Статья 'Расширение границ жизненного цикла фонодокумента с концептуальной позиции технотронной архивистики (историко-технический и информационно-коммуникационный аспекты)' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Расширение границ жизненного цикла фонодокумента с концептуальной позиции технотронной архивистики (историко-технический и информационно-коммуникационный аспекты)

Синеокий Олег Владимирович

доктор наук по социальным коммуникациям (специальность "документоведение, архивоведение", 27.00.02), научный сотрудник, профессор издательского дела

69002, Украина, г. Запорожье, ул. Александровская, 84

Synieokyi Oleg Vladimirovich

Doctor of Science in Social Communications (specialty "Document Studies, Archive Studies", 27.00.02), Scientific Associate, Professor of Publishing Industry, Publishing Group "Helvetica"

69002, Ukraine, g. Zaporozh'e, ul. Aleksandrovskaya, 84

vinyl-doc@email.ua
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2018.1.23862

Дата направления статьи в редакцию:

11-08-2017


Дата публикации:

10-03-2018


Аннотация: Объект исследования – фонодокумент как средство социальной коммуникации. Предмет публикации – особенности хранения фонодокументов в современных цифровых условиях, выявленные на основе систематизации существующих в коммуникационном пространстве фоноархивных институций. Актуальность данного исследования обусловлена отсутствием современных фундаментальных теоретико-методологических исследований, посвящённых данной проблематике. Цель данной статьи – в рамках развития целостной концепции фоноархивистики обосновать тенденции расширения границ накопительного этапа технотронной коммуникации в жизненном цикле фонодокумента. Рассматриваются особенности организации системы хранения фонодокументов в различных регионах мира. Отмечены базовые принципы функционирования и взаимодействия субъектов хранения звукозаписей. Выявлены общие и отличительные черты функционирования национальных и негосударственных фоноархивов, библиотек и музеев на современном этапе. Внимание акцентировано на особенностях организации хранения и использования радиофонодокументов, детально охарактеризована специфика трансформаций данного подвида. Методологической базой исследования является метатеория социальной коммуникации (ноокоммуникология). Использованы методы сравнительного анализа, научного прогнозирования, терминологического анализа, архивоведческий, междисциплинарного синтеза, системно-функциональный, историко-генетический и историко-типологический подходы. Обоснована системная инкорпорированность мировой системы аудиовизуальных архивов в процессы фонодокументной коммуникации. Модель фонодокументной коммуникации представлена в виде разобщённых элементов, органично собранных воедино и интегрированных в сбалансированную систему. Новизна исследования заключается в обосновании предложенных направлений по совершенствованию коммуникационной платформы для циркуляции архивных звукозаписей в новых цифровых условиях. Особым вкладом автора является теоретическая разработка комплекса мероприятий по функционально-содержательному сегментированию логистических каналов и реконструкции некоторых элементов в жизненном цикле фонодокументов. Предпринято значительное расширение исследовательского поля за счет углублённой репрезентации инновационных разработок по созданию тематических сценариев формирования частных коллекций звукозаписей и модернизации корпоративных фонохранилищ на основе межфирменной кооперации, изложены методические рекомендации по проектированию бюджетной домашней музыкальной библиотеки.


Ключевые слова: фонодокумент, технотронные коммуникации, жизненный цикл, архивные фонды, библиотечные собрания, музейные коллекции, студийные хранилища мастер-лент, корпоративные репозитарии звукозаписей, банки данных филофонистов, музыкальные облачные веб-сервисы

Abstract: The subject of this research is the phonodocument as a means of social communication. The object of this publication is the particularities of storing phonodocuments in modern digital conditions, revealed on the basis of a systematization of the existing phonoarchive institutions in today's communication space. The relevance of this study is determined by the lack of modern fundamental theoretical and methodological studies focused on this topic. The aim of this article is to identify, within the framework of the development of the whole concept of phonoarchitecture, the trends in the expansion of the limits of the storage phase of technotronic communication in a phonodocumet's life cycle. The author examines the particuliarities of the organization of phonodocument storage systems in different regions of the world. The author notes the basic principles of function and interaction of the storage objects of sound recordings. Additionally, the author reveals the common and distinctive features behind the functioning of national and non-governmental phonoarchives, libraries and museums at the present stage. Particular attention is focused on the specifics of the organization of storage and the use of radiophonodocuments, describing in detail the specifics of the transformation of this subspecies. The methodological basis of this study is composed of the metatheory of social communication ("Noocommunicology"). The author used the methods of comparative analysis, scientific forecasting, terminological analysis, archival studies, interdisciplinary synthesis, and system-functional, historical-genetic and historical-typological approaches. The author discusses the systemic incorporation of the world system of audiovisual archives into the processes of phonodocument communication. The model of phonodocument communication is presented in the form of disconnected elements, organically assembled together and integrated into a balanced system. The novelty of this study lies in its justification of the proposed directions for improving the communication platform for the circulation of archival sound recordings in the new digital environment. The author's special contribution to this topic is his theoretical development of a set of measures for the functional-content segmentation of the logistical channels and the reconstruction of some elements in the phonodocuments' life cycles. The author also undertakes a significant expansion of this research field thanks to an in-depth representation of the innovative developments in the creation of thematic scenarios for the formation of private sound-recording collections and the modernization of corporate sound storage facilities founded on intercompany cooperation. Finally, the author outlines methodical recommendations for designing a budget home music library.



Keywords:

phonodocument, technotronic ommunications, life cycle, archival funds, library collections, museum collections, studio storages of master tapes, corporate sound records repositories, philophonic databanks, music cloud web-services

Вступление

Фоноархивистика, важнейшим элементом которой является фонодокумент, является органической частью аудиокультуры. Целостному процессу создания, циркуляции и распространения аудиальной информации, аккумулированной в фонодокументы, присущи интегративные свойства, что обуславливает внутреннее единство структуры и динамики фонодокументной коммуникации. Аудиовизуальные документы, составной частью которых являются фонодокументы, в условиях современной коммуникационной среды занимают всё большее место в мировом документальном наследии. Помимо звукозаписей, понятие «аудиоисточник» включает комплекс письменных текстовых документов, имеющих непосредственное отношение к созданию, структуре и техническим аспектам фонодокументирования.

Звуковая документация, представляющая собой неотъемлемую часть массива источников мировой истории, является основным предметом деятельности фоноархива. Тем не менее, до настоящего времени фонодокументы остаются малоизученными самостоятельными источниками. Истоки изучения фонодокументов ведут к концу 1940-х гг. Во второй половине 1950-х гг. фонодокументы были выделены в особую группу, рассматриваемую в комплексе с кино- и фотодокументами. В 1960-е гг. методические разработки по вопросам использования кинофотофонодокументов носили преимущественно симбиотический характер. Затем существенным вкладом в разработку проблематики стали диссертации О. Седовой, И. Полотовской, Т. Надольской, Л. Кобельковой, Л. Розановой, И. Миронычевой, В. Устинова, А. Якупова, Л. Тупчиенко-Кадыровой, Н. Грюнберга, защищённые в период с 1978 по 2013 гг. Концептуальное значение имели и другие научные наработки в области архивистики (В. Автократов, С. Егоров, Т. Емельянова, Г. Залаев, В. Коляда, Л. Лишин, В. Магидов, Р. Мельник, Е. Старостин, П. Стоян, А. Филиппов, Х. Хащина, Т. Хорхордина и др.).

Однако кино-, видео- фото- и фонодокументы продолжают традиционно рассматриваться в презумпции расчленения многофункциональной конструкции «аудиовизуальный документ». Вместе с этим сегодня происходит формирование качественно новой коммуникационной среды со стремительным возрастанием уровня потоков звуковой энергии. В этой связи потребность в дополнении фоноархивистики новыми фактами относительно хранения звукозаписей различных видов как особых информационных источников очевидна. Сегодня фоноархивисты активно совершенствуют методики учёта, хранения и восстановления фонодокументов, накапливаемых в огромных объемах в новых цифровых коммуникационных условиях.

В зарубежной науке концептуальных исследований по указанным вопросам также недостаточно. Наработки целого ряда зарубежных исследователей (Дж. Бойд, Р. Уайз, Х. Макелам, Г. Мелвилл-Месон, Р. Коулмэн, К. Эскот, Дж. Коллинз, К. Гарднер, Д. Хиршберг, Ч. Джилет, Х. Клинтон, С. Кнаб, Д. Пассман и др.) касаются преимущественно отдельных аспектов функционирования архивов рекорд-лейблов, музыкальных библиотек и других фонохранилищ, а такжен частных знаний о различных свойствах институций хранения звукозаписей. Рациональное же научное познание и осмысливание проблемы сохранения фонодокумента в цифровую эпоху с позиции коммуникавистики не проводилось. Таким образом, следует согласиться с тем, что несмотря на очевидную потребность систематизации, обновлённой целостной научно обоснованной концепции фоноархивистики – в органичном единстве всех элементов – до сих пор не было создано.

Установление уникальных коммуникационных свойств и закономерностей функционирования фонодокумента в коммуникационном пространстве может способствовать достижению реального прогресса по выявлению резервов совершенствования современной системы хранения, восстановления (реновации) и повторного массового использования редких музыкальных и других звукозаписей, имеющих историческую ценность.

Важнейшим источниковым компонентом исследования является эмпирический массив, состоящий из 20 тыс. экземпляров звуконосителей различных видов, основой для которого послужила коллекция фонодокументов, собранная автором в течение 35 лет.

Концептуальная направленность представленного исследования нацелена на определение способов структурирования и познания современной коммуникативной реальности с выделением в качестве заглавного понятия «фонодокумент» [1, с. 153]. В данной статье внимание акцентируется на историко-техническом и информационно-коммуникационном аспектах, что позволило раскрыть многогранность фонодокумента как полноценного исторического источника и имеют важное социокультурное и профессиональное значение, поскольку создают теоретические и методологические основы для формирования новых принципов функционирования фонодокумента как гаранта сохранения звукового культурного наследия и мировой социальной памяти в целом, а также его интеграции в жизнь информационного общества в качественно новой коммуникационной среде. Практическое значение полученных результатов обусловлено возможностью использования выводов, результатов и рекомендаций для формирования стратегии дальнейшего расширения границ технотронной коммуникации в жизненном цикле фонодокумента (далее – ЖЦФ).

Непосредственной целью научной публикации является объединение отдельных институций по сохранению звукового наследия в целостную систему фонодокументной коммуникации (далее – ФДК). Решение указанной научной проблемы возможно лишь при условии перехода на высшую ступень теоретизации в свете познавательных возможностей ноокоммуникологии. Кроме того, важной практической задачей является разработка стратегических направлений по реставрации фонодокументов и высокотехнологичной модернизации фонохранилищ. Ряд положений научно-практического характера успешно применено в деятельности сотрудниками архивных, музейных и библиотечных учреждений Украины (Запорожская, Днепропетровская и Донецкая областные универсальные библиотеки, Львовская национальная научная библиотека им. В. Стефаника НАН Украины, Государственный архив Запорожской области, Центральный государственный кинофотофоноархив Украины им. Г.С. Пшеничного, радиофоноархивы Запорожской и Ровенской государственных телерадиокомпаний), Республики Беларусь (Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов, Национальная библиотека Беларуси, Белорусский государственный университет культуры и искусств, Библиотека Могилевского института МВД Республики Беларусь, Библиотека Брестского государственного университета им. А.С. Пушкина), Словацкой Республики (Научно-исследовательский институт Университета имени Павла Йосефа Шафарика, Академическое сообщество Михаила Балудянского, фоноархив радиокомпании «Rádio Košice») и Российской Федерации (Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга, Государственный архив аудиовизуальной документации Нижегородской области, Кемеровский государственный институт культуры, Поволжский государственный университет телекоммуникаций и информатики, Российская государственная библиотека искусств, Библиотека Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения, Библиотека Волгоградского государственного университета, Библиотека Красноярского государственного института искусств, Зональная Научная библиотека Воронежского государственного университета, Научно-техническая библиотека Калининградского государственного технического университета, Научная библиотека Петрозаводской консерватории, Библиотека Норильского государственного индустриального института, Научная библиотека Дальневосточного федерального университета, Электронная библиотека Тихоокеанского государственного университета), концертно-продюсерским агентством «Musin. Art. Group», музыкальными издательствами «Classic Rock», «InRock», «Rock-ExPress».

Эволюция типов звуконосителей и форматов зафиксированной аудиоинформации

Как известно, фонограммы как вид звуковых документов изучаются в рамках фонограммного документоведения – одного из научных направлений специального документоведения. Предметом фонографического документоведения является научное знание о фонодокументе в единстве его социокультурной, информационной и материальной составляющих, основных и дополнительных элементов, закономерностях создания, эволюции и функционирования фонодокументов в коммуникационном пространстве, включая трансформации на стадиях циркулирования без дискретного носителя.

ЖЦФ состоит из взаимосвязанных процессов: создание звукового произведения, его фиксация на материальном носителе в виде фонограммы путём реализации организационно-производственного комплекса специальных операций, тиражирование и распространение носителей с записями, потребление звукового контента, хранения фонодокументов и предоставление их в пользование.

Жизненный цикл музыкального фонодокумента (далее – МФД) представлен в виде взаимоцентрической сферы, состоящей из суммы полей: А (производственно-экономического) + B (информационного) + С (социокультурного), в результате чего достигается стойкий синергетический эффект. Характерным признаком является перманентная повторяемость стадий цикла. На ЖЦФ влияют атрибутивные признаки: название, авторы, исполнители, звуковой контент, воплощение на носителе, визуальные компоненты, средства производства, информационно-кодовые обозначения, защита от несанкционированного копирования, изменения форматов зафиксированного контента, стоимость, тираж, территория и особенности распространения, хранения и использования. В соответствии с исследовательской моделью, предлагается расширяющаяся модель фонодокументной коммуникации – в данном случае речь идёт о расширении границ жизненного цикла фонодокументана стадиях накопления и хранения.

Организационная подсистема мировой метасистемы фонодокументной коммуникации включает четыре уровня: глобальный (транснациональный), национальный, региональный, отраслевой. Указанный механизм, обладающий особыми корпоративными свойствами, представляет сложно организованную конструкцию, состоящую из иерархических ступеней, взаимосвязанных уровней, дополнительных подуровней и секторов, целостных узлов, логистических каналов и цепей, обслуживающих структур и множества факультативных элементов. Система накопления, хранения и восстановления (реставрации) фонодокументов является сложной социокоммуникационной системой, эволюционирующей и функционирующей под влиянием как внутренних, так и внешних факторов.

Грампластинки могут быть патефонными, граммофонными, эбонитовыми, шеллаковыми, виниловыми различных типоформатов: 1) долгоиграющие, «диски-гиганты» (LP, Long Play); 2) с увеличенной длительностью воспроизведения (EP, Extended Play); 3) синглы (SP, Single Play); 4) гибкие (Flexi Disc); 5) миньоны (Mignon). Каждый из приведённых форматов включает множество разновидностей: Super-minion, Double Album, Mini-Album, Double EP, Super LP, Split Single, Flip Side Racket, Double Single, Juke Box EP, Double-A-Sided-Single, Triple Album, Floppy Disc, Quadrophonic LP, Double-B-Side-Single и другие специфические подтипы (Sound-Kard, Shaped Disc, Colour Vinyl, Multi-Sided Records, Picture Disc, Flop, Mispressed Records, Гном, Show & Tell, Talking Books, Audiobook, SoundScriber…).

