Статья 'Роль института временного брака в культуре Ирана ' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Роль института временного брака в культуре Ирана

Мохтари Сейедех Резванех

аспирант, кафедра культурологии, Астраханский государственный университет

414056, Россия, Астрахань область, г. Астрахань, ул. Ул. Татищева, 20а

Mokhtari Seyedeh Rezvaneh

Postgraduate student, the department of Culturology, Astrakhan State University

414056, Russia, Astrakhan' oblast', g. Astrakhan', ul. Ul. Tatishcheva, 20a

srezvanehmokhtari@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8744.2021.1.34188

Дата направления статьи в редакцию:

27-10-2020


Дата публикации:

01-04-2021


Аннотация: Аннотация. Институт временного брака в истории Ирана имеет давние корни. Тем не менее, этот институт в различные исторические периоды имел различные формы и функции. Хотя временный брак не получил общественного признания среди иранского народа, этот институт по — прежнему остается в иранском обществе. Следовательно, возникает вопрос — каковы причины такой устойчивости. Основная цель данной статьи — выявить причины такой укоренённости института временного брака в иранской культуре. В этой статье проанализирована динамика изменения института временного брака в культуре Ирана в разные исторические периоды. Выводы исследования получены с помощью метода сравнительно—исторического анализа исторических рукописей и письменных свидетельств, классифицированы и описаны в трех исторических периодах «древний Иран», «начальный период ислама до Исламской Республики» и «Исламская Республика». Согласно результатам исследования, институт временного брака, возникший на основе патриархальной культуры иранского общества, легитимным образом отвечал индивидуальным потребностям, таким как сексуальное влечение, деторождение, обеспечение безопасности и средств к существованию, и социальным потребностям, таким как наследование, укрепление социальных отношений и установление общественных связей. Несмотря на это, этот институт в каждом историческом периоде выполнял особые культурные функции, выявленные нами в данной статье. До сих пор не существует комплексного и документированного исторического исследования, которое сравнивало бы все исторические периоды в одной работе. Ключевые слова: брак, временный брак, женщина, семья, культура, социальная история, Иран, религия ислама, Шииты, Общество.


Ключевые слова: религия ислам, Иран, социальная история, культура, семья, женщина, временный брак, брак, Шииты, Общество

Abstract: In the history of Iran, the institution of temporary marriage is old-established. However, in different historical periods this institution had different forms and functions. Although temporary marriage did not receive public recognition among the Iranian people, this institution continues to exist in the Iranian society. The author attempts to determine the reasons for its perpetuation in the Iranian culture. Analysis is conducted on the dynamics of transformations of the institution of temporary marriage in the Iranian culture in different historical periods. The conclusions are acquired using the method of comparative-historical analysis of historical manuscripts and written testimonies. The author classifies and describes the three historical periods “Ancient Iran”, “The Initial Period of Islam prior to the Islamic Republic”, and “The Islamic Republic”. The results demonstrate that the institution of temporary marriage, which emerged on the basis of patriarchal culture of Iranian society, legitimately met individual needs, such as sexual desire, childbearing, livelihood; and social needs, such as inheritance, strengthening of social ties. In each historical period, this institution also performed special cultural functions revealed in the course of this research. There is yet no comprehensive and documented historical research, which would compare all historical periods in a single work.



Keywords:

Shia, Iran, the religion of Islam, social history, culture, family, woman, temporary marriage, marriage, Society

Введение

Один из важных институтов в истории человечества — институт брака. Этот институт обычно, в зависимости от культуры каждого общества, имел различные виды и формы. В истории Ирана, помимо постоянного брака, который является основной и главной формой брака у большинства народов, существует другой тип брака, который называется «временный брак». Временный брак — непостоянный брак, который согласно законам и религиозным канонам заключается между мужчиной и женщиной на определенный период времени. Этот вид брака в зависимости от религии, господствующей в обществе, и­­­­ социального положения в него вступающих, в каждый исторический период, назывался по-разному и имел разные особенности. Временный брак всегда являлся спорной проблемой в социальной истории Ирана, и у него были противники и сторонники, как среди экспертов, так и среди общественности, так что некоторые считали его полезным для общества, некоторые расценивали его как легальную проституцию, а некоторые относили его к купле-продаже женщин. Поэтому, вопрос временного брака в социальной истории Ирана имел важные последствия в жизни людей в социальном контексте. Тем не менее, хотя временный брак не получил широкого признания среди иранского народа, он остался в иранском обществе. Следовательно, основная цель данной статьи — выявить причины такой укорененности института временного брака в иранской культуре. Для этого необходимо исследовать динамику включения феномена временного брака в культуру Ирана на разных этапах его существования: от древнего Ирана (550 г. до н.э.) до Исламской Республики. Принимая во внимание, тот факт, что институт временного брака в культуре Ирана является историческим явлением и нельзя современную ситуацию рассматривать без учета прошлого, в данной статье применяется диахронный метод, в основе которого лежат исторические документы и свидетельства. Фактически, в данном исследовании посредством сравнительного анализа изучаются причины и особенности, а также исторические изменения временного брака в Иране.

До сих пор не существует комплексного и документированного исторического исследования, которое сравнивало бы все исторические периоды в одной работе, большинство исследований посвящено рассмотрению одного конкретного исторического периода. Следовательно, автор этой статьи попытался обратить внимание на историческую эволюцию формы временного брака в Иране, используя культурологический подход и учитывая религию народа в каждом периоде.

Исследователями было опубликовано множество книг и статей по изучению культуры временного брака в Иране, где рассматривались одна или две династии или исторических периода. Например: Мазахери Али Акбар «Иранская семья в доисламский период», 1994 г., Бадамчи Хасан, Газанфари Кулсум, Давари Парвин «Временный брак в религиях зороастризм и исламе», 2015 г. рассмотрели культуру, типы и обычаи временного брака и семьи в древнем Иране. Также Блюхер, Виперт фон «Путевые заметки Блюхера », 1990 г., Мансурбахт Гобад, Хоссейни Масумех «Обряды бракосочетания иранцев в эпоху Каджаров с точки зрения путевых очерков», 2015 г., Малекзадех Эльхам, Багаии Мохаммад «Аналитическое введение в культурно — религиозную политику первого и второго периода правления Пехлеви» 2016 г. рассмотрели тему временного брака и семьи в различных династиях, в том числе исходя из путевых очерков, написанных после прихода в Иран ислама. Исследователи Санасариян Элиз «Движение за права женщин в Иране», 2005 г., Калантари Абдолхоссейн, Садеги Сохейла, Резания Седигех «Исследование качественного состояния условий и контекстов формирования временного брака у женщин» 2016 г., Шахла Хаэри 1989 г. проанализировали вопросы, связанные с институтом временного брака после победы Исламской Революции.

