по
Философия и культура
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Статьи автора Акимов Олег Юрьевич
Философия и культура, 2023-12
Акимов О.Ю. - Апория практического безбожия в духовных исканиях Раймунда Луллия c. 15-35

DOI:
10.7256/2454-0757.2023.12.69200

Аннотация: Интуиции религиозной метафизики Раймунда Луллия эксплицируются, исходя из возможности сближения между собой интенций Средневековой философии и философии нового времени. Такой подход оказывается возможным вследствие того, что творчество Луллия инспирировано с одной стороны характерным для средневековой традиции мистико-символическим теологизмом, а с другой стороны оно вмещает в себя представление о бесконечности мира, типичное для философии нового времени. Это противоречие обусловливает конкретные особенности духовных поисков мыслителя, для которых свойственна ретроспективность, выражающаяся в уважении к прошлому и ностальгии по потерянным идеалам и вместе с тем проективность – предощущение будущего, выражающееся у Луллия в стремлении к внешнему изменению мира и приближении его к теологически обоснованному образцу рационального порядка. Совмещение и нереализованный синтез этих интенций переживаются Луллием как их острый и напряженный конфликт, актуализирующийся в форме практического безбожия. В работе был использован метод историко-философской реконструкции, позволившей выявить особенности мировоззрения Луллия Канта и Трубецкого как представителей определенных направлений философии, а также общенаучные методы анализа и синтеза, позволившие актуализировать уникальные личностно детерминированные черты философствования указанных мыслителей. Научная новизна исследования заключается в рассмотрении творчества Раймунда Луллия одновременно в синхроническом (актуализирующим отдельные аспекты творчества мыслителя в контексте средневековой культуры в частности в сопоставлении со взглядами блаженного Августина) и диахроническим, позволяющем эксплицировать схожие интуиции Луллия и Канта и Трубецкого аспектах. Рассмотрение наследия мыслителя в такой перспективе сближает между собой миры средневековой философии, философии нового времени и русккой религиозной философии на основе представления о единстве универсума, актуализированном первоначально как единство божественного и человеческого миров (у Луллия) затем как человеческого мира (у Канта), а впоследствии как единство оторванного от Всеединого сознания мира вообще. Указанная постановка проблемы обнаруживает общую точку отсчета указанных философских систем внутри христианской религиозной парадигмы, секуляризованной трансформацией которой стало учение о прогрессе, пришедшее в начале двадцатого века к своему кризису, черты которого во многом были предвосхищены в духовных исканиях Луллия, критической философии Канта, и интуиции безусловного всеединого сознания Е. Н. Трубецкого.
Философия и культура, 2023-9
Акимов О.Ю. - «Самое Само» Василия Розанова c. 106-127

DOI:
10.7256/2454-0757.2023.9.44078

Аннотация: Предлагаемый в работе подход предполагает экспликацию творчества В.В. Розанова как интенции – особой направленности видения мыслителя, осуществляющей невыразимое Самое Само Василия Розанова. Диалектически невыразимость Самого Самого определяет его абсолютную выраженность через множество феноменов, составляющих космос Розанова. Метафизически эта невыразимость актуализируется через понимание В.В.Розанова как заполненную пустоту, предопределяющую структуру и особенности понимаемых объектов. Экспозиция этой пустоты обусловливает антиномический характер творчества Розанова, в соответствии с которым понимание составляет собственный замкнутый мир. В нашей работе творчество мыслителя рассматривается как синтез указанных глобальных направлений теории Розанова: видения понимания через вещи, что приводит к тому, что вещи воспринимаются Розановым особым образом это и не материальные объекты и не идеальные сущности, а особым образом существующие имманентно пониманию данности. Новизна исследования заключается в синхронной экспликации учения Розанова как монизма (акцентирование единства понимания) и как плюрализма (акцентирование понимания как множественности потенций, реализованных в конкретных вещах), экспонирующей Самое Само Василия Розанова как невыразимое целое жизни и учения- теорию мыслителя. Такое рассмотрение творчества Розанова позволяет интегрировать идеи Розанова (в частности понимание) и особенности стиля и содержания произведений мыслителя, не отделяя их друг от друга, реконструировав таким образом неповторимый космос Розанова. Эта реконструкция осуществляется как диалог мира мыслителя со смысловыми мирами А.Ф. Лосева и М.М. Бахтина, позволяющий актуализировать космос Розанова как живое становящиеся целое, являющее неповторимое Самое Само. Такую интерпретацию творчества Розанова делает возможной использование синхронического (изучение творчества мыслителя в контексте работ А.Ф. Лосева и М.М. Бахтина) и диахронического (изучение творчества Розанова в контексте работ современных исследователей наследия мыслителя) методов.
Философия и культура, 2023-6
Акимов О.Ю. - Интроспекция Раймунда Луллия c. 74-88

