по
Культура и искусство
12+
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Статьи автора Хренов Николай Андреевич
Культура и искусство, 2016-5
Хренов Н.А. - Кино как интертекст: от мифа города как праздничного разгула к апокалиптическим образам

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.5.17514

Аннотация: В статье предпринята попытка выявить в рецепции кино мифологические подтексты, определяющие восприятие реципиентом конкретных фильмов, созданных многими режиссерами в разные эпохи. Эти подтексты активно влияют на сознание массовой публики, но при этом не осознаются. Содержанием массовой рецепции кино являются, в том числе, внекинематографические проявления коллективного бессознательного. В ней актуализируются ментальные проекции образов - архетипов, возникших в разные эпохи истории культуры и связанные с утопическими представлениями, мифами, религиозными и фольклорными символами. Причем, проекциям коллективного бессознательного на кинематограф предшествуют проекции на город, которые затем переносятся и на кино. В конечном счете, кинематограф как таковой оказывается грандиозным интертекстом, в котором получает отражение история культуры как в ее осевом, так и в доосевом выражении. Предмет анализа в статье сводится к проекциям, ставшим реальными уже на ранних этапах истории кино. Для выявления мифологических, фольклорных и архетипических подтекстов в рецепции города, а затем и кино применяется методология таких научных дисциплин, как рецептивная эстетика, семиотика культуры, социология искусства, психология масс, психоанализ и аналитическая психология. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: а. в структуре посещаемости раннего кино преобладают слои городского населения, сохраняющие в своем сознании фольклорные стереотипы; б. восприятие города происходит в соответствии с фольклорным архетипом праздничного разгула; в. фольклорная аура, проецируемая вчерашним крестьянином - мигрантом на город, определяет отношение массовой аудитории к кино. Вклад автора в исследование кинорецепции связан с осознанием восприятия кинематографа в соответствии с мифом города, существовавшего в доиндустриальной культуре. Новизна исследования заключается в выявлении в сознании реципиентов специфических архетипов, в том числе, религиозного характера, актуализируемых в рецепции кинематографа 1900-1910-х годов.
Культура и искусство, 2016-4
Хренов Н.А. - Кино и миф. Рецепция кино в городской культуре России начала ХХ века

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.4.17467

Аннотация: В статье предпринята попытка выявить в рецепции кино мифологические подтексты, определяющие восприятие реципиентом конкретных фильмов, созданных многими режиссерами в разные эпохи. Эти подтексты активно влияют на сознание массовой публики, но при этом не осознаются. Содержанием массовой рецепции кино являются, в том числе, внекинематографические проявления коллективного бессознательного. В ней актуализируются ментальные проекции образов - архетипов, возникших в разные эпохи истории культуры и связанные с утопическими представлениями, мифами, религиозными символами. Причем, проекциям коллективного бессознательного на кинематограф предшествуют проекции на город, которые затем переносятся на кино. В конечном счете, кинематограф как таковой оказывается грандиозным интертекстом, в котором получает отражение история культуры как в ее осевом, так и в доосевом выражении. Предмет анализа в статье сводится к проекциям, ставшим реальными уже на ранних этапах истории кино. В исследовании рецепции раннего кино (преимущественно отечественного) использована методология таких направлений в психологической науке, как психоанализ и аналитическая психология, а также психология масс в варианте Г. Лебона и С. Московичи. Основными выводами проведенного исследования являются следующие выводы: а. в структуре посещаемости раннего кино преобладают те слои городского населения, которые сохраняют в своем сознании фольклорные стереотипы, б. восприятие города происходит в соответствии с фольклорным стереотипом восприятия города как праздника, в. аура, проецируемая массовым сознанием на город, определяет отношение массовой публики к кино. Вклад автора в исследование рецепции кино связан с восприятием кино как мифа города.Сюжеты раннего кино воспроизводят мотивы праздничного мифа. Новизна исследования заключается в выявлении в сознании реципиентов специфических архетипов, актуализируемых в рецепции кино.
Культура и искусство, 2016-3
Хренов Н.А. - Кино и город: фольклорный образ праздничного разгула в ранней кинематографической рецепции