Временный брак в древнем Иране

Исследователи по — разному классифицируют типы брака в периоды, когда в Иране значительную роль играл зороастризм или маздаизм[1] [1, с. 193]. Но в большинстве они, наряду с постоянным и традиционным браком «падешахзани» [2], выделяют три вида временного брака: «чакари» (чакарзан), «июгин» (июкзан) и «сетури» (сезарзан) [2, с. 88]. Суть брак «чакари» состоит в том, что если брак «падешахзани» не привел к рождению сына, жена должна была родить сына, в качестве преемника и наследника, вступив в брак «чакари», и этот ребенок принадлежал первому мужу. По словам Мансура Шаки, термин «чакар» применим только к вдове, муж которой умер, состоя в браке «падешахзани» и не имея ребенка, и теперь жена обязана через брак «чакари» родить сына своему покойному мужу [3, с. 647]. Однако Карлсен, вопреки мнению Шаки, считает, что брак «чакари» не свойственен только женщинам — вдовам, и женщина, чей муж жив, также возможно будет обязана на определенный и ограниченный период времени вступить в брак «чакари» с другим мужчиной, чтобы родить своему мужу наследника и преемника [4, с. 104]. Суть брака «июгин» заключается в том, что в случае смерти обоих супругов, если у усопшего мужчины была дочь или сестра, эта дочь или сестра с прозвищем «июгин» обязана временно вступить в брак, чтобы родить наследника и преемника для своего отца или брата [5, с. 149]. Фактически, «июгин» называют дочь или сестру усопшего, которая обязана для мертвого мужчины родить сына, вступив в брак с другим мужчиной. Суть брака «сетури» состоит в том, что, если у умершего мужчины не было сестры или дочери, чтобы родить для него наследника или преемника, женщину из родственников мужчины (покойного) временно выдавали замуж за чужого человека с именем умершего мужчины, и называли такую женщину «сетур». Она была обязана после вступления в брак, хранить у себя все имущество умершего мужчины, до тех пор, пока она не родит сына, и после его взросления передать ему все имущество, которое находилось в ее распоряжении [6, с. 21–27].

Явной функцией всех трех вышеупомянутых типов брака было исключительно рождение сына или, другими словами, воспроизводство потомства (обеспечение наследника и преемника). В этих трех типах временного брака, функция удовлетворения сексуальных потребностей никоим образом не затрагивалась. В зороастрийской культуре иметь сына было чрезвычайно важно, так как согласно убеждениям зороастрийцев, сын являлся ключом к пересечению моста Чинуд и хранителем традиций предков и имущества семьи. Если мужчина умирал, и у него не было сына, его семья и родственники были обязаны организовать брак, чтобы для него родился сын. В самом деле, одной из причин такого поступка были религиозные верования и приверженность этим верованиям, а временные браки отвечали религиозно-социальным нормам и ценностям. Временные браки совершались не только по религиозным убеждениям и для сохранения религиозных традиций, но на практике временный брак также определял судьбу имущества и наследства, оставшегося от усопшего [7, с. 523–526]. Был и другой вариант функционирования временного брака, когда муж жив, но из каких-либо соображений отдает свою жену человеку той же религии. Но это не обязательно означает, что он развелся с ней, а позволяет женщине вступить в брак «чекари». В этом случае супруг имел право, соблюдая особые формальности и в ответ на официальный запрос другого мужчины, принадлежащего к такому же обществу, что и супруг, предоставить свою жену этому мужчине на определенный период времени. В этом типе брака женщина все равно находилась под опекой своего первого супруга, поэтому дети, рожденные в этом временном браке, также принадлежали первому мужу. Это считалось положительным поступком для мужчины, нуждающегося в женщине, но в то же время это могло быть хорошей возможностью и для мужа, который устал от своей жены [8, с. 137–141]. Кроме того, одной из культурных функций временного брака в этот период было поддержание патриархальной системы в обществе посредством принуждения женщин к подчинению, что являлось дисфункцией для женщин, состоящих в браке такого типа. Основываясь на приведенных выше свидетельствах, можно сказать, что институт временного брака в Древнем Иране в основном выполнял функцию адаптации социальных и культурных потребностей соответственно религиозной догматике.

Временный брак в исламском Иране до Исламской революции.

