по
Философская мысль
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Статьи автора Максимов Леонид Владимирович
Философская мысль, 2018-12
Максимов Л.В. - Моральный долг: проблема обоснования c. 35-45

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.12.28213

Аннотация: В современной метаэтической литературе анализ различных подходов к рациональному обоснованию морали является одним из ведущих направлений исследования. Если в этической мысли прошлого объектом обоснования выступал преимущественно «нравственный закон» как особая (метафизическая) сущность, то в метаэтике речь идет, как правило, об обосновании нравственных установок реальных субъектов морали, т.е. о выдвижении аргументов, способных убедить некоего условного скептически настроенного индивида принять сложившиеся в обществе нормы морали и практически следовать им. В данной статье критически анализируются некоторые из предлагаемых в метаэтике способов аргументации; в частности, отмечается неправомерное смешение и подмена обоснования – объяснением, морального долженствования – другими модальностями, формально обозначаемыми тем же термином. В исследовании использованы методы логико-лингвистического анализа применительно к тем этическим и метаэтическим дискурсам, в которых представлены различные версии обоснования морального долга. Основное замечание касается чрезмерной сосредоточенности авторов на обосновании содержательного компонента моральных норм при фактическом игнорировании специфически морального побудительного мотива, т.е. долженствования особого рода. В статье показано, что именно интенция долга, а не ее конкретная предметная направленность, является определяющим признаком моральной мотивации (поскольку предметное содержание моральных норм и мотивов может быть объектом не только морального долга, но также и внеморальных побуждений). Поэтому принципиальная невозможность рационального обоснования этой интенции (о чем подробно говорится в статье) должна быть принята во внимание в тех теоретических диспутах, где затрагиваются также и общие проблемы обоснования морали.
Философская мысль, 2017-11
Максимов Л.В. - Когнитивная наука: новая жизнь старых парадигм c. 11-24

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.11.24657

Аннотация: Предметом исследования в данной статье являются две взаимосвязанные редукционистские тенденции, имеющие место в современной когнитивной науке (точнее, в тех разделах философии сознания и психологии, которые входят в состав этого междисциплинарного комплекса). Это радикальный когнитивизм – редукция ментального к когнитивному (без учета некогнитивной специфики аффективно-волевых компонентов психики), и физикализм – редукция когнитивного (истолкованного уже как синоним «ментального») к нейрофизиологическим процессам, уподобленным, в свою очередь, информационно-вычислительным операциям в компьютере. Когнитивизм и физикализм – весьма старые методологические парадигмы (хотя и получившие свои имена сравнительно недавно); в составе когнитивной науки они предстали в несколько новом, модифицированном виде, не лишившись при этом своей редукционистской направленности. Методологическая основа данного исследования – антиредукционизм, т.е. критика редукционизма не как вспомогательного (и в этой функции вполне оправданного) метода научной пропедевтики, а как неверного концептуального подхода, чреватого серьезными ошибками в теории и ее практических приложениях. Как показано в статье, сама изначально сложившаяся проблематика когнитивной науки и разработанный ею понятийный и терминологический аппарат в значительной степени способствовали укоренению указанных редукционистских подходов в ее исследовательских программах. Причем обе эти парадигмы образовали единый, прочный методологический блок благодаря общему для них концепту «когнитивное», трактованному в кибернетическом (теоретико-информационном) ключе. Преодоление указанных видов редукционизма, будь оно возможным, потребовало бы существенных изменений в предмете и методах когнитивной науки.
Философия и культура, 2016-11
Максимов Л.В. - Знание и ценности в структуре гуманитарных дисциплин

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.11.21062

Аннотация: Предметом исследования в данной статье является двойственный – одновременно ценностный и когнитивный – статус гуманитарных дисциплин. Несмотря на очевидное присутствие ценностного элемента в составе этих дисциплин (причём присутствие не только как объекта познания, но и в качестве собственной ценностной позиции учёного), они обычно квалифицируются в философско-методологической литературе только как отрасли знания, как особые науки (сопоставляемые с другими науками). В статье даётся иная трактовка структуры и функций гуманитарных дисциплин. Показано, что в этой сфере фактически сложились два взаимосвязанных и формально нераздельных, но по существу не совпадающих вида интеллектуальной деятельности: наряду с гуманитарными науками, которые описывают и объясняют реалии человеческого бытия, это еще и ценностно-нормативные учения, выдвигающие и рационально обосновывающие те или иные жизненные установки людей. Методологической основой данного исследования является нонкогнитивистский подход, отстаивающий внепознавательную специфику ценностно-нормативных феноменов сознания, их принципиальную несводимость к знанию. Этот подход сформировался в последние несколько десятилетий как альтернатива традиционной когнитивистской парадигме, трактующей человеческую ментальность в целом как сферу исключительно знания и познания. Важным практическим следствием дискредитации когнитивистской парадигмы является радикальная переориентация методологии нравственного воспитания: отказ от традиционной «просветительской» установки (согласно которой ценности ретранслируются посредством передачи «знаний» о добре, долге и пр., т.е. посредством моральных прописей и назиданий), в пользу более эффективных методов психологического и социально-детерминистического воздействия на души воспитуемых.
Философская мысль, 2014-11
Максимов Л.В. - Редукция сознания к познанию как методологический принцип когнитивной науки и гуманитарных дисциплин c. 32-71

