Статья 'Чересплечные украшения в локальном варианте мокшанского женского костюма. ' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Чересплечные украшения в локальном варианте мокшанского женского костюма

Шигурова Татьяна Алексеевна

доктор культурологии, кандидат исторических наук

профессор, кафедра культурологии и библиотечно-информационных ресурсов, Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева

430010, Россия, Мордовия область, г. Саранск, ул. Серова, 3

Shigurova Tat'yana Alekseevna

Professor of the Department of Cultural Research and Library Information Resrouces at N. P. Ogarev's Mordovia State University

430010, Russia, Mordovia region, Saransk, Serova str., 3

shigurova_tatyana@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8744.2022.4.38641

EDN:

TQCFKB

Дата направления статьи в редакцию:

16-08-2022


Дата публикации:

23-08-2022


Аннотация: Статья восполняет недостающие в науке знания о чересплечном элементе кавлалкс (подмышки) традиционного женского костюма середины ХIХ века сел Левжа, Перхляй, Сузгарье Инсарского уезда Пензенской губернии, представляет полное описание его конструктивной и декоративной специфики и названий деталей украшения в сравнении с подобными элементами в мордовском костюме и в сопоставлении с соответствиями в костюмах народов Среднего Поволжья. В качестве основных источников исследуются материалы архива Русского географического общества (далее – ВОО «РГО»). Были использованы наряду с общенаучными методами также системный, сравнительно-исторический и искусствоведческий подходы. Новизна работы обусловлена изучением ранее не упоминаемого исследователями оригинального украшения локального варианта мокшанской одежды. Установлено, что бытование чересплечного украшения до середины ХIХ века отражает сложные этногенетические процессы в Окско-Сурском междуречье ХVI – XVIII вв. Технико-технологические и художественно-стилистические особенности элемента мокшанского женского костюма обнаруживают близость с украшением ожа-нучка, сохранившимся до ХХ века в эрзянском женском костюме Темниковского уезда Тамбовской губернии. Научный вклад определяется обогащением классификации украшений мордовского костюма уникальным вариантом декора лямочного типа, известного только мордовскому народу.


Ключевые слова:

традиционный женский костюм, мордовский народ, мордва-мокша, мордва-эрзя, охрана культурного наследия, чересплечное украшение, этногенетические процессы, декоративная отделка, лямочная форма украшения, происхождение

Abstract: The article fills in the missing knowledge in science about the shoulder element of the kavlalks (armpits) of the traditional women's costume of the mid-nineteenth century of the villages of Levzha, Perkhlyai, Suzgarye of the Insarsky district of the Penza province, presents a complete description of its constructive and decorative specifics and the names of the details of the decoration in comparison with similar elements in the Mordovian costume and in comparison with the correspondences in the costumes of the peoples of the Middle Volga region. The materials of the archive of the Russian Geographical Society (hereinafter referred to as the SBI "RGO") are investigated as the main sources. Along with general scientific methods, systematic, comparative-historical and art criticism approaches were also used. The novelty of the work is due to the study of the original decoration of the local version of Moksha clothing, previously not mentioned by researchers. It is established that the existence of the shoulder decoration until the middle of the nineteenth century reflects the complex ethnogenetic processes in the Oka-Sur interfluve of the XVI – XVIII centuries. The technical, technological, artistic and stylistic features of the element of the Moksha women's costume reveal an affinity with the decoration of the ozhanuchka, preserved until the twentieth century in the Erzya women's costume of the Temnikovsky district of the Tambov province. The scientific contribution is determined by enriching the classification of Mordovian costume jewelry with a unique variant of the strap-type decor, known only to the Mordovian people.


Keywords:

traditional women's costume, the Mordovian people, mordva-moksha, mordva-erzya, protection of cultural heritage, shoulder decoration, ethnogenetic processes, decorative finishing, the strap shape of the decoration, origin

Традиционный женский костюм мордовского народа середины ХIХ в. отражает тесную связь не только с особенностями крестьянского быта, трудовой хозяйственной деятельности носителя, но является источником информации о сложной этнической истории и процессах этногенеза. По мнению исследователей, смысловое содержание «преемственности этнокультурных традиций», этнокультурных взаимодействий сконцентрировано в традиционных украшениях мордовского, марийского и чувашского народов [8, с. 1]. Обилие украшений женского костюма мордовского народа ХIХ в., «поражает разнообразием материала и форм», разделяясь на украшения головные, накосные, нагрудные, шейные, наручные, поясные, наспинные чересплечные [3, с. 138].