После падения империи Сасанидов и оккупации Ирана исламским войском (651 г. н.э.) в религии и культуре иранцев произошли фундаментальные изменения [9, с. 13]. Зороастризм был потеснен исламом [10, с. 39]. Форма временного брака, существовавшая до того времени, уступила свое место мусульманскому временному браку. В начальном периоде распространения ислама временный брак, ссылаясь на аят 24 суры «Ан—Ниса»[3], был разрешен Пророком Ислама. После кончины Пророка Ислама Мухаммеда (590 г.) Умар ибн аль-Хаттаб, второй Праведный халиф, недвусмысленно запретил (объявил харамом) заключать временные браки [11, с. 123]. И это вызывало богословско-законоведческие споры между сторонниками и противниками временного брака. В целом шииты с самого начала одобряли временный брак и считали его разрешенным и благостным деянием. В то время как сунниты, следуя предписаниям второго халифа, считали временный брак недопустимым поступком. Даже сегодня в исламском мире только шииты дозволяют временный брак [12, с. 114]. Что касается формы временного брака, между зороастризмом и исламом есть схожие черты. В обеих религиях девушка может без согласия своего покровителя или опекуна вступить во временный брак. В обеих религиях, дети появившиеся от этого брака, считаются законнорожденными, и женщина обязана оставаться во временном браке до конца указанного срока. В обоих случаях нет развода, но по истечении оговоренного времени пара расстается. В обеих религиях пара не претендует на наследство друг друга. Однако в шиитском исламе некоторые утверждают, что если наследство оговаривается во время брака, пара может иметь право наследовать имущество друг у друга [7, с. 523–526]. Несмотря на это, такие общие черты в большинстве своем стоит рассматривать с юридической точки зрения, поскольку причины временных браков в религиях зороастризма и ислама шиитского толка сильно различаются. Цель временного брака в древнем Иране в основном заключалась в рождении наследника (по социальным и религиозным причинам) и в некоторых случаях по благожелательным мотивам. В то время как, сущность временного брака в исламе заключалась в том, чтобы контролировать и удовлетворять на религиозной основе сексуальные потребности в обществе. Поэтому, скорее всего, после прихода ислама в Иран, произошли существенные изменения в самой природе временного брака [8, с. 140]. Поскольку существует мало свидетельств о временном браке в этот период, и до тех пор, пока Сефевиды не пришли к власти, Иран был преимущественно суннитской страной, а сунниты не приветствовали временные браки, то соответственно можно сказать, что временный брак осуществлялся реже, и большинство людей его не признавало [13, с. 135]. Хотя, по одной из версий, Маджд аль—Даула, последний падишах Буидов (V в. по лунной хиджре), имел девять жен, с которыми был заключен временный брак [14, с. 109]. Или в одном письме Махмуда Газнави упоминается упрек к Маджд аль — Даула, что у него было пятьдесят женщин, состоявших с ним во временном браке [15, с. 147]. Следовательно, в течение этого периода, несомненно, существовал временный брак среди шиитов. Кроме того, похоже, что в период правления монголов (1219– 1500) менее пренебрежительно относились к временному браку, так как согласно «Ясе» Чингисхана, иметь несколько жен было разрешено [16, с. 74]. Несмотря на это, временный брак был редким явлением в иранском обществе с момента прихода ислама в Иран до возникновения династии Сефевидов. С началом шиитского правления Сефевидов (1501–1732) временный брак стремительными темпами укоренился в Иране, как законный способ многоженства [17, с. 129]. В ранний период правления Сефевидов не было обнаружено доказательств существования временного брака [18, с. 324]; хотя некоторые европейские путешественники в десятом веке упоминали о временном браке, они не объяснили его специфику. В общем, культурные функции временного брака в этот период были в основном личностными, направленными на удовлетворение сексуального желания и стремления к многообразию у мужчин, а также повышения уровня безопасности и улучшения материального достатка нуждающихся женщин. В некоторых случаях временный брак имел социальную функцию с целью знакомства до вступления в брак. Поскольку в обществе доминировала исламская культура, временный брак как легитимный способ удовлетворения сексуальных потребностей имел также социальную функцию, и кроме социальной и моральной легитимации удовлетворения сексуальных потребностей, предотвращал рост проституции. В период правления Каджаров (1795–1925), с одной стороны, ислам шиитского толка больше прежнего стал популярным среди населения, а с другой стороны, при дворе Каджаров чрезмерно пользовались возможностью заключения временного брака. Это создало условия для того, чтобы временный брак стал более заметным в обществе, и, конечно же, только шииты заключали временный брак. В этой связи Эдвард Браун утверждает: «Сунниты против временного брака и считают его запрещенным с точки зрения религии, в то время как по шиитской версии этот вид брака узаконен шариатом» [19, с. 324]. По словам Вильема Флора, сведений о временном браке в XII в. относительно много, и европейские путешественники были удивлены его широкой популярностью. (“Во всех городах и поселениях страны сотни женщин зарабатывали на жизнь путем заключения временного брака с путешественниками и гостями”), — пишет Фетхие Лейт, поясняя ситуацию в 1878 г. [13, с. 125]. Кроме того, согласно переписи муниципалитета г. Тегерана в 1880 году, в Тегеране было 430 женщин, состоящих во временном браке, и был лишь один процент женщин, состоявших в постоянном браке [20, с. 63]. По словам лорда Джорджа Натаниэла Керзона, Насер ад—Дин Шах из 60 жен имел только 3 постоянные жены, а с остальными был заключен временный брак [21, с. 130]. Также Найеб ас—Салтане правитель Тегерана, каждый год ездил в окрестные деревни в поисках новых женщин для заключения временного брака [22, с. 830]. Распространненость временных браков в период Каджаров способствовало тому, что даже иностранцы, живущие в Иране, заключали временные браки [13, 140–145]. В этот период временный брак стал настолько распространенным и значимым явлением, что даже регистрировался официально. Согласно записям Саутгейта, для вступления во временный брак составлялся договор, и определялись условия и продолжительность брака [23, с. 38]. По словам туристов, в основном эти браки заключались в период временного проживания в другом регионе, и их срок подходил к концу в момент завершения поездки [21, с. 130–131]. В этот период, особенно в городах для паломничества, таких как Мешхед и Кум, и в городах, которые были перекрестками важных торговых путей, таких как Решт, были специальные улицы, на которых жили временные жены, и не очень состоятельные мужчины ходили на эти улицы. Эти женщины жили в хижинах, построенных из соломы, и мулла сидел возле хижины и направлял будущего мужа внутрь, затем читал брачную проповедь и забирал свою долю суммы, оговоренной между мужчиной и женщиной. Не только мужчины для удовлетворения своих сексуальных потребностей совершали временный брак, но иногда отцы сами предлагали своих дочерей. Подобно тому, как отцы из среднего сословия пытались сделать так, чтобы их дочери стали временными женами какого-нибудь принца, так поступали и земледельцы, когда в их деревню приезжал известный человек. Тем не менее, большинство временных жен были бедными женщинами и выходцами из низшего сословия. Их основными клиентами были путешественники, люди, уставшие от долгого и однообразного сожительства, мужчины, чьи жены больны, а также те, кто помолвлены с девушкой, не достигшей брачного возраста и дожидается срока свадьбы [13, 130–135]. Одной из социо-культурных причин временного брака в этот период была бедность людей. Это является показателем того, что временный брак, посредством создания отношений с богатыми людьми, также имел культурную и социальную функцию для бедных женщин и семей с целью повышения безопасности и улучшения материального достатка их жизни. Помимо этого, по словам Вишарда, временные жены в основном находились на более низкой социальной ступени, нежели постоянные: они не были приняты обществом в той же степени, как постоянные жены, и их дети на практике не имели тех же прав, которыми пользовались дети, рожденные в постоянном браке. Временные жены не считали себя частью семьи, с членом которой был заключен временный брак, и сталкивались с многочисленными трудностями [24, с. 211].

Приход к власти династии Пехлеви (1925–1979) и самого Резы — шаха стал источником новых и отличающихся от прежней власти перемен в структуре традиционного иранского общества. Культурно-религиозная политика эпохи Пехлеви заключалась в модернизации и реконструкции иранского общества [25, с. 123]. Поэтому Реза — Шах, заимствуя стиль и методы западных стран, стремился создать новую идентичность в культурно — религиозных сферах, преуменьшая роль религии и возвышая иранский национализм таким образом, чтобы не оставалось места в обществе для религии.

Судебная система была одним из столпов власти, который подвергся изменениям. Одной из характерных черт реформы судебной системы были организация процесса принятия судебного решения и ограничение сферы деятельности судебного разбирательства по канонам шариата, которая ранее входила в компетенцию духовенства, такими вопросами как брак и развод. До 1931 г. браки и разводы официально не регистрировались [26, с. 85].[4] Внимание законодателей привлекли к себе регистрация никаха и принятие закона «никах» из-за его важного влияния на жизнь супружеской пары. Согласно Гражданскому кодексу Ирана от 1934 г., возраст вступления в брак для девочек был установлен с 15 лет, а для мальчиков с 18 лет. И согласно этому закону женщины имели право получить опеку над детьми. Согласно статье 6 Закона о браке, каждый мужчина был обязан при заключении брака сообщить женщине и официальному лицу, заключавшему брак, есть ли у него другая жена или нет, и это указывалось в свидетельстве о браке.[5] Это стало отправной точкой для продвижения моногамии и снижения количества временных браков [27, с. 76–95].