DOI:
10.7256/2454-0625.2016.3.17481

Аннотация: Предметом исследования в данной статье являются мифологические подтексты, определяющие восприятие реципиентом конкретных фильмов, созданных многими режиссерами в разные эпохи. Эти подтексты активно влияют на сознание массовой публики, но при этом не осознаются. Содержанием массовой рецепции кино являются, в том числе, внекинематографические проявления коллективного бессознательного. В ней актуализируются ментальные проекции образов-архетипов, возникших в разные эпохи истории культуры и связанные с утопическими представлениями, мифами, религиозными символами. Причем, проекциям коллективного бессознательного на кинематограф предшествуют проекции на город, которые затем переносятся и на кино. В конечном счете, кинематограф как таковой оказывается грандиозным интертекстом, в котором получает отражение история культуры как в ее осевом, так и в доосевом выражении. Предмет анализа в статье сводится к проекциям, ставшим реальными уже на ранних этапах истории кино. Для выявления мифологических и архетипических подтектов в рецепции кино применяется методология таких научных дисциплин, как рецептивная эстетика, психоанализ и аналитическая психология. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: а. в структуре посещаемости раннего кино преобладают те слои городского населения, которые сохраняют в своем сознании фольклорные стереотипы; б. восприятие города происходит в соответствии с фольклорным стереотипом праздничного разгула как синонима свободы; в. проецируемая массовым сознанием на город аура определяет, в том числе, и рецепцию кино. Вклад автора в исследование кинорецепции связан с распознаванием образа кино, на который переносится миф города. Новизна исследования заключается в выявлении существующих в сознании реципиентов специфических архетипов, актуализируемых при восприятии кино.
Культура и искусство, 2015-5
Хренов Н.А. - Публичность в ее традиционных и виртуальных формах как феномен культуры. Статья вторая

DOI:
10.7256/2454-0625.2015.5.13870

Аннотация: Предметом исследования в данной статье являются природа и функции публичности как феномена культуры. Среди многочисленных видов исторического исследования известны история общества, история государства, история культуры, история коммуникации и история искусства. Однако параллельно истории искусства развертывается история публики, т.е. среды, в которой функционирует искусство. Среда или способствует развитию интенсивной художественной жизни или же, наоборот, это развитие тормозит. Однако история публики одновременно является и историей более общего явления - публичности, манифестируемой не только в художественных, но, например, в обрядовых,ярмарочных, праздничных, фестивальных, спортивных, зрелищных и театральных формах. Что такое публичность как нечто промежуточное между историей искусства и историей общества? Какие формы публичности существовали в истории? Какие функции публичность в истории осуществляла? По поводу всех этих вопросов и размышляет автор статьи. Это и является предметом исследования. Поскольку история публичности - частное проявление истории общества, то для выявления ее природы и функций автор использует социологический подход как дополняющий исторический подход. Социология диктует дифференцированный подход к обществу и, соответственно, к публичности. В статье выявляются признаки публичности, характерные для доиндустриального, индустриального и постиндустриального общества. Большое значение автор уделяет переходу от форм публичности, характерных для индустриального общества, к формам публичности, что репрезентативны уже для постиндустриальных обществ, в границах которых возникают виртуальные формы публичности на технологической основе. В статье уделяется внимание тому вкладу, который вносит в становление новых форм публичности так называемый "третий класс". Новизна предпринятого исследования заключается в том, что процессы, развертывающиеся в городах Нового и Новейшего времени и, в частности,характерные для новых форм публичности, имеют последствия не только для общества, но и для культуры. Публичность - это в то же время и сфера творчества культуры. Поэтому применительно к публичности как предмету исследования в данной статье впервые привлекается культурологический подход. Публичность - явление, связанное не только с социумом, но и с культурой. Так, чтобы это продемонстрировать, автор обращается к театральной жизни ХУIII века, в которой уже возникают эмбрионы будущих виртуальных форм публичности, связанных, например, с телевидением или интернетом.
Культура и искусство, 2015-4
Хренов Н.А. - Публичность в ее традиционных и виртуальных формах как феномен культуры. Статья первая

DOI:
10.7256/2454-0625.2015.4.13822

Аннотация: Предметом исследования в данном статье являются природа и функции публичности как феномена культуры. Однако осмысление публичности в работе имеет четкие хронологические рамки, а именно, в ней прослеживается возникновение новой формы публичности в городах Нового и Новейшего времени. Если воспользоваться социологическим подходом, то возникновение и становление новой формы публичности связано с переходом от доиндустриальных обществ к обществам индустриальным. Поколения второй половины ХХ века столкнулись уже с переходом иного плана - переходом от индустриального общества к постиндустриальному обществу. Что касается публичности в городах Нового времени, то в ней сохраняется многое от традиционных ее форм. Но постепенно с появлением массовой коммуникации, возникающей на технологической основе, публичность утрачивает традиционные формы, становясь выражением виртуализации пространства. Автор пытается вскрыть антропологические признаки публичности как в ее традиционных, так и в виртуальных формах. Основным методологическим подходом к анализу публичности является социологический подход. Однако привлекается также историко - генетический подход. Привлекаются наблюдения социологов и культурологов, исследующих ранние формы социума. Автор убежден, что возникшие на ранних этапах истории архетипические дуальные формулы могут активизироваться и на поздних этапах социума. В качестве примера этого тезиса приводится извлеченная из древнерусских летописей игровая оппозиция между великороссами и малороссами. Новизна предпринятого исследования заключается в рассмотрении в качестве объекта исследования разных форм публичности, начиная с существовавших в архаических обществах смеховых обрядов, поведения купцов на ярмарках, дворянских и купеческих клубов и кончая формами публичности, реализуемыми в виртуальных формах. Автор пытается выявить такие признаки публичности, как театральность, зрелищность, ее игровая и праздничная природа. Особое значение в статье придается отношениям между социумом и театром.
Культура и искусство, 2015-3
Хренов Н.А. - От перформанса в его актуальных формах к культурному прецеденту. Статья вторая

