по
Философская мысль
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Статьи автора Русаков Сергей Сергеевич
Философская мысль, 2021-5
Русаков С.С. - Концепция субъекта и субъективации в философии Спинозы: прочтение Ж. Делеза c. 62-71

DOI:
10.25136/2409-8728.2021.5.34145

Аннотация: Данная статья посвящена проблеме рассмотрения концепции субъекта работах Баруха Спинозы. Особенностью исследования является то, что анализ исходит из противопоставления картезианской концепции субъекта и концепции субъективации, которое было заложено в поздних исследованиях М. Фуко. Цель статьи заключается в том, чтобы раскрыть специфику концепции субъекта в работах Спинозы, сформулировать основные понятия, используемые им для раскрытия этой темы и провести сравнительный анализ с концепцией субъекта у Р. Декарта. В работе рассматриваются такие аспекты спинозизма как соотношение высшего субъекта и модуса бытия, концепт индивидуальности и аффектов в интерпретации Ж. Делеза и т.д. Новизна исследования заключается в том, что дается подробный анализ некоторых положений учения Спинозы, касающихся основных аспектов концепции субъекта, а также выявляются некоторые элементы концепции субъективации. К основным выводам статьи относится заключение, согласно которому спинозизм делает значительный отход в сторону от картезианской традиции. Первым отличием от Декарта является онтологическая установка голландского философа, согласно которой человек может рассматриваться как субъект, но не как субстанция, а только как модус. Вторым отличием является введение принципа динамизма, согласно которому индивидуальный модус может иметь большее или меньшее совершенство, что не могло согласовываться с постоянством картезианского cogito.
Философия и культура, 2021-4
Русаков С.С. - Концепция субъекта в философии Э. Гуссерля c. 35-44

DOI:
10.7256/2454-0757.2021.4.36040

Аннотация: Данная статья посвящена анализу элементам концепции субъекта, которая прослеживается в философии Э. Гуссерля на протяжении всего его творчества. Автор подробно рассматривает процесс преобразования взглядов немецкого философа на идею субъекта и на их реализацию в разрезе феноменологического мышления. Особенное внимание уделяется тому как ранние работы "гуссерлианы" связаны с поздним периодом творчества Э. Гуссерля. Подчеркивается, что в отличие от картезианской или кантианской модели субъективности, эгологический субъект впервые концептуально оформляет интерсубъективность как фундамент для построения принципиально новой концепции понимания человека как субъекта, наделенного самосознанием. Основными выводами проведенного исследования являются следующие положения. Во-первых, несмотря на то, что ключевую роль в эгологической концепции субъекта занимают понятия очевидность, интенциональность, редукция, рассмотренные в данной работе, сама проблема познания развита им как дальнейшее усложнение кантианского подхода. Во-вторых, эгологическая концепция субъекта внедряет концепт интерсубъективности, что резко выделяет разработки Э. Гуссерля среди других подходов к пониманию субъекта. Интерсубьективность, с одной стороны, ослабляет позицию идеи абсолютной автономии субъекта, с другой стороны, является новым механизмом легитимации субъективного процесса познания и самой истины, благодаря признанию ego за фигурой Другого.
Философская мысль, 2021-3
Русаков С.С. - Коперниканский поворот И. Канта в контексте концепции субъективации c. 42-50

DOI:
10.25136/2409-8728.2021.3.33650

Аннотация: Данная статья посвящена взаимосвязи концепта субъективации М. Фуко и концепта субъекта И. Канта. Поскольку проект исследования форм субъективности не был доведен до конца, творческое наследие французского исследователя оставило множество вопросов. Одним из таких вопросов является трансформация субъекта, происшедшая в эпоху Нового времени и причины ликвидации духовных практик субъективации.Работа носит историко-философский характер и включает использование аналитического, критического и сравнительного методов применительно к текстам Мишеля Фуко и Иммануила Канта, а также к ряду зарубежных (Ж. Делез, А. Рено, И. Адорно) и отечественных (М. Мамардашвили, Ф. Гиренок, С. Хоружий) аналитических работ.   Новизна подхода исследования состоит в попытке продумать философскую концепцию М. Фуко в особенном контексте трансцендентальной философии И. Канта. Кроме того, в работе производится разделение между тем, что французский исследователь называл метафизическим субъектом Декарта и трансцендентальным субъектом Канта. К основными выводами проведенного исследования относится: признание окончательной утраты элементов субъективации в кантианской концепции субъекта, которые еще имели место в учении Картезия; утверждение автономности кантианского субъекта, основывающееся на отказе от метафизики и исключением гетерономии как признака субъективности; подтверждение ключевой роли практического разума как причины дальнейшего развития концепции субъекта в сторону усиления автономии и гносеоцентризма.
Философия и культура, 2020-10
Русаков С.С. - Модель субъективации в философии пифагорейцев c. 50-57