Исходя из содержания, выделяются музыкальные альбомы как ведущий типоформат фонодокументов, используемых в мировой индустрии звукозаписи, предлагается сгруппировывать на основе совокупности признаков: 1) объёму звуковой информации – стандартные, двойные (Double, 1950), тройные (Triple, 1970); 2) способу записи – студийные, магнитоальбомы (Tape Recorder, 1966), бутлег-альбомы (1967), концертные (Live, 1968), кассетные (Independed Cassette, 1980), акустические (Unplugged, 1987); 3) признаками, характеризующими содержание – альбом кавер-версий (1952), концептуальный (1955), альбом-звуковая дорожка к фильму (Soundtrack, 1956), альбом-посвящение (Tribute, 1956), ретроспективный (1967), альбом-продолжение (Sequel, 1968), клубный альбом (DJ, WLP, 1973), либо субъектный состав – сольный (1947), альбом-дуэт (1956), раздельный альбом (Split, 1958), альбом исполнителей второго плана (Spinoff, 1958), посмертный альбом (Posthumous, 1968), альбом-возвращение после перерыва (Comeback, Re-union, Re-established, 1973) и др. В настяощее время меняется природа альбомов (Postalbum) – в потоковых коммуникациях альбом становится более динамичным явлением (The Dynamic Album) с сокращённым визуальным рядом (прежде всего, нет фирменной обложки как имиджевого компонента), ликвидацией текстовых блоков (название группы, наименование альбома, список музыкальных композиций, состав основных и дополнительных музыкантов, описание условий записи и т.п.). Отсюда коммуникативный потенциал цифровой музыки снижается. В целом, для построения развёрнутой типологии альбомов предложены критерии классификации фонодокументов данного вида: первый соотносится с цельностью восприятия материала при прослушивании (коммуникативный), второй – сохранение порядка звуковых дорожек (технический), третий – охрана авторства, исполнительское мастерство, право и искусство интерпретации (музыкально-правовой).

Необходимым элементом трансляции граммофонной записи является специальный коммуникационный тракт воспроизведения, который складывается из узловых комбинаций, объединённых в три функционально законченных блока: 1) электропроигрывающее устройство (электродвигатель, массивный литой поворотный диск, тонарм с головкой звукоснимателя, фонокорректор для компенсации неравномерности амплитудно-частотной характеристики, различные вспомогательные устройства – автостоп…); 2) усилитель сигнала и источник питания; 3) акустическая система. Звуковоспроизводящие средства могут быть как раздельными – частично либо полностью (электрофон, электропроигрыватель + предварительный усилитель, усилитель мощности, звуковые колонки), так и интегрированными в едином корпусе (радиограммофон, радиола, музыкальные автоматы Juke-Box). Заметим, что отчасти предшественником идеи современных mp3-адаптеров можно считать «радиокассеты». В СССР такое устройство представляла созданная в 1972 г. «Легенда-401», в которое на место носителя вставлялся специальный съёмный блок в виде аудиокассеты, преобразовующий магнитофон в длинноволновый радиоприёмник. Однако «радиокассеты», будучи коммуникационными посредниками, к фотодокументам все же не относятся ввиду отсутствия функции фиксации и сохранения аудиоинформации.

Первые общесоюзные стандарты на грампластинки были приняты в 1937–1939 гг. ГОСТ 5289–73 устанавливал форматы грампластинок (Ф30, Ф25, Ф17). Коробление пластинки не должно было быть более 2 мм. С 1984 г. были установлены основные положення и правила составления библиографического описания аудиовизуальных материалов (ГОСТ 7.40-82), к которым отнесены грампластинки и магнитные фонограммы. Основное заглавие фонодокумента могло состоять только из названия формы произведения, жанра, темпа или характера исполнения (например, Соната или Концерт). Допускалось использование параллельного заглавия на другом языке. Отдельные положения данного Стандарта предусматривали указание на фонодокументах сведений об ответственности (п. 2.3.5.1.). Наименование издающей фирмы, а также организации-распространителя приводилось без кавычек в наиболее краткой форме (ВСГ – Всесоюзная студия грамзаписи, ГДРЗ – Государственный дом радиовещания и звукозаписи, и т.п.) В случаях отсутствия сведения по отдельным позициям допускалось размещение сокращений «Б. и.» (без издателя), «Б.г.» (без года), «Б.ц.» (без цены). Год записи фонограммы указывался на этикетке и конверте пластинки с 1981 г.

Приводились сведения об объёме звукозаписи во временном аспекте, а также сведения, конкретизирующие физические характеристики фономатериала (скорость, количество дорожек записи, количество звуковых каналов).

Размер пластинки обозначался по диаметру и в сантиметрах. Объём фонодокумента на магнитной ленте описывался так: длина – в метрах, ширина – в миллиметрах.

С 1981 г. был введён новый шифр грампластинки, предназначенный для обработки на ЭВМ. Шифр грампластинки в виде набора элементов, их последовательности и способа размещения, включая единую систему разделительных знаков, содержит информацию о виде записи, жанре записи, формате диска и порядковом номере записи. Произведена расшифровка основных сокращений, нанесённых на этикетки фонодокументов. Например, грп. – грампластинка; мк. – магнитная фонограмма на кассете; мгф. – магнитная фонограмма на катушке (бобине). Обозначения на этикетках пластинок означают следующее: первая буква определяет вид записи и частично тип звуконосителя (М – моно, С – стерео, Г – гибкая); первая цифра означает жанр записи (0 – гимны и документальные записи, 1 – симфоническая, оперная, камерная, хоровая музыка, 2 – русская народная музыка, 3 – творчество народов СССР, 4 – поэзия, проза, драматургия, 5 – записи для детей, 6 – эстрада, 7 – учебные записи, 8 – зарубежный фольклор, 9 – спецзаказы «Кругозор», «Колобок», измерительные и прочие записи); вторая цифра – формат пластинки (0 – формат Ф300, т.е. диаметр 300 мм, 1 – формат Ф250, т.е. диаметр 250 мм, 2 – формат Ф175, т.е. диаметр 175 мм); следующие пять цифр, отделённые от других знаком тире, означают номер записи. В СССР знаками в виде пересекающихся окружностей маркировались стереопластинки, а равносторонним треугольником – моно. Отдельные зарубежные диски с 1965 г. маркировались LL, DL, H, TPS, TM, EDT, GO и др. Произвести достоверную расшифровку всех подобных сокращений не представляется возможным, работа в этом направлении продолжается. Сегодня обозначение LEVR свидетельствует об использовании лазерной записи (Laser Etched Vinyl Records).

Четырёхканальная стереофоническая (квадрофоническая) аппаратура звукозаписи разрабатывалась в 1973–1974 годах. Попытка составления фонотеки четырёхканальных фонограмм была предпринята «Фирмой Мелодия» в 1976 г., однако данный проект пол-ноценно реализован не был. В 1980 г. вышел первый и единственный квадродиск под номером KA90-14435-6. В 1981 г. были созданы первые советские цифровые фонограммы для виниловых дисков. В 1982 г. выпущены первые пластинки с цифровой записью, на этикетках которых было новое обозначение – буква «А». По состоянию на 1985 г. с площадей советских заводов грампластинок вышло в свет около 60 музыкальных фонодокументов с цифровой записью. С 1986 г. грампластинки изготовлялись по технологии фирмы «Тельдек», предусматривающей прямую запись на металлический диск (DMM), с которого производилось тиражирование (Московский опытный завод грампластинок).

Параллельно с грамзаписью развивался равноценный способ регистрации аудиоинформации – магнитная запись. Звук фиксировался на магнитную ленту выборочным намагничиванием участков её слоя с помощью магнитофона, сохраняясь в аналоговом формате и будучи доступной для повторного неоднократного воспроизведения постоянно либо определённое время. Носителем аналогового звука выступает магнитная плёнка, наматываемая на пластмассовые или металлические катушки (Open-Reel Audio Tape Recording, Reel-to-Reel Tape). До выхода кассетных магнитофонов такие устройства обозначались как кассеты. В отечественной фонографической терминологии закрепилось название «бобина».

В 1954 г. начат выпуск магнитной ленты бытового назначения. Магнитоакустические параметры постоянно улучшались. С 1970 г. магнитная лента производилась объединениями: Казанским – «Тасма» (кассеты с 1973 г.) и Шосткинским – «Свема» (кассеты с 1975 г.), Переяславским заводом «Славич» (кассеты МК-60 с 1989 г.). С 1972 г. компакт-кассеты и компоненты для них выпускали Бакинский завод магнитофонных кассет, Тбилисская студия грамзаписи и Цех магнитофонных кассет Рижского завода грампластинок (Таллин/Рига). В 1975 г. цех реорганизован в Таллинский завод магнитофонных кассет («Tallinna Helikassetitehas» к 1992 г. разделился на три независимые фирмы «Auvi», «Forte» и «Theka»). К концу 1970-х гг. появились новые типы лент А4309-6Б, А4409-6Б... – для катушечных, А4205-3, А4212-3... – для кассетных магнитофонов. Использование в качестве магнитного материала двуокиси хрома позволило расширить рабочий диапазон частот до 16000 Гц и уменьшить коэффициент нелинейных искажений. В катушечных магнитофонах допускались разные скорости движения ленты – 76,2; 38,1; 19,05; 9,53; 4,76 см/с. К 1980-м гг. советские меломаны предпочитали, главным образом, «девятнадцатую». Для измерения детонации и скорости ленты, применялись специальные тест-кассеты («3ЛИМ.УНЧ.К4», «ВК-Д», «ИК2-1» и др.). В качестве демагнитизаторов (т.е. для размагничивания магнитофонных трактов) выпускались ДМГ-2, для настройки тифломагнитофонов Издательско-полиграфический тифлоинформационный комплекс «Логос» (создан в 1978 г.) выпускал записи частоты 315 Гц.

Звуковоспроизводящие системы катушечного вида могут включать различные компоненты, среди которых основным является магнитофон как источник звука, представленный в виде совокупности функциональных узлов: 1) лентопротяжного механизма; 2) блока магнитных головок для записи, воспроизведения и стирания сигналов; 3) электронных устройств, обеспечивающих работу системы.

В целом типология магнитофонов основывается на комплексе признаков (тип носителя; способ регистрируемой информации; сфера применения; число воспроизводимых и записываемых дорожек; скорость движения носителя и др.). Промышленные магнитофоны для записи данных в некоторых источниках называют магнитографами. На основе обобщения опытных данных расширено функциональную классификацию ленточных звуконосителей. Двойная долгоиграющая лента, длина которой при диаметре бобины 80 мм составляет 90 м, при 100 мм – 180 м, 110 мм – 270 м, 130 мм – 360 м, 150 мм – 540 м, 180 мм – 720 м, обозначается Double Long Play. Тройную магнитную ленту называют Triple Long Play; при диаметре катушки 80 мм её длина составляла 135 м, при 100 мм – 270 м, 110 мм – 360 м, 130 мм – 540 м, 150 мм – 720 м, 180 мм – 1080 м. Лента для студийной звукозаписи имеет толщину 50-54 мкм, обычная лента для бытовой звукозаписи – 25-35 мкм. Для катушек больших диаметров допускались отклонения от приведённых значений. Использование носителей с перпендикулярной фиксацией звуковой информации позволяет существенно повысить плотность записи.

Магнитная лента используется для записи и воспроизведения в трёх основных типах устройств носителей: катушки (бобины), кассеты с двумя сердечниками для ленты и картриджи двух типов: 8-трековых Stereo 8 и LTO Magnetic Tape Data Storage. Компакт-кассеты были одним из наиболее популярных аудионосителей 1970-1990-х гг. Корпус кассеты складывается из двух половинок, каждая из которых представляет собой единую деталь из прозрачного пластика (возможны и другие конструктивные модификации – разборные на 4–5 винтах-саморезах и литые конструкции). Стандартный размер обычной кассеты составляет 100,4×63,8×12,0 миллиметров. Магнитная лента в корпусе размещена по определённой схеме. Внутри кассеты находятся два сердечника внешним диаметром 20-22 мм с лентой шириной 3,81 мм и толщиной от 9 до 27 микрометров, концы которой закреплены на сердечниках. Лента сматывается с сердечника и проходит через направляющие ролики, располагающиеся в углах корпуса и задающие положение её направления по оси корпуса. В центральном окне расположена пружина с фетровой подушечкой, к которой головка магнитофона прижимает ленту при записи и считывании информации.

Более, чем за полвека мировыми производителями звуконосителей разработан обширный массив моделей кассет – Agfa (1966), Axia (1985), BASF (1968), Denon (1978), Fuji (1971), GoldStar (1986) / LG (1997), Hitachi (1966) / Lo-D (1978), Konica (1984), Luxman (1978), Magna (1984), Maxell (1967), Memorex (1971), National (1967) / Panasonic (1972) / Techincs (1972), Philips (1963) / Marantz (1983), Pioneer (1981), RAKS (1985), Realistic (1973), Sanyo (1972), Scotch (1968), Sharp (1981), Smat (1974) / SKC (1984), Sony (1968), TDK (1966), Teac (1982), That’s (1983)/Triad (1986), Victor (1977)/JVC (1979), Yamaha (1982) и др. с типами ленты I, II, III и IV.

Студийная магнитофонная звукозапись в качестве подсистемы дополняла государственную систему промышленной грамзаписи. В середине 1970-х гг. система фонодокументной коммуникации в СССР дополнилась бытовыми студиями звукозаписи, действовавшими при областных производственных объединениях «Бытрадиотехника» (принимались заказы на первичную звукозапись речи, пения, инструментального исполнения заказчика, вторичной перезаписи на гибкую пластинку и магнитную ленту). С начала 1980-х гг. студии звукозаписи входили как составные части в областные, краевые и республиканские производственные объединения фотохудожественных работ. Единые условия функционирования местных студий закреплялись отраслевыми документами Министерства бытового обслуживания РСФСР – «Технологические требования к студии звукозаписи» (1982) и «Положение о студии звукозаписи» (1985). В 1980-е гг. магнитофильмы и фонограммы на катушках выпускались Государственным домом радиовещания и звукозаписи, Издательским тифлоинформационным комплексом «Логос» при Всероссийском обществе слепых, многопрофильным объединением «Ритм» и др.

Кроме профессиональной студийной и легальной бытовой, в 1950 – 1980-е гг. действовали подпольные кластеры по выпуску фонодокументов: начиная от кустарных пластинок на рентгеновских снимках («записи на костях») до системы нелегального тиражирования и распространения магнитофонных записей («писатели») [3].

В период с 1985 по 1995 гг. сегмент по изготовлению и распространению записанных кассет динамично расширялся за счёт многочисленных фирм, возникших после утраты государственной монополии на выпуск фонопродукции (от первенцев «Ассофото», «Контак», «Полимерфото», «Ракорд», «Oмега», «Расти», «Тбилисское отделение Музфонда», «Ростовский завод магнитофонных кассет»… до «Audio Ukraine» (1994), «Western Thunder Records» (1994), «Элиас Рекордз» (1994), «Mad Vox» (1994), «Moon Records» (1995), «Vox Studio» (1996)… К середине 1990-х гг. уже циркулировало множество кассет без какой-либо информации о производителе, что не позволяет идентифицировать время и место их изготовления). В результате сформировались двухуровневые коммуникационные каналы движения звукозаписей – линии т.н. «уличного пиратства». На низовом уровне продажа компакт-дисков и кассет осуществлялась в киосках, на прилавках рынков, с лотков во временных точках торговли и местах уличного пространства, оперативно приспособленных для реализации записей.

На следующей ступени действовали более массивные образования – пиратские центры, подобные «Горбушке», достигшие поистине культовых статусов. Описана специфика взаимодействий в потребительском секторе ФДК. В схемах передачи записей на магнитофонных кассетах (и компакт-дисков первого поколения), были задействованы дополнительные субъекты – проводники скорых и пассажирских поездов. Элементом обеспечения надёжности функционирования описанной субсистемы было соблюдение информационных ограничений и правил, формат которых с изенились. Статистические данные носят выборочный характер, однако выявленные тенденции вполне сопоставимы с мировыми трендами – каждая четвёртая проданная кассета была выпущена нелегально. В итоге объединение субъектов взаимодействия на основе их статусных признаков в ключевые категории, расчленённые на подгруппы, привело к формированию в «серой зоне закона» особой коммуникационной системы, условно называемой «магиздат».

Таким образом, магнитофонные кассеты и катушки с магнитной лентой предлагается относить ко второй группе средств фонодокуметной коммуникации – носителей, используемых для стационарной и бытовой звукозаписи.

