Статья 'Просодические характеристики коммуникативной эмотивности в речи персонажей английского кинодискурса' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Просодические характеристики коммуникативной эмотивности в речи персонажей английского кинодискурса

Мурзинова Ирина Александровна

кандидат филологических наук

доцент кафедры английского языка и методики его преподавания, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Волгоградский государственный социально-педагогический университет"

400137, Россия, Волгоградская область, г. Волгоград, ул. Симонова, 22, кв. 141

Murzinova Irina Aleksandrovna

PhD in Philology

Docent, the department of English Language and its Teaching Methodology, Volgograd State Socio-Pedagogical University

400137, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volgograd, ul. Simonova, 22, kv. 141

imurzinova@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8744.2019.3.26496

Дата направления статьи в редакцию:

03-06-2018


Дата публикации:

06-06-2019


Аннотация: Предметом исследования является интонация высоко эмотивных текстов английского кинодискурса. Объектом исследования являются коммуникативные значения интонационных моделей ремы как одного из основных компонентов коммуникативной структуры предложения. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы, как просодические средства выражения эмотивности, при этом особое внимание уделяется семантике ядерных тонов на рематических участках эмотивной речи персонажей-участников английского кинодискурса. Автор выявляет зависимость интонационной вариативности от типа дискурса и степени его эмотивности. В работе использовались следующие методы: инструментальный (электронно-акустический) и перцептивный (аудиторский) анализ звучащих речевых фрагментов, система интонационной разметки, контекстуальный семантический анализ интонационных структур, коммуникативное членение предложения, интроспекция. Основными выводами проведённого исследования являются: 1. Текстовые фрагменты эмотивной речи английского кинодискурса не ассоциируются с определенными типами тонов на рематических отрезках, что обусловлено необходимостью передачи разнообразных эмоциональных состояний коммуникантов и является ситуативно-специфическим для каждого иллокутивного акта.2. Интонационная вариативность звучащей речи зависит от типа дискурса и степени эмотивности.Особым вкладом автора в исследуемую тему является применение сочетания инструменального и перцептивного метода исследования с методом контекстуального анализа, что позволило рассмотреть просодические характеристики звучащей речи как с позиций интонологии, так и с позиций социолингвистики.Новизна исследования заключается в изучении просодических характеристик эмотивных текстов английского кинодискурса в контексте коммуникативного членения предложения. Результаты исследования могут быть использованы в вузовских курсах по интонологии, лингвистике эмоций, социолингвистике, актёрского мастерства.


Ключевые слова: рема, коммуникативные значения интонации, интонационная вариативность, психолингвистика, интонология, семантика, социолингвистика, эмотивность, просодия, ядерный тон

Abstract: The subject of this research is the intonation of highly emotive texts in the English film discourse. The object of this research is the communicative meanings of intonational models of rhema as one of the key components of the communicative structure of a sentence. The author thoroughly examines such aspects of the topic as the prosodic means of expressing emotivity, giving special attention to the semantics of nuclear tones in rhematic sections of emotive speech of the characters participating in the English film discourse. The dependence of intonational variability on the type of discourse along with the level of its emotivity is determined. The following conclusion were made in the course of this study: 1) textual fragments of emotive speech of the English film discourse are not associated with the certain types of tones in rhematic sections, which is substantiated by the need for translating the diverse emotional states of the communicants and is contextually specific for each of the illocutionary act; 2) Intonational variability of the uttered speech depends on the type of discourse and level of emotivity. The author’s special contribution lies in combination of the instrumental and perceptive methods of research with the method of contextual analysis, which allowed viewing the prosodic qualities of the uttered speech from the perspective of intonology, as well as social linguistics. The scientific novelty consists in studying the prosodic qualities of the emotive texts of English film discourse in the context of communicative sectioning of a sentence.



