Статья 'Проблемы сохранения этнической идентичности белорусской диаспоры в советской и постсоветской Армении' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Проблемы сохранения этнической идентичности белорусской диаспоры в советской и постсоветской Армении

Атанесян Гарик

кандидат исторических наук

Научный сотрудник отдела Этносоциологии НАН РА

0069, Армения, г. Ереван, ул. Гоголя, 38

Atanesyan Garik

PhD in History

Scientific Associate, the department of Ethnosociology, National Academy of Sciences of the Republic of Armenia

0069, Armeniya, g. Erevan, ul. Gogolya, 38

atanesyangarik@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Акопян Гаяне

кандидат исторических наук

Научный сотрудник, Институт археологии и этнографии НАН РА

0010, Армения, г. Ереван, ул. Нарекатси, 28

Hakobyan Gayane

PhD in History

Scientific Associate, the Institute of Archeology and Ethnography, National Academy of Sciences of the Republic of Armenia

0010, Armeniya, g. Erevan, ul. Narekatsi, 28

sargsyangaregin92@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8744.2020.6.34379

Дата направления статьи в редакцию:

21-11-2020


Дата публикации:

02-12-2020


Аннотация: В представленной статье объектом исследования являются проблемы сохранения этнической идентичности белорусской диаспоры Армении в советский и постсоветский период. Межэтнические семья составляют сегодняшнюю белорусскую общину Армении. Эти дисперсно рассредоточенные этнические группы являются легкой мишенью для ассимиляционных процессов в преимущественно консервативных и моноэтнических регионах Армении. В статье кратко отражена история белорусской диаспоры Еревана и белорусских этнических групп регионов Армении с момента ее формирования до настоящего времени. Указаны отдельные системообразующие признаки понятия диаспора. В работе использованы методы экспертного опроса, массового анкетирования, анализа документов и глубинного интервью.   Новизна исследования заключается в разделении белорусской диаспоры Армении на белорусскую диаспору Еревана и на этнические группы регионов РА. Сравнительный анализ этих совершенно разных общин помог нам лучше понять проблемы, угрожающие существованию белорусской диаспоры в Армении. Сделан анализ основополагающих факторов этнической идентичности белорусской диаспоры Армении. В статье дан анализ причин, способствующих ассимиляции и этнической трансформации белорусских этнических групп РА и диаспоры Еревана. В Ереване белорусские этнические идентификаторы заменяются русскими, тогда как в сельских районах Армении даже русские индикаторы уже начали заменятся местными этническими компонентами, что может привести только к фатальной ассимиляции.


Ключевые слова: Диаспора, этническая идентичность, религия, белорусская община, ассимиляция, этническая группа, язык, культура, семья, традиции

Abstract: The object of this research is the problems of preservation of ethnic identity of the Belarusian diaspora in Armenia during Soviet and post-Soviet period. Interethnic families comprise the current Belarusian community in Armenia. These scattered ethnic groups are the soft target for assimilation processes in the predominantly conservative and monoethnic regions of Armenia. The article presents a brief overview on the history of Belarusian diaspora of Yerevan and Belarusian ethnic groups in the Armenian regions since its formation until the present. Certain backbone characteristics of the concept of diaspora are described. The novelty consists in the division of Belarusian diaspora of Armenia into Belarusian diaspora of Yerevan and ethnic groups of the regions of the Republic of Armenia. A comparative analysis of these fundamentally different communities allowed better understanding the problems that threaten the existence of Belarusian diaspora in Armenia. Analysis is conducted on the basic factors of ethnic identity of the Belarusian diaspora in Armenia. The article reviews the factors that contribute to assimilation and ethnic transformation of Belarusian ethnic groups of the Republic of Armenia and the diaspora of Yerevan. In Yerevan, Belarusian ethnic identifiers are being replaced by the Russians, while in rural areas of Armenia even Russian indicators are being dislodged by the local ethnic components, which can result in fatal assimilation.



Keywords:

language, ethnic group, assimilation, Belarusian community, religion, ethnic identity, Diaspora, culture, family, traditions

Армения является моноэтнической страной, где подавляющее большинство населения составляют армяне. Тем не менее в стране также проживают представители других национальностей и на данный момент в РА официально зарегистрированы 11 национальных меньшинств. Участие этнических меньшинств в экономической, политической и общественной жизни РА и уровень их интеграции в общество, во многом зависит от условий их расселения (проживают они дисперсно или в этнически гетерогенной среде) и численности в общине представителей титульной этничности. Компактное проживание этнических групп дает возможность сохранять язык, обычаи и традиции. И, наоборот, дисперсия является главным двигателем ассимиляционного процесса [1, с. 227]. В условиях иноэтничного окружения этническая группа неизбежно вовлекается в процессы этнической трансформации, в языковую и культурную ассимиляцию, постепенно утрачивая этническое самосознание. Перед белорусскими этническими группами Армении эта проблема стоит особенно остро.