Особым семейством средств, используемых для хранения данных, являются дискеты (диск, покрытый ферромагнитным слоем, вмонтированный в защитный пластиковый корпус). Исходя из уменьшения размеров в диаметре 8″(1971) → 5¼″(1976) → 3½″(1981) → 3″(1982) → 2″(1985), количества секторов на дорожке и используемых сторон (Flippy Disk – двусторонняя дискета) изменялись форматы дискет (SD, DD, QD, HD, ED). Подобные накопители на гибких магнитных дисках использовались в компьютерах, вытеснив в 1980-е гг. перфокарты. Несмотря на то, что в 1994 г. стали доступными Zip-диски бóльшей ёмкости, в звукозаписи дискеты получили ограниченное использование (музыкальные записи на данном носителе размещались крайне редко).

В 1982 г. введён международный стандарт оптической звукозаписи CDDA (Compact Disc Digital Audio). Основное назначение созданных в 1988 г. CD-R (Compact Disc-Recordable – «компакт-диск с возможностью записи»; в разговорной речи используются термин «чистый диск» или жаргонизм «болванка») – однократная запись информации с помощью различных компьютерных технологий (программа Nero и др.; режимы записи DAO, TAO и др.; одна из последних разработок – технология высокой плотности записи информации HD-Burn (High Density Burn), позволяющая поместить 1.4 Гб данных на CD-R диске ёмкостью 700 Мб) и в домашних условиях. В конце 1980-х гг. была разработана система магнитооптичной записи звука E-DAD (Erasable Digital Audio Disc), не получившая массового распространения.

В 1992 г. появился новый вид звуконосителей – цифровой магнитооптический мини-диск (иногда – «минидиск» (MiniDisc, Mini-disc, сокр. MD), который позиционировался как замена магнитофонным кассетам и конкурент компакт-дискам первого поколения. Диск размещён внутри специального корпуса, который прикрывает от внешних механических воздействий (в отличие от обычных CD), вмещает до 80 минут звуковой записи или используется для хранения любых цифровых данных. В 2004 г. разработан более высокий уровень развития этого формата – Hi-MD (Sony).

В 1994 г. вводится новый способ цифрового кодирования звуковой информации с высокой степенью сжатия – кодек третьего уровня MPEG-1 Layer 3 или MP3 (создателем считается Карлхайнц Бранденбург). Данный способ компрессии приобрёл глобальную популярность и используется для кодирования, воспроизведения и передачи звуковой информации (в том числе по компьютерным сетям) до настоящего времени. На практике (в зависимости от целей и соотношения – «объём звуковых данных»/«качество воспроизведения») используется оба существующих способа кодирования звуковых данных – без потерь (Lossless Coding) и с потерями (Lossy Coding).

В 1995 г. были выпущены оптические многофункциональные диски новой формации DVD (Digital Versatile Disc) – диск такого же размера, что и CD, но содержащий более плотную структуру рабочей поверхности. Комбинированным типом носителя информации стал «двусторонний диск» (DualDisc), где обе стороны рабочие. Модификациями DVD стали типы DSSL (Double Sided Single Layer – DVD с двумя информационными слоями, предполагающее двустороннее считывание) и DSDL (Double Sided Double Layer – DVD с четырьмя информационными слоями), обладающие расширенными возможностями по увеличению объёма сохраненной информации на носителе. Специфической вариацией являются гибридные диски, сочетающие основные компоненты носителей различных форматов (например, на одной стороне CD, на другой – DVD). В 1995 г. были произведены первые носители формата HDCD (High Definition Compatible Digital). Оригинальный патент принадлежал «Pacific Microsonics», но в 2000 г. права на данную технологию кодирования были выкуплены «Microsoft». В 1997 г. для многократной записи информации разработаны «стираемые компакт-диски» (CD-Erasable, CD-E), впоследствии названные CD-RW (Compact Disc-ReWritable – перезаписываемый компакт-диск). В 1999 г. появились неперезаписываемые оптические аудиодиски SACD (Super Audio CD), использование которых позволило сохранять звуковые данные с гораздо более высоким качеством по сравнению с CDDA (Sony, Philips Electronics). В 2000 г. на рынке звукозаписи стали доступными «DVD-Audio» – носители для доставки аудиоконтента с высокой точностью воспроизведения на DVD. Однако до 2007 г. уровни выработки дисков указанного формата значительно сократились. В 2008 г. компаниями «Universal Music» и «JVC» представлен «Super High Material Compact Disc» (SHM-CD), в котором для улучшения качества звука использован специальный поликарбонатный пластик. В 2008 г. «Sony Music Entertainment» запатентован формат «Blu-Spec CD». Для более точной записи ямок на мастер-диск, вместо традиционного инфракрасного лазера, используется голубой лазер, что при считывании снижает искажения. В 2012 г. создана новая спецификация «Blu-Spec CD2».

Встречаются различные варианты оптических дисков. Основными видами оптических носителей, используемых при построении систем архивного хранения информации в различных сферах деятельности, являются DVD, BD и UDO. По сравнению с другими сменными носителями (DVD-RW, Таре), ресурс флэш-памяти на твердотельном жёстком диске (SSD – Solid State Disk) более высокий [4].

Весьма специфическим видом музыкальных фонодокументов стал компакт-диск, упаковка которого стилизована под уменьшенный конверт грампластинки, получивший название «мини-винил» («Mini-Vinyl» или «Японский конверт»), который был разработан японскими дизайнерами в 1992 г., однако массово наполнил рынок звуконосителей во время подъёма «цикла винтажных тенденций», отмечавшегося в начале 2000-х гг. Большинство подобных дисков содержит записи архивных альбомов «золотого века рок-музыки» и важным визуальным компонентом упаковки которых является т.н. «пояс от кимоно» (Obi Strips Replica Mini-LP, OBI, OBI-strip, Obigami – «полоска бумаги», т.е. бумажные полоски с текстовой информацией в различном дизайне, налагаемые со стороны на корешок конверта и загибаемые на несколько сантиметров).

Видоизменения количественно-качественных показателей в соотношении таких ключевых признаков, как «объём звуковой информации – ёмкость носителя», послужили основанием для пересмотра классификационной схемы фонодокументов, содержавшей форматы, исключённые из массового оборота в коммуникационном пространстве, но не включавшей инновационные разработки последних пяти лет. Имеется в виду современный этап развития сегмента жизненного цикла фонодокумента «массовое производство – массовое потребление», поскольку в архивной и коллекционной среде циркулируют все когда-либо существовавшие типы фонодокументов.

Естественный предел информационной ёмкости оптических дисков устанавливает волновая оптика [2, c. 15]. Исходя из объёма зафиксированной звуковой информации фонодокументы могут быть классифицированы на: 1) малоформатные (до 15 мин.); 2) среднеформатные (от 15 до 30 мин.); 3) крупноформатные (от 30 до 100 мин.); 4) мегаформатные, мультиформатные, смешанные (свыше 100 мин.).

Технологические новшества в звукозаписи значительным образом повлияли на формат выпуска музыкальной продукции [5, c. 90]. В качестве основного инструмента по изготовлению мастер-лент – основы изготовления матриц для производства грампластинок – длительное время использовался «Master Recorder» (катушечный магнитофон). Обозначение «Master» на коробке говорит о возможном использовании ленты в качестве исходной фонограммы в процессах фонодокументирования (тиражные копии, технические копии, радиотрансляционные копии). В знаковых студиях аналоговые департаменты звукозаписи сохранены и до сих пор функционируют. Здесь будет уместным интерпретировать широко используемое в индустрии звукозаписи словосочетание «Lost Albums» – в переносном и прямом смысле: «утраченные альбомы», т.е. вышедшие в свет, но в своё время не замеченные и не оценённые по достоинству, нередко ввиду коммуникационных провалов, допущенных на стадии продюсирования, и «альбомные записи, которые реально потеряли», т.е. служебно-музыкальные фонодокументы, которые по различным причинам официально не были выпущены (Unreleased Records). Нередко последние, по прошествии времени, появляются на рынке звукозаписи в статусе архивных выпусков (иногда применяется оборот «Lost Tapes»). При выпуске записей на нових носителях, оригиналами для которых служат подобные архивные мастер-ленты нередко возникают противоречия, связанные с авторскими и смежными правами [6]. Существуют преимущества звучания копий с мастер-лент, лишённых нелинейных и динамических искажений, перед цифровыми носителями и грампластинками.

Спорным является утверждение о том, что коренные изменения в технике записи и воспроизведения музыки приходятся на 1980–2000-е годы [7, c. 128]. Как известно, одним из важнейших событий в эволюции фонодокументной коммуникации по формированию нового электронного звука является создание легендарного альбома «The Dark Side Of The Moon» (1973) группы PINK FLOYD, что ознаменовало революционный прорыв в технологии записи сложных рок-композиций. Центральное место в создании этого шедеврального произведения, наряду с музыкантами, принадлежит звукоинженеру Алану Парсонсу, использовавшему при записи композиций новое 16-дорожечное оборудование. Альбом, получив премию Грэмми «За лучшую технику записи альбома», установил новые стандарты для воспроизведения звука. В современных условиях музыкальная композиция фактически «собирается» по частям, трек за треком – несколько исполнителей играют каждый свою партию (при этом нередко находясь в совершенно разных отдалённых местах) либо один музыкант поочерёдно играет за всех. На данном этапе задачи звукоинженера и саунд-продюсера состоят в том, чтобы, зная как управлять параметрами, влияющими на обработку звука, органично соединить разрозненные пространственно-временные события, сформировав из этого набора музыкальную композицию с внутренним единством всех её частей. Использование аудиоэффектов, корректировка баланса и оптимизация размещения различных партий, а также применение высокотехнологичных способов обработки результатов первичной фиксации звука приводит к тому, что многие музыкальные фонодокументы в окончательном миксе обнаруживают существенные различия с исходными исполнениями.

Следует согласиться с тем, что звукозапись вплотную подошла к рубежу, за которым дальнейшее улучшение технических характеристик мало что даёт для восприятия музыки. В этой связи можно говорить о завершении активной фазы т.н. «войны форматов». Как отмечает музыковед Т. Уорнер, все музыкальные записи могут быть исследованы исключительно как «технологически обусловленные артефакты» [8, с. 133].

В итоге, гибридная популяция фонодокументов представлена как шесть базовых классов, структурированных в единый коммуникационный периметр: пластинки (патефонные, граммофонные, эбонитовые, шеллаковые, виниловые плоские диски различных типоформатов…), магнитная лента на бобинах/катушках (аналоговые и цифровые компакт-кассеты, 8-трековые картриджи, DAT-кассеты…), магнитные неплёночные накопители (флоппи и дискеты на гибких магнитных дисках, магнитооптические диски в картриджах, мини-диски…), оптические диски (audio-CD, CD-RW, DVD-audio, SACD, CDDA, SHM-CD, Blu-Spec CD, Blu-Ray…), накопители нового поколения (ленточные стримеры, съёмные твердотельные картриджи, внешие жёсткие диски, флешки…), облачные хранилища данных без носители (Spotify, FMA, iTunes, Apple Music, iCloud Music Library, Pledge Music…).

Исходя из такого параметра, как время звучания, фонодокументы распределены на пять основных групп: малые (Vinyl Single, Flexi Disc, Single Tracks), средние (EP, СD-Single, 20-30 минутные кассеты), крупные (Vinyl LP, AudioCD, Mini-Disc, стандартные кассеты на 60 и 90 минут), повышенного уровня (Super LP, DVD-Audio, цифровые кассеты нового поколения DCC ёмкостью 100-240 минут, четырёхслойные BD-R XL, Hi-MD (возможность записи до 1,5 часов музыки в несжатом формате WAVE либо до 45 часов c использованием новейших версий форматов сжатия ATRAC3Plus и др.), ODA (Optical Disc Archive Cartridge c возможностью хранения информации до 1,2 террабайт; «Sony» ведутся разработки, направленные на увеличение объёма до 6Tб), AD (диск Archival Disc ёмкостью от 300 Гб до 1 Тб), флеш-карты (USB Memory Card, 8Mbit Flash Cartridges и др.), съёмные дисковые картриджи (Cartridge Removable Disk, 4TB RDX, HP DDS и др.) и другие новейшие средства фиксации, сохранения и воспроизведения звуковых событий – прежде всего, созданные с использованием технологий для хранения компьютерных данных, основанных на формате ленточной цифровой записи DAT). Внутри каждой группы выделяются четыре типологические группировки носителей: виниловая, оптическая, плёночная и комбинированная (крайняя может совокупно включать разные форматы из названных выше подгрупп), при этом временные параметры звуковой (музыкальной) информации, вмещаемой на носители из одной основной группы, но состоящие из разных подгрупп, чаще всего не совпадают.

Выделяются различные специальные типоформаты сложных служебно-музыкальных фонодокументов: 2LP on CD, 3LP on 2CD, 4LP on 2CD, LP + EP on 1CD, 3EP on 1CD, DVD + bonus CD, СD + DVD, 2СD + DVD, CD + 2DVD, 4HMСD DigiPack и др. В комплекты могут включаться всевозможные дополнения, чаще всего в виде архивных синглов – как в виде бонусов, записанных после основного музыкального материала в виде дополнительных дорожек, так и в качестве самостоятельных носителей, выполненных в ретро-стиле. В некоторые фирменные CD новой формации могут быть включены т.н. «скрытые дорожки» или «треки-призраки» (Hidden tracks, Secret tracks, Ghost tracks). В отдельных случаях на новых изданиях (не архивных) дополнительные дорожки размещены в структуре фонодокумента не только после основного материала, но и перед ним, всередине, а также в виде целых бонус-разделов.

При анализе аудиоисточников рекомендуется учитывать все вышедшие в свет на носителях версии музыкальной композиции. Однако это ставит перед учеными проблему выборки источников, т.е. какую именно запись необходимо брать за основу исследования. А. Колесник считает, что в случае с популярной музыкой можно говорить о том, что в качестве основных аудиозаписей могут быть использованы официальные альбомы и синглы, изданные группой или исполнителем. Концертные записи, переиздания, ремиксы и прочие варианты «переработки» официальных изданий необходимо использовать для расширения их понимания. Знаковую форму аудиоисточника представляет обложка носителя (шрифты, цвета, надписи) [9, c. 91].

К новому виду носителей, использование которого в фоноархивистике начало в ХХІ ст., следует отнести USB-флеш-накопители, объём памяти которых, как правило, составляет 8 Мб, 16 Мб и 32 Мб.

К настоящему времени разработано множество алгоритмов кодирования аудиосигналов. С записью звука в цифровом виде связано два действия: дискретизация и квантование. Дискретизация звука заключается в периодическом измерении аналогового сигнала и использовании полученных моментальных значений вместо исходной волны. Под квантованием понимается процесс получения предельно точных моментальных значений аналогового сигнала и последующего их округления, т.е. преобразование аналогового сигнала в ступенчатый сигнал с двоичным отсчетом уровней в квантах [10, c. 47]. Одним из недостатков алгоритмов сжатия без потерь является неоднородность компрессии, что не позволяет наложить ограничения на скорость передачи сжатых аудиопотоков [10, c. 48].

С начала 2010-х гг. зафиксирован выпуск архивных музыкальных записей, снабжённых дополнительным обозначением «Resurrected» (воскресший) с приписками «Newly Remixed From the Original Tapes On 180g Virgin Vinyl». Речь идёт о новейших выпусках на виниловых грампластинках. Нет оснований считать данную категорию фонодокументов особым типоформатом. Подобные релизы предлагается относить к реставрационным версиям первичного (оригинального) продукта музыкальной звукозаписи в одном ряду с «ремастерингом» – процессом искусственного очищения звука путем обработки фонограмм с целью исправления технологических ошибок звукорежиссёров и звукооператоров, а также минимизация недостатков акустики оригинальных звукозаписывающих студий для улучшения восприятия слушателями при воспроизведении на современных звуковоспроизводящих устройствах. «Ремастирование» следует разграничивать с термином «пересведение», для которого необходимы архивные многоканальные мастер-ленты. Лейблами, имеющими права на переиздание, процесс ремастирования соответствующих фонограмм производится в рамках стандартного маршрута. Архивные записи, переработанные и обновлённые ненадлежащими субъектами, циркулируют в неофициальном статусе (Unofficial Remaster Album).