Keywords:

emotiveness, rema, communicative values of intonation, intonational variation, psycholinguistics, intonology, semantics, social liguistics, prosody, nuclear tone

Ритмико-интонационные характеристики английской речи, основы изучения которых были заложены такими отечественными лингвистами, как В.А. Богородицкий, А. М. Пешковский, Л. В. Щерба и др. (см., например, [Богородицкий 1959], [Пешковский 1928], [Щерба 1958] и др.) в настоящее время требуют дальнейшего изучения в рамках сформировавшейся в последние десятилетия антропоцентрической парадигмы. Изучение ритмико-интонационных структур, выходящее за рамки структурной лингвистики, в частности, выявление семантики и коммуникативных значений интонации англоязычного кинодискурса в контексте коммуникативных ситуаций, позволит дополнить современное языкознание новыми данными не только о функциональных особенностях просодических явлений, но и об их связи с коммуникативной эмоциональностью, что, несомненно, будет способствовать вкладу в изучение проблемы понимания как на межличностном, так и на межкультурном уровне.

Учёные-лингвисты, проводящие фундаментальные исследования с целью лингвистического описания эмоций (Н. Д. Арутюнова, А. Вежбицкая, Е.М. Вольф, Е.С. Кубрякова, В.Н. Телия, В.И. Шаховский,) рассматривают текст не только с позиции говорящего и мыслящего субъекта, но так же и чувствующего человека. Так, И. Л. Фунтова считает необходимым различать эмоциональную и неэмоциональную речь и, соответственно, эмфатическую и неэмфатическую интонацию, характеризующую эти два типа речи [Фунтова 2011]. В. И. Шаховским был введён термин «эмотивность» для противопоставления эмоциональности, как категории неязыковой, экстралингвистической, психологической, относящейся к явлениям внутреннего мира человека, и эмотивности как языковой категории [Шаховский 2008(2)]. Мы, вслед за В. И. Шаховским, понимаем эмотивность как «имманентное свойство языка выражать психологические (эмоциональные) состояния и переживания человека» [Там же, С. 5.], т. е. как семантическое, присущее языку отображение эмоций, или, применительно к речи, как выражение эмоций средствами языка разных уровней. Эмотивность может быть выражена прямой номинацией (happiness), непосредственным выражением (междометиями и др.) и описанием коммуникативного поведения (позы, особенностей речи и голоса, взгляда, движений) [Шаховский 2008]. В то же время, наряду с термином «эмотивность», В. И. Шаховский использует также термин «коммуникативная эмоциональность» (см., например, [Шаховский 2006]), очевидно, мы можем поставить знак равенства между данными лингвистическими терминами. В методологическом плане, мы считаем возможным говорить о «средней коммуникативной эмотивности дискурса» как одном из параметров описания свойств дискурса. Нам представляется, что каждый тип дискурса может иметь высокий или низкий уровень средней коммуникативной эмотивности, эмотивность дискурса может быть и нулевой. Например, нулевой эмотивностью могут обладать некоторые виды институционального дискурса (термин В. И. Карасика, см., например, [Карасик 2002]). Кроме того, мы считаем, что отдельные фрагменты дискурса могут обладать более высоким уровнем коммуникативной эмотивности, чем другие фрагменты того же дискурса. Определение уровня коммуникативной эмотивности того или иного фрагмента дискурса поможет нам более точно выявлять семантику ядерного тона как знака в конкретных коммуникативных ситуациях. Отметим также, что коммуникативная эмотивность одного и того же фрагмента дискурса, например, художественного, на наш взгляд, может быть разной в зависимости от формы её представления. Коммуникативная эмотивность дискурса фрагмента звучащей речи выше, чем того же самого фрагмента речи непроизнесённой.

Следует обозначить основное отличие между понятиями «коммуникативная эмотивность дискурса» и «эмотивность речи». Эмотивность речи, на наш взгляд, определяется ее объективным содержанием: выбором лексических средств (эмоционально «насыщенных» лексем, речевых оборотов, сленга и т. п.), их сочетанием (синтаксисом), выразительными средствами синтаксиса. Мы полагаем, что было бы упрощением говорить о зависимости выбора коммуникантами интонационных моделей в ситуациях общения исключительно от подбора лексем и других критериев, относящихся непосредственно к тексту. Коммуникативная эмотивность дискурса, в нашем представлении, помимо описания особенностей собственно текста как вербальной записи речевого события, характеризует уровень эмотивной «нагруженности» всего совершающегося коммуникативного события, включающее в себя сценарий и культурную схему, объясняющую этот сценарий (см. описание В. И. Карасиком позиций, необходимых для построения целостной модели дискурса [Карасик 2007, с. 342]). Отметим, что, сопоставляя понятия «текст» и «дискурс», Н. Д. Арутюнова определяет дискурс как «текст погруженный в жизнь» [Арутюнова 1990]. С нашей точки зрения, семантика интонационных знаков находится в зависимости от типа дискурса, в котором существует тот или иной текст, как сложного социального действия, поэтому максимально полно выделить истинные коммуникативные смыслы интонации возможно лишь в рамках того типа дискурса, в который этот текст погружен, и, в частности, от степени его эмотивности.

