по
Философская мысль
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Статьи автора Урбанаева Ирина Сафроновна
Философская мысль, 2020-11
Урбанаева И.С. - Нагарджуна и его «Муламадхьямакакарика» в свете «Большого комментария» Чже Цонкапы к этому тексту c. 1-14

DOI:
10.25136/2409-8728.2020.11.34187

Аннотация: Основным предметом настоящей статьи является значение труда Чже Цонкапы «Океан аргументов: Большой комментарий к тексту “Муламадхьямакакарики”» для понимания феномена Нагарджуны, его вклада в развитие истории буддизма в целом и особенно буддийской философии, смысла обоснованной им системы мадхьямаки - срединного воззрения, свободного от крайностей реификации и нигилизма. Автор статьи устанавливает, что ошибочные интерпретации «Муламадхьямакарики» как лишь логико-эпистемологического текста и руководства для ведения полемики, а также такое некорректное понимание онтологии Нагарджуны, когда доктрина зависимого возникновения провозглашается высшим учением Будды, можно преодолеть благодаря комментарию Цонкапы. Новизна исследования – в том, что оно выполнено на основе оригинального текста Цонкапы, который впервые переводится автором на русский язык и вводится в оборот отечественной буддологии. Благодаря комментарию Цонкапы устанавлено, что доктрина пустоты явля-ется «сердцем Учения Будды», а аргумент о зависимом возникновении – «высший среди всех аргументов», потому что с его помощью пустота постигается как «зависимо возникающая таковость». Доктрина зависимого возникновения и воззрение о пустоте образуют смысловое единство, хотя они не тождественны. Поэтому перевод с тибетского и исследование трудов Цонкапы, в частности, «Большого комментария», актуальны и необходимы для реконструкции аутентичного учения Нагарджуны и для понимания буддийской философии в целом.
Философия и культура, 2020-11
Урбанаева И.С. - Введение в трактат Чже Цонкапы «Океан аргументов: Большой комментарий к сочинению Нагарджуны “Муламадхьямакакарика” » c. 44-58

DOI:
10.7256/2454-0757.2020.11.34454

Аннотация: Предметом статьи является содержание тибетского текста - выдающегося комментаторского труда великого буддийского реформатора и основоположника школы гелугпа Чже Цонкапы (1357-1419) под названием «Океан аргументов: Большой комментарий» к тексту Нагарджуны “Муламадхьямакакарика”, известному как “Мудрость”» («dBu-ma-rtsa-ba’i-tshig-leur-byas-pa-shes-rab-ces-bya-ba’i-rnam-bshad-rigs-pa’i-rgya-mtsho-zhes-bya-ba-bzhugs-so»). В ней анализируется содержание раздела предварительных наставлений сочинения Цонкапы и вступительной части собственно комментария Цонкапы к «Муламадхьямакакарике», в совокупности называемых автором статьи "вводной частью" "Океана аргументов". Работа выполнена автором статьи на основе ее собственного перевода с тибетского языка, являющегося первым переводом оригинального текста на русский язык. Анализ труда Цонкапы позволяет автору статьи заключить, что он является фундаментальным логико-аналитическим исследованием «Муламадхьямакакарики» Нагарджуны, выполненным в индо-тибетской схоластической традиции при опоре на множество оригинальных буддийских первоисточников – сутр и шастр, включая базовые индийские комментарии к сочинению Нагарджуны, написанные древнеиндийскими философами Буддапалитой, Бхававивекой, Чандракирти. Этот текст является важным источником для презентации в современном философском дискурсе доктрины школы мадхьямика, в особенности представленной тибетскими прасангиками в лице Чже Цонкапы.
Философская мысль, 2019-6
Урбанаева И.С. - Введение в индо-тибетскую традицию медитации в контексте постепенного пути махаяны c. 63-74