DOI:
10.7256/2454-0757.2023.6.41045

Аннотация: Духовные искания Раймонда Луллия представляют интерес для современного философского дискурса как занимающие промежуточное положение между Средневековьем и Ренессансом и тем самым объединяющие в себе особенности этих двух эпох в истории развития человеческой мысли. Со средневековьем они связаны теоцентризмом и традиционализмом, а с Ренессансом акцентированием своеобразной полифоничности мира, преобладанием множественности над единством, данным в автономном диалогическом пространстве человеческой личности как постепенная имманентизация присутствия трансцендентного божества, связанная с принятием человеком внешнего мира как единственно возможного. Эта имманентизация осуществляется Лулием в символе Любви как Единстве Любящего и Возлюбленного, эксплицирующем интроспекцию мыслителя. Новизна работы заключается в применении к духовным исканиям Раймонда Лукллия учения А.Ф. Лосева об интерпретативном символе, что, позволило рассмотреть их как особую форму экспликации личности как ее трансценденции и одновременной имманенции, являясь особой формой интроспекции, что соотносится с учением Луллия о Любви как колебании, в котором Возлюбленный опускается, а Любящий восходит. Это способствует актуализации духовных исканий Луллия как целостности, неповторимого эйдоса, в котором каждая из сепаратных особенностей духовных поисков Раймонда Луллия реализуется особым образом, отражая промежуточное положение занимаемое мыслителем между мирами Античности и Средневековья. Предложенная модель взаимного полагания «компонентов» учения Луллия позволяет показать одну из возможностей взаимодействия логической системы мыслителя (понимания силы, ее носителя и пассивно воспринимающего ее начала) и его теологически ориентированных личностных духовных исканий как особого рода динамику, в которой ведущая роль отведена интроспекции как личностной интенции, своеобразной мифологической подоснове собственно логического измерения учения мыслителя.
Педагогика и просвещение, 2023-2
Акимов О.Ю. - Феномен правосознания: историко-философская рецепция в контексте проблем образования c. 70-84