Эксперты считают, что аналоговая перезапись на магнитную ленту исправляет звук цифрового источника ввиду нивелирования высокочастотным подмагничиванием магнитофона надтональных компонентов. Это объясняет отмечающееся с 2012 г. устойчивое возрастание продаж кассет. В обоснование тенденций обратной миграции цифрового и аналогового форматов записи музыкального звука, приводится ряд, где представлены модели кассет, на которые рекомендуется делать записи с мастер-лент и аудио-CD: TDK-AR, TDK-SA-X, TDK-SF, TDK MA-XG, МАХЕLL XLII-S Black Particle, MAXELL MX, MAXELL MX-S, MAXELL CD, SONY ХР, SONY SR, SONY UX Сhrome, SONY METAL SELECT, SONY METAL MASTER, MAXELL Metal Capsule, BASF Super Chrome II, BASF TP IV Metal Maxima, DENON HD-M, DENON HD8, THAT’S CD IVF, TRIAD CD-IV, TRIAD F-X, TRIAD EM-X.

Невозможно исключить из популяции процессов звуковой фиксации музыкальных событий создание бутлегов. Исходя из совокупности технических, экономических, юридических и информационных аспектов, данное явление расположено в специфическом фонодокументном секторе, который образован в коммуникационном пространстве, прежде всего, отправителями и получателями бутлегов. Диск или кассета с бутлегерской записью не является копией, а оригинальным МФД, нередко создающийся фанами того или иного музыканта без коммерческой мотивации. Разграничивая бутлеги и контрафактную фонограммную продукцию, первые будет логичным относить к «фонодокументным опциям» – факультативной категории, не включённой в набор признаков классификации.

Обосновано включение бутлегов в классификационную систему музыкальных фонодокументов. Массив музыкальных бутлегов предлагается классифицировать на следующие типы: 1) концертные записи (Live Bootleg) с подвидами – а) высокого качества, выполненные с микшерного пульта (Soundboard), б) невысокого качества, сделанные из зала путём записи на микрофон портативного магнитофона (Audience Recording); 2) записи музыкальных радиопрограмм или звуковых дорожек телепрограмм; 3) неофициальные сборники, составленные из композиций, которые выходили включёнными в альбомы, а также компиляции, составленные в иной последовательности треков; 4) записи студийных сессий и ауттэйков (Outtakes), альтернативных версий композиций, не попавших в официальный трек-лист; 6) постбутлеги (вторичные фоновыпуски, составленные путём переработки первичных бутлегов). По отношению к бутлегам сложилась практика использования обозначения «Unofficial Recordings» (неофициальные записи), иногда – «ложные релизы». Под термином «официальный бутлег» понимается запись концертного выступления, созданная музыкантами и их издателями, при этом проводится чёткое разграничение с «концертными альбомами». «Концертные бутлеги» следует относить к первичным МФД: в большинстве последние представляют собой оригинальные записи – нередко невысокого качества, произведенные в единственном экземпляре. К подвидам бутлегов предлагается относить Lost Tapes, Home Tapes, Unreleased Tapes, Unofficial Soundtrack и др.

Развивая мысли о тенденциях развития «свободного» понимание категории пространства в музыкальной сфере, фонодокументы предлагается представить в виде особой «специфически организованной формы», в которой функционирует специальный «бутлег-кластер», куда могут быть включены выпуски с неофициальными записями, когда-либо выходившие на звуконосителях любого вида. Для обозначения новой информационно-коммуникационной реальности, связанной с законодательной системой копирайта, которая противостоит развитию «свободной культуры», необходимой для распространения общественно полезной информации (Creative Commons), американский юрист Л. Лессинг предлагает использовать понятие «разрешительная культура» [11]. Судя по всему бутлегерство как «серый сектор» фонодокументной коммуникации будет существовать и далее.

Цифровые фонограммы, обращающиеся в Интернете, преждевременно относить к особому классу фонодокументов. Считаем, что подобные сетевые преобразования являются отдельными стадиями жизненного цикла. В частных случаях сетевые служебно-музыкальные фонодокументы могут приобретать статус протофонодокументов (например, на стадиях, предшествующих официальному распространению на носителях) или постфонодокументов (в частности, Нет-синглы, потоковые фонограммы). Подобные маршрутные казусы интерпретируются как «эксцессы классификации фонодокументов».

Конверты, обложки, этикетки, бумажные вкладыши с текстом и изображениями представлены многофункциональным визуальным элементом коммуникативной стороны фонодокумента: упаковка воспроизводимого образца запечатлённого звука, подчёркивание связки с физическим носителем, а также элементы информационной защиты (маркировка, штриховые коды, компонентные знаки).

Итак, общий массив фонодокументов условно разделен на общие и специальные. В данном случае, учитывая особенности накопления и хранения фонодокументов, предлагается выделить два признака в качестве основных: «экземпляр» (исходя из типоформата носителя) и «режим использования» (исходя из содержания звукового контента).

Объектом хранения как специальной процедуры и этапа жизненного цикла является фонодокумент. В целом, фонодокументы могут быть классифицированы по самым различным признакам и основаниям – делимые/неделимые, музыкальные/немузыкальные, оригиналы/копии, простые/сложные, аутентичные/поддельные, первоначальные/архивные, основные/вспомогательные, дефектный/сервисный, уникальный/шаблонный, студийные/нестудийные, профессиональные/любительские, легальные/контрафактные, со свободным доступом/с ограниченным доступом, с точным текстовым описанием/с печатными информационными деформациями и др.

В широком смысле архивные, библиотечные, музейные и коллекционные фонодокументы предлагается относить к служебным фонодокументам.

В целом по сфере применения фонодокументы распределяются на «фонодокументы в музыкальной сфере», «фонодокументы в исторической сфере», «фонодокументы в этнографической сфере», «фонодокументы в юридической сфере», «фонодокументы в журналистской сфере», «фонодокументы в культурно-образовательной сфере», «фонодокументы в медицинской сфере», «фонодокументы в научно-исследовательской сфере», «фонодокументы в политической сфере», «фонодокументы в транспортной сфере», «фонодокументы в служебно-административной сфере», «фонодокументы в разведывательной сфере», «фонодокументы в военно-технической сфере», «фонодокументы в сфере чрезвычайных ситуаций» и др. Каждая сфера может быть разделена на сектора. Так, например, «фонодокументы в юридической сфере» наглядно и убедительно пролонгированы рядом – «фонодокументы в судебной сфере», «фонодокументы в криминалистике», «фонодокументы в адвокатской деятельности», «фонодокументы в оперативно-розыскной деятельности» и т.п.); а, скажем, дробление «фонодокументов в культурно-образовательной сфере» вполне допустимо на «аудиозаписи лекций», «аудиослайды», «аудиофильмы», «аудиокниги», «аудиохрестоматии», «электронные учебники со вставленными звуковыми клипами», «аудиоконференции», «аудиоэкскурсии», «интерактивные средства анимации в сопровождении звука», «коллекции различных видов аудитивной информации, способствующие решению методических задач»… Так, например, в Санкт-Петербурге успешно функционируют такие уникальные звуковые культурно-познавательные программы, как Аудиоэкскурсия «Дворцовый мост», Аудиокнига «Путеводитель по Эрмитажу — Аудиогид», Аудиогид по Нижнему парку «Петергоф – парадный двор Петра», Аудиоприложение «Звуки дворца», созданное к 35-летию послевоенной реставрации государственного музея-заповедника «Петергоф», «Экскурсия по рекам и каналам Санкт-Петербурга» под предварительно записанный аудиорассказ специалиста, а также музыкальные историко-развлекательные звуковые шоу «Поющие мосты», Музыкальные теплоходы «Акватория звука» и «Джаз под разводными мостами» и многие другие. В данной сфере отдельно целесообразно выделить подгруппу «фонодокументы в религиозной сфере», ярким представителем чего может служить фонопрограмма «Православное Аудио Азбука Веры», в рамках которой выпускаются носители с записями. Так, например, в компакт-диск «“Несвятые святые” и другие рассказы» (издатель – Сретенский монастырь, 2014 г.) вошли записи рассказов архимандрита Тихона, которые читают Алла Демидова, Дмитрий Дюжев, Дмитрий Певцов, Василий Бочкарев, Василий Лановой, Борис Плотников, Егор Бероев и Александр Феклистов. Общее время звучания составляет 14 часов 31 минута 55 секунд. Заметим, что вполне допустимы и другие варианты структурирования групп фонодокументов.

Таким образом, выделим категорию «музыкальный фонодокумент» как наиболее массовый и распространенный вид звукозаписей, которую предлагается считать отдельным средством документной коммуникации, созданным с целью сохранения во времени и распространения в пространстве музыкальных произведений, зафиксированных в виде фонограмм на носителях различных типоформатов.

Система субъектов хранения и технологии реставрации фонодокументов

Одной из важнейших составляющих мировой аудиокультуры и неотъемлемой частью истории ХХ века являются фоноархивы. Современная тенденция развития аудиокультуры на основе новейших информационных и коммуникационных технологий, – по словам директора Российского государственного архива фонодокументов В. Коляды, – постоянно ставит перед фоноархивом новые, усложняющиеся задачи и в части архивирования вновь поступающего на хранение материала, и в плане перехода на качественно новый уровень хранения зафондированных документов [12, c. 95].

Фонодокументы являются специальными объектами хранения. Система хранения фонодокументов эластична и включает не только архивы, но и другие субъекты нескольких категорий. Фонодокументы стойко стали неотъемлемой составляющей информационных ресурсов архивных учреждений, библиотек, музеев, частных коллекций, подразделений государственных ведомств и негосударственных организаций [13]. Фонодокументы содержатся в фондах национальных, государственных и корпоративных аудиовизуальных архивов, архивов студий и компаний звукозаписи, архивов телерадиовещателей и архивных департаментах медиакорпораций, библиотек, музеев, научных организаций и учебных заведений, общественно-политических, религиозных и творческих сообществ, СМИ, театров, клубных фонотек и др.

Ниже предлагается рассмотреть основные институции хранения фонодокументов.

Мировой фонд фонодокументов состоит из национальных фонографических фондов.

Основание в Вене в 1899 г. первого фонографического архива привело, c одной стороны, в общекультурном аспекте к развитию этномузыковедения, этнографии, филологии и других междисциплинарных знаний, а с другой, – стало отправной точкой в формировании прообраза системы специализированных учреждений по хранению фонодокументов. В дальнейшем подобные фонографические архивы начинают открываться в разных столицах Европы, вскоре в 1903 г. и в Петербурге по инициативе академика А.А. Шахматова [14, c. 25].

С формальной точки зрения ведущее место в системе накопления и хранения фонодокументов на постсоветском пространстве отведено центральным государственным специализированным архивам – узкой специализации (собственно фоноархивам) и более широкой (видеокинофотофоноархивам, аудиовизуальным архивам).

Анализ основных количественно-качественных показателей Центрального государственного кинофотофоноархива Украины им. Г.С. Пшеничного (ЦГКФФУ), Белорусского государственного архива кинофотофонодокументов (БГАКФФД), Российского государственного архива фонодокументов (РГАФД) и ряда других специализированных архивов в странах СНГпоказал следующее.

В ЦГКФФАУ насчитывается 67781 единиц учёта, 28998 единиц хранения фонодокументов Национального архивного фонда, из них: фонодокументов магнитной записи – 37421 ед. уч., 19155 ед. хр., аудиокассет – 2401 ед. уч.; 544 ед. хр.; грампластинок 23422 ед. уч., 8013 ед. хр.; граммофонных оригиналов на металлических матрицах – 439 ед. уч., 476 ед. хр.; компакт-дисков – 4098 ед. уч., 810 ед. хр. Сопоставление с данными 2005 года (478 граморигиналов и 4020 грампластинок) привело к неожиданному выводу: в десятилетие без массового выпуска виниловых дисков на Украине их количество в архивном фонде возросло практически вдвое, а число граморигиналов сохранилось почти без изменений. Более одной трети фондов фонодокументов областных госархивов составляют немузыкальные фонодокументы, где большая часть – записи документального характера [15].

В 2005 г. в фондах БГАКФФД находилось 10287 ед. хр. фонодокументов. В 2017 г. количество возросло до 19895 ед. хр. Важное место занимает коллекция граммофонных пластинок и магнитофонных записей (40 ед. хр.) тенора М.И. Забейды-Сумицкого с песнями, романсами, ариями из опер на белорусском, русском, чешском, украинском, польском, немецком, итальянском, финском и английском языках [16]. Коробки с фонодокументами на магнитной ленте шириной 6,25 мм хранятся на стеллажах в вертикальном положении, шириной 35 и 16 мм – в горизонтальном. Подклейка ракордов осуществляется: для магнитной ленты (МЛ) шириной 6,25 мм со скоростью записи 76,2 см/с – белого цвета; для МЛ 38,1см/с – зеленого цвета; для МЛ 19,05 см/с – желтого цвета; для МЛ 9,53 см/с – синего цвета; для МЛ 4,76 см/с – коричневого цвета в начале ленты, а в конце ленты цвет ракорда – красный.

В РГАФД грамзаписи производителей местной промышленности представлены: РСФСР – 23 фонда, Украинская ССР – 11 фондов, Азербайджанская ССР – 4 фонда, Грузинская ССР – 4 фонда, Латвийская ССР – 3 фонда, Белорусская ССР – 2 фонда, Литовская и Узбекская ССР – по одному фонду. Отдельными фондами представлены собрания звукозаписей Центральной студии документальных фильмов, Грампласттреста Наркомата тяжелой промышленности, Всесоюзной фирмы грампластинок «Мелодия», Всесоюзное внешнеторговое объединение «Международная книга» (организация, занимавшаяся экспортно-импортными торговыми операциями с книгами, периодикой, аудио- и видеопродукцией).

В Российском государственном архиве фонодокументов успешно внедрена практика фондовой организации хранения, что позволило сформировать репрезентативные по содержанию и поливидовые по составу документов фонды организаций, создававших звукозаписи в период с начала ХХ ст. и до настоящего времени, а также фонды личного происхождения [17, с. 22].

Среди этномузыковедческих хранилищ фольклорных звукозаписей особое место занимает Фонограммархив Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН, созданный в 1931 г. путём объединения крупных фольклорных фонотек, включая коллекции Фонографического архива Библиотеки Императорской Академии наук. С 1971 г. функционировал в статусе Центрального фонда звукозаписей фольклора в АН СССР с режимом матричной консервации коллекций. «Фирма Мелодия» выпускала грампластинки «Из собрания Фонограммархива Пушкинского Дома» (1983–1995).

В Государственном архиве звукозаписей Республики Азербайждан (создан в 1968 г., первый директор Г. Султанова, с 1974 г. руководит Я. Мадатов) хранится около 60000 фонодокументов. Ведётся системная работа по восстановлению старых звукозаписей. В частности, записи азербайджанских мастеров классического мугама периода 1900–1914 гг. перезаписываются в авторитетных мировых рекорд-студиях.

В музее «Bülbülün Memorial Muzeyində» основателя школы азербайджанского вокала профессора Бюль-Бюля (Баку) хранится более 6000 документов, в т.ч. фонооригиналов. В Государственном литературном музее (Москва) хранится фонд магнитофонных записей Окуджавы, насчитывающий свыше 280 ед. хр.

Особый сектор в системе накопления и хранения фонодокументов занимают учебные и другие фонотеки. С 1960-х гг. учебные фонотеки получили распространение в двух основных формах: 1) образовательных учреждений, курсов иностранных языков, и 2) личные. Сегодня ряд функций государственной фонотеки выполняет Федеральная служба России по телевидению и радиовещанию. Одним из крупнейших в мире архивов звукозаписей, созданных в основном до 1995 г., является Государственный фонд телевизионных и радиопрограмм (с 2014 г. в статусе филиала холдинга ВГТРК) [18].

Обязательный экземпляр фонопродукции, изготовленной для телевидения и радиовещания, на основании ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» (1994) в двух экземплярах доставляется в Гостелерадиофонд в формате MPEG-1 Layers I, II, III (MP3), 48 kHz, 16 bit, 64 kbps, Stereo. Дефектные экземпляры фонодокументов производители обязаны заменить в месячный срок [19].

Далее рассмотрим особенности функционирования американских, австралийских, азиатских и европейских специализированных хранилищ фонодокументов.