DOI:
10.7256/2409-8728.2014.11.1377

Аннотация: Объектом исследования и критического анализа в данной статье является эпистемологический редукционизм – методологический подход, определяющий основное содержание и структуру когнитивной науки. Основу этого подхода составляет весьма распространенная в философии сознания и психологии идея о том, что человеческая ментальность (дух, психика) в целом и во всех своих проявлениях может быть сведена к знанию и познанию и, соответственно, описана и объяснена в терминах эпистемологии. В когнитивной науке указанный традиционный подход несколько видоизменился, язык классической эпистемологии уступил место понятийному аппарату теории информации, однако эти изменения оставили в неприкосновенности общую когнитивистскую трактовку сознания. Эпистемологическому редукционизму когнитивной науки в статье противопоставлен другой методологический подход – нонкогнитивизм, согласно которому сознание (дух, психика) включает в себя ряд феноменов, принципиально несводимых к знанию; это – эмоции, оценки, интересы, цели и т.д. Новизна исследования состоит в том, что оно позволило выявить и теоретически артикулировать характерную для «наук о духе» методологическую ошибку, а именно – односторонний когнитивно-информационный подход к сознанию, чрезмерно упрощающий его структуру и тем самым в значительной мере искажающий результаты научных поисков в этой области. Коррекция указанного методологического подхода с позиции антиредукционизма должна способствовать успешному продвижению науки в решении ряда актуальных проблем, в частности – прикладной проблемы «искусственного интеллекта», психофизической проблемы и некоторых других.
Философская мысль, 2013-11
Максимов Л.В. - Cognitivism and Non-Cognitivism in the Humanities c. 81-101

DOI:
10.7256/2306-0174.2013.11.9532

Аннотация: The term ‘cognitivism’, which is key for this book, has been borrowed from metaethics and ‘cognitive sciences’. However, it is used here in a broader meaning: what I have in view is a special methodological approach, according to which mind (spirit, mentality) as a whole and in all its species may be reduced to belief, knowledge and cognition. This approach is manifested, in particular, in the use of epistemological concepts (such as the truth, experience, empirical data, theory, etc.) for the formulation and resolution of value (ethical, aesthetic, legal, etc.) problems. Sharing a generally non-cognitivist position, I at the same time view cognitivism not simply as a ‘mistake’ in the interpretation of mind, but as a paradigmal methodological principle deeply implanted in the sphere of the philosophy and the humanities.
Философия и культура, 2012-11
Максимов Л.В. - Что такое мораль: проблема определения
Аннотация: Главным источником теоретических расхождений и споров по поводу происхождения и функций морали является различие методологических и мировоззренческих принципов, на которых строятся этические теории; немалую роль, однако, играет и отсутствие общепринятого толкования самого этого ключевого термина – «мораль». Единое определение морали позволило бы минимизировать те разногласия, которые обусловлены многозначной терминологией, и благодаря этому значительно сузить круг проблем, традиционно относимых к ведению этики. В статье дается критический анализ представленных в специальной литературе подходов к определению морали. В качестве примеров распространенных ошибок отмечены следующие: (1) смешение двух функционально разных употреблений термина «мораль»: как дескриптивного понятия, обозначающего особый социально-психологический феномен, и как нормативно-оценочного понятия, выражающего особого рода позитивное отношение к определенным мотивам и поступкам; (2) отождествление морали и нравов, из-за чего действительное культурно-историческое многообразие нравов неправомерно трактуется как показатель подобной же множественности «моралей»; (3) определение морали через те или иные «высшие ценности», что приводит к подмене специфически моральных ценностей другими, внеморальными. Кроме того, при определении морали чрезмерный акцент делается обычно на выяснении содержания ее принципов и норм, тогда как действительно важнейшим показателем ее специфики является уникальная интенция, или долженствование. В тех сравнительно немногих случаях, когда эта интенция признается в качестве сущностного признака морали (например, у Канта), она трактуется как некая спекулятивная «необходимость», лишенная «материи желания» и вообще всякой опоры в человеческой психике. В статье проводится мысль о том, что единственный способ бытия моральной интенции – это чувство морального долга как особая реалия исторически сложившегося индивидуального и общественного сознания, которое и образует общую эмпирическую базу теоретического (научного и философского) осмысления и, соответственно, определения морального феномена в его специфике.
Философия и культура, 2011-11
Максимов Л.В. - Возможно ли рациональное обоснование морали?
Аннотация: Дебаты по поводу принципиальной возможности рационального обоснования морали идут в философии почти три столетия. Бесплодность, неконструктивность споров на эту очень важную для этики тему объясняется не только разнообразием несовместимых мировоззренческих принципов и подходов, но и неопределенностью дискутируемой проблемы, неоднозначной трактовкой разными авторами ключевых (для данной темы) терминов и понятий. Основная цель предлагаемой работы – прояснение смысла и общей логики указанной проблемы, что является необходимым условием ее продуктивного обсуждения и решения. В статье отстаивается высказанная впервые Д.Юмом идея о логической невыводимости суждений должного из суждений сущего, т.е. о невозможности обоснования моральных ценностей посредством знаний о мироустройстве; дается критический анализ представленных в современной философской литературе многочисленных попыток опровергнуть это юмовское положение или интерпретировать его в прямо противоположном оригиналу смысле. Статья завершается тезисом о том, что рациональное обоснование фундаментальных принципов морали не только невозможно логически, но и не нужно практически, поскольку эти принципы образуют единую общечеловеческую систему ценностей, их формирование и интернализация обусловлены объективными (природными и социальными) факторами, т.е. люди принимают эти ценности независимо от их рационального обоснования.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"