по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

«Информационная культура» и «психологическая виртуальная реальность» как категории информационной концепции виртуальной реальности
Грязнова Елена Владимировна

доктор философских наук

заведующий кафедрой философии и теологии, профессор, Нижегородский государственный педагогический университет им. К. Минина

603005, Россия, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, 1

Gryaznova Elena Vladimirovna

Doctor of Philosophy

Professor of the department of Philosophy and Theology at Minin Nizhny Novgorod State Pedagogical University

603005, Russia, g. Nizhnii Novgorod, ul. Ul'yanova, 1

egik37@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Афанасьев Сергей Владимирович

врач психиатр-нарколог, Государственное автономное учреждение здравоохранения "Республиканский наркологический диспансер" Министерства здравоохранения Республики Татарстан, аспирант кафедры философии и теологии, Нижегородский педагогический университет им. К. Минина

420082, Россия, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Сеченова, 6

Afanas'ev Sergei Vladimirovich

 Post-graduate student, the department of Philosophy and Theology, Kozma Minin Nizhny Novgorod State Pedagogical University 

420082, Russia, the Republic of Tatarstan, Kazan, Sechenova Street 6

egik37@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Хлап Анна Александровна

аспирант, кафедра философии и теологии, Нижегородский государственный педагогический университет им. К. Минина

603005, Россия, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, 1

Khlap Anna Aleksandrovna

Post-graduate student, the department of Philosophy and Theology, Kozma Minin Nizhny Novgorod State Pedagogical University

603005, Russia, g. Nizhnii Novgorod, ul. Ul'yanova, 1

magistrant18@yandex.ru

Аннотация.

В данной статье предпринята попытка обоснования возможности разработки категорий «информационная культура» и «психологическая виртуальная реальность» в рамках информационной концепции виртуальной реальности. В работе используются результаты ранее проведенных авторами исследований, опубликованных в журналах NOTEBENE. Особое внимание авторы уделяют критическому анализу определения понятия «психологическая виртуальная реальность», которое широко используется в современной философской и психологической литературе. Данный аспект исследования позволяет выйти на анализ проблемы трансформации сознания как родового качества человека в условиях развития информационной культуры. Основу методологии информационной концепции виртуальной реальности составляет информационный подход и диалектический метод. В данном исследовании применяются также методы анализа, сравнения и обобщения. Проведенное исследование показало, что разработка категорий информационная культура» и «психологическая виртуальная реальность» в рамках информационной концепции виртуальной реальности возможна, т.к. феномены, определяемые данными категориями, имеют информационную сущность. Изучение сознания как формы бытия информационной культуры в рамках информационной концепции виртуальной реальности позволит выйти на проблемы трансформации его как одного из основных родовых качеств человека в условиях развития современного социокультурного пространства виртуально-информационной реальности.

Ключевые слова: виртуальная реальность, информационная культура, психологическая виртуальная реальность, сознание, информационная концепция, информация, виртуация, виртуально-информационная реальность, информационная культура личности, информационный виртуал психики

DOI:

10.25136/2409-8744.2018.6.27906

Дата направления в редакцию:

17-11-2018


Дата рецензирования:

04-11-2018


Дата публикации:

09-01-2019


Abstract.

This article makes an attempt to substantiate the possibility for development of the categories of “information culture” and “psychological virtual reality” within the framework of information concept of virtual reality. Special attention is given to the critical analysis of the concept of “psychological virtual reality”, which is widely used in modern philosophical and psychological literature. This aspect of research allows proceeding with the analysis of the problem of transformation of consciousness as a generic quality of a human in terms of the development of information culture. The conducted analysis demonstrates that the advancement of categories of “information culture” and “psychological virtual reality” within the framework of information concept of virtual reality is possible, because the phenomena determined by these categories have informational essence. Studying of consciousness as a form of existence of information culture in terms of the concept of virtual reality will help reaching the problems of transformation as one of the key generic qualities of a human in the conditions of evolution of the modern sociocultural space of the virtual-information reality.

Keywords:

virtual information reality, situation, information, information concept, consciousness, psychological virtual reality, information culture, virtual reality, personal information culture, information virtual psyche

1. Основные положения информационной концепции виртуальной реальности

Для обоснования правомерности утверждения того, что категории «виртуальная реальность» и «информационная культура» могут разрабатываться в рамках информационной концепции виртуальной реальности, необходимо представить основные положения этой концепции, изложенные нами в публикациях [11-13]:

1. Информация, будучи атрибутом материи, создает особый вид реальности, которая существует как вещество и энергия не только в процессе взаимодействия, но и вне его. Информация вне взаимодействия (неотраженное разнообразие) бытийствует виртуально, т.е. в закодированном виде, когда ее содержание скрыто и недоступно. Это справедливо для всех ее видов (абиотической, биотической, психической, технической и социальной).