В Национальном архиве США хранится 2 млн. фонодокументов, а в Библиотеке Конгресса – более 2,5 млн., при этом последней ведётся Национальный реестр аудиозаписей. Звуковой фонд Национального архива в Колледж-парке охватывает 160000 звукозаписей.

Национальный кинофоноархив Австралии насчитывает более 1,5 млн. звукозаписей. Коллекция фонодокументов Британской библиотеки «The British Library Sound Archive» содержит более миллиона виниловых дисков и 200000 записей на магнитной ленте. Важное место в системе накопления и хранения фонодокументов Великобритании занимает «The British Library Sound Archive». Фоноколекция «Центра исследования звукозаписей» насчитывает более, чем 2 млн. единиц фонодокументов [20]. Одним из крупнейших является собрание Берлинского фонограмархива. Записи на восковых валиках, сделанные в период 1893–1954 гг. включены ЮНЕСКО в разряд «Память мира» [21].

В таких архивах, как «British Institute of Recorded Sound», «BBC Sound Archive», «Radio New Zealand Sound Archive», «Nederlands Omroepproduktie Bedrijf», «Swedish National Archive of Recorded Sound and Moving Images» и ряде других, массив фонодокументов систематизируется по видам записи – фонографическая, граммофонная, шоринофонная, оптическая, магнитная, лазерная. Чаще всего выделяются три группы – фонодокументы на грампластинках (A), кассетах (B), компакт-дисках (C).

Следует особо заострить внимание на специфике комплектования фонодокументами особого типа фонда «Устная история» Национального архива Объединённых Арабских Эмиратов. НАОАЭ, являющийся первым в своём роде на Ближнем Востоке и шестым в мире по внедрению новейших технологий, создан в 1968 г. как «Документальное и научно-исследовательское бюро». Фонд «Устная история» комплектуется на основе собрания записей мнений, полученных путём проведения аудиальных и аудиовизуальных интервью старейшин общин. Целью проекта является звуковое сохранение традиций общества, делая их доступными для нынешнего и будущих поколений. Фонодокументы сгруппированы по темам: «Документирование родословных племён», «Правящие семьи», «Местные вожди племён», «Обычаи и традиции», «Развлечения», «Виды охоты», «Украшения», «Традиционная кухня», «Экономическая жизнь», «Культурная и научная жизнь», «Религиозная жизнь», «Искусства и архитектура».

Кроме звуковых архивов, фонодокументы хранятся в библиотеках и музеях («Deutshe Bibliothek», «The Library of Congress (Music Devision)», «The New York Public Library» и др.) и музеях («Cincinnati Art Museum», «Harvey County Historical Museum», «The British Music Experience», «Rock & Roll Hall Fame and Museum», «Rockmuseum Munich», «Fado Museum» и др. [22]).

Исследование особенностей формирования и содержания коллекций грам- и звукозаписей в зарубежных хранилищах показало наличие гибкой системы разделения в хранении фонодокументов между архивами, библиотеками, музеями и другими специализированными хранилищами, в т.ч. функционирующими в региональных исторических сообществах (например, «Edison Laboratory National Monument» и др.), церковных и религиозных учреждений, государственных и частных университетах. В Торонтском университете (Канада) хранится одно из крупнейших звуковых собраний такого типа – около полумиллиона фонодокументов. Взаимодействие между учреждениями различной ведомственной принадлежности, подчинённости и других статусных различиях, при включённости в коммуникационную сеть, позволяет проводить в жизнь множество совместных исследовательских, информационных, культурных программ по обмену фотодокументами. Так, в Вене с 2000 г. действует «Haus Der Muzik» один из лучших интерактивных музеев звука и музыки площадью 5020 квадратных метров.

Сегодня библиотеки, в том числе музыкальные, выходят за рамки книго- и/или фонохранилища, постепенно преображаясь в информационные центры. Вместе с тем следует учитывать то обстоятельство, что отбор и приобретение электронных ресурсов в ряде аспектов существенно отличаются от аналогичных процедур работы с традиционными аналоговыми материалами. Оцифровка специальных коллекций придаёт новые функциональные возможности современной библиотеке, модернизируя функции и поддерживая её преобразование в активный компонент инфраструктуры информационного общества в соответствии со стратегией «от владения к доступу».

На примере реорганизации крупнейших библиотек показана трансформация цифровых ресурсов аудийных форм искусств в электронные коллекции фондов. Так, в Болгарии в структуру отдела «Искусство» Столичной Библиотеки Софии входит Фонд звукозаписей, пополняемый с 1962 г. и содержащий более 14 000 библиотечных единиц. В 2007 г. начат процесс оцифровки фонда грампластинок, который архивируется на компакт-дисках, а к библиографическому описанию объекта добавляются файлы данных, содержащих мультимедийную информацию музыки и изображения. В первую очередь оцифровке подверглись ранние долгоиграющие грампластинки (25 см/12 мин) из поливинилхлорида 1958 года выпуска фирмы «Балкантон». Отмечается особая ценность свыше 400 оцифрованных грампластинок с болгарской народной музыкой [23].

Системная работа по оцифровке звуковых записей проводится в библиотеках с наибольшими собраниями фонодокументов: в США – Балтиморская, Кливлендская и Лос-Анжелесская окружные библиотеки, публичные библиотеки городов Нью-Йорк и Хьюстон, штатов Калифорния и Канзас, библиотека Университета Индианы; в Канаде – Национальная библиотека в Оттаве, публичные библиотеки Эдмонтон, Калгари, Монреаль, фонотека Торонтского университета; в ФРГ – Берлинская (Berliner Stadbibliothek) и Дрезденская (Sachsishe Landesbibliothek) научные библиотеки и др. 1100 редких аудиокниг из фоноколлекции Национальной библиотеки Турции (Millî Kütüphane) последовательно переводятся в цифровой формат.

Для работы с фонодокументами в крупных библиотеках организованы специальные комнаты прослушивания как особый тип читального зала [24].

Основной неправительственной организацией в сфере хранения является Международная ассоциация звуковых и аудиовизуальных архивов (The International Association of Sound and Audiovisual Archives). В структуре IASA действует специальный дискографический комитет, на который возложены обязанности по разработке стандартов, практических рекомендаций по формированию коллекций опубликованных звукозаписей. Важную роль играют «Рекомендации по производству и хранению цифровых аудиодокументов» (2004), «Директива по хранению звуковой наследия: этические аспекты, принципы и стратегии» (2005), «Рекомендации Еврокомиссии по оцифровке и доступа к культурному наследию» (2006) и другие нормативно-правовые документы, а кроме того – международные музыкальные профсоюзы и организации по управлению авторскими правами и защите прав производителей фонограмм – в частности, такие, как «International Federation of the Phonographic Industry», «The Australian Independent Record Labels Association», «The Association of Venezuelan Phonograph Producers», «Irish Recorded Music Association», «Recording Industry Foundation on Taiwan», «The Musicians’ Rights Organization of Canada», «Associação Fonográfica Portuguesa», «The Recording Industry Association in Japan», «Productores de Música de España» и др. Подчёркивается о том, что в структуре Ассоциации звукозаписывающей индустрии в Японии (основана в 1942 г. как «Japan Phonogram Record Cultural Association», под названием «The Recording Industry Association in Japan» (RIAJ) действует с 1969 г.) фоноархив, где обеспечивается сохранность звукозаписей, функционирует на правах автономного подразделения.

В ряде стран действуют законодательные нормы о передаче обязательного экземпляра в государственные коллекции [25]; в других же – процессы снабжения фонохранилищ контролируют в основном ассоциации производителей фонограмм [26].

Методы регламентирования самокопирования (самостоятельного создания копий архивных документов, входящих в состав редкого и уникального фондов) с помощью различных гаджетов (цифровых фотокамер, планшетов, смартфонов, портативных сканеров и т.п.), применяющиеся в практике архивного и библиотечного дела, в разных странах характеризуются неоднозначностью. Выявленная и проанализированная Ю. Юмашевой служебная документация отражает три возможных подхода к решению данной проблемы: 1) использование пользователями собственных технических устройств для создания копий архивной документации разрешено без ограничений (архивы Армении, Канады, Эстонии, Дании, Хорватии); 2) тотально запрещено (Секретный Архив Ватикана, Бундесархив ФРГ, некоторые архивы Швейцарии, Австрии, Индии, Испании, Мексики, Архив по вопросам законодательства Гонконга, Архив Королевского колледжа в Кембридже); 3) разрешено с ограничениями – исключительно в личных целях, только после оформления договоров, регистрационных карт и при соблюдении иных правовых норм, зафиксированных в законодательстве ( Национальная Библиотека Франции, Библиотека Йельского университета,Национальная библиотека Чешской Республики, Центр Национального архива Франции, Национальный архив Сингапура,ряд архивов Азербайджана, Узбекистана, Чехии) [27]. В этой связи дополнительную степень актуальности в направлениях дальнейших исследований приобретают вопросы архивного права, сопряжённые с проблемами совершенствования учёта, хранения, восстановления, реставрации и повторного использования фонодокументов.

Одной из разновидностей фоноархивов являются студийные архивы, созданные в крупных фирмах (студиях) звукозаписи, включая студийные хранилища мастер-лент и корпоративные репозитарии сессионных записей. Целью таких фоноархивов является сохранение материалов «материнской» звукозаписывающей компании с целью их возможности их последующего использования в будущем.

Анализ научных критериев категорий «корпоративный фоноархив» и «бизнес-архив» [28] позволил обнаружить дополнительные общие признаки – как по форме, так и по содержанию. Обобщение статистических показателей по количеству единиц хранения в фирмах «CBS»/«Columbia» (Sony), «RCA»/«Victor» (BMG), «Warner Brothers Records», «Universal Music Group», «EMI»/«Capitol», «PolyGram», «Motown» и «MGM Records», позволил раскрыть особенности организации хранения мастер-лент в архивах крупних компаний звукозаписи, приобретших права на использование каталогов небольших лейблов.

В 2011 г. архив «Universal Music Group» пополнился 200000 мастер-записями с уникальным фономатериалом 1920-х – 1940-х гг., ранее не выпускавшимся на носителях. При этом часть подарена без передачи прав на переиздание. Раскрыты особенности записей музыкальных звуковых дорожек на специальных радиосессиях. Подобные музыкальные фонодокументы вначале использовались исключительно для радиопрограмм, однако по прошествии нескольких десятилетий на редкие радиозаписи возник весьма высокий спрос, что привело к переизданиям материалов из радиоархивов. Обобщение сходных событий позволило сделать заключение о том, что архивные фонограммы устойчиво превращаются в экономическую категорию, представляя собой строительные элементы в виде «информационного сырья» для изготовления музыкальных фонодокументов нового поколения.

В качестве отдельного подтипа хранилищ фонограмм выделены радиофоноархивы. На протяжении 1960-х – 1980-х гг. отдельные радиостанции, пребывая в статусе производителей фонодокументов, выпускали грампластинки. На сегодняшний день одна из лучших в мире коллекций музыкальных фонодокументов, насчитывающая 7 млн. различных звукозаписей, сформирована в «BBC Archive Centre». В архивном центре хранится 2700000 видеолент и 5600000 катушек с записями. Под размещение виниловых грампластинок в помещении архивного центра выделено 700 специальных полок. Например, только за 1978 год было собрано 700 000 виниловых альбомов. Работы по оцифровке фоноколекции ВВС заняли 9 месяцев.

На протяжении 1960-х гг. трансляция записей бит-музыки активно велась многочисленными «пиратскими» радиостанциями – такими, как «Radio Mercur», «Radio Caroline», «Radio Jackie», «Capital Radio», «Radio Nord», «Radio Swan», «The Big-Q», «WLE», «Radio Suburbia», «Radio Prosh», «Radio Draft Resistance» и др. Восстановить хронологию всех подобных выпусков не представляется возможным. В последние годы выпускаются CD, содержащие записи треков в формате mp3, звучавшие в радиоэфире (в частности, «Radio Veronica» в период с 1960 по 1966 гг.).

Внимание следует заострить на использовании радиостанциями ацетатных дисков прямого воспроизведения. Иногда – «ацетатные копии дисков» или «ацетатные копии», от англ. Acetate; понимается как «побочный продукт». Указанные звуконосители выделяются автором как ещё одна дополнительная категория музыкальных фонодокументов – корпоративные пробные выпуски. Такие пластинки выпускались в ограниченном количестве (от 10 до 100 экземпляров) с целью представления о звучании диска и использовались преимущественно внутри звукозаписывающих компаний. В данном контексте детализируется, что ацетатные диски изготавливались промышленным способом из твёрдого, хрупкого пластика или металла с тонким виниловым покрытием, могли быть одно- и двусторонними. Срок службы таких дисков, качество трансляции в радиоэфир звука с которых было заметно выше обычного, при стандартных условиях хранения насчитывал около 12 воспроизведений. Отмечается, что для коллекционеров интерес представляют ацетатные пластинки как редкие фонограммные документы, содержащие треки, которые не были выпущены на стандартных релизах. Например, только для радио в ограниченном количестве, равно как и варианты музыкальных композиций, исполнение которых отличается от версий, размещённых на носителях, выпущенных официально массовыми тиражами. Этикетки ацетатных и промо-дисков, копий для радиостанций и ди-джеев, а также других музыкальных фонодокументов из данного ряда – не лицензированных для вещания, были снабжены надписями: Radio Edit, Radio Transmission, For Radio Station Use Only, Audition Copy, D.J. Copy, Sample Copy – Not For Sale, Promotional Copy, Promotional Album, Not Licensed For Public Broadcasting, Not For Resale, Acetate Masters, Acetate Copy и т.п.

Основными технологиями, использующимися при реставрации архивных записей, являются аналоговый и цифровой ремастеринг. Остаётся актуальной проблема разработки методов контроля качества восстановления фонограмм [29].

Особым приёмом реставрации фонодокументов является «To Bake the Tape» (испечь магнитную ленту), применявшийся некоторыми зарубежными рекорд-лейблами, специализированными на переиздании редких записей, хранившихся на магнитной плёнке. Под воздействием высокой температуры после переноса звукового контента на новый материальный носитель фонодокумент-оригинал уничтожается без возможности восстановления. Описанную процедуру предлагается не структурировать как вид реставрационных работ, а относить к специальному разряду переформатирования фонодокумента – «Recast», что означает «исправление», «переработка», «придание новой формы».

Существует ряд причин, приводящих к потерям раритетных образцов фонодокументов. Для обеспечения долгосрочного хранения и пригодности к использованию электронных копий фонодокументов первостепенное значение имеет результативность разработок по стимуляции устойчивого иммунитета к неблагоприятным факторам технотронного характера и стандартизации специальных архивных контейнерных форматов. С целью установления сроков хранения и отбора на постоянное хранение служебных фонодокументов акцентировано внимание на специфике экспертного определения их ценности. Особое значение отводится проблемным вопросам фонографической (фоноскопической) экспертизы. В этой связи приоритетными задачами являються работы по реставрации и оцифровке аналоговых фонограмм, модернизации условий хранения оцифрованных копий и создание инновационных фондов пользования фонодокументами.

Очерчены перспективы и ожидаемые результаты инновационного применения в фоноархивах специальных приборов, основанных на высокотехнологических достижениях (оптоволоконные датчики для работы в различных температурных условиях и др.).

Пополнение музыкальных аудиобиблиотек (прежде всего – персональных) раритетными фонодокументами, изданными специализированными фирмами, приводит к нарушению неустойчивого равновесия в данном сегменте фонодокументной коммуникации. Принципиальное значение приобретает маркетинг архивных записей, превратившихся в экономическую категорию и представляющих «информационное сырьё» для производства музыкальных фонодокументов нового поколения.

Важную роль в обеспечении сохранности фонодокументов играет приватное коллекционирование звукозаписей, что далее предлагается кратко рассмотреть.

