Статья 'Культы святых епископов в Германии XI-XII вв. и их образы в книжной миниатюре' - журнал 'Культура и искусство' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Культура и искусство
Правильная ссылка на статью:

Культы святых епископов в Германии XI-XII вв. и их образы в книжной миниатюре

Зотова Елизавета Валентиновна

ведущий архивист, ФГБУ "Российская государственная библиотека"

119019, Россия, г. Москва, ул. Воздвиженка, 3/5, стр. 1

Zotova Elizaveta Valentinovna

leading archivist at Russian State Library

119019, Russia, Moscow, str. Vozdvizhenka, 3/5, bld. 1

tmerigold@yandex.ru

DOI:

10.7256/2454-0625.2017.10.23759

Дата направления статьи в редакцию:

01-08-2017


Дата публикации:

24-11-2017


Аннотация: Предметом исследования является образ святого епископа в книжной миниатюре Германии XI-XII вв. и его связь с историей культов святых - как имеющих давнюю традицию (первых епископов немецких епархий, основателей монастырей), так и новых, возникших в течение рассматриваемого периода (епископов, живших в X - первой половине XII вв. как основателей монастырей и храмов). В статье рассматриваются ситуации и обстоятельства, при которых появляются эти изображения в рукописной книге и создаются сами манускрипты. Путем сравнительного анализа ряда памятников автор выделяет различные тематические группы и иконографические типы, выявляет связь изображений с содержанием и назначением книг. Основные акценты в данном исследовании делаются на определении функции изображений в ее отношении к истории культа святого (репрезентативная и мемориальная функции), а также взаимосвязи образов святых епископов с образами заказчиков или авторов рукописных книг, отражение в книжной миниатюре понимания современниками данной связи (заказчик-епископ - как преемник святого, святой епископ - как покровитель монашеской общины).


Ключевые слова:

святой епископ, книжная миниатюра, иллюминированные рукописи, культы святых, епископ, средневековые западноевропейские рукописи, Германия, XI век, XII век, образ епископа

Abstract: The subject of research is the image of the holy bishop in illuminated manuscripts of Germany in the 11th-12th centuries and its connection with the history of the cult of saints - both cults with long tradition (veneration of first bishops of the German dioceses, founders of monasteries ), and new cults (the veneration of the bishops, who lived in the Xth - the first half of the XIIth century as the founders of monasteries and churches). The article deals with circumstances of appearance of these images and manuscripts. Using the comparative analysis of a variety of miniatures the author distinguishes between different thematic groups and iconographic types and identifies relations between the content of the image and purpose of the book. The main emphasis of this research is a function of the image in its relation to the history of the cult of the saint (representative, memorial), and the relationship of images of saints - holy bishops - with images of customers or the authors of manuscripts.


Keywords:

holy bishop, book illumination, illuminated manuscripts, cult of the saints, bishop, medieval west european manuscripts, Germany, 11th century, 12th century, image of the bishop

Начиная с Раннего Средневековья на территории Германиии возникают и получают распространение культы различных святых, в том числе и святых епископов. Особо почитались представители церкви, осуществлявшие апостольскую миссию среди народов Европы и становившиеся первыми епископами немецких епархий, как, например, св. Бонифаций в Майнце, св. Матерн в Кёльне, св. Евхарий в Трире и др. В период XI-XII в. в отдельных епархиях, в монастырях появляются и новые культы – культы святых епископов, многие из которых принадлежали к числу князей церкви предыдущих эпох. Местами возникновения таких культов как правило были основанные епископами монастыри, становившиеся местами их последнего упокоения и хранившие их реликвии. В качестве инициаторов причисления к лику святых своих предшественников выступали и действующие епископы соответствующих епархий.

С традицией почитания святых связан целых ряд памятников, относящихся к различным видам средневекового искусства - скульптуры, монументальной живописи, декоративно-прикладного искусства и, конечно, книжной миниатюры. Изображения святых - церковных иерархов появляются в житийных рукописях, богослужебных книгах, а также рукописях иного содержания и назначения, в основном предназначенных для внутреннего использования в монастырях (некрологах, описях реликвий и др.).

В настоящей статье будут рассмотрены две основные группы образов: святые епископы прошлого (первые епископы, миссионеры) и имперские епископы X-XII вв., местно почитавшиеся в диоцезах, некоторые из которых были причислены к лику святых (основатели монастырей, строители церквей и т. д.). Основными задачами исследования являются выделение основных иконографических схем, используемых для изображения святых епископов, изучение связи изображений с содержанием и назначением кодексов, а также восприятия образов святых их почитателями - авторами и заказчиками книг, представленными на миниатюрах вместе со своими святыми покровителями.

К первой группе образов относятся изображения двух святых епископов эпохи Франкского государства - англо-саксонских миссионеров св. Виллиброрда и св. Виллибальда - первых епископов в Утрехта и Эйхштетта.