2. Принципиальное отличие способов существования трех составляющих мироздания заключается в том, что энергия символизирует потенцию реализации, а затем и саму реализацию нечто во времени; вещество – возможность оформления и само оформление нечто в пространстве; информация указывает на виртуальное существование свойств, необходимых для актуализации, как потенции, так и возможности.

3. Если рассматривать информацию относительно способа существования, то в качестве ее полярности можно предложить термин «виртуация». При этом виртуация – это составляющая Универсума, которая существует пассивно, вне взаимодействия в скрытом, закодированном виде, т.е. представляет собой неопределенность, отсутствие информационного отражения, а, следовательно, неотраженное разнообразие. Информация же, напротив – составляющая, которая существует активно, лишь во взаимодействии и поэтому является снятой, уничтоженной неопределенностью (К. Шеннон), разнообразием (У. Эшби), отраженным разнообразием (А.Д. Урсул).

4. Опираясь на положения принципа диалектической поляризации, введем понятие «виртуально-информационная реальность», которое формируется как из виртуации, так и информации как полярных категорий. Виртуально-информационная реальность – это взаимосвязь существования разнообразия в активном (информация) и пассивном (виртуация) состоянии.

2. Информационная культура как информационный феномен

Анализ подходов к определению понятия и сущности информационной культуры показывает, что единого мнения по данному вопросу среди ученых пока не существует. Этот вопрос изучается в различных областях научного знания: философии, социологии, информационной культурологии, педагогике, информатике и др. [1, 2, 6, 8, 14, 19, 23, 28, 33].

Исследование понятия и сущности информационной культуры было проведено нами в ряде публикаций [3,4]. Кратко изложим полученные результаты:

1. Информационная культура – это подсистема культуры, формируемая на основе социальной информации.

2. Эта подсистема культуры определяет качество информационного состояния цивилизации, общества и личности.

3. Ее типы определяются видом социального субъекта и его структурой.

4. Субстратами информационной культуры являются информационные составляющие цивилизации, общества и человека, обеспечивающие ее соответствующими атрибутами и модусами.

5. Результаты проведенного нами типологического и генетического анализов сущности и природы информационной культуры показали:

- ее природа триедина. Она берет начало в развитии информационного субстрата цивилизации, общества и человека;

- она есть цель, условия и результат информационной деятельности социального субъекта;

- существуя с момента появления человека, данный вид культуры создает информационную реальность, на основе которой развивается сфера общественной жизни – инфосфера.

3. Правомерность разработки категории «информационная культура» в рамках информационной концепции виртуальной реальности

Для обоснования правомерности разработки категории «информационная культура» в рамках информационной концепции виртуальной реальности необходимо показать, что основной ее концепт «виртуально-информационная реальность» может быть использован для раскрытия основных форм бытия информационной культуры.

В рамках данной статьи мы не сможем раскрыть все аспекты смыслового пересечения категорий «виртуальная реальность» и «информационная культура». Это станет предметом наших дальнейших исследований. Здесь же сделаем акцент на обосновании правомерности применения этих категорий в рамках одной концепции как психологических феноменов, позволяющий выйти на изучение такой формы бытия информационной культуры как сознание.

Как известно, в самом общем виде психика определяется как свойство высокоорганизованной материи, возникающей на определенной стадии развития жизни. Она оказывается неким промежуточным звеном между биотическим и социальным способами бытия человека. В.Н. Дружинин считает, что психика может быть не только бездонной, но и способной к самодвижению и собственной активности. Она порождает бесконечное множество субъективных миров, не сводимых к внешнему миру и порой вообще не проявляющихся во внешней активности. «Более того, потенциальное множество личностных свойств и состояний психики значительно шире, чем те свойства, которые человек реализует в повседневном поведении» [15, c. 55]. Вероятно, это положение и послужило для Н.А. Носова [30] и его последователей поводом для обозначения множества субъективных реальностей понятием «психологическая виртуальная реальность». Так, например, Н.И. Иконникова пишет: «Виртуальная реальность является результатом взаимодействия «Я» человека с событиями, явлениями, вещами, существующими в книгах, произведениях искусства, исторической литературе, компьютерных играх. Другими словами, виртуальная реальность – это кажущаяся, «иная» реальность, которую человек воспринимает как подлинную и важную для него, поскольку принимает в ней активное участие, но не как физическое лицо, а как психическое» [21, c.133]. Как видно, здесь имеет место явное отождествление понятий субъективная и виртуальная реальности, когда последнее не обладает самостоятельным значением.

Следует признать, что в психике и ее компонентах информационная составляющая предстает в качестве доминирующего состояния, что и наделяет ее способностью к обмену информацией со всеми уровнями Универсума. Для определения информационных состояний психики наиболее удачным оказывается полярность: актуальное (активное) и виртуальное (пассивное) состояния психики.