DOI:
10.7256/2454-0757.2020.10.33263

Аннотация: В данной статье представлен анализ философии пифагорейцев, посвященный поиску и концептуализации идей субъективации. Цель этого небольшого исследования - дать общую характеристику пифагорейской модели субъективации, которая только частично была описана М. Фуко в исследованиях древнегреческой "заботы о себе". В работе используются как переводные источники, в виде отдельных фрагментов сочинений, написанных пифагорейцами, так и ряд аналитических работ отечественных и зарубежных исследователей. Понимая ограниченность материала, автор не претендует на всецелое обозрение идей пифагорейской школы, но стремится зафиксировать наличие у пифагорейцев особого отношения к субъективности и становлению личности через ряд духовных практик.   Новизна исследования заключается в попытке не только обрисовать общие идеи пифагорейцев в сфере этики, но и сформулировать пифагорейскую модель субъективации, чтобы заполнить существующие пробелы в поздних исследованиях М. Фуко. В качестве выводов можно отметить следующее. Во-первых, было установлено, что не только этическое, но и политическое наполнение истории пифагореизма не уступает сократо-платонической модели, которую М. Фуко характеризовал как политико-ориентированную модель (например, благодаря анализу "Алкивиада"). Во-вторых, были систематизированы и выведены четыре основные техники заботы о себе. В-третьих, было показано, что неопифагореизм, в отличие от стоицизма, не адаптировал свое учение в области этики и поэтому не получил значительного отражения в эллинистический период развития "культуры себя".
Философская мысль, 2020-2
Русаков С.С. - Идеи Ф. Ницще в контексте концепции субъективации c. 65-72

DOI:
10.25136/2409-8728.2020.2.32199

Аннотация: Предметом исследования является связь между концепцией человека в работах Ф. Ницше и концепции субъективации, предлагаемой М. Фуко. Автор подробно раскрывает проблему поиска элементов концепции субъективации в работах немецкого мыслителя и показывает причины, по которым Ф. Ницше следует отнести к главным критикам и реформаторам классической концепции субъекта. Особое внимание уделяется соотношению ранних и поздних работ немецкого критика, интертекстуальность которых приводит к пониманию органичности учения Ницше и неизменности его взглядов на проблему человека. Подчеркивается, что в некоторых его работах можно обнаружить практики себя, схожие с античной и христианской культурой заботы о себе. В статье используется критический, сравнительный и интертекстуальный метод анализа работ Ф. Ницше и некоторых его интерпретаторов. Основными выводами проведенного исследования является установление связи между критикой платонизма, христианства и гносеологии Нового времени через выявление строгого понимания Фридрихом Ницше природы человека как субъекта и его связи с миром. Несмотря на его несогласие с позициями многих античных и христианских философов, он принимает некоторые этические и индивидуальные практики, предлагаемыми ими в рамках концепции субъективации.
Философия и культура, 2019-10
Русаков С.С. - Христианская модель субъективации в работах М. Фуко c. 58-65

DOI:
10.7256/2454-0757.2019.10.31175

Аннотация: Предметом исследования данной статьи является проблема определения природы и особенностей христианской модели субъективации, которая получила свое первое теоретическое обоснование в позднем творчестве М. Фуко. В статье даны основные проблемы источников и методов, которые свойственны исследованиям Фуко в данной области. Раскрыты основные принципы и исторический контекст практик субъективации эпохи раннего христианства. Христианская модель вписывается в контекст размышлений М. Фуко о возможности дополнить теорию субъекта теорий субъективации. В данной статье автор использует аналитический, критический и сравнительный методы, применяя их к ряду работ М. Фуко и к некоторым античным философам. Новизна этой работы заключается в том, что впервые в отечественной литературе дается обзор христианской модели субъективации, который базируется на анализе непереведенных работ М. Фуко. Дается систематическое и развернутое описание модусов и практик субъективации, свойственных раннехристианскому периоду. На материале М. Фуко, а также на основе введенных им критериев и методов, предложена структура этой модели субъективации.
Философская мысль, 2019-1
Русаков С.С. - Понятийно–категориальный аппарат в социальной философии М. К. Мамардашвили c. 44-49