Англо-саксонский миссионер Виллиброрд (ок. 678-739) был не только первым епископом Утрехта, но и первым признанным Римом архиепископом на территории всего франкского королевства. К заслугам Виллиброрда относится основание аббатства Эхтернах, ставшего одним из важнейших центров монастырской культуры. Культ святого Виллиброрда возник в Эхтернахе уже вскоре после смерти епископа, согласно его желанию похороненного в монастырском храме.

Одно из самых известных изображений святого находится в собрании Национальной библиотеки в Париже – это миниатюра XI в., приплетенная к кодексу lat.10510 (л. 20v). Миниатюра вероятно, прежде являлась частью сакраментария [1]. Виллиброрд здесь представлен в образе епископа, восседающего на фальдистории, в окружении двух стоящих диаконов. В руке святого книга – символ апостольского учения. Данное изображение относится к репрезентативному типу, и подобная трехфигурная композиция весьма характерна для сакральных образов власти в византийском и в западноевропейском искусстве.

Другие, более поздние, изображения св. Виллиброрда, могут послужить примером традиции иллюминирования житийных рукописей – это миниатюры жития св. Виллиброрда из «Избранных трудов Тиофрида» (Thiofridus Epternacensis Opera selecta, Гота, Исследовательская и земельная библиотека, Memb. I 70.), созданного скриптории Эхтернаха в 1100-1120 гг. Изображение св. Виллиброрда является частью композиции, занимающей две страницы: на л.1v представлен автор сочинения – Тиофрид, аббат Эхтернаха с 1082 по 1110 г., на в л.2r – святой епископ. Эти миниатюры являют собой типичный пример посвятительной сцены типа «автор (писец, заказчик рукописи) преподносит книгу святому покровителю», но в данном случае святой патрон аббатства Эхтернах является не только объектом посвящения рукописи, но и непосредственно героем произведения, ведь речи идет о житии. Изображение св. Виллиброрда относится к репрезентативному иконографическому типу: также, как и на миниатюре из Парижской Национальной библиотеки епископ показан восседающим на фальдистории как на престоле и изображен в литургическом облачении. Существует еще одна рукопись «Избранных трудов Тиофрида», созданная в тот же период в Эхтернахе, также содержащая миниатюру с изображением св. Виллиброрда (Городская библиотека Трира, HS 1378/103). В этой рукописи также имеется посвятительная миниатюра с изображением автора и святого Виллиброрда, но здесь она занимает не две, а одну страницу. В случае с упомянутой выше миниатюрой XI в. возможно говорить только о репрезентативной и мемориальной функциях изображения святого, т.к. неизвестно была ли эта миниатюра парной и могла ли быть частью посвятительной композиции. В обоих кодексах XII в. репрезентативная и мемориальная функции посвятительных миниатюр осуществляются по отношению к образам и святого, и автора жития - Теофрида, и оба образа взаимосвязаны.

С культом св. Виллибальда – первого епископа (?-787?) и святого покровителя Эйхштетта связан понтификал из собрания Архива диоцеза Эйхштетта (Codex B4), известный под названием «Gundecarianum». Кодекс был создан по заказу епископа Эйхштетта Гундекара II (1057-75) в 1071-1072 гг. Манускрипт помимо собственно текста понтификала - описаний и текстов обрядов и таинств, совершаемых епископом - ритуала и календаря содержит иллюстрированный каталог эйхштеттских епископов, продолженный позднее - в XII веке - епископом Оттоном (1182-96) и последующими епископами вплоть до 1697 г. Книга предназначалась для кафедрального собора - для алтаря св. Виллибальда, о чем свидетельствует вкладная запись на л.13a. Согласно заказу Гундекара II в рукописи были изображены все семнадцать его предшественников, начиная со св. Виллибальда, на последней миниатюре этого цикла представлен и сам заказчик кодекса. На каждом из листов расположено по шесть фигур, по три фигуры в ряд. Фигуры и епископов, и святых на предыдущих листах (лл. 15v, 16) помещены в аркады, изображения сопровождаются соответствующими подписями, краткими сведениями о каждом епископе. Св. Виллибальд представлен в кодексе дважды: на л. 16 в числе святых патронов диоцеза (св. Бонифаций, св. Вунибальд, св. Вальбурга, св. Вит, св. Гунтхильда), и на л. 17, в ряду эйхштеттских епископов. На л.16 св. Виллибальд изображен в верхнем ряду, со св. Бонифацием и своим братом св. Вунибальдом, аббатом Хайденхайма. Центром трехфигурной композиции, является фигура св. Бонифация, расположенная фронтально, фигуры святых братьев показаны в три четверти и обращены в сторону центрального персонажа. Св. Бонифаций изображен в центре, т.к. основал эйхштеттскую епархию и поставил Виллибальда первым епископом. Таким образом, миниатюра демонстрирует связь епископата Эйхштетта с апостолом Германии. На л. 17 св. Виллибальд также изображен в верхнем ряду, но в данном случае уже его фигура составляет центр композиции и выделена с помощью архитектурных элементов, представляющих собор в Эйштетте и указывающих на святого как на строителя храма. Как и все святые на миниатюрах понтификала, первый эйхштеттский епископ изображен с нимбом. Остальные епископы (кроме Гундекара, нимб вокруг головы которого является позднейшим добавлением [2]) не имеют нимбов. Гундекар II благодаря своим заслугам почитался после смерти в своем диоцезе как блаженный, хотя официально беатифицирован не был, и в данном случае нимб говорит именно о местном почитании.

