Статья 'Криогенные почвы в долине реки Вилюй, Якутия ' - журнал 'Арктика и Антарктика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакционный совет > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Арктика и Антарктика
Правильная ссылка на статью:

Криогенные почвы в долине реки Вилюй, Якутия

Васильчук Юрий Кириллович

доктор геолого-минералогических наук

профессор, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1, оф. 2009

Vasil'chuk Yurij Kirillovich

Doctor of Geology and Mineralogy

Professor, the department of Geochemistry of Landscapes and Soil Geography, Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, Moscow, ul. Leninskie Gory, 1, of. 2009

vasilch_geo@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Васильчук Джессика Юрьевна

ORCID: 0000-0002-4855-8316

младший научный сотрудник, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, географический факультет, кафедра геохимии ландшафтов и географии почв

119991, Россия, г. Москва, ул. Leninskie Gory, 1, оф. 2007

Vasil'chuk Jessica Yur'evna

Junior Scientific Associate, the department of Geochemistry of Landscapes and Geography of Soils, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1, of. 2007

vasilch_geo@mail.ru
Гинзбург Александр Павлович

инженер, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова, географический факультет, кафедра геохимии ландшафтов и географии почв

119991, Россия, г. Москва, ул. Leninskie Gory, 1, оф. 2007

Ginzburg Alexander Pavlovich

Engineer, the department of Geochemistry of Landscapes and Geography of Soils, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1, of. 2007

alexandrginzburg13154@yandex.ru

DOI:

10.7256/2453-8922.2021.3.36671

Дата направления статьи в редакцию:

20-10-2021


Дата публикации:

02-11-2021


Аннотация: Объектом исследования являются криогенные почвы территории, расположенной Центральной Якутии, в среднем течении реки Вилюй вблизи тукулана Махатта, ландшафты которой представлены среднетаёжными лиственничниками. В июле 2021 года на правом и левом берегах Вилюя были заложены 12 разрезов почв, относящихся к дерново-подзолам и дерново-подбурам иллювиально-железистым, серогумусовым и аллювиальным серогумусовым, псаммозёмам и стратозёмам, согласно классификации и диагностике почв России 2004 г. Также на склоне речной долины была заложена почвенная катена, включающая элементарные геохимические ландшафты поверхностей и склонов I и II надпойменных террас Вилюя, а также среднюю и высокую поймы Вилюя. Помимо этих, почвенные разрезы были заложены в заболоченном днище балки, хорошо дренированном днище оврага, на субгоризонтальной поверхности тукулана Махатта и в днищах, и на склонах термосуффозионных воронок. Всего в процессе исследования было отобрано 46 почвенных образцов, в которых были проведены измерения кислотности (pH), электропроводности (EC) и содержания легкорастворимых солей (TDS). Рассмотренные почвы характеризуются значениями pH от 2,81 до 7,78, при этом наиболее часто значения колебались около 5,5 – 5,6. Таким образом, почвы имеют реакцию профиля от сильнокислой до нейтральной. Значения TDS чаще всего находились в пределах 10 мг/л, редко превышая этот порог, однако, в единичных случаях встречались и значения выше 50 мг/л. Наиболее засолёнными являлись поверхностные и приповерхностные органогенные горизонты, тогда как глубинные горизонты почв были обеднены легкорастворимыми солями. Соответственно, наибольшие значения EC (выше 100 мкС/см) наблюдались именно в поверхностных и приповерхностных горизонтах с высоким содержанием органического вещества, тогда как преимущественно минеральным горизонтам были свойственны значения EC в пределах 20 мкС/см.


