по
Философская мысль
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Статьи автора Гранин Роман Сергеевич
Философская мысль, 2013-6
Гранин Р.С. - Символика "Семирамиды" А.С. Хомякова c. 199-228

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.6.420

Аннотация: Труд «Семирамида» задумывался славянофилом А.С. Хомяковым как исследование всемирной истории с антиевропоцентристских позиций. Его первая часть, собственно называемая «Семирамида», посвящена доисторической древности, призвана служить объемным прологом ко второй части, описывающей историю славянства. Мифическая история из-за недостатка эмпирических данных всегда являлась благодатным полем для историко-философских спекуляций и выдвижения конспирологических концепций. Так, все человечество Хомяков разделяет на две «расы», являющиеся агентами действующих через них изначальных духовных принципов иранства-арийства и кушитства. Делением на кушитство и иранство Хомяков продолжает традицию немецкого романтизма, одним из выражений которого явилось ницшеанское выделение в греческой культуре дионисийского и аполлоновского начал. До этого Ф. Шлегель разделил человечество на две расы: каинитов – выразителей плотской воли – и сефитов – представителей божественной воли; Гегель ввел антиномию «иранского» «принципа света» и «египетского» – «тайны». Позже появились оккультно-эзотерические концепции Е.П. Блаватской о семи коренных расах Земли; Сент-Ив Д'Альвейдера – о синархии и анархии, деление Грасе Д'Орсе на кварту и квинту. Данные типологии можно считать не только оккультными теориями, но также прообразом деления на человеческие психологические типы. И если для ученого-историка (политика, журналиста) желание проникнуть в глубинную суть процессов чревато крайностями конспирологии, которая вместо объясняющей и прогностической функции обретает собственную ценность нового мифотворчества, то для философа истории и культуры последнее оказывается творческим преимуществом. Так, введенные Хомяковым принципы иранства и кушитства выступают осью всемирной истории, позволяющей ярче высветить локальные культуры в мировом контексте, что упрощает восприятие объемного материала «Семирамиды».
Litera, 2013-2
Гранин Р.С. - Проблема объективации в экзистенциальной философии Н.А. Бердяева c. 1-23

DOI:
10.7256/2306-1596.2013.2.294

Аннотация: В статье рассматривается философия духа Бердяева, развиваемая им в рамках экзистенциальной метафизики, основной проблемой которой является отношение существования духа к бытию мира, нуминозного к феноменальному. Обозначено, что формой такого отношения, согласно Бердяеву, является объективирующая функция человеческого познания, которая гипостазирует конструкции ума (универсалии, субстанции), затем социализирует их, после чего они приобретают категориальное общеобязательное значение, т.е. собственное бытие. Это приводит к символизации реальности и к сакрализации священного. Показано, что борьба против власти объективации духа представляется Бердяеву эсхатологически, через трансцендентальный выход за пределы феноменального причинно-следственного мира в реальность «добытийственной» свободы, в экзистенцию. Разбираются позитивные аспекты объективации для культурно-исторического развития человеческого духа. Раскрывается структурная эквивалентность эсхатологических и инициатических идей и представлений. Прослеживаются эсхатологические предпосылки утопии, и мессианский смысл веры в прогресс, без которого последний превращается в простую эволюцию.
Litera, 2013-1
Гранин Р.С. - Проблема реконструкции эсхатологической парадигмы в метафизике пространства-времени П.А. Флоренского c. 243-262