Основная идея каталога епископов в «Гундекариануме» - это идея наследования св. Виллибальду. Идея преемства сана от первых епископов епархии, почитавшихся в качестве святых, соответствовала принципу апостольской сукцессии и была чрезвычайно важна для епископов Германии XI-XII вв., и ее визуальное воплощение нередко встречается в искусстве рассматриваемого периода, в том числе и в книжной миниатюре. Изображение полного ряда предшественников, включающего святых епископов, - не единственный вариант показать подобную связь – в художественном оформлении немецких рукописей XII в. существует и иной иконографический тип: посвятительные миниатюры, где епископ-заказчик представлен вместе со святым епископом, преемником которого она является. К этому типу можно отнести миниатюру рукописи «О буквальном смысле Книги Бытия» Аврелия Августина из собрания Баварской государственной библиотеки (Сlm 15812). Книга была создана в скриптории при кафедральном соборе Зальцбурга по заказу архиепископа Эберхарда (1147-1167). На посвятительной миниатюре на л.1r представлен св. Руперт, принимающий кодекс от заказчика. Оба епископа показаны в архитектурном обрамлении, обозначающим пространство кафедрального собора, справа изображен алтарь, на который возложена книга. Св. Руперт и Эберхард изображены в полном литургическом облачении и с манипулами. Святой епископ, живший в эпоху каролингов, облачен как современник Эберхарда, на его голове митра, вошедшая в облачение епископов только с середины XI в., в появившаяся изображениях позднее — только в XII в.[3]. «Осовременивание» облика святого покровителя проявляется в данном случае не только в изображении его литургических одежд, но и в самом облике св. Руперта, чье лицо и прическа изображены в соответствии с представлениями об идеальном в период создания рукописи типе внешности, которому отвечает и облик Эберхарда. На миниатюре первые епископ Зальцбурга предстает не только как святой покровитель, принимающий в дар от заказчика книгу, но и демонстрирует идею преемства – нынешний архиепископ выступает в качестве наследника своего святого предшественника.

Таким образом можно выделить две основные темы в изображениях святых епископов предшыдущих эпох в книжной миниатюре XI-XII вв.: это епископ - святой покровитель (города, монастыря или всей епархии) и епископ- святой предшественник действующего епископа (в случаях, когда иллюминированная рукопись создана по заказу действующего епископа). Наиболее распространенным иконографическим типом для миниатюр данного периода являются посвятельные сцены, представляющие автора или заказчика рукописи перед святым покровителем.

Наряду с культами святых епископов, имеющими давнюю традицию, уже начиная с конца X в. возникают культы новых святых — епископов, возглавлявших епархии Германии в весьма недалеком прошлом, и возникает целый ряд изображений этих святых, в том числе и в книжной миниатюре. Рукописные книги с изображениями святых епископов, созданные в этот период, часто имеют непосредственное отношение к истории их канонизации.

Первым представителем имперской церкви рассматриваемого периода, причисленным к лику святых, стал Ульрих, епископ Аугсбурга (923-973) – его канонизация, состоялась уже в 993 г. Данное событие также является самым ранним примером канонизации, проведенной папой. Начиная с правления Карла Великого и вплоть до XII века каждый епископ имел право причисления к лику святых. Правда, культ такого святого распространялся только на одну епархию. Если епископ желал, чтобы этот святой почитался и в других епархиях, то вопрос о канонизации рассматривался на специально созываемом по этому поводу соборе. Если другие епископы выражали свое согласие, то канонизация считалась состоявшейся. В XII веке ситуация изменилась и право канонизации постепенно перешло в руки папы. Первый прецедент создал папа Александр III (1159-1181), когда в 1170 г. запретил канонизацию, т.к. не посчитал кандидатуру достойной причисления к лику святых. С этого момента позиция папы в данном вопросе приобрела решающее значение. Для того, чтобы получить официальное одобрение папы, было необходимо предоставить доказательства того, что кандидат достоин быть причисленным к святых, и эти сведения зачитывались на синоде. Помимо жития, составлялись также списки чудес, совершившихся как при жизни, так и после смерти (на могиле) святого. Так в грамоте папы Иоанна XV (985-996) о канонизации Ульриха, епископа Аугсбурга (923-973), подписанной 3 февраля 993 г., упоминается «маленькая книга» («libellus») о житии и чудесах преподобного Ульриха, которую предоставил епископ Аугсбурга Лиутольд (988-996) для прочтения на Латеранском синоде. В папской грамоте, вероятно, идет речь о сочинении Герхарда, пробста кафедрального собора в Аугсбурге – самом раннем житии аугсбургского епископа[4].

