по
SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Условия публикации
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Статьи автора Климков Олег Станиславович
SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences, 2018-4
Klimkov O. - Russian medieval thought and Byzantine Hesychasm c. 9-16

DOI:
10.25136/1339-3057.2018.4.27599

Abstract: The object of this research is the influence of the Byzantine Hesychasm upon the formation and development of Russian medieval thought. The works of Simeon New Theologian and Gregory of Sinai made a significant contribution to the development of this spiritual movement, as well as to the further systematization and conceptual understanding of this doctrine in Byzantium and medieval Russia, influencing the formation of its religious-ritual and philosophical-theological culture. The main representatives of the Russian religious thought of this era are Nilus of Sora, Artemy Troitsky and Maximus the Greek. The author uses the historical-analytical and phenomenological methods, resorting, if necessary, to the method of comparative analysis and historical-philosophical reconstruction. The following are the main points of this research: a review of the ups and downs of "smart doing" in Russia; analysis of the continuity of Byzantine and Russian thought; a study of the spiritual specifics of the Russian Middle Ages; study of the problem of religious freedom and “self-rule” of a person; revealing the significance of the reception of Hesychastic ideas in Russian medieval thought.
Философия и культура, 2018-2
Климков О.С. - Мистическое учение Симеона Нового Богослова и его роль в развитии афоно-византийского исихазма c. 1-13

DOI:
10.7256/2454-0757.2018.2.25413

Аннотация: Объектом исследования данной статьи является мистико-аскетическое учение выдающегося представителя духовной традиции афоно-византийского исихазма преп. Симеона Нового Богослова. Рассматривается его значение в развитии богословско-мистических идей, получивших окончательное оформление в эпоху исихастского возрождения в Византии XIV в., в русле которого в течение нескольких десятилетий продолжались так называемые исихастские споры, повлекшие за собой победу исихастской партии, возглавляемой Григорием Паламой. Труды Симеона внесли значительный вклад в развитие этого духовного движения и в дальнейшую систематизацию и концептуальное осмысление этого учения в Византии и средневековой Руси, оказав влияние на формирование религиозно-обрядовой и философско-богословской культуры множества стран, входивших в православно-византийское цивилизационное пространство. Автор использует историко-аналитический и феноменологический методы, прибегая, при необходимости, и к методу сравнительного анализа и историко-философской реконструкции. Основными разделами данного исследования выступают следующие: обзор сочинений Симеона и истории их переводов; изучение его места в русле православно-исихастской традиции; краткое исследование учения Исаака Сирина как его духовного предшественника; анализ мистико-богословских идей Симеона; выяснение его роли и в развитии доктрины поздневизантийского исихазма; сопоставление ключевых моментов его учения с концепцией Григория Паламы; выявление религиозно-культурного значения рецепции его воззрений в русской средневековой мысли.
Философская мысль, 2018-1
Климков О.С. - Доктрина Григория Синаита и ее влияние на исихастское возрождение XIV в. c. 14-28

DOI:
10.25136/2409-8728.2018.1.25164

Аннотация: Объектом исследования является богословско-мистическое учение Григория Синаита, сложившееся под влиянием восточно-христианской традиции исихазма, сформировавшейся в лоне многовековой монашеской практики "умного делания". Труды Синаита внесли фундаментальный вклад в систематизацию и концептуальное осмысление этого учения в Византии и средневековой Руси, оказав существенное влияние на развитие религиозно-философской культуры. Предметом анализа служит также активная деятельность Григория по распространению возрожденной им доктрины безмолвия и трезвения как подлинного смысла иноческой жизни далеко за пределы Византии и его вклад в исихастское возрождение XIV в. Автор использует историко-аналитический и феноменологический методы, прибегая, при необходимости, и к методу историко-философской реконструкции. Основными разделами данного учения выступают следующие: философско-антропологические воззрения Синаита; его концепции изумления и исступления; анализ страстей с позиции платоновского учения о трехчастности души; классификация добродетелей; представление о специфике личности педагога, оратора и философа; концепция духовного чувства; наставление об исихии; теологическое разграничение предметов духовного созерцания.
Философия и культура, 2018-1
Климков О.С. - К вопросу об исихастских корнях творчества Артемия Троицкого c. 1-12