Особыми субъектами хранения фонодокументов (преимущественно, музыкальных) выступают коллекционеры звукозаписей. Весьма существенный исследовательский интерес представляют каталоги звукозаписей, хранившихся в домашних коллекциях на бобинах и кассетах. Подобные каталоги обычно велись в общин тетрадях и имели следующий вид: на отдельной странице записывался порядковый номер коробки с магнитной летной или футляра кассеты (несколько реже). Затем на языке оригинала аккуратным почерком было выведено наименование рок-группы (исполнителя, проекта), название альбома, год выпуска, полный трек-лист (название и порядковый номер каждой композиции с разделением на две стороны, как на оригинальной пластинке). Ниже указывался состав всех музыкантов, принимавших участие в оригинальной записи (вся информация переписывалась с конверта оригинальной пластинки, служившей первоисточником для записи). Типичная продолжительность звучания альбомов, записанных на пластинках в 1960-е – 1980-х гг., составляла от 32 до 45 минут, но в cреднем чаще всего составляла 35–43 мин. Поэтому на катушке (кассете) оставалось свободное место, которое в условиях экономии и дефицита обычно заполнялось другой записью, называемой филофонистами «дописью», «допиской» или «припиской». Как правило, это были одна полная или две неполные (вторая могла неожиданно обрываться по окончании ленты) песни этого же или других исполнителей, выбранные из иных альбомов (можно заметить, что в некотором роде так формировался тренд предшественников бонус-треков на CD). Эти искусственно дописываемые позиции также заносились в каталог на соответствующие страницы с «базовой» записью. Заметим, что комбинации «дописи» были самые разные, поскольку никаких стандартов не было – каждый коллекционер самостоятельно выбирал музыкальную архитектонику своей домашней записи (например, исходя из жанровой близости или иных принципов). С середины 1990-х гг. каталоги компакт-дисков стали вестись уже чаще всего не в общих тетрадях, а на скрепленных листах, где содержались соответствующие позиции, напечатанные на пишущей машинке или набранные на компьютере и распечатанные на принтере. Сегодня все подобные каталоги перешли в разряд эксклюзивных документальных источников [30]. Таким образом, феномен филофонии является особым видов собирательско-коллекционерской деятельности в рекреативном пространстве культуры досуга. Социальная структура филофонии складывается из совокупности противоречий, поскольку по своей сущностной природе содержит нелегальные компоненты. Дополнительно такое состояние дел в значительной мере обусловлено тем, что без наличия фонографических раритетов, а также неофициальных изданий, утрачивается информационное значение и коллекционная ценность, а временами и финансовая стоимость собранных экспонатов частных фоноколлекций [31].

Изучение более двухсот фоноколлекций различных видов послужило основанием для определения оптимального принципа по формированию частных собраний звуконосителей. Такой принцип условно нами названный как «родственные ульи»: по этим правилам фоноколлекция создаётся и развивается на основании схем, основанных на примере генеалогических таблиц (Family Tree). Базовыми (то есть отправными субъектами) могут определяться как определенные исполнители, группы или лейблы (реже), так и отдельные жанровые скопления или даже обособленные фонодокументы, имеющих фундаментальный характер. А дальше уже строятся многочисленные условные сектора, к каждому из которых постепенно накапливаются фонодокументы из перманентно увеличивающихся различных подгрупп. Например, фонодокументы, изданные под маркой «RAINBOW», по большому счету могут быть включены в «семью» DEEP PURPLE, составляющая коммуникации более высокого уровня. Вместе с тем, этот же фономассив образует свой автономный сектор –«RAINBOW Family», состоящий из оригинальных фоноизданий, а также продолжение в соответствующих нисходящих линиях. При этом, нужно иметь в виду, что такие сектора могут неоднократно пересекаться – как между собой, так и с подобными ответвлениями, вытекающих из других «родственных ульев». Например, возьмем CD-бутлег «Spectrum Session (Love Child)», выпущенный под именем Томми Болина (Tommy Bolin). На основании принципа «родственных ульев» указанный редкий фонодокумент может быть одновременно отнесен как к «DEEP PURPLE Family», так и к «Billy Cobham Family». Нужно иметь в виду, что из этого вовсе не обязательно вытекает необходимость присоединения всех релизов известного джаз-рокового барабанщика Билли Кобэма к фонодокументам, размещенным в коллекции в секторе «семьи DEEP PURPLE». Либо звуконосителей, циркулирующих в коммуникационном пространстве как фонодокументы под названием «DIO», на полках (коллекционных стендах) одинаково логично размещать в секторах «RAINBOW Family» или «BLACK SABBATH Family» (наблюдается очередное пересечение двух последних). Между собой все «ульи» могут скрепляться коммуникациями по различным основаниям (времени возникновения, месту происхождения, жанровым признакам и др.). Логика критериев построения коммуникационных линий определяется автором фоноколлекции. Как видим, принцип «родственных ульев» содержательно частично опирается на общетеоретические положения принципа фасетного-блочной классификации документов. Кстати, принцип «Family Tree» со второй половины 1990-х гг. широко используется рекорд-лейблами при переиздании архивных фонораритетов в формате CD (KING CRIMSON Family, URIAH HEEP Family и др.). Основываясь на принципы изложенной методики возможно проектировать как фундаментальные (расширенные) коллекции звуконосителей с записями, так и бюджетный вариант домашней музыкальной библиотеки (фонотеки). Хотя это далеко не единственный способ – успешно используются алфавитный, хронологический и субжанровый принципы расстановки экземпляров фонодокументов в коллекциях. Оптимальный результат достигается путем органичной комбинации всех указанных принципов. Вначале проводится жанровая («классическая музыка», «джаз», «латиноамериканская музыка», «фолк», «поп», «рок», «диско»…) и/или субжанрово-временная периодизация («рок-н-ролл 1950-х», «бит-группы 1960-х», «психоделический рок 1960-х», «хард-рок 1970-х», «арт-рок», «джаз-рок», «панк-рок», «кантри-рок», «хэви-метал», «AOR», «хард-энд-хэви», «прогрессив»…). Затем формируются временные отрезки по годам, и далее в каждый год вносятся экземпляры фонодокументов в алфавитном порядке. Здесь нужно учитывать ряд неоднозначных позиций. Например, «дата фонодокумента» может варьироваться: а) дата оригинальной записи; б) дата первого выпуска экземпляра; в) дата поступления в коллекцию (приобретения экземпляра). Переизданные фонодокументы лучше размещать, исходя из даты нового выхода в свет. Однако, вполне допустимым может быть и расположение переизданий компакт-дисков строго по датам оригинальных записей – сразу за первичными выпусками.

Заметим, что цифровые фонотеки формируются иначе – с использованием соответствующего программного обеспечения процессов сортировки (создание проектного рисунка коллекции) и поиска файлов.

Владельцем одной из крупнейших частных коллекций (3 млн. LP, 30.000 CD и записей на других носителях) является Пол Мауайнни. В частном музее Бака Бернетта выставлено 3000 8-трековых картриджей с записями рок-музыки 1970-х гг. В 2013 г. Греггом Таркингтоном и Уиллом Лувиром собрано и описано более 1000 репродукций пластинок, сделанных американскими энтузиастами с 1958 по 1992 гг. в домашних условиях (Homemade Records, Handicraft, Vinyl Record Crafts, Private Press), многие из которых существуют в природе в единичных экземплярах. Владелец крупнейшей в мире частной фоноколлеции, насчитывающей более 6 млн. грампластинок, бразильский бизнесмен Зеро Фрейтас намеревается передать собранный за долгие годы каталог для публичного использования и преобразования в обширный слушабельный архив.

Нельзя не согласиться и с тем, что в коллекционирования всегда был и остается мощный конкурент – накопление [32, с. 16]. Важное значение имеют критерии отбора экспонатов для коллекции. Такие критерии могут и не быть постоянными, поскольку со временем переосмысливаются, что отражается в изменениях к сценарию коллекции. Чаще всего тенденция проявляется в отказе от очень широких тем коллекционирования каждый раз в пользу более узких направлений (компромисс между максимально желанным и минимально приемлемыми объемами [32, с. 29].

Далее переходим к рассмотрению проблем циркуляции и хранения цифровой музыки.

В 1975 г. в Нью-Йорке возник феномен «The Record Pool» или «Music Pool» («Общий фонд записей» либо «Музыкальный общий фонд»), представляющий собой новый на то время централизованный метод распространения музыкальных звукозаписей, благодаря которому ди-джеи оперативно получали записи с музыкальными новинками.

В 2000-е гг. данное звено ретрансляции в системе фонодокументной коммуникации виртуализировано в виде онлайн-распространения контейнеров с музыкальным контентом «Digital Pools» (цифровых совместных фондов).

В ХХІ ст. наступила новая фаза развития фонодокументной коммуникации. В результате инфраструктурной модернизации вершину виртуального сегмента глобальной системы ФДК стойко занял новый элемент – «сетевая музыка», т.е. музыкально-ориентированные сервисные ресурсы и потоковые технологии, принцип действия которых основан на использовании оптического волокна как оптимальной физической среды для передачи объёмных потоков информации на большие расстояния. Носителем информации в опто-волоконном кабеле выступает свет. Волоконно-оптические линии связи (ВОЛС) свободны от электромагнитных помех и недоступны для несанкционированного использования. ВОЛС занимают доминирующее положение в предоставлении услуг высокоскоростного доступа в Интернет. В новых информационных условиях направленность процессов взаимодействия коммуникантов обеспечивается уже не столько трендами на рынке материальных носителей, сколько содержанием виртуальных фонохранилищ и сетью ВОЛС, обеспечивающей надёжный доступ к соответствующим ресурсным базам. Происходит активное использование On-line архивов, в частности – с музыкальным наполнением [33].

С 2006 г. бесплатное прослушивание музыки обеспечивает шведская служба потокового аудио «Spotify» – сервис позволяет доступ к 30 миллионам песен из фоноархивов. В 2009 году запущен сервис FMA (Free Music Archive), который представляет собой интерактивную библиотеку музыкальных звукозаписей в формате mp3, доступных в легальном режиме для скачивания. Сегодня в данном секторе ФДК центральная роль отведена платным сервисам компании «Apple Music».

Отметим специфику циркуляции музыкальных фонодокументов в радиоэфире, предопределённую особенностями, свидетельствующими о наличии обособленной ветви в жизненном цикле фонодокумента – подцикле музыкального радиофонодокумента в системе беспроводных телекоммуникаций (мобильный Интернет, IP-телефония...).

Хотя беспроводные технологии передачи данных по скоростным качествам пока уступают широкополосному проводному Интернету, одним из крупнейших в мире операторов сотовой связи – британской компанией «Vodafone» предоставляется услуга Music Catalogue.

Выскотехнологизация фоноархивистики подводит к более углубленному рассмотрению проблемы роботизированных библиотек оптических дисков, использования музыкальных облачных сервисов, веб-хранилищ и других инновации в цифровом коммуникационном пространстве. Процессы развития роботизированных библиотек оптических дисков интерпретированы в узком (устройств Optical Jukebox, Optical Disk Libraries, Robotic Drives, позволяющих загружать до 2000 фонодокументов) и широком (специальных высокотехнологичных учреждений) аспектах.

В целом поддерживаются предложения специалистов в том, что оптимальным выбором средств резервного копирования являются системы на основе ленточных накопителей [2, с. 17].

Вместе с этим приводятся данные выборочных экспертных проверок архивов ряда крупных лейблов, согласно которым на 10% проверенных магнитных лентах с записями, сделанными не более трёх лет назад, отмечается заметное ухудшение качества фонограмм.

Срок хранения информации на оптических носителях зависит от технологии изготовления и варьируется от 2 до 50 лет, что подразумевает рассмотрение CD-R и DVD-R в качестве промежуточного и временного звена для третичного хранения фонодокументов.

Наметилась тенденция по разработкам целой группы форматов, специально ориентированных на архивное хранение музыки. При этом всё более возрастающее число специализированных архивных форматов начинает создавать проблемы, в том числе связанные со стандартизацией.

На новый цикл создания резервных копий вышли реновации в рамках улучшения структуры носителей – кассеты, в которых использована гибкая магнитная лента нового поколения с высокой скоростью передачи данных. Технологии «Nanocubic» могут обеспечить ёмкость записи на магнитной ленте одной кассеты до 10 терабайт. К кассетам нового поколения относятся «Cassette Tape USB» и др. Продолжаются исследования, цель которых в доведении размеров магнитных частиц до 20 нанометров и уменьшении толщины рабочего слоя до 20–30 нанометров.

Решение проблемы «хранилищ звуковых данных» нового поколения тормозит недостаток соответствующего профессионального оборудования для длительного и надёжного хранения фонодокументов (внешние жёсткие диски Hard Disc Drive, твердотельные накопители SSD и др.). Одной из новейших разработок устройств для резервного копирования информации, сочетающей основные достоинства и преимущества современных ленточных и дисковых систем хранения, являются RDX-накопители.

Совокупность специальных устройств для негласной фиксации звуковой информации, неразделимо адаптированных в структуру предметов, которые у участников коммуникации и окружающих подобные скрытые процессы субъектов, по общему правилу, не вызывают непосредственно визуальных ассоциаций со звукозаписью, предлагается относить к специфическому подвиду – «имитационные фонодокументы».

Перспективными являются ленточные накопители и компактные съёмные дисковые картриджи, обладающие высокой скоростью записи и чтения данных, а также ленточные библиотеки (Tape Library), имеющие возможность работать с большим количеством магнитных картриджей, что предполагает смещение приоритетов в сторону увеличения плотности локализации и надёжности приводов и носителей данного вида. В фоноархивной практике возможно использование схемы «мультифонодокумента-фонотеки» – HDD Portable Media-Player, MicroSD-накопитель, портативная стерео-колонка со встроенным mp3-плеером, Bluetooth и аккумулятором, ленточная модульная роботизированная библиотека.

Считаем, что вполне обоснованным будет предложение о признании служебным фонодокументом нового типа USB-флеш-накопителя с сохранёнными аудио-файлами, сконвертированными в разных форматах (MP3, WAV, Ogg, WMA, AAC и др.). Портативные медиапроигрыватели (iPod shuffle, iPod nano и т.п.), PMP, DAP и многообразные mp3- плееры, Personal Jukebox, Mini Sound Recorder, Digital Voice Recorder, смартфоны, нанофоны, «шпионские» ручки и наручные часы с диктофоном и других малогабаритных многофункциональных устройств обладают возможностями для фиксации, хранения и воспроизведения звуковой информации. Технологические особенности, как правило, не позволяют свободного извлечения микрочипа (Chip – интегральная микросхема записи звука) как базового компонента, без риска повреждения общей конструкции гаджета. Эти признаки свидетельствуют об относительно стойкой фиксации информации, что даёт основания для группирования подобных неделимых объектов в новую категорию – «фонодокументные микросистемы».

Обобщение сервисных преобразований накопителей кодированных аудиоданных предопределяет создание универсального образа фоноскоплений малых и сверхмалых размеров с внутренним единством (запись + хранение + воспроизведение + другие функции).

Более крупные устройства Mobil Sound System с встроенной цифровой фонотекой, предусматривающие выбор композиций и их прослушивание в звуковых форматах без дополнительных звеньев (что недостижимо в конструкциях сверхмалых размеров), предлагается относить к сложным служебно-музыкальным фонодокументам. Обособленное подмножество составляют Digital Jukebox iTunes.

Схема «служебного мультифонодокумента-фонотеки» включает HDD Portable Media-Player, MicroSD-накопитель, портативную стерео-колонку со встроенным mp3-плеером, Bluetooth и аккумулятором, ленточную модульную роботизированную библиотеку.

В отличие от ресурсных баз электронных препринтов научных изданий, цельного репозитория промо-версий служебно-музыкальных документов пока не создано.

На современном этапе развития фонодокументной коммуникации облачные технологии совокупно обеспечивают две сервисные функции – хранения (сетевые музыкальные архивы и библиотеки) и распространения (платный и бесплатный доступ к Веб-хранилищам).

Итак, согласно общему правилу, звуковые коллекции хранятся как в государственных, так и негосударственных аудиовидео-, кинофотофоно- и других архивах.