Житие епископа - основателя храма или монастыря – один из типичных памятников, создававшихся в скрипториях при соборах и монастырях на территории Священной Римской империи в X-XII вв. Особым типом житийных рукописей являются книги типа «libellus», содержащие помимо жития описания чудес святого и другие тексты (в том числе и литургические), связанные с культом данного святого[5]. В тех скрипториев, где существовала традиция иллюминирования манускриптов, в книгах размещались и изображения святых епископов.

Сохранилось несколько рукописей XI-XII вв., содержащих житие и описание чудес св. Ульриха Аугсбургского, в различных вариантах редакции и компоновки, и некоторые из них содержат изображения святого епископа. Рукопись из собрания Австрийской национальной библиотеки, вошедшая в состав сборника житий святых («Vitae sanctorum» - Вена, Австрийская национальная библиотека, Cod. 573), предположительно является автографом [6] Берно, аббата Райхенау (1008-1048), автора второй редакции жития св. Ульриха. Манускрипт, созданный в скриптории Райхенау в 1020-1040 г.г., предназначался для аббатства Свв. Ульриха и Афры в Аугсбурге, о чем свидетельствует посвятительное стихотворение, обращенное к святому епископу и адресованное аббату аугсбургского монастыря Фридебольду (л.26r составной рукописи), а также посвятительная миниатюра, расположенная на обороте листа с текстом посвящением. На миниатюре представлен св. Ульрих, благословляющий двух аббатов: автора – Берно и «адресата» (заказчика?) – Фридебольда. Над головой святого патрона изображена Длань Господня - как указание на известное чудо святого, когда в момент освящения им потира ходе мессы в помощь епископу явилась длань Господня («Dextera Domini»). Подобная трехфигурная композиция, в центре которой находиться благословляющий святой (Христос, Дева Мария), заимствованная из византийского искусства, в оттоновскую эпоху получилаширокое распространение и на Западе. Св. Ульрих представлен в литургическом облачении, с золотым нимбом. Данную миниатюру можно отнести к весьма распространенному типу посвятительной миниатюры с изображением святого патрона с автором и заказчиком (?) рукописи.

К сожалению, до наших дней не дошла рукопись с житием и описанием чудес аугсбургского епископа, представленная в 993 г. на Латеранском синоде, или же ее копии в виде отдельной книги, но в последующую эпоху, в XII в., возникает целый ряд подобных памятников.

Примером подобного манускрипта является житие Анно II, архиепископа Кельна (1056-1075) из собрания Университетской библиотеки г. Дармштадт – (Hs. 945, «Vita Annonis minor»), которое было создано в 1180-е гг., очевидно, в рамках подготовки процесса канонизации кёльнского архиепископа (1183 г.). Рукопись, включает в себя текст жития, сведения о чудесах, сотворенных святым, а также cодержит миниатюру (л. 1, раскрашенный рисунок пером). Изображение можно отнести к репрезентативному типу: Анно представлен здесь как основатель монастырей и церквей (две модели церквей архиепископ держит в руках, две помещены у его ног, а одна - над головой: это каноникаты Св. Георгия и Св. Марии ad Gradus, аббатства Зигбург (откуда и происходит рукопись), Графшафт и монастырь Заарфельд в Тюрингии). Композиция перекликается с рельефом на торцевой стороне раки с мощами св. Анно, созданной в ту же эпоху, где архиепископ изображен стоящим с моделю монастыря Зигбург в руках. Св. Анно представлен в литургическом облачении, на его голове митра характерного для второй половины XII в. образца.