Среди различных видов дискурса, выделяемых исследователями, особую роль отводят кинодискурсу. Как отмечает Ю. А. Нелюбина, изучение кинодискурса является перспективным «с точки зрения отражаемых в нём концептуальных систем как составляющих индивидуальных и коллективно-групповых картин мира [Нелюбина 2013]. Перефразируя определение дискурса Н. Д. Арутюновой, приведённое нами выше, кинодискурс — это «кинотекст, погруженный в жизнь». Таким образом, изучение не только вербальных, но и невербальных знаков кинодискурса (к которым относится интонация) поможет взаимно обогатить социолингвистику, психолингвистику и интонологию, выведет исследования в этих областях научного знания на новый уровень антропоцентрической парадигмы.

Прежде чем перейти непосредственно к рассмотрению знаковой семантики просодических характеристик речи английского кинодискурса, уточним предмет исследования, для чего обратимся к определению интонации в современном языкознании. «Интонация – это ритмико-мелодическая сторона речи, способствующая членению потока речи на отдельные отрезки – фонетические синтагмы и фразы – и служащая в предложении средством выражения синтаксических значений, модальности и эмоционально-экспрессивной окраски» [Касаткин 2008, с. 83]. Автор «Энциклопедического словаря СМИ» А.А. Князев, даёт несколько иное определение интонации, трактуя этот лингвистический термин как «единство взаимосвязанных компонентов: мелодики, интенсивности, длительности, темпа речи и тембра произнесения звуков». [Князев 2002]

Несмотря на определённую значимость таких понятий, как длительность, темп речи и тембр произнесения звуков для изучения английской интонации для социолингвистического исследования, в исследовательских целях абстрагируемся от вышеперечисленных элементов интонации и будем рассматривать интонацию в узком смысле, сконцентрировавшись на мелодике речи в английском языке, иными словами, на рассмотрении ядерных тонов и их коммуникаивных значений. В качестве материала исследования мы будем использовать высоко эмотивные тексты английского кинодискурса.

Британский лингвист Холлидей отмечал роль просодических характеристик речи как грамматических средств создания смысла: “Prosody <….> is ‘natural’: it is related systematically to meaning, as one of the resources for carrying contrasts in grammar” [Halliday 2004, p. 11]. Как известно, интонация служит для коммуникативного членения предложения, при этом смысловая составляющая звучащего текста напрямую зависит не только от того, на каком его участке реализуется ядерный тон, но и от того, является ли данный участок тематическим или рематическим [Фаустова 2017]. Вслед за Н. А. Фаустовой отметим, что при исследовании речевого поведения наибольший интерес, как представляется, вызывает именно рематический (собственно иллокутивный) фрагмент высказывания, в то время как тема служит лишь «зачином для совершения речевого акта» [Там же, с. 85].

Стремясь выделить различные факторы, способные, по их мнению, влиять на интонационный рисунок, исследователи обращают внимание на функциональность текста. Так Е. Н. Митрофанова, на примере нехудожественных текстов, выявляет зависимость интонации и интонационной вариативности от того, к какому функционально-смысловому типу речи, далее ФСТР (термин Нечаевой, см., например, [Нечаева 1974]), рассуждению, повествованию или описанию, относится тот или иной текстовый фрагмент, а также от того, на каком участке речи, тематическом или рематическом, реализуется ядерный тон. Эмпирическим путём (используя метод слухового наблюдения аудиторами) автор выявляет специфику интонационного оформления рассуждения, повествования и описания и приходит к выводу о том, что «интонационная вариативность при чтении разных ФСТР <…> в наиболее яркой форме проявляется на тематических участках сопоставляемых ФСТР» [Митрофанова 2017, с. 168]. В то же время, как указывает исследователь, рематические участки разных ФСТР не демонстрируют заметных различий — «во всех случаях преобладает нисходящий тон, выделяющий ключевые элементы новой информации» [Митрофанова 2017, с. 168].