В структуре одежды особенно большое значение имеет плечевой пояс. По словам Р. В. Захаржевской, «человеческое тело самой природой разделено на участки, формы которых подсказывают те или иные размещения покровов» [9, с. 260]. Плечевой пояс, выполняющий важную опорную функцию, используется чаще всего в качестве основы для закрепления одежды на теле человека. В костюме народов мира известны чересплечные элементы одежды. Наиболее раннее бытование чересплечных аксессуаров обнаружено в ассирийском костюме (история существования Ассирии – с ХIV в. до н. э. – 605 г. до н. э.): «Перевязь, обшитая бахромой, – непременная деталь царского и жреческого облачения, служившая знаком отличия в костюме знатных ассирийцев: широкая и длинная – у высших чиновников, более узкая и короткая – у царских слуг» [13, с. 22]. Широко были распространены чересплечные элементы с ХVI века в мужском придворном костюме, светском дворянском костюме европейской знати, в торжественном костюме российских дворян, в военной одежде европейских народов, например, в костюме русских стрельцов.

Цель данной статьи – историческая реконструкция элемента материальной культуры, ранее не известного в науке, дополняющая картографию традиционной одежды мордовского народа чересплечным украшением кавлалкс (подмышки); введение в научный оборот новой терминологии; сопоставление деталей украшения, бытовавшего в мокшанском женском костюме середины ХIХ века с подобными украшениями в других локальных вариантах одежды мордовского народа; определение технико-технологических особенностей формы чересплечного украшения, эстетической специфики его декоративной отделки, а также истоков появления.

Актуальность исследования определяется отсутствием в научных публикациях ХХ – начала ХХI века информации о бытовании чересплечного украшения кавлалкс и сведений о его специфике. До сих пор не было исследований, комплексно характеризующих особенности украшений локального варианта женского костюма сел Левжа, Перхляй, Сузгарье Инсарского уезда и подробно анализирующих чересплечное женское украшение кавлалкс, его функции и декор.

В работе предпринимается попытка решения проблемы восполнения пробелов в знаниях об уникальном комплексе традиционного костюма мокшанских женщин Инсарского уезда Пензенской губернии середины XIX века, включающем оригинальное чересплечное украшение кавлалкс, не сохранившееся до начала ХХ века, а поэтому и до сих пор не известное специалистам. Изучение артефакта будет полезно для реконструкции технико-технологической специфики и функций чересплечного украшения.

Выводы работы базируются на применении общенаучных методов, а также интерпретации письменных источников архива ВОО "РГО", являющегося бесценным историко-этнографическим наследием, которое до сих пор не опубликовано. Анализ заполненных в 1850-е годы подробных ответов священнослужителя Петра Секторова на широко известную анкету ИРГО, дополнен опорой на системный, сравнительно-исторический и искусствоведческий подходы, которые в итоге способствуют выявлению формы, манеры ношения, места расположения и функций украшения, а кроме того, особенностей изготовления и декорирования.

Украшения традиционного мордовского костюма привлекали внимание исследователей уже с конца ХVIII века, но впервые упоминание в научной литературе о чересплечных лямках ожа-нучка (вокруг руки) и об одноименном сложном наспинном украшении встречаем в работе Н. И. Спрыгиной, опубликованной в 1928 году. Автор сообщает об использовании в костюме эрзи северо-западной части Темниковского уезда двух пар полотенец бокс-пацят с украшенными концами в качестве поясной одежды по бокам женщины: «Вторая пара бокс-пацят перевешивается через лямки ожа-нучка. Украшение ожа-нучка состоит из подвешиваемой на спине при помощи лямок, снизанных из раковин и бус или сделанных из шерстяной тесьмы, полоски парчи, нашитой на твердый лубяной остов и обшитый по краям раковинами и монетами; от этой полоски при помощи тесьмы спускается на нижнюю часть спины квадрат из кумача, в верхней части также имеющий жесткую основу и украшенный лентами, медными погремками, жетонами, цепочкой и раковинами» [14, с.38]. Таким образом, обнаруживаем, что Н. И. Спрыгина выделяет сложный аксессуар лямочной формы, выполняющий функцию закрепления на теле носителя боковых полотенец и наспинного украшения. Автор упоминает также о другой форме чересплечного украшения, бытовавшей в мокшанском женском костюме Рузаевского и части Беднодемьяновского уездов в форме перевязи – кичкр (кривой) – «полоса из бисера, медных цепочек, монет и медных пуговок по краю, одеваемая наискось через плечо и на боку соединенная подвеском из цепочек и бус» [Там же, с. 41].

В первое послевоенное десятилетие второй половины ХХ столетия было продолжено тщательное исследование традиционной одежды мордовского народа. В. П. Ежова рассмотрела локальный вариант чересплечного украшения в костюме теньгушевской эрьзи: «Ожа-нучка представляет собою одеваемые на плечи и перекрещивающиеся на спине красные шерстяные лямки, на которые плотно нашиваются раковины каури и бусы» [7, с. 151]. Кроме того, она отметила обязательность наличия дополнительных полотенчатых подвесок с нашитыми на них лентами, которые перекидывали через лямки в области подмышек; подробно описала сложный комплекс наспинных украшений эрзянской женщины. Н. И. Гаген-Торн характеризует чересплечное украшение женского костюма народов Поволжья как «перевязь через плечо, …одеваемая на левое плечо под правую руку», считая распространение ее у многих народов признаком культурной общности [5, с. 99]. Однако она не упоминала о наличии перевязи в мордовском костюме.

