по
Философская мысль
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Статьи автора Спирова Эльвира Маратовна
Философия и культура, 2017-11
Власова В.Б. - Культурная политика как тренд современной политической культуры: методологический аспект c. 69-84

DOI:
10.7256/2454-0757.2017.11.22728

Аннотация: В предлагаемой статье рассматривается вопрос о соотношении культурной политики и политической культуры в методологическом аспекте. Отдельным вниманием отмечено то обстоятельство, что, будучи частью политической культуры, понятой как накопленный человечеством опыт творческого решения проблем общения и взаимодействия субъектов культуротворчества, культурная политика выступает средством достижения обозначенной выше цели. Особенно важно исследовать эти проблемы в наше противоречивое время, когда всё более укореняющаяся в общественной практике экономическая глобализация требует поиска адекватных форм своего единого общекультурного осуществления, способного одновременно сохранить своеобразие отдельных этнокультур. Методология исследования указанной проблематики предполагает обязательное погружение в историю политической культуры, актуализирующее её уроки. В качестве иллюстративного материала используются и современная ситуация в западном мире, и процессы глобализации регионального характера в древневосточной культуре. Особенность постановки изучаемого вопроса заключается в стремлении автора не просто дать теоретические формулировки, но и связать умозрительные предположения с реальной современной практикой, в частности, с такими её задачами, как глобализация и модернизация различных этнокультур в тех пределах, в каких это сегодня необходимо и возможно.
Философия и культура, 2017-7
Спирова Э.М. - Феномен культуры как объект осмысления в постсоветский период c. 88-99

DOI:
10.7256/2454-0757.2017.7.23546

Аннотация: В статье анализируются подходы к феномену культуры и культурной политики России в постсоветский период. В отечественной литературе и периодике данный этап нашей истории подвергается критике. Однако такой подход рассматривается в статье как односторонний. В постсоветский период в проведении культурной политики произошли радикальные перемены. В частности, феномен культуры стал объектом интенсивного теоретического интереса. В образовательные стандарты была включена культурология. Её рождение в нашей стране можно считать значительным достижением гуманитарной мысли. Данная дисциплина вызвала интерес к жизненным реалиям культуры, к множеству культурных феноменов. Введение новой дисциплины значительно расширило горизонт гуманитарного знания, внесло немалые перемены в сферу образования. Автор использует метод историзма, который позволяет сравнить теоретические концепции, связанные с культурой, в советский и постсоветский периоды. Впервые в отечественной литературе делается попытка проследить историю культурфилософской рефлексии в нашей стране – от классических трудов А.Ф. Лосева, М.М. Бахтина и В.С. Библера до рождения новой дисциплины в общеобразовательных стандартах российского образования. Автор прослеживает вехи становления культурологического знания и его связь с философией культуры. Особое внимание уделяется критическому разбору европоцентризма, который сужает горизонты историко-культурного процесса. Одновременно автор пытается раскрыть смысл культурной политики России в постсоветский период. Следует отметить, что этот опыт вызывает особый интерес во многих зарубежных странах, в частности, в Китае. В статье содержатся также критические оценки многих сторон этой политики.
Философская мысль, 2017-4
Власова В.Б. - Модернизация социально-религиозной ориентации культуры в библейских текстах c. 99-117

DOI:
10.7256/2409-8728.2017.4.19078

Аннотация: В предлагаемой статье на материале текста Библии исследуются проблемы, так или иначе сопряжённые с глобализационными и модернизационными процессами, которые, по мнению автора, имели место уже в древнейшей иудейской культуре. Моисей подарил предыдущим поколениям Заповеди, по которым и сегодня живёт всё цивилизованное человечество. Своим примером он учит нас приводить в соответствие цели и средства общественной практики, что делает её эффективной. Что же касается Иисуса, то он открыл для человечества в целом новые пути нравственного и интеллектуального совершенствования, указал миру общественные идеалы, достижимые только через альтруизм и ненасилие. Но самое главное – он первый из мыслителей древнего Востока понял необходимость всемирного единения людей на почве гуманистических принципов, используемых и сегодня в глобализационной политике и верующими, и атеистами. Конкретным предметом размышления социально-философского характера в статье выступают тексты Ветхого и Нового заветов. При этом используется также информационный багаж, накопленный исторической наукой. В частности, основное внимание уделяется здесь рассмотрению указанных процессов как необходимого следствия религиозно-политической (во времена Моисея) или религиозно-нравственной (в эпоху общественного служения Христа) практики. В результате особая роль отводится в работе анализу общих моментов в деятельности пророка и Мессии, с одной стороны, и их различий, с другой. Изучение этого вопроса проводилось в едином аспекте глобализационно-модернизационной парадигмы.
Филология: научные исследования, 2017-1
Кара-Мурза А.А. - «УРА! ГОРОДУ ДИЖОНУ», ИЛИ ПЯТЬ ДНЕЙ В БУРГУНДИИ (о короткой поездке Ивана Тургенева и Льва Толстого весной 1857 года) c. 18-27

DOI:
10.7256/2454-0749.2017.1.22119

Аннотация: Предметом авторского исследования являются обстоятельства совместной поездки И.С. Тургенева и Л.Н. Толстого из Парижа в провинциальный французский город Дижон в марте 1857 г. «Дижонский эпизод» оказался плодотворным для обоих писателей. В столице Бургундии Толстой окончил, наконец, повесть «Пропащий» (в окончательной редакции – «Альберт»), которую обдумывал и переделывал в течение нескольких месяцев. Тургенев завершил в Дижоне очередной «охотничий» рассказ («День второй») из цикла «поездок в Полесье», где наметил контуры принципиально нового подхода к описанию кризисных явлений в русской деревенской жизни. Методом исследования явилось «философско-литературное краеведение», когда интеллектуальные произведения изучаются как продукт культурно-географического и бытового контекста, в котором находятся авторы. В статье представлены новые материалы о пребывании Тургенева и Толстого в Дижоне, о сложных взаимоотношениях двух корифеев русской литературы. По мнению автора, поездка в Дижон стала прямым прологом для «бегства» Толстого в апреле 1857 г. из Парижа к берегам Женевского озера – в родные места Ж.-Ж. Руссо; и поездок Тургенева в Англию, Германию и Италию, определивших новый этап в его творчестве.
Философия и культура, 2016-11
Наумова Т.В. - Наука и государство в современной России

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.11.17975

Аннотация: Проблема науки и государства в обществе не нова. Но особую актуальность она приобрела сегодня в свете изменений социально-политической и культурной ситуации в современной России. Особенно если учесть, что проблема отношения государства к науке в современных российских реалиях является одной из наиболее обсуждаемых в отечественной научной литературе. Поэтому данная тема и была избрана в качестве объекта исследования.В центре внимания находятся такие проблемы, как финансирование научных исследований; создание в стране новых научных центров; позиции академической и вузовской науки в российском научном пространстве; критерии оценки научной деятельности; уровень цитирования научных публикаций; меры, способствующие дальнейшему развитию отечественной науки и роль государства в её поддержке. При анализе данной темы мы опирались на теоретические обобщения, содержащиеся в работах российских исследователей. Кроме того, нами были использованы метод социологического анализа, метод эмпирического и статистического анализа, базирующийся на данных конкретно-социологических исследований, проведенных российскими научными и образовательными структурами. Реализация проблемы отношения государства к науке в современных российских реалиях в рамках статьи поможет уточнить методологические подходы к определению таких понятий, как учёный в условиях рыночного переустройства общества, социальный и профессиональный статус учёного, специфика критериев престижности научного труда. К тому же она в определённой мере поможет изучить возможности изменения научной политики государства в целях дальнейшего развития отечественной науки.
Философия и культура, 2016-11
Вдовина И.С. - П. Рикёр. Введение: Антиномичность человеческой реальности и проблема философской антропологии (перевод с французского И.С. Вдовиной)

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.11.20736

Аннотация: В центре статьи Поля Рикёра – проблемы философской антропологии, которые он изучает сквозь призму антиномичности человеческого существования. Наиболее специфичными и показательными для мыслителя являются внутренние антиномии человека: волевое и не-волевое, действие и испытание воздействия, автономия и уязвимость, способность и хрупкость. Рикёр стремится рассматривать их диалектически, сосредоточивая внимание на двусторонности человеческого желания – коренящегося в любви человека к себе и одновременно открытого бесконечному горизонту. В этом отношении философ обращается к понятиям характера и счастья, свидетельствующим о несоразмерности человека в плане практики: характер – это индивидуальный образ действия, который человек осуществляет благодаря своей свободе; счастье – это конечный пункт, к которому устремлена мотивация человека в целом. П. Рикёр – яркий представитель рефлексивной философии, опирающийся на идеи феноменологии и герменевтики, вместе с тем использующий в своих исследованиях ресурсы наук о человеке: этнологии, истории, экономики, социологии, лингвистики и др. В своём учении французский мыслитель остро ставит вопрос о человеке, его специфике и целостности. Он исследует человеческую реальность, идя по пути от мифа, философских разработок Платона, Паскаля, Кьеркегора к Канту и далее – к современности. Помещая в начало книги предлагаемую вниманию читателя работу, составители книги преследовали цель подтвердить антропологическое значение философии Рикёра, что порой подвергается сомнению незадачливыми исследователями по той простой причине, что сам мыслитель, признавая осуществление проекта философской антропологии «делом жизни», редко употреблял этот термин.
Философская мысль, 2016-11
Длугач Т.Б. - Вольтер против Руссо c. 103-123

DOI:
10.7256/2409-8728.2016.11.2091

Аннотация: Автор проводит сравнение взглядов двух великих представителей французского просвещенного века Вольтера и Руссо по всем направлениям их многообразных усилий и выясняет их одинаковую значимость для европейской культуры. Защита интересов всего третьего сословия, всего народа Руссо в чем-то уступает, а в чем-то превосходит идею увеличения числа высокообразованных людей Вольтера, так как она нацелена в основном на формирование класса работников, нужных новому времени.Требование осуществления демократических преобразований Руссо перевешивает установку на просвещенный абсолютизм Вольтера, но опережает свое время; защита же наук и искусств Вольтером равноценна руссоистской абсолютизации нравственности. При анализе был использован сравнительно-исторический метод, конкретный подход, диалектическое рассмотрение. Такой подход позволил выявить близость и отличие мышления двух философов. Автор приходит к выводу, что иронический тонкий ум Вольтера нельзя ставить ни выше, ни ниже глубоких патетических суждений Руссо, а религиозный оптимизм Руссо не колеблет скептического оптимизма Вольтера. Оба мыслителя, столь непохожие друг на друга, в одинаковой мере составляют славу Франции и Европы.
Философия и культура, 2016-10
Махлин В.Л. - Два начала современной философии

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.10.20645

Аннотация: В контексте тех трудностей, перед которыми зачастую оказывается историко-философское исследование и преподавание в постсоветской ситуации, в данной статье ставится – с опорой на понятие «событие» - проблема «современной» философии, «парадигмы» которой так или иначе продолжаются и поныне, но истоки имеют в прошлом. В этом смысле – таков тезис автора – у современной философии два магистральных действенно-исторических «начала» одно в XIX, другое в ХХ веке, анализу которых и посвящена статья. Методологически данное исследование опирается на многочисленные западноевропейские (преимущественно немецкие) историко-философские работы и вместе с ними ориентируется на определенные философские направления ХХ в. (в особенности на философскую герменевтику), которые позволили существенно по-новому взглянуть как на современность, так и на прошлое философии Проведённый анализ позволяет установить моменты смысловой непрерывности современной философской мысли, которая по сей день оказывается внутри двух революций в способе мышления: один такой «перелом в мышлении» ведет от позднего Шеллинга, через Маркса, Кьеркегора и других оппонентов Гегеля 1840-х гг., к Ницше и Дильтею, а другой перелом в мышлении связан с еще более радикальным «бунтом философа против философии», именно против отождествления бытия и мышления и попытках (Гуссерля, Хайдеггера и других мыслителей смены философско-гуманитарной парадигмы в 1910-1920-х гг.) по-новому поставить исконную проблему «первой философии» в ХХ веке.
Философия и культура, 2016-9
Палеева Н.Н. - Истоки экзистенциальной версии культуры

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.9.19767

Аннотация: Статья посвящена возникновению и развитию экзистенциальной версии культуры. Философия культуры как особый блок философского знания возник в минувшем столетии. Разумеется, появлению данной дисциплины предшествовал длительный период постижения культуры как особого феномена. Новое направление осмысления культуры задало появление философии истории. Раскрыв различные возможности культурного бытия, историческое знание содействовало рождению смежной области философской рефлексии. Введённое в обиход А. Мюллером понятие «Kulturphilosophie» окончательно сформировало новую дисциплину. В. Виндельбанд указывал, что академическая философия культуры противостояла, с одной стороны, позитивизму, а с другой – философии жизни. Однако это вовсе не перечёркивает достижения в области понимания культуры, сложившиеся в позитивизме и в философии жизни. В результате сформировалось два разных подхода к осмыслению культуры. Неокантианцы, обнаружив разнообразие культур, обратили свои усилия на поиск универсальных основ культуры. Что касается философии жизни и экзистенциализма, то представители этих направлений исходили из того, что постижение культуры невозможно без погружения в экзистенциальный опыт, в пучины внутреннего мира человека как творца этого феномена. Автор использует принцип историзма для сопоставления различных подходов к культуре. Это даёт возможность видеть не только универсалии культуры, но необычные варианты культурного творчества. Многие исследователи считают, что ни философия жизни, ни экзистенциализм не проявили интереса к культуре. Экзистенциализм направил свои усилия на постижение экзистенции, неповторимости и индивидуальности человеческого существования. Такая позиция, по мнению автора, является односторонней. Экзистенциалисты действительно не стремились сделать культуру объектом самостоятельного изучения. Однако они показали, что без раскрытия экзистенциальной практики невозможно анализировать специфику культуры и закономерности историко-культурного процесса. Эти идеи содержатся в философском наследии С. Кьеркегора, в статье в основном речь идёт о его взглядах. Однако неслучайно известный религиозный экзистенциалист Пауль Тиллих уделяет много внимания разбору идей Кьеркегора в своей работе «Теология культуры».
Психология и Психотехника, 2016-9
Палеев Р.Н. - Закон и контрреформационные страсти c. 747-754

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.9.21796

Аннотация: В статье речь идет о формировании правовой законности в период Реформации. В литературе зачастую подчеркивается, что Реформация – широкое антифеодальное и антикатолическое движение в Европе в первой половине XVI в., которое положило начало протестантизму. М. Вебер доказательно осмысливал Реформацию как движение, которое привело к появлению капитализма. Благодаря религиозным представлениям, которые способствовали зарождению протестантизма, сложилась новая экономика и новый образ жизни. Вместе с тем, это отразилось и на правовых взглядах европейской цивилизации. На самом деле картина утверждения новых правовых взглядов была более драматичной. Интерпретация Вебером Реформации постоянно переосмысливается. Однако мало внимания уделяется так называемым контрреформационным движениям. Признание Реформации не было единодушным. В рамках религиозных течений возникали иные представления о законе. Это рождало сложную психологическую ситуацию ценностных размежеваний. Социальные и религиозные страсти бушевали вокруг правовой культуры. Автор опирается в основном на принцип историзма, который позволяет показать влияние идей М. Вебера не только на экономику и религиозные убеждения, но и на формирование правовых взглядов христианской цивилизации. В статье рассматривается сложная ситуация в Европе, когда Реформация породила множество антиреформационных движений и социальных страстей. Автор статьи анализирует споры вокруг религиозной категории «спасения». Концепция М. Лютера в антиреформационных движениях подвергается критике. Ставятся проблемы индивидуального поведения, выходящего за пределы закона и религиозной нормы. Обсуждается вопрос о возвращении христианства к его первоначальной чистоте как к его подлинной изначальной сущности. Рассматривается проблема отделения закона от религиозных оснований. Утверждается самостоятельность закона.
Философия и культура, 2016-6
Длугач Т.Б. - Спор о воспитании (Руссо, Гельвеций)

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.6.18878

Аннотация: В статье рассматривается полемика между знаменитыми просветителями Ж.-Ж. Руссо и К.А. Гельвецием по вопросу о воспитании. Как воспитать просвещённого члена общества, Руссо полагает, что воспитание должно вестись индивидуально, оставляя на природе воспитанника и воспитателя. Гельвеций склонен к коллективному воспитанию. Но оба считают нужным вести воспитание в деревне. Руссо отдаёт должное религиозному и достаточно ограниченному воспитанию, Гельвеций настроен против религии и в пользу высокого образования. Особенности в понимании человека Гельвецием приводят его к парадоксам, проанализированным Дени Дидро. Методом исследования является сравнительный анализ. Сравнение проводится по самым важным вопросам – религиозным, нравственным, административным вплоть до исходных трактовок человека. Средства воспитания эпохи Просвещения рассматриваются подробно впервые. В качестве главных выделяются религиозные, антирелигиозные, нравственные, образовательные, профессиональные. Впервые рассматривается спор по вопросам воспитания между Руссо и Гельвецием. Внимание уделяется парадоксам мышления, вытекающим из понимания человека Гельвецием. Даётся объяснение парадоксам как присущим Просвещению диалектическим противоречиям.
Философия и культура, 2016-5
Самохвалова В.И. - В пространстве звучащего смысла (рецензия на книгу Е.Н. Шапинской «Музыка на все времена: классическое наследие и современная культура»)

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.5.18650

Аннотация: Новая книга Е.Н. Шапинской «Музыка на все времена: классическое наследие и современная культура» посвящена рассмотрению проблемы музыкального наследия как неотъемлемой части человеческой культуры. На примере отечественной и зарубежной оперной классики автор рассматривает философские проблемы общечеловеческого характера, содержащиеся в великих произведениях прошлого и сохраняющих свою значимость в наши дни. Книга содержит одновременно и трезвый анализ реального места музыкального искусства в современной культуре, и столь же обоснованное утверждение о необходимости и незаменимости того опыта, какой дает человеку искусство и только искусство. В то же время автор книги на примерах раскрывает вопрос о том, как средствами музыки великие мастера освещали, например, проблемы власти и её форм, свободы и ответственности, выбора и осуществления жизненной судьбы. Материал книги включает в себя не только теоретические рассуждения и выводы автора, но и его личные наблюдения, впечатления от спектаклей и концертов, записи интервью с деятелями искусства. Пространство музыкального опыта в интерпретации автора книги предстаёт при этом как пространство становления смысла, и это позволяет человеку и приобретать незаменимый интеллектуальный и эмоциональный опыт, и даёт ему перспективу личностного развития.
Философия и культура, 2016-5
Хоружий С.С. - Исихазм и феноменология

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.5.18812

Аннотация: Поле философских проблем, возникающих при изучении мистико-аскетической практики исихазма, структурируется в три основных топоса: «Исихазм и феноменология», «Исихазм и энергия», «Исихазм и размыкание человека». Проделан анализ первого из этих топосов, где собраны проблемы методологии, эпистемологии и эвристики духовного и философского опыта. Два топоса, оставленных в стороне, – топос энергии и топос антропологического размыкания – отнюдь не имеют исключительной опоры на феноменологию. И в целом, феномен духовной практики столь сложен и многомерен, что его всесторонняя интерпретация заведомо нуждается в привлечении и других философских арсеналов. Компаративное рассмотрение исихастского и феноменологического (интенционального) опыта обнаруживает между ними тесную близость и существенные структурные параллели. Тройственное строение пути духовного восхождения в исихазме находится в соответствии с тремя стадиями феноменологического акта узрения интенционального предмета (феноменологическая редукция – интенциональное всматривание – ноэзис). Исихастская установка трезвения (nepsis) характеризуется как специфический модус сознания, во всех основных чертах совпадающий с интенциональным сознанием.
Филология: научные исследования, 2016-4
Скворцова Е.Л., Луцкий А.Л. - Экзистенциализм в Японии и его влияние на творчество писателя Сиина Риндзо

DOI:
10.7256/2454-0749.2016.4.19502

Аннотация: В статье рассматриваются особенности восприятия философии экзистенциализма в Японии и анализируется влияние экзистенциалистских идей на творчество писателя Сиина Риндзо. Констатируется, что традиционное японское восприятие человека как причастного миру во многом противоположно западному эгоцентирическому экзистенциальному мировосприятию индивидуума как замкнутого на своём “Я”. Однако существует определённая близость экзистенциалистских и буддийских мировоззренческих установок, что способствовало распространению экзистенциализма в Японии. По мере развития капиталистических отношений в этой стране в японском общественном сознании получили распространение индивидуалистические настроения. Для японских экзистенциалистов главной проблемой стало определение и утверждение собственного “Я”. В статье использован эмпирико-герменевтический метод, т.е. метод корректного описания и толкования конкретных источников, а также диалектический метод в сочетании с принципом комплементарности. В статье впервые в истории отечественного литературоведения рассмотрены работы японского прозаика Сиина Риндзо в свете распространения идей экзистенциализма в Японии; впервые сделан перевод с японского языка текстов Сиина Риндзо и литературно-критических работ, посвящённых его творчеству; впервые предложен культурологический анализ текстов Сиина Риндзо; впервые для подобного анализа привлечены оригинальные японские культурологические и философские источники. Авторами статьи делаются выводы о том, что экзистенциалистские мотивы произведений Сиина Риндзо близки экзистенциализму Достоевского, а в образах героев этого японского писателя нашли отражение его этические искания, созвучные идеям представителя католического экзистенциализма Габриэля Марселя.
Психология и Психотехника, 2016-3
Тхостов А.Ш., Рассказова Е.И. - Идентификация и слияние: варианты соотношения «Я» и группы при формировании социальной идентичности (на примере семьи и страны)

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.3.19146

Аннотация: Работа направлена на дифференциацию двух вариантов социальной идентичности – идентификации (в теории самокатегоризации) и слияния идентичности (в теории самоверификации). В соответствии с подходом психологии телесности, они рассматриваются как следствия различных механизмов формирования идентичности, в равной степени дающих человеку переживание самотождественности как основы идентичности с группой в целом.Выдвигались следующие гипотезы: 1) Идентификация и слияние идентичности представляют связанные, но разные типы формирования социальной идентичности как в межличностных доменах (семья), так и в идеологических (страна); 2) Слияние идентичности с семьей и страной, но не идентификация, проявляется в специфическом феномене «перекрывания» круга семьи или страны с кругом «Я» в графической методике; 3) Как слияние, так и идентификация с группой обладают общими для формирования идентичности признаками, проявляющимися в субъективной близости группы и «Я» и переживаниях при изменении идентификации (изменение группы переживается как значимое негативное событие, сопряженное с изменением «Я»). В исследовании идентификации и слияния со страной и семьей на выборках студентов (n1=161) и взрослых (n2=123) подтверждены структурные и частично (только для семьи) функциональные различия между этими конструктами. Как слияние, так и идентификация с группой в равной мере связаны с признаками самотождественности – субъективной близостью группы к «Я» и выраженностью негативных переживаний при изменении идентичности, в том числе, в «лучшую» сторону. Результаты обсуждаются с позиции возможных механизмов, стоящих за двумя разными вариантами формирования идентичности.
Litera, 2016-3
Скворцова Е.Л. - К вопросу об особенностях современного развития японской культуры c. 44-59

DOI:
10.7256/2409-8698.2016.3.19572

Аннотация: В статье рассматривается специфика японской культуры, изложенная в работах отечественного японоведа Т.П. Григорьевой и американской исследовательницы японского происхождения Т. Сугиямы-Лебра. Григорьева утверждает, что истина постигается в японской культуре эстетически – эмоционально, чувственно. Это переживание единения с Природой, некая амальгама чувств художника и мирового континуума, и через неё – единение с космосом, который, в свою очередь, есть порождение “Небытия” – бесформенного измерения мира. Специфика культурных форм определяется зачастую нигде не фиксированными мировоззренческими основаниями. В мировоззренческих основаниях культур, отмечает Григорьева, главным считаются не лежащие на поверхности некие овеществлённые формы, а нечто повторяющееся из века в век, из эпохи в эпоху, что может текстуально оформляться, а может и не оформляться, но передаётся по живой цепочке поколений – от учителя к ученику. Поведение современных японцев – главный предмет социокультурных и социологических исследований профессора Сугиямы-Лебра Такиэ. Оценивая современное состояние японского общества, не избежавшего влияния глобалистских веяний, Сугияма видит в глобализации угрозу национальному социокультурному порядку. Учёный критикует разрушительное действие постмодернизма, получающего всё большее распространение во всём мире. Изучение традиционного уровня культуры позволяет Сугияме сделать вывод, что любые культурные новации возможны только с учётом традиционных форм. Автором использован эмпирико-герменевтический метод, т.е. метод корректного описания и толкования конкретных источников, а также диалектический метод в сочетании с принципом комплементарности. В статье впервые в истории отечественного японоведения проанализированы взгляды Т.П. Григорьевой и Т. Сугиямы-Лебра – двух наиболее значительных исследовательниц японской культуры. Они показывают важность сохранения традиционных связей в культуре, которые создают “срединный уровень”, способствующий сохранению социального порядка. Только на основании такого уровня возможен подлинный прогресс. Но если целью развития становится достижение “новизны во что бы то ни стало”, прогресс выливается на теоретическом уровне в постмодернистскую деконструкцию понятия “культура”, а на практике – оправдание аморализма и различных извращений в искусстве. Культура не передаётся генетически, поэтому каждому входящему в жизнь поколению, чтобы полноценно продолжить её жизнь, крайне необходимы Учителя-наставники из предыдущего поколения. Любой культуре обязательно нужна преемственность. Глобализация, с её отрицанием этноса как квазиорганической сущности, склоняется к тотальной деструкции культуры, воплощающей совокупность специфических черт человеческой деятельности. На практике она провозглашает быстрое “моральное устаревание” всех поколений, предшествующих сегодняшней молодёжи, тем самым делая ненужными функции учителей, передающих традиционные культурные навыки.
Филология: научные исследования, 2016-3
Лобачевская Е.Т., Хайрутдинов Р. - Интервью Руслана Хайрутдинова с вдовой Валерия Александровича Залотухи Еленой Теодоровной Лобачевской

DOI:
10.7256/2454-0749.2016.3.19813

Аннотация: Материал рассказывает о творчестве известного российского литератора и кинодраматурга Валерия Александровича Залотухи (1954-2015). В своём творчестве В.А. Залотуха поднимал острые социальные вопросы. Наш корреспондент встретился с Еленой Теодоровной Лобачевской, чтобы обсудить творчество известного писателя и отметить неоспоримые достижения его произведений, в том числе романа «Свечка» и сценария к картине «Мусульманин». Фильм «Мусульманин» сохранил свою актуальность не только в момент экранизации произведения, но и в последующие годы. Острота психологического конфликта вызвана тем, что российский солдат, попавший в плен к мусульманам, вернулся в родную деревню. Парадокс рассказанной истории заключается в том, что, столкнувшись с этой религией, герой стал иначе смотреть на жизнь. Воспринятые им ценности поразительно противоречили деревенским нравам с пьянством, тупостью и жестокостью поведения. В беседе использовались элементы такого жанра, как интервью. В разговоре нашли отражение основные идеи экзистенциальной философии, в частности, работы Виктора Франкла. Впервые в отечественной литературе излагается история написания романа «Свечка». Обсуждается зарождение сценария к картине «Мусульманин», идея которого возникла на документальной основе. В.А. Залотуха увидел в телевизионных новостях возвращение солдата, который стал мусульманином, к матери. Изложена также история появления документального фильма «Ангел Русской церкви против Отца всех народов». Идея фильма связана со словами из пушкинского «Борис Годунова». Юродивый на просьбу царя молиться за него, отвечает: «Нельзя молиться за царя ирода». Оценивается также художественный фильм «Попы». Кроме того в беседе затронуты темы, которые волновали В.А. Залотуху, но, к сожалению, они не были реализованы.
Философия и культура, 2016-2
Палеев Р.Н. - Макс Вебер о праве и морали

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.2.16804

Аннотация: Предмет исследования – правовая концепция Макса Вебера. Среди таких классиков социологии, как К. Манхейм, В. Парето, М. Вебер больше других уделил внимание проблемам права и морали. Когда исследователи задумывались над тем, почему капитализм возник на Западе, они пришли к выводу, что всему виной «жажда наживы». Немецкий философ полагал, что «стремление к предпринимательству», к наибольшей денежной выгоде само по себе ничего общего не имеет с капитализмом. Это стремление наблюдалось и наблюдается у официантов, врачей, кучеров, художников, кокоток, чиновников-взяточников, солдат, разбойников, крестоносцев, посетителей игорных домов и нищих — оно свойственно all sorts and conditions of men всех эпох и стран мира, повсюду, где для этого существует какая-либо объективная возможность. Подобные наивные представления о сущности капитализма принадлежат к тем истинам, от которых раз и навсегда следовало бы отказаться ещё на заре изучения истории культуры. Причиной появления капитализма Вебер считал протестантский этос – особый свод моральных представлений, которые связаны с поэтизацией труда, аскезы, нравственной чистоты. В статье применены методы социологии как особой гуманитарной дисциплины. Вместе с тем автор широко использует позиции юриспруденции, выводы философии права. В ряде случае он также опирается на герменевтику. В статье впервые анализируются правовые идеи Вебера в их соотнесённости с моралью. Автор показывает влияние, которое идея профессионального призвания аскетического протестантизма оказала на сферу современной предпринимательской деятельности. Один из главных компонентов современного капиталистического духа и всей современной культуры – рациональное жизненное поведение на основе идеи профессионального призвания – возник (и настоящая работа посвящена доказательству этого) из духа христианской аскезы. Свою основу жизненный уклад современного капитализма находит в этике аскетического протестантизма. Мысль об обязательстве человека по отношению к доверенному ему имуществу, которому он подчинён в качестве управителя или даже своего рода «машины для получения дохода», ложится тяжёлым грузом на всю его жизнь и замораживает её. Чем больше имущество, тем сильнее чувство ответственности за то, чтобы имущество было сохранено в неприкосновенности и увеличено неустанным трудом.
Философия и культура, 2016-2
Хоружий С.С. - Космическая литургия как экологический принцип православной культуры

DOI:
10.7256/2454-0757.2016.2.16982

Аннотация: Статья подготовлена на основе доклада, сделанного на Первом Алтайском форуме «Соразвитие общества, человека и природы в контексте диалога цивилизаций» (Горный Алтай, май 2014 г.).Обсуждаются принципы отношения к окружающей среде и к экологической проблематике, содержащиеся в основаниях христианского вероучения, а также сложившиеся в мире Восточного христианства. Производится пересмотр и переосмысление понятия антропоцентризма, в его сопоставлении с понятиями теоцентризма и христоцентризма. Точная идентификация в спектре всех видов антропоцентризма тех, что отвечают христианству и православию, выводит к новой постановке проблемы «христианство и экология». Методологическую и концептуальную основу анализа доставляет аппарат синергийной антропологии, современного направления, выдвинутого и развиваемого автором. Показано, что в установке христианского антропоцентризма назначение человека включает в себя определенную космическую миссию – активность, обращенную ко всему тварному миру и направленную на изменение способа его бытия. Дальнейший анализ обнаруживает, что эта космическая миссия сущностно изоморфна служению священника, отправляющего литургию, и потому может интерпретироваться как «космическая литургия», идеи которой высказывались еще Максимом Исповедником в VII в. На этой базе выявляются и анализируются концептуальные связи экологии и аскезы.
Филология: научные исследования, 2016-1
Кара-Мурза А.А. - Карамзин, Шаден и Геллерт. К истокам либерально-консервативного дискурса Н.М. Карамзина

DOI:
10.7256/2454-0749.2016.1.18110

Аннотация: В статье исследуются истоки оригинальной историософской и историко-литературной концепции Н.М. Карамзина (1766–1826), которую отечественные авторы (от кн. П.А. Вяземского до П.Б. Струве) определяли как «либеральный консерватизм». Автор статьи полагает, что предысторию «сотворения Карамзина» (Ю.М. Лотман) надо искать в московском периоде его учебы (1778–1782) в частном пансионе профессора И.М. Шадена, находящимся в центре московской Немецкой слободы. Фактически, это было «первым путешествием Карамзина в Европу», на десять лет предшествовавшее известной поездке 1789–1790 гг. Парадокс заключался в том, что эту свою «первую Европу» юный Карамзин нашел не на Западе, а в Москве, причем уже, как вполне органичную часть русской жизни. Автором использованы новые материалы о жизни и учебе Карамзина в Немецкой слободе, а также об образцах европейской литературы, на которой он был воспитан. Особая роль в этом воспитании принадлежала сочинениям немецкого философа-моралиста и поэта-баснописца Х.В. Геллерта, по местам которого в Лейпциге Карамзин потом путешествовал в 1789 г. В статье впервые в истории отечественной философии и культурологии высказывается гипотеза о том, что Н.М. Карамзин стоял у истоков русского «христианского либерализма» (учения не политического, а культуро-центричного), о чем свидетельствует его «духовное завещание» 1826 г.
Психология и Психотехника, 2016-1
Старовойтов В.В. - Килборн Бенджамин. Травма и бессознательное: двойное сознание, жуткое и жестокость (перевод с англ.)

DOI:
10.7256/2454-0722.2016.1.18419

Аннотация: Сравнительно мало было написано о роли травмы в концепциях бессознательного. В данной статье исследуются концепции бессознательного Фрейда, сопоставление его взглядов с первоначальным французским понятием «двойного сознания» и исследование их скрытых смыслов для техники. В то время как концепция бессознательного З. Фрейда основывается главным образом на теории внутренних влечений, Ш. Ференци приписывал центральную роль травме, сдвигая фокус к индивидууму в контексте взаимоотношений. Данное сравнение иллюстрируется историей случая. Использованный в данной статье метод исследования заключался в тщательном изучении понятий бессознательного, травмы, двойного сознания в трудах философов, писателей и психологов. В частности, противопоставляются взгляды Фрейда и Ференци на концепцию бессознательного. На основании проведенного исследования автор статьи приходит к выводу о том, что обращение Фрейда к бессознательным силам и конфликтам приводило к минимизации значимости взаимоотношений, культурных ценностей, истории, межпоколенческой травмы и всего того, что может быть рассматриваемо как «внешняя реальность», в то время как Ференци пытался спасти психоанализ, не позволив ему стать бредовой системой, так как подчеркивал значимость внешней реальности травмы, которая расщепляет идентичность и порождает страдание
Филология: научные исследования, 2016-1
Автономова Н.С. - Путешествия в пространстве между филологией и философией

DOI:
10.7256/2454-0749.2016.1.18479

Аннотация: Статья посвящена историческим и современным аспектам взаимодействия двух опор европейской и русской культуры – философии и филологии, слова и понятия. При этом автор исходит из личного опыта филолога, философа, переводчика и проводит некоторые параллели между собственными интеллектуальными «путешествиями» в филологии и философии и работой тех мыслителей, которых она изучала, переводила на русский язык, вводила в русскую культуру. В центре – проблемы понимания, интерпретации, перевода и непереводимости, значимые как для филологии, так и для философии на «лингвистическом повороте». Автор защищает статус филологии как области исследования, которая сохраняет свою целостность, несмотря на возникновение различных специальных дисциплин, связанных с анализом текстов, и как классической университетской дисциплины, дающей широкий культурный кругозор, – в противоположность современной педагогике узкого, прагматически ориентированного овладения языками. Автор пользуется методами историко-философского и историко-культурного анализа, приемами интеллектуальной биографии. Фокус использования всех этих методов – эпистемологический. В качестве новых результатов отметим, прежде всего, демонстрацию расширения категориального аппарата философии за счет современного понятия перевода, трактуемого не только в узком лингво-культурном, но и в широком философском смысле. Намечены некоторые новые перспективы взаимодействий между философией и филологией в современной культуре в связи с более объемной трактовкой познавательных и коммуникативных практик (в частности, трактовка перевода как познания и познания как перевода)
Философия и культура, 2015-12
Силичев Д.А. - Культурная политика постсоветской России

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.12.16603

Аннотация: Предметом статьи является исследование процесса формирования новой культурной политики, выступающего составной частью переходного периода российского общества от социализма к капитализму. В ходе исследования показываются проявления и последствия переходного периода в политике, экономике, культуре. Отмечается общее падение культуры, низведение высокой культуры до уровня сферы обслуживания и потребления, деградация морального, эстетического и правового климата в обществе. Анализируется социально-экономический контекст формирования новой культурной политики. Указывается на негативные последствия коммерциализации культуры и искусства. Показывается законодательная основа культурной политики. Раскрываются основные модели культурной политики. Рассматривается культурная политика в отдельных секторах культуры. Особое внимание уделяется анализу партнёрства культуры и бизнеса. Методология исследования опирается на системный подход, позволяющий всестороннее рассмотрение изучаемого объекта, а также на сравнительный анализ культурной политики постсоветской России с культурной политикой предшествующего, советского периода. Научная новизна статьи в первую очередь связана с тем, что она представляет собой во многом одно из первых исследований, в котором всесторонне и глубоко рассматривается формирование в постсоветской России новой культурной политики. Новизна исследования также обусловлена тем, что оно проводится в широком международном контексте, учитывая и вместе с тем обогащая накопленные в этом плане теоретические наработки. В статье к тому же даётся оригинальное и отчасти новое определение культурной политики. В ходе исследования делается вывод относительно того, что в переходном периоде пока имеется гораздо больше потерь, чем приобретений, а также о том, что в будущем эффективность культурной политики будет зависеть от привлечения к ней новых субъектов, связанных с бизнесом. Завершается статья выводом, что главной опасностью для культуры и искусства является коммерциализация.
Философия и культура, 2015-12
Спирова Э.М. - Отечественные традиции философского постижения культуры

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.12.17377

Аннотация: Предмет исследования – эволюция культурфилософских взглядов в России. Отечественная культурфилософия имеет основательные философские традиции. В русской философии рассматривался сложный спектр культурно-философских проблем – культура и цивилизация, многообразие культур, равенство или иерархия культур, иерархия ценностей в культуре. На протяжении XIX в. менялись духовные установки и господствующие мировоззренческие течения. Русская философия прошла через романтизм 20-30-х гг. XIX в., славянофильство и западничество 40-50-х, страстный нигилизм и материализм 60-х. В 70-е гг. начал свою проповедь универсального всеединства и цельного знания В.С. Соловьёв. Развитие социальной мысли второй половины века было связано с народничеством. При всей несовместимости этих предпосылок философы видели перед собой одну цель – указать человеку пути его собственного жизнеустроения, основываясь на постижении человеческой природы. При разработке темы автор использовал методологию исторического исследования. Одновременно он опирался на культурфилософскую классику, которая связывала пробелы культуры с общим процессом социального прогресса. В статье впервые рассматриваются отечественные традиции культурфилософского мышления. Автор показывает, что философия культуры в России зачастую опережала европейскую философию в постановке тех или иных проблем исторического развития. Н.Я. Данилевский задолго до О. Шпенглера поставил вопрос о множестве культур и их исторической судьбе. К.Н. Леонтьев обнаружил кризисные процессы в культуре в те времена, когда эта тема ещё не находила признания в европейской философии. Автор показывает также многообразие культурфилософских сюжетов в отечественной философии.
Психология и Психотехника, 2015-12
Палеев Ф.Н. - Медицина на подступах к психологии

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.12.17548

Аннотация: Статья посвящена многообразным связям между медициной и психологией. Медицина давно уже считается той областью, где психология получила самое разностороннее практическое применение. Автор выделяет три фактора, которые важны при изучении болезней. Ещё сравнительно недавно казалось, что определяющую роль в возникновении заболеваний имеет наследственность. Расшифровка генома человека открыла новые возможности исцеления людей и избегания генетической предрасположенности к болезням. Однако, как показано в статье, не стоит абсолютизировать роль наследственности. Недуги нередко имеют физиологическое основание. Огромна также роль психологического фактора. На это указывают так называемые психогенные заболевания. Они изучаются главным образом психиатрией. В связи с этим автор отмечает, что рассмотрение анамнеза заболевания предполагает учёт и психологических событий в жизни больного. Психология помогает человеку структурировать свой жизненный опыт и объяснить окружающий его мир. Автор ориентируется на историю врачебной практики, использует материалы медицинской психологии, психиатрии и психоанализа. Он опирается на фундамент современной гуманитарной мысли. Обращаясь к различным вариантам психотерапии, автор размышляет о её социальном статусе. Он проводит различие между психиатрией и психоанализом и отмечает разность их судеб в нашей стране. Особое внимание в статье уделяется особенностям психосоматики. Касаясь проблемы единства души и тела, автор указывает на неразрывность этих составляющих частей человеческой личности. В статье ставится вопрос об усилении роли психотерапии в медицинской практике.
Философия и культура, 2015-9
Губман Б.Л., Ануфриева К.В. - Герменевтика П. Рикёра и аналитическая философия: проблема нарративной самоидентичности личности

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.9.14163

Аннотация: Автор пытается решить проблемы нарративной самоидентичности личности в герменевтической феноменологии П. Рикёра, рассмотрение предложенной им платформы выявления единства тождественности и самости в процессе конструирования рефлексивного образа "Я" в диалоге с аналитической философией. В этой перспективе должны быть выявлены особенности его полемики с различными вариантами объективистского рассмотрения личности и ее проявления в языковых актах, деятеля и действия в ракурсе семантики и прагматики, сложившимися в аналитической философии и приводящими к своеобразной ликвидации "Я" в реальности его уникального единства и становления во времени. В контексте статьи используется герменевтическая стратегия интерпретации рассматриваемой темы, применяется широкий спектр методов историко-философского анализа. Научная новизна исследования заключается, прежде всего, в том, что демонстрируется специфика конструктивного диалога, осуществляемого Рикёром с ведущими представителями современной аналитической философии в процессе создания им собственной концепции нарративной идентичности личности. Предложенная им программа синтеза аналитической философии и герменевтики рассматривается как вполне действенная и реализуемая в подходе к проблеме нарративной идентичности как выражения единства жизни личности.
Психология и Психотехника, 2015-9
Разин А.В., Авдеева И.А. - Проблема разрешения конфликта ценностей в процессе принятия политических решений

DOI:
10.7256/2454-0722.2015.9.16266

Аннотация: Объектом исследования является сфера политики и политически мотивированного поведения различных субъектов политической деятельности. Предметом исследования является проблема разрешения конфликтов в политической сфере, связанных с противоречивостью ценностного содержания социально-политических действий. Подобные конфликты являются естественным условием функционирования политической сферы и напрямую зависят от тех или иных общественно-политических интересов и целей политических решений. Предмет исследования, как известно всегда содержит некоторый момент идеализации, связанный с выявлением сторон объекта исследования. Это достигается в статье рассмотрением известных этических концепций, анализом самих этих концепций под углом зрения представления в них абсолютистского и утилитарного подходов. На уровне решения об отдельных политических действиях предметом рассмотрения становятся конкретные модели принятия решений, основанные на предложенных в западной литературе методиках. Методология основана на применении системного метода рассмотрения общества, сравнительного анализа, истории этики и рассмотрении современных этических концепций, а также – рассмотрении пошаговых и ценностно-аналитических концепций принятия политических решений в конкретных обстоятельствах действия. Новизна исследования основана на рассмотрении проблемы принятия политических решений в связи с глобальными процессами в развитии общества и особенностями организации современной политической системы. В статье показывается, что политические интересы не всегда связаны с защитой интересов большинства членов общества, но часто выражают интересы групп. В силу этого партисипативная демократия является не только средством ограничения подобных манипуляций, но также призвана обеспечивать этическое влияние на политику на основе принципов открытости и дискурсивности. Это является одним из путей выявления ценностного содержания политических решений, и путем разрешения ценностных конфликтов в данной сфере. Также в статье предлагается к рассмотрению ряд моделей разрешения ценностных конфликтов путем анализа их реального ценностного содержания. Мы также показываем возможность выстраивания приоритетов применения абсолютистского и утилитарного подходов при принятии политических решений.
Философская мысль, 2015-9
Шажинбатын А. - Этнос в контексте философско-антропологического знания c. 107-124

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.9.16659

Аннотация: В статье делается попытка рассмотреть феномен этноса в горизонте философского постижения человека. Этнос является формой социального объединения людей. В этом смысле целесообразно изучать исторические судьбы этноса в рамках социальной философии. Однако без привлечения философско-антропологического знания трудно понять стойкость, внутреннюю «прочность» данного феномена. Несмотря на многочисленные прогнозы относительно ближайшей кончины этнических образований, растворения их в общем глобалистском потоке современные эксперты сталкиваются с «упрямым» сохранением «голоса крови». Оказавшись в новом историческом пространстве, этносы обретают неожиданную идентичность, но она отнюдь не оказывается нулевой. В статье применяются методы философско-антропологической рефлексии. Автор опирается на достижения классической философской антропологии, которая характеризует человека как особый род сущего. В статье в качестве опоры используется общефилософское постижение человеческой природы. Статья представляет собой первую попытку в посткантианской философии рассмотреть базовые характеристики этноса через призму философской антропологии. Это означает, что методологические принципы данного направления были распространены на изучение этноса, его специфики как социальной организации, отражения в нём человеческой природы, национального характера, исторических судеб этноса в транскультурной перспективе. Привлечение философской антропологии к постижению феноменологии этноса позволило в значительной степени расширить горизонт философской рефлексии об этнических проблемах, переосмыслить многие темы этнического знания.
Философская мысль, 2015-8
Волкова Н.П. - Бесконечное как материя (к проблеме бесконечного в метафизике Плотина) c. 1-30

DOI:
10.7256/2409-8728.2015.8.16339

Аннотация: Предметом данного исследования выступает понятие бесконечного (апейрон) в философии Плотина. Плотин предпринимает всестороннее и многоуровневое рассмотрение понятия бесконечного, прилагая его и к материи, и к числу, и к бытию. Таким образом, проблема бесконечного у Плотина может быть рассмотрена в трех аспектах: во-первых, бесконечное – как материя в умопостигаемом и чувственных мирах, во-вторых, — бесконечное как бесконечное число (проблема бесконечности в Уме), а в третьих, – проблема бесконечности Единого. В этой статье я остановлюсь на первом вопросе. Основным методом исследования является сравнительный историко-философский анализ текстов Плотина, Аристотеля, Симпликия и других античных авторов. Подобное исследование в отечественной науке предпринято впервые. Показано, что Плотин предлагает новое положительное понимание бесконечного, которое отсутствовало в мысли классической эпохи у Платона и Аристотеля, опиравшейся на пифагорейскую традицию. Плотин объявляет бесконечное необходимым метафизическим элементом как умопостигаемого мира (Ума и Души), так и чувственно воспринимаемого космоса.
Философия и культура, 2015-4
Микешина Л.А. - Становление эпистемологии гуманитарной науки

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.4.14136

Аннотация: На историческом примере, исследованном Э. Кассирером в «Философии Просвещения» (1932), рассматривается становление классической эстетики в XVIII в. как своего рода образца, модели формирования гуманитарной науки. Опыт философии этого времени ценен и интересен тем, что он сложился до позитивизма, до того, как возникла и сформировалась своего рода «матрица», ставшая хрестоматийным представлением о науке и «едином научном методе», когда не только утверждался приоритет рационального знания, но и не утратило своей ценности гуманитарно-эстетическое знание как самостоятельный, особый тип науки. Это существенно обогащало категорию субъекта теории познания в целом, где его веками рассматривали только как предельную абстракцию – трансцендентальный субъект – главное условие получения истинного знания. В классической эстетике стремились само чувственное сделать достойным познания предметом, наряду с рациональным знанием. Это закладывало основы гуманитарного знания как самостоятельного типа науки, имеющего свою онтологию и, как следствие, свои принципы «научности», истинности, методы и методологию, философские предпосылки и историю развития. Прежде всего – это понимание особой роли и природы субъекта и объекта, как абстракций другого уровня – философско-эмпирического, где они представлены в культурно-историческом и социальном контексте, в системе ценностей и социальных норм. Рассматриваются позиции Кассирера, оценивающего идеи Н. Буало-Депрео, И. Гёте, Ф. Вольтера, Д. Дидро, Г. Лессинга, И. Канта, А. Шефтсбери, а также обоснование систематической эстетики у А. Баумгартена с его обращением к идеям Г. Лейбница и Х. Вольфа.
Философия и культура, 2015-4
Алиев А.В. - Разнообразие политических культур в процессе политической глобализации

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.4.14655

Аннотация: В статье делается попытка взглянуть на общие, особенные и универсальные механизмы преобразование различных политических культур в условиях политической глобализации.Политологическое исследование трансформации политической культуры в процессе глобализации имеют особое значение. Так как трансформация различных политических культур в процессе политической глобализации может иметь неожиданные результаты.Политическая культура современного мирового общества в условиях складывающихся глобальных отношений диалектически содержит в себе элементы традиционной политической культуры каждого конкретного государства. Концепция "Политическая культура" исследуется в рамках различных наук. Среди современных исследователей политической культуры выделяются труды А.А. Галкина, К.С. Гаджиева, В. Пантина, A. Дука, А.С. Панарина, Н. Скокa и др. Надо отметить, что понятие политической культуры используется и в нынешней политической науке для того, чтобы понять, что же различает политические культуры различных стран. В данной статье сделана попытка освещения сущности политической культуры, а в частности проблемы её формирования в современном азербайджанском обществе. Статья также рассказывает о различных подходах в исследовании политической культуры в Азербайджане.
Философия и культура, 2015-4
Спирова Э.М. - Философско-антропологические дискурсы (Новые книги Института философии РАН)

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.4.14656

Аннотация: В статье анализируются две книги, которые выпущены в Институте философии РАН, П. Рикёр «Человек. Общество. Цивилизация. Современная философия» (М.: Канон+, 2015) и «Человек вчера и сегодня: междисциплинарные исследования. Вып. 8» (М.: ИФ РАН, 2014).Основное внимание уделено монографии, посвящённой выдающему философу мирового значения Полю Рикёру. В размышлении над книгой предпринимается попытка выделить в каждой статье наиболее значительные и прорывные идеи, связанные с оценкой и развитием многообразных философских концептов Рикёра. Этот фундаментальный труд под руководством крупного специалиста по зарубежной философии И.С. Вдовиной, объединивший усилия самых разных специалистов, несомненно, станет предпосылкой для более углублённого изучения актуальных мировоззренческих проблем нашей эпохи.Сборник «Человек вчера и сегодня: междисциплинарные исследования. Вып. 8» под редакцией М.С. Киселевой посвящён теме экзистенциального выбора. Авторы сборника проводят теоретические и методологические исследования практик выбора, опираясь на тексты Августина, Абеляра, С. Кьеркегора, Ж.-П. Сартра, А. Камю, Ф. Достоевского, Н. Бердяева, Д. Чижевского и обращаясь к современным жизненным реалиям. В оценке научных трудов используются подходы персонализма, экзистенциализма и феноменологии. Актуализируются разнообразные философские практики, позволяющие обеспечить диалог идей в творчестве П. Рикёра. Применяется междисциплинарный подход к анализу проблематики личного жизненного и интеллектуального выбора. Новизна материала обусловлена стремлением отразить всё многообразие философских идей П. Рикёра. Они сохраняют свою значимость и в новом столетии. Опыт осмысления различных философских сюжетов и тем в работах Рикёра поднимает философскую рефлексию на новый уровень, позволяет соотнести её с современным философским знанием. Новизна в трактовке темы выбора связана с анализом альтернативных решений, которые приходится принимать зачастую в ситуации абсурда.
Филология: научные исследования, 2015-4
Симуш П.И. - Сакральные ключи классиков: как открывают Россию?

DOI:
10.7256/2454-0749.2015.4.17502

Аннотация: Жизнь настоятельно требует разработки Концепции о сакраментальном состоянии исторической России, которое сближает её не только с остальной Европой, но и с исламом Востока, и с иудейством Израиля. Это объективно необходимое сближение позволяет угадать и «общий ход вещей», и высказать предположение об огромном значении случайности, которая формирует мистический опыт проявления триады «тело – душа – дух» в российском контексте. Его центральный символ – «абсолютное начало культуры», создавшее «Ключи России». Итоговая гипотеза вводит в науку интегральные категории «ключи» и «ключимость», указывает на актуальную идею о том, что российская филология становится ведущей идеей превращения многострадальной страны в духовное достоинство мира. Автор пытается выразить некое мистическое чувство, которое давно зародилось у его душе и оказывается созвучным российской словесности. Именно поэтому он убеждён, что литература и её осмысление могут оказаться путеводной нитью в постижении судьбы и жребия России, анализа противоречий ее исторического предназначения. Отдавая должное христианству, которое совершило переворот в духовном ареале планеты, автор старается приблизиться посредством ряда объяснений к пониманию сакрального «краеугольного камня» Российского Дома.
Litera, 2015-4
Алефиренко Н.Ф. - «Язык» и «текст» культуры c. 50-58

DOI:
10.7256/2409-8698.2015.4.18245

Аннотация: Автор проводит различие между понятиями «коммуникация» и «общение». Коммуникация – это менее всего лишь процесс обмена информацией. Речь идёт о субъект-субъектном взваимодействии, когда агенты общения вступают в ответственный и содержательный диалог. Любой коммуникативный акт предполагает наличие обратной связи, осмысленной реакции на сообщение. С точки зрения дискурсивной теории, общение и коммуникация представляют собой два уровня коммуникативных процессов в культуре, составной частью которой является когниция – интеллектуально-эмоциональное освоение мира. Дискурс – это один из «возможных миров» многосложной структуры. Автор обращается к различным аспектам лингвистической теории. Он использует также герменевтическую технику, которая позволяет проникнуть в глубины смысла. Новизна подхода состоит в разведении сходных лингвистических понятий и выявлении глубинного смысла коммуникации. Содержательную сторону коммуникативного процесса составляет расшифровка глубинных и невидимых ассоциативно-смысловых связей между знаками первичного означивания. Особое значение в статье имеют дискурсивно-мыслительные процессы этнокультурного характера.Статья была опубликована в Сборнике докладов I Международной научной конференции Российского нового университета «Текст: восприятие, информация, интерпретация» (Москва, 27-28 мая 2002 г.).
Litera, 2015-4
Гершензон М.О. - Учение о жизненном деле (Н.В. Гоголь) c. 59-73

DOI:
10.7256/2409-8698.2015.4.18248

Аннотация: Известный русский философ М.О. Гершензон рассматривает душевную драму Гоголя, но отвергает сложившуюся в литературе точку зрения о конфликте писателя с В.Г. Белинским. По мнению Гершензона, в отечественной литературе нет другого произведения, кроме «Выбранных мест из переписки с друзьями», в котором так целостно и беззаветно звучала бы тема благородного служения обществу. Как и Белинский, Гоголь, по мнению автора, исповедовал исключительный общественный идеализмВместе с тем в статье нет стремления устранить разногласия между писателем и критиком. Взгляды Гоголя выросли из особенного его художественного дарования. Мировоззрение писателя имело, по словам философа, два полюса: непоколебимый консерватизм в отношении ко всей материальной действительности и самый смелый радикализм в отношении к человеческому духу. В статье утверждается особенность внутреннего конфликта Гоголя. Обладая сильным художественным талантом, он неустанно трудился. В нём парадоксальным образом сочеталась пламенная мечтательность и сама трезвая практичность. Взгляды писателя были утопичны. Но в этом и сила его художественного гения.Новизна статьи заключается в попытке устранить несправедливую оценку творчества Гоголя, который будто бы предал освободительные идеалы. Оценивая творчество Гоголя, философ не пытается сгладить внутренние противоречия писателя. Но Гершензон по-своему видит существо общественного конфликта, который отразился в его творчестве.
Философия и культура, 2015-3
Тлостанова М.В. - Западный антигуманизм или незападный гуманизм другого?

DOI:
10.7256/2454-0757.2015.3.14138

Аннотация: В статье представлен сравнительный анализ западного антигуманизма в его основных проявлениях – реактивном, технократически-апологетическом и критическом, и незападного гуманизма как реитерации важности так и неосуществленных гуманистических принципов в отношении лиминальных субъектов модерности, лишавшихся права считаться людьми. Автор подробно останавливается на пересечениях и расхождениях между западными теориями аффекта и деколониальной геополитикой и телесной политикой знания, ощущения и бытия, показывая, что многие «открытия» аффективного поворота уже давно были представлены в незападном теоретизировании, хотя и оставались неизвестными или нелегитимными в глазах мейнстримовской науки. Особую остроту эта проблема обрела в рамках дискуссии о человеческом, природном и животном, децентрации человека как вида и стирания и расшатывания казалось бы незыблемых модерных границ и иерархий между человеческим и природным. Во второй части статьи речь идет о дальнейшей проблематизации границы между человеком и животным в рамках так называемого «аутистского взгляда», который может выражаться как в форме научного эксперимента, так и в форме перформанса, которая всё же зачастую оказывается более результативной.
Филология: научные исследования, 2015-3
Миркина З.А. - Кинематограф потаённой сердечной глубины (рецензия)

DOI:
10.7256/2454-0749.2015.3.16984

Аннотация: В работах известного исследователя Р.М. Перельштейна рассматриваются архетипические темы киноискусства. Он неизменно исследует эти топики как своеобразный код, позволяющий войти в мир идей авторов того или иного художественного фильма. Так автору книги "Видимый и невидимый мир в киноискусстве" Р.М. Перельштейну удаётся раскрыть драматургические замыслы ряда значительных достижений киноискусства XX века. В своё время Ференц Лист назвал свои 12 этюдов «трансцендентными». О чём же трансцендентальный кинематограф, который анализирует Р.М. Перельштейн? Автор использует мировые духовные традиции, позволяющие кинематографу «потаённой сердечной глубины» прикоснуться к внутреннему миру человека. В рецензии показано, что книга Р.М. Перельштейна посвящена неразрывной связи невидимого и видимого, внутреннего и внешнего. Автор рассказывает о фильмах, в которых есть благодатное созерцание. Обозначено, что большинство современных фильмов о «внешнем». Тем ценнее опыт анализа роптаний души, вершинных состояний духа, о которых идёт речь в книге Р.М. Перельштейна.
Филология: научные исследования, 2015-2
Скворцова Е.Л., Луцкий А.Л. - Противостояние личности и общества в произведениях Абэ Кобо и Михаила Булгакова

DOI:
10.7256/2454-0749.2015.2.15524

Аннотация: В статье рассматривается проблема противостояния личности и общества в произведениях художественной литературы на примере сопоставления повести М. Булгакова «Собачье сердце» и рассказа Абэ Кобо «Тиннюся». Делается акцент на социокультурном контексте этих работ, написанных в переломные в мировоззренческом отношении эпохи, которые сопровождались тотальным ценностным хаосом: переход к устройству социалистического уклада в СССР и «поворот» к демилитаризации и демократизации Японии после Второй мировой войны. В обоих случаях проблемы психологии и поведения людей в периоды социальных катаклизмов осмысливаются и интерпретируются Абэ и Булгаковым в художественной форме фантастической аллегории и гротеска. Автором использован эмпирико-герменевтический метод, т.е. метод корректного описания и толкования конкретных источников, а также диалектический метод в сочетании с принципом комплементарности. В статье впервые в истории отечественного литературоведения и японоведения сопоставлены и проанализированы работы Абэ Кобо и Михаила Булгакова с культурологической, социологической и философской точки зрения; впервые для подобного анализа привлечены зарубежные, в том числе оригинальные японские философские, социопсихологические и культурологические источники.
Филология: научные исследования, 2015-2
Симуш П.И. - Интегральная Patriotica Лермонтова в общечеловеческом контексте

DOI:
10.7256/2454-0749.2015.2.15697

Аннотация: Статья представляет собой размышление о патриотичности М.Ю. Лермонтова в общечеловеческом контексте. Заявленная тема изоморфна по своей сути: два организма – личный и общественный – включены во вселенский контекст становления интегральной информационной эпохи. В своём начальном выборе она обращает внимание на особую актуальность интегральной лермонтовской патриотичности, которая есть не только любовь к двум его отчизнам – России и Шотландии, но и ко всем отечествам народов мира. Автор опирается на анализ личности и жизненного пути М.Ю. Лермонтова, его поэзии, а также философских работ о нём. Концепция востребована комплексным понятием «ключимость» (совокупность ключевых слов), которое обладает как индивидуальным и национальным содержанием, так и космизмом. Включаясь в поиск отчизнолюбия, автор увидел разницу в понятиях «родина», «отечество», «Россия», рассмотрел спорный вопрос по поводу стихотворения «Прощай, немытая Россия…» (1841). Автором исправлена ошибка: вместо прилагательного «немытая» у Лермонтова значилось слово «немотная» (от слова «немота»). Свежо прояснены у Лермонтова понятия «боголюбие», «дуэль», «космический патриотизм».
Litera, 2015-2
Руднева Е.Г. - Философские подходы к языку c. 71-90

DOI:
10.7256/2409-8698.2015.2.15795

Аннотация: Статья посвящена сравнению и анализу различных подходов к «философии языка». Научные размежевания касаются, к примеру, проблемы происхождения языка. Здесь сразу обнаруживаются серьёзные противоречия между исследователями. Характеризуются также расхождения между спекулятивной философией, основанной на созерцании и наблюдении, и аналитической философией, которая базируется на достигнутых языковых результатах. В статье разграничиваются разные философские подходы к языку. Рассматриваются виды, теории и нормы значения. Уделяется особое внимание проблеме интенциональности и речевым актам. Используются методы, которые позволяют не просто анализировать связь мышления и языка, а выявлять конституирующую роль языка, слова и речи в различных формах дискурса, в познании и в структурах сознания и знания. В статье проводится различие между классической философией, которая объясняла происхождение языка по природе и по взаимосвязи языка и мышления, и современным толкованием проблем языка. Отмечается, что В. Гумбольдт понимал язык как органон рассудка. Особо подчёркивается роль Ф. Ницше, который пришёл к убеждению, что все отклонения от истины связаны с заблуждениями, исходящими из повышения роли слов-фикций. Значительное место уделено дефинициям, дискрипциям и референциям.
Litera, 2015-2
Ольшанский Д.А. - Психоанализ литературы c. 14-58

DOI:
10.7256/2409-8698.2015.2.16364

Аннотация: Как известно, психоанализ существует в трёх вариантах – философский, клинический и прикладной. В последнем случае речь идёт о своеобразном исследовании художественных, политических и массово-психологических процессов. Психоаналитические идеи могут быть использованы в сфере философии, социологии, искусства и религии. Фройд заложил основы патографии – одной из прикладных дисциплин психоанализа, изучающей и интерпретирующей биографии писателей, учёных, художников, политических деятелей. Перу создателя психоанализа принадлежат известные патографические исследования, посвящённые Леонардо да Винчи, Ф.М. Достоевскому, В. Вильсону. Патография – специфический метод и жанр психологического и патопсихологического анализа, описания жизни и творчества харизматических личностей, художников, учёных, писателей, политических и религиозных деятелей. Психоанализ литературы представлен в данном случае серией рецензий автора на спектакли, кинофильмы и другие произведения искусства. Автор использует методологию философской антропологии, психоанализа и герменевтики. Он стремится проанализировать произведения искусства с точки зрения психологических механизмов, которые выявлены психоанализом. Впервые в отечественной литературе психоанализ широко применяется для изучения литературных произведений. Автор рассматривает сюжеты, которые легли в основу спектаклей, кинофильмов и опер, исследует мотивы поведения литературных персонажей, раскрывает тайны психики через призму психоаналитических открытий. Каждый отклик на ту или иную постановку можно назвать своеобразной метафизической зарисовкой.
Litera, 2015-1
Антонова Е.М. - Литература как аватар философии c. 53-73

DOI:
10.7256/2409-8698.2015.1.15762

Аннотация: В статье делается попытка ответить на вопрос: какая связь существует между философией и литературой? И в том и в другом случае речь идёт о глубинном личностном творчестве. Многие произведения поэзии мы называем философскими. В то же время философские мысли и идеи находят выражение в художественной форме с использованием образов и других выразительных средств, которые присущи искусству. Мы знаем философские произведения, которые изложены художественным языком. К примеру, древнеримский философ Тит Лукреций Кар написал философскую поэму «О природе вещей». Однако между философией и литературой можно обнаружить разнообразные и сложные связи. Автор ставит своей задачей выявить сходство и различие, существующие между философией и литературой как в отношении их предмета, так и языка. Автор использует методы различных направлений современной философии. Анализируя текст, он обращается к приёмам герменевтики и структурализма. При анализ философских проблем обращается к философской антропологии, лингвистической философии. Новизна статьи обусловлена попыткой показать, что литература нередко выступает как своеобразный аватар философии. В то же время можно видеть такую инверсию и применительно к философии, которая максимально сближается с литературой. Автор в этой связи рассматривает не только близость философии и литературы, но и их взаимные угрозы. Этот конфликт зародился уже в древние времена. Различные формы миропостижения находятся в состоянии конкуренции, оспаривая право своих мнимых союзников на абсолютный приоритет в раскрытии тайн и парадоксов мира. Особое внимание автор уделяет также аксиологическому измерению проблемы.
Философия и культура, 2014-12
Воронин А.А. - Мост, или история неземной цивилизации

DOI:
10.7256/2454-0757.2014.12.13104

Аннотация: Дискуссия вокруг идеи единства человеческой истории ведется уже больше века. В статье эта проблема ставится в контексте мысленного эксперимента какова была бы судьба цивилизации при безусловном принятии доктрины «общей цели истории». Предмет исследования – истоки этой идеи в культуре сообществ и в сознании отдельных людей, живущих в разные времена и в разных «странах». Предпринята попытка показать амбивалентность идеи единства, внутри которой обнаруживаются ее прямые антиподы. Метод – мысленный эксперимент, исполненный в жанре «фэнтези» с использованием приёмов остранения и разорванной коллажной композицией. В тексте приводятся как обоснования идеи единства истории, так и ее опровержения, причем вторые тесно связаны с первыми и следуют из них. Оба взгляда на историю исторически возникают в разных вариантах, а их противоречивое взаимодействие и служит основой развития цивилизации, и причиной ее вырождения. Основной вывод: есть проблема, но нет решения, нужны новые дискуссии.
Философия и культура, 2014-12
Палеев Р.Н. - Право и мораль: истоки союза

DOI:
10.7256/2454-0757.2014.12.13598

Аннотация: Автор статьи размышляет о движущих факторах социального развития. В полемике с участниками дискуссии, которая ведется на страницах «Литературной газеты» он настаивает на том, что в перечне движущих сил современного прогресса нельзя не учитывать экономические интересы. Опираясь на современные труды видных экономистов, автор показывает, что идея ценности интересов имеет продолжительную историю. Многие европейские мыслители настойчиво и отчаянно критиковали человеческие страсти как жертвы аморальности. Алчность и накопительство оценивались как пороки. Однако постепенно эта критика переросла в своеобразную апологию эгоистических интересов. Этот общественный перелом в настроениях и привёл, в конечном счете, к появлению капитализма и сего своеобразного триумфа. Различные современные трактовки капиталистической конкуренции вызывают подчас консервативные настроения, идеализацию времени «человеческих страстей», когда существовало определенное волшебство мира. Однако современный мир невозможен без идеи предпринимательства, конкуренции, эгоистических интересов. Таким образом, для усиления социальной динамики важны три фактора – экономические интересы, право и мораль, то есть ценностные ориентации. Метод анализа связан с принципом историзма. Автор стремится показать, как в истории европейской мысли мучительно осмысливались эти вопросы в тех или иных исторических условиях. Вместе с тем исследователь опирается на аксиологические принципы. Он, таким образом, анализирует современные ценностные ориентации. Наконец, в статье использованы методы феноменологии, которые позволяют выявить сущность базовых основ юриспруденции. Новизна статьи в содержательном критике тех авторов, которые, во-первых, упускают из виду ключевую роль экономических интересов в динамике современного мира. Автор также оспаривает идею контроверзы ценностей и права. Попытка выбрать из этой пары какой-то один фактор, который будто бы обладает неоспоримой эффективностью, неверны. На самом деле для общественного развития важно не противостояние ценностей и закона, а их союз, совместная направленность на идею прогресса. Автор показывает, что апелляция к истории политических и юридических идей неоспоримо подтверждает это положение. Таким образом, стабильность общества зависит не от усиленной опоры на один из названных факторов, а на сбалансированное их использование.
Философская мысль, 2014-12
Спирова Э.М. - Парадоксы эстетического опыта (Новые книги издательства «Канон+») c. 185-205

DOI:
10.7256/2409-8728.2014.12.1430

Аннотация: Статья посвящена анализу трёх исследований, которые позволяют расширить представление о том, что такое «эстетический опыт». Речь в этих книгах идёт не столько о классической эстетике, сколько о тех переменах, которые позволяют соотнести данную эстетическую категорию с современной творческой практикой. В частности, отмечается весьма значительное влияние на нынешнюю эстетику феномена перформативности. В статье показано, что новый эстетический опыт, с одной стороны, возродил интерес к давним традициям искусства, а с другой стороны, преобразовал представление о социальной реальности и способах воплощения жизненных процессов в искусстве. Методы анализа материалов названных исследований связаны с «нарративным поворотом» в философии истории, с «антропологическим поворотом» в историописании. В материале использованы также приёмы эстетического анализа новых художественных явлений. Новизна статьи обусловлена тем, что в ней рассматривается будущее историографии и философии искусства. Раскрывается широкий круг форм исторической репрезентации. Идентифицированы общие схемы и стратегии, которые в совокупности могли бы быть сведены вместе и отождествлены как «историческая поэтика». Отмечено, что эти схемы и стратегии всегда существовали в исторических романах, в изящных искусствах, спектаклях, исторических музеях и в самой историографии.
Психология и Психотехника, 2014-11
Султанова М.А. - Лоуренс Миннела. Игра и культура (пост) модерна. (Очерк об изменениях в научном интересе к феномену игры). (Перевод М.А. Султановой)

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.11.13438

Аннотация: Обращается внимание на определенный рост научного интереса к игре как к феномену и метафоре современной западной культуры. Феномен игры рассматривается как теоретический предмет (существует множество теорий игр), но эти теории часто используются и на практике, поскольку метафора игры доказала свою эвристическую полезность, предлагая современную систему взглядов, вполне пригодных для их применения в исследовательской работе. Автор очерка ставит задачу проследить процесс изменения научного интереса к концепции игры и процесс формирования концепции игры как феномена и метафоры современной (пост)модерной культуры Запада. Современная западная культура определяется автором как (пост)модернистская. С этой точки зрения он сравнивает эту культуру с игрой, с комплексом игр без всякой цели, без трансцендентного назначения, хотя имеются определенные правила игры, которые игроки обязаны соблюдать. Научный интерес Запада к игре как к феномену и метафоре сегодня отражает отношение этой культуры к самой себе как к игре. Сегодня невозможно представить западный дискурс в любой области исследований без обращения к феномену игры – например, в таких далеких от игры сферах, как теории языка, культуры, экономики, политики и т.д. Поскольку (пост) модернистская культура может быть описана в терминах игры, следовательно, (пост)модернистская культура может выразить себя через игру.
Психология и Психотехника, 2014-10
Гончарук Е.А. - Смысл невротического страдания

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.10.13024

Аннотация: Статья посвящена анализу мазохистского характера в творчестве американской исследовательницы К. Хорни. Рассматривая эту концепцию, автор проводит различие между пониманием мазохизма в классическом психоанализе и неофрейдизме. З. Фрейд связывал генезис этой психологической структуры с тайной детского психосексуального развития. Однако он вовсе не сводил суть мазохизма к сексуальному феномену, как считала Хорни. В противовес Фрейду Хорни рассматривает мазохизм в социальном контексте. Его суть она усматривает в конфликте личностей. В процессе жизни люди демонстрируют разные установки – приобщение к реальности или бегство от неё, усиление личностного ядра или устранение индивидуальности. Специфику мазохизма К. Хорни усматривает в эскапизме, в устранении личностного начала. При такой трактовке снимается главный парадокс мазохистского характера – сочетание страдания и наслаждения. В статье используются психологические методы анализа установок и механизмов. Автор прибегает также к применению методов философской антропологии. Опирается на методы неофрейдизма и учитывает в этом аспекте достижения социальной психологии. Новизна статьи в попытке целостной характеристики концепции мазохизма у К. Хорни. Впервые в отечественной философской и психологической литературе дается развёрнутая аналитическая оценка её взглядов. Сопоставляя фрейдистскую и неофрейдисткую трактовку мазохизма, автор обращает внимание на ошибки К. Хорни в оценке этого феномена.
Философия и культура, 2014-8
Спирова Э.М. - Социокультурные проекты образа человека

DOI:
10.7256/2454-0757.2014.8.12426

Аннотация: Статья посвящена историко-философскому анализу насущной темы философии культуры изучению антропологического измерения культуры. Многие культурфилософы, следуя традиции М. Шелера, который представил внушительный реестр образов человека, как они выявлялись в ходе философско-антропологической экспертизы. В 1984 году во Франции вышла книга известного французского социолога А. Жакара «Изобрести человека» . Он был убежден в том, что успехи науки позволяют отказаться от традиционной модели человека, поскольку позволяют его пересотворить, создать по новым лекалам. Сходный проект был придуман еще раньше, в 1972 году. Правда, речь в нём шла не о преображении человека с помощью новейших технологий. Его автор – Марсель Боль де Баль – профессор Свободного университета в Брюсселе, автор множества статей и ряда книг по философии культуры. Этот исследователь задумался, каким станет образ европейца в результате обычной культурной эволюции через четверть века. Автор использует исторический метод, позволяющий рассмотреть основные тенденции европейского культурного развития. Он применяет также методику анализа культурной динамики. В ряде случаев автор статьи обращается к методологии философско-антропологического постижения проблемы. Новизна замысла заключается в постановке вопроса об антропологическом измерении культуры с учётом современных подходов к проблеме. Статья содержит критический анализ концепции Марселя Боль де Баля, показывает иллюзорность такого рода экспертиз, соотнесённых с плавным общественным развитием культуры. Французскому исследователю было трудно угадать, какой станет Европа в конце XX века. Однако в его работе есть продуктивные мысли о самих механизмах культуры и возможностях ее типологизации.
Философская мысль, 2014-8
Гончарук Е.А. - О чём рассказывает нам внутреннее сродство между садизмом и мазохизмом? c. 91-108

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.8.13444

Аннотация: Тема страдания в постмодернизме получила разностороннюю характеристику. По разному поводу и с разными целями к этой проблеме обращались Ж. Батай, Ж. Бодрийяр, Ж. Делёз, С. Жижек, Ж.-Ф. Лиотар. Философы стремились найти истоки страдания, причины всеохватности этого чувства, выявить социальное измерение данного переживания, сравнить мазохизм с садизмом. В статье показано, что тема садизма получила широкое толкование в связи с изучением феномена власти. Мыслители пытались найти в работах классической философии обоснование властолюбия и дать широкое толкование насилию. Властолюбие всеохватно. Все люди готовы подчинить себе других. Никто не отказывается от власти добровольно. Жертва мечтает стать палачом. Методы анализа связаны с философской антропологией. В статье показано, что насилие и покорность выражают суть человеческой природы. В этом смысле между ними существует внутреннее родство. Кроме того, в статье использован метод историзма. Он позволил сопоставить концепции постмодернистов с классической философией. Новизна статьи обусловлена тем, что автор объясняет причины интереса постмодернистов к феномену насилия. Поэтому выявился огромный интерес к личности маркиза де Сада. Вслед за постмодернистами автор сопоставляет этику Канта и де Сада. Садизм и мазохизм не являются отдельно существующими феноменами. Жертва обнаруживает палаческие качества, а палач ищет наслаждения. Садист отличается одержимостью, а мазохист соглашательством. В статье отмечается парадоксальная логика этих характеров. Мазохист ищет удовольствия в страдании, а садист – в неукротимой власти.
Психология и Психотехника, 2014-7
Спирова Э.М. - Антропологические идеи Жана Пиаже

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.7.12477

Аннотация: Швейцарский учёный Жан Пиаже (1896-1980) известен как создатель весьма значимой теории развития интеллекта. Для обоснования своей концепции он применял базовые понятия других психологических школ. Критически оценивая понятие реакции, которое использовали бихевиористы, он выдвинул понятие операции. Понятие гештальта, которое было базовым в гештальт-психологии, он заменил другой категорией – «структура». В результате сложился генетический метод, который стал методологическим принципом в психологической теории. В исследованиях о многообразном творчестве Пиаже упускается из виду ещё одно бесспорное достижение его концепции. Швейцарский исследователь попытался обосновать не только учение о психике. Он обратился к наукам о человеке, выдвинув ряд серьёзных антропологических идей. Автор статьи использует, прежде всего, понятийный аппарат философской антропологии для анализа взглядов Ж. Пиаже. Однако считает возможным подойти к проблеме с исторических позиций. Вслед за Пиаже в статье обозначается приоритетность междисциплинарного подхода к человеку. Новизна проблемы состоит в том, что Ж. Пиаже рассматривается в статье как представитель антропологического знания. Он пытается опереться на новое философское направление – структурализм, чтобы совместить методологические проблемы биологии с философским постижением человека. Пиаже внес также значительный вклад в аксиологию, описав иерархию ценностей человека.
Философская мысль, 2014-6
Гончарук Е.А. - В чём актуальность проблемы страдания? c. 1-14

DOI:
10.7256/2306-0174.2014.6.12659

Аннотация: Автор пытается показать, почему в нашу эпоху глобализации и торжества информационного общества страдание продолжает окрашивать жизнь многих людей, что делает эту проблему актуальной для философского анализа. Причину столь интенсивного интереса к данной теме автор связывает с преображением философско-антропологической парадигмы. Классическая философская антропология рассматривала человека как смертное создание, призванное всем опытом своей жизни преодолеть жизненные испытания. Поэтому страдание трактовалось как неизбежный спутник человеческого бытия и как своеобразное выражение человеческой природы. Однако в условиях потребительского общества антропологическая тема обрела другие смыслы. В общественном сознании укрепилось убеждение, что страдание является просто отрицательным переживанием и его нужно избегать, добиваться, чтобы жизнь отвечала идеалам гедонистической этики. Метод анализа в статье подчинен историческому принципу. Автор стремится показать, что тема страдания была предметом осмысления в различные эпохи и содержала разные смыслы. Кроме того, автор опирается на методологию философской антропологии. Тема страдания, как правило, трактуется в соответствии с философско-антропологической парадигмой. Новизна статьи заключается в попытке показать принципиальное различие в трактовке страдания в классической и современной философией. Критическому анализу подвергнуты современные концепции деантпропологизации и дебиологизации человека. Сторонники трансгуманизма без критического анализа рекламируют идеи человеческого бессмертия, освобождения от всех страданий и торжества гедонизма.
Философия и культура, 2014-5
Сухов А.Д. - Философствующий Н.М. Карамзин

DOI:
10.7256/2454-0757.2014.5.11709

Аннотация: В статье проанализировано отношение Н.М. Карамзина к философии. И учёному миру, и массовому читателю он достаточно хорошо известен как историк, а также как писатель, журналист. Мало известен он как философ. Между тем Карамзин имел солидную философскую подготовку. С философией он знакомился в пансионе Шадена, Дружеском учёном обществе, а также путём самообразования. Он совершил путешествие по Европе, во время которого встречался со многими известными философами. Свои познания в философии он использовал, вырабатывая собственное мировоззрение, принципы познания, изучая исторический процесс. Воссоздавая философский облик Карамзина, автор обращает внимание на историческую обстановку, которая сложилась на рубеже XIX и XX столетий в России и на Западе, влияние, оказанное в это время на философское сообщество Просвещением и просвещенным абсолютизмом. Философия – неотъемлемый компонент творчества Карамзина. Без учёта этого обстоятельства – деятельность его неполна. У русской философии есть характерные особенности. Одна из них – её открытость, сопричастность с другими сферами сознания – литературой, литературной критикой, естествознанием, историей. Карамзин и должен быть отнесен к категории философствующих историков.
Философия и культура, 2014-4
Майданов А.С. - Логика мифологического мышления. Часть 2. Парадигмальность мифологического мышления

DOI:
10.7256/2454-0757.2014.4.12116

Аннотация: В статье исследуется вопрос: можно ли и в каком смысле говорить о логике мифологического мышления? Показывается необоснованность применения к мифологии существующего понятия логики, сформулированного на базе логики Аристотеля, прослеживается эволюция взглядов на логику мифологического мышления, выявляются наиболее перспективные в данном отношении точки зрения. Характеризуются особенности содержательных единиц, которые функционировали в сознании архаических людей. Обнаруживается, что эти особенности обусловлены специфическими формами и правилами мышления с этими единицами. К предмету исследования применяется эволюционный подход, методы сравнения, сопоставления и противопоставления различных форм и проявлений этого предмета, метод обобщения и новой типизации его видов. Установлено, что мышление подчинялось некоторым своеобразным принципам, управлялось рядом специфических парадигм. Вследствие этого мифологическое мышление представляет собой особый тип мыслительной деятельности, оперирующий значительным набором уникальных методов и приёмов. Под влиянием этих факторов процесс мифотворчества оказывался достаточно детерминированным, телеологичным, результативным, психологически и эстетически эффективным.
Психолог, 2014-4
Кулагина-Ярцева В.С. - Стейнбок Э.Дж. Особая структура эмоций (перевод В.С. Кулагиной-Ярцевой) c. 1-29

DOI:
10.7256/2306-0425.2014.4.12971

Аннотация: Цель статьи – исследовать, фундируются ли акты, относящиеся к эмоциональной сфере переживания в объективирующих актах познавания, или имеют свою уникальную структуру и независимы от этих актов. Начало рассуждений по этой проблематике мы находим в гуссерлианской феноменологии.Революционность идей Гуссерля заключалась не просто в открытии интенциональной структуры сознания, но в уникальном феноменологическом подходе, позволившем ему описать способ осмысления того, чем является нечто (бытие предмете) по отношению к силе и границам субъективности. Говоря, что эмоциональные акты фундированы в более первичных интенциональных актах, Гуссерль подразумевает, что эмоции зависят от объективирующих актов, потому что им необходимы характеристики последних, чтобы «необъективирующий акт», представленный в определенном смысле, значил что-то за пределами себя. Определенные эмоциональные переживания, такие, как рассмотренные здесь (доверие), или в более широком смысле, такие, которые относятся к сфере межличностного и к данности личности, не должны пониматься как основанные в объективирующих актах. Хотя это не противоречит базовой структуре «фундирования» у Гуссерля, это противоречит его раннему пониманию эмоций.
Психолог, 2014-4
Гончарук Е.А. - Э. Фромм и Ж.-П. Сартр о мазохизме: сравнительный анализ c. 74-95

DOI:
10.7256/2306-0425.2014.4.13020

Аннотация: В статье предпринят сравнительный анализ феномена мазохизма у неофрейдиста Э. Фромма и экзистенциалиста Ж.-П. Сартра. Показано, что Фрейд усматривал корни мазохизма в тайнах детского психосексуального развития. Фромм как представитель неофрейдизма предпринял попытку радикально изменить этот диагноз. Он пришёл к убеждению, что феномен садизма и мазохизма не столько психоаналитический, сколько социальный феномен. Люди становятся заложниками этого невротического состояния в результате воспитания, социализации и реализации межличностных отношений. Власть растлевает людей. Она заставляет многих стремиться к властолюбию, а других обрекает на унижение и подчиненность. Принципиально другой взгляд развивает Сартр. Он полагает, что мазохизм не столько социальный, сколько антропологический феномен. Власть не может принудить личность к жестокости или подчинению, если это не совпадает с ее экзистенциальным выбором. Сартр создает свою концепцию мазохизма в полемике с Симоной Бовуар, с которой его связывали любовные отношения. Автор использует методы исторической реконструкции проблемы. Это позволяет показать, что мазохизм имеет исторические аспекты. На разных этапах складывались разные версии истоков мазохизма. В статье применены также методы философского постижения человека. Таким образом, феноменология социальности замещается в статье экзистенциальным мышлением. Новизна статьи в том, что проблема мазохизма не сводится только к психологическому аспекту. Впервые в отечественной литературе в историческом аспекте сопоставляются взгляды Фрейд, Фромма и Сартра. В результате показано, что от этапа к этапу осмысление данного феномена становится все более развернутым, ясным и теоретически продуктивным. Экзистенциальная экспертиза характеризуется как наиболее состоятельная.
Филология: научные исследования, 2014-4
Гоготишвили Л.А. - Вклад постсимволистов Лосева и Бахтина в теорию построения дискурса (принципиальные различия на фоне фундаментального сходства)

DOI:
10.7256/2454-0749.2014.4.13430

Аннотация: Сопоставляются воззрения двух философов - А. Лосева и М. Бахтина. Оба работали в сфере постсимволизма: как русского (с приоритетными аллюзиями к Вяч. Иванову), так и немецкого (т.е. в контексте немецкой классической философии ― Гёте, Шеллинг, Гегель и др.,), а тем самым и в диалоге с неокантианством и феноменологией, которые в этом смысле можно толковать как постсимволистский этап немецкой философии. Показано, что именно тем, что развитие идей обоих философов шло по общим «постсимволистским» лекалам, определяется ― при всем тематическом и аксиологическом различии ― и их интеллектуально-техническая (операциональная), и интуитивно-тематическая, и в конечном итоге типологическая общность. Метод исследования феноменологическое описание и сопоставление сравниваемых концепций как на историческом фоне (постсимволизм), так и на фоне современных когнитивных и нарративных теорий; применение двойной методологической оптики: одновременный поиск контрастных и типологически общих параметров. В результате исследования выявлено: 1) что под резко отличающейся тематической поверхностью текстов Лосева и Бахтина лежит схожая интеллектуально-операциональная техника, определяемая в своем сходстве общей установкой на постсимволизм, 2) что указанная операциональная общность лежит в основе тех смысловых тематических инноваций Лосева и Бахтина, которые по своему прямому тематическому составу, на первый взгляд, не имеют ничего общего (имяславие и двуголосие). Обосновано, что и Лосев, и Бахтин работали с одними и теми же двумя феноменами, которые условно предложено называть двоичными и троичными символами, и что при этом операциональное обращение с этими феноменами оказывается у них по многим пунктам схожим.Оспорена дискуссионная точка зрения, согласно которой двоичность выражает самую сердцевину русского типа философствования, в отличие от троичности, которая, как утверждается оппонентами, ею не приемлется ― по тем или иным причинам, вплоть до «мистического испуга» перед постулируемым ею «третьим» элементом. В противовес распространенному мнению, что троичность не была адекватно воспринята русским символизмом в статье показано, что троичный символ не только признавался Лосевым и Бахтиным, но коррелировал с их ранними инновационными идеями. У раннего Лосева на концептуальном месте троичного символа говорится об имени (в контексте имяславия), у Бахтина ― о двуголосом слове (ДС), ведущем в перспективе к полифонии. Показано, что в лосевском имени как троичном символе непосредственно не данным третьим компонентом является сама сущность (она проявляется исключительно только через свою энергию); в бахтинском же ДС в качестве третьего (подразумеваемого) компонента можно понять скрытый ― внешне никак лингвистически не маркированный ― смысл отношения одного голоса к другому. Анализ всех дополнительных напластований в ДС составляет особую нарратологическую проблему, адекватно подойти к которой можно только через подробное рассмотрение феноменов символической двоичности и троичности.В движении обоих философов в постсимволистском направлении в статье выделено две фазы: 1) релятивная, на которой оба двигались от троичного символа по направлению к тезису о релятивности языка, и 2) фаза адеквации, на которой оба философа равно обосновывали, что существуют такие стратегии порождения речи, которые преодолевают языковой релятивизм силами самого языкового релятивизма. На фоне темы релятивности и ее преодоления обнажилось одно из значимых ― и более того: типологических для русской философии начала ХХ века ― сходств Лосева с Бахтиным: в статье высказана гипотеза, что с лосевской теорией относительных мифологий коррелирует бахтинская теория расхищенности единого языка на разные (профессиональные, жанровые, направленческие и т.д.) подъязыки, а с лосевской теорией абсолютной мифологии частично коррелирует полифоническая концепция Бахтина. Имеется в виду, что аналогично тому, как в лосевской абсолютной мифологии гасятся особенности относительных мифологий, так в бахтинской полифонии специфические подъязыки (голоса) входят в много векторные взаимные соотношения, которые гасят их специфическую релятивность и выводят высказывание в целом на адеквации.Такова только общая канва взаимоотношений абсолютной лосевской мифологии и бахтинской полифонии, за которой вскрывается взаимосвязанная система операциональных и тематических различий, в центре которой ― противостояние диалектики и диалога.
Litera, 2014-4
Симуш П.И. - Гении и Россия: взаимное познание c. 1-44

DOI:
10.7256/2409-8698.2014.4.14832

Аннотация: Автор статьи рассматривает творчество Гоголя через призму феномена гениальности. Он показывает, что православие оказало огромное воздействие на личность писателя. Оно во многом преобразила его внутренний мир, оказало влияние на литературное творчество. По мысли писателя, православие способно реформировать российскую действительность. В частности, он осознал огромный ресурс свободы. Однако Гоголь понимал, что свобода способна не только обогатить человека, но также и «зачаровать» возможностью обогащения, прильнуть к партикулярной религии и утратить веру в креативность свободного творчества. Автор отмечает также всеобъемлющее воздействие православия на реформаторство русской жизни. Одновременно он обращается и к современным реалиям, раскрывая провидческий дар писателя. Автор опирается на традиционные методы литературоведения. Он использует метод компаративистики для того, чтобы показать влияние традиции на творчество Гоголя. Вместе с тем берутся на вооружение философские методы анализа литературных текстов. Статья раскрывает творчество Гоголя как родоначальника иронического повествования. Писатель постоянно использует смех и иронию как способы, позволяющие раскрыть абсурдизм социальных проектов. Писатель видит в России страну невиданных парадоксов. Гоголь поставил вопрос, который обращается нас к философским раздумьям о человеческой природе. Он пытается противостоять зачарованности богатством. Особое внимание писателя обращено на мещанство. Впоследствии в русской литературе эта тема увлечёт многих авторов. А. Герцен даст в этой связи трактовку «мещанства»; К. Леонтьев установит связь «пошлости» и «мещанства»; Д. Мережковский отождествит пошлость с серостью, банальностью, заурядностью; М. Горький яростно обрушится на самодовольное мещанство. Имея в виду противоположности между добром и злом, между любовью и ненавистью, А.П. Чехов, как показывает автор, избирает этическую мудрость, которая силою любви способна противодействовать злу.
Litera, 2014-4
Никольский Б.В. - А.А. Фет c. 69-97

DOI:
10.7256/2409-8698.2014.4.14833

Аннотация: В статье рассматривается творчество русского поэта А.А. Фета. Автор стремится выявить сущность этой поэзии, используя и критическое отношение к стихотворцу. Особенно внимательно Б.В. Никольский прослеживает философские сюжеты А.А. Фета, называя его поэтом философов и указывая влияние А. Шопенгауэра на поэзию. Самого А.А. Фета автор характеризует как пантеиста. Он отмечает, что в современной действительности философия гораздо теснее связана с наукой, чем с искусством, хотя с последним у нее едва ли не больше родства, чем с первой. По мнению Б.В. Никольского, из всех лирических поэтов А.А. Фет лучше всех сумел усвоить чисто философский дух, но при этом не изменить поэзии как особому роду искусства. Путём напряжения художественного творчества А.А. Фет проникает в сущность вещей. Автор статьи опирается на философию жизни, которая оказала огромное воздействие на искусство. Он пользуется также достижениями эстетической мысли, указывая на вклад А.А. Фета в науку об искусстве. Анализируются также особенности поэтической техники Фета. Статья представляет собой развернутый анализ творчества русского поэта. Автор показывает, что в поэзии А.А. Фета нет действий, поскольку Фет существует в восторженных порывах духа, в сосредоточенных созерцаниях. Все наслаждения неожиданно вспыхивающих мыслей, все радости намеков, от которых напряженно мыслящему духу внезапно открываются необозримые дали желанной истины, всё счастье открытия, проникновения – это высшее счастье мыслителя, – находим мы воплощенными в изумительных лирических миниатюрах Фета. Поэзия оценивается при этом как прикладная область философии. Новизна статья выражается и в том, что показано, как художественное чувство А.А. Фета не чуждо природе, как чужд ей самодержавно творческий разум человека.
Litera, 2014-4
Спирова Э.М. - Трагический конфликт Гамлета c. 45-68

DOI:
10.7256/2409-8698.2014.4.14988

Аннотация: Данная статья посвящена анализу образа Гамлета в работах одного из основателей психоистории, американского психолога Эрика Эриксона. Трагедия У. Шекспира «Гамлет» привлекала внимание многих исследователей. В течение нескольких веков писатели, литературоведы, критики обращались к этому произведению. Особую популярность трагедия приобрела в русской литературе. Разумеется, сначала «Гамлет» подвергся интерпретации и разбору в Германии и Франции. Влияние «Гамлета» нашло отражение в таких произведениях как «Гамлет Щигровского уезда» и в тех, что изучают в школе, «Отцы и дети», «Рудин», «Гамлет и Дон-Кихот», «Иванов». Шекспир исследуется уже не как драматург, а как художник, воссоздающий личности большого масштаба. Повышается интерес к нему и как к психологу. В статье использованы приёмы психоаналитического анализа литературных произведений. Эта традиция восходит к З. Фрейду, который дал оригинальную трактовку произведений искусства. Новизна статьи обусловлена тем, что в ней трагедия «Гамлет» трактуется в рамках психоистории. Образом датского принца Э. Эриксон пытается проиллюстрировать особую стадию развития человека, время, когда определяется его судьба. Американского психолога интересует кризисное состояние молодого человека, когда он пытается проявить критическое отношение к императивам общества, обнаруживая при этом упрямство и повышенное стремление к философской рефлексии. По мнению Эриксона, произведение Шекспира выражает величие и трагедию юноши. Гамлету, как и любому человеку, приходится сталкиваться с такими бедствиями века, которые несовместимы с юным умом и горячим сердцем.
Психология и Психотехника, 2014-3
Спирова Э.М. - По ту и другую стороны свободы и достоинства

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.3.11472

Аннотация: Длительное время Б.Ф. Скиннер был самым известным в США психологом. Однако влияние его работ было связано лишь с профессиональной психологией. Только за последние годы интерес к его идеям обнаружили философы, этики, историки. Скиннер испытывал неприязнь ко всему субъективному, связанному с ментальными навыками. Он искал физиологические основы человеческого поведения, редуцируя фактически радиус психологии. Скиннер нередко собственно психологическое толкование поведенческих актов человека считал надуманным, излишним. Он пытался истолковать внешние формы человеческого поведения, пользуясь методом наблюдения за поступками людей и животных. Его чтили и критиковали. Однако час его пришёл. Сейчас его идеи снова получили хождение, потому что укрепилась тенденция редуцировать психические процессы к физиологическим. Автор использует исторический метод, чтобы показать влиятельность Б.Ф. Скиннера в те годы, когда его учение появилось. Применяется также сравнительный метод, чтобы выявить близость бихевиоральных установок нынешним попыткам устранить психологический ярус человеческого поведения. Новизна подхода состоит в том, что автор пытается поместить идеи Скиннера в контекст минувшего века и изучить преображение его идей в нынешнем столетии. Показано, что вновь подвергаются критике свобода и достоинство человека, поскольку они, по мнению Скиннера и многих современных исследователей, фактического содержания не имеют.
Филология: научные исследования, 2014-3
Скворцова Е.Л. - Японская духовная традиция в свете проблемы “разума тела”

DOI:
10.7256/2454-0749.2014.3.12378

Аннотация: Предметом рассмотрения в статье является одна из характерных черт японского менталитета: актуальное, в режиме «здесь и теперь», целостное знание о мире рассматривалось как не менее, а зачастую – более значимое и истинное, чем текстовое знание. Особенно часто мы встречаемся с такого рода знанием в художественной традиции: в понимании творческого акта (как встраивания в динамику мирового континуума) и в способе обучения (как непосредственную, от учителя к ученику, передачу знания не только о профессии, но и о праведной жизни). Понимание истинного знания японцы унаследовали из Древнего Китая, где уже в IV в. до н.э. Чжуан-цзы обозначил две «ступени» непосредственного, телесно-укоренённого, знания о мире: ступень младенца, не выделяющего себя из своего окружения и ступень наделённого самосознанием профессионала, прошедшего длительную выучку. В обоих случаях человек действует спонтанно, «как природа», опираясь на внутреннюю убеждённость в правильности своего действия. Данный аспект знания становился предметом исследовательского интереса и на Западе. В частности, в России поэт В.А. Жуковский и писатель Л.Н. Толстой обратили своё внимание на такое, не выразимое в словах, актуальное, в режиме «здесь и теперь» знание о мире. Германский философ Е. Херригель посвятил несколько лет жизни совершенствованию холистического, телесно-ментального аспекта разума на пути кюдо – искусства стрельбы из лука. Об этом он написал две книги. Философ М. Полани посвятил данной теме монографию «Личностное знание». В нашей стране проблема «разума тела» наиболее полно рассматривается в работах Л.Г. Пугачёвой и В.А. Подороги. При проведении исследования применялся компаративистский метод, один из главных методов, используемых в гуманитарном знании. Сравниваются традиции западной эпистемологии, полагающей безличностное текстовое знание, безразличное к соматической природе человека – основополагающим для понимания мира и характерное для дальневосточной ментальности целостное, неутилитарное (по сути эстетическое) знание о мире и человеке первичным и потому наиболее истинным. Целостный, телесно воплощённый, эстетический аспект знания исторически предшествовал текстовому знанию. Дальневосточная традиция вплоть до XX века подчёркивала его первичность и истинность. Тем не менее, следует учитывать, что текстовое знание, дающее статическое и схематизированное описание мира, всё же логически первично: чтобы хотя бы выделить динамический аспект знания, надо встать по отношению к нему в позицию наблюдателя. Научная новизна состоит в применении разработок западных и российских учёных в области эпистемологии к менталитету стран дальневосточного культурного ареала.
Философия и культура, 2014-2
Спирова Э.М. - В коловороте общественных иллюзий (К 30-летней годовщине выхода в свет монографии П.С. Гуревича «Социальная мифология»)

DOI:
10.7256/2454-0757.2014.2.10865

Аннотация: В статье содержится предложение обсудить широкий круг вопросов, связанных с массовыми идеологическими процессами. Поводом для дискуссии послужила книга П.С. Гуревича «Социальная мифология», которая была издана 30 лет назад. В статье отмечается, что этот труд был, судя по всему, первым исследованием в отечественной литературе феномена социальной мифологии. В условиях цензуры того времени автор был лишен возможности анализировать также мифы коммунистической идеологии. Ему не удалось дать критическую оценку концепции научной идеологии. Но проницательный читатель понимал, что феномен социальной мифологии носит универсальный характер. В последующих своих работах П.С. Гуревич возвращался к давним сюжетам, углубляя представление о массовых идеологических процессах. Особенно это заметно в материалах Круглых столов, которые проводятся под руководством П.С. Гуревича и печатаются в журнале «Вестник аналитики». Используется метод исторического анализа, который позволяет раскрыть разные этапы становления социальной мифологии и отметить специфическую проблематику каждого периода. Новизна идеи статьи обусловлена тем, что в отечественной литературе появилось немало частных исследований этой темы. Однако нет общей, хорошо продуманной концепции той роли, которую играет социальная мифология в современных условиях. В данной статье автор обозначил полемические проблемы, которые могли бы получить дальнейшую разработку.
Психология и Психотехника, 2014-1
Спирова Э.М. - «Человек сведущий» (homo intelligens)

DOI:
10.7256/2454-0722.2014.1.10703

Аннотация: В современной философской антропологии наметилась тенденция соединить данные палеоантропологии и социобиологии с новейшей информационной техникой. Предметом статьи является анализ данной тенденции. На этой основе осмысливается характер человеческого общества в виде глобальной общности жителей синергетического общества, существующего на основе взаимной помощи без потребности в государстве и вооруженных силах. В отличие от современного человека разумного (homo sapiens) нового человека называют человеком понимающим (homo intelligens). Огромные достижения информационного общества поставят перед человечеством массу вопросов. Останется ли жажда познания неоспоримым импульсом креативной деятельности? Какое выражение примет инстинкт выживания? Насколько вообще мы останемся биологическими существами? Методология исследования – сравнение классической модели разумного человека с человеком сведущим. Используется герменевтический подход для выстраивания нового облика философской антропологии. В исследовании показано, что массово-информационные процессы глобального мира теперь уже невозможно изучать без всесторонней философско-антропологической теории. Говоря о «глобальном человеке», о проблеме самоидентификации в обществе «реальной виртуальности», мы не можем следовать лишь логике компьютерных технологий, обезличенной информационной среды.
Филология: научные исследования, 2014-1
Симуш П.И. - Филология Б.Л. Пастернака: какими категориями будущего мыслит?

DOI:
10.7256/2454-0749.2014.1.10838

Аннотация: Автор пытается дать развернутый анализ творчества великого поэта Б.Л. Пастернака. Он обращается не только к поэзии, но и рассмотрению романа «Доктор Живаго». Замысел статьи состоит в том, что раскрыть особенности поэтической речи Б.Л. Пастернака, показать поразительную тонкость в выборе лексических средств. И вместе с тем через феноменологию слова автор статьи стремится выявить философский, метафизический смысл наследия Пастернака. Божественный и философский голоса дают филологии возможность рассматривать реальность в ее многомерности, в имманентном и трансцендентном измерении. В анализе творчества Л.Б. Пастернака автор обратился к историческому методу, который позволил воссоздать характерные приметы времени, когда творил поэт. Использован также феноменологический метод, дающий возможность показать, какими категориями мыслит пророческий дар поэта. Новизна подхода состоит в том, чтобы показать связь поэзии Б.Л. Пастернака с культурой, ее запросами и интеллектуальными ресурсами. Показана автономность и независимость позиции поэта, который не считал, что поэт обязан обслуживать указания власти и косность общественного мнения. В эпоху, которая творила кумиров, поэт написал бессмертные строчки: «Быть знаменитым некрасиво».
Филология: научные исследования, 2014-1
Спирова Э.М. - Влияние Гёльдерлина на творчество Гегеля

DOI:
10.7256/2454-0749.2014.1.10898

Аннотация: Немецкий поэт Фридрих Гёльдерлин (1770-1843) был хорошо знаком с Гегелем. Существует хорошо обоснованное мнение о том, что поэт оказал влияние на философа, существенно подкорректировав его метафизические взгляды. Это мнение поддерживается и тем, что Гёльдерлин в своем творчестве был весьма философичен. Особенно его привлекали идеи античных философов. Это отразилось, в частности, в драме «Эмпедокл» и в целом ряде собственно лирических стихотворений. Эллада была для поэта не только эпохой величайшей культуры, но также и предметом восхваления, метафизического, поэтического осмысления. Поэтому она казалась ему земными раем, и он описывал её в духе пантеизма. Философский пафос Гёльдерлина обнаружился также и в саркастической критике немецкой обыденщины, филистерства. Гегель испытывал к поэту большую симпатию. Опираясь на исторический метод, автор пытается осуществить феноменологическую реконструкцию отношений между поэтом и философом. Используются не только документы, но применяется также приём допустимого воображения, позволяющий домыслить смысл их встреч и дружеских отношений. Новизна подхода состоит в том, что автору кажется несомненным не только влияние поэта на философа, на динамику его философских взглядов. Гегель тоже сумел зажечь сердце поэта философскими темами, которые нашли отражение в его творчестве. Такой ракурс темы и рассматривается впервые.
Litera, 2014-1
Полищук Е.П. - Феномен "HOMO MYSTICUS" в современном мире: художественное мышление, мифопоэтика и эсхатологические визии Даниила Андреева c. 68-124

DOI:
10.7256/2306-1596.2014.1.11433

Аннотация: Дискурс об особенностях феномена Даниила Андреева в культуре конца ХХ-ХХI вв. только начинает приобретать форму научного междисциплинарного изучения, поэтому полагаем о целесообразности рассмотрения творчества писателя с позиций honos habet onus при его анализе в пределах культурной антропологии, литературоведения, эстетики, религиоведения. Предлагаем обратить внимание не только на необычное восприятие мира или неординарное литературное наследие, но и особенности мышления, ценностное ядро личности Д.Л. Андреева, исходя из идеи, что он – человек мистического плана, а не просто писатель в жанре "фентези" или философской лирики. А уж тем более, вряд ли его следует считать оригинальным философом только на основании создания неординарной концепции мироздания и истории человечества. Как исследователя "запредельного", и формы проникновения в него, предлагаем его считать Homo mysticus. Наша гипотеза прорабатывается на основании изучения биографических материалов и результатов его творчества в несколько необычных срезах, прежде всего патографическом, при попытке оценить основные причины формирования Д.Л. Андреева как одного из интересных мистиков ХХ века, оригинального мыслителя, апеллирующего к метаисторическим аспектам существования человечества и современной цивилизации. В качестве предмета исследования берутся стиль мышления, мифопоэтическое творчество и эсхатологические взгляды писателя. Как вывод, предлагается оценивать мировоззрение "вестника" и его ведущий компонент – эсхатологические мысли, в качестве "Человека мистического", учитывая особенности его как личности, источники неординарности его художественного мышления и таланта.
Litera, 2013-3
Спирова Э.М. - Универсальный миф c. 148-176

DOI:
10.7256/2306-1596.2013.3.10304

Аннотация: Огромные перемены, происходящие в мире, казалось бы, ведут к еще большей рациональности всех аспектов общественной жизни. Современные политики и технократы пытаются развивать социум на основе сплоченности разума. Господствующие элиты пытаются использовать единую систему мышления. Однако вместе с тем в общественном сознании все чаще укореняется такой феномен, как социальный миф. В нашем веке к мифу как феномену духа и сознания обратились не только философы и историки, но также социологи и филологи. В современной литературе понятие «миф» обладает разными смыслами. Огромную роль приобретает миф в современной художественной литературе. Достаточно указать, например, на литературу латиноамериканских стран. Во многих произведениях писателей миф выражает судьбический смысл. Герой или героиня романа зачастую проживает не собственную, сугубо индивидуальную жизнь. Жизнь персонажей воспроизводит некий архетип вечной возобновляющейся приговоренности. Мы сталкиваемся с кружением времен, с круговой логикой событий. В то же время заметен поиск универсального мифа, который воплотил не частные надежды, а чаяния многих людей.
Психология и Психотехника, 2013-1
Спирова Э.М. - Феномен духа в философской антропологии

DOI:
10.7256/2454-0722.2013.1.8681

Аннотация: Существует довольно распространенное мнение о том, что философская антропология теснейшим образом связана с культурой. Нет смысла говорить о человеке вне культуры. Отчасти это утверждение справедливо. Однако культура указывает на определенный способ бытия. Многие антропологи и культурологи не задаются целью выяснить, почему таков человек, что представляет собой его экзистенциальная реальность, в которой проявляется его детерминированная оригинальность. Сведение всей проблемы человека к описанию культуры означало бы невнимание к основной стороне вопроса: что определяет культурную сущность человека?
Педагогика и просвещение, 2013-1
Спирова Э.М. - Как формировалась идея воспитания?

DOI:
10.7256/2454-0676.2013.1.8714

Аннотация: В системе образования высшая школа занимает особое место, которое определяется тем, что она завершает процесс формирования человека. В отличие от общего и среднего специального образования, высшее образование не только дает своим выпускникам знание более высокого уровня. Оно не только прокладывает мост к миру большой, академической науки, закладывает фундамент для реализации творческих способностей человека.
SENTENTIA. European Journal of Humanities and Social Sciences, 2013-1
Спирова Э.М. - Why do we need history?

DOI:
10.7256/1339-3057.2013.1.9019

Аннотация: People of the past are alive due to a special kind of social practice – social memory. Modern psychology demonstrates sufficiently that no one can, on their own, have an adequate understanding of their social behaviour and way of thinking. However sincere his attempts to be the judge of himself, sooner or later he has to resort to somebody else’s judgement and interpretation. This also holds true for the consciousness of nations, confessional communities, political and ideological movements. A historian’s belonging to some historiographic tradition or another, undoubtedly influences the character of his research. And to the same degree, a historian’s work is influenced by his individuality. Problems and methods of historical anthropology are not infrequently called the history of mentality. This is associated with the French School of Annals. The history of mentalities, however, can hardly pretend to have an autonomous status in the system of historical knowledge. We cannot foresee to what and how history will respond, but there is an old observation by social psychologists that social shifts begin in a form and depth that nobody expects. People of the Renaissance considered that history began with them, they imagined themselves to be pioneers, aware as they were that they were reviving antiquity. Tradition often seems irrelevant, a password for an archaic period and preposterous old times. But it is in tradition that infinite social experience is crystallized.
Психология и Психотехника, 2012-12
Спирова Э.М. - ЗАРАСТАНИЕ ТРАНСЦЕНДЕНТНОЙ ТРОПЫ
Аннотация: В статье исследуется особый феномен, который относится к современной культуре – утрата трансцендентного чувства. Автор считает, что ценностный вакуум, явление бездуховности оказываются последствием именно разрушением трансцендентного мира, или, пользуясь выражением М. Хайдеггера, «зарастанием трансцендентной тропы». В статье прослеживается история этого процесса, связанного с расколдованием этого мира, с разрастанием сциентистского сознания, житейской прагматики, обмирщением религиозных переживаний.
Психология и Психотехника, 2012-11
Спирова Э.М. - ГЕНИАЛЬНАЯ ОШИБКА ФРИДРИХА НИЦШЕ
Аннотация: Немецкого философа Фридриха Ницше (1844-1900) томила мысль о разорванности человеческого существования. В этой смертной жизни каждому из нас приходится быть либо женщиной, либо мужчиной. Нам не дано испытать целостный, неразорванный опыт человеческого бытия. Но дело не только в этом: культура теперь, через много столетий стала фрагментарна, калейдоскопична. Люди, которые находятся в одной культурной нише, с трудом понимают тех, кто облюбовал иное пристанище. В статье речь идет о том, как Ницше трактовал античную культуру и в чем был неточен, хотя и гениален.
Философия и культура, 2012-6
Спирова Э.М. - СИМВОЛ КАК ОБРАЗ И ПОНЯТИЕ (Полемический отклик на замечания проф. В.А. Подороги)
Аннотация: В статье речь идет о символе как понятии философской антропологии. Автор пытается обосновать двоякую функцию символа, который может выступать в виде образа и в виде понятия. Такая постановка вопроса встретила поддержку членов диссертационного совета во время защиты докторской диссертации «Символ как понятие философской антропологии. Тем не менее, проблема оказалась дискуссионной. В данном случае автор статьи отвечает на вопросы, поставленные В.А. Подорогой, во время защиты. Он отметил, что символ ближе к образу, нежели к категориальному аппарату философии.
Психология и Психотехника, 2012-5
Спирова Э.М. - АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ МЫШЛЕНИЯ
Аннотация: Как человек думает? Можно ли научить человека думать лучше, эффективнее, продуктивнее и точнее? Проблемы мышления вызывают все больший интерес не только у философов, но и у психологов. Особое внимание к этой теме обнаруживает и философская антропология. С чем это связано? Автор статьи пытается раскрыть антропологический аспект мышления.
Педагогика и просвещение, 2012-4
Спирова Э.М. - Гуманитарное знание в поисках смысла
Аннотация: От чего люди обоготворяют знание? Почему они придают такое значение зазубриванию формул, законов, дат? Разве нельзя прожить без всевозможных открытий и изобретений. Пусть я не помню, что происходило под Ватерлоо. Что из того, что я забыл формулу синильной кислоты? Разве мир рухнет, если я не обозначу сейчас на доске этот физический закон? Что заставляет нас так благоговейно ценить знание?
Философия и культура, 2012-3
Спирова Э.М. - ПОСТИЖЕНИЕ СИМВОЛА: ОТ ГЕГЕЛЯ К ЛАКАНУ
Аннотация: В статье отмечается динамика, которая характеризует современное толкование символа. Опираясь на наследие Гегеля, автор показывает, что общий прогноз немецкого философа об умалении символических форм мышления, не оправдался. Наш век, как и предыдущий, восстанавливает традиции символического постижения реальности. В статье раскрывается антропологический смысл символа, характеризуется образ человека, который постмодернизмом.
Философия и культура, 2012-2
Спирова Э.М. - ФЕНОМЕН СИМВОЛА В ИСТОЛКОВАНИИ ЧЕЛОВЕКА
Аннотация: В статье проводится мысль о том, что именно понимание символа как особого феномена определило во многом и философское постижение человека. В античной культуре человек осмысливался в основном как биологическое создание. Переосмысление символа как указания на иной мир, незримо связанный с земным, изменило и представление о человеке. Отныне, согласно средневековым представлениям, человек интересен и значим не только тем, что в нем явлено, но и тем, что сокрыто. Символ показывает, что человек не является простым соединением тела, души и духа. Он соединяет в одно целое то, что по сути противоположно и несовместимо.
Психология и Психотехника, 2012-1
Спирова Э.М. - СИМВОЛ В ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ
Аннотация: Появление трансперсональной психологии радикально изменило толкование символа. Выявились философско-антропологические глубины этого понятия, обнаружились возможности его толкования в связи с перинатальным опытом. Вместе с тем углубились и представления о трансцендентном характере символа. В трансперсональных переживаниях мы научились отождествляться с другими людьми, с различными животными, растениями и элементами неорганического мира. Так открылось новое знание самих себя, других людей, природы и космоса, глубокое понимание бессознательных движущих сил нашей психики.
Философия и культура, 2009-2
Спирова Э.М. - ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ ИЛИ СУДЬБА БЕЛОГО ЧЕЛОВЕКА
Аннотация: На протяжении многих веков белый человек считался властелином Земли. Сверхдержавы, экономические гиганты были расположены главным образом в Северном полушарии, населены преимущественно белыми и управлялись ими же. И тем не менее контроль белых над значительными частями Земли является недавно сложившейся ситуацией. Она начала зарождаться 300-400 лет назад. Тогда европейцы двинулись за границы собственного континента. Они открыли Новый Свет, быстро покорили индейцев и захватили как Северную, так и Южную Америку. Они освоили торговый путь в Индию, не затронув ислам, который господствовал в Средиземноморье, продолжили колонизацию Азии и Африки.
Философия и культура, 2009-2
Спирова Э.М. - ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ ИЛИ СУДЬБА БЕЛОГО ЧЕЛОВЕКА
Аннотация: На протяжении многих веков белый человек считался властелином Земли. Сверхдержавы, экономические гиганты были расположены главным образом в Северном полушарии, населены преимущественно белыми и управлялись ими же. И тем не менее контроль белых над значительными частями Земли является недавно сложившейся ситуацией. Она начала зарождаться 300-400 лет назад. Тогда европейцы двинулись за границы собственного континента. Они открыли Новый Свет, быстро покорили индейцев и захватили как Северную, так и Южную Америку. Они освоили торговый путь в Индию, не затронув ислам, который господствовал в Средиземноморье, продолжили колонизацию Азии и Африки.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"