К числу рукописей, также связанных с процессом подготовки к официальной канонизации епископа также относится манускрипт Vita Sancti Bernwardi Ms. F Nr.514 из собрания Нижнесаксонского государственного архива в Ганновере, содержащая житие Бернварда, епископа Хильдесхайма (993-1022), описание чудес святого и списки документов из архива монастыря Св. Михаила в Хильдесхайме. Рукопись является старейшим из полностью сохранившихся списков жизнеописания хильдесхаймского епископа, составленного его учителем Тангмаром в первой четверти XI в. и начатого еще при жизни Бернварда, в новой редакции 1190-х. гг. В 1192 г. в монастыре св. Михаила остановился кардинал Цинтий (Cinthius) из Сан-Лоренцо-ин-Лючиа, который и инициировал процесс подготовки канонизации хильдесхаймского епископа и оказывал в этом деле поддержку аббату и монахам. Для того, чтобы наилучшим образом в соответствии с уже сложившейся традицией представить кандидатуру своего святого патрона в Риме, на основе сочинения Тангмара монахами был заново составлен текст жития. Список и собрания ганноверского архива содержит также и изображение святого епископа, которое находится в начале первой главы жития, на л. 4, рядом с инципитом, в теле инициала «О» (ortus). Бернвард здесь представлен в литургическом облачении, в митре. Ему ассистируют четыре ангела, расположившиеся в углах квадратного поля инициала: два ангела в верхних углах подают епископу посох и книгу, ангелы в нижних углах покровенными руками придерживают тело буквы «О». Ангелы, как «служебные духи» (Евр. 1.14), в здесь выполняют функции диаконов, ассистирующих епископу во время богослужения. Бернвард принимает из рук ангелов епископский посох и Евангелие, которые символизируют его миссию пастыря и учителя – подобный сюжет занимал торцевую сторону раки св. Анно Кёльнского, где два ангела также подают святому епископу педум и книгу. Композиция (фигура святого в овале буквы «О», четыре фигуры по углам) вызывает прямые ассоциации с Majestas Domini, это уподобление может быть призвано демонстрировать высокий статус святого епископа Бернварда в небесной иерархии. Репрезентативный тип изображения и исполнение инициала и других декоративных элементов в рукописи (в т.ч. использование золота), большой формат кодекса соответствует парадному характеру книги, призванной стать доказательством того, что Бернвард является самым достойным кандидатом для причисления к лику святых.

С культом другого яркого представителя имперской церкви эпохи оттонов - Виллигиза, архиепископа Майнца (975-1011) связана рукопись Ф.183 №368 из собрания Российской государственной библиотеки. Виллигиз не был канонизирован, но местно почитался в Майнце, прежде всего в построенном им храме св. Стефана, для которого в середине XII в. и был создан данный кодекс. Помимо текста службы и чтений с описаниями чудес майнцского архиепископа рукопись содержит две посвятительные миниатюры (лл.1v, 2v), на которых изображен сам Виллигиз, а также пробст кафедрального собора Гартман и архиепископ Майнца Генрих I (1142-1152), предположительно являющийся заказчиком кодекса. На л.1v в полный рост представлены архиепископ Виллигиз и пробст Гартман, которые держат в руках табличку с надписью золотом которая является началом текста обращения Виллигиза к Гартманну, продолжающегося на следующей странице (2r). Виллигиз изображен в полном литургическом облачении, в правой руке он держит епископский посох. Голову архиепископа венчает митра, т.е. Виллигиз облачен по современному архиепископу Генриху образцу – островерхая митра с двумя «рожками» соответствует середине - второй половине XII в. [3]. Виллигиз представлен светловолосым, с бородой и усами, вокруг его головы золотой нимб. На второй миниатюре (л. 2v) Виллигиз показан уже вместе с архиепископом Генрихом. Оба архиепископа также держат табличку, текст которой является началом фиктивного письма Виллигиза к Генриху. Архиепископы изображены в полном литургическом облачении, в их руках педумы. Интересно, что облачение Генриха в точности повторяет облачение Виллигиза на первой миниатюре, и, если бы не нимб над головой второго архиепископа и не соответствующие подписи, именно его можно было бы принять за Виллигиза. Обе миниатюры имеют прямую связь с «письмами» Виллигиза к Гартманну и Генриху, с которых начинается текст рукописи - таким образом, здесь показаны и «автор» писем, и оба адресата, а само письмо как объект демонстрируется в виде таблички с начальной строкой-обращением. Текст «обращения» к Гартманну позволяет предположить, что пробст Майнцского кафедрального собора является автором или текста всей рукописи, ее части или же составителем. Что же касается роли архиепископа Генриха относительно создания рукописи или включенных в нее произведений, а также культа Виллигиза в Майнце, то никаких указаний на это ни в тексте или надписях московской рукописи, ни в других источниках не обнаружено. Единственное упоминание о нем в связи с именем Виллигиза содержится на страницах данного кодекса. В.И. Герье, основываясь на тексте второго «письма», предполагает, что Генрих был инициатором канонизации своего великого предшественника [7]. В своем «послании» Виллигиз обращается к Генриху как к своему преемнику на «святом Майнцcком престоле», а также посреднику, благодаря стараниям которого церковь благосклонно примет известия его деяниях. Таким образом, данную миниатюру также как и изображение Св. Руперта Зальцбургского и архиепископа Эберхарда можно рассматривать в контексте идеи преемственности сана.