Как известно, художественный дискурс в отличие от нехудожественного, характеризуется гораздо более высокой эмотивностью. При этом максимальной эмотивностью из всех типов художественного дискурса, на наш взгляд, обладает звучащий текст кинодискурса. В связи с этим, нам представляется, что диапазон интонационной вариативности высоко эмотивных фрагментов художественного кинодискурса может быть весьма широким, по сравнению с нехудожественным, именно на рематических участках эмфатической речи персонажей-коммуникантов кинодискурса.

По М. Блоху, если рема повествовательного предложения выражает информацию непосредственного сообщения или заявления о некотором факте, свойстве, отношении, событии, то рема побудительного предложения, в отличие от этого, выражает содержание требуемого или желаемого говорящим действия, то есть программирует действие адресата побуждения. Рема вопросительного предложения выражает запрос информации, то есть является в содержательном плане открытой, зияющей: она программирует ответную рему [Блох 2000]. Наличие значительного количества побудительных и вопросительных предложений в текстах кинодискурса позволяет предположить наличие существенного варьирования ядерных тонов в этом виде дискурса.

С целью подтверждения или опровержения данной гипотезы нами было проанализировано около 100 фрагментов звучащего текста английского кинодискурса. Для большей контрастности с нехудожественным дискурсом или с менее экспрессивным художественным, предпочтение при подборе фрагментов звучащей речи отдавалось фрагментам, в которых может содержаться значительное количество эмотивных высказываний: наиболее оживлённых обсуждений персонажами серьёзных, с их точки зрения, жизненных ситуаций иллокутивным актам споров,, т. е. фрагментам дискурса, обладающим высокой коммуникативной эмотивностью.

Рассмотрим наиболее типичные примеры употребления ядерных тонов главными героями фильма “In the bedroom” (2001 г., Мэта – Том Уилкинсон, Рут – Сисси Спасек). Для удобства анализа разобьем текст на небольшие фрагменты. Ядерные тоны в интересующих нас предложениях обозначим (LR), (LF), (HF), (FR), рематические участки выделим подчёркиванием.

В эпизоде, когда Мэт и Рут выясняют отношения после смерти их сына, трагичность ситуации создаёт высокую степень эмоциональной напряжённости участников данного коммуникативного акта, а следовательно, данный фрагмент кинодискурса характеризуется высокий уровнем коммуникативной эмотивности.

MATT: How did it go today? Something wrong?

RUTH: Wrong? What do you want?

MATT: I want to know what's going on.

RUTH: Oh, right.

MATT: You're obviously up(LR)set. Is there something we can talk about?

В приведённом примере Мэтт употребляет низкий восходящий тон (LR) на рематическом участке описания, в предложении, которое не является вопросительным, и, следовательно, могло бы быть произнесено с низким нисходящим тоном в ситуации, характеризующейся другой коммуникативной тональностью, например, торжественной, статусной, менторской или агрессивной (см. тональные характеристики дискурса [Карасик 2007, с. 386.]). Смысловая незавершённость, присущая низкому восходящему ядерному тону, позволяет Мэтту использовать его для демонстрации своего намерения выяснить причину раздраженного поведения Рут, вернувшейся из магазина, и желания услышать от неё разъяснения по этому поводу, принуждая её к ответу, образно говоря, «задать вопрос, не спрашивая». Невербальное поведение Мэтта (руки в карманах, сосредоточенный взгляд, направленный в пол) также косвенно подтверждает это намерение.

В следующем примере наблюдаем реализацию нисходяще-восходящего ядерного тона на рематическом участке:

MATT: Do me a favor. You want a grieving contest, go find someone else.

RUTH: I (FR1)know how you (FR2)grieve. Go have another beer.

MATT: What the hell is that supposed to mean? What do you know? You know nothing. You don ' t know what I go through .