Существуют особенности доступа к обособленным хранилищам мастер-копий, из которых сформированы «бэк-каталоги лейблов». Важной институцией, обеспечивающей хранение и оборот музыкальных фонодокументов, являются правила взаимодействия коллекционеров, сформировавшиеся в филофонической среде. По ряду признаков данное явление содержательно приближено в виде аматорского дополнения к негосударственной подсистеме архивной деятельности. В этой связи коллекции музыкальных и других звукозаписей предлагается репрезентовать дуалистично: как компонент подсистемы высшего уровня (архива, музея, библиотеки), так и относительно автономный элемент (домашние коллекции). Музеи грампластинок, созданные филофонистами-энтузиастами в различных комбинациях своих форм, функционируют во многих странах. Как видим, описанная гибридная (хранение + пользование) коммуникационная модель приближается к формуле «Фонодокументы = Музей + Архив + Коллекция».

Таким образом, подведём важные промежуточные итоги. Хранение МФД осуществляется в информационных ресурсах четырёх видов: архивных, библиотечных, музейных и коллекционных, интеграция между которыми заметно усиливается. В рамках новой концепции взаимодействия публичных фонохранилищ прогнозируется создание соответствующих тематических межрепозитарных проектов. Массив всех существующих в коммуникационном пространстве фонохранилищ предлагается дополнительно классифицировать следующим образом: 1) частные собрания звукозаписей (индивидуальные ресурсы); 2) служебные собрания (служебные ресурсы – корпоративные, ведомственные и другие, доступ к которым ограничен); 3) публичные (стабильно открытые для массового пользования).

Заключительные положения и основные выводы

Жизненный цикл фонодокумента состоит из совокупности взаимосвязанных стадий: 1) создание произведения (дофонодокументная стадия); 2) фиксация на носителе в виде фонограммы; оформление (регистрация и утверждение); 3) тиражирование; 4) распространение; 5) потребление; 6) хранение (архивация и разархивирование, предоставление в пользование); 7) уничтожение (возможно с третьего этапа). В итоге ЖЦФ представлен как ряд, по общему правилу, неповторяющийся, а отсюда – конечный. Однако, в связи с переизданием звукозаписей, хранящихся в архивах правообладателей на носителях современных форматов, имеют место возобновления ЖЦФ на втором и более высоких уровнях («многослойные реновации»). Так, создание музыкального произведения трансформируется в новую стадию – реставрации или восстановления (одним из наиболее эффективных способов является цифровой ремастеринг), а далее ЖЦФ развёртывается в соответствии с базовой схемой (однако отдельные стадии могут быть исключены ввиду анахроничности). Отмечено о включении в ЖЦФ дополнительной стадии «обмен». На этой стадии предусмотрено «распространение» и «приобретение» МФД, происходящее, как правило, одномоментно для двух и более субъектов фонодокументной коммуникации.

Сегодня наблюдается урезание ЖЦФ и трансформация его отдельных звеньев ввиду проявления новой линии – прямого взаимодействия производителей и потребителей МФД. Совокупность повторяющийся серий динамического развития поведения МФД образует мультиоборот уровней его жизненного цикла. Этапы ЖЦФ совпадают с основными звеньями в структуре фонодокументной коммуникации и в целом соразмерны с субсистемами МФД: субсистема создания — субсистема производства — субсистема тиражирования — субсистема распространения — субсистема приобретения — субсистема хранения — субсистема использования. Оценка основных характеристик организационной структуры каждой субсистемы позволила определить уровни эффективности и надёжности коммуникативных связей каждого элемента. Установлено, что в ряде случаев отдельные сектора субсистем могут пересекаться (тиражирование иногда считается стадией производства, а хранение — стадией потребления и использования).

В глобальных цифровых условиях коммуникации происходят глубокие изменения в моделях доступа к музыкальному контенту и его коммерциализации. Новые технологии позволяют распространять «метамузыку» без помощи носителей, тем самым сокращая покупки последних и в то же самое время с избытком переполняя «постмузыкой» аудиопростор.

Как видно, в сущности, процесс создания фонодокумента становится беспрерывным, пребывая на автокоммуникативной стадии, перманентно переходящей в поликоммуникативную. Учитывая то обстоятельство, что количество служебных фонодокументов, циркулирующих в глобальном коммуникационном пространстве, конечно, весь завершённый объём зафиксированных аудиозаписей теоретически может быть сохранён в соответствующей форме. Проблема заключается в поиске такой формы.

Система ФДК ещё не достигла состояния равновесия. Цифровой рынок музыкальной продукции неуклонно расширяется в количественном измерении, что детерминирует качественные изменения – в систему вовлекаются новые участники, ликвидируются устаревшие звенья [34].

Комплексы фонодокументных ресурсов (совокупность потоков, массивов и фондов фонодокументов), структурированных для использования звукозаписей определённых типов образуют системы высшего уровня – кластеры фонодокументов. Примеры эффективности функционирования отдельных кластеров фонодокументов свидетельствуют о перспективности применения такой модели, в частности – для объединённых фоноархивов транснациональных звукозаписывающих компаний и международных мейджор-лейблов.

Освоение новейших наукоёмких технологий долгосрочного хранения фонодокументов создаёт предпосылки для осмысления роли и особенностей виртуальных консорциумов для вхождения и пребывания документов данного типа в коммуникационном пространстве, что надлежит рассматривать в неразрывном единстве с обеспечением информационной безопасности нововведений – разработкой мер по защите облачных хранилищ с большим объёмом аудиоданных (Cloud Storage).

Наряду с массовой генерации инноваций и созданием звуконосителей нового поколения, угрозы стабильного функционирования фонодокумента в глобальном коммуникационном пространстве не снижаются, а наоборот – возрастают. В этой связи выделяются основные проявления незаконной деятельности в музыкальном секторе фоноархивистики: плагиат, контрафакт и бутлегерство. Экспертные исследования с целью установления способа записи произведения, нанесения SID-кода на компакт-диске, промеров улов и элементов шрифтов надписей, размещённых на полиграфических обложках экземпляров, проводятся методами наблюдения, измерения и сравнения с использованием оптических микроскопов и наукоёмких компьютерных технологий. Факт наличия эффекта дифракции света, выявленный при микроскопическом исследовании рабочей поверхности компакт-диска, является стойким признаком, характерным для контрафактной фонопродукции. В первой декаде ХХІ ст. считалось, что наличие двух и более фонограммных документов (музыкальных альбомов и других цельных мультитрековых звуковых произведений) на одном CD вполне достаточно для отнесения такого МФД к «пиратской» фонограммной продукции. Однако сегодня в условиях стремительных модификаций типоформатов, на фоне массового использования пользователями многофункциональных мультидорожечных звуковых редакторов, такая особенность уже не служит безошибочным критерием нелегальности изготовления экземпляра.

Обоснована перспективность проведения лазерного сканирования микрорельефа маркерных знаков на поверхности CD, использование других высокоточных судебно-экспертных методик. Характерным признаком информационно-визуального блока (бумажных вкладышей, буклетов и т.п.) поддельных МФД являются ошибки на обложке и CD, сгруппированные по функциональным категориям: 1) умышленное искажение информации в виде выходных данных на звуконосителе и/или его упаковке с целью введения потребителей и представителей контролирующих органов в заблуждение о легальном происхождении МФД; 2) технико-технологические ошибки и другие неисправимые дефекты, преимущественно производственного характера; 3) непреднамеренное искажение информации в виде грамматических и фактологических ошибок, допущенных составителями выпусков ввиду собственной некомпетентности.

Отметим, что криминальная история музыкального пиратства изобилует несчётными примерами – от запутанных ухищрений при выпуске и распространении контрафактных фонограмм … до краж как дисков с записанной музыкой, совершённых на завершающем этапе стадии производства, так и мастер-лент из фоноархивов.

Таким образом, на стадиях накопления и хранения в жизненном цикле фонодокумента происходит расширение границ технотронной коммуникации. Объединение эволюционных моделей носителей аудиоинформации позволяет представить начальный акт действия коммуниканта в виде круговой системы свободного «излучения» звука, где дальнейшее, стимулированное научно-техническим прогрессом, преобразование социокультурного продукта происходит по стабильным каналам и рассеивается в пространстве. Данная социальная система не только разрастается, но и сжимается (ликвидируется устаревшие звенья). Подсистема накопления и хранения фонодокументов на следующем уровне включена в систему фонодокументной коммуникации, а на высших уровнях входит в гиперсистему аудиовизуальной коммуникации и метасистему социальной коммуникации – соответственно [35]. Приращение же происходит, главным образом, за счет: а) увеличения доли официальных архивных переизданий более ранних записей рекорд-лейблов (многих из которых уже не существуют юридически) и студий звукозаписи (при наличии соответствующих прав); б) разработке новых типоформатов носителей (мультисистем-фонобиблиотек) и закреплению в теле ЖЦФ Интернет-технологий; в) центростремительного усиления циркуляции экземпляров редких фонодокументов и их копий из обменных фондов; г) динамичному развитию межархивного взаимодействия с продвижением нового звена фонодокументной коммуникации – радиофоноархивистики; д) модернизации форм и способов филофонической коммуникации с учетом возможностей передачи, получения, хранения и обработки цифровой информации; е) стойкой фиксации в данной системе фонокоммуникации «пиратского сектора».

Одним из новых трендов является дополнение видов фонодокументов категорией «пост-фонодокументы», основной чертой которых является отсутствие съёмного материального носителя и интегрированность в сетевую среду функционирования.

В целом в описанный глобальный процесс включены такие субъекты и новые элементы, как архивные фонды, библиотечные собрания, музейные коллекции, студийные хранилища мастер-лент и других оригиналов фонограмм, корпоративные репозитарии сессионных записей, роботизированные библиотеки оптических дисков, личные архивы музыкантов (Home Tapes Archives), архивы британских национальных хит-парадов (UK Singles Chart, UK Albums Chart) и американских хит-парадов (Billboard Charts), содержащие информацию о показателях продаж и позициях альбомов и синглов, национальные хит-парады других стран, а также приватные фонотеки и банки данных филофонистов, музыкальные облачные сервисы… Точное выражение В. Серебрякова «инфляция ценности музыки» провоцируют не только форматы, но и техники прослушивания, а также доминирование количественной составляющей музыки над качественной, что в совокупности является новой моделью восприятия на заре цифровой эпохи [14, c. 122].

Обособленные служебные фонодокументы трансформируются в более высокий класс – мультифонодокументы, статусные признаки двойственной структуры которых позволяют относить такие к технотронному подвиду индивидуальных ресурсов – мобильным фонохранилищам-библиотекам. Обоснованы преимущества и выявлены мобильные угрозы сервиса сбережения файлов звуковых форматов в фонорепозитариях – облачных архивах корпоративных информационных систем и онлайн-платформах (SoundCloud, iCloud и др.), роботизированных библиотеках дисковых, твердотельных, ленточных и гибридных накопителей. Перспективными устройствами хранения фонодокументов являются ленточные накопители и компактные съёмные дисковые картриджи, обладающих высокой скоростью записи и чтения данных.