DOI:
10.25136/2409-8728.2019.6.30234

Аннотация: Предметом исследования является индо-тибетская традиция буддийской медитации, рассматриваемая автором на основе индийских и тибетских буддийских текстов, а также тибетской устной традиции передачи Дхармы, представленной в прошлом Чже Цонкапой, а сегодня - Далай-ламой XIV Тензином Гьяцо и другими тибетскими ламами. Цель – предварительное рассмотрение буддийской медитации как феномена буддийской духовной практики, важного элемента практического функционирования Учения Будды и определение места медитации в системе целостного Пути, характеристика ее сущности и типов. Применяется герменевтический подход, опирающийся на системное видение функциональной стороны Учения Будды, а также на герменевтическое понимание феномена медитации, на этимологический и контекстуальный анализ медитации в функциональных связях с буддийской этикой и философией. основные выводы: медитация в буддизме является одним из трех базовых тренингов (нравственность, концентрация, мудрость) и служит также необходимым средством упражнений в нравственности и в развитии высшей мудрости, поэтому является важнейшим средством осуществления Дхармы реализаций. В тибетской традиции практикуются два основных вида медитации – аналитическая медитация с такой ее разновидностью как обзорная (рефлективная) медитация, а также однонаправленная концентрация. Особым вкладом является использование полевого материала из устной традиции передачи Дхармы.
Философская мысль, 2018-7
Урбанаева И.С. - Буддийская онтология «постепенного» и «мгновенного» с точки зрения сущности махаяны: сравнительное освещение индо-тибетской и китайской традиций c. 62-78

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.7.26851

Аннотация: Предметом исследования является махаяна, как известно, транслировавшаяся в двух направлениях: во-первых, в Тибете и монгольском мире (Монголия, Бурятия, Калмыкия, Тува); во-вторых, в Восточной Азии (Китай, Корея, Япония). Если сравнивать два этих направления махаяны в аспекте характерных для них традиций, то возникает вопрос: почему мэйнстрим индо-тибетской махаяны выступает как «постепенный» путь к просветлению, а мэйнстрим китайской /дальневосточной махаяны – как «мгновенный» путь, чьим наиболее ярким выражением стал чань/дзэн? Для ответа на этот вопрос автор статьи анализирует те различия, которые имеются в индо-тибетской и китайской традициях при интерпретации буддийской онтологии. Особое внимание уделяется сравнению философских основоположений мадхьямики в двух традициях и онтологическому обоснованию пути. Методология исследования – это методы сравнительной философии и кросскультурный философский подход, сочетающий академические принципы философской буддологии со знанием «внутреннего», буддийского подхода к концептуализации Учения Будды. Научная новизна исследования состоит, во-первых, в самом предмете – это онтологические различия двух направлений махаяны, проявляющиеся в альтернативных способах концептуализации Пути («постепенный» и «мгновенный» путь к просветлению); во-вторых, в методе философского кросскультурного анализа, применяемого к философскому сопоставлению двух направлений махаяны; в-третьих, в выводах автора: способы и содержание философских интерпретаций базовых буддийских доктрин и обоснования пути в индо-тибетской и китайской мадхьямике имеют значительные различия, которые нуждаются в дальнейшем детальном исследовании.
Философия и культура, 2018-7
Урбанаева И.С. - Кросскультурный анализ двух основных традиций махаяны в аспекте концептуализации Пути c. 32-42

DOI:
10.7256/2454-0757.2018.7.26862

Аннотация: Объектом философско-религиоведческого исследования являются индо-тибетская и китайская традиции махаяны в аспекте концептуализации Пути: они сравниваются по способу постановки и решения проблемы «постепенный»/ «мгновенный» путь, по концептуализации соотношения «постепенного» и «мгновенного. Анализируется место «мгновенных» («быстрых» или «прямых») методов достижения просветления в индо-тибетской махаяне; освещаются контроверза «постепенного» и «мгновенного» в китайском буддизме и ее истоки в традиционных паттернах китайской мысли; раскрывается смысл понятий "постепенное" и "мгновенное". Применяется сравнительная историко-философская методология и кросскультурный метод философского исследования буддизма, основанный на принципе совмещения «внешнего» академического подхода и «внутреннего» подхода представителей классической буддийской учености. Новизна исследования связана с выбором предмета сравнительного философского исследования, с применяемым кросскультурным философским методом, который наряду с академическими стандартами научной рациональности принимает во внимание буддийские критерии философского рационализма, а также с выводами: две основные традиции махаяны – индо-тибетская и китайская имеют значительные различия в концептуализации Пути и решении проблемы «постепенный» путь/ «мгновенный» путь, в понимании их соотношения, что позволяет заключить, что они являются в определенном смысле альтернативными стратегиями достижения одной и той же сотериологической цели махаяны – состояния Будды.
Философская мысль, 2017-12
Урбанаева И.С. - Индо-тибетская традиция систематизации Учения Будды в категориях "Основа", "Путь", "Плод" и концепция стадиальности c. 104-121