Как видно из примера, составной низкий восходящий тон в высказывании Рут реализуется в теме и реме одновременно. Исследователь-филолог О. М. Букреева отмечает: «В отличие от простых тонов, выражающих незавершенность, данный тон обязательно включает элемент сравнения, противопоставления двух фрагментов мысли, один из которых оформляется НВТ (низким восходящим тоном – И. М.), а второй либо присутствует в соседних синтагмах, либо остается нереализованным эксплицитно» [Букреева 2011, с. 29] Действительно, в рассматриваемой ситуации Рут противопоставляет своё поведение после несчастья, постигшего её сына, характеризующееся выраженным проявлением горя в коммуникативном поведении, и отсутствием проявления каких-либо страданий в поведении Мэта, подчёркивая данный контраст нисходяще-восходящим тоном, при этом восходящий тон приходится на рематический участок.

Рассмотрим пример использования на рематическом участке ровного тона.

MATT: Do you want to talk or not?

RUTH: Oh, you mean about our dead (ML)son? (ML)No. We haven't be(ML)fore. Why should we bother now?

В приведённом фрагменте Рут использует относительно незавершённый по смыслу ровный тон (ML). С позиций грамматики, мы видим, что, несмотря на отсутствие союза условия (if, given that и т.п.) два последних предложения являются частями сложного условного предложения и, по сути, соединены подчинительной связью, выраженной имплицитно. При этом первое из них, выполняющее функцию придаточного условия, объясняет причину нежелания Рут обсуждать с Мэтом смерть их сына (We haven't before.) , а второе, имплицитно выступающее в функции главного, является следствием придаточного (Why should we bother now?) . Фонологически, использование Рут ровного тона вместо обычного для условного придаточного предложения низкого восходящего тона (We haven't be(ML)fore.) объясняется, очевидно, эмоциональной опустошённостью Рут, демонстрацией безразличия к происходящему после постигшего её горя, а также, возможно, физическим и психическим истощением в связи с пережитой трагедией, неспособностью (или нежеланием) прилагать, пусть и небольшие, но всё-таки дополнительные физические и эмоциональные усилия для реализации низкого нисходящего тона. В результате её речь на данном участке напоминает речь робота.

Последний пример демонстрирует реализацию высокого нисходящего тона на рематическом участке:

MATT: Are you saying that I... that I'm the one responsible? Is that it? Well... Let me tell you something. Let me tell you something: you got it backwards! I know what you think, that I was too lenient! That I let him get away with...

RUTH: (HF)Everything! (HF)Everything!

В данном примере высокий нисходящий тон на рематическом участке служит для выражения сильных эмоций — Рут в отчаянии возлагает на мужа вину за гибель их сына, подтверждая предположения Мэта, пытающегося объяснить Рут её неправоту.

Количественные подсчёты ядерных тонов на рематических участках речи в высоко эмотивных фрагментах английского кинодискурса не выявили какой-либо закономерности или преобладания определённого ядерного тона, показав широкую интонационную вариативность ядерных тонов.

Мы пришли к следующим основным выводам:

1. Интонационные модели эмотивной речи английского кинодискурса не ассоциируются с определенным ядерным тоном на рематических отрезках: в них могут преобладать восходящие, нисходящие, ровные тоны, что объясняется высоким уровнем коммуникативной эмотивности кинодискурса, необходимостью передачи разнообразных эмоциональных состояний коммуникантов, и является ситуативно-специфическим для каждого иллокутивного акта.

2. Интонационная вариативность синтагм звучащей речи на рематических участках звучащих текстов художественного дискурса зависит от типа дискурса и степени его коммуникативной эмотивности — фрагменты высоко эмотивного художественного дискурса характеризуются намного большим разнообразием интонационных моделей по сравнению с нехудожественными.