Для Армении характерно дисперсное проживание этнических белоруссов, что связано с их небольшой численностью. В РА белорусы рассеяны по городам и селам, где их численность даже не превышает и одного процента от общей численности населения. Однако можно выделить такие места как Ереван, где проживает большинство этнических белоруссов (68.9%), а также Ванадзор, Гюмри, Капан, Абовян и Джермук. В Ереване действует белорусская община, которая играет важную роль в сохранении и развитии белорусского языка, культуры, обрядов, традиций и идентичности. Однако, дисперсное проживание и малочисленность армянских белорусов, очень высокий процент смешанных браков и другие причины одинаково влияют на процессы ассимиляции и членов организованной белорусской общины Еревана, и маленьких этнических групп регионов страны. Обращение к теме белорусской диаспоре Армении актуально потому, что вопрос формирования и сохранения этнической идентичности белорусов РА в силу разных причин до сих пор остается неисследованным пластом истории славянских народов Армении.

Единственное этнологическое исследование белорусской общины в Армении было проведено в 2001-2004-e гг., где не только не обсуждался ряд вопросов, связанных с их этнической идентичностью и культурными особенностями, но и белорусы Армении и их проблемы были обобщены вокруг единого сообщества (“Белорусская диаспора Армении“), не обращая внимания на особенности разных групп, проживающих в разных частях страны. Однако, белорусские этнические группы, дисперсно рассредоточенные по регионам Армении, не являются диаспорами. Белорусы, проживающие за пределами столицы Армении, не только не объединены вокруг какой-либо местной организации, но и вовсе не знают о других своих соотечественниках, живущих в том же сообществе, или знают о других белорусов, но ограничиваются редким бытовым общением. Вместо белорусской диаспоры Армении, можно говорить о белорусской диаспорe Еревана. В Ереване действует единственная белорусская община, объединяющая десятки белорусских женщин и их детей, проживающих в столице Армении. Кроме того, региональные белорусские этнические группы Армении, и ереванская диаспора сталкиваются с разными проблемами сохранения этнической идентичности своих членов и предпочитают разные основополагающие факторы этнической идентичности и стратегии взаимоотношений с государством проживания. Эти обстоятельства показывают актуальность изучения судеб армянских белорусов.

Предметом исследования являются проблемы и процессы сохранения этнической идентичности эмигрантов белорусской диаспоры в преимущественно консервативной и моноэтнической среде советской и постсоветской Армении. Трансформации основополагающих факторов этничности армянских белорусов также будут приняты во внимание.

Объектом исследования выступает белорусская диаспора в РА, характеризующаяся дисперсным проживанием белорусских этнических групп с средней степенью сохранности культурных традиций. Белорусская община Армении начала формироваться в 19 веке. Во время всероссийской первой переписи населения (1897) белорусская община в Армении была небольшим - 103 человека. В советский период, число белорусов неуклонно росло. Большинство белорусов, которые проживали в Советской Армении, прибыли на ее территорию именно в послевоенный период (1945­­­­­-1990), в частности: специалисты с высшим, средним или специальным образованием (в большинстве своем женщины). По данным переписи населения 1989 г., в Армении их число составило 1061 человек. Кризис республики (1991-1996) и большое число безработицы повлеяло на сокрашение числа не только армянских белорусов, но и всего населения Армении. Из Армении иммигрировала большая часть моноэтнических белорусских семей, а также некоторая часть межэтнических семей. В 2011 г. в Армении проживало 214 белоруссов (в соответствии с переписью населения 2001 г. - 237 этнических белоруссов). За период независимости Белоруси в Армению эмигрировала не значительное число граждан Беларуси, в основном женщины, которые в свое время вышли замуж за армян, сформировав межэтнические семья. Именно эта категория граждан составляет сегодняшнюю белорусскую общину Армении (около 90% ее членов).

Предварительные данные представленные в статье были собраны в рамках реализованной совместной международной программы «Белорусская диаспора в Армении и армянская диаспора в Белоруссии: этническая идентичность и межкультурные взаимоотношения в современных условиях», при финансовой поддержке Комитета по науке Министерства образования, науки и культуры РА (N18BL-014). Для сбора данных были использованы методы экспертного опроса, массового анкетирования, анализа документов и глубинного интервью. Интервью с руководителем и другими участниками белорусской общины проводились в октябре 2019 г. и в марте 2020 г. Материалы хранятся в архиве отдела Этносоциологии Института археологии и этнографии НАН РА.

Понятие диаспора можно определить как часть народа, проживающая вне страны его происхождения, имеющая общие этнические корни и духовные ценности. В нашей ситуации, для нас, наиболее точным представляется определение диаспоры, данное российским ученым-антропологом В. А. Тишковым: «Диаспора — это культурно отличительная общность на основе представления об общей родине и выстраиваемых на этой основе коллективной связи, групповой солидарности и демонстрированного отношения к родине. Если нет подобных характеристик, значит, нет и диаспоры» [10, c. 50].

Для сохранения, существования и развития диаспоры важно не только осознание себя частью исторической Родины, но и наличие собственной стратегии взаимоотношений с государством проживания. Для этого, очень важным является формирование организаций, деятельность которых направлена на сохранение этнической идентичности. В этом контексте, этническая идентичность вытесняет на второй план такие системообразующие факторы, как общий язык и религия [1, с. 222].

Этническая идентичность в диаспоре – сложное и многоуровневое явление, порождающее разные интерпретации. В данной работе мы будем уделять значительное внимание этнической идентичности как системе, в которой этнос находит свое отражение [6, с. 6]. Однако, этническая идентичность формируется, конструируется в результате существования и взаимодействия группы в социальной среде, то есть носит социальный, изменчивый, а не жестко фиксированный характер. “Этническая идентичность представителей диаспоры зависит от среды проживания и претерпевает с течением времени некоторые изменения. Она направляется и регулируется организациями диаспоры, появившимися в ходе ее институционализации“ [3, с. 72].