DOI:
10.7256/2454-0757.2018.1.25291

Аннотация: Объектом исследования данной статьи выступает проблема влияния афоно-византийского исихазма на личность и труды русского религиозного публициста XVI в. Артемия Троицкого. Предметом анализа являются его сочинения, рассмотренные в контексте культурно-исторической и религиозно-общественной ситуации той эпохи. Изучение жизни и сочинений старца Артемия проводится с учетом научной разработки данной проблематики в дореволюционной, советской и современной литературе. Рассматриваются также социально-политические аспекты деятельности русских исихастов, выразившиеся, главным образом, в концепции нестяжательства. Автор использует историко-аналитический и феноменологический методы, прибегая, при необходимости, и к методу историко-философской реконструкции. Основными выводами проведенного исследования являются следующие положения: в творчестве Артемия однозначно прослеживается исихастское влияние; его исихазм во многом отличался от богословско-философской доктрины поздневизантийского исихазма, паламизма, оформившейся в результате исихастских споров в Византии XIV в.; Артемий целиком остается в рамках синаитизма – мистико-аскетического учения Григория Синаита; его воззрения отличает особая морально-этическая и социально-политическая направленность, получившая выражение в учении о нестяжательстве.
Философия и культура, 2017-12
Климков О.С. - Философские воззрения Максима Грека и их связь с исихастской гносеологией c. 53-65

DOI:
10.7256/2454-0757.2017.12.24844

Аннотация: Объектом исследования данной статьи является философия Максима Грека (Михаила Триволиса), наиболее выдающегося мыслителя, переводчика и религиозно-культурного деятеля в России XVI в. На основе анализа его творений, принадлежащих к различным жанрам и стилям и многообразным по тематике автор составляет единую и связную картину его философских воззрений. Изучение идей и мышления философа проводится в контексте религиозно-культурной ситуации эпохи и особенностей его личности и публичной деятельности. Автор использует историко-аналитический и феноменологический методы, прибегая, при необходимости, и к методу историко-философской реконструкции. В ходе анализа текстов Максима было сформулировано его понимание философии и внешних наук, что дало возможность обратиться к его гносеологии, включающей два различных способа познания. Далее была установлена принципиальная связь его философии с традицией византийско-афонского исихазма, в лоне которой вызревали основные интенции его творчества. Проанализировано учение Максима об уме и душе, восходящее к античной философии, но наполненное христианским содержанием. Изучена концепция мыслителя о самовластии человека и свободе воли. Отмечена актуальность данной проблематики в контексте изучения русской мысли.
Философия и культура, 2017-8
Климков О.С. - Рецепция византийско-афонского исихазма в учении Нила Сорского c. 49-61

DOI:
10.7256/2454-0757.2017.8.23887

Аннотация: Предметом исследования является учение Нила Сорского, помещенное в контекст развития идей и духовной практики византийско-афонского исихазма, оказавшего глубокое влияние на формирование русской средневековой культуры и ментальности. Предложен анализ основных текстов, принадлежащих Нилу, актуализирующий содержащуюся в них религиозно-философскую проблематику. Дан общий обзор его литературного наследия, учитывающий социально-исторические реалии той эпохи. Отмечены некоторые концептуальные моменты в развитии русского православия, связанные с известными спорами иосифлян и нестяжателей. Автор использует историко-феноменологический метод исследования, позволяющий тщательно изучить конкретный материал, содержащийся в творениях Нила. Основное внимание уделено раскрытию философских и психологических аспектов учения Нила и тем особенностям, которые сопровождали его рецепцию теоретического и, в большей мере, практического наследия исихазма. Отмечено преобладание аскетико-психологических и морально-этических установок над теологически-созерцательными. Сделан вывод о прямом соответствии между духовно-мистическими и социально-политическими компонентами в русском исихазме.
Философская мысль, 2017-6
Климков О.С. - Теория двойственной истины и проблема бесстрастия в исихастской полемике c. 1-18