Библиография
1.
Арутюнова Н. Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — С. 136–137.
2.
Блох М. Я. Теоретические основы грамматики. — М.: Высшая школа, 2000. — 160 с.
3.
Богородицкий В. А. Введение в изучение современных романских и германских языков. — 2-е изд. — М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1959. — 184 с.
4.
Букреева О. М. Семантическое поле нисходяще-восходящего тона в монологических и диалогических текстах // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение, 2011. — № 28. — С. 28–33.
5.
Вежбицкая А. Сопоставление культур через посредство лексики и прагматики. — М.: Языки русской культуры, 2001. — 293 с.
6.
Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. — Волгоград: Перемена, 2002. — 477 с.
7.
Карасик В.И. Языковые ключи. — Волгоград, 2007. — 519 c.
8.
Касаткин Л. Л. Современный русский язык. Фонетика: Учебное пособие для студ. филол. фак. высших учеб. Заведений. — 2-е изд., испр. —М.: Издательский центр «Академия», 2008. — 256 с.
9.
Князев А. А. Энциклопедический словарь СМИ. Журналистика и лингвистика, коммуникативистика и право, история журналистики и технологии et cetera: дефиниции, термины, концепции, справочные материалы. — Кыргызско-Российский славян. ун-т. — Бишкек: Изд-во КРСУ, 2002. — 164 с.
10.
Митрофанова Е. Н. Вариативность интонации в функционально-смысловых типах английской речи // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. — №8/2017 — С. 163–169. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/variativnost-intonatsii-v-funktsionalno-smyslovyh-tipah-angliyskoy-rechi
11.
Нелюбина Ю. А. Кинодискурс как объект лингвистического изучения // Челябинский гуманитарий. — 2013. — №3(24) — С. 71–74.
12.
Нечаева О. А. Функционально-смысловые типы речи. — Улан-Удэ: Бурятское кн. изд-во, 1974. — С. 94.
13.
Пешковский, А.М. Интонация и грамматика // Известия по русскому языку и словесности АН СССР. — 1928. — Т. 1, кн. 2. — С. 458–476.
14.
Фаустова Н. А. Методика исследования интонации коммуникативных значений // Проблемы контрастивной лингвистики в системе преподавания неродных языков: материалы межвузовской научно-практической конференции с международным участием, г. Москва, 12 апреля 2017 г. / под общ. ред. М. Ц. Цыреновой; Московский педагогический государственный университет. Институт иностранных языков. Кафедра контрастивной лингвистики. — Москва: МПГУ, 2017. — 108 с.
15.
Фунтова И. Л. Случаи употребления и значения интонационных завершений эмфатической речи современного британского варианта английского языка (в сопоставлении с русским языком) // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. — Выпуск № 2/2012. — С. 94–104.
16.
Шаховский, В. И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. — М.: ЛКИ, 2008. — 208 с.
17.
Шаховский В. И. Лингвистическая теория эмоций. — М.: ГНОЗИС 2008. — 416 с.
18.
Шаховский В.И. Эмоциональная толерантность в межперсональном речевом общении // Русистика. — Киев: ВПЦ «Киевский университет», 2006. — Вып. 5–6.— Ñ.13–19.
19.
Щерба, Л.В. Избранные работы по языкознанию и фонетике. — Т.1 — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1958. — 178 с.
20.
Halliday M. A. K. An Introduction to Functional Grammar (3rd edn.) London: Edward Arnold. 2004. — 689 c.
References (transliterated)
1.
Arutyunova N. D. Diskurs // Lingvisticheskii entsiklopedicheskii slovar'. — M.: Sovetskaya entsiklopediya, 1990. — S. 136–137.
2.
Blokh M. Ya. Teoreticheskie osnovy grammatiki. — M.: Vysshaya shkola, 2000. — 160 s.
3.
Bogoroditskii V. A. Vvedenie v izuchenie sovremennykh romanskikh i germanskikh yazykov. — 2-e izd. — M.: Izdatel'stvo literatury na inostrannykh yazykakh, 1959. — 184 s.
4.
Bukreeva O. M. Semanticheskoe pole niskhodyashche-voskhodyashchego tona v monologicheskikh i dialogicheskikh tekstakh // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. Filologiya. Iskusstvovedenie, 2011. — № 28. — S. 28–33.
5.
Vezhbitskaya A. Sopostavlenie kul'tur cherez posredstvo leksiki i pragmatiki. — M.: Yazyki russkoi kul'tury, 2001. — 293 s.
6.