В советское время в Армении не было белорусской диаспоры несмотря на то, что по сравнению с постсоветским периодом в армянских городах и селах проживали большие белорусские этнические группы. Хотя в разных городах и селах Советской Армении проживали десятки белорусов, эти люди не были объединены вокруг какой-либо структуры, они почти не знали о существовании друг друга и даже если знали, то почти не общались. Кроме того, почти все белорусы, проживавшие в Советской Армении, идентифицировались как русские.

В результате нашего исследования мы разделили белорусов, переехавших в Армению в советский период, на две группы. Первая группа — это женщины, вышедшие замуж за армянских солдат после Отечественной войны и переехавшие в Армению. Большинство из них поселились в городских и сельских общинах в регионах Армении. Мы провели интервью с их супругами и детьми в городах Ванадзор, Джермук, Шамшадин и Раздан, в селах Верин Арташат и Гндеваз (к сожалению, все они скончались). Вторая группа белорусов, проживающих в Армении, — это женщины, приехавшие в Армению со своими армянскими мужьями в 1980-е гг. Вопросы межэтнических отношении, смешанных браков и этнокультурных процессов обсуждались в трудах многих известных ученых. В данной статье, для нас наибольший интерес представляют работы З.Л. Сизоненко, А.В. Топилина, Л.М. Дробижевой, А.А. Сусоколова [8, 11, 4, 9].

Первая группа белорусских иммигрантов со своими мужьями-армянами поселилась в основном в консервативных и моноэтнических регионах Армении в 1950-е гг. Смешанные браки в Армении были редкими и в основном не приветствовались в этот период. Эти женщины были идентифицированы как русские наряду с другими украинскими и русскими женщинами, поселившимися в их регионах, a их мужья делали все, чтобы их детей идентифицировали как армян (отправляли их в армянские школы, крестили в Армянской Апостольской церкви, передавали им армянские традиции и обычаи). У белорусов не было четко выраженной этнической идентификации, и они ассоциировались в основном с русскими. Эта практика даже усилилась в 1980-е гг. из-за того, что большое количество женщин русской национальности вышли замуж за армянских мужчин и поселились в регионах Армении. В постсоветской Армении, как правило, за пределами Еревана, мы продолжаем быть свидетелями практики идентификации всех славянских женщин под коллективной русской идентичностью. Например, соседка одного из наших респондентов (село Верин Арташат), зная, что женщина белоруска, и что мы проводим исследование про армянских белорусов, продолжала называть нашего респондента, других белорусов и украинцев, проживающих в их селе, русскими. Только наш респондент точно знал, кто из жителей села русский, украинец или белорус. Мы также отмечаем сохраняющуюся тенденцию передачи полной армянской этнической идентичности детям из таких смешанных семей.

Иная ситуация наблюдается в постсоветской столице Армении, где последние два десятилетия действует организованная белорусская диаспора. В 1998 г. в Армении была создана Ереванская белорусская община Армении “Беларусь“ (общественная организация), которая проводит активную работу, направленную на удовлетворение потребностей армянских белоруссов, сохранение и пропаганду белорусской культуры, традиций, обычаев, и насчитывает около 130 человек. Работает белорусский класс воскресной школы. Ученики воскресной школы изучают белорусский язык, народные обряды и традиции. Bелорусская община Армении “Беларусь“ имеет большой вклад в деле сохранения этнического самосознания, познания ценностей национальной культуры и сплочения общины. По словам председатель общины Ирина Погосян: “В Армении мы сохраняем белорусский язык, у нас есть воскресная школа, детские и взрослые вокальные коллективы. Когда я жила в Беларуси, наверное, мне это было не так важно. То есть я даже не задумывалась об этом. Все это было само собой. А когда я приехала сюда, для меня это стало самым главным в жизни, не считая семьи“.

При содействии Посольства Республики Беларусь, Ереванская белорусская община издает газету «БЕЛАРУСЫ.am» с тиражом до 300 экземпляров и периодичностью выпуска один раз в два месяца. В газете размещаются материалы о состоянии и перспективах белорусско-армянских отношений, развитии политической и социально-экономической ситуации в Беларуси, культуре и жизни диаспоры.

Учитывая деятельность ереванской общины, можно говорить не только об образовательном и культурном значении воскресной школы, но и о ее развлекательной функции. Эти воскресные собрания становятся для белорусских женщин уникальным времяпрепровождением. В результате, эти женщины, отделяя себя от повседневной армянской среды, создают платформу для общения друг с другом, укрепляя свою этническую идентичность. В то же время белорусские женщины укрепляют свою культурную идентичность, отмечая различные праздники, готовясь к культурным мероприятиям и участвуя в жизни сообщества. “Не только практика использования языка, но и этническая гомогенность или гетерогенность личного круга общения играет важную роль в сохранении или ограничении личной этнической идентичности“ [7, с. 75].