Библиография
1.
Синеокий О.В. Фонодокумент в мировом коммуникационном пространстве: эволюция, современное состояние, направления трансформаций: спец. междунар. научн.-реферат. выпуск по матер. дисс. … доктор наук по социальным коммуникациям (спец. 27.00.02 – документоведение, архивоведение) / О. В. Синеокий ; авторы вступ. слов, научн. коммент., отзывов, рецензий и послесл.: докт. филол. наук, проф. И.В. Анненкова (МГУ), докт. техн. наук, проф. О.Э. Бабкин (СПбГИКиТ), докт. ист. наук, проф. М.А. Беспалая (БелГУКИ), докт. ист. наук, проф. Г.Н. Ланской (ИАИ РГГУ), докт. культур., проф. В.И. Марков (КемГИК), докт. физ.-мат. наук, проф. РАН А.Н. Соболевский (ИППИ РАН), докт. юрид. наук, проф. Ю.В. Трунцевский (ИЗиСП), канд. ист. наук, доц. Е.Я. Павлова (БелГУКИ), В.В. Баландин (БГАКФФД), Л.В. Дубатовка (БГАКФФД), А.К. Кот (БГАКФФД), В.Н. Миловидов (InRock) и Д.Г. Шульга (Минск). – Постдиссертационное издание. – Запорожье : Статус, 2017. – 173 с.
2.
Вениаминов А.В. Оптические системы записи, хранения и отображения информации : учебное пособие / А.В. Вениаминов, В.Н. Михайлов. – СПб. : СПбГУ ИТМО, 2009. – 94 с.
3.
Синеокий О.В. «Магнитофонное сообщество» и «Союз писателей» в советской системе звукозаписи рок-музыки / О.В. Синеокий // Культура и искусство. – 2015. – № 6. – С. 687–695.
4.
Петров І.В. Аналіз характеристик носіїв при побудові систем архівного зберігання інформації / І.В. Петров, Б.О. Березін, А.М. Стеценко, Н.В. Солоніна, В.О. Лєснов // Реєстрація, зберігання і обробка даних. – 2010. – Т. 12, № 2. – С. 209–215.
5.
Колесник А.С. Репрезентации пришлого в британской рок-культуре 1960–1980-х годов : дисс. … канд. ист. наук : 07.00.03 / А.С. Колесник ; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М., 2017. – 348 с.
6.
Синеокий О.В. «Повторные исполнения» и «Вторичные выпуски» музыкальных фонодокументов в объективе интеллектуальных прав / О.В. Синеокий // Вестник Волгоградского гос. ун-та. Серия 5: Юриспруденция. – 2016. – № 2. – С. 152–156.
7.
Иофис Б.Р. Эволюция средств записи и воспроизведения музыки: технологический и педагогический аспекты / Б.Р. Иофис, И.В. Малыхина // Музыкальное искусство и образование. – 2016. – № 4. – С. 120-133.
8.
Warner T. Approaches to Analyzing Recordings of Popular Music / T. Warner // The Ashgate Research Companion to Popular Musicology / Ed. by D. Scott. – Aldershot, 2009. – р. 131–147.
9.
Колесник А.С. Репрезентации пришлого в британской рок-культуре 1960–1980-х годов : дисс. … канд. ист. наук : 07.00.03 / А.С. Колесник ; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М., 2017. – 348 с.
10.
Тропченко А.Ю. Методы сжатия изображений, аудиосигналов и видео : учебное пособие / А.Ю. Тропченко, А.А. Тропченко. – СПб. : СПбГУ ИТМО, 2009. – 108 с.
11.
Лессинг Л. Свободная культура / Л. Лессинг [пер. с англ.]. – М. : Прагматика культуры, 2007. – 272 с.
12.
Коляда В.А. Российский государственный архив фонодокументов в контексте отечественной аудиокультуры / В.А. Коляда // Бюллетень Германского исторического института в Москве : материалы архивного коллоквиума ГИИМ (издатель Николаус Катцер). – 2010. – № 4. – С. 86-98.
13.
Воронцова Е.А. Музей – архив – библиотека : за информационное обеспечение исторической науки и против информационной энтропии / Е.А. Воронцова // Информационное обеспечение науки: новые технологии : [сб. науч. тр.]. – М. : БЕН РАН, 2015. – С. 222–231.
14.
Сибиряков В.Н. Звукозапись как форма эстетической интерпретации : дисс. ... канд. филос. наук : 09.00.04 / В.Н. Сибиряков ; Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. – М., 2016. – 168 c.
15.
Відбір на постійне зберігання аудіовізуальних документів : [методичні рекомендації] / Держкомархів України, УНДІАСД, ЦДКФФА України ім. Г.С. Пшеничного ; [уклад. : К.Т. Селіверстова, А.М. Шелест, О.Г. Саприкіна та ін. ; редкол. : Н.О. Топішко, Т.О. Ємельянова, Г.І. Божук]. – К., 2010. – 64 с.
16.
Баландин В.В. Средства замедления процесса старения аудиовизуальных документов : рецепт белорусских архивистов / В.В. Баландин, Н.Е. Балдина // Отечественные архивы. – 2001. – № 2. – С. 90–92.
17.
Ланской Г.Н. Актуальные проблемы организации использования аудиовизуальных документов в архивных учреждениях / Г.Н. Ланской // Документ. Архив. История. Современность : Матер. VI Междун. научно-практ. конф., 2-3 декабря 2016 г. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2016. – С. 20-24.
18.
Аналитический обзор «Состояние и развитие архивного дела в Российской Федерации в 2003–2013 годах» / Федеральное архивное агентство ; Всероссийский научно-исследовательский институт документоведения и архивного дела (ВНИИДАД). – М., 2014. – 70 с.
19.
Еремченко В.А. Основные проблемы работы государственных архивов СНГ с аудиовизуальной документацией / В.А. Еремченко // Отечественные архивы. – 2001. – № 6. – С. 3–11.
20.
Розанова Л.Н. Крупнейшее хранилище фонодокументов (по зарубежным источникам) / Л.Н. Розанова // Отечественные архивы. – 1994. – № 4. – С. 109–115.
21.
Денисова О.А. «Забытое» фольклорное наследие в звуковых архивах Берлина / О.А. Денисова // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2015. – № 6. – С. 248–252.
22.
Еременко Е.Д. Аудиовизуальная коммуникация в музейной сфере : дисс. ... канд. культурол. наук : 24.00.03 / Е.Д. Еременко. – СПб., 2000. – 205 с.
23.
Бранкова М. Трансформация цифровых ресурсов аудиовизуальных форм искусств в электронные коллекции фондов Столичной Библиотеки Софии / М. Бранкова, Д. Рачев // Проблемно-ориентированный семинар «Новые тенденции в наукометрии и библиометрии», XX Международная конференция и выставка «Libcom–2016» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://elis.gpntb.ru/node/1021.
24.
Дроков С.В. Рекомендации МСА по работе с электронными документами для архивистов организаций / С.В. Дроков // Отечественные архивы. – 2010. – № 3. – С. 65–72.
25.
Тихонов А.В. Звуковые коллекции в государственных и негосударственных хранилищах США / А.В. Тихонов // Отечественные архивы. – 1994. – № 6. – С. 107–110.
26.
Асфандиярова И.Г. Законодательство субъектов Российской Федерации об архивных фондах и архивах: теория и практика : дисс. ... канд. юрид. наук : 12.00.02 / И.Г. Асфандиярова. – Саратов, 2005. – 274 с.
27.
Юмашева Ю.Ю. Международный опыт решения проблемы самостоятельного цифрового копирования в читальных залах архивов и библиотек / Ю.Ю. Юмашева // Историческая информатика. – 2017. – № 2. – С. 95-133.
28.
Жукова О. Бізнес-архіви та їх роль у дослідженні історії підприємства : зарубіжний досвід / О. Жукова // Студії з архівної справи та документознавства : [зб. наук. праць]. – К., 2015. – Т. 22–23. – C. 12–16.
29.
Гильвер С.Г. Исследование и разработка методов контроля качества восстановления фонограмм : автореф. дисс. ... канд. техн. наук : 05.11.18 / С.Г. Гильвер ; С.-Петерб. гос. ун-т кино и телевидения. – СПб., 2006. – 19 c.
30.
Синеокий О.В. Фонодокумент и фоноархив: некоторые актуальные вопросы социокоммуникационного свойства / О.В. Синеокий // Человек и культура. – 2017. – № 3. – С.62-81.
31.
Синеокий О.В. Филофония как особый социальный феномен: коммуникативные аспекты собирательско-коллекционерской деятельности в рекреативном пространстве культуры досуга / О.В. Синеокий // Человек и культура. – 2015. – № 4. – C. 97–121.
32.
Малинкин А.Н. Коллекционер. Опыт исследования по социологии культуры / А.Н. Малинкин ; Гос. ун-т «Высшая школа экономики». – М. : Изд. дом Гос. ун-та «Высшая школа экономики», 2011. – 192 c.
33.
Галкин Д.В. Использование On-line архивов в исследованиях современного искусства / Д.В. Галкин // Документ в системе социальных коммуникаций : [сб. матер. III Всерос. научно-практ. конф. с междунар. участием ; ред. колл.: Н.С. Ларьков, С.Ф. Фоминых, О.А. Харусь]. – Томск: ТГУ, 2008. – С. 169–171.
34.
Нагродская В.Б. Модернизация авторских прав на музыкальные произведения в цифровой среде и модели открытого контента / В.Б. Нагродская // Актуальные проблемы российского права. – 2015. – № 12 (декабрь). – С. 66–72.
35.
Синеокий О.В. Галактика массового рекординга и трансформационные проблемы аудиовизуальной культуры (в философском поиске новой формулы менеджмента и коммуникации в условиях цифрового кризиса музыкального бизнеса) / О.В. Синеокий // Философия социальных коммуникаций. – 2015. – № 2. – С. 7–17.
References
1.
Sineokii O.V. Fonodokument v mirovom kommunikatsionnom prostranstve: evolyutsiya, sovremennoe sostoyanie, napravleniya transformatsii: spets. mezhdunar. nauchn.-referat. vypusk po mater. diss. … doktor nauk po sotsial'nym kommunikatsiyam (spets. 27.00.02 – dokumentovedenie, arkhivovedenie) / O. V. Sineokii ; avtory vstup. slov, nauchn. komment., otzyvov, retsenzii i poslesl.: dokt. filol. nauk, prof. I.V. Annenkova (MGU), dokt. tekhn. nauk, prof. O.E. Babkin (SPbGIKiT), dokt. ist. nauk, prof. M.A. Bespalaya (BelGUKI), dokt. ist. nauk, prof. G.N. Lanskoi (IAI RGGU), dokt. kul'tur., prof. V.I. Markov (KemGIK), dokt. fiz.-mat. nauk, prof. RAN A.N. Sobolevskii (IPPI RAN), dokt. yurid. nauk, prof. Yu.V. Truntsevskii (IZiSP), kand. ist. nauk, dots. E.Ya. Pavlova (BelGUKI), V.V. Balandin (BGAKFFD), L.V. Dubatovka (BGAKFFD), A.K. Kot (BGAKFFD), V.N. Milovidov (InRock) i D.G. Shul'ga (Minsk). – Postdissertatsionnoe izdanie. – Zaporozh'e : Status, 2017. – 173 s.
2.
Veniaminov A.V. Opticheskie sistemy zapisi, khraneniya i otobrazheniya informatsii : uchebnoe posobie / A.V. Veniaminov, V.N. Mikhailov. – SPb. : SPbGU ITMO, 2009. – 94 s.
3.
Sineokii O.V. «Magnitofonnoe soobshchestvo» i «Soyuz pisatelei» v sovetskoi sisteme zvukozapisi rok-muzyki / O.V. Sineokii // Kul'tura i iskusstvo. – 2015. – № 6. – S. 687–695.
4.
Petrov І.V. Analіz kharakteristik nosіїv pri pobudovі sistem arkhіvnogo zberіgannya іnformatsії / І.V. Petrov, B.O. Berezіn, A.M. Stetsenko, N.V. Solonіna, V.O. Lєsnov // Reєstratsіya, zberіgannya і obrobka danikh. – 2010. – T. 12, № 2. – S. 209–215.
5.
Kolesnik A.S. Reprezentatsii prishlogo v britanskoi rok-kul'ture 1960–1980-kh godov : diss. … kand. ist. nauk : 07.00.03 / A.S. Kolesnik ; Nats. issled. un-t «Vysshaya shkola ekonomiki». – M., 2017. – 348 s.
6.
Sineokii O.V. «Povtornye ispolneniya» i «Vtorichnye vypuski» muzykal'nykh fonodokumentov v ob''ektive intellektual'nykh prav / O.V. Sineokii // Vestnik Volgogradskogo gos. un-ta. Seriya 5: Yurisprudentsiya. – 2016. – № 2. – S. 152–156.
7.
Iofis B.R. Evolyutsiya sredstv zapisi i vosproizvedeniya muzyki: tekhnologicheskii i pedagogicheskii aspekty / B.R. Iofis, I.V. Malykhina // Muzykal'noe iskusstvo i obrazovanie. – 2016. – № 4. – S. 120-133.
8.
Warner T. Approaches to Analyzing Recordings of Popular Music / T. Warner // The Ashgate Research Companion to Popular Musicology / Ed. by D. Scott. – Aldershot, 2009. – r. 131–147.
9.
Kolesnik A.S. Reprezentatsii prishlogo v britanskoi rok-kul'ture 1960–1980-kh godov : diss. … kand. ist. nauk : 07.00.03 / A.S. Kolesnik ; Nats. issled. un-t «Vysshaya shkola ekonomiki». – M., 2017. – 348 s.
10.
Tropchenko A.Yu. Metody szhatiya izobrazhenii, audiosignalov i video : uchebnoe posobie / A.Yu. Tropchenko, A.A. Tropchenko. – SPb. : SPbGU ITMO, 2009. – 108 s.
11.
Lessing L. Svobodnaya kul'tura / L. Lessing [per. s angl.]. – M. : Pragmatika kul'tury, 2007. – 272 s.
12.
Kolyada V.A. Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv fonodokumentov v kontekste otechestvennoi audiokul'tury / V.A. Kolyada // Byulleten' Germanskogo istoricheskogo instituta v Moskve : materialy arkhivnogo kollokviuma GIIM (izdatel' Nikolaus Kattser). – 2010. – № 4. – S. 86-98.
13.
Vorontsova E.A. Muzei – arkhiv – biblioteka : za informatsionnoe obespechenie istoricheskoi nauki i protiv informatsionnoi entropii / E.A. Vorontsova // Informatsionnoe obespechenie nauki: novye tekhnologii : [sb. nauch. tr.]. – M. : BEN RAN, 2015. – S. 222–231.
14.
Sibiryakov V.N. Zvukozapis' kak forma esteticheskoi interpretatsii : diss. ... kand. filos. nauk : 09.00.04 / V.N. Sibiryakov ; Mosk. gos. un-t im. M.V. Lomonosova. – M., 2016. – 168 c.
15.
Vіdbіr na postіine zberіgannya audіovіzual'nikh dokumentіv : [metodichnі rekomendatsії] / Derzhkomarkhіv Ukraїni, UNDІASD, TsDKFFA Ukraїni іm. G.S. Pshenichnogo ; [uklad. : K.T. Selіverstova, A.M. Shelest, O.G. Saprikіna ta іn. ; redkol. : N.O. Topіshko, T.O. Єmel'yanova, G.І. Bozhuk]. – K., 2010. – 64 s.
16.
Balandin V.V. Sredstva zamedleniya protsessa stareniya audiovizual'nykh dokumentov : retsept belorusskikh arkhivistov / V.V. Balandin, N.E. Baldina // Otechestvennye arkhivy. – 2001. – № 2. – S. 90–92.
17.
Lanskoi G.N. Aktual'nye problemy organizatsii ispol'zovaniya audiovizual'nykh dokumentov v arkhivnykh uchrezhdeniyakh / G.N. Lanskoi // Dokument. Arkhiv. Istoriya. Sovremennost' : Mater. VI Mezhdun. nauchno-prakt. konf., 2-3 dekabrya 2016 g. – Ekaterinburg : Izd-vo Ural. un-ta, 2016. – S. 20-24.
18.
Analiticheskii obzor «Sostoyanie i razvitie arkhivnogo dela v Rossiiskoi Federatsii v 2003–2013 godakh» / Federal'noe arkhivnoe agentstvo ; Vserossiiskii nauchno-issledovatel'skii institut dokumentovedeniya i arkhivnogo dela (VNIIDAD). – M., 2014. – 70 s.
19.
Eremchenko V.A. Osnovnye problemy raboty gosudarstvennykh arkhivov SNG s audiovizual'noi dokumentatsiei / V.A. Eremchenko // Otechestvennye arkhivy. – 2001. – № 6. – S. 3–11.
20.
Rozanova L.N. Krupneishee khranilishche fonodokumentov (po zarubezhnym istochnikam) / L.N. Rozanova // Otechestvennye arkhivy. – 1994. – № 4. – S. 109–115.
21.
Denisova O.A. «Zabytoe» fol'klornoe nasledie v zvukovykh arkhivakh Berlina / O.A. Denisova // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv. – 2015. – № 6. – S. 248–252.
22.
Eremenko E.D. Audiovizual'naya kommunikatsiya v muzeinoi sfere : diss. ... kand. kul'turol. nauk : 24.00.03 / E.D. Eremenko. – SPb., 2000. – 205 s.
23.
Brankova M. Transformatsiya tsifrovykh resursov audiovizual'nykh form iskusstv v elektronnye kollektsii fondov Stolichnoi Biblioteki Sofii / M. Brankova, D. Rachev // Problemno-orientirovannyi seminar «Novye tendentsii v naukometrii i bibliometrii», XX Mezhdunarodnaya konferentsiya i vystavka «Libcom–2016» [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://elis.gpntb.ru/node/1021.
24.
Drokov S.V. Rekomendatsii MSA po rabote s elektronnymi dokumentami dlya arkhivistov organizatsii / S.V. Drokov // Otechestvennye arkhivy. – 2010. – № 3. – S. 65–72.
25.
Tikhonov A.V. Zvukovye kollektsii v gosudarstvennykh i negosudarstvennykh khranilishchakh SShA / A.V. Tikhonov // Otechestvennye arkhivy. – 1994. – № 6. – S. 107–110.
26.
Asfandiyarova I.G. Zakonodatel'stvo sub''ektov Rossiiskoi Federatsii ob arkhivnykh fondakh i arkhivakh: teoriya i praktika : diss. ... kand. yurid. nauk : 12.00.02 / I.G. Asfandiyarova. – Saratov, 2005. – 274 s.
27.
Yumasheva Yu.Yu. Mezhdunarodnyi opyt resheniya problemy samostoyatel'nogo tsifrovogo kopirovaniya v chital'nykh zalakh arkhivov i bibliotek / Yu.Yu. Yumasheva // Istoricheskaya informatika. – 2017. – № 2. – S. 95-133.
28.
Zhukova O. Bіznes-arkhіvi ta їkh rol' u doslіdzhennі іstorії pіdpriєmstva : zarubіzhnii dosvіd / O. Zhukova // Studії z arkhіvnoї spravi ta dokumentoznavstva : [zb. nauk. prats']. – K., 2015. – T. 22–23. – C. 12–16.
29.
Gil'ver S.G. Issledovanie i razrabotka metodov kontrolya kachestva vosstanovleniya fonogramm : avtoref. diss. ... kand. tekhn. nauk : 05.11.18 / S.G. Gil'ver ; S.-Peterb. gos. un-t kino i televideniya. – SPb., 2006. – 19 c.
30.
Sineokii O.V. Fonodokument i fonoarkhiv: nekotorye aktual'nye voprosy sotsiokommunikatsionnogo svoistva / O.V. Sineokii // Chelovek i kul'tura. – 2017. – № 3. – S.62-81.
31.
Sineokii O.V. Filofoniya kak osobyi sotsial'nyi fenomen: kommunikativnye aspekty sobiratel'sko-kollektsionerskoi deyatel'nosti v rekreativnom prostranstve kul'tury dosuga / O.V. Sineokii // Chelovek i kul'tura. – 2015. – № 4. – C. 97–121.
32.
Malinkin A.N. Kollektsioner. Opyt issledovaniya po sotsiologii kul'tury / A.N. Malinkin ; Gos. un-t «Vysshaya shkola ekonomiki». – M. : Izd. dom Gos. un-ta «Vysshaya shkola ekonomiki», 2011. – 192 c.
33.
Galkin D.V. Ispol'zovanie On-line arkhivov v issledovaniyakh sovremennogo iskusstva / D.V. Galkin // Dokument v sisteme sotsial'nykh kommunikatsii : [sb. mater. III Vseros. nauchno-prakt. konf. s mezhdunar. uchastiem ; red. koll.: N.S. Lar'kov, S.F. Fominykh, O.A. Kharus']. – Tomsk: TGU, 2008. – S. 169–171.
34.
Nagrodskaya V.B. Modernizatsiya avtorskikh prav na muzykal'nye proizvedeniya v tsifrovoi srede i modeli otkrytogo kontenta / V.B. Nagrodskaya // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. – 2015. – № 12 (dekabr'). – S. 66–72.
35.
Sineokii O.V. Galaktika massovogo rekordinga i transformatsionnye problemy audiovizual'noi kul'tury (v filosofskom poiske novoi formuly menedzhmenta i kommunikatsii v usloviyakh tsifrovogo krizisa muzykal'nogo biznesa) / O.V. Sineokii // Filosofiya sotsial'nykh kommunikatsii. – 2015. – № 2. – S. 7–17.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"