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.12.24145

Аннотация: Поставлена проблема представления множества буддийских учений и практик в их внутреннем единстве, обоснован подход, признающий принципиальную теоретико-методологическую значимость индо-тибетской презентации буддийской философии и практики в их функциональной взаимосвязи посредством категорий «Основа», «Путь» и «Плод». Основной предмет - философское и сотериологическое содержание данных категорий, а также стадиальная концептуализация Пути и различные схемы стадиальной систематизации в индо-тибетских текстах - сиддхантах, а также в трактатах о путях и стадиях. Историко-философские методы, системный и сравнительный подходы, совмещение академических стандартов научного рационализма с принципами буддийской герменевтики. Предложен подход к стадиальной концептуализации Учения Будды, основанный на индо-тибетских источниках, представляющий «постепенный» путь просветления как универсальный способ презентации буддийских учений и практик в их внутреннем единстве; дан академический анализ содержания Основы (абсолютная и относительная истина), Пути (совокупность медитативных практик) и Плода (конечная цель и результат Пути – состояние Будды); установлено, что буддийская философия не ограничивается содержанием Основы, а охватывает также Путь и Плод; сформулировано положение о несостоятельности противопоставления в буддизме философии и практики; «постепенного» и «мгновенного» путей просветления; сделан вывод о том, что идея «постепенности» не является сугубо гелугпинским подходом, а присутствует во всех тибетских школах и восходит к индийскому наследию: не только в махаянских, но и раннебуддийских текстах была обоснована идея «постепенного» пути, которая не сводима лишь к темпоральному смыслу.
Философская мысль, 2017-9
Урбанаева И.С. - Опыт и перспективы философской интерпретации буддизма в сравнении с идеями Витгенштейна c. 88-100

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.9.24080

Аннотация: Предмет статьи связан с тем, что философская компаративистика, бурно развивающаяся со второй половины XX в. благодаря встречному движению философов обеих мировых традиций, западной и восточной, проявляет все больший интерес к буддизму. После первопроходческих работ Ф.И. Щербатского на Западе появилось множество публикаций, ориентированных на поиск всевозможных параллелизмов между западными и буддийскими философскими учениями. Статья посвящена критическому анализу опыта сравнительного изучения идей Л. Витгенштейна, оказавшего революционное влияние на современную философскую мысль, с философией буддизма, особенно мадхьямики, представляющей собой экспликацию праджняпарамиты древнеиндийским философом Нагарджуной и его последователями (Буддапалита, Бхававивека, Чандракирти и др.) и ставшей философской основой индо-тибетской махаяны. Цель статьи – в критическом рассмотрении основных моментов сравнительного подхода К. Гудмунсена к интерпретации философии мадхьямики, обоснованного им с позиций аналитической философии и в плоскости сравнения учения Нагарджуны с поздним Витгенштейном. В статье используются методы историко-философского анализа и реконструкции, сравнительный подход, философская герменевтика, совмещение «внешних» академических позиций с принципом понимания буддийской философии «изнутри» исследуемой традиции. Проанализированы точки зрения Э. Конзе, Р. Турмана, Р. Рида, выражено отношение автора к предполагаемым сходствам между Витгенштейном и буддизмом. Сделаны выводы о том, что открываются эвристические возможности для развития новых подходов к проблематике «реальность, сознание, язык» при использовании идей Витгенштейна в качестве герменевтического «ключа» к интерпретации мадхьямики и к ее восприятию в контексте современной мировой философии. Новизна сравнительного подхода автора состоит, во-первых, в обосновании теоретико-методологического вывода о принципиальной значимости для философской компаративистики углубленных сравнительных философских исследований разных буддийских направлений и традиций между собой – хинаяны и махаяны, индо-тибетской и дальневосточной махаяны; во-вторых, в характеристике существенных расхождений между «лингвистическим поворотом» Витгенштейна и «опустошением» онтологии в учениях мадхьямиков.
Философская мысль, 2016-9
Урбанаева И.С. - Буддийский подход к проблеме человека в сравнительном освещении c. 1-17