В. Н. Белицер в книге «Народная одежда мордвы» сообщала о чересплечном парном украшении мордвы-мокши: перевязь в виде парных замкнутых овалов кичкор (кривой)(с. Старое Дракино, Алькино Наровчатского уезда Пензенской губернии)и крескал (кресты)(с. Кочетовка Наровчатского уезда, Шадым Инсарского уезда Пензенской губернии), а также о бытовании подобных в селах Печи и Санки Нижегородской губернии. Носили украшение на обеих плечах, перекрещивая друг с другом на груди (см.: [3, с.126]). По мнению В. Н. Белицер, украшение ожа-нучка появилось «у теньгушевской мордвы-эрзи под влиянием соседней более многочисленной мордвы-мокши» [Там же, с. 126].

Перевязи зафиксированы исследователями в женском костюме многих народов Поволжья: татар «хасите», чувашей (теветь), марийцев (арщяш,кышке вуй), южных удмуртов (бутьмар, кало бутьмар, камали, бутьмар-камали) [10, с. 283; 15, с. 230–236].

В формально-типологической классификации украшений народов Поволжья, разработанной А. Заднепровской, чересплечные украшения выделены в 3 отдел. Здесь объединены перевязи и наспинные украшения; фактически все известные ей мордовские чересплечные украшения ожа нучка, крескал, кичкор обозначены понятием «чересплечная перевязь» (см. : [8, с. 8]). Следует отметить, что в солидном издании энциклопедии «Мордовия» также есть сведения о чересплечных украшениях мордовского народа, которые «присущи в основном мокше (кичкор, крёскаль, хресты) и эрзе Теньгушевского района (ожа нучка)» (см.: [11, с. 431]).

Музейное этнографическое собрание МРОКМ им И. Д. Воронина, пополнявшееся образцами декоративно-прикладного наследия мордвы, которые собирались в течение длительного времени сотрудниками музея, имеет коллекцию негативов М. Е. Евсевьева, переданную в музей в 30-е годы ХХ века после смерти ученого. Альбом фотографий, изданный к 140-летию педагога-просветителя мордовского народа М. Е. Евсевьева, содержит уникальные изобразительные источники, на которых зафиксировано бытование чересплечных украшений у мордвы (см.: [6, с. 146]).

Фото 1. Невеста среди молодежи. Тамбовская губ., Темниковский уезд.

Обнаруженные письменные сведения ВОО «РГО» необходимо сопоставить с изобразительными материалами ученого, педагога-просветителя М. Е. Евсевьева. Кроме того, представилась возможность увидеть обилие женских украшений в визуальных источниках, размещенных в интернет-пространстве, где зафиксировано начало археологического изучения языческого могильника села Левжа ХVII – ХVIII вв., раскопки которого проводились летом 2021 года.

Лямочная форма чересплечного украшения и форма перевязи.

Уникальность локального варианта традиционного женского костюма мокшанского населения, проживавшего в селах Левжа, Перхляй, Сузгарье Пензенской губернии, исследование которого было начато автором статьи ранее (см: [18, с. 91–105]), наиболее убедительно представлена в декоративном убранстве, самостоятельно изготавливаемом носителем одежды. В качестве материала использовались ткани домашнего изготовления, собственноручно спряденные и покрашенные шерстяные нити, а также ленты, тесьма, бусы, пуговицы и другие изделия, продаваемые на рынках. Дополнением специфики народной одежды указанных селений является ранее не известное чересплечное украшение кавлалкс:«к полному наряду молодых женщин и взрослых девиц принадлежит еще кавлалксъ, имеющий форму осьмой цифры, украшенный многими ужовками, многими маленькими горизонтальными пуговками и разноцветностями, который носится на плечах» [2, л. 4].

Расположение дополнительного технологически сложного аксессуара в плечевой зоне костюма в сочетании с обилием нагрудных украшений подтверждает понимание человеком важности ее выделения в качестве композиционного центра женского образа и привлечения внимания окружающих. Плечевой пояс в структуре одежды несет на себе наибольшую нагрузку, определяемую разнообразием технических приемов закрепления покровов тела: накидывания (шкуры, ткани), привязывания чем-либо. Объективные свойства материала (крепкость, надежность, прочность), из которого изготавливался аксессуар – веревка, плетеный шнур, определяли требование культуры в дополнительном удерживании покрова, дополнительной защиты тела от холода, ветра, а следовательно, обеспечении благоприятных условий жизнедеятельности человека.