Причиной подобного изображения заказчика книги и святого, которому посвящена рукопись, могло послужить личное желание Генриха I (или же замысел автора) предстать на миниатюре в качестве законного преемника, равного по статусу своему святому предшественнику. Генрих уподобляется Виллигизу, вероятно, именно поэтому литургическое облачение Генриха в точности повторяет облачение Виллигиза на первой миниатюре. Подобная имитация проецирует образ великого предшественника, благодаря своим заслугам достойного почитания в церквях диоцеза и даже канонизации, его «святость» на личность его «преемника». Нельзя не отменить следующий интересный момент: лицо Генриха относится к точно такому же физиономическому типу, что и лицо Виллигиза – здесь мы имеем дело с идеализированным типом внешности (подобный же тип встречается и на миниатюре в «Vita Annonis Minor»). Конечно, святой епископ должен был являть собой идеал – не только своими делами, но и видом. Генрих, черты лица которого должны были бы быть хорошо знакомы майнцскому художнику, изображен точно так же. К тому же типу относятся изображения архиепископа Зальцбурга Эберхарда, и святого Руперта в рукописи Clm 15812, созданной приблизительно в тот же период. На этой миниатюре присутствует тот же важный момент, что и в московской рукописи: и святой епископ, и современник (рукопись создана при жизни Эберхарда) относятся к одному и тому же идеализированному типу. Подобное невнимание к индивидуальным чертам изображаемых современников вовсе не свидетельствует о низком уровне мастерства художников рассматриваемой эпохи: внешнее сходство не имеет значения, т.к. главную роль играет сан изображаемого (поэтому литургическое облачение, указывающее на сан, обычно изображается во всех деталях).

Чаще всего, культы епископов первоначально возникали в стенах основанных ими монастырей. Тема связи святых патронов с монашеской общиной находит свое отражение и в книжной миниатюре, и ниже будет рассмотрено несколько примеров подобных памятников.

Богослужебные книги также, как жития, имеют непосредственную связь с историей развития культа, т.к. в них размещаются тексты, относящиеся к праздникам, связанным со святым (перенесение мощей, положения и т.д.). К подобным манускриптам относятся и два миссала, содержащие изображения Бернварда Хильдесхаймского в образе святого. Обе рукописи также созданы во второй половине XII в., существенно раньше упомянутого выше жития св. Бернварда, очевидно, в рамках подготовки к канонизации хильдесхаймского епископа. Как известно, с 1150-х гг. Бернвард почитался местно в диоцезе (в основанном им аббатстве св. Михаила, из скриптория которого происходят оба манускрипта).

Первый памятник – т.н. «Сакраментарий Ратманна» (Хильдесхайм, Domschatz Nr.37), созданный в 1159 г., содержит типичную посвятительную миниатюра с создателем (или заказчиком) кодекса - Ратманном, преклонившим колени перед святыми покровителями – архангелом Михаилом и епископом Бернвардом – и преподносящим им книгу (л. 111v). Архитектурное обрамление, в пространстве которого находятся фигуры архангела, святого и Ратманна, символически представляет сам монастырь св. Михаила, а золотой фон воплощает собой небесный свет. В раме расположено шесть медальонов с изображениями монахов аббатства, подписи к которым сделаны позднее. Соответственно традиции подобной посвятительной миниатюры, фигура Ратманна значительно меньше по масштабу, нежели фигуры святых патронов. Бернвард же изображен в одном масштабе с архангелом Михаилом, что символически может отражать место святого епископа в «небесной иерархии» - практически наравне с архангелом, основным покровителям аббатства. Хильдесхаймский епископ показан на миниатюре в полном облачении, на его голове митра, в левой руке – посох. Бернвард представлен седовласым, с бородой, и по облику своему соответствует идеальному образу святого епископа, характерному для второй половины XII в., который уже встречался на миниатюрах в описанных выше житийных рукописях. Архангел Михаил представлен здесь в иконографии представителя небесной империи, пришедшей из византийского искусства. На посвятительной миниатюре у Михаила отсутствуют крылья, в то время как на л.191r архангел представлен в традиционном облике, с парой больших крыльев за спиной. Отсутствие крыльев и наличие литургических одеяний уподобляет Михаила стоящему рядом с ним святому епископу и таким образом подчеркивает и статус Бернварда в небесной иерархии, уравнивая его с архангелом [8]. Изображения архангелов и ангелов без крыльев редки, и в данном случае это должно было бы быть обусловлено особым контекстом. Вероятно, задачей иконографической программы этой миниатюры было продемонстрировать значимость святого покровителя и основателя монастыря, приближенную к основному патрону аббатства – св. Михаилу, позволяющую св. Бернварду выступать в качестве заступника на небесах для монашеской братии.

В кодексе присутствует и второе изображение Бернварда - в медальоне, распложенном в нижней части инициала «A» на листе 199v, содержащем «Depositio Bernwardi» – день положения мощей святого, но основным, «программным» образом является посвятительная миниатюра, демонстрирующая связь святого с братией монастыря св.Михаила.