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.9.20457

Аннотация: Предметом анализа является буддийский способ концептуализации проблемы человека, раскрываемый в контексте сопоставления с тем, какое место занимал «человек» в рационалистической философской традиции Запада. Рассматриваются философская основа буддийской модели эволюции личности в колесе бытия (бхавачакра) по формуле двенадцатичленной цепи зависимого возникновения – важнейшая в буддийской онтологии доктрина зависимого возникновения (пратитьясамутпада; rten’brel) и ее отличительные особенности, а также связь этой буддийской доктрины с другой важной философской теорией буддизма – теорией пустоты в интерпретации прасангики – подшколы мадхьямики. Методология исследования базируется на принципах сравнительного философского изучения буддизма, сформулированных одним из основоположников философской буддологии российским философом и востоковедом О. О. Розенбергом, а также на герменевтических идеях М. Хайдеггера о диалоге с Другим и необходимости понимания «потаенности бытия» и связи человека с сущим. Новизна заключается в сравнении буддийского способа концептуализации проблемы человека с западной рационалистической традицией рассмотрения человека и в определении ряда отличительных характеристик буддийской антропологии.Сформулированы следующие выводы: буддийская философия отличается от западной тем, что ей несвойственен антропоморфизм, человек не является мерилом всех вещей и не считается чем-то самодостоверным, а есть нечто относительное в круге несвободного бытия, но вместе с тем, он имеет полный потенциал для достижения свободы и полной реализации бесконечных ресурсов сознания, возможность чего находит обоснование в доктрине зависимого возникновения, теории пустоты и теории татхагатагарбхи. Человек в понимании буддийских философов не имеет собственной внутренней природы, человек – это зависимо возникший феномен и поэтому он может трансформироваться и освободиться, а страдание, составляющее содержание несвободного бытия, может быть безвозвратно устранено. С буддийских позиций «человек» - это лишь частный случай личности («Я»), которая представляет собой континуум безначального и бесконечного существования. Поэтому ему есть на что надеяться в бытии – на достижение свободы от сансары, всеведение и безграничные возможности просветленного существа. . Сотрудничество современной науки и буддизма имеет эвристическую ценность и способно приносить практическую пользу человечеству, а содержащиеся внутри западноевропейской традиции идеи диалогической герменевтики, прозвучавшие, в частности, в «фундаментальной онтологии» Хайдеггера, содержат ресурсы подлинного взаимопонимания западных и буддийских философов и формирования интеллектуальными усилиями людей с открытым умом нового видения человеческой реальности.
Философская мысль, 2016-8
Урбанаева И.С. - Компаративистский опыт развития философской методологии изучения буддизма c. 58-74

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.8.19762

Аннотация: Предметом исследования является компаративистский опыт становления философского подхода к изучению буддизма в рамках академической буддологии и сравнительной философии. Особое внимание уделяется становлению философской методологии исследования буддизма в связи с самоопределением предмета сравнительной философии в широком и узком смысле, рассмотрению вклада Ф.И. Щербатского и О.О. Розенберга в обоснование философской буддологии, переосмыслению сущности теоретико-методологических принципов О.О. Розенберга и значения его философского подхода для понимания единства в многообразии буддизма, в постановке и решении проблемы аутентичного буддизма. Статья написана с позиций, признающих перспективность применения в буддологии философской методологии, основанной на принципе единства «внешнего» и «внутреннего» подходов к изучению буддизма, соединении академических стандартов научности с герменевтическими ресурсами, выработанными в рамках буддийской учености. Новизна исследования заключается в установлении того, что: (1) Философская методология изучения буддизма в своем становлении была тесно связана с формированием предмета сравнительной философии в широком и узком его понимании – как глобальной тенденции синтеза философий Запада и Востока и как кросс-культурных историко-философских исследований. (2) По причине сильнейшего влияния работ Ф.И. Щербатского, который вывел буддийскую философию из границ ориенталистики в область легитимной философии и сделал ее предметом историко-философской науки, наибольшее развитие в России и за рубежом получили сравнительные историко-философские исследования буддийской и западной философии, ориентированные на поиск параллелизмов между конкретными учениями. (3) Рассмотрение компаративистского опыта развития философской методологии изучения буддизма в направлении кросс-культурных историко-философских исследований способствует осознанию сходств и различий буддийской и западной философии, но вместе с тем это недостаточно результативно в плане понимания всей системы и специфики буддийской философии и ее органических связей с остальными составляющими буддизма. (4) Методология другого «отца» философской буддологии О.О. Розенберга, ориентированная на системную реконструкцию буддийской философии при опоре на ее изучение «изнутри», содержит возможность более корректного пути развития сравнительного философского изучения буддизма. Автор делает вывод, что подход О.О. Розенберга соответствует будологической традиции, сформированной бурятскими исследователями буддизма и заключающейся в том, чтобы дополнять академические возможности ресурсами буддийской учености при исследовании буддизма: не только знание оригинальных буддийских текстов и классической индийской комментаторской литературы, но и опора на «живую» традицию необходимы для формирования корректной научной методологии в современной буддологии. Это является предпосылкой дальнейшего развития и применения автором собственной методологии изучения буддизма в единстве философии и практики.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"