Прежде всего, следует обратить внимание на то, что в костюме мордовских женщин бытовали две формы чересплечных украшений, различающихся кроем, расположением на стане, функциональным назначением и декоративным оформлением. Формы украшений, можно определить как перевязь и лямки, именно так они были обозначены при первом упоминании Н. И. Спрыгиной. Мы считаем, что уточнение смысла этих понятий вполне обоснованно фиксирует функциональное различие аксессуаров.

Форма украшения перевязь соответствует описанию в словарях как – «Ремень, лента через плечо» [16, с. 501]; или – «полоска дорогой ткани, свободно перекинутая через одежду. Вначале носили перевязь через одно плечо, перекинув наискосок на противоположный бок и завязав бантом, потом начали надевать перевязь через корпус и на боках завязывать бантом» [1, с. 280].В мокшанском женском костюме перевязь по определению Н. И. Спрыгиной, это «полоса из бисера, медных цепочек, монет и медных пуговок по краю, одеваемая наискось через плечо и на боку соединенная подвеском из цепочек и бус» [14, с.41]. Данное определение соответствует по форме, манере и месту ношения, декоративным преобразованиям украшениям мокшанских женщин крескал, кичкор. Иногда мокшанские женщины носили две перевязи одновременно, которые перекрещивались впереди и служили дополнительным источником украшения, озвучивания костюма.

https://ic.pics.livejournal.com/purgine/20421851/44937/44937_900.jpg

Фото 2. Мордва-мокша. Пензенская губерния. Инсарский уезд. Кон ХIХ – нач. ХХ в.

Вторая форма чересплечного украшения, которая Н. И. Спрыгиной определена как лямки, соответствует описанию в словарях: «Широкий ремень, полоса ткани или веревка, перекидываемая через плечо для тяги или переноски тяжестей» [16, с. 337]; «ремень или тесьма через плечо, с помощью которого несут (тянут) что-то тяжелое, или просто какой-либо предмет, сумку..» [1, с. 236]. Подобная форма украшения (мы видим ее на центральной фигуре невесты, на представленных фотографиях М. Е. Евсевьева) была характерна для женского костюма эрзи Темниковского уезда. Украшение, называемое ожа нучка, являлось сложной основой для дополнительного закрепления на теле боковых полотенец и наспинного элемента (украшения)(см.: фото 3. Невеста среди молодежи. Тамбовская губерния, Темниковский уезд, с. Стандрово. [6, с. 143].

https://sun9-63.userapi.com/impg/GrXdfEpSbtp2mjSwSKBN8XOMkNIsubHPuuwbWA/j9X14sH-POo.jpg?size=744x1080&quality=96&sign=298697de1dc7d7edd9e65d8cb22cd68e&type=album

В селах Левжа, Перхляй, Сузгарье Пензенской губернии П. Секторовымобнаружена именно подобная формааксессуара, называемого кавлалкс, состоящая из двух лямок: «рукоять… имеет форму дуги» [2, л. 4]. Лямки (по П. Секторову – рукояти в форме дуги) соединялись на спине, подобно ремням современного рюкзака. Кольца данного наряда отличались прочностью, они были изготовлены из широкой пеньковой тесьмы, известной своей устойчивостью к деформации, способной выполнять функцию крепления, связывания, что обеспечивало формирование костюма, дополняло его возможности. Два кольца из тесьмынадевались на плечи носительницы, в области спины они были сшиты, что образовывало на спине форму креста. В женском костюме Инсарского уезда лямки кавлалкс использовались также для ношения полотенце-образных подвесок. Таким образом, технология создания, функциональное назначение ожа нучка икавлалкс имеет единый характер, который принципиально отличает лямки от перевязи.

Особенности чересплечного украшения лямочной формы кавлалкс.

Форма кавлалкс определяется функциональной необходимостью вещи, дополнительно продолжающей формообразование локального комплекса. Деятельность мастериц определяло и направляло сознание человека, воспринимающего окружающий мир в соответствии с финальными ценностями, направленными на достижение и сохранение жизни, свободы, счастья, любви, характерными для всех людей. Боковые полотенчатые элементы костюма служили дополнительной защитой тела от неблагоприятных воздействий внешней среды, выполняя утилитарную функцию сохранения здоровья и жизни женщины. Этническое своеобразие комплекса выражено неповторимостью сочетания различных украшений: нагрудных, поясных, чересплечных, частично имеющих аналогии в наборах других локальных вариантов мордовского (мокша и эрзя) народа.