DOI:
10.25136/2409-8728.2019.1.27477

Аннотация: Статья посвящена проблеме рассмотрения и систематизации отдельных концептов, понятий и категорий, которые фигурируют в социальной философии М. К. Мамардашвили. Автор ставит перед собой задачу выстраивания анализа социальной философии Мамардашвили на трех уровнях, которые отражают разные темы в философствовании данного мыслителя: на первом уровне располагаются понятия связанные с оригинальной интерпретацией различных социальных институтов (артефакты); на втором уровне – категории, которые связаны с типа социальных культур или типами общества, выстраивающиеся в зависимости от конфигурации элементов из первого уровня; третий уровень рассматривает несколько концептов, связанных с возникновением определенного типа людей, которые являются продуктов различных типов общества. В данной работе автор опирается на метод моделирования, но также можно отметить такие виды анализа как аналитический, критический и компаративистский. Новизна этой работы заключается в том, что было выявлено не только систематическое представление об основных категориях М. К. Мамардашвили, которые можно применить для социально-философского анализа любого современного общества, но и были раскрыты особенности его представлений о обществе. Опираясь на трехуровневую систему его категориального аппарата, выяснилось, что во многом его идеи напоминают феноменологический анализ общества, но гораздо более оригинальный, без каких-либо заимствований из социальной философии Гуссерля или Хайдеггера.
Социодинамика, 2019-1
Русаков С.С. - Социолог и государство. К проблеме изучения государства в условиях символической власти c. 138-145

DOI:
10.25136/2409-7144.2019.1.28401

Аннотация: В данной статье автор анализирует проблему, связанную с объективностью и возможностью современной гуманитарной мысли раскрывать теоретические аспекты государства. Опираясь на идеи целого ряда мыслителей, автор показывает, что существующие конвенциональные методы исследования в разных социальных дисциплинах постоянно находятся под мощным воздействием государства, как института, который обладает метакапиталом. Помимо концепции символической власти, которую разработал П. Бурдье, существует и ряд других идей, в которых уже ранее обосновывалась невозможность или крайне высокая степень вероятности того, что любое исследование, которое бы ставило своей целью детально объяснить влияние государства на человека и пределы государственных властных полномочий, будет обречено на провал. Для исследования работ Бурдье, Фуко, Адорно и других мыслителей, связанных с обсуждаемой темой, в работе используются методы, принятые в социологии знания и социальной философии: сравнительно-сопоставительный метод, гипотетико-дедуктивный метод, критический метод. Основная база исследования - текстологическая. Новизна исследования заключается в том, что автор производит попытку не только подчеркнуть сильные стороны некоторых методов исследования государства, которые претендуют на возможность нивелирования "эффектов власти" или влияния государства, но и указать, что применение даже столь изобретательных методов не позволяет исследователям наделить свои работы достаточной аналитической и предсказательной силой, так как действия государства постоянно опережают действия ученых-гуманитариев.
Политика и Общество, 2018-10
Русаков С.С. - Сравнительный анализ понятия власти в философии А. Кожева и К. Шмитта c. 18-25

DOI:
10.7256/2454-0684.2018.10.27690

Аннотация: Предметом исследования данной статья является проблема соотношения сущности и типов власти в работах двух мыслителей - Александра Кожева и Карла Шмитта. Вскрывается методологическая разница в работах этих политических теоретиков. Автор предлагает не только перечень разработанных данными авторами типов власти, но и предлагает найти точки пересечения в их представлениях о власти с целью объединения их подходов и получения некой синтетической типологии власти. Особое внимания уделено историческим и современным примерам, которые демонстрируют разницу в понимании разных типов властвования. В данной статье автор применяет сравнительный и критический анализ, которые используются для исследования работ обоих авторов, касающихся проблем власти. Новизна этой работы заключается в том, что впервые дается развернутый сравнительный анализ двух разных по своей методологической составляющей мыслителей. Предлагая сопоставление четырех типов власти, автор также предлагает и некую синтетическую теоретическую конструкцию, в рамках который чистые типы власти А. Кожева подкрепляются представлениями об основных стилях государственного управления у К. Шмитта.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"