Опираясь на информационный подход и информационную концепцию виртуальной реальности [12, c. 54-74], можно обозначить «потенциальное множество личностных свойств и состояний психики», выделяемых В.Н. Дружининым, как психический информационный виртул.

Как известно, такие явления человеческой психики, как сознание, подсознание и бессознательное, являются механизмами хранения и обработки соответствующих видов информации. Это значит, что не только внешний мир воздействует информационно на психическое, но и психическая информация способна оказывать влияние на внешний мир, участвуя в информационных процессах.

Определяя психическое, субъективное, идеальное как виды информации, можно соотнести их с понятием виртуального. Один из многочисленных смыслов термина «виртуальное» - это динамизм идеи (Демокрит, Аристотель, Платон), который получил свое развитие в средние века (Фома Аквинский, Д. Скотт, Николай Кузанский), а затем использовался и в Новое время (Г.Ф.В. Гегель, Ч. Пирс, Э. Бехер) как способ существования идеи [11].

В ХХ веке, особенно в России, идеальное приобретает достаточно широкий спектр значений. Например, как вид объективной реальности оно было представлено в работах А.Ф. Лосева и М.А. Лившица. В частности, М.А. Лившиц определяет идеальное как объективный эталон, образец [26].

Поиск природы идеального в рамках концепции субъективной реальности приводит Д.И. Дубровского к отождествлению идеального ис­ключительно с планом субъективных переживаний человека [17]. Для Э.В. Ильенкова идеальное это не только субъективное или логическое, но и объективное, социальное. С его точки зрения идеальное – это объекти­вированные мыслительные формы [22].

Итак, идеальное интерпретируется и как субъективное, и как объективное, и как социальное, что оказывается практически полной аналогией современной интерпретации виртуального. В самом общем виде виртуальной реальностью во всех этих случаях признаются психологические феномены: сознание или его измененные состояния, самосознание, подсознание, или бессознательное, причем происходит явный подмен понятий. Особенно четко это выражается в определениях виртуальной реальности в современных энциклопедиях и словарях. Например, В. П. Руднев пишет: «В широком смысле Виртуальная реальность – это любые измененные состояния сознания: психотический или шизофренический паранойяльный бред (см. психоз, шизофрения, сновидение), наркотическое или алкогольное опьянение, гипнотическое состояние, изменение восприятия мира под действием наркоза. Виртуальная реальность возникают также у пилотов на сверхзвуковой скорости, у заключенных, подводников, у людей, испытывающих стресс (например, во время авиа - или автокатастрофы), у клаустрофобов (ср. трансперсональная психология), практически у всех, кто каким-то образом насильно ограничен в пространстве на достаточно длительное время» [34, c. 124]. Или, например, переименование сновидений, галлюцинаций в виртуальную реальность в работе Т.Н. Березиной [5].

Но что прибавилось в разъяснении всех этих психологических явлений при использовании понятия виртуальность? Ровным счетом ничего. Более того, сущность последней оказалась не только нераскрыта, а, скорее, наоборот – еще глубже запрятана.

В качестве сравнения, можно привести пример того, как одни и те же явления описываются с помощью понятия «виртуальная реальность», причем последняя интерпретируется не как особый способ существования информационной реальности, а как реальность-посредник: «… как психическое явление, виртуальная реальность оказывает влияние на работу всего организма. Например, под ее воздействием могут изменяться давление, сердечный ритм и потоотделение, напрягаются мышцы» [21, c.133]. Сравним: «Явление субъективной реальности способно выступать причиной телесных изменений в качестве информационной причины» [18, c. 253]. После сопоставления выше приведенных примеров, становится очевидным, что для многих виртуалистов понятия «субъективная реальность» и «виртуальная реальность» суть одно и тоже, а причина подобного отождествления кроется в отсутствии анализа соотношений таких понятий как информация, идеальное и виртуальное.

Объяснить необходимость введения такого терминологического новшества как понятие «психологическая виртуальная реальность» в психологию пытается и С.С. Хоружий, определяя психологическую виртуальную реальность как: «… особого рода образ реальности, тем или другим путем формируемый в сознании: в отличие от обычных образов, продуктов сознания и воображения, он выступает как действительная среда определенной деятельности человека. Иными словами, человек воспринимает себя как пребывающий в данной реальности, и как таковой действует – так, что эта реальность обладает характеристиками обычной эмпирической реальности, однако, разумеется, лишена части ее основных предикатов» [37, c.54]. Предлагаемый признак различия виртуальных событий от реальных и идеальных кажется нам также непродуктивным. Действительно, любой идеальный образ объекта – это только образ этого объекта, а не сам объект. В сознании, как известно, других объектов не существует. Поэтому они всегда являются идеальной копией материального объекта, а значит, ущербны, т.е. не обладают свойствами оригинала. По каким же критериям следует разделять воображения, представления, фантазии и т.д. от виртуальной реальности? Разве фантазируя, человек мысленно не представляет себя и свое окружение как нечто объективное, проигрывая в уме ту или иную жизненную ситуацию?