Второй манускрипт – т. н. «Штаммгеймский миссал» (Лос-Анджелес, Музей Гетти, Ms.64),был создана том же скриптории, но позднее – он датируется 1170-1180 гг. Помимо миниатюры, изображающей Бернварда, кодекс включает в себя целый ряд миниатюр (12), и историзированных инициалов (10), составляющих вместе сложную иконографическую программу. Так же, как и предыдущий манускрипт, миссал был создан для аббатства, но в отличии от первого, нет свидетельств о том, что книга предназначалась для проведения богослужений [9]. В обоих случаях основной «адресат» визуальной информации, содержащейся в иллюминированных миссалах, - община монастыря св. Михаила. Миниатюра с изображением основателя и святого покровителя аббатства – Бернварда – располагается на л. 156r и предваряет собой текст, относящийся к празднику этого святого (20 ноября). Фигуры заключены в архитектурное обрамление, напоминающее подобное на посвятительной миниатюре «Сакраментария Ратмана», - символическое представление монастыря св. Михаила; сохранена так же и структура: по обеим сторонам расположено по три медальона с изображениями братьев, которые олицетворяют монашескую общину данного аббатства. Так же, как на миниатюре и предыдущей рукописи, Бернвард предстает в качестве святого покровителя монашеской общины, основанного им аббатства, заступника на небесах. У ног епископа преклонил колени и приложился к ногам святого заказчик рукописи – монах Генрих фон Мидель (имя указано под рамкой). Сверху, под треугольной «крышей», изображен другой брат - «священник и монах» Геверхард, вероятно, так же имеющий отношение к созданию (или заказу) данной рукописи. На ленте Генриха фон Миделя слова Псалма 73: «Memor esto c[on]gregationes t[ue]» (Ps.73.2) - «Вспомни сонм твой» Пс. 73.2) – обращение монашеской общины (cоngregatio) к своему святому покровителю.

Главная тема описанных выше миниатюр из обеих рукописей, созданных в скриптории аббатства св. Михаила, - прославление Бернварда как святого покровителя аббатства. В обеих рукописях изображено пространство монастыря, члены монашеской общины. Но есть и некоторые смысловые различия, и функциональные различия: первая миниатюра является традиционной посвятительной, со сценой вручения книги святым, причем св. Бернвард представлен равным основному покровителю аббатства – архангелу Михаилу; вторая же показывает Берварда как уже основного святого патрона. Обе миниатюры служат прекрасными источниками для изучения истории канонизации св. Бернварда и его культа.

Следующий пример уже не имеют отношения к богослужебным книгам, но также содержат изображения святого епископа с монашеской братией. Рукопись, созданная в скриптории аббатства Дойц (Кёльн) в 1160-е гг., и вошедшая в исторический оборот под названием «Кодекс Теодерика» («Сodex Thioderici»), и бесследно пропавшая в 1940-е гг., включала в себя миниатюру с изображением св. Хериберта, архиепископа Кёльна (999-1022) и основателя монастыря. Манускрипт был создан уже после поднятия мощей Хериберта, произошедшего в 1147 г., но еще до помещения реликвий в драгоценную раку работы знаменитых мастеров из долины Рейна-Мааса (1170-е гг.). В это время культ святого переживал свой расцвет, в аббатство устремились многочисленные паломники. Кодекс содержал списки аббатов Дойца, перечисления монастырских земельных владений, списки святых мучеников, реликвии которых находились в аббатстве, краткую хронику и т.д. Автором (и, вероятно, писцом [10,c.27] считается Теодерик (Thiodericus), кустод, обязанностью которого было хранение аббатских реликвий. Рукопись предназначалась для внутреннего использования в монастыре - к монахам дойцской общины были обращены и украшавшие кодекс миниатюры. В начале рукописи было расположено четыре листа с миниатюрами: первая (л. 1v) – изображение св. Хериберта; вторая (л. 2r) – посвятительная миниатюра, представляющая автора – Теодерика - перед Девой Марией, святой покровительницей аббатства, c младенцем Христом; на третьей миниатюре (л. 2v) показана святая Троица; на следующей странице (л. 3) – композиция «Спасение души из Ада». Все четыре миниатюры имеют между собой смысловую взаимосвязь. Так, например, миниатюры на лл. 1v. в 2r. в паре составляют посвятительную композицию: на первой представлен св. Хериберт, с нимбом, в литургическом облачении, восседающий на фальдистории, у его ног расположились монахи аббатства Дойц, обращающиеся к своему святому патрону (слова обращения написаны на ленте, находящейся в руках у монахов), а на второй – Дева Мария, которой изначально был посвящен монастырский храм, перед ее престолом еще одна фигура монаха, воздевающего руки в молитвенном жесте – кустода Теодерика. Таким образом, посвятительная сцена демонстрирует обращение сразу к обоим святым покровителям аббатства Дойц, в письменной форме это отражено в посвятительном стихотворении на л. 3v. И Дева Мария, и святой Хериберт в данном контексте выступают в качестве заступников и «посредников» между человеком (в данном случае Теодериком и членами монашеской общины) и Богом. Изображение Хериберта относится к репрезентативному типу, тому же, что и на рельефе торцевой стороне на раке св. Хериберта. Фигура святого представлена в фронтальной проекции, так же, как и фигура Марии на соседней странице. Данная иконография встречается также в архиепископских печатях, в частности в современных рукописи печатях архиепископов Кёльна. Создание подобного образа имело своей целью подтверждение статуса основателя аббатства и внутри общины выполняло функцию мемориального изображения.