В первую очередь необходимо учитывать сохранение в традиционной одежде деталей и особенностей, которые связаны с крестьянским бытом, спецификой трудовой деятельности в условиях натурального хозяйства. Обстоятельства проживания в лесостепной зоне Окско-Сурского Поволжья требовали каждодневной физической активности от мужчины и женщины. Плечевые лямки широко использовались для переноса груза. Дореволюционные фотографии запечатлели крестьян Среднего Поволжья, отправлявшихся пешком в дальнюю дорогу, на богомолье, на рынок, несущих свою поклажу прикрепленной к перекрестно располагающимся по плечам лямкам. Мордовская женщина неоднократно появлялась на фотографиях рубежа ХIХ – начала ХХ в., что убеждает в активном участии ее в общественной жизни, свободном перемещении по территории Поволжья без каких-либо ограничений, в использовании лямочных аксессуаров костюма. Для преобразования распространенного в России средства ношения груза в основу чересплечного украшения необходимы были дополнительные причины, актуализирующие ценность элемента одежды в культуре, однако важно отметить именно утилитарное назначение данной формы аксессуара.

https://museum.diveevo.info/wp-content/uploads/2022/07/museum.diveevo.info-7-2.jpg

Фото 4. Богомольцы, идущие в Саров. 1904 г.

https://museum.diveevo.info/wp-content/uploads/2022/07/museum.diveevo.info-3-1.jpg

Фото 5. Странник в Серафимо-Дивеевском монастыре. 1904 г.

Другой причиной бытования плечевых лямок в костюме было скрепление на стане безрукавной одежды. Теория изучения костюма выделяет плечевой опорный конструктивный пояс в качестве основы для закрепления одежды на теле человека. Дополнительной защитой тела человека в суровом климате Среднего Поволжья служила многослойность одежды, включавшей безрукавные элементы или с короткими рукавами, которые не сковывали свободу движений, позволяли заниматься активной хозяйственной деятельностью, что мы и наблюдаем у населения Темниковского уезда Тамбовской губернии. В локальном варианте женского костюма здесь сохранились женская рубаха с короткими рукавами, дополнительно скрепляемыми на плечах «нангунь панар» (верхняя рубаха) и жилет «сермав шубейка» (расписная жилетка из набивного холста). Кроме того, известно, что к плечевым лямкам на спине прикреплялись украшения в области лопаток и поясницы. Отдельным элементом костюма являлись поясные украшения. Исследователи мордовского костюма отмечали сходство ожа нучка «даже в деталях с… украшением муромы» [12, с. 63], поэтому можно утверждать, что истоки возникновения украшения ожа нучка – в далеком прошлом.

Единственное отличие украшений ожа нучка и кавлалкс – отсутствие упоминаний П. Секторова о наспинных деталях украшения, бытовавшего в костюме мокшанских женщин Инсарского уезда. Но возможно, что наспинная деталь была упущена из внимания священнослужителем или к ХIХ века она здесь уже была утрачена. Известно, что в других мокшанских селах Инсарского, Краснослободского уездов вплоть до середины ХХ века женщины носили наспинные украшения, например фтала пуло (кисть позади), копорь цекане (наспинная кисть), пархти котф (парчовая ткань) и др. из лент, пуговиц, блесток, раковин-каури, бисера, жетонов. Поскольку в исследуемых письменных сообщениях П. Секторова о них сведений нет, мы их в данной работе не упоминаем.

Выявленная близость элементов костюма ожа нучка и кавлалкс объясняется историческими процессами массового переселения мордвы в юго-восточном направлении. Мокшанские села Левжа, Перхляй, Сузгарье Инсарского уезда Пензенской губернии были основаны не позднее ХVII века крестьянами из-под Темникова, владевшими этими землями на правах охотничьих угодий и бортных «ухожаев»: «Южнее Перхляя… были владения мордвы Темниковского уезда, где впоследствии образовались мокшанские поселения Сузгарье, Левжа, Мордовская Пишля» [4, с. 44]. Быстрый рост населения был связан с продолжавшимся притоком эрзянского населения от Темникова (Баево, Нороватово, Широмасово, Шокша), от Арзамаса к югу, где в этот период шло укрепление южной границы Российского государства, появлялись засечные черты (см.: [18, с. 93–95]).

Оригинальное название украшения кавлалкс переводится как «подмышки» (см.: [17, с. 52]); оно имеет ясную внутреннюю форму, так как конкретизирует семантику наименования украшения указанием на определение места его ношения в плечевой зоне вокруг руки. Кроме того, в термине четко выражено представление культуры об особенностях пространства, на которые ориентируется человек: обжитое и освоенное понятие низ (ало, алкс). Простейшие качественные пространственные ориентиры низ (ало, алкс) и верх (вяре, пря) являются необходимым противопоставлением в картине мира мордовского народа, объективно характеризующим его качества. Наиболее часто пространственные представления мордовского народа были выражены в терминологии, связанной с ближайшими для жизни человека определениями территории (элементы одежды, изба, двор, структура сельского поселения).