Отождествление идеального и виртуального произошло и в работе С.И. Орехова, считающего, что виртуальная реальность является формой объективированного существования [31]. Данная концепция полностью совпадает с понятием идеального у Э.В. Ильенкова. Естественно, что анализ идеального тесно связан с проблемами сознания и поэтому замена идеального на виртуальное приводит к пересмотру и сущности сознания. Так, Н.Л. Сергиенко обосновывает гипотезу о том, что сознание виртуально по своей природе [36], т.е. оно уже не идеально! Результатом подобного повсеместного переименования идеального в виртуальное оказывается исключение его из списка философских категорий, что наглядно демонстрируется в Новой философской энциклопедии [29], где есть статьи «Виртуальность» и «Виртуальная реальность», но нет статьи об идеальном.

Дело в том, что к подобным выводам авторы психологических концепций виртуальной реальности приходят, сопоставляя всего лишь два вида реальностей: компьютерную виртуальную реальность и психологическую. Причем обобщения производятся на одном единственном сходстве этих реальностей: и та и другая являются вымыслом человека с той лишь разницей, что одна из них реализуется с помощью психики своего создателя, а другая с помощью технических приспособлений. Стоит только применить подобные дефиниции к виртуальным частицам, как становится очевидным, что сущность виртуальной реальности не в мнимости, не в иллюзорности, не в воображении, не в «как бы» объективности, а в объективности на самом деле. Да и само отождествление виртуальной реальности с шизофреническими состояниями психики исключает из списка компьютерную виртуальную реальность, т.к. для того чтобы попасть в мир кибернетического пространства совсем необязательно иметь отклонения в психике, достаточно иметь специальное оборудование. К примеру, в современных работах все чаще исследователи начинают обращаться к категории «субъективная реальность», а не «виртуальная реальность» при изучении психологической зависимости от компьютерных игр и коммуникации [9,10].

Это говорит о том, что в психологической науке имеется категориальный аппарат, позволяющий описывать и изучать явления новых видов психологической зависимости. Остается только категорию «психологическая виртуальная реальность» наполнить самостоятельным содержанием.

Мы полагаем, что идеальное и виртуальное являются различными способами существования информации. Первое на что следует обратить внимание это то, что гипотезы об идеальности и виртуальности сознания содержат в себе идею репрезентации, являющуюся одной из составляющих гегелевского триединства в понимании идеальности. Этот факт отражен практически во всех публикациях по проблеме идеального и виртуального. Например, в подходе к идеальному М.А. Лившица «совершенный предмет» наделяется способностью потенциальной репрезентации для других однородных предметов в отношении субъекта. В концепции Э.В. Ильенкова идеальное предстает как триединство репрезентации, распредмечивания и опредмечивания, как «… соотношение между материальными объектами, внутри которого один материальный объект, оставаясь самим собой, выступает в роли представителя другого объекта, а еще точнее – всеобщей природы этого объекта, всеобщей формы и закономерности этого другого объекта, остающейся инвариантной во всех его изменениях…» [22, c.131]. Д.В. Пивоваров также соотносит идеальное с репрезентацией: «идеальное – отражение субъектом объекта через репрезентант» [32, c.120].

Как видим, речь идет о репрезентации, которая по определению является информационным процессом. Но признать идеальное видом информации ученые долгое время отказывались, опасаясь кибернетизации философии (Э.В. Ильенков).

Тем не менее, при описании виртуальных явлений, исследователи неминуемо обращаются к понятию репрезентация. Подходя к виртуальной реальности онтологически, С.И. Орехов приходит к выводу, что в качестве механизма ее формирования выступает взаимодействие субстанциональной и акцидентальной реальностей на основе процессов положенности и репрезентации [31]. Чем не гегелевское «ideelle» или «идеальный репрезентант» Д.В. Пивоварова? При описании процессов виртуализации Д.В. Иванов считает, что сущностный принцип логики виртуализации – замещение реальных вещей и поступков образами – симуляциями [20].

Как известно, для обозначения процесса замещения реального симуляциями и используется термин «репрезентация». Репрезентация – это пред­ставление одного в другом и посредством другого, которое возника­ет в силу отсутствия (в момент репрезентирования) объекта, который она репрезентирует [24, c.880]. И снова можно наблюдать переназывание идеального в виртуальное, но уже с помощью обнаружения у этих феноменов одинаковых репрезентативных свойств.

