиться с тем, что причиной популярности всякого художественного повествования являются те или иные формы «узнавания», которые переживает зритель, и которые убеждают его в том, что его собственное существование неслучайно. Имеются все основания полагать, что рецензируемая статья окажется интересной широкому кругу читателей, рекомендую опубликовать её в научном журнале.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.