Ключевые слова: почвы, многолетнемерзлые породы, элементарные геохимические ландшафты, почвенно-геохимическая катена, кислотность, электропроводность, содержание легкорастворимых солей, содержание органического вещества, река Вилюй, Якутия

Работа выполнена при поддержке Российского Научного Фонда (проект №19-17-00126), а также в рамках работы междисциплинарной научно-образовательной школы Московского университета «Будущее планеты и глобальные изменения окружающей среды»

Abstract: The object of this research is the cryogenic soils of the territory located in Central Yakutia, in the middle reach of Vilyuy River nearby Makhatta Tukulan with middle-taiga larch woods landscapes. In July 2021, on the right and left banks of the Vilyuy River, twelve soil sections have been formed, which relate to turf-podzols and turf-sub-units of the illovial-ferruginous, sod and alluvial sod, psammozems and stratozems according to to classification and diagnostics of Russian soils (2004). On the slope of the river valley was also formed the soil catena that included elementary geochemical landscapes of river terraces tops and slopes surfaces, as well as middle and high floodplains on the slopes of thermofusional funnels. Soil sections were also formed in flooded beam bottom and well-drained ravine bottom, on sub-horizontal Makhatta Tukulan surface, bottoms and  slopes of thermo-suffosional funnels. The study involves 46 soil samples for measuring the acidity level (pH), electric conductivity (EC), and concentration of total disolved solids (TDS). The explored soils are characterized with pH ranging from 2.81 to 7.78, with most common fluctuations of 5.5–5.6. TDS rates were often within the limit of 10 mg L-1 and rarely exceeded that threshold, however, there were single valyes higher than 50 mg L-1. Thus, the highest EC values (over 100 μS/cm) were measured in surface and subsurface horizons with high organic matter content, whereas mostly mineral horizons had typical EС values within the limit of 20 μS/cm.



Keywords:

dissolved and soluble salts concentrations, electric conductivity, acidity, soil-geochemical catena, elementary geochemical landscapes, Permafrost, soils, organic matter content, Vilyuy River, Yakutia

Введение

Долина среднего течения р. Вилюй располагается в пределах Вилюйской синеклизы – крупной геологической структуры на востоке Сибирской платформы [1]. Климатически долина Вилюя фактически является криопустыней, где наблюдается крайне низкое количество осадков в сочетании с сильнейшими (до 80°С) перепадами температуры в течении года. Сплошные многолетнемёрзлые породы [2] выполняют на этой территории функцию водоупора, что предотвращает полное опустынивание. Для долины р.Вилюй характерно наличие крупных песчаных массивов с закреплёнными и перевеваемыми поверхностями – тукуланов. Здесь распространены криогенные процессы промерзания, термоэрозии, термосуффозии [3], а также обвально-осыпные процессы на высоких крутых склонах и эолового переотложения – на поверхностях дюнных массивов и котловин выдувания на тукуланах [4]. Этот район перспективен с точки зрения добычи нефти и природного газа [1].

Почвенный покров Центральной Якутии изучен фрагментарно. Районы с подробно описанными почвами чередуются здесь с практически неизученнымми [5,6]. Тем не менее, изучение почв и почвенного покрова в среднем течении р. Вилюя важно и с точки зрения поисковой геохимии, поскольку в почвах здесь могут появляться вторичные ореолы рассеивания нефтегазовых углеводородов [7], и как способ реконструирования палеогеографических условий Центральной Яктуии наряду с повторно-жильными льдами и слоистыми песчаными отложениями тукуланов [4].

Географическое положение

Территория исследования располагается вблизи посёлка Кысыл-Сыр (63°53’19” с.ш., 122°46’09” в.д., высота над уровнем моря – 100 м). Исследованный тукулан Махатта находится в центральной части Центральноякутской равнины – обширной низменности в среднем течении р. Вилюй и р. Лены.