С развитием современных информационных технологий, исследователи проблемы идеального начинают открыто обращаться к теории информации. В наиболее явном виде информационный подход к проблеме идеального просматривается у Д.И. Дубровского [16]. Для него идеальное выступает одним из многочисленных видов информации – психической. На «закате» дискуссий по проблеме идеального в нашей стране, появилось много работ, отстаивающих необходимость ее обсуждения в рамках информационного подхода. Например, А.В. Булыгин считает, что при информационном подходе к решению проблем идеального понятие «информация» позволяет связать философские исследования сущности идеального с конкретно-научным изучением сознания [7, c.50-52]. К аналогичным выводам по поводу правомерности интерпретации категории идеального через понятие информации приходит и В.Н. Сагатовский [35]. Все настойчивей ученые говорят об информационной природе сознания [27].

В рамках информационной концепции виртуальной реальности мы определяем идеальное как информацию, ставшую достоянием психики (сознание), преобразованной в знание, тогда как виртуальное всегда определяется как скрытая, готовая к актуализации информация. Идеальное, социальное, психическое, символическое, знаковое – все это информационные состояния материального мира. Сознание, оказываясь информационным по природе, выступает в роли некоторого инструмента, помогающего человеку работать с информацией различных свойств: извлекать ее из глубин подсознания и бессознательного, из внешнего мира и т.д. Содержание сознания – это совокупность генетической и когнитивной информации, представляющей собой генетические и социальные программы жизнедеятельности, поведения, адаптации, развития и т.д.

Идеальная реальность – это вид информационной реальности, разворачивающейся на базе психики, точнее, ее составляющей – сознания, когда информация предстает как социально-психический феномен, знание. Виртуальная же реальность в этом случае – это вся совокупность информации, не доступной сознанию – это и информационные процессы абиотического уровня (информационное взаимодействие микрочастиц нашего тела с внутренним и внешним окружением), и информационные процессы биотического характера (информационные взаимодействия на клеточном уровне), это и многие психические информационные взаимодействия (подсознание, бессознательное), которые и превращаются в идеальное, в высшую форму информации только после девиртуализации.

Информационная концепция виртуальной реальности позволяет определить понятие «виртуал» как уровень количества и качества запасенной информации. Применительно к психической виртуально-информационной реальности это понятие может обозначать информационный виртуал психики, который она использует при реализации информационных процессов. Понятия «информационный потенциал» или «информационная возможность» также используются в литературе, однако термин «виртуал» оказывается наиболее специфичным и точным в данном случае.

Итак, психическая виртуальная реальность – это особый способ существования психической информации. Виртуация (неотраженное разнообразие) психики - нейродинамический код, который пассивен вне взаимодействия и актуализируясь, превращается в информацию (отраженное разнообразие), создавая информационную реальность. Диалектическое единство этих двух составляющих образуют психическую виртуально-информационную реальность. Как информационный феномен виртуально-информационная реальность обнаруживается не только на уровне психического, но и на всех других уровнях Универсума (абиотическом, биотическом, техническом и социальном).

Разрабатывая типологию информационной культуры [3], мы выявили, что одним из оснований ее типологизации может выступать социальный субъект, что позволяет детализировать, структурировать информационную культуру личности, группы людей, общества. Это, в свою очередь, дает возможность рассмотреть информационную культуру личности на основе антропономических родовых качеств человека: сознание, язык, деятельность и общение. Рассматривая сознание как информационный феномен психики можно выстроить следующую систему для анализа: информационная культура личности – сознание – психологическая виртуально-информационная реальность.

Проведенное исследование показало, что разработка категорий «информационная культура» и «психологическая виртуальная реальность» в рамках информационной концепции виртуальной реальности возможна, т.к. оба феномена имеют информационную сущность. Категория психологическая виртуально-информационная реальность раскрывает индивидуальное и общественное сознание как формы бытия информационной культуры на основе диалектического единства идеального и виртуального. Информационная культура, имея видовое разнообразие на уровне психологического взаимодействия универсума, проявляет себя как информационная составляющая основных родовых качеств человека: сознания, языка, деятельности и общения. В таком аспекте она может применяться для анализа трансформаций (положительных и отрицательных) этих качеств в условиях социокультурного пространства современного общества.