DOI:
10.25136/2409-8728.2017.6.23163

Аннотация: Объектом исследования данной статьи являются такие концептуально значимые проблемы исихастской дискуссии, состоявшейся в Византии XIV в., как статус и значение философии вообще и теории двойственной истины, в частности, а также смысл и роль бесстрастия в достижении высшего знания. Предметом анализа служит материал полемики Григория Паламы с Варлаамом, в ходе которой формировались и кристаллизовались его воззрения на роль и место философского знания в духовном учении исихазма. Используя феноменологически-аналитический метод, автор исследует проблему соотношения ума и тела в деле духовного совершенствования, что приводит к выводу о двух противоположных подходах к пониманию связи психического и физического в природе человека. Анализируется принципиальное для Паламы различение между сущностью и энергией ума и его учение о теозисе. Автор подчеркивает тесную взаимосвязь гносеологической и антропологической проблематики, поскольку возможность богопознания ставится в прямую зависимость от способа человеческого существования, включающего не только интеллектуальные и эмоциональные его сферы, но и телесные практики. Отмечаются элементы духовного преемства между византийским исихазмом и русской религиозной философией, получивших развитие на почве единой восточно-христианской традиции и осмыслявших ряд связанных между собой проблем.
Философская мысль, 2017-5
Климков О.С. - Исихия и философия в доктрине Григория Паламы c. 14-30

DOI:
10.7256/2409-8728.2017.5.22444

Аннотация: Объектом ислледования данной статьи является одна из наиболее значимых и актуальных проблем исихастской полемики, имевшей место в Византии XIV в., а именно статус и значение философии в концепции ее главного представителя Григория Паламы. Предметом анализа служит конкретно-историческая дискуссия, в ходе которой формировались и кристаллизовались его воззрения на роль и место философского знания в духовном учении исихазма. Автор подробно рассматривает также и взгляды оппонента Паламы Варлаама, в мнении которого отчетливо наблюдаются черты интеллектуализма античной философии. Используя феноменологически-аналитический метод, автор исследует проблему соотношения ума и тела в деле духовного совершенствования, что приводит к выводу о двух противоположных подходах к пониманию связи психического и физического в природе человека. Анализируется принципиальное для Паламы различение между сущностью и энергией ума и его учение о теозисе. Автор подчеркивает тесную взаимосвязь гносеологической и антропологической проблематики, поскольку возможность богопознания ставится в прямую зависимость от способа человеческого существования, включающего не только интеллектуальные и эмоциональные его сферы, но и телесные практики. Отмечаются элементы духовного преемства между византийским исихазмом и русской религиозной философией, получивших развитие на почве единой восточно-христианской традиции и осмыслявших ряд связанных между собой проблем. Исследуется проблема выразимости мистического опыта, с которой напрямую связана проблема религиозного и метафизического авторитета, также своеобразие апофатики исихазма, отличной от традиционной апофатической теологии. Отстаивая онтологическое значение тела в целостном единстве человеческой личности, Палама преодолевает ограниченность античного идеализма и открывает пути для иного, экзистенциально ориентированного, типа философствования, более созвучного современной эпохе. Делается вывод, что паламитское требование очищения ума перерастает, в результате, изначальный этико-психологический уровень и раскрывает свой смысл в гносеологическом и онтологическом измерении.
Философия и культура, 2017-4
Климков О.С. - Боговидение и апофатическая теология в диспуте Паламы с Варлаамом c. 1-19

DOI:
10.7256/2454-0757.2017.4.22957

Аннотация: Объектом исследования данной статьи является одна из наиболее значимых и актуальных проблем исихастской полемики, имевшей место в Византии XIV в., а именно смысл и соотношение двух подходов к познанию божественной реальности – боговидения и апофатической теологии, рассматриваемых как в гносеологическом, так и в экзистенциальном измерении. Предметом анализа служит дискуссия Григория Паламы с Варлаамом, в ходе которой формировались и кристаллизовались его воззрения на роль и место апофатической теологии в деле опытного богосозерцания. Используя феноменологически-аналитический метод, автор исследует проблему соотношения этих различных методов богопознания, что приводит к выводу о существовании двух противоположных подходов к практике духовной и мыслительной деятельности человека. Показано своеобразие апофатики исихазма, отличной от традиционной христианской апофатической теологии и особая роль религиозного опыта. Анализируется принципиальное для Паламы различение между сущностью и энергией ума и его учение о теозисе. Автор подчеркивает тесную взаимосвязь гносеологической и антропологической проблематики, поскольку возможность богопознания ставится в прямую зависимость от способа человеческого существования, включающего не только интеллектуальные и эмоциональные его сферы, но и телесные практики. Отмечаются элементы духовного преемства между византийским исихазмом и русской религиозной философией, получивших развитие на почве единой восточно-христианской традиции и осмыслявших ряд связанных между собой проблем. Исследуется проблема выразимости мистического опыта, с которой напрямую связана проблема религиозного и метафизического авторитета. Отстаивая онтологическое значение тела в целостном единстве человеческой личности, Палама преодолевает ограниченность античного идеализма и открывает пути для иного, экзистенциально ориентированного, типа философствования, более созвучного современной эпохе. Делается вывод, что паламитское требование очищения ума перерастает, в результате, изначальный этико-психологический уровень и раскрывает свой смысл в гносеологическом и онтологическом измерении.
Litera, 2017-4
Климков О.С. - Философское осмысление религии в трудах Вл. Соловьева c. 94-102