Однако, несмотря на активность белорусской диаспоры Еревана по сохранению белорусской этнической идентичности своих членов, община из года в год продолжает сталкиваться с опасностью прекращения существования. Люди в возрасте 50 лет и больше, составляют 58% ереванской общины, что негативно сказывается на естественном росте их численности. Кроме того, сегодняшнюю белорусскую общину Еревана (около 90% ее членов) составляют межэтнические семья, где детей в целом воспитывают как армян. Нужно также отметить, что несмотря на то, что дети из таких семей посещают воскресную школу, учат историю, географию Беларуси, песни на белорусском, но по мере взросления они теряют интерес к подобным вещам и начинают считать себя полными носителями армянской идентичности. Во всех наших интервью наши белорусские респонденты на вопрос “какой национальности принадлежат Ваши дети“, отвечали - “армянской, поскольку отец армянин“. В этом ответе отражается установка традиционных армянских брачно-семейных представлений, согласно которому главой семьи является отец. В силу различных причин в таких браках русская (белорусская) женщина перестраивается под традиции другой культуры [5, с. 103].

В этом контексте значимы слова посла Беларуси в Армении в своей речи на церемонии открытия празднеств Праздника белорусской национальной культуры (2019). “Белорусы всегда положительно относятся к Армении, многие белорусские женщины, как видите, замужем за армянами, дают очень красивое поколение. В Армении принято, что, если в такой семье рождается мальчик, то он однозначно является армянином, а если девочка – белоруска, и мы, конечно, не обижаемся“, - сказал дипломат.

Сохранение и продвижение языковых, религиозных, культурных и других факторов белорусской этничности как в диаспоре Еревана, так и за пределами столицы, может, по крайней мере, продлить существование белорусских этнических групп и организаций на территории Армении. Однако, значимость этих факторов этнической идентичности переменчива. Например, религиозная составляющая белорусской идентичности могла быть более существенной для существования белорусской диаспоры, находящейся в Исламской Республике Иране, чем в Греческой Республике. “Многие свойства той или иной группы людей, не играющие в условиях ее обычного этнического окружения роли отличительных признаков, после перемещения этой группы в новую этническую среду сразу же начинают выполнять этнодифференцирующую функцию“ [2, с. 189]. Таким образом, мы также собираемся рассмотреть изменение языковой и религиозной факторов этической идентичности белорусской диаспоры Армении как в советский, так и в постсоветский периоды.

Важным компонентом белоруской идентичности является язык. В армяно-белорусских межэтнических семьях, проживающих в городах, доминируют русскоязычные. Результаты нашего опроса показали, что старшее поколение также свободно владеет письменным и устным белорусским языком и иногда в общине общается на родном языке. В то время, их дети получают образование на армянском и русском языках, и очень малый процент обладает белорусским языком.

Белорусская общины Еревана считает восстановление знания родного языка своей первоначальной проблемой. Для решения этой проблемы, председатель общины И. Погосян уже долгое время проводит ряд мероприятий. Воскресную школу посещают дети не только из моноэтнических белорусских семей, но также национально-смешанных белорусско-армянских семей. Большинство проживающих в Армении белорусов старшего поколения считают сохранение родного языка важным элементом сохранения своей этнической идентичности, но в тоже время понимают, что молодому поколению с каждым годом становится все менее привлекательной деятельность их организации, и поэтому сохранить белорусский язык в их общине будет очень сложно. Большинство белорусских семей, уже долгое время, параллельно русскому употребляют армянский язык. Так, белорусские женщины старшего поколения, живущие в Ереване, в основном говорят по-русски, понимают армянский и время от времени используют белорусский (читают литературу, слушают музыку, смотрят фильмы), тогда как женщины среднего возраста обычно говорят по-русски, параллельно с армянским и очень редко используют белорусский. Что касается младшего поколения, то дети белорусских женщин, живущих в Ереване, обычно говорят на армянском, параллельно с русским, и не используют белорусский (как правило, они знают некоторые песни и стихи на белорусском языке, которые они выучили в воскресной школе).

В случае белорусских этнических групп, проживающих за пределами Еревана, белорусский язык практически не используется. Как показывают материалы нашего исследования, белорусские женщины не только перестают говорить на белорусском языке после переезда в Армению, но и не передают этот язык своим детям. Эти женщины общаются как в своих семьях, так и в своих общинах на русском и армянском языках. Часть из них прекрасно говорит по-армянски, и, как сказал один из соседей нашего респондента, «она говорит по-армянски лучше, чем мы, и иногда даже произносит слова, которых мы раньше даже не слышали». Дети белорусских женщин, живущих за пределами Еревана, являются носителями армянского языка, но они также говорят по-русски, в основном, когда общаются со своими матерями. В некоторых семьях, мы зарегистрировали случаи, когда дети разговаривали со своими матерями только на армянском и даже в целом плохо говорили по-русски, используя этот язык при крайней необходимости. Однако у нас был случай, когда двое старших детей из смешанной семьи из города Джермука были носителями армянского языка, тогда как их четырехлетняя сестра общалась с нами только на русском, с трудностью произнося некоторые предложения на армянском.

Как видим, для армянских белорусов, проживающих за пределами Еревана, языковая составляющая их этнической идентичности изменилась с белорусского на русский еще с советских времен. В настоящее время даже русский язык уступает место армянскому языку для белорусских женщин и особенно для их детей. Что касается белорусов из ереванской общины, они хотят сохранить белорусский язык в качестве идентификатора их этнической принадлежности, но в настоящее время он полностью заменяется русским, имея лишь некоторое присутствие в культурных практиках и мероприятиях. И есть угроза, что в ближайшем будущем даже организованная диаспора не сможет сохранить языковой компонент своей этнической идентичности.