DOI:
10.7256/2454-0676.2023.2.43429

Аннотация: Изучение особенностей экспликации правосознания в образовательном пространстве предполагает экспозицию правосознания как целостного феномена, сочетающего в себе две взаимоопределимые стороны: теорию правосознания, детерминированную философской рецепцией понятий «естественного права» и «позитивного права» и практику реализации этого феномена, осуществляемую в образовательном пространстве с помощью создания образовательной среды. Теоретический анализ феномена правосознания показал сложный комплексный характер данного феномена, в котором связаны между собой юридический, правовой и социальный аспекты. Взаимная интеграция этих аспектов, возможная только на теоретическом уровне с позиций идеалистической (в учениях Канта, Гегеля, Ильина) или материалистической (преимущественно марксистской философии), на наш взгляд базируется на сохранении антиномичности феномена правосознания, когда отдельные характеристики и особенности не сочетаются между собой, тем не менее сохраняя целостность.     Научная новизна представленного подхода заключается в том, что практическая сторона формирования правосознания в образовательном пространстве предполагает на наш взгляд взаимную интеграцию материалистической и идеалистической теорий формирования правосознания, осуществленную в современных теориях образовательной среды, разработанных В.В. Рубцовым, В.А. Ясвиным, В.И. Свободчиковым, В.И. Пановым. Данные теории делают акцент на динамическом, интегративном и диалогическом характере образовательной среды, не сводя ее напрямую к материальным или идеальным основаниям и создавая условия для практического формирования правосознания, при этом сохраняется возможность как для идеалистической, так и для материалистической интерпретации феномена правосознания. Необходимо отметить, что процесс формирования образовательной среды требует для своей реализации наличия нормального правосознания, с другой стороны, уровень сформированности среды обусловливает возможности создания необходимых условий для реализации правосознания в действительном образовательном пространстве. Таким образом образовательная среда является своеобразной точкой перехода от правосознания как теории к правосознанию как жизненной практике.
Философия и культура, 2016-12
Акимов О.Ю. - Апофазис как откровение ценности бытия в произведениях В.В. Розанова

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.12.21291

Аннотация: Предметом исследования является изучение текстов Розанова как особого пути постижения бытия, осуществленное как понимание стиля вещей- их внутренней формы, связанной с человеческим восприятием и позволяющей мыслителю увидеть мир с одной стороны как собранное (стяжанное) целое (порядок, смысл), а, с другой, как лишенное этой целостности частное, которое в своем абсолютном выражении является началом хаоса. Действительный мир, живой и неопределимый, представляет собой по Розанову иррациональное сочетание этих начал, которым подчиняется жизнь смертного человека. Реконструкция апофазиса В.В. Розанова осуществляется в статье с помощью диалектического метода, примирение двух противоборствующих начал происходит посредством третьего, которое определяется взаимным сосуществованием двух первых, так противостояние небесного и земного в произведениях Розанова разрешается в феномене семьи. Научная новизна исследования заключается в рассмотрении текстов мыслителя с помощью апофатического метода, что позволяет показать не только внутреннюю логику отдельных фрагментов розановского текстов, но и наметить их смысловую доминанту-понимание бытия как пустоты, заполнение которой в разных ситуациях приводит или к верховенству абсолютного порядка (божественное бытие, определяющее мир как гармоничное целое ) или к верховенству хаоса (иррациональное начало мира, связанное для Розанова с языческой религией). Их взаимодействие априори является для Розанова ценностью.
Философия и культура, 2016-8
Акимов О.Ю. - Послание Василия Розанова

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.8.20360

Аннотация: Предметом данной статьи является анализ метафизики творчества В. В. Розанова, осуществленный на материале его текстов. Показано, что особенностью рефлексии В.В. Розанова является синтез предметности и процессуальности, позволяющий мыслителю рассматривать любое явление одновременно как предмет и как процесс. Розанов выстраивает собственную модель мира как присутствия бытия и фиксирует процесс этого выстраивания, определяя его с помощью оппозиций: «большое –маленькое», «светлое-темное», «свое-чужое», «живое –мертвое», являющихся камертоном его духовных поисков. В статье используется метод историко-философской реконструкции. Сравнивая различные высказывания Розанова, мы исходим из метатекста, реализующего философемы мыслителя, которые реконструируются с помощью соотнесения с каноническими философскими текстами, в частности текстами Аристотеля. Новизна исследования заключается в том, что идеи В.В. Розанова реконструируются на основе текстов мыслителя, напрямую не связанных между собой, основная тема которых -бытие. У Розанова оно невыразимо категориально, но его присутствие становится очевидным из послания мыслителя, синтезирующего его истинность как антиномичность.
Философия и культура, 2015-1
Акимов О.Ю. - Интуиции действительности в русской философии (трансцендентное и имманентное)