Во время официального визита в Турцию в 1934 г. Реза-шах был впечатлен прогрессом Турции при Ататюрке и значительным участием женщин в культурных и социальных делах. Подражая Турции, он также придерживался политики модернизации и копирования европейских методов [28, с. 179]. Во время его правления произошли широкомасштабные социальные и культурные перемены в отношении женщин и общества. Одним из самых важных его действий было принятие политики по снятию хиджаба для женщин, что подготовило подходящую почву для их участия в общественной жизни [29, с. 130]. Учебные заведения и университеты открыли свои двери для юношей и девушек. Владельцы общественных мест, таких как кинотеатры, кафе и отели, в случае дискриминации по половому признаку, должны были платить большие штрафы [30, с. 37–38]. Жесткая политика Резы-Шаха по модернизации общества, постепенно изменила традиционный уклад Ирана. Произошли колоссальные культурные и инновационные изменения, включая ношение европейской одежды, акцент на иранский национализм, изменения в искусстве, театре, кино и литературе, содержание которых было эмоциональным, романтическим и имитировало европейскую культуру. С распространением кинотеатров, популяризацией в народе фильмов, в которых женщины появлялись без хиджаба, распространилась культура появления женщин с непокрытой головой, т.е. фактически, кинотеатры действовали как инструмент пропаганды в руках уполномоченных лиц по вопросам культуры с целью продвижения западной культуры. Также появились и процветали такие символы западной общественной жизни, как бары, ночные клубы и магазины, которые предлагали продукты западной культуры. Политика однообразия внешнего вида и одежды людей, их подражание европейским нормам на протяжении двух мировых войн, в какой-то степени была похожа на те изменения, которые Петр I воплотил во внешнем облике русского народа [31, с. 99–117]. Преобразования, связанные со свободой в отношениях между мужчинами и женщинами в обществе в эпоху Пехлеви, значительно снизили значимость и распространенность временного брака, и он имел место быть только среди религиозных и традиционных слоев общества. «Организация женщин Ирана» была образована в 1966 г., а с принятием Закона о защите семьи в 1967 г. и поправок в 1968 г. количество жен было ограничено, и женщинам было дано право подать на развод. После 1979 года еще раз было уделено внимание временному браку, и вновь он стал применяться [32, с. 160].

Временный брак после победы Исламской революции

После победы Исламской революции в феврале 1979 г., следуя за шиитским направлением ислама, временный брак вновь был узаконен и предан огласке. Хотя на официальном уровне в религиозном государстве Исламской Республики Иран, временный брак, на основании шиитского религиозного течения, стал общепринятым явлением после февраля 1979 г., и соответствующие законы подтверждали это, а также лица, ответственные за религиозные и политические вопросы, представляя официальную власть, пропагандировали этот тип брака, однако культурный взгляд большей части иранского народа на этот тип брака остался полностью негативным.

Согласно Гражданскому кодексу Ирана, временный брак имеет два основных принципа: сумма махра и определенный срок, и принимая во внимание статьи 1095 — 1098 Гражданского кодекса ИРИ, женщина становится обладательницей махра после прочтения проповеди о временном браке, и мужчина может состоять во временном браке с женщиной сроком от одной минуты до 99 лет [33, с. 668]. Стоит отметить, что после вступления во временный брак даже на несколько часов, женщине необходимо выждать период не менее сорока дней после развода для заключения следующего брака, который называют «идда» (период выжидания).

В начале послереволюционного периода, вслед за выступлениями некоторых политических и религиозных деятелей, таких как Акбар Хашеми Рафсанджани (действующий президент того времени), в обществе возникли разногласия по поводу временного брака[6]. Эти выступления противоречили моральным ценностям и культурным ожиданиям, много дискуссий велось во внутренних и зарубежных СМИ, и вопрос временного брака более чем на десять лет отодвинулся на второй план, а затем вновь получил широкое распространение [34, с. 509]. Органы власти Исламской Республики по делам культуры и религии считали, что, пропагандируя «сигэ» (временный брак), они могут в соответствии с религиозными и исламскими нормами регулировать отношения молодежи. Многие противники утверждают, что временный брак, подобно «торговле плотью», предоставляющий сексуальные услуги по определенной цене и на определенный срок, не только не ставит в равное положение мужчину и женщину в их отношениях, но и является законным способом, который удовлетворяет стремление к сексуальному многообразию и жажду наслаждений у мужчин [35, с. 138].

Однако до сих пор активно обсуждается с культурной и социальной точек зрения факт добровольного обращения некоторых женщин в нынешнем иранском обществе к такому институту. Во временном браке не только мужчины, но и женщины нашли способ удовлетворить свои эмоциональные и особенно сексуальные потребности, которые другим способом невозможно удовлетворить в рамках культуры и традиций, преобладающих в иранском обществе. Временный брак, в данном случае, служит мостом между мужчинами и женщинами для удовлетворения потребностей, которые остаются неудовлетворенными в условиях, господствующих в обществе. Несмотря на то, что шиитское направление ислама допускает временный брак, и давление со стороны общества привело к предпочтению этого вида брака, но с точки зрения иранской общественности, особенно большинства женщин, этот брак рассматривался как «табу», и никогда не смог найти свое официально закрепленное и признанное место в иранском обществе, хотя никакого сходства между проституцией и временным браком нет. В данном случае необходимо принять во внимание легитимность по шариату и законность временного брака, запрет вступления в этот брак с девственницами, необходимость воздержания сорок дней от заключения последующего брака после развода, выплата женщине махра во время брака, признание рожденных в этом брака детей законными с точки зрения шариата, получение опеки над детьми и принуждение к регистрации этого брака в случае рождения ребенка. Это противоречие между легитимностью временного брака, с одной стороны, и его морально сомнительным характером побудило тех, кто вступает во временный брак, делать это тайно [36, с. 256]. Таким образом, временный брак, несмотря на его роль в разрешении некоторых социальных трудностей, имел существенные проблемы. В последние годы из-за некоторых экономических проблем и в результате сокращения числа официальных браков и преобладания вестернизации в культуре иранского народа мы наблюдаем стремительный рост веб-сайтов, пропагандирующих временные браки. Эти веб — сайты, которые неизвестно какими именно официальными или неофициальными институтами поддерживаются, знакомят друг с другом людей, заинтересованных в этом типе брака, что всегда осуждалось официальными органами и общественностью.

Согласно статье 1075 Гражданского кодекса, регистрация временного брака, который действует на определенный период времени, является обязательной и проходит в брачной конторе. Отказ от регистрации этого типа брака в соответствии с законом, влечет за собой особые наказания, предусмотренные Исламским уголовным кодексом от 1991 г.

В целом, то, как люди, уполномоченные лица по вопросам культуры, официальные органы, религиозные учреждения, интеллектуалы и консерваторы Ирана относятся к явлению временного брака за сорок лет существования Исламской Республики включает в себя отказ, одобрение, осуждение и его принятие, поэтому невозможно определить единую и конкретную политику по отношению к временному браку, но можно с уверенностью сказать, что это явление все еще осуждается среди некоторых слоев населения Ирана.

Заключение

Институт временного брака всегда существовал в социально-культурной истории иранского народа. В этой статье институт временного брака рассмотрен и изучен в трех историеческих периодах Ирана: 1) Древний Иран, 2) Начальный период ислама до исламской революции и 3) Исламская Республика.