Библиография
1.
Абдеев, Р.Ф. Философия информационной цивилизации/ Р.Ф. Абдеев.-М.: Владос, 1994.-336 с.
2.
Александрова, Л. Д. Культура виртуальной коммуникации: автореф. дисс.канд. филос. наук: 09.00.13 / Л.Д. Александрова. – Челябинск: ЧГАКИ, 2009. – 27 с.
3.
Афанасьев С.В. Информационная культура: типологический анализ // Философская мысль. — 2018.-№ 1.-С.59-70. DOI: 10.7256/2409-8728.2018.1.21885. URL: https://e-notabene.ru/fr/article_21885.html
4.
Афанасьев С.В. Информационный субстрат информационной культуры: субстратно-атрибутивная модель. // Философия и культура. — 2018.-№ 1.-С.71-88. DOI: 10.7256/2454-0757.2018.1.23916. URL: https://e-notabene.ru/pfk/article_23916.html
5.
Березина, Т.Н. Может ли психическая активность изменять физическую реальность? /Т.Н. Березина // Парапсихология и психофизика. – 1999. – № 1. – С. 125 – 141.
6.
Бондаренко, С. В. Социальная структура виртуальных сетевых сообществ = Social structure virtual network communities / С. В. Бондаренко ; Рост. гос. ун-т.-Ростов н/Д : Изд-во Рост. ун-та, 2004 (ЗАО Книга).-319 с.
7.
Булыгин, А.В. К истокам идеального (естественно-научный анализ проблемы) /А.В. Булыгин. – Л., 1988. – 150 c.
8.
Головань, С. А. Трансформация воспитания в пространстве современной информационной культуры: автореф. дисс.канд. филос. наук: 09.00.13 /С.А. Головань. – Ростов-на-Дону: ЮФУ, 2008. – 25 с.
9.
Гришина, А.В. Структура субъектности подростков с разным уровнем игровой компьютерной зависимости / А. В. Гришина, Е. В. Волкова //Вестник Мининского университета.-Том 6, № 1 (2018): https://doi.org/10.26795/2307-1281-2018-6-1-14
10.
Гришина, А.В. Увлеченность компьютерными играми как предиктор подросткового буллинга / А. В. Гришина, Е. Н. Волкова //Вестник Мининского университета.-№ 4 (2017): https://doi.org/10.26795/2307-1281-2017-4-11
11.
Грязнова Е.В. Философский анализ концепций виртуальной реальности // Философская мысль. — 2013. - № 4. - С.53-82. DOI: 10.7256/2306-0174.2013.4.278. URL: http://e-notabene.ru/fr/article_278.html
12.
Грязнова, Е.В. Виртуально-информационная реальность в системе «Человек-Универсум» /Е.В. Грязнова. – Монография. – Н. Новгород: ННГУ, 2006. 256 с.
13.
Грязнова, Е.В. Информация и виртуальная реальность: концептуальные основания / Е. В. Грязнова, А. Д. Урсул.-Нижний Новгород: ННГАСУ. 2012. 186 с.
14.
Даниленко, Л.В. «Культура информационных технологий в маркетинге : диссертация ... кандидата культурол. наук : 24.00.01.-Краснодар, 2002.-182 с.
15.
Дружинин, В.Н. Структура и логика психологического исследования /В.Н. Дружинин. – М., 1994. 163 с.
16.
Дубровский, Д.И. Новое открытие сознания? Д.И. Дубровский // Вопросы философии. – 2003. – № 7. – С. 92 – 112.
17.
Дубровский, Д.И. Проблема идеального. Субъективная реальность /Д.И. Дубровский. – М: Канон+. – 2002. – 368 с.
18.
Дубровский, Д.И. Субъективная реальность и мозг /Д.И. Дубровский // Философия и будущее цивилизации: Тез. докл. и выступлений IV Российского философского конгресса. В 5 т. Т.1. – М., 2005. – С. 250-265.
19.
Елинер, И.Г. Развитие мультимедийной культуры в информационном обществе: дисс.... д-ра культурологии : 24.00.01.-Санкт-Петербург, 2010.-311 с.
20.
Иванов, Д.В. Виртуализация общества /Д.В. Иванов. – СПб., 2000. – 185 с.
21.
Иконникова, Н.И. К проблеме взаимодетерминации способов бытия человека /И.Н. Иконникова// Философские науки. – 2003. – № 8. – С. 130-140.
22.
Ильенков, Э. В. Проблема идеала в философии: Гегель и герменевтика / Э. В. Ильенков.-Москва : URSS : Книжный дом "ЛИБРОКОМ", cop. 2011. – 138 с.
23.
Иноземцев, В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы/В.Л. Иноземцев.-М.: Логос, 2000.-330 с.
24.
История философии: Энциклопедия. – Мн., 2002 – 1020 с.
25.