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.1.10536

Аннотация: В статье рассматриваются интуиции взаимодействия трансцендентного и имманентного в русской философии. конца XIX – начала XX в.в, которая дала уникальный опыт возвращения в мир действительности, понимаемый как мир абсолютных ценностей и неформализованных структур знания и бытия. Автор считает, что этот опыт связан с двумя конкретными направлениями, (А.Ф. Лосев, Н.И. Полторацкий. и др.). Первое направление – «модернизация» христианской религии, выражавшаяся в том, что конкретные постулаты и догматические установки последней вовлекаются в идейный мир современного человека, где обретают звучание и смысл подлинной метафизики, находящейся в диалогическом взаимодействии с миром религии и культуры. При таком подходе становится понятным, почему русская религиозная философия занимает особое место в системе реальности религии и культуры, примыкая к последним, но не отождествляясь с ними. Только в России на рубеже столетий могло возникнуть общественное движение, совмещающее в себе элементы религиозности и свободной рационально ориентированной метафизики.(Н.И.Полторацкий) Автор приходит к выводу о том, что присущая русской религиозно-философской традиции интенция обновления мира актуальна для современных общественных отношений, в которых любая попытка изменения порядка, как правило, есть реформа. Русская религиозная философия и есть, на наш взгляд, такая реформа традиционного христианства, осуществленная как осознание его вовлеченности в общемировой философский процесс и системной связности с миром внешней обыденной жизни человека, которая осуществила актуальный для современной культуры синтез совершенно разных структурных и идеологических компонентов реальности. Синтез этот - вовлечение имманентных (посюсторонних) структур опыта в особую реальность, обусловленную трансцендентным, то есть божественным сверхмирным началом. Конкретные формы взаимодействия имманентного и трансцендентного стали способами познания целостной реальности, подлинным содержанием бытия.что и определило неповторимый облик русской философии. Вторая важная особенность русской религиозной философии, подробно описанная А.ФЛосевым, это своеобразная идеализация материальной составляющей бытия и вовлечение этой составляющей в конкретные отношения Бога, мира и человека. Русские мыслители, ( С.Н. Булгаков, С.Л. Франк, В.С. Соловьев) принимают реальность как целостность вне зависимости от того, идет ли речь о потусторонней или посюсторонней реальности. Такое понимание обеспечивает невозможность отделения друг от друга конкретных ликов этой реальности, (нельзя отделить индивидуальную духовность от общечеловеческой), поскольку спасение мира и человечества должно быть спасением целого, спасением актуально данной формы богочеловеческой жизни. Русская философская традиция находится в корреляции с традиционным христианством, в которое она вкладывает новое метафизическое содержание. Автор приходит к выводу о том, что присущая русской религиозно-философской традиции интенция обновления мира актуальна для современных общественных отношений, в которых любая попытка изменения порядка, как правило, есть реформа. Русская религиозная философия и есть, на наш взгляд, такая реформа традиционного христианства, осуществленная как осознание его вовлеченности в общемировой философский процесс и системной связности с миром внешней обыденной жизни человека, которая осуществила актуальный для современной культуры синтез совершенно разных структурных и идеологических компонентов реальности. Синтез этот - вовлечение имманентных (посюсторонних) структур опыта в особую реальность, обусловленную трансцендентным, то есть божественным сверхмирным началом. Конкретные формы взаимодействия имманентного и трансцендентного стали способами познания целостной реальности, подлинным содержанием бытия.что и определило неповторимый облик русской философии. Intuitions of reality in the Russian philosophy (the transcendent and the immanent) O.Ju. Akimov (Tula State pedagogical University, named after Leo N Tolstoy) aktula1@gmail.com The article discusses the features of the interaction of the transcendent and the immanent in Russian philosophy. This interaction determines the unique image of Russian philosophy. The structure of philosophical knowledge is due to the particular forms of this interaction. Keywords : The transcendent , the immanent, reality , the structure .
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.