Рис. 1. Схема расположения района исследования

Геологическое строение территории

В геолого-тектоническом отношении территория вилюйского речного бассейна расположена в центральной части Вилюйской синеклизы – надпорядковом элементе Сибирской платформы [1]. Геологический фундамент территории среднего течения Вилюя в районе Кысыл-Сыра представлен отложениями Чиримыйской свиты верхнего отдела меловой системы – песками, алевролитами, глинами (в подчинённых прослоях – галечниками). Выше по течению (к западу от Вилюйска) р. Вилюй прорезает толщу отложений Аграфеновской свиты верхнего отдела меловой системы – песков, песчаников, алевролитов. К северо-западу от Вилюйска на поверхность выходят наиболее молодые на этой территории отложения верхнего отдела (плиоцена) неогеновой системы – пески, супеси, суглинки (реже галечники, гравийники). Мощности осадочных отложений Чиримыйской свиты вблизи Кысыл-Сыра достигают 100 м, Аграфеновская свита примерно в 2 раза тоньше – около 50 м, неогеновые отложения маломощные – мощностью не более 15-20 м [8]. На левом берегу р. Вилюй неогеновые отложения встречаются намного чаще. Ими сложена значительная часть территории левобережья Вилюя ниже Кысыл-Сыра по течению. Неогеновые отложения (мощностью до 100 м) здесь залегают поверх осадочных пород Линденской свиты верхнего отдела меловой системы – песков с линзами галечников, глин, аргиллитов и бурых углей (мощностью около 200 м) [9].

Рис. 2. Фрагмент геологической карты Р-50,51 (Олёкминск) в масштабе 1:1 000 000 в районе п. Кысыл-Сыр. Из Государственная геологическая карта… [8]

Рис. 3. Фрагмент геологического разреза дочетвертичных отложений в районе п. Кысыл-Сыр Из [8]

Четвертичные отложения и почвообразующие породы

Поверхность правого берега в среднем течении р. Вилюй сложена разновозрастным аллювием. Этот аллювиальный материал имеет возраст от Каргинского (около 39 000 лет) до голоценового (до 11 700 лет) [8]. Показанный на карте четвертичных отложений [10,11] возраст аллювиальных отложений подтверждается радиоуглеродными датировками, которые были даны для органических остатков, содержащихся в слоях аллювиальных отложений, слагающих системы пойм и надпойменных террас р. Мархи (приток Вилюя), а также 60-метровую толщу Чебединского разреза надпойменной террасы р. Вилюй. Согласно результатам датирования, отложения низкой поймы р. Мархи имеют радиоуглеродный возраст от 3 320 ± 170 до 3 600 ± 150 лет, а расположенная выше по рельефу первая надпойменная терраса образовалась 11 540 ± 140 лет назад. Отложения, слагающие верхний ярус Чебединского разреза террасы р. Вилюй, характеризуются возрастом более 36 000 лет, тогда как в основании террасы залегают отложения, возрастом более 42 000 и 50 000 лет [12]. Низкие поймы притоков Вилюя в основном сложены песчаным материалом (редко с горизонтальной слоистостью), высокие поймы и террасы чаще супесчаные и суглинистые с галькой [8,12]. В районах Вилюйска, Кысыл-Сыра и в бассейне р. Диппа (левый приток Вилюя) часто встречаются песчаные отложений эолового генезиса – серповидные и копьевидные закреплённые и незакреплённые дюны [4,8,9]. Распространением так называемых тукуланов (песчаных криопустынь) данная территория обязана своему геологическом прошлому, в котором здесь наблюдался чрезвычайно холодный экстрааридный климат [4].

Рис. 4. Геологический разрез четвертичных отложений Центрально-Якутской равнины. На основе Государственной геологической карты... [8]

Рельеф

Исследуемая территория располагается в пределах геоморфологического района Центрально-якутской эрозионно-аккумулятивной равнины, в подрайоне Вилюйской аккумулятивной равнины [8,13]. Главными процессами рельефообразования здесь являются аккумуляция наносов (аллювия), а также эрозия берегов р. Вилюй и переотложение осадочных пород, связанное с их эоловым переносом.