DOI:
10.25136/2409-8698.2017.4.24817

Аннотация: Объектом исследования данной статьи является философия религии В.С Соловьева, представленная в общем контексте его философии. Особое внимание уделено концепции религиозного сознания, разработанной им в труде "Чтения о Богочеловечестве" и ряде других работ. Исследуется базовая предпосылка построения его философии религии, состоящая в предположении, что религиозная вера и религиозный опыт требуют необходимого дополнения в виде религиозного мышления. Причем данное мышление призвано стать частью культурного опыта как верующих, так и неверующих людей. Используя феноменологический и историко-аналитический метод, автор исследует центральную проблему принципиальной возможности философского постижения религиозных феноменов. Основными выводами проведенного исследования являются положения о непрерывном процессе религиозного откровения в человечестве, теория "религиозных ветвей", совпадение исторического и логического порядка в деле раскрытия религиозной истины, избегание крайностей рационализма в философском осмыслении религии, выделение трех основных элементов: природы, божественного начала и человеческой личности и раскрытие трех ступеней религиозного развития.
Психолог, 2017-3
Климков О.С. - Религия в зеркале психоанализа c. 105-129

DOI:
10.25136/2409-8701.2017.3.23224

Аннотация: Объектом исследования данной статьи является процесс изучения религии в парадигме глубинной психологии в ХХ столетии, его основные стадии, методология и научные достижения. Предметом анализа служат ведущие психоаналитические концепции, в рамках которых проходило познание религиозных феноменов. Работа построена в соответствии с принципом исторической хронологии, сочетающимся с феноменологически-аналитическим методом и междисциплинарным подходом, что обеспечило возможность обозрения концептуальной динамики процесса изучения религии в трудах виднейших представителей психологии бессознательного: З. Фрейда, К.-Г. Юнга и Э. Фромма. Их вклад в познание религии, особенно психологических ее аспектов, явился одним из важнейших достижений современного гуманитарного знания и культуры в целом. Кроме того, сама религия получила возможность более адекватного осознания используемых ею психологических механизмов и более четкого различения Божественного и человеческого в жизни верующих. Интерес психоаналитиков к феномену религии сопровождался зарождением и дальнейшим усиление интереса к психоанализу со стороны представителей традиционных конфессий.
Litera, 2017-2
Климков О.С. - «Евангельская философия» Тихона Задонского в контексте русской духовной культуры c. 54-73

DOI:
10.25136/2409-8698.2017.2.23298

Аннотация: В статье проводится исследование значения личности и духовной философии Тихона Задонского в контексте процессов секуляризации российской ментальности. Рассматриваются его основные литературные труды и их влияние в современной культуре. Отмечено, что творчество его все еще недостаточно изучено в настоящее время и нуждается в более глубоком осмыслении. Анализируется отчетливо проявившийся в его жизни исторический конфликт между имперской идеологией, официальной церковной позицией и самосознанием отдельного верующего. Ставится проблема отношений между государством, церковью и обществом. Автор использует историко-феноменологический метод, прибегая, при необходимости, к возможностям литературного анализа произведений и философско-теологического исследования. Став архиереем, Тихон очень скоро начал тяготиться принятыми порядками ведения дел и самой жизни церковного чиновника. Труд его, посвященный истинному христианству вскрывает неправду христианства ложного, ставшего повсеместно распространенным. Выявляется идеал подлинной святости, связанной с глубинными потребностями человеческой души и мироустроения в целом. Крайности религиозного мистицизма и светского рационализма заставляют Тихона искать новый путь для осуществления православной духовности, что выразилось в нарастающей персонализации христианской жизни и усилении роли личной веры в сравнении с традиционным религиозным укладом, основанным большей частью на обряде и ритуале. Также рассматриваются религиозно-философские воззрения Тихона Задонского. Особое внимание уделено его антропологии и гносеологии. Подчеркивается соответствие его способа мышления глубинным основам православной ментальности, получившим адекватное теоретическое выражение, несмотря на схоластическую манеру изложения материала и построения текста.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"