Атеистическая политика, проводимая в советское время, закрытие и уничтожение церквей привели к тому, что белорусские этнические группы Советской Армении начали не обращать внимание на религиозный компонент белоруской идентичности. Например, в городе Джермук дети четырех белорусских женщин (к сожалению, все эти женщины давно умерли), переехавших в Армению после Отечественной войны, отметили, что они редко посещали армянскую церковь, что религиозная жизнь являлась очень незначительной частью их семейной жизни, не говоря уже о посещении русской церкви или участии в белорусских религиозных праздниках. Однако, по словам невесты одной из этих женщин, после распада СССР ее свекровь время от времени тайно от своей семьи посещала русскую церковь. Белорусские женщины, переехавшие в разные регионы Армении в 1980-е гг., в основном подчеркнули в своих интервью, что в основном они ходят в Армянскую церковь со своими семьями, участвуют в армянских религиозных мероприятиях, но если им дается возможность посетить русскую церковь, они обязательно используют эту возможность.

Председатель белорусской общины И. Погосян считает вопрос религиозных предпочтений и посещения церкви членами их общины семейным и интимным вопросом и полагает, что их организация не должна вмешиваться в такого рода вопросы: “Например, я хожу здесь в армянскую церковь. Я не вмешиваюсь в подобные вопросы. Каждый член нашего сообщества сам решает, в какую церковь ему пойти. В основном старшее поколение ходит в русскую церковь, в основном в Канакерскую церковь (Храм Покрова Пресвятой Богородицы — православный храм Русской Православной Церкви в Ереване, в округе Канакер)“. Таким образом, очевидно, что религиозный компонент этнической идентичности не считается жизненно важной для существования белорусской общины Еревана и сохранения этнической идентичности ее членов.

На основании всего вышеизложенного, можно сделать вывод, что белорусские этнические группы, дисперсно рассредоточенные по регионам Армении, не объединены вокруг какой-либо организации, не являются диаспорами и остаются легкой мишенью для ассимиляционных процессов в преимущественно консервативных и моноэтнических регионах страны проживания. В случае армянских белорусов, проживающих за пределами Еревана, этнические идентификаторы, которые являются важнейшим условием существования этноса в стране проживания, ограничиваются славянской внешностью и русским языком (обычно идентифицируя их как русских, а не белорусов). Эти женщины, будучи не просто русскоязычными, но и этнически близкими русским, начали выступать в рамках русского меньшинства. В Ереване действует единственная белорусская община, объединяющая десятки белорусских женщин и их детей. Большинство этих женщин идентифицируют себя как белорусов, а своих детей - как армян. Многие из них считают сохранение родного языка важным фактором сохранения своей этнической идентичности. Белорусская диаспора Еревана также борется за сохранение других жизненно важных этнических компонентов белорусской идентичности (культура, традиции, праздники) членов сообщества, что с каждым годом становится все труднее. Наличие диаспоры и других местных структур важно для сообщества, но даже существование организации не может полностью предотвратить потерю этнической идентичности членов общины и прекратить ассимиляцию.