Правый берег р. Вилюй характеризуется наличием более широкой поймы, а также полным комплексом из 5 надпойменных террас. По сравнению с правым берегом, левый более крутой, ширина поймы на нём примерно в 2-3 раза меньше, а I и II надпойменные террасы вообще отсутствуют. В отличие от правого берега, на левом берегу III, IV и V высокие надпойменные террасы, а также долины рек-притоков Вилюя имеют резкие эрозионные уступы, ниже которых на склонах вскрываются дочетвертичные породы. На обоих берегах располагаются дюнные массивы тукуланов, отличие в том, что на левом берегу дюнный массив наслаивается прямо на поверхности надпойменных террас, а песчаные дюны правого берега распространены в пределах крупной дочетвертичной равнины [14] (табл. 1). Также в южной части тукулана Махатта, в местах разгрузки подземных водных источников, наблюдаются крупные (до 150 м в диаметре) термосуффозионные воронки, интерес к изучению которых в последнее время повышается [3].

Таблица 1. Характер и генезис типичных для территории исследования форм рельефа

Эрозионные

Аккумулятивные

Эоловые

Озёрные

Суффозионные

Положительные

1. I-V надпойменные террасы

2. Пойма

3. Коллювиальные шлейфы

Дюны

Дочетвертичная озёрная равнина

Суффозионные терраски на склонах

Отрицательные

1. Склоны речных долин

2. Уступы надпойменных террас

Котловины выдувания

Древнеозёрные котловины

Термосуффозионные воронки

Геокриологические условия

Нижнеюрские отложения Центральной Якутии имеют сплошное распространение [2] и мощность 320 м [15]. Бассейн р. Вилюй принадлежит физико-географической стране Северо-Восточная Сибирь и подразделяется на несколько ландшафтных провинций. Территория низменности в районе среднего течения Вилюя относится к трём из них – Оленёкско-Вилюйской полого-увалистой североредколесной, Вилюйской приводораздельной пологосклоновой среднетаёжной и Вилюйско-Сунтарской межаласно-террасовой и древнетеррасовой [16]. Характеристики многолетнемёрзлых пород (ММП) этих трёх ландшафтных провинций представлены в табл. 2.

Таблица 2. Мерзлотные факторы формирования ландшафтных провинций территории бассейна р. Вилюй (из Николаевой [16])

Ландшафтные провинции

Температура пород, °С

Объёмная суммарная льдистость пород, %

Распространение многолетнемёрзлых пород

Оленёкско-Вилюйская полого-увалистая североредколесная

–3 … –6

До 0,2 / 0,2 – 0,4

Сплошное

Вилюйская приводораздельная полого-склоновая среднетаёжная

–1,5 … –3

До 0,2

Сплошное

Вилюйско-Сунтарская межаласно-террасовая и древнетеррасовая

–1 … –3

0,2 – 0,4

Сплошное

Многолетнемёрзлые породы в среднем течении Вилюя характеризуются сплошным распространением во всех трёх ландшафтных провинциях. В Вилюйской приводораздельной полого-склоновой среднетаёжной провинции ММП являются высококотемпературными (температуры от –1 до –3 °С), а в Оленёкско-Вилюйской полого-увалистой североредколесной – среднетемпературными (температуры ММП опускаются до –3 - –6 °С) [16,17]. Объёмная суммарная льдистость пород низкая – в основном от менее 0,2 до 0,4 % [16]. Наличие ММП и подземных льдов обеспечивает наличие здесь ландшафтов в виде аласных термокарстовых котловин [2]. Мощность сезонно-талого слоя (СТС) на Лено-Вилюйском междуречье варьирует в зависимости от механического состава пород: торфяной покров оттаивает наименее глубоко – минимальные глубины не превышают 0,5 м, тогда как минимальные глубины сезонного оттаивания песчаных, супесчаных и суглинистых отложений начинаются от 1,5 м (суглинки) и достигают мощности 4,1 м (пески) [17]. Центральная Якутия характеризуется развитием таликов в районах русел рек и озёрных котловин. Известны места распространения субаэральных над- и межмерзлотных водоносных таликов на средневозвышенных надпойменных террасах крупных рек и на древней аккумулятивно-денудационной равнине [18].