В древнем Иране временный брак заключался в основном для рождения сына, поддержания социальных отношений и следования религиозным верованиям. Фактически, в этот период функция института временного брака была в основном социокультурной и направлена на сохранение религии зороастризм, урегулирование вопроса наследования, а иногда и для стремления к многообразию у мужчин. Однако временные браки в этот период, безусловно, заключались не для удовлетворения сексуальных потребностей. После прихода ислама в Иран, временный брак также был объявлен законным по канонам шариата, так как согласно мнению «шиитских факихов», он был разрешен Пророком Ислама, но поскольку до прихода династии Сефевидов к власти, общество Ирана в основном было суннитским, этот институт не имел возможности проявить себя. С приходом к власти шиитского государства Сефевидов, институту временного брака вновь было уделено внимание. В этот период культурный подход и основная цель временного брака заключались в удовлетворении сексуальных потребностей, стремлении к разнообразию у мужчин, а также улучшении безопасности и уровня жизни женщин, с которыми был заключен временный брак. В период правления Каджаров институт временного брака получил большую популярность. В этот период также удовлетворение сексуальных потребностей мужчин, которые в основном были студентами религиозных школ и теми, кто был в поездке, стремление к многообразию при дворе шаха, а также улучшение безопасности и жизни временных жен были одними из наиболее важных причин для вступления во временный брак. Фактически, временный брак был направлен на удовлетворение сексуальных потребностей мужчин законным образом и согласно религиозным канонам. Распространение временных браков в этот период привело к появлению источников дохода у посредников и священнослужителей, и даже были созданы кое-какие места для этого бизнеса. С приходом к власти династии Пехлеви открылась новая глава модернизации иранской культуры в стиле западных стран. Процесс модернизации и трансформации по моделям западных стран в судебной системе, повышение положения женщин, свобода отношений среди молодежи в обществе и преобразования в области культуры были наиболее яркими реформами правления Пехлеви. А с открытием учреждений по предоставлению услуг развлекательного характера, таких как ночные клубы и дискотеки, количество временных браков значительно сократилось, и они распространились только среди религиозных слоев населения. С победой Исламской Революции в 1979 году временный брак пропагандировался некоторыми уполномоченными лицами по политике в сфере культуры и религии, и вновь он получил распространение. Хотя временный брак при участии СМИ и различных интернет-сайтов, направленных на его распространение и поощрение, предлагается как решение проблемы отсутствия возможности вступления в постоянный брак среди молодежи, у него есть свои сторонники и противники. Непринятие временных браков людьми и обществом с точки зрения нравственности, культуры и норм побуждает тех, кто вступает в него, делать это тайно. Следовательно, временный брак был предложен с целью предотвращения безнравственности, беспорядочных половых связей, сексуальной депривации и снижения возникающего в результате нее давления.

Необходимо также обратить внимание на то, что народ Ирана исповедует шиитское направление ислама с верой в двенадцать имамов, исламское право этой ветви имеет фундаментальные отличия от других исламских религиозных течений, таких как сунниты, алавиты-шииты и т. д. Согласно шиитскому учению ветви двенадцати имамов, временный брак был разрешен с точки зрения религии со времен Пророка Ислама. Это религиозное обоснование оспаривается и опровергается другими исламскими течениями, так как, по убеждению суннитов, временный брак запрещен и не дозволен шариатом. Одними из важнейших причин продолжения традиции временного брака в социальной истории иранского народа, особенно после прихода к власти династии Сефевидов в 1501 г. нашей эры, были распространение в Иране шиитского направления ислама, приверженность иранского народа к этой религии, а также официальная пропаганда, проводимая религиозными органами власти. В то время как в суннитских странах Ближнего Востока, религиозные верования людей этого не допускали.

В целом результаты исследования показывают, что институт временного брака в социокультурной истории Ирана всегда имел свои собственные индивидуальные и социальные функции. Признание этого института в разные периоды было связано с его пользой; и фактически, именно социальные ограничения сделали временный брак популярным в качестве договора для удовлетворения личных потребностей мужчин и женщин. Поскольку временный брак стал для некоторых мужчин инструментом для злоупотребления женщиной, а некоторым женщинам приходится прибегать к нему, лучше принять законы в Иране о временном браке, чтобы он адаптировался к обществу. Потому что злоупотребление им может привести к сексуальной эксплуатации женщин и распаду некоторых семей.

[1]- Маздаизм также называют религией зороастризм, одна из древнейших религий в мире.

[2]- Женщину, которая впервые выходила замуж с разрешения своих родителей, называли «падешахзан». А дети, которых она рожала, принадлежали своему отцу (мужу).

[3]- «А за то, чем вы пользуетесь от них [за временное супружество], давайте им [женщинам] их махр [брачный дар]».

[4] - В результате не действовали конкретные правила относительно брака и развода, за исключением законов шариата, но соблюдать которые на практике и по традиционным нормам было необходимым.

[5]- Мужчину, который во время заключения брака вопреки действительности указывал себя холостым, наказывали.

[6]- Хашеми Рафсанджани в 1990г. представил временный брак как один из способов распространения «целомудрия» в обществе и методом борьбы с сексуальными проблемами молодежи.