Колин, К.К. Информация и культура. Введение в информационную культурологию /К.К. Колин, А.Д. Урсул. – М.: Изд-во «Стратегические приоритеты», 2015. – 300 с.
26.
Лившиц, М.А. Об идеальном и реальном /М.А. Лившиц // Вопросы философии. – 1984. – № 10. – С. 120 – 145.
27.
Меркулов, И.П. Информационная природа сознания И.П. Меркулов// Полигнозис. – 2000. – № 4. – С. 19 –32.
28.
Нигматуллина, Г. Ф. Культура российских интернет-сообществ в условиях становления информационного общества : автореферат дис. ... кандидата социологических наук : 22.00.06.-Тюмень, 2011.-22 с.
29.
Новая философская энциклопедия : В 4 т. / Ин-т философии Рос. акад. наук, Нац. обществ.-науч. фонд; Науч.-ред. совет.: В.С. Степин [и др.].-М. : Мысль, Т2: Е-М.-2001. – 634 с.
30.
Носов, Н.А. Психологические виртуальные реальности / Носов Н. А.-М. : Б. и., 1994. 195 с.
31.
Орехов, С.И. Виртуальная реальность: исследование онтологических и коммуникационных основ: Автореф. дисс…докт. филос. наук: 09.00.01. – Омск, 2002. – 45 с.
32.
Пивоваров, Д.В. Проблема носителя идеального образа. Операциональный аспект /Д.В. Пивоваров. – Свердловск, 1986. 150 с.
33.
Ракитов, А.И. Информация, наука, технология в глобальных исторических изменениях /А.И. Ракитов.-М., 1998.-104 с.
34.
Руднев, В. П. Словарь культуры ХХ века / В.П. Руднев. – М., 1997. – 384 с.
35.
Сагатовский, В.Н. Философия развивающейся гармонии: философские основы мировоззрения: в 3 ч. Ч.2. / В.Н. Сагатовский. – Спб., 1999. – 234 с.
36.
Сергиенко, Н.Л. Сознание и культура: анализ смысловой организации: Автореф. дисс…докт. филос. наук: 24.00.01. – Краснодар, 2002. – 43 с.
37.
Хоружий, С.С. род или недород? Заметки к онтологии виртуальности / С.С. Хоружий// Вопросы философии. – 1997. – № 6. – С. 54.
References (transliterated)
1.
Abdeev, R.F. Filosofiya informatsionnoi tsivilizatsii/ R.F. Abdeev.-M.: Vlados, 1994.-336 s.
2.
Aleksandrova, L. D. Kul'tura virtual'noi kommunikatsii: avtoref. diss.kand. filos. nauk: 09.00.13 / L.D. Aleksandrova. – Chelyabinsk: ChGAKI, 2009. – 27 s.
3.
Afanas'ev S.V. Informatsionnaya kul'tura: tipologicheskii analiz // Filosofskaya mysl'. — 2018.-№ 1.-S.59-70. DOI: 10.7256/2409-8728.2018.1.21885. URL: https://e-notabene.ru/fr/article_21885.html
4.
Afanas'ev S.V. Informatsionnyi substrat informatsionnoi kul'tury: substratno-atributivnaya model'. // Filosofiya i kul'tura. — 2018.-№ 1.-S.71-88. DOI: 10.7256/2454-0757.2018.1.23916. URL: https://e-notabene.ru/pfk/article_23916.html
5.
Berezina, T.N. Mozhet li psikhicheskaya aktivnost' izmenyat' fizicheskuyu real'nost'? /T.N. Berezina // Parapsikhologiya i psikhofizika. – 1999. – № 1. – S. 125 – 141.
6.
Bondarenko, S. V. Sotsial'naya struktura virtual'nykh setevykh soobshchestv = Social structure virtual network communities / S. V. Bondarenko ; Rost. gos. un-t.-Rostov n/D : Izd-vo Rost. un-ta, 2004 (ZAO Kniga).-319 s.
7.
Bulygin, A.V. K istokam ideal'nogo (estestvenno-nauchnyi analiz problemy) /A.V. Bulygin. – L., 1988. – 150 c.
8.
Golovan', S. A. Transformatsiya vospitaniya v prostranstve sovremennoi informatsionnoi kul'tury: avtoref. diss.kand. filos. nauk: 09.00.13 /S.A. Golovan'. – Rostov-na-Donu: YuFU, 2008. – 25 s.
9.
Grishina, A.V. Struktura sub''ektnosti podrostkov s raznym urovnem igrovoi komp'yuternoi zavisimosti / A. V. Grishina, E. V. Volkova //Vestnik Mininskogo universiteta.-Tom 6, № 1 (2018): https://doi.org/10.26795/2307-1281-2018-6-1-14
10.
Grishina, A.V. Uvlechennost' komp'yuternymi igrami kak prediktor podrostkovogo bullinga / A. V. Grishina, E. N. Volkova //Vestnik Mininskogo universiteta.-№ 4 (2017): https://doi.org/10.26795/2307-1281-2017-4-11
11.
Gryaznova E.V. Filosofskii analiz kontseptsii virtual'noi real'nosti // Filosofskaya mysl'. — 2013. - № 4. - S.53-82. DOI: 10.7256/2306-0174.2013.4.278. URL: http://e-notabene.ru/fr/article_278.html