В отличие от рассмотренного выше изображения Анно II Кёльнского в его житии из собрания дармштадской библиотеки, где архиепископ представлен как основатель монастырей – с моделями храмов, в миниатюре из «Кодекса Тиодерика» отсутствуют подобные визуальные указания на роль Хериберта в истории аббатства Дойц. Но в то же время архиепископ представлен в качестве святого покровителя дойцской монашеской общины, так и ее главы – его атрибуты – пастырский посох и книга могут символизировать не только функции епископа как пастыря и учителя, но и подобные же функции аббата (тем более, что среди изображенных монахов отсутствует изображение настоятеля [10, с.177].

Образы основателей монастырей в рукописях, созданных для использования внутри самого аббатства имеют, прежде всего, мемориальную функции – часто это миниатюры, относящиеся к текстам, связанным с днем поминовения святого, как например, изображение Оттона, епископа Бамберга (1102-1139), в некрологе аббатства Михаэльсберг, входящем в сборник, хранящийся под шифром Msc.Lit.144в Государственной библиотеке в Бамберге. Оттон Бамбергский был основателем аббатства св. Михаила на горе Михаэльсберг, собор монастыря стал также местом его последнего упокоения. На л. 84v в первом столбце на день его смерти – 30 июня – помещен текст, кратко повествующий о его деяниях. Миниатюра была добавлена в созданный не позднее 1145 г. [11] некролог очевидно уже после канонизации епископа, состоявшейся в 1189 г. В пользу этого предположения говорит наличие нимба, отсутствовавшего в других, также посмертных, изображениях Оттона, созданных в более ранний период [11]. Миниатюра представляет собой погрудное изображение, Оттон показан в литургическом облачении, включающем митру и паллий (являвшийся особой привилегией бамбергским епископов ), в левой руке он держит ленту с надписью – текстом псалма 118:175 («Vivit anima mea et laudabit te» – «Да живет душа моя и славит Тебя»), ниже – надпись золотом с его именем. В настоящем контексте миниатюра прежде всего имеет мемориальную функцию. Добавление в рукопись изображения основателя аббатства в образе святого говорит о том, насколько важна была его канонизация для монастыря, а особой значимости Оттона – тот факт, что это единственная миниатюра в некрологе.

Сравнительный анализ описанных выше миниатюр показал, что у этого ряда изображений отсутствует единая специальная иконографическая схема: здесь встречаются и примеры репрезентативных изображений (например, святой епископ, восседающий на фальдистории или престоле, святой епископ как строитель храмов и учредитель монастырей), и посвятительной донаторской сцены (святой принимает книгу от заказчика или создателя кодекса), а также иные иконографические типы.

Непосредственную связь функции изображения с назначением книги демонстрируют миниатюры в житийных рукописях, связанных с процессом канонизации: основная цель таких образов – это репрезентация «кандидата» в святые. Наиболее близкой с точки зрения иконографии и функции категорией памятников, содержащих подобные изображения, являются реликварии с мощами святых. Мемориальная функция миниатюр очевидна в таком контексте, как изображение рядом с текстом чтений на праздник святого или в некрологи; мемориальная функция посвятительных миниатюр осуществляется и в отношении представленного на них «святого епископа», и донатора (заказчика манускрипта) или же автора (создателя), изображенного вместе со святым покровителем.

Несмотря на различное содержание и контексты, во всех миниатюрах присутствуют и общие черты, характерные для образов святых епископов. Прежде всего, это детальное изображение всех элементов литургического облачения и инсигний епископа, дающие зрителю полную информацию о сане изображенного. Священный сан как отличительный признак персонажа в данном случае имеет большее значение, чем индивидуальные черты, причем это относится не только к образам святых, но и к лицам современников художников, внешность которых также относится к тому же обобщенному, идеализированному типу.

В качестве особого аспекта темы образа святого епископа следует выделить вопрос восприятия данного образа с точки зрения почитателей святых, имевших непосредственное отношение к появлению рукописных книг с их изображениями – авторов, писцов, иллюминаторов, заказчиков. Для заказчиков-епископов особо важной представляется тема наследования святому предшественнику, для монахов – тема связи и покровительства братии монастыря – эти темы наиболее часто встречаются в изображениях святых епископов, как в книжной миниатюре, так и в других областях изобразительного искусства Средних веков.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.