Благодаря кавлалкс в костюме появляются дополнительные вертикальные направления, создаваемые прикреплением к лямкам кистей и парных полотенец,. В итоге создается объем, увеличивающий реальные габариты женщины, что раскрывает специфику представлений об индивидуальных величинах идеализированного женского образа, соответствующего национальному характеру. Рукотворное изделие мордовского народа обогащает эстетическую выразительность традиционного костюма, сознательно усложняя визуальное впечатление о носителе, создаваемыми движениями кистей и бахромы. П. Секторов проявил удивительное для мужчины внимание, подробно и всесторонне зафиксировав особенности украшения: «С задней стороны у обеих колец кавлалкса виднеется по 2 кисти красных и по 1 между ними зеленой. А под руками и передней стороне по 1 красной. Самые же крайние кисти у обеих колец к переду, с одной оранжевой. С каждой красной кисти заключается по 4 мишурных нитки, в зеленых же – оранжевые, еще по 4 красных бумажных ниток а на всякой кисти делается из одной шерстяной нитки другого с кистью цвета венчик» [2, л. 4]. Скрупулезно сделанные уточнения автора текста позволяет нам спустя два столетия осуществить не только теоретическое осмысление, но и практическую реконструкцию уникального мордовского украшения, которое не сохранилось до ХХ века (к сожалению, была утрачена даже память о нем, пока не обнаружены визуальные источники). Сочетание отдельных кистей и бахромы под рукою женщины во время ее движения создавало ритмическое колыхание, привлекающее взоры окружающих: «…пришита шерстяная бахрома из 4-х долей черных и из 2-х долей красных ниток около зеленой кисти у концов дуги висящих. И таким образом из этой бахромы и зеленых кистей образуется как бы одна кисть, которая во время наряда девицы или женщины в кавлалксе виднеется у нее под рукою» [Там же, л. 5].

Стремление эстетическими средствами привлечь внимание окружающих к молодой женщине объясняется ее важной ролью в этнокультуре. Сочетание реальных условий жизни и быта народа требовали от женщины (жены, матери, хозяйки дома) каждодневной напряженной физической и духовной деятельности, хорошего здоровья, выносливости, ответственности, высоких моральных качеств. Следует напомнить, что женщина в мордовском обществе наравне с мужчиной участвовала в семейных и общественных обычаях и обрядах, ей поручалось выполнять отдельные общественные и семейные религиозные ритуалы.

Обилие выразительных средств, используемых для изготовления кавлалкса, было представлено, кроме кистей и бахромы из разноцветных нитей раковинами–каури, бусинами, пуговицами, мишурой, приобретаемыми на рынке, что в итоге становилось знаком высокого статуса носителя костюма. Для приобретения на рынке разнообразных материалов необходимы были немалые финансовые средства. Так, например, по сообщению П. Секторова, «ужовок на хороший кавлалкс нашивается не меньше 4000, которые мордвою ценятся с лишком 2 рубля серебром» [2, л. 5]. Раковины плотно нашивались на пеньковую тесьму не только на спине в области лопаток, но и под руками: «Раковины ужовки и кисти служат украшением для задней стороны мышцев под руки и немного виднеются спереди» [2, л. 4]. Своеобразие декора кавлалкс проявлялось в чередовании нашиваемых кисточек из разноцветных нитей и попарно соединяемых раковин: «К каждому кольцу пришивается до 5 шерстяных кистей и с круглыми рукоятями (длины в полтора вершка, иные в четверть вершка), обвитыми мишурными нитками и в 5 местах тонким шерстяным красным шнуром, на всякой рукояти пришивается по боковым ея краям по 4 ужовки (в 2-х местах по 2 ужовки заостренными оконечностями вместе) а на концах двух ужовках по одной маленькой, медной, гладкой пуговице» [Там же , л. 4]. Создаваемый образ женского костюма, несомненно, соответствовал идеалу представления о красоте в данной культуре. Значение и виды элементов одежды, разнообразие украшений дополняли друг друга.

Таким образом, бытование аксессуара лямочной формы кавлалкс в мокшанском женском костюме сел Левжа, Перхляй, Сузгарье Инсарского уезда Пензенской губернии мы объясняем влиянием аналогичного украшения ожа-нучка в костюме эрзянских женщин, переселившихся в XVI – XVII вв. из Темниковского уезда. Совпадают функции, крой, место расположения в костюме, декоративное оформление с использованием кистей, раковин-каури, бусин. Сходство подтверждается по всем наиболее важным техническим и художественно-стилистическим свойствам украшений. Декоративное оформление, использование разнообразия материалов (кисти и бахрома из разноцветных нитей, раковины-каури, бусины и пуговицы, приобретаемые на рынке, мишура и тесьма) подчеркивали высокий статус женщины. Эстетическая функция украшения объясняет его распространение в праздничном варианте костюма.

Как уже упоминалось выше, письменные свидетельства о переселении эрзянского населения в XVI – XVII вв. в юго-восточном направлении убеждают в возможности сохранения на новой территории проживания многих элементов традиционной эрзянской одежды. Они оказались востребованы, сохранялись (как минимум) до середины ХIХ в., хотя получили новое мокшанское наименование, что подтверждается письменными источниками ВОО РГО. Археологические раскопки 2021 года языческого могильника XVIII века села Левжа зафиксировали обилие раковин-каури, бусин именно в области обеих рук и в плечевой зоне, являвшимися местом ношения кавлалкс.