Библиография
1.
Арутюнян Л.В. Проблемы сохранения национальной идентичности диаспоры. Екатеринбург. УрФУ, 2016.-С. 218-229.
2.
Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.: Наука, 1983. – 412 с.
3.
Джангозян С.Ю. Некоторые аспекты проявления этнической идентичности в диаспоре, Вестник Ереванского университета, Международные отношения, Политология, 2014. N1 (142).-С. 64-73.
4.
Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Межэтнические отношения и этнокультурные процессы (по материалам этносоциологических исследования СССР) // Советская этнография. М.: Наука, 1981.-С. 11–23.
5.
Жигунова М.А., Коптяева Е. А. Национально-смешанные браки как вариация этнокультурной идентичности. Вестник Томского государственного университета. История, 2016. № 5 (43).-С. 100-104.
6.
Налчаджян А.А. Национальная идентичность (с позиций этнопсихологии и этнополитологии). Ереван, 2012.-45 с. (на арм. яз.)
7.
Оркени А., Секельи М. Идентичность диаспор в пограничных областях восточной Европы. Человек. Сообщество. Управление, 2016. том 17. №1.-С. 73-95.
8.
Сизоненко З.Л. Межнациональная семья в крупном городе // Социологические исследования, 2007. № 2.-С. 140–145.
9.
Сусоколов А.А. Межнациональные браки в СССР. М.: Мысль, 1987.-142 с.
10.
Тишков В.А. Исторический феномен диаспоры / В. А. Тишков // Этнограф. Обозрение, 2000. № 2.-С. 43-63.
11.
Топилин А.В. Межнациональные семьи и миграция: вопросы взаимовлияния // Социологические исследования, 1995. № 7.-С. 76–88.
References (transliterated)
1.
Arutyunyan L.V. Problemy sokhraneniya natsional'noi identichnosti diaspory. Ekaterinburg. UrFU, 2016.-S. 218-229.
2.
Bromlei Yu.V. Ocherki teorii etnosa. M.: Nauka, 1983. – 412 s.
3.
Dzhangozyan S.Yu. Nekotorye aspekty proyavleniya etnicheskoi identichnosti v diaspore, Vestnik Erevanskogo universiteta, Mezhdunarodnye otnosheniya, Politologiya, 2014. N1 (142).-S. 64-73.
4.
Drobizheva L.M., Susokolov A.A. Mezhetnicheskie otnosheniya i etnokul'turnye protsessy (po materialam etnosotsiologicheskikh issledovaniya SSSR) // Sovetskaya etnografiya. M.: Nauka, 1981.-S. 11–23.
5.
Zhigunova M.A., Koptyaeva E. A. Natsional'no-smeshannye braki kak variatsiya etnokul'turnoi identichnosti. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Istoriya, 2016. № 5 (43).-S. 100-104.
6.
Nalchadzhyan A.A. Natsional'naya identichnost' (s pozitsii etnopsikhologii i etnopolitologii). Erevan, 2012.-45 s. (na arm. yaz.)
7.
Orkeni A., Sekel'i M. Identichnost' diaspor v pogranichnykh oblastyakh vostochnoi Evropy. Chelovek. Soobshchestvo. Upravlenie, 2016. tom 17. №1.-S. 73-95.
8.
Sizonenko Z.L. Mezhnatsional'naya sem'ya v krupnom gorode // Sotsiologicheskie issledovaniya, 2007. № 2.-S. 140–145.
9.
Susokolov A.A. Mezhnatsional'nye braki v SSSR. M.: Mysl', 1987.-142 s.
10.
Tishkov V.A. Istoricheskii fenomen diaspory / V. A. Tishkov // Etnograf. Obozrenie, 2000. № 2.-S. 43-63.
11.
Topilin A.V. Mezhnatsional'nye sem'i i migratsiya: voprosy vzaimovliyaniya // Sotsiologicheskie issledovaniya, 1995. № 7.-S. 76–88.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Следует сразу подчеркнуть: автор не следует формально-принятым рубрикациям введения, в какой связи соответствие им фрагментов начального текста достаточно условно.
Тем не менее, они косвенно отражают принятую рубрикацию, в какой связи мы распределили их по соответствующим разделам.
Актуальность
«Компактное проживание мигрантов дает возможность сохранять язык, обычаи и традиции. И, наоборот, дисперсия является главным двигателем ассимиляционного процесса [1, с. 227]. В Армении белорусы рассеяны по городам и селам, где их численность даже не превышает и одного процента от общей численности населения. Такая дисперсность и очень высокий процент смешанных браков являются основой для проявления всех составляющих процесса ассимиляции. За период независимости Белоруси в Армению эмигрировала не значительное число граждан Беларуси, в основном женщины, которые в свое время вышли замуж за армян, сформировав межэтнические семья. Этот вопрос обсуждался в трудах многих известных ученых.  »
Вполне конструктивная характеристика ситуации — но именно ее исчерпывающий росчерк рождает серьезные сомнения в актуальности исследования.
И, непосредственно далее (очевидно, к Изученности проблемы):
«В данной статье, для нас, для нас (?) наибольший интерес представляют работы З.Л. Сизоненко, А.В. Топилина, Л.М. Дробижевой, А.А. Сусоколова [8, 11, 4, 9]. Именно эта категория граждан (?) составляет сегодняшнюю белорусскую общину Армении (около 90% ее членов). »
Совершенно загадочный фрагмент.
С одной стороны, список авторов не слишком представительный.
С другой, не они же составляют 90% белорусской общины Армении; ошибка грубая и явная.
Предмет (не эксплицирован) и Проблема исследования:
«Мы утверждаем, что белорусские этнические группы, дисперсно рассредоточенные по регионам Армении как в советское, так и в постсоветское время, не являлись диаспорами. Они были и остаются легкой мишенью для ассимиляционных процессов в преимущественно консервативных и моноэтнических регионах страны проживания. Белорусы, проживающие за пределами столицы Армении, не только не объединены вокруг какой-либо местной организации, но и вовсе не знают о других своих соотечественниках, живущих в том же сообществе, или знают о других белорусов, но ограничиваются редким бытовым общением. Вместо белорусской диаспоры Армении, предлагаем говорить о белорусской диаспоры Еревана. »
Вне зависимости от степени верности высказанного, его следовало бы прежде всего привести в связь с некой более общей проблематикой — в противном случае текст утрачивает научную (теоретическую) основу; в данном случае непонятно, насколько значимо то, например, что белорусы «были и остаются легкой мишенью для ассимиляционных процессов в преимущественно консервативных и моноэтнических регионах страны проживания»; автор явно придает этим процессам негативную окраску, и далее продолжает характеристику их разрозненности; что он таковой противопоставляет, иначе, каковая позиция самого автора, пока остается только гадать. Это подтверждает и продолжение текста:
«В Ереване действует единственная белорусская община, объединяющая десятки белорусских женщин и их детей, проживающих в столице Армении. Но наше исследование показало, что даже существование организации не может полностью предотвратить потерю этнической идентичности членов общины и прекратить ассимиляцию. И региональные белорусские этнические группы Армении, и ереванская диаспора сталкиваются с проблемами утраты этнической идентичности своих членов. »
Понятно, что «ассимиляция» воспринимается автором в качестве абсолютного зла, коему противопоставляется абсолютное благо «этнической идентичности»; складывается ощущение того, что некий значительный фрагмент вводного текста из статьи изъят, и автор продолжает задолго до этого начатый разговор с давним собеседником.
Методология исследования
«Для сбора данных были использованы методы экспертного опроса, массового анкетирования, анализа документов и глубинного интервью. Интервью с руководителем и другими участниками белорусской общины проводились в октябре 2019 г. и в марте 2020 г. Материалы хранятся в архиве отдела Этносоциологии Института археологии и этнографии НАН РА. »
Методический аппарат, подстилающий исследования, очерчен — однако о его общих, иначе теоретических (политологических) посылках не сказано ни слова.
Научная новизна самим автором не оценивается.
По завершению вводной части предмет изучения очерчен довольно смутно: понятно, что речь о белорусах, проживающих в Армении, понятно, что мало и становится еще меньше; отдельно до сведения читателя доведены сведения о том, что эта группа не составляет диаспоры; очевидно, сами авторы полагают таковую непреходящей ценностью; но, очертив этот круг вводных установок, авторы как-то не удосуживаются уточнить, что же принимается ими за предмет исследования? Следует ли полагать таковым искусственную генерацию диаспоры на так определенной базе (в каком случае это скорее не исследование, но проект, или его подготовка)?
Стиль, структура, содержание
«...все белорусы, проживавшие в Советской Армении, идентифицировались как русские.
В результате нашего исследования мы разделили белорусов, переехавших в Армению в советский период, на две группы (какова была цель и посылки проведенного исследования?). Первая группа — это женщины, вышедшие замуж за армянских солдат после Отечественной войны и переехавшие в Армению. Большинство из них поселились в городских и сельских общинах в регионах Армении. Мы провели интервью с их супругами и детьми в городах Ванадзор, Джермук, Шамшадин и Раздан, в селах Верин Арташат и Гндеваз (к сожалению, все они скончались). Вторая группа белорусов, проживающих в Армении, — это женщины, приехавшие в Армению со своими армянскими мужьями в 1980-е гг.».
Не совсем понятно, считают ли себя представители выделенных групп белорусами, или это «анкетная препозиция».
«У белорусов не было четко выраженной этнической идентификации, и они ассоциировались в основном с русскими. Эта практика даже усилилась в 1980-е гг. из-за того, что большое количество женщин русской национальности вышли замуж за армянских мужчин и поселились в регионах Армении.  »
Эта позиция понятна.
Не совсем понятно, что хотят установить в итоге авторы исследования.
Далее следует краткий отчет о деятельности белорусской диаспоры в Армении.
Текст представляет определенный интерес, однако представляет скорее образец публицистики, нежели научное исследование; автор безусловно разделяет ценность сохранения белорусской культуры среди проживающих в Армении белорусов, и сетует по поводу сложностей, с которыми связано сохранение их культуры (заметим, довольно естественных).
Выводы, интерес читательской аудитории
Приведем заключение самого автора:
«На основании всего вышеизложенного, можно сделать вывод, что в условиях диаспоры (?) идентификация этноса является важнейшим условием ее существования в стране проживания (все же это не вывод, но скорее предпосылка исследования). Но если в случае армянских белорусов, проживающих за пределами Еревана, этнические идентификаторы ограничиваются славянской внешностью и русским языком (обычно идентифицируя их как русских, а не белорусов), то белорусская диаспора Еревана борется за сохранение жизненно важных этнических компонентов белорусской идентичности членов сообщества, что с каждым годом становится все труднее (понятно; но все же: каковы конкретные итоги проведенной работы, что позитивного представляет она с точки зрения белорусского населения?). Наличие сильной белорусской диаспоры Армении может стать гарантом сохранения этнической идентичности всех армянских белорусов. Консолидация этнической группы и способность сохранения родного языка, веры, быта и культуры может противодействовать губительному (?!) процессу ассимиляции. Конструктивные усилия правительства РА и Посольства Беларуси в Армении, на наш взгляд, могут помочь ереванской диаспоре не только укрепить свои позиции в борьбе с утратой белорусской идентичности членами своей общины, но и способствовать объединению белорусов, проживающих за пределами Еревана. »
С основными положениями статьи, равно как и с ее заключением можно спорить или соглашаться — однако бесспорно то, что статья в весьма малой степени проникнута духом изучения и собственно исследования предмета, основываясь заведомо принятой идеологической установкой.
Проблема, собственно, в том, что именно лобовой «продавливание» априорной установки вопреки ситуации и в отсутствии опор на ее специфику заведомо не эффективно, и именно исследование обеспечивает зоркость мягкой силы и, соответственно, ее прозорливость.
В противном случае «научное исследование», на первый взгляд прямо работая на решение поставленной проблемы, по сути ограничено вторичной репликацией, девальвирующей исходные позиции стратегии.
Общая актуальность затронутой проблематики понуждает поддержать данное направление - однако текст, раскрывающий проблему, нуждается в существенной доработке.