Karasik V. I. Yazykovoi krug: lichnost', kontsepty, diskurs. — Volgograd: Peremena, 2002. — 477 s.
7.
Karasik V.I. Yazykovye klyuchi. — Volgograd, 2007. — 519 c.
8.
Kasatkin L. L. Sovremennyi russkii yazyk. Fonetika: Uchebnoe posobie dlya stud. filol. fak. vysshikh ucheb. Zavedenii. — 2-e izd., ispr. —M.: Izdatel'skii tsentr «Akademiya», 2008. — 256 s.
9.
Knyazev A. A. Entsiklopedicheskii slovar' SMI. Zhurnalistika i lingvistika, kommunikativistika i pravo, istoriya zhurnalistiki i tekhnologii et cetera: definitsii, terminy, kontseptsii, spravochnye materialy. — Kyrgyzsko-Rossiiskii slavyan. un-t. — Bishkek: Izd-vo KRSU, 2002. — 164 s.
10.
Mitrofanova E. N. Variativnost' intonatsii v funktsional'no-smyslovykh tipakh angliiskoi rechi // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. — №8/2017 — S. 163–169. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/variativnost-intonatsii-v-funktsionalno-smyslovyh-tipah-angliyskoy-rechi
11.
Nelyubina Yu. A. Kinodiskurs kak ob''ekt lingvisticheskogo izucheniya // Chelyabinskii gumanitarii. — 2013. — №3(24) — S. 71–74.
12.
Nechaeva O. A. Funktsional'no-smyslovye tipy rechi. — Ulan-Ude: Buryatskoe kn. izd-vo, 1974. — S. 94.
13.
Peshkovskii, A.M. Intonatsiya i grammatika // Izvestiya po russkomu yazyku i slovesnosti AN SSSR. — 1928. — T. 1, kn. 2. — S. 458–476.
14.
Faustova N. A. Metodika issledovaniya intonatsii kommunikativnykh znachenii // Problemy kontrastivnoi lingvistiki v sisteme prepodavaniya nerodnykh yazykov: materialy mezhvuzovskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem, g. Moskva, 12 aprelya 2017 g. / pod obshch. red. M. Ts. Tsyrenovoi; Moskovskii pedagogicheskii gosudarstvennyi universitet. Institut inostrannykh yazykov. Kafedra kontrastivnoi lingvistiki. — Moskva: MPGU, 2017. — 108 s.
15.
Funtova I. L. Sluchai upotrebleniya i znacheniya intonatsionnykh zavershenii emfaticheskoi rechi sovremennogo britanskogo varianta angliiskogo yazyka (v sopostavlenii s russkim yazykom) // Vestnik Baltiiskogo federal'nogo universiteta im. I. Kanta. — Vypusk № 2/2012. — S. 94–104.
16.
Shakhovskii, V. I. Kategorizatsiya emotsii v leksiko-semanticheskoi sisteme yazyka. — M.: LKI, 2008. — 208 s.
17.
Shakhovskii V. I. Lingvisticheskaya teoriya emotsii. — M.: GNOZIS 2008. — 416 s.
18.
Shakhovskii V.I. Emotsional'naya tolerantnost' v mezhpersonal'nom rechevom obshchenii // Rusistika. — Kiev: VPTs «Kievskii universitet», 2006. — Vyp. 5–6.— Ñ.13–19.
19.
Shcherba, L.V. Izbrannye raboty po yazykoznaniyu i fonetike. — T.1 — L.: Izd-vo Leningr. un-ta, 1958. — 178 s.
20.
Halliday M. A. K. An Introduction to Functional Grammar (3rd edn.) London: Edward Arnold. 2004. — 689 c.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая работа посвящена изучению коммуникативной эмотивности в речи персонажей английского кинодискурса. Следует обозначить, что магистральная категория – эмотивность – является базисной для смыслового диалогического контакта (собственно речевой деятельности), хотя эмотиология и понимается как «лингвистика» эмоций. Интерес к данной дисциплине сформировался на уроне пограничья языкознания/лингвистики и психологии, что говорит о междисциплинарном тоне научных исследований. ХХ век манифестировал многое, что до этого времени только намечалось. Труды Эдварда Сепира, Шарля Балли, Мишеля Бреаля и других лингвистов обозначили факторы «эмоциональной активности текста» и значимости корреляции подобных маркеров. Современный этап в лице В.И. Шаховского, Е.В. Лукашевич, З.Е. Фоминой манифестирует, что «каждый отдельный текст… имеет свой эмотивный код. Эмотивный код текста – есть система сигналов эмотивности текста, отражающих общий пафос произведения, его прагматический заряд и эмоциональное отношение автора к описываемым реалиям художественного мира» [Эмотивный код языка и его реализация, 2003]. Стоит обозначить, что именно такой синкретический подход определяет новизну и актуальность исследования. Четко обозначенный объект исследования – коммуникативные значения интонационных моделей ремы как одного из компонентов коммуникативной структуры предложения – определил дальнейшую логику работы. Новизна исследования в том, что автор точечно останавливается на оценке/анализе просодических средствах выражения эмотивности, семантике ядерных тонов на рематических участках эмотивной речи. Базисом творческого эксперимента является английский кинодискурс. Положительным фактором следует считать реверсификацию лингвистической мысли от А.