Климат

Метеорологические наблюдения в г. Вилюйске, центре Вилюйского улуса, были начаты почти 160 лет назад, в 1863 г, однако, ввиду сложности круглогодичного обслуживания метеостанции, стали регулярно проводиться лишь с 1898 г. Гидрометеорологические изыскания на западе Якутии активно проводились с 1930-х годов параллельно с геологоразведочными работами в нефтегазоносных районах и местах добычи алмазов, также в их функции входило обеспечение актуальными гидрометеорологическими сведениями центров строительства гидротехнических сооружений (Вилюйской ГЭС и др.) [19].

Климат в среднем течении Вилюя относится к резко-континентальному. Формирующийся над центральной Азией примерно с октября по март зимний сибирский антициклон – область наиболее высокого атмосферного давления на Земле, – мощный отрог которого, протягивающийся от оз. Байкал к северо-востоку и покрывающий практически всю территорию Якутии, обеспечивает антициклональный режим погоды в центральной Якутии [20]. На территории долины р.Вилюй в течении года наблюдается сочетание низких (до –50°C) зимних, высоких (до +37°C) летних температур воздуха, а также малого количества выпадающих осадков (до 300 мм). Средняя температура воздух в январе составляет –37,8°C, средняя температура июля – 17,9°C, среднегодовая – –9,3°C [21] . За последние 120 лет средняя температура воздуха в январе варьировала в широких пределах от –48 (1909 г.) до –25 (2007 г.) °C. Последние 10 лет на метеостанции Вилюйск регистрируются более высокие среднеянварские температуры воздуха, по сравнению с первой декадой XXI века. В целом, присутствует многолетняя тенденция к потеплению зимы. Средняя температура июля в Вилюйском улусе в период с 1900 по 2020 гг. варьировала менее широко, нежели зимняя: наиболее жарким за этот период был июль в 2001 г. (22,5°C), а наиболее прохладным – в 1900 г. (13,1°C). В отличие от января, ход среднеиюльской температуры за последние 120 лет не показал заметной тенденции роста. Наиболее сильно выделяется тенденция к росту среднегодовой температуры, которая колебалась в районе –10, –9°C в начале XX века, и оставалась на том же уровне до 1980-х годов, средние температуры в течении года начали заметно расти с начала 1990-х, а 2020 год вообще стал самым жарким за всю историю метеонаблюдений в этом районе (–4,5°C).

Рис. 5. Климатические характеристики Вилюйского улуса: среднеянварская температура воздуха (А), среднеиюльская температура воздуха (Б), среднегодовая температура воздуха (В) в период с 1900 по 2020 гг. и среднее количество осадков, выпадавших по декадам с 1900 по 2020 гг. (Г) (по данным метеорологической станции Вилюйск (г. Вилюйск, N 63.77; E 121.60; высота над уровнем моря 123 м. По [22]

Заморозки (температуры воздуха ниже 0°C) начинаются в среднем около 3 сентября, заканчиваются в районе 30 мая. Средняя продолжительность безморозного периода составляет всего 95 дней. Поверхность песчаной почвы на метеостанции Вилюйск характеризуется среднегодовой температурой –10°С. С мая по сентябрь температура на поверхности почвы положительная, причём в июле она достигает максимума (22°С), сопоставимого со среднеиюльской температурой приземного слоя воздуха. Для периода с октября по апрель характерна отрицательная температура поверхностного горизонта почвы с минимумом в январе, достигающем –41°С [21]. Почвы центральной Якутии по температурному режиму их профилей относятся к мерзлотному типу (среднегодовая температура профиля почвы < 0°C), ход температуры почвы на глубине 20 см практически повторяет ход температуры приземного слоя воздуха, отставая от него на 3-5°C, переход температуры почвы через отметку 0°C на глубине 20 см происходит в последней декаде апреля – первой декаде мая. Обратный переход температуры почвы через 0°C, происходящий в конце сентября – начале октября, запаздывает относительно температуры воздуха на 4-10 дней. Сильное влияние на температуру верхних 20 см почвы оказывает мощность снежного покрова. К примеру, в малоснежные зимы верхний горизонты почвы имеет температуру до –25,4°C, тогда как при мощном снежном покрове температура почвы не опускается ниже –12°C. На глубине 100 см колебания температуры происходят в пределах от 10 до 10°C, а на глубине 240 см в течении года уже доминируют отрицательные температуры, а прогревание происходит всего на несколько дней в конце сентября – начале октября (0,5-0,7°C), таким образом, сдвиг температуры почвы по фазе относительно воздуха составляет на этой глубине чуть менее месяца [23].