Библиография
1.
Масуч, М. Типовой брачный договор Пахлави в свете семейного права Сасанидского периода//Иранские языки и тексты из Ирана и Турфана, изд . М. Макуч, М. Магги, В. Сандерманн, 2007. C. 193.
2.
Мазахери, Али Акбар. Иранская семья в доисламский период. Тегеран: Изд-во Гхатре, 1994. С. 88.
3.
Шаки, М. "Чакар'', Энциклопедия Ираника.Т.1,1990. С. 647.
4.
Карлсен, Б. Х. "Брачный договор Чакара и статус детей Чакара в Матиян и Хазар Датистан и Ривайят и Амет и Ашавахиштан", В. Скалмовши и А. ван Тонгерлоо, ред., Среднеиранские исследования, Лёвен,1984. С. 104.
5.
Шаки, М. ''Ayōkēn'', Encyclopaedia Iranica. Т. 3,1987. С. 149.
6.
Резаий Баг Биди, Хасан. В повествовании Азарфарнбаг Фаррохзадан (трактат по зороастрийской юриспруденции, III век хиджры). Тегеран: Центр Большая Исламская Энциклопедия,2007. С. 21-27.
7.
Бадамчи Хасан, Газанфари Кулсум, Давари Парвин. Временный брак в религиях зороастризм и исламе//Женщина в культуре и искусстве, 2015. № 4 (7). С. 523-526.
8.
Заманимогадам, Масуд. Социологическое исследование института временного брака в социальной истории Ирана//Ежеквартальный журнал социологических наук, 2018. № 82. С. 137-141.
9.
Блюхер, Виперт фон//Путевые заметки Блюхера/перевод Кейкавус Джахандари. Тегеран: Изд-во Хоразми, 1990. С. 13.
10.
Петрушевский И. П. Ислам в Иране/перевод Карим Кешаварз. Изд-во: Пайам, 1984. С. 39.
11.
Динвари, Абуханифех Ахмад Бен Давуд. Ахбар ат-Таввал/ перевод Махмуд Махдави дамгани. Тегеран: Изд-во Ней,1985. С. 123.
12.
Микаэль Ф, Зульфикар(2009). Временный брак с точки зрения ученых двух ветвей ислама. Исследовательский журнал Исламской мудрости и философии № 30. С. 114.
13.
Флор, Виллем. Социальная история интимных отношений в Иране/перевод Мохсен Минохерд. Стокгольм: Изд-во Фирдоуси, 2010. 1-ое изд. С.125-145.
14.
Забихуллах, Сафа. Краткое изложение политической, социальной и культурной истории Ирана: от начала до конца эпохи Сефевидов. Тегеран: Изд-во Амир кабир, 1977. С. 109.
15.
Форузани, Абулькасим. Газневидов. Тегеран: Изд-во Самт, 2005. С. 147.
16.
Забихуллах, Сафа. История иранской литературы. Тегеран: Изд-во Фердоус,1976. Т.3. С. 74.
17.
Лорей, Юстас де и Слэден, Дуглас. Странные вещи о Персии. Филадельфия-Лондон: Изд-во J.B. LippincotCo, 1907. С. 129.
18.
Монджем,Йезди. Джалалуддин Мохаммад. История Аббасидов. Тегеран: Изд-во Вахид, 1987. С. 324.
19.
Браун,Эдвард(1996). Год среди персов /перевод Забихуллах Мансури. Тегеран: Изд-во Сафар. С. 324.
20.
Шахри,Джафар. Социальная история Тегерана в тринадцатом веке.Т.1. Тегеран: Изд-во Раса, 1989. С. 63.
21.
Мансурбахт, Гобад, Хоссейни Масумех. Обряды бракосочетания иранцев в эпоху Каджаров с точки зрения путевых очерков//Специализированный научный ежеквартальный журнал Хераднаме. Тегеран: Изд-во Ун-т Шахид Бехешти, 2015. №15. С. 130-131.
22.
Салур,Гахраманмирза.Салвар,Масуд.Афшар,Ирадж. Газета "Мемуары Эйн аль-Салтана".Т.1. Тегеран: Изд-во Асатир, 1995. С. 830.
23.
Саутгейт, Горацио. Путешествие по Армении и Месопотамии. Том 2. Нью-Йорк: Изд-во Д. Эпплтон и Компания, 1840. С. 38.
24.
Вишард, Джон Г. Двадцать лет в Персии. Рассказ о жизни при трех последних шахах. Нью-Йорк: Изд-во Флеминг Х. Ревелл, 1908. С. 211.
25.
Дехпахлавани, Талат.Зандиех, Хассан. Роль шиитских ученых в модернизации судебной системы первого периода правления Пехлеви. Ежеквартальный журнал истории и культуры. Изд-во факультета богославии и исламоведения, 2011. № 86. С. 123.
26.
Зандиех,Хасан.Парса Ара,Бахарех. Документы, удостоверяющие личность иранцев в первый период правления Пехлеви,1931-1941. Ежеквартальный журнал «Иранистика»1394. № 1. С. 85.
27.
Малекзадех, Эльхам. Багаии, Мохаммад. Аналитическое введение в культурно-религиозную политику первого и второго периода правления Пехлеви. Ежеквартальный журнал Ганджинех Аснад, 2016. № 2. С. 76-95.
28.
Абрахамиан,Ерванд. Иран между двумя революциями//Перевод Ахмед Голмохаммади, Мохаммад Ебрахим Фатахи. Тегеран: Изд-во Ней, 2004. С. 179.
29.
Фарманфармаиуан, Сетарех. Девушка с Ирана//Перевод Абольфазл Табатабаии. Тегеран: Изд-во Каранг, 1999. С. 130.
30.
Авари,Петр. История Ирана в период правления Пехлеви (от Резы-шаха до Исламской Революции); Кембриджская история Ирана. / перевод Мортеза Сагебфар. Тегеран: Изд-во Джами, 2013. С. 37-38.
31.
Пурмохаммади,Насроаллах.Мохвммди,Реза.Мохвммди,Асгар. Культурные перемены в период Ата-тюрка и Резы-шаха. Ежеквартальный журнал История внешних отношений, 2015. № 64. С. 99-117.
32.
Санасариян, Элиз. Движение за права женщин в Иране (восстание, закат и подавление от 1901 до 1996 гг)/ перевод Нушин Ахмади Хорасани. Тегеран: Изд-во Ахтаран, 2005. С. 160.
33.
Катузиян,Насер. Гражданское право в действующем правопорядке. Тегеран: Изд-во Мизан, 2006. 13-ое изд. С. 668.
34.
Калантари,Абдолхоссейн.Садеги,Сохейла.Резания,Седигех. Исследование качественного состояния условий и контекстов формирования временного брака у женщин //Женщины в развитии и политике, 2016. №4(2). С. 509.
35.
Наср, Cейед Валиреза. Временный брак и социальные потребности// Ежеквартальные научные исследования Иран Намаг, 1993. №1(11). С. 138.
36.
Шахла Хаэри. Закон желания: временный брак в Шиитский Иран.Сиракьюс: Syracuse University Press. Изд-во Ун-т Сиракьюс,1989. №13. С. 256.
References (transliterated)
1.
Masuch, M. Tipovoi brachnyi dogovor Pakhlavi v svete semeinogo prava Sasanidskogo perioda//Iranskie yazyki i teksty iz Irana i Turfana, izd . M. Makuch, M. Maggi, V. Sandermann, 2007. C. 193.
2.
Mazakheri, Ali Akbar. Iranskaya sem'ya v doislamskii period. Tegeran: Izd-vo Gkhatre, 1994. S. 88.
3.
Shaki, M. "Chakar'', Entsiklopediya Iranika.T.1,1990. S. 647.
4.
Karlsen, B. Kh. "Brachnyi dogovor Chakara i status detei Chakara v Matiyan i Khazar Datistan i Rivaiyat i Amet i Ashavakhishtan", V. Skalmovshi i A. van Tongerloo, red., Sredneiranskie issledovaniya, Leven,1984. S. 104.
5.
Shaki, M. ''Ayōkēn'', Encyclopaedia Iranica. T. 3,1987. S. 149.
6.
Rezaii Bag Bidi, Khasan. V povestvovanii Azarfarnbag Farrokhzadan (traktat po zoroastriiskoi yurisprudentsii, III vek khidzhry). Tegeran: Tsentr Bol'shaya Islamskaya Entsiklopediya,2007. S. 21-27.
7.
Badamchi Khasan, Gazanfari Kulsum, Davari Parvin. Vremennyi brak v religiyakh zoroastrizm i islame//Zhenshchina v kul'ture i iskusstve, 2015. № 4 (7). S. 523-526.
8.
Zamanimogadam, Masud. Sotsiologicheskoe issledovanie instituta vremennogo braka v sotsial'noi istorii Irana//Ezhekvartal'nyi zhurnal sotsiologicheskikh nauk, 2018. № 82. S. 137-141.
9.