М. Пешковского, Л.В. Щербы до В.И. Карасика, В.И. Шаховского. Научная объективность может быть достигнута только с позиций систематизации фактов и диалогической оценочности тезисов. Собственно это и достигается в основном текстовом блоке. Автор умело оперирует современными (да и классическими) лингвистическими терминами и понятиями, учитывая при этом возможность импровизаций. «Вводная» часть работы интересна своей гипотетичностью: «В методологическом плане, мы считаем возможным говорить о «средней коммуникативной эмотивности дискурса» как одном из параметров описания свойств дискурса. Нам представляется, что каждый тип дискурса может иметь высокий или низкий уровень средней коммуникативной эмотивности, эмотивность дискурса может быть и нулевой». Как понимаем, далее, будет воспроизведен точечный анализ «коммуникативной эмотивности кинодискурса». Выявление зависимости интонационной вариативности от различных типов дискурса и степени их эмотивности определяет дискуссионность рецензируемого материала. Потенциальный читатель вправе вступить в допустимый научный диалог, что является, на мой взгляд, показателем статей гносеологического характера. Методология исследования соотнесена с общей темой, вариация синтеза перцептивного, контекстуального, интроспективного анализа продуктивна. Основные суждения точны и аргументированы, например, «С нашей точки зрения, семантика интонационных знаков находится в зависимости от типа дискурса, в котором существует тот или иной текст, как сложного социального действия, поэтому максимально полно выделить истинные коммуникативные смыслы интонации возможно лишь в рамках того типа дискурса, в который этот текст погружен, и, в частности, от степени его эмотивности», «нам представляется, что диапазон интонационной вариативности высоко эмотивных фрагментов художественного кинодискурса может быть весьма широким, по сравнению с нехудожественным, именно на рематических участках эмфатической речи персонажей-коммуникантов кинодискурса», «Наличие значительного количества побудительных и вопросительных предложений в текстах кинодискурса позволяет предположить наличие существенного варьирования ядерных тонов в этом виде дискурса» и т.д. Впечатляет объем проанализированных фрагментов кинодискурса, как отмечается в тексте статьи их «около 100». Примеры подобраны достаточно удачно, они иллюстрирую разверстку проблемы колоритно и фактурно. Содержательная часть соответствует теме и цели работы. Технически текст не вызывает нареканий, какой-либо специальной правки не требуется. «Маркерами качества» исследования являются выводы, они существенны, содержательны, продуманы. Сложно не согласиться, что «интонационные модели эмотивной речи английского кинодискурса не ассоциируются с определенным ядерным тоном на рематических отрезках», «интонационная вариативность синтагм звучащей речи на рематических участках звучащих текстов художественного дискурса зависит от типа дискурса и степени его коммуникативной эмотивности». Библиография к тексту объемна (20 источников), в ней работ, на которые бы не ссылался автор, т.е. литературный блок полностью проработан, подтверждает особую автосркую ответственность и ригоризм, в хорошем смысле этого слова. Работа достаточно продуктивна и может заинтересовать как собственно лингвистов, так и всех тех, кому небезынтересны проблемы изучения/осмысления языка/языковой картины. Статья «Просодические характеристики коммуникативной эмотивности в речи персонажей английского кинодискурса» может быть рекомендована к открытой публикации в журнале «Человек и культура».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"