Рис. 6. Среднемесячные температуры поверхности песчаной почвы на метеостанции Вилюйск (глубина 0-5 см) (по данным из [21])

Среднегодовое количество атмосферных осадков в среднем течении р. Вилюй составляет 250-300 мм. Количество выпадающих за год осадков на Вилюйской метеостанции варьировало незначительно в период с 1990 по 2020 гг. В среднем наиболее влажными были десятилетия с 1920 по 1930 гг. (288 мм в год в среднем) и с 2000 по 2010 гг. (299 мм в год в среднем), а наиболее сухой – декада 1960-1970, когда влаги выпадало в среднем 238 мм в год [22].

Максимальная высота снежного покрова в центральной Якутии достигает 30-50 см. Центрально-якутская низменность характеризуется весьма однообразной динамикой снежного покрова в течении года, что позволяет использовать данные о высоте снежного покрова в течении года на метеостанции в г. Якутске для экстраполяции на всю территорию Лено-Вилюйского междуречья. Выпадение снега в Якутске происходит в начале октября, после чего с первой его декады по первую декаду декабря высота снежного покрова почти линейно увеличивается от 0 до 15-18 см, затем рост мощности снежного покрова замедляется и со второй декады декабря по вторую декаду февраля достигает 25-35 см, выходя на плато. В феврале – марте снежный покров остаётся стабилен, после чего в апреле начинается его стремительное разрушение (с 25-35 до 10 см) [24]. Количество дней со снежным покровом в районе Якутска и в других частях центральной Якутии – примерно 203.

Рис. 7. Осреднённая динамика высоты снежного покрова для метеостанции Якутск (1 – защищённое место; 2 – открытое место) (из [24])

Гидрологическая сеть

Район исследования расположен в бассейне р. Вилюй – левого притока р. Лены. Активное изучение гидрологических параметров рек бассейна Вилюя, имеющего высокую экономическую значимость, ведётся с середины прошлого века. Тем не менее, немногочисленность имеющихся данных не позволяет использовать большую часть широко известных математико-статистических моделей для описания весьма своеобразного и сложного режима этих рек, формирующегося в результате неравномерного пространственного и внутригодового стока [25].

Площадь бассейна р. Вилюй составляет 57 300 км2, наиболее крупными гидрологическими объектами на территории бассейна являются притоки Вилюя – реки Чона (правый), Моркока, Марха и Тюнг (левые) [25], а также одно из крупнейших в Якутии Вилюйское водохранилище [26] и многочисленные озёра [27]. Естественный многолетний годовой сток р. Вилюй в верхнем течении составляет примерно 50-60 км3 (гидрологический пост Чернышевский), в среднем течении возрастает до 70 км3 (гидрологический пост Сунтар), а к нижнему достигает уже 150 км3 (гидрологический пост Хатырык-Хомо) [26]. Воды Вилюя и его крупных притоков относятся к гидрокарбонатному классу, кальциевой группе (CaHCO3). Они являются маломинерализованными (минерализация до 166,2 мг/л), очень мягкими (жёсткость до 2,1 мг-экв/л), близкими к нейтральным (pH = 6,9 – 7,9). Содержание взвешенных наносов не превышает 15 мг/л. Содержание растворённого кислорода достигает 13,6 мг/л, показатель содержания органического вещества БПК5 равен 0,4 – 4,9 мг/л, значение показателя ХПК достигает 75,4 мг/л, перманганатная окисляемость (ПО) – 18,7 мг/л, причём по двум последним характеристикам рыбохозяйственные нормативы ПДК превышены [28].

Рис. 8. Гидрохимические параметры воды р. Вилюй: содержание главных ионов (А), содержание растворённых кислорода и углекислого газа (Б) и содержание различных форм биофильных элементов (В) (по [28])

Растительный покров

По комплексу природно-ботанических признаков изученная территория относится к Вилюйскому округу Центрально-Якутской среднетаежной подпровинции подзоны среднетаежных лесов [29]. Эта территория характеризуется преобладанием брусничных и багульниковых зеленомошных лиственничных лесов с сосновыми лесами [30]. В структуре древостоя значительно преобладает лиственница сибирская (Larix siberica L.) – 79,6 %, также обширные площади занимает сосна обыкновенная (Pinus sylvestris L.) – 8,6 %, территория, заросшая кустарниками (в основном, ерниками) с преобладанием кедрового стланика (Pinus pumila ) занимает 10,6 % площади Вилюйского района Якутии, на долю остальных пород приходится около 1 % [31].

Лено-Вилюйское междуречье – территория сосредоточения наиболее крупных массивов сосны обыкновенной (Pinus sylvestris L.), тем не менее, особенности произрастания и развития сосновых лесов, окружающих песчаные массивы тукуланов, до сих пор изучены весьма слабо. В основном, в сосновых лесах, как на тукуланах, так и вокруг них, изредка встречается подрост берёзы повислой (Betula pendula ), отсутствует кустарниковый ярус, широко развиты кустарничковый ярус с брусникой и черникой (Vaccinum vitis - idaea и Vaccinum myrtillus ) обыкновенными, а также широко распространён мохово-лишайниковый покров [31]. Флора лишайников Центральной Якутии, описанная Л.Н. Порядиной [32], включает 3 семейства (Cladoniaceae – кладониевые, Parmeliaceae – пармелиевые, Stereocaulaceae – стереокаулоновые) и 20 видов, среди которых наиболее часто встречающимися являются Cladonia arbuscula (Wallr.) Flot., Bryoria simplicior (Vain.) Brodo et D. Hawksw. и Stereocaulon glareosum (Savicz) H. Magn. Большая часть изученных видов лишайников (12) относится к бореальным географическим элементам (по классификации географических элементов Окснера, усовершенствованной Н.В. Седельниковой [33,34].

Рис. 9 . Характерные растительные ассоциации на поверхностях тукуланов (а), поверхности II НПТ р. Вилюй (б), поверхности I НПТ р. Вилюй (в) и заболоченного днища балки (г)

Почвы и почвенный покров

Согласно исследованию проведённому А.П. Чевычеловым [6], на территории Центральной Якутии были выделены 9 зональных, 2 азональных и 7 интразональных типов почв (табл. 3), что говорит об их высоком генетическом разнообразии. Было установлено, что причиной столь значительной дифференциации почвенного покрова в этом регионе являются индивидуальные почвообразовательные макропроцессы, действующие на фоне криогенеза, типичного в целом для Центральной Якутии.

Таблица 3. Систематический список типов мерзлотных почв Центральной Якутии (из [6])

Зональные почвы

Азональные почвы

Интразональные почвы

1. Подзолы

2. Солоди

3. Палево-бурые

4. Палевые

5. Чернозёмы

6. Лугово-чернозёмные

7. Чернозёмно-луговые

8. Дерново-луговые

9. Лугово-болотные

1. Дерново-карбонатные

2. Перегнойно-карбонатные

1. Аллювиальные слоистые

2. Аллювиальные серогумусовые

3. Аллювиальные темногумусовые

4. Болотные низинные

5. Сапропели

6. Солончаки

7. Солонцы

Территория исследования характеризуется широким распространением автоморфных палевых почв [35] – оподзоленных, карбонатных, осолоделых и серопалевых. Эти почвы помимо гумусо-аккумулятивного, имеют также срединные палево-метаморфический и аккумулятивно-карбонатный генетические горизонты. Палевые почвы обыкновенно имеют небольшую мощность профиля, они слабо дифференцированы по цвету, структуре, гранулометрическому составу, а также характеризуются равномерными профильными распределениями химических элементов. В верхней части профиля реакция близка к нейтральной, в нижней – щелочная, почвенный поглощающий комплекс насыщен основаниями. Характерный тускло-палевый цвет почва имеет ввиду невысокого содержания оксалаторастворимых форм железа [35].

Рис. 10. Фрагмент почвенной карты РСФСР в масштабе 1:2 500 000 в районе г. Вилюйска и п. Кысыл-Сыр (на основе Почвенной карты РСФСР… [36])

В рамках исследуемой территории распространены всего 2 подтипа палевых почв, описанных в классификации и диагностике почв России [35] – оподзоленные и осолоделые. Главное их отличие от типичных палевых почв заключается в наличии гумусо-аккумулятивного горизонта с признаком элювиального (AJe) у осолоделых и непосредственно элювиального горизонта E у оподзоленных палевых почв. Развитие этих подтипов палевых почв зависит от сочетания литологического и гидроклиматического факторов: палевые оподзоленные почвы развиваются на опесчаненных легкосуглинистых отложениях в условиях расчленённого рельефа, а подтип осолоделые – на ровных поверхностях с плохо дренируемыми средне- и тяжелосуглинистыми породами, осложнёнными термокарстовыми озёрами [35].

Объекты и методы

В качестве объектов исследования нами были выбраны криогенные почвы, входящие в состав почвенного покрова Вилюйского района Якутии. В основном, нами были описаны почвы, характерные для таких элементов речной долины Вилюя, как речная пойма, надпойменные террасы и их склоны, а также сопряжённые с речной долиной элементы эрозионной сети – овраги, балки и термосуффозионные воронки. Территория междуречья представлена в нашей работе лишь одним почвенным разрезом, заложенным на плоской песчаной поверхности тукулана Махатта в его юго-восточной части. Предметом изучения стали морфологические, основные химические и физико-химические свойства почв, такие, как кислотность, содержание легкорастворимых солей и электропроводность.

Морфологическое строение почвенных профилей и особенности почвенных горизонтов были описаны, согласно правилам классификации и диагностики почв России [35]. Комплексное описание генетического горизонта почвы включало характеристику однородности окраски, цвета, органолептическое определение влажности, сложения, структуры, гранулометрического состава, наличия включений, новообразований, количества и толщины корней, характера перехода к нижележащему горизонту и формы границы между горизонтами. Кислотность почв, выраженная через значение водородного показателя (pH) была определена потенциометрическим методом в водной вытяжке из почвы в соотношении 1:5 с использованием стационарного pH-метра METTLER-TOLEDO. Общее содержание легкорастворимых солей и электропроводность почв также были измерены в водной вытяжке в соотношении 1:5 с помощью стационарного TDS-EC-метра METTLER-TOLEDO.

Результаты

Почвы и почвенная катена в долине р. Вилюй

На изученной территории долины Вилюя наблюдаются весьма разнообразные условия почвообразования, дифференциация которых обусловлена различными комбинациями почвообразующих пород, степеней дренированности, и особенностей рельефа. Так, на хорошо дренированных породах песчаного гранулометрического состава, слагающих вершинные поверхности и пологие склоны надпойменных террас Вилюя (рис. 12) наблюдаются профили дерново-подзолов и дерново-подбуров иллювиально-железистых (рис. 11Д, Е, Ж; 12а, б, в), для которых характерны одновременное проявление дернового процесса с элювированием железосодержащих частиц из верхней части в нижнюю. Активное