DOI:
10.7256/2454-0625.2015.3.14390

Аннотация: Обсуждаемым в данной статье предметом является творческая личность как публичная личность. Она может выражать себя в разных формах. В данном случае из всех возможных форм выделяется и рассматривается та, в которой на первый план выходит протестное начало. Конкретным выражением такой формы предстают такие виды современного искусства, как перформанс и хэппенинг, особенно те их образцы, в которых подчеркнуто протестное начало. Ощущаемый в них радикализм облегчает выявление аспектов деятельности художника, способствующих трансформации творческой личности в личность публичную. Перформианс и хэппенинг - такие формы, принадлежность которых к искусству не столь очевидна. Они воспринимаются маргинальными и не включаются в традиционную систему искусств. Их радикальные протестные проявления часто оказываются юридически наказуемыми. Однако юридические оценки не облегчают, а усложняют вынесение эстетических оценок. Чтобы преодолеть неопределенность статуса таких форм, необходимо их рассмотреть как феномены культуры, имеющие прецеденты в прошлом. Непосредственным их предшественником является то, что в Древней Руси называли юродством. Подобный культурологический ракурс исследования творческой личности предпринимается впервые. Опираясь на исследования А. ван Геннепа и В. Тэрнера, автор выявляет латентный признак деятельности творческой личности, называемый лиминальностью, т.е. необходимостью и способностью выражать чувство протеста, понимаемого как протест не только против власти, но и общества, закосневшего в конформизме. В доиндустриальных обществах носитель лиминальности, т.е. юродивый представал сакральной фигурой, не подлежащей преследованию со стороны власти. В секуляризированных обществах ее носителем выступает художник, как и создаваемые им образы героев. Современной формой выражения духа лиминальности оказываются хэппенинги и перформансы.
Культура и искусство, 2015-2
Хренов Н.А. - От перформанса в его актуальных протестных формах к культурному прецеденту. Статья первая

DOI:
10.7256/2454-0625.2015.2.14144

Аннотация: Обсуждаемым в данной статье предметом является творческая личность как публичная личность. Она может выражать себя в разных формах. В данном случае из всех возможных форм выделяется и рассматривается та, в которой на первый план выходит подчеркнутое протестное начало. Конкретным выражением этой формы предстают такие виды современного искусства, как перформанс и хэппенинг, особенно те их образцы, в которых активно протестное начало. Ощущаемый в них радикализм облегчает выявление аспектов деятельности художника, способствующих превращению творческой личности в личность публичную. Перформанс и хэппенинг - такие формы, принадлежность которых к искусству не столь очевидна.Они воспринимаются маргинальными и не включаются в традиционную систему искусств. Их радикальные протестные проявления часто оказываются юридически наказуемыми. Однако юридические оценки не облегчают, а усложняют вынесение эстетических оценок. Чтобы преодолеть неопределенность статуса таких форм, необходимо их рассмотреть как феномены культуры, имеющие прецеденты в прошлом. Непосредственным их предшественником является то, что в Древней Руси называли юродством. Подобный культурологический ракурс исследования творческой личности предпринимается впервые. Опираясь на исследования А. ван Геннепа и В. Тэрнера, автор выявляет латентный признак деятельности творческой личности, называемый лиминальностью, т.е. необходимостью и способностью выражать чувство протеста, понимаемого как протест не только против власти, но и общества, закосневшего в конформизме. В доиндустриальных обществах носитель лиминальности, а именно юродивый представал сакральной фигурой, не подлежащей преследованию со стороны власти. В секуляризированных обществах ее носителем выступает художник, как и создаваемые им образы героев. Современной формой выражения духа лиминальности оказываются хэппенинги и перформансы.
Культура и искусство, 2014-6
Хренов Н.А. - Проект семиотики кино спустя несколько десятилетий: интерпретация теоретического наследия С. М. Эйзенштейна Вяч. Вс. Ивановым