Анализ особенностей локального варианта традиционного женского костюма и наплечного украшения свидетельствует о сложности происходивших этногенетических процессов в Окско-Сурском междуречье ХVI – XVIII вв. Сравнительное исследование чересплечного лямочного украшения и чересплечных перевязей в костюме народов Среднего Поволжья позволит выявить принципиальное типологическое отличие их друг от друга. Оригинальность локального варианта мокшанской одежды, удивительное многообразие результатов творческой деятельности мордовской женщины говорит о несомненной важности для учреждений культуры дальнейшего изучения уникального наследия мордвы (мокши и эрзи): здесь заключен неиспользованный в полной мере потенциал для развития музейных, выставочных и туристических практик.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Вопросы сохранения самобытности культурных ценностей и атрибутов традиционно довольно активно исследуются в современной науке. Интерес в такой ситуации обычно представляют собой обобщения, которые позволяют судить не только о своеобразии той или иной культурной данности (реальности), но и о том, какое значение они имеют для развития личности, культурной динамики и т.д. Между тем автор обращается в своем исследовании к чересплечным украшениям и ограничивает локус своей работы мокшанским женским костюмом. Полагаю, что несмотря на достаточно узкое пространство для изучения, тем не менее автор может рассчитывать на получение эвристически значимых результатов, поскольку на основании представлений о конкретных украшениях на самом деле можно сделать вывод о тех или иных тенденциях формирования и развития этнокультурной специфики на региональном уровне, что в свою очередь будет отражать черты культурного регионализма.
Что касается непосредственно содержания представленной на рецензирование статьи, то здесь прежде всего обнаруживается ее четкое структурирование, что дает возможность проследить логику научного поиска. Кроме того, автор во вводных замечаниях обозначил необходимые атрибуты научного исследования, описал актуальность, цель, научную новизну и др. В то же время ни в названии работы, ни в введении не описана проблема исследования, а сами украшения являются, как мы понимаем, не проблемой, а только лишь объектом для изучения. В этом случае автору предстоит статью доработать. Между тем вызывает вопросы и новизна: примечательно между тем, что в новизне автором было сформулировано следующее положение: «впервые предпринята попытка анализа, интерпретации письменного источника из архива ВОО «РГО», являющегося бесценным историко-этнографическим наследием, которое до сих пор не опубликовано…». Резонно спросить: что же изучается и что реконструируется; если речь о письменном источнике, то это лишь опосредованный способ осмысления украшений, в нем упоминаемых, если же рассматривать данный источник как самостоятельный предмет для изучения, то тогда сами украшения как будто бы «растворяются» в этом документе и т.д. Автору следует определиться: новизна его работы связана с конкретным артефактом или же с вторичным анализом документа, имеющего ценность для понимания роли рассматриваемого артефакта в культурном развитии. В этом смысле ход логики автора явно нарушается, а сама «новизна» выглядит вовсе не как новизна, а скорее как определение границ предметной области исследования.
Несомненным достоинством работы следует признать анализ научного дискурса по теме исследования – здесь автор проявил себя с хорошей стороны, изучив многие источники, обобщив их, выделил основные аспекты или направления исследования обозначенной в статье проблематики. Правда, попутно хотелось бы сказать, что «степень разработанности темы» - оборот, скорее подходящий для диссертации, чем для научной статьи, то же самое можно отметить и по поводу других частей т.н. «вводных замечаний»- нужно избавиться от формулировок по типу диссертации и представить цельный текст, который бы свидетельствовал о должном уровне исследовательской культуры автора статьи.
Несомненно, украшением статьи стали иллюстрации – все они пришлись к месту и в полной мере демонстрируют идеи автора, но также и сами особенности рассматриваемых украшений и в целом женского костюма. Правда, неудачными следует признать надписи к рисункам, а где-то они вовсе отсутствуют: желательно, чтобы автор связал надписи с особенностями украшений или костюма, чтобы читатель сразу обратил внимание на своеобразие наряда. И уж совсем не хорошо заканчивать статью скелетом, тем более не совсем понятно, при чем здесь это, если речь в статье идет об украшениях. В целом статья имеет потенциал для публикации, но нуждается в доработке.



Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Человек и культура» автор представил свою статью «Чересплечные украшения в локальном варианте мокшанского женского костюма», в которой проводится исследование традиционного женского народного костюма как образца декоративно-прикладного искусства, маркера народной культуры. Автор в своем исследовании исходит из того, что традиционный женский костюм мордовского народа середины ХIХ века отражает тесную связь не только с особенностями крестьянского быта, трудовой хозяйственной деятельности носителя, но является источником информации о сложной этнической истории и процессах этногенеза. В структуре одежды, по мнению автора, особенно большое значение имеет плечевой пояс, выполняющий важную опорную функцию и используемый чаще всего в качестве основы для закрепления одежды на теле человека.
Актуальность и научная новизна исследования определяется отсутствием в научных публикациях ХХ – начала ХХI века информации о бытовании чересплечного украшения кавлалкс и сведений о его специфике. До сих пор не было исследований, комплексно характеризующих особенности украшений локального варианта женского костюма сел Левжа, Перхляй, Сузгарье Инсарского уезда и подробно анализирующих чересплечное женское украшение кавлалкс , его функции и декор.
Цель данного исследования заключается в исторической реконструкции элемента материальной культуры, ранее не известного в науке, дополняющая картографию традиционной одежды мордовского народа чересплечным украшением кавлалкс (подмышки); введении в научный оборот новой терминологии; сопоставлении деталей украшения, бытовавшего в мокшанском женском костюме середины ХIХ века с подобными украшениями в других локальных вариантах одежды мордовского народа; определении технико-технологических особенностей формы чересплечного украшения, эстетической специфики его декоративной отделки, а также истоков появления.
В качестве методологической базы автором применен комплексный подход, включающий в себя компаративный, исторический и искусствоведческий анализ, а также метод изучения научных и аутентичных источников. Выводы работы базируются на применении общенаучных методов, а также интерпретации письменных источников архива ВОО «РГО», анализ заполненных в 1850-е годы подробных ответов священнослужителя Петра Секторова на анкету ИРГО, являющихся бесценным историко-этнографическим наследием.
В работе автором предпринимается попытка решения проблемы восполнения пробелов в знаниях об уникальном комплексе традиционного костюма мокшанских женщин Инсарского уезда Пензенской губернии середины XIX века, включающем оригинальное чересплечное украшение кавлалкс, не сохранившееся до начала ХХ века, а поэтому и до сих пор не известное специалистам. Практическая значимость изучения артефакта заключается в возможности реконструкции технико-технологической специфики и функций чересплечного украшения.
При изучении степени разработанности проблемы автором проделан тщательный библиографический анализ научных трудов и этнографического эмпирического материала, собранного членами Русского географического общества в разные временные периоды, посвященных изучению традиций ношения и декоративного оформления элементов народного костюма представительницами мордовского народа. Все выводы и тезисы подкреплены цитатным материалом. Теоретическим обоснованием статьи выступили труды Н.И. Спрыгиной, В.П. Ежовой, Н.И. Гаген-Торна, В.Н. Белицер, М.Е. Евсевьева и др. Эмпирической базой исследования также служат образцы декоративно-прикладного наследия мордвы музейного этнографического собрания МРОКМ им И. Д. Воронина, женские украшения языческого могильника села Левжа ХVII – ХVIII вв., раскопки которого проводились летом 2021 года.
Для достижения указанной цели автором обозначено проблемное поле исследования, выраженное в детальном описании и функциональном и художественном анализе базовых элементов плечевой зоны женского костюма мордвы-мокши, особенностей их декорирования, сочетания, ношения в зависимости от места проживания, возраста, социального, материального положения, времени года, характера ситуации. Автор отмечает, что в костюме мордовских женщин бытовали две формы чересплечных украшений, различающихся кроем, расположением на стане, функциональным назначением и декоративным оформлением. Формы украшений, можно определить как перевязь и лямки. Данный элемент одежды носил не только декоративную, но и утилитарную функцию.
Достоинством статьи является тщательное изучение автором такого не известного ранее элемента мокшанского женского народного костюма как чересплечное украшение кавлалкс. В статье автор уделяет внимание изучению как внешнему виду украшения, его декоративным элементам, так и его внутренней семантике, содержащей представления мордовских народностей об общей картине мира.
В завершении исследования автором сделано заключение о сложности происходивших этногенетических процессов в Окско-Сурском междуречье ХVI – XVIII веков, о взаимозависимости межкультурного взаимодействия различных народностей Поволжья и общности элементов и особенностей декорирования народного костюма.
Автор приходит к выводу о том, что анализ элементов женского костюма демонстрирует сложные процессы, связанные с формированием мордовского этноса, его взаимодействием с другими народностями и взаимосвязью трансформации элементов одежды и украшений с социально-экономическим развитием края.
Итак, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрав для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье. Автор констатирует, что народный костюм является уникальным этническим и географическим маркером определенного народа, и его изучение представляет несомненную культурологическую научную и практическую значимость.
Автором был получен интересный материал для дальнейших исследований, интерпретаций и размышлений. Представленный в работе материал имеет четкую, логически выстроенную структуру.
Библиография позволила автору очертить научный дискурс по рассматриваемой проблематике, было использовано 18 источников.
Без сомнения, автор выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Этому способствовал адекватный выбор соответствующей методологической базы.
Следует констатировать: статья может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.