Blyukher, Vipert fon//Putevye zametki Blyukhera/perevod Keikavus Dzhakhandari. Tegeran: Izd-vo Khorazmi, 1990. S. 13.
10.
Petrushevskii I. P. Islam v Irane/perevod Karim Keshavarz. Izd-vo: Paiam, 1984. S. 39.
11.
Dinvari, Abukhanifekh Akhmad Ben Davud. Akhbar at-Tavval/ perevod Makhmud Makhdavi damgani. Tegeran: Izd-vo Nei,1985. S. 123.
12.
Mikael' F, Zul'fikar(2009). Vremennyi brak s tochki zreniya uchenykh dvukh vetvei islama. Issledovatel'skii zhurnal Islamskoi mudrosti i filosofii № 30. S. 114.
13.
Flor, Villem. Sotsial'naya istoriya intimnykh otnoshenii v Irane/perevod Mokhsen Minokherd. Stokgol'm: Izd-vo Firdousi, 2010. 1-oe izd. S.125-145.
14.
Zabikhullakh, Safa. Kratkoe izlozhenie politicheskoi, sotsial'noi i kul'turnoi istorii Irana: ot nachala do kontsa epokhi Sefevidov. Tegeran: Izd-vo Amir kabir, 1977. S. 109.
15.
Foruzani, Abul'kasim. Gaznevidov. Tegeran: Izd-vo Samt, 2005. S. 147.
16.
Zabikhullakh, Safa. Istoriya iranskoi literatury. Tegeran: Izd-vo Ferdous,1976. T.3. S. 74.
17.
Lorei, Yustas de i Sleden, Duglas. Strannye veshchi o Persii. Filadel'fiya-London: Izd-vo J.B. LippincotCo, 1907. S. 129.
18.
Mondzhem,Iezdi. Dzhalaluddin Mokhammad. Istoriya Abbasidov. Tegeran: Izd-vo Vakhid, 1987. S. 324.
19.
Braun,Edvard(1996). God sredi persov /perevod Zabikhullakh Mansuri. Tegeran: Izd-vo Safar. S. 324.
20.
Shakhri,Dzhafar. Sotsial'naya istoriya Tegerana v trinadtsatom veke.T.1. Tegeran: Izd-vo Rasa, 1989. S. 63.
21.
Mansurbakht, Gobad, Khosseini Masumekh. Obryady brakosochetaniya irantsev v epokhu Kadzharov s tochki zreniya putevykh ocherkov//Spetsializirovannyi nauchnyi ezhekvartal'nyi zhurnal Kheradname. Tegeran: Izd-vo Un-t Shakhid Bekheshti, 2015. №15. S. 130-131.
22.
Salur,Gakhramanmirza.Salvar,Masud.Afshar,Iradzh. Gazeta "Memuary Ein al'-Saltana".T.1. Tegeran: Izd-vo Asatir, 1995. S. 830.
23.
Sautgeit, Goratsio. Puteshestvie po Armenii i Mesopotamii. Tom 2. N'yu-Iork: Izd-vo D. Epplton i Kompaniya, 1840. S. 38.
24.
Vishard, Dzhon G. Dvadtsat' let v Persii. Rasskaz o zhizni pri trekh poslednikh shakhakh. N'yu-Iork: Izd-vo Fleming Kh. Revell, 1908. S. 211.
25.
Dekhpakhlavani, Talat.Zandiekh, Khassan. Rol' shiitskikh uchenykh v modernizatsii sudebnoi sistemy pervogo perioda pravleniya Pekhlevi. Ezhekvartal'nyi zhurnal istorii i kul'tury. Izd-vo fakul'teta bogoslavii i islamovedeniya, 2011. № 86. S. 123.
26.
Zandiekh,Khasan.Parsa Ara,Bakharekh. Dokumenty, udostoveryayushchie lichnost' irantsev v pervyi period pravleniya Pekhlevi,1931-1941. Ezhekvartal'nyi zhurnal «Iranistika»1394. № 1. S. 85.
27.
Malekzadekh, El'kham. Bagaii, Mokhammad. Analiticheskoe vvedenie v kul'turno-religioznuyu politiku pervogo i vtorogo perioda pravleniya Pekhlevi. Ezhekvartal'nyi zhurnal Gandzhinekh Asnad, 2016. № 2. S. 76-95.
28.
Abrakhamian,Ervand. Iran mezhdu dvumya revolyutsiyami//Perevod Akhmed Golmokhammadi, Mokhammad Ebrakhim Fatakhi. Tegeran: Izd-vo Nei, 2004. S. 179.
29.
Farmanfarmaiuan, Setarekh. Devushka s Irana//Perevod Abol'fazl Tabatabaii. Tegeran: Izd-vo Karang, 1999. S. 130.
30.
Avari,Petr. Istoriya Irana v period pravleniya Pekhlevi (ot Rezy-shakha do Islamskoi Revolyutsii); Kembridzhskaya istoriya Irana. / perevod Morteza Sagebfar. Tegeran: Izd-vo Dzhami, 2013. S. 37-38.
31.
Purmokhammadi,Nasroallakh.Mokhvmmdi,Reza.Mokhvmmdi,Asgar. Kul'turnye peremeny v period Ata-tyurka i Rezy-shakha. Ezhekvartal'nyi zhurnal Istoriya vneshnikh otnoshenii, 2015. № 64. S. 99-117.
32.
Sanasariyan, Eliz. Dvizhenie za prava zhenshchin v Irane (vosstanie, zakat i podavlenie ot 1901 do 1996 gg)/ perevod Nushin Akhmadi Khorasani. Tegeran: Izd-vo Akhtaran, 2005. S. 160.
33.
Katuziyan,Naser. Grazhdanskoe pravo v deistvuyushchem pravoporyadke. Tegeran: Izd-vo Mizan, 2006. 13-oe izd. S. 668.
34.
Kalantari,Abdolkhossein.Sadegi,Sokheila.Rezaniya,Sedigekh. Issledovanie kachestvennogo sostoyaniya uslovii i kontekstov formirovaniya vremennogo braka u zhenshchin //Zhenshchiny v razvitii i politike, 2016. №4(2). S. 509.
35.
Nasr, Ceied Valireza. Vremennyi brak i sotsial'nye potrebnosti// Ezhekvartal'nye nauchnye issledovaniya Iran Namag, 1993. №1(11). S. 138.
36.
Shakhla Khaeri. Zakon zhelaniya: vremennyi brak v Shiitskii Iran.Sirak'yus: Syracuse University Press. Izd-vo Un-t Sirak'yus,1989. №13. S. 256.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Актуальность и предмет исследования (дифференциация условна):
«Временный брак — непостоянный брак, который согласно законам и религиозным канонам заключается между мужчиной и женщиной на определенный период времени. Этот вид брака в зависимости от религии, господствующей в обществе, и­­­­ социального положения в него вступающих, в каждый исторический период, назывался по-разному и имел разные особенности. Временный брак всегда являлся спорной проблемой в социальной истории Ирана, и у него были противники и сторонники, как среди экспертов, так и среди общественности, так что некоторые считали его полезным для общества, некоторые расценивали его как легальную проституцию, а некоторые относили его к купле-продаже женщин. »
Понятно, и все же предмет исследования (равно актуальность) затронуты косвенно.
Проблема (цель) исследования
«Временный брак всегда являлся спорной проблемой в социальной истории Ирана, и у него были противники и сторонники, как среди экспертов, так и среди общественности, так что некоторые считали его полезным для общества, некоторые расценивали его как легальную проституцию, а некоторые относили его к купле-продаже женщин. Поэтому, вопрос временного брака в социальной истории Ирана имел важные последствия в жизни людей в социальном контексте (все же почему «поэтому», из контекста неясно. Потому, что вызывал подобную неоднозначную реакцию?). Тем не менее (?), хотя временный брак не получил широкого признания среди иранского народа, он остался в иранском обществе. Следовательно (и подобное «следовательно» в логическом отношении весьма сомнительно), основная цель данной статьи — выявить причины такой укорененности института временного брака в иранской культуре. »
Достаточно понятно и стилистически приемлемо — однако гладкость стилистики достигнута преимущественно формально-синтаксическими средствами; логически обоснование «цели» шатко и эфемерно.
Методология исследования (продолжение):