Заключение: работа в целом отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению, но как в стилистическом, так и в структурно-логическом отношении требует доводки, и рекомендована к публикации по ее завершению.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Человек и культура» автор представил свою статью «Проблемы сохранения этнической идентичности белорусской диаспоры в советской и постсоветской Армении», в которой поднимается вопрос об особенностях проживания этнических белорусов в республике Армения, проблемах сохранения ими своей культурной идентичности. Автор исходит в изучении данного вопроса из того, что для Армении характерно дисперсное проживание этнических белорусов, что связано с их небольшой численностью. В стране белорусы рассеяны по городам и селам, где их численность даже не превышает и одного процента от общей численности населения. Дисперсное проживание и малочисленность армянских белорусов, очень высокий процент смешанных браков и другие причины одинаково влияют на процессы ассимиляции и членов организованной белорусской общины Еревана, и маленьких этнических групп регионов страны.
Анализируя избранную тему, автор преследует цель – провести этнологическое исследование белорусской диаспоры Армении и представить результаты данного исследования в статье. Объектом исследования выступает белорусская диаспора в республике, характеризующаяся дисперсным проживанием белорусских этнических групп с средней степенью сохранности культурных традиций. Предметом исследования являются проблемы и процессы сохранения этнической идентичности эмигрантов белорусской диаспоры в преимущественно консервативной и моноэтнической среде советской и постсоветской Армении, а также трансформация основополагающих факторов этничности армянских белорусов.
Актуальность данного исследования обусловлена тем, что единственное этнологическое исследование белорусской общины в Армении было проведено в 2001-2004-e гг., где не только не обсуждался ряд вопросов, связанных с их этнической идентичностью и культурными особенностями, но и белорусы Армении и их проблемы были обобщены вокруг единого сообщества (“Белорусская диаспора Армении“), не обращая внимания на особенности разных групп, проживающих в разных частях страны. Однако, белорусские этнические группы, дисперсно рассредоточенные по регионам Армении, не являются диаспорами. Белорусы, проживающие за пределами столицы Армении, не только не объединены вокруг какой-либо местной организации, но и вовсе не знают о других своих соотечественниках, живущих в том же сообществе, или знают о других белорусов, но ограничиваются редким бытовым общением. И региональные белорусские этнические группы Армении, и ереванская диаспора сталкиваются с разными проблемами сохранения этнической идентичности своих членов и предпочитают разные основополагающие факторы этнической идентичности и стратегии взаимоотношений с государством проживания.
Тема, поднятая в исследовании, представляет несомненный научный и государственный интерес, о чем свидетельствует следующий факт. Предварительные данные представленные в статье были собраны в рамках реализованной совместной международной программы «Белорусская диаспора в Армении и армянская диаспора в Белоруссии: этническая идентичность и межкультурные взаимоотношения в современных условиях», при финансовой поддержке Комитета по науке Министерства образования, науки и культуры РА (N18BL-014).
Для сбора данных автором были использованы методы экспертного опроса, массового анкетирования, анализа документов и глубинного интервью. Интервью с руководителем и другими участниками белорусской общины проводились в октябре 2019 г. и в марте 2020 г. Материалы хранятся в архиве отдела Этносоциологии Института археологии и этнографии НАН РА.
Для достижения поставленной в исследовании цели, автором проведен тщательный анализ полученных эмпирических данных по нескольким направлениям, отражающим особенности проживания этнических белорусов в Армении, процесс их ассимиляции и проблемы сохранения культурной идентичности. Направления, выделенные автором: языковой фактор, религиозная и половая принадлежность, общение с представителями своего этноса, возможность сохранения и трансляции обычаев и традиций.
В данной статье приведено детальное описание современных культурных реалий армянского общества, а именно показана его традиционная структура, а также история появления и проживания белорусов на территории республики и роли общественной организации «Беларусь» в их жизни.
Проведя исследование и проанализировав полученные данные, автор приходит к выводу, что что белорусские этнические группы, дисперсно рассредоточенные по регионам Армении, не объединены вокруг какой-либо организации, не являются диаспорами и остаются легкой мишенью для ассимиляционных процессов в преимущественно консервативных и моноэтнических регионах страны проживания. В случае армянских белорусов, проживающих за пределами Еревана, этнические идентификаторы, которые являются важнейшим условием существования этноса в стране проживания, ограничиваются славянской внешностью и русским языком (обычно идентифицируя их как русских, а не белорусов). В Ереване действует единственная белорусская община, объединяющая десятки белорусских женщин и их детей. Большинство этих женщин идентифицируют себя как белорусов, а своих детей - как армян. Многие из них считают сохранение родного языка важным фактором сохранения своей этнической идентичности. Белорусская диаспора Еревана также борется за сохранение других жизненно важных этнических компонентов белорусской идентичности (культура, традиции, праздники) членов сообщества, что с каждым годом становится все труднее. Наличие диаспоры и других местных структур важно для сообщества, но даже существование организации не может полностью предотвратить потерю этнической идентичности членов общины и прекратить ассимиляцию.
Итак, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрав для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье.
Какие же новые результаты демонстрирует автор статьи? 1. Полученные результаты позволяют утверждать, что проблематика изучения проживания этнических меньшинств на территории других государств и роли диаспор и других этнических общественных организаций в процессе сохранения своей культурной идентичности представляет несомненный культурологический интерес. 2. Выводы, сделанные автором, позволяют констатирует, что подобный опыт может служить основой межкультурного взаимодействия.
Представленный в работе материал имеет четкую, логически выстроенную структуру, способствующую более полноценному усвоению материала. Этому способствует также адекватный выбор соответствующей методологической базы. Библиография позволила автору очертить научный дискурс по рассматриваемой проблематике (было использовано 11 источников). Однако представляется желательным автору дополнить теоретический анализ исследуемой проблемы более современными научными материалами, в том числе и из зарубежных источников. Без сомнения, автор выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Следует констатировать: статья может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании после устранения указанной недоработки.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"