12.
Gryaznova, E.V. Virtual'no-informatsionnaya real'nost' v sisteme «Chelovek-Universum» /E.V. Gryaznova. – Monografiya. – N. Novgorod: NNGU, 2006. 256 s.
13.
Gryaznova, E.V. Informatsiya i virtual'naya real'nost': kontseptual'nye osnovaniya / E. V. Gryaznova, A. D. Ursul.-Nizhnii Novgorod: NNGASU. 2012. 186 s.
14.
Danilenko, L.V. «Kul'tura informatsionnykh tekhnologii v marketinge : dissertatsiya ... kandidata kul'turol. nauk : 24.00.01.-Krasnodar, 2002.-182 s.
15.
Druzhinin, V.N. Struktura i logika psikhologicheskogo issledovaniya /V.N. Druzhinin. – M., 1994. 163 s.
16.
Dubrovskii, D.I. Novoe otkrytie soznaniya? D.I. Dubrovskii // Voprosy filosofii. – 2003. – № 7. – S. 92 – 112.
17.
Dubrovskii, D.I. Problema ideal'nogo. Sub''ektivnaya real'nost' /D.I. Dubrovskii. – M: Kanon+. – 2002. – 368 s.
18.
Dubrovskii, D.I. Sub''ektivnaya real'nost' i mozg /D.I. Dubrovskii // Filosofiya i budushchee tsivilizatsii: Tez. dokl. i vystuplenii IV Rossiiskogo filosofskogo kongressa. V 5 t. T.1. – M., 2005. – S. 250-265.
19.
Eliner, I.G. Razvitie mul'timediinoi kul'tury v informatsionnom obshchestve: diss.... d-ra kul'turologii : 24.00.01.-Sankt-Peterburg, 2010.-311 s.
20.
Ivanov, D.V. Virtualizatsiya obshchestva /D.V. Ivanov. – SPb., 2000. – 185 s.
21.
Ikonnikova, N.I. K probleme vzaimodeterminatsii sposobov bytiya cheloveka /I.N. Ikonnikova// Filosofskie nauki. – 2003. – № 8. – S. 130-140.
22.
Il'enkov, E. V. Problema ideala v filosofii: Gegel' i germenevtika / E. V. Il'enkov.-Moskva : URSS : Knizhnyi dom "LIBROKOM", cop. 2011. – 138 s.
23.
Inozemtsev, V.L. Sovremennoe postindustrial'noe obshchestvo: priroda, protivorechiya, perspektivy/V.L. Inozemtsev.-M.: Logos, 2000.-330 s.
24.
Istoriya filosofii: Entsiklopediya. – Mn., 2002 – 1020 s.
25.
Kolin, K.K. Informatsiya i kul'tura. Vvedenie v informatsionnuyu kul'turologiyu /K.K. Kolin, A.D. Ursul. – M.: Izd-vo «Strategicheskie prioritety», 2015. – 300 s.
26.
Livshits, M.A. Ob ideal'nom i real'nom /M.A. Livshits // Voprosy filosofii. – 1984. – № 10. – S. 120 – 145.
27.
Merkulov, I.P. Informatsionnaya priroda soznaniya I.P. Merkulov// Polignozis. – 2000. – № 4. – S. 19 –32.
28.
Nigmatullina, G. F. Kul'tura rossiiskikh internet-soobshchestv v usloviyakh stanovleniya informatsionnogo obshchestva : avtoreferat dis. ... kandidata sotsiologicheskikh nauk : 22.00.06.-Tyumen', 2011.-22 s.
29.
Novaya filosofskaya entsiklopediya : V 4 t. / In-t filosofii Ros. akad. nauk, Nats. obshchestv.-nauch. fond; Nauch.-red. sovet.: V.S. Stepin [i dr.].-M. : Mysl', T2: E-M.-2001. – 634 s.
30.
Nosov, N.A. Psikhologicheskie virtual'nye real'nosti / Nosov N. A.-M. : B. i., 1994. 195 s.
31.
Orekhov, S.I. Virtual'naya real'nost': issledovanie ontologicheskikh i kommunikatsionnykh osnov: Avtoref. diss…dokt. filos. nauk: 09.00.01. – Omsk, 2002. – 45 s.
32.
Pivovarov, D.V. Problema nositelya ideal'nogo obraza. Operatsional'nyi aspekt /D.V. Pivovarov. – Sverdlovsk, 1986. 150 s.
33.
Rakitov, A.I. Informatsiya, nauka, tekhnologiya v global'nykh istoricheskikh izmeneniyakh /A.I. Rakitov.-M., 1998.-104 s.
34.
Rudnev, V. P. Slovar' kul'tury KhKh veka / V.P. Rudnev. – M., 1997. – 384 s.
35.
Sagatovskii, V.N. Filosofiya razvivayushcheisya garmonii: filosofskie osnovy mirovozzreniya: v 3 ch. Ch.2. / V.N. Sagatovskii. – Spb., 1999. – 234 s.
36.
Sergienko, N.L. Soznanie i kul'tura: analiz smyslovoi organizatsii: Avtoref. diss…dokt. filos. nauk: 24.00.01. – Krasnodar, 2002. – 43 s.
37.
Khoruzhii, S.S. rod ili nedorod? Zametki k ontologii virtual'nosti / S.S. Khoruzhii// Voprosy filosofii. – 1997. – № 6. – S. 54.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"