DOI:
10.7256/2306-1596.2013.1.242

Аннотация: В работе сформулирован метод системного исследования эсхатологии. Комплекс эсхатологических идей и представлений рассматривается в качестве логической системы – эсхатологической парадигмы, имеющей диахронически-синхроническую структуру. Анализируется функциональное и структурное соответствие эсхатологических и инициатических парадигм. Показывается, что эсхатологическая парадигма сводится к системе логических инвариантов – эсхатологических и инициатических сценариев или шаблонов, которые определяются в работе как эсхатологические гомологии. Введение понятий «эсхатологическая парадигма» и «эсхатологическая гомология» позволяет формализовать применение структурного и сравнительного анализа к эсхатологически-инициатическим концепциям, принадлежащим разным религиозно-философским традициям. Данный подход определяется в работе как методология структурной эсхатологии. Структуралистский метод применяется к метафизике Флоренского, часть которой концептуализируется в работе как метафизика пространства-времени. В ее рамках выделены базисные категории: обращенную причинность, замкнутость пространства-времени, мнимость, а также выявлены представления о синхроничности. Анализ метафизики мнимости пространства-времени позволил выделить в ней структурообразующий базис – эсхатологическую парадигму, что дало возможность применить к данной реконструкции методологию структурной эсхатологии.
Философия и культура, 2012-11
Гранин Р.С. - Экзистенциальная эсхатология Николая Бердяева
Аннотация: В статье разбираются метафизические, антропологические и экзистенциальные аспекты эсхатологии Н.А. Бердяева. Прослеживаются психологические предпосылки оформления экзистенциалистской проблематики в эсхатологическую метафизику мыслителя. Показывается, что в ее рамках раскрываются фундаментальные темы экзистенциальной философии Бердяева: темы добытийственной экзистенциальной свободы, ее объективации в бытиё и проблемы возврата человеческой личности к этой свободе. Обозначено, что эсхатология для философа выступает символом трансценденции человеческой личности к экзистенции. Раскрывается эсхатологический горизонт пограничных ситуаций человека: когда он оказывается перед лицом собственной смерти, в исторических потрясениях, в мистическом озарении, творческом акте.
Философская мысль, 2012-5
Гранин Р.С. - Опыт эсхатологической метафизики Н.А. Бердяева c. 101-123
Аннотация: В статье разбираются метафизические, антропологические и экзистенциальные аспекты эсхатологии Н.А. Бердяева. Прослеживаются психологические предпосылки оформления экзистенциалистской проблематики в эсхатологическую метафизику мыслителя. Показывается, что в ее рамках раскрываются фундаментальные темы экзистенциальной философии Бердяева: темы добытийственной экзистенциальной свободы, ее объективации в бытиё и проблемы возврата человеческой личности к этой свободе. Обозначено, что эсхатология для философа выступает символом трансценденции человеческой личности к экзистенции. Раскрывается эсхатологический горизонт пограничных ситуаций человека: когда он оказывается перед лицом собственной смерти, в исторических потрясениях, в мистическом озарении, творческом акте.
Философия и культура, 2011-5
Гранин Р.С. - Проблема реконструкции эсхатологической парадигмы в метафизике пространства-времени П.А. Флоренского
Аннотация: В работе сформулирован метод структурной эсхатологии. Определен ее понятийный аппарат – эсхатологическая парадигма и эсхатологически-инициатическая гомологичность. Метафизика П.А. Флоренского концептуализирована как метафизика пространства-времени, структурно инвариантная эсхатологической парадигме.
Философия и культура, 2011-1
Гранин Р.С. - Проблема объективации в экзистенциальной философии Н.А. Бердяева
Аннотация: В статье рассматривается философия духа Бердяева, развиваемая им в рамках его экзистенциальной метафизики. Основной проблемой которой является отношение существования духа к бытию мира, нуминозного к феноменальному. Формой такого отношения, согласно Бердяеву, является объективирующая функция человеческого познания, которая гипостазирует конструкции ума (универсалии, субстанции), затем социализирует их, после чего они приобретают категориальное общеобязательное значение, собственное бытие. Борьба против власти объективации духа представляется Бердяеву эсхатологически, через трансцендентальный выход за пределы феноменального причинно-следственного мира в реальность «добытийственной» свободы, в экзистенцию.
Философия и культура, 2010-5
Гранин Р.С. - Структурные особенности персонализма Н. О. Лосского
Аннотация: Разрабатывая метафизику персонализма, Лосский развивает основные положения монадологии Лейбница, послужившей своего рода нормирующей идеей для метафизики Лосского. Обращение к оригинальному учению Лейбница позволяет проследить генезис базисных оснований метафизики Лосского и выделить структурообразующие элементы его учения. Для осмысления концепции перевоплощения Лосского в качестве нормирующей парадигмы, в силу предельной структурированности и детализированности, выбрана доктрина перевоплощения дхармических религий, позволяющая высветить универсальный смысл многих положений персонализма Лосского.
Философия и культура, 2010-1
Гранин Р.С. - Символика "Семирамиды" А. С. Хомякова
Аннотация: 1. Воля есть трансцендентная функция между проявленной и непроявленной реальностью. 2. Манифестацией проявленной реальности в человеке является кушитская стихия, непроявленной – иранская. 3. Кушизм символизирует принцип необходимости, выражающийся в законе рождения, т. е. в природной обусловленности (несвободе) существования, «логика есть соответственно наука проявлений, а свобода (корень единобожия) не проявляется или, проявившись, теряет свой характер» 4. Иранство (арийство) – символ свободы, выраженной сверхприродным принципом творения, необусловленного законами мира проявленного: «творение, будучи совершенно чуждо видимому ходу вещественного мира, заключает в себе законы, совершенно отличные от законов вещества».
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"