«Для этого необходимо исследовать динамику включения феномена временного брака в культуру Ирана на разных этапах его существования: от древнего Ирана (550 г. до н.э.) до Исламской Республики. Принимая во внимание, тот факт, что институт временного брака в культуре Ирана является историческим явлением и нельзя современную ситуацию рассматривать без учета прошлого, в данной статье применяется диахронный метод, в основе которого лежат исторические документы и свидетельства (имеется в виду, по всей видимости, их изучение). Фактически (то есть?), в данном исследовании посредством сравнительного анализа изучаются причины и особенности, а также исторические изменения временного брака в Иране. »
Разъяснение последней фразы не совсем понятны, две предыдущие логично поменять местами; тем не менее, представление методологии состоялось.
Научная новизна
«До сих пор не существует комплексного и документированного исторического исследования, которое сравнивало бы все исторические периоды (чего?) в одной работе, большинство исследований посвящено рассмотрению одного конкретного исторического периода. Следовательно (? возможно, автор как-то своеобразно трактует связь причины и следствия?), автор этой статьи попытался обратить внимание на историческую эволюцию формы временного брака в Иране, используя культурологический подход и учитывая религию народа в каждом периоде (понятно, но не соответствует разделу «методология»).
Исследователями было опубликовано множество книг и статей по изучению культуры временного брака в Иране, где рассматривались одна или две династии или исторических периода. Например:...»
Приводится обстоятельный обзор источников.
Вводная часть текста в целом соответствует требованиям к научному оформлению; следует заметить, что в выборе между историческим описанием и аналитикой автор явно отдает место первому; что касается второго, то исходная неопределенность "предмета исследования" витает над текстом, окутывая понятие "временного брака" сенью неопределенности, разрыва "социального" и "сексуального".
Стиль, структура, содержание
«Исследователи по — разному классифицируют типы брака в периоды, когда в Иране значительную роль играл зороастризм или маздаизм[1] [1, с. 193].  »
Непонятен тип ссылки (далее выясняется, что из два).
(После описания трех различных типов временного брака):
«Явной функцией всех трех вышеупомянутых типов брака было исключительно рождение сына или, другими словами, воспроизводство потомства (обеспечение наследника и преемника). В этих трех типах временного брака, функция удовлетворения сексуальных потребностей никоим образом не затрагивалась (предельно категорично — но не совсем понятно, к чему это замечание). В зороастрийской культуре иметь сына было чрезвычайно важно, так как согласно убеждениям зороастрийцев, сын являлся ключом к пересечению моста Чинуд и хранителем традиций предков и имущества семьи. Если мужчина умирал, и у него не было сына, его семья и родственники были обязаны организовать брак, чтобы для него родился сын. »
Понятно и достаточно убедительно; не лишней была бы здесь кросс-культурная компаративистика — возможна, она еще впереди.
Заключение первого раздела:
«Кроме того, одной из культурных функций временного брака в этот период было поддержание патриархальной системы в обществе (?) посредством принуждения женщин к подчинению (?), что являлось дисфункцией для женщин, состоящих в браке такого типа (?). Основываясь на приведенных выше свидетельствах, можно сказать, что институт временного брака в Древнем Иране в основном выполнял функцию адаптации социальных и культурных потребностей соответственно религиозной догматике. »
Вывод, следует заметить, предельно абстрактный и в своей неопределенности утрачивающий связь с приведенными фактами: в самом деле, «поддержание патриархальной системы... посредством принуждения женщин к подчинению» вовсе не нуждается в «браках такого типа» и легко достижимо в случае их отсутствия. Ссылки на «религиозную догматику» звучат еще более неопределенно.
«Цель временного брака в древнем Иране в основном заключалась в рождении наследника (по социальным и религиозным причинам) и в некоторых случаях по благожелательным мотивам. В то время как, сущность временного брака в исламе заключалась в том, чтобы контролировать и удовлетворять на религиозной основе сексуальные потребности в обществе. »
Это «удовлетворение потребностей», всплывающее второй раз, неплохо было бы пояснить более развернуто; непонятно (можно строить предположения), как конкретно оно связано с институтом временного брака — но не с институтом развода, например.
«Следовательно, в течение этого периода, несомненно, существовал временный брак среди шиитов. Кроме того, похоже, что в период правления монголов (1219– 1500) менее пренебрежительно относились к временному браку, так как согласно «Ясе» Чингисхана, иметь несколько жен было разрешено [16, с. 74].  »
Опять-таки, связь разрешения на владение несколькими женами с временным браком не прозрачна.
Несмотря на отдельные шероховатости, исследование дает достаточно объемное и предельно -компетентное описание генезиса предмета за рассматриваемый период.
Выводы, интерес читательской аудитории
Заключительные строки статьи:
«В целом результаты исследования показывают, что институт временного брака в социокультурной истории Ирана всегда имел свои собственные индивидуальные и социальные функции. Признание этого института в разные периоды было связано с его пользой (о чем это?); и фактически, именно социальные ограничения сделали временный брак популярным в качестве договора для удовлетворения личных потребностей мужчин и женщин (сентенция совершенно непонятна). Поскольку временный брак стал для некоторых мужчин инструментом для злоупотребления женщиной (?), а некоторым женщинам приходится прибегать к нему, лучше принять законы в Иране о временном браке, чтобы он адаптировался к обществу (очередное неясное утверждение). Потому что злоупотребление им (временным браком? Что это значит?) может привести к сексуальной эксплуатации женщин и распаду некоторых семей. »
Следует заметить, что аналитические рубрикации, основанные весьма неясными позициями (диспозициями) «удовлетворения личных сексуальных потребностей», «злоупотребления женщинами» и «адаптации к обществу» (института брака), не являются сильной стороной данной работы.
Однако их введение по меньшей мере со стороны эвристики оказывается достаточным для того, чтобы упорядочить богатейший исторический материал, во многом уникальный.
Это последнее обстоятельство в основном и позволяет утверждать, что работа в целом отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению, как в стилистическом, так и в структурно-логическом отношении, вследствие чего и рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"