DOI:
10.7256/2454-0625.2014.6.13239

Аннотация: Статья посвящена предпринятому академиком Вяч. Вс. Ивановым, юбилей которого отмечался в этом году, семиотическому истолкованию теоретического наследия кинорежиссера С. М. Эйзенштейна, предвосхитившего столь популярную с 60-х годов структуралистскую методологию. Научные интересы Вяч. Вс. Иванова чрезвычайно широки. В данной статье затрагивается только его интерес к кино и, в частности, к творческому наследию кинорежиссера С. М. Эйзенштейна. Это наследие привлекло внимание Вяч. Вс Иванова потому, что в нем академик обнаружил движение в сторону понимания кино как языка или, еще точнее, знаковой системы. Вяч. Вс. не мог не обратить на это внимание, поскольку становление семиотической методологии в России связано именно с его именем. Естественно, что он не мог не осмыслить и предысторию семиотики. Такая предыстория в сфере кино связана с именем С. М. Эйзенштейна. Пытаясь понять значение исследования Вяч. Вс., посвященного эстетике С. М. Эйзенштейна, автор также касается применения семиотической методологии к кино как знаковой системы вообще В связи с этим в статье воспроизводится атмосфера увлечения семиотикой отечественными теоретиками кино. Однако спустя десятилетия интерес к структурализму и семиотике начал угасать. Это происходило по мере появления в гуманитарной науке подходов, связанных с постструктурализмом и постмодернизмом. Некоторые теоретики начали активно ниспровергать семиотические подходы, призывая к философскому и, в частности, феноменологическому подходу в изучении кино. Такие подходы возможны и конструктивны, но они однако не упраздняют и семиотический подход. Автор статьи показывает, что такие попытки ниспровержения семиотического проекта кино оказываются преждевременными и поверхностными. Чтобы это осознать, необходимо вчитываться в работы Вяч. Вс. Иванова, посвященные кино. В них философский подход подразумевается. Об этом, в частности, свидетельствует книга Вяч. Вс. "Эстетика Эйзенштейна". Расшифровывая смысл названия книги Вяч. Вс. Иванова, автор показывает, что идея семиотики возникла уже на первоначальном этапе становления эстетики как философской науки.
Культура и искусство, 2014-5
Хренов Н.А. - Между линейным и циклическим принципом: история искусства в ракурсе социодинамики П. Сорокина. Статья вторая.оциодинамики П. Сорокина

DOI:
10.7256/2454-0625.2014.5.12400

Аннотация: Статья касается одного из актуальнейших вопросов методологии изучения истории искусства. Абсолютизация линейного принципа в исторических исследованиях, генезис которого уходит в эпоху Просвещения, привел к тому, что историки искусства внимание стали уделять одним периодам, а другие периоды адекватного осмысления не получали. В этом последнем случае искусство воспринималось пребывающим в упадке и, как казалось, не демонстрировало законченных, определившихся форм. Поэтому оно и не было предметом исследования. Примером этого явилось, например, восприятие западного или византийского средневекового искусства. Сформировавшаяся в эпоху Просвещения эстетика точкой отсчета делала исключительно искусство Ренессанса. В соответствии с этой эстетикой прочитывались все художественные ценности, независимо от того, какой тип культуры они представляли. В первой статье было показано, как П. Сорокин, разрушая стереотипы , утвердившиеся в науке обществе, применяет по отношению к разным историческим периодам циклический принцип как альтернативный по отношению к линейному принципу. Во второй статье показано, как в результате абсолютизации линейного принципа в истории искусства появилось множество неразрешимых вопросов и как примененный П. Сорокиным к истории искусства циклический принцип позволяет эти вопросы разрешить. В данной статье первоочередное внимание уделяется конструктивности используемого П. Сорокиным циклического принципа. При этом важно, что речь у него идет не просто о методологии, но о приложении этой методологии к обширному историческому материалу - истории искусства на всем ее протяжении. П. Сорокин показал, как в истории происходит перманентное чередование трех типов культуры: культуры чувственного типа, культуры идеационального типа и культуры интегрального или смешанного типа. Возникновение и становление каждого художественного стиля развертывается в границах того или иного типа культуры. Так история искусства оказывается в тесной зависимости от истории культуры. Таким образом, концепция социодинамики П. Сорокина вооружает исследователя ценным методологическим подходом. Несмотря на то, что идеи П. Сорокина появились в середине прошлого века, тем не менее, они длительное время не привлекали к себе внимания. В том числе и в среде западных ученых, например, социологов. Это происходило еще и потому, что между социологией и исторической наукой существуют весьма непростые отношения. Обычно социолог не обращается к истории. П. Сорокин разрушает это предубеждение. Интенсивное развитие в современной России культурологии стимулирует интерес к теории социодинамики П. Сорокина, ведь в ней социологический подход объединяется с историческим и культурологическим подходами. Концепция П. Сорокина - один из ярких примеров междисциплинарного сотрудничества в современной науке. В статье показано, насколько плодотворно междисциплинарное сотрудничество при исследовании истории искусства.
Культура и искусство, 2014-4
Хренов Н.А. - Между линейным и циклическим принципом: история искусства в ракурсе социодинамики П. Сорокина

DOI:
10.7256/2454-0625.2014.4.12366

Аннотация: Статья касается одного из актуальнейших вопросов методологии изучения истории искусства. Абсолютизация линейного принципа в исторических исследованиях, генезис которого уходит в эпоху Просвещения, привел к тому, что историки искусства внимание стали уделять одним периодам, а другие периоды адекватного осмысления не получали. Это в первую очередь относится к искусству архаического периода античности, к средневековому искусству и к искусству Византии.В этом последнем случае искусство воспринималось пребывающим в упадке и, как казалось, не демонстрировало законченных, определившихся форм. Поэтому длительное время оно и не было предметом исследования. Сформировавшаяся в эпоху Просвещения эстетика точкой отсчета делала исключительно искусство Ренессанса. Подобная ситуация продолжала оставаться дол тех пор, пока историк не открыл существование альтернативного принципа в историческом процессе, а именно циклического принципа, обоснованию которого и посвящена данная статья. Хотя интерес к этому принципу возникает уже в Х1Х веке, все же его наиболее удачное использование в ХХ веке продемонстрировал русский ученый П. Сорокин, начинавший как социолог. В статье говорится о значении фундаментального труда П. Сорокина, посвященного социальной и культурной динамике, для становления науки о культуре. В статье показано, как русский ученый постепенно двигался к новому открытию и обоснованию циклического принципа , как он его применил в историческом исследовании искусства в ставшей сегодня известной работе, посвященной социальной и культурной динамике, а главное, как с помощью этого принципа можно избавиться от белых пятен в исследовании искусства, которых накопилось очень много. Кроме того, этот труд П. Сорокина, не имеющий аналогов в мировой науке, помогает разрешить и некоторые трудности при изучении современного искусства. Между тем, в момент появления этого фундаментального исследования он не был понят и оценен, как того заслуживает. Современная ситуация в становлении науки о культуре делает этот труд П. Сорокина чрезвычайно востребованным.
Культура и искусство, 2014-3
Хренов Н.А. - Спустя столетие после первой мировой войны. Война и культура.

DOI:
10.7256/2454-0625.2014.3.12260

Аннотация: События на Украине, следствием которых являются расхождения в их оценке со стороны России и Запада, возвращают к извечной проблеме взаимоотношений между России и Западом как двумя цивилизациями. Эти взаимоотношения развертываются по принципу диалога, хотя в истории были периоды, когда этот диалог нарушался. Это произошло в годы первой мировой войны, столетие с начала которой мир отмечает в 2014 году. Но обострение отношений между Россией и Западом, о чем свидетельствовала первая мировая война, не было последним. Вторая мировая война явилась следующим актом этой трагедии. Размышляя о двух мировых войнах ХХ века, автор затрагивает один из самых болезненных вопросов истории - имеющее место между разными цивилизациями непонимание, очередную вспышку которого мы наблюдаем и сегодня. В статье сделана попытка осмыслить не только то, какой ущерб наносит столкновение цивилизаций культуре, но и то, как культура проявляет себя в ситуации войны. Одной из основополагающих функций культуры является функция выживания человеческих коллективов в экстремальных ситуациях, в том числе, и в ситуации столкновений между цивилизациями. В связи с этим автор подробно уделяет внимание проблеме ментальности народов, вступивших в конфликтные отношения. Войной обычно занимаются историки и, еще точнее, военные историки. Мало кто исследует психологический фактор войны. Предполагается, что столкновение между цивилизациями это не только столкновение военных потенциалов, но и ментальностей народов. Исследование ментального фактора как значимого признака культуры в истории войн, чему и посвящена данная статья, позволит утвердить новый взгляд и на войну, и на диалог между цивилизациями, и на функции культуры в экстремальных ситуациях.
Культура и искусство, 2014-1
Хренов Н.А. - Пределы эскалации коммуникативных технологий: ностальгия по площади

DOI:
10.7256/2454-0625.2014.1.11988

Аннотация: В статье освещается вопрос о взаимоотношениях культуры и цивилизации, рассматриваемых сквозь призму развертывания коммуникативных процессов в истории. Острота этой проблемы осознается особенно в связи с функционированием во второй половине ХХ века телевидения, а в последние десятилетия интернета. Однако в это время лишь осознается то, что в реальной практике коммуникации существует со времен появления письменности. История массовой коммуникации связана с последовательным включением в культуру разных технологий, нередко выводящих коммуникативные процессы за пределы культуры. Технологии репрезентируют, прежде всего, установки цивилизации. Однако другой своей стороной массовая коммуникация обращена к культуре, которая в соответствии с утверждением И. Хейзинги, "рождается именно в личности и, следовательно, именно в личности сохраняет свое здоровье". Это несовпадение установок цивилизации и культуры в постановке проблемы личностного потенциала массовой коммуникации является, в конечном счете, решающим. Там, где массовая коммуникация выражает установки цивилизации, личность в коммуникативном процессе предстает объектом. Цивилизация заинтересована в расширении коммуникативного пространства и, следовательно, в подключении к коммуникации как можно большего количества людей. Массовая коммуникация призвана разрешать те проблемы, которые в истории цивилизации появляются в связи с возникновением массовых обществ и процессами омассовления культуры. Субъектом коммуникативных процессов личность предстает лишь в том случае, если технологии не выводят коммуникацию за пределы культуры, как это нередко происходит и о чем свидетельствует практика медиа, в том числе, кино, телевидения и интерната, а соотносятся с ее установками. Однако чтобы привести технологии в соответствие с установками культуры, необходимо время. Иногда критических оценок функционирования средств коммуникации, возникающих на основе мощных технологий, приходится ждать долго. До этого человечество нередко пребывает в эйфории от технических возможностей коммуникации. Такая постановка вопроса делает необходимым развертывание исторических исследований коммуникации, но отнюдь не в апологетическом понимании, как это нередко происходит.
Культура и искусство, 2013-5
Хренов Н.А. - Модернизационные процессы на рубеже XX–XXI веков и судьба традиционных ценностей

DOI:
10.7256/2454-0625.2013.5.9570

Аннотация: : в статье предпринята попытка осознать судьбу традиционной культуры в ситуации глобализации и развертывающейся сегодня в России очередной волны модернизации. Чтобы прояснить этот вопрос, автор ставит в статье акцент на историческом аспекте проблемы. Модернизация уже имеет длительную историю. Она развертывалась на протяжении всего ХХ века, в том числе, в границах реализации социалистической утопии. Однако и эта утопия оказалась лишь одним из вариантов реализации того, что в современной философии обозначают как «проект модерна». История возникновения и реализации этого проекта оказалась для традиционных ценностей весьма неблагоприятной. В границах мировосприятии модерна развертывалась в истории и модернизация. Однако возникающая время от времени в истории реабилитация традиционной культуры всегда основывалась на традиции, возникшей в романтизме. Эта традиция по-прежнему продолжает быть актуальной. Она позволяет смягчить те негативные процессы, которые, несомненно, будут спровоцированы модернизацией.
Культура и искусство, 2013-4
Хренов Н.А. - Русское искусство рубежа XIX – XX веков в ракурсе цикличности

DOI:
10.7256/2454-0625.2013.4.8693

Аннотация: статья посвящена одной из самых блестящих страниц в истории русского искусства. Этот период, получивший название Серебряного века, иногда называют русским культурным ренессансом, сближая его с западным ренессансом ХУ-ХУ1 веков. Он развертывался в весьма незначительном временном отрезке, что не помешало почти одновременному возникновению многих художественных течений, в том числе символизма, футуризма, модерна, акмеизма, кубофутуризма, конструктивизма. Последующие события истории, связанные с революциями, гражданской войной, установлением тоталитарного режима, Второй мировой войной и др., заслонили культурный ренессанс и усложнили понимание его финала. Но автор убежден, что возникшие на рубеже ХIХ-ХХ вв. формы искусства продолжали развиваться. Со второй половины ХХ в. происходит реабилитация искусства этой эпохи. Исследователи пытаются установить все касающиеся этой эпохи факты. Однако собиранием фактов осмысление этого времени исчерпаться не может. В статье предлагается новая интерпретация, в соответствии с которой искусство того времени рассматривается в контексте циклического принципа. Такой подход позволяет усматривать в обычно неадекватно осмысляемых фактах необычную форму преемственности в истории искусства, понимаемую в соотнесенности не с непосредственно предшествующим искусством, а с гораздо более удаленными историческими эпохами.
Культура и искусство, 2013-3
Хренов Н.А. - Возвращаясь к экспрессионизму: экспрессионизм и русская культура

DOI:
10.7256/2454-0625.2013.3.8677

Аннотация: Статья посвящена такому художественному направлению, имевшему место в первых десятилетиях ХХ века, как экспрессионизм. Ретроспекции в историю этого направления связаны с конференцией, посвященной одному из представителей экспрессионистского движения в Германии – Х. Вальдену и организованной Институтом искусствознания. Основной акцент в статье ставится на судьбе экспрессионизма в Советской Союзе. Несомненно, немецкий экспрессионизм здесь имел широкий резонанс и на некоторых художников оказал значительное влияние. Однако нельзя утверждать, что он получил здесь такой же широкий творческий размах, как в Германии. Автор пытается понять, почему экспрессионизм явился в большей степени выражением немецкого и в меньшей степени русского духа. Такая постановка вопроса позволяет поставить вопрос о несходстве двух уникальных культур – русской и немецкой. Будучи во многом несхожими, эти культуры, однако, имеют и много общего, что и пытается выявить автор данной статьи.
Культура и искусство, 2012-12
Хренов Н.А. - «Фауст» А. Сокурова: анатомия демонизма
Аннотация: статья посвящена кинематографическому шедевру, связанному с попыткой режиссера А. Сокурова использовать гениальное создание Гете – трагедию «Фауст» для высказывания о самых острых явлениях ХХ в., связанных с возникновением массы, массовых обществ и, как следствие этого, вождей и диктаторов. Фильм А. Сокурова не является экранизацией в привычном и традиционном смысле этого слова. Казалось бы, использование трагедии Гете для высказывания о современности способно привести к вульгарному и поверхностному толкованию классики. Но идея режиссера включить свой новый фильм в то, что он называет тетралогией, т. е. в группу его фильмов, посвященных диктаторам ХХ в. (В.И. Ленину, А. Гитлеру, Хирохито), пробуждает необходимость углубиться в замысел Гете и понять, почему эта трагедия писалась им так трудно и так долго и не вся была напечатана при жизни автора. Пытаясь разобраться в первичных интенциях замысла поэта, мы обнаруживаем исходную точку комплекса демонизма в западной культуре, объясняющего и восприятие нами политических вождей ХХ в.
Культура и искусство, 2012-11
Хренов Н.А. - Л. Н. Гумилев и противоречия в культурной идентичности
Аннотация: статья посвящена вкладу известного этнолога, историка и географа Л. Н. Гумилева, столетие со дня рождения которого отмечается в 2012 году, в отечественную и мировую науку и культуру. В наследии ученого выделяется то, что связано с разрушением имевшего место в западной гуманитарной науке так называемого ориенталистского дискурса. Под таким дискурсом следует понимать созданный в Новое время в западной науке образ Востока, который не был адекватен реальному Востоку. В создании этого образа получил выражение имперский комплекс романо-германских народов, находящихся, если использовать терминологию Л. Н. Гумилева, на акматической фазе развития. Этот комплекс, возникший в сознании правящей элиты западных государств, со временем перекочевал в сферу гуманитарных наук. Под воздействием ориенталистского дискурса оказалась и российская наука. Вот почему идея Л. Н. Гумилева о том, что татаро-монгольского ига в российской истории не было, вызывает такое неприятие. В статье предпринята попытка ориенталистский дискурс соотнести с возникшим в западной философии эпохи Просвещения проектом модерна и доказать, что в истории гуманитарных наук существовал альтернативный модерну проект, связанный с романтизмом. Романтики выступали против разделения Запада и Востока, представляя эти две суперкультуры единым целым. Попытка выявить и аргументировать наличие альтернативного проекта, связанного в России с романтиками, известными как славянофилы, позволяет уяснить ту парадигму в гуманитарной науке, которая является контекстом развития мысли Л. Н. Гумилева. Прослеживаемая в статье парадигма позволяет по-настоящему оценить вклад ученого в мировую науку.
Культура и искусство, 2012-11
Хренов Н.А. - Символизм в контексте столкновения антропоморфной и дезантропоморфной тенденций в культуре
Аннотация: в статье обсуждается значимость символизма как художественного направления в русском искусстве рубежа ХIХ-ХХ вв. Во многом он возникает как порождение эпохи надлома империи. В связи с этим в статье выделяются следующие признаки символизма, оказывающиеся следствием периода надлома империи: символизм демонстрирует разрыв в преемственности между поколениями; для него характерна ставшая очевидной оппозиция между антропоморфными и дезантропоморфными тенденциями, т. е. между гуманитарной и естественнонаучной стихией. Последнее обстоятельство во многом способствует разрыву между «отцами» и «детьми». Если «отцы» представали позитивистами, то «дети»-символисты демонстрировали уход в мистику, теософию, мифологию, гностицизм, христианский персонализм, что сделало их близкими романтикам, почему собственно символизм часто обозначают как «неоромантизм». Поэтому в оппозиции модерна и романтизма, ставшей определяющей и для ХХ в., символисты подхватывают и развивают романтическую традицию.
Культура и искусство, 2012-3
Хренов Н.А. - Символизм на фоне надлома империи
Аннотация: в статье ставится вопрос о традиции, связанной с одним из художественных направлений рубежа ХIХ–ХХ веков, известным как символизм. Автор доказывает, что символизм не стал достоянием истории, поскольку оказался предвосхищением культуры, становление которой развертывается на протяжении всего ХХ в. Возникшая в ХХ в. альтернативная культура способствует пониманию символизма как культурологического явления, расширяет неочевидный на рубеже ХIХ–ХХ вв. его смысл. В связи со становлением новой системы ценностей более очевидна связь рождающейся в наше время культуры с художественным наследием символизма
Культура и искусство, 2012-3
Хренов Н.А. - Символизм в контексте столкновения антропоморфной и дезантропоморфной тенденций в культуре
Аннотация: в статье обсуждается значимость символизма как художественного направления в русском искусстве рубежа ХIХ–ХХ вв. Во многом он — порождение эпохи надлома империи. В связи с этим выделяются признаки символизма, оказывающиеся следствием этой эпохи (он демонстрирует разрыв в преемственности между поколениями; для него характерна ставшая очевидной оппозиция антропоморфных и дезантропоморфных тенденций т.е. гуманитарной и естественнонаучной стихией) и во многом способствовавшие разрыву между «отцами» и «детьми». Если «отцы» представали позитивистами, то «дети»-символисты демонстрировали уход в мистику, теософию, мифологию, гностицизм, христианский персонализм. Это сделало их близкими романтикам, почему собственно символизм часто обозначают как «неоромантизм»; в оппозиции модерна и романтизма, ставшей определяющей и для ХХ в., символисты подхватывают и развивают романтическую традицию.
Культура и искусство, 2012-3
Хренов Н.А. - Символизм в истории становления альтернативной культуры
Аннотация: в статье ставится вопрос о необходимости рассмотрения символизма как художественного направления не только с точки зрения искусствознания, но и культурологии. Если до возникновения символизма в эстетике преобладала ориентация на чувственную стихию, что и характеризует модерн, то символизм, подхватывая романтическую традицию, реабилитирует сверхчувственное, начавшее угасать в истории культуры в период перехода от Средневековья к Ренессансу. Переходность новой эпохи как контекст возникновения символизма характеризуется новыми отношениями между чувственным и сверхчувственным. Символизм — очередная после романтизма фаза реабилитации сверхчувственного. Этот признак символизма как художественного явления выводит его значение за пределы искусствоведческого подхода в область культурологии. По сути, реабилитация сверхчувственного означает, как гласит фундаментальная концепция социодинамики П. Сорокина, исходную точку альтернативной культуры, или культуры идеационального типа.
Культура и искусство, 2012-1
Хренов Н.А. - Синтез Запада и Востока как культурологическая проблема
Аннотация: статья посвящена переходному периоду в истории отечественного искусства – рубежу ХIХ-ХХ веков. Именно в этот период развертывается интенсивное взаимодействие между разными культурами – русской, западной и восточной. Обращает на себя внимание явление, которое можно обозначить как культурный синтез. В этом синтезе особенно обращает на себя внимание ассимиляция ценностей восточной культуры, что характерно не только для русской, но и для западной культуры. Однако в русской культуре этот процесс протекает так, что его оборотной стороной нередко оказываются антизападные настроения. Углубляющийся в России на рубеже ХIХ-ХХ веков интерес к Востоку автор иллюстрирует, обращаясь к творчеству Л. Толстого, В. Соловьева, А. Белого, А. Блока, Н. Рериха, В. Хлебникова, А. Добролюбова, К. Бальмонта, Б. Лившица и других. Особая страница в этой истории принадлежит рефлексии евразийцев (историков, философов, публицистов) – Г. Вернадского, Л. Карсавина, Н. Трубецкого. В их работах получили выражение идея, которая в бессознательной форме уже содержалась в искусстве. Позднее, уже ближе к нашему времени, она будет подхвачена Л. Гумилевым.
Культура и искусство, 2012-1
Хренов Н.А. - Русское искусство рубежа ХIХ-ХХ веков и его роль в культурном синтезе Запада и Востока
Аннотация: в статье предпринята попытка понять то, что обычно подразумевается под «коллективным бессознательным», причем, применительно к русской культуре. Смысл этого термина автор связывает со скифством, к которому в русской культуре интерес начал проявляться еще на рубеже Х1Х-ХХ веков, о чем, например, свидетельствует известное стихотворение А. Блока. Пожалуй, только так называемые евразийцы (русские публицисты и философы – эмигранты) в 20-х годах истекшего столетия впервые расшифровали, что стоит за скифскими настроениями, столь характерными для этой эпохи. Обращаясь к творчеству разных художников рубежа Х1Х-ХХ веков, автор в русском искусстве обнаруживает евразийство до евразийства. Центральной темой статьи является активизация интереса к Востоку, что способствует более интенсивному варианту развертывающегося в истории культурного синтеза.
Культура и искусство, 2011-4
Хренов Н.А. - Идеи М. Бахтина и Г. Лукача на фоне трансформаций культуры ХХ века
Аннотация: В статье сделана попытка сопоставить идеи двух философов, повлиявших на становление науки о культуре в России. Если идеи М. Бахтина оказались в эпоху оттепели весьма популярными, то усвоение идей Г. Лукача растягивается на неопределенное время. Это объясняется тем, что на протяжении всего творческого пути Г. Лукач оставался последовательным марксистом, а интерес к маргксизму в последние десятилетия угасает. Несмотря на разность методологических подходов к искусству этих двух исследователей, автор находит в них и некоторые общие черты.
Культура и искусство, 2011-4
Хренов Н.А. - Становление гуманитарного знания в России: ситуация в эстетике в контексте смены культурных типов
Аннотация: Статья посвящена краткому периоду в истории гуманитарной науки- возрождению эстетики с конца 50-х годов ХХ века. Фоном такого возрождения была реабилитация авангарда начала ХХ века. Это заметное выражение настроений эпохи оттепели. Эстетика ставила своей целью преодоление дегуманизации. Для обсуждения этой проблематики, столь значимой для западного экзистенциализма, привлекались изданные в этот период ранние рукописи К. Маркса, в которых были поставлены вопросы отчуждения. Обновляющаяся эстетика демонстрировала вторжение утилитарного начала в эстнтическую сферу, что совсем не соответствовало положению И. Канта об искусстве как целесообразности без цели, но зато возрождало известную идею У. Морриса о преодолении отчуждения искусства от общества с помощью прикладных форм, что тесно связаны с бытом. В этой ситуации актуальной становится эстетика ранних эпох в истории.
Культура и искусство, 2011-1
Хренов Н.А. - История искусства как история культуры
Аннотация: Статья посвящена взаимоотношениям, складывающимся сегодня между бурно развивающейся наукой о культуре и искусствоведческими дисциплинами, в частности, историей искусства. Констатируя кризис современной исторической науки, как и истории искусства как субдисциплины искусствознания, автор пытается вернуться к плодотворному методологическому тезису историка искусства И. Грабаря, согласно которому история искусства является вместе с тем и историей культуры. По мнению автора, этот тезис сегодня дает ориентиры для историков, но и требует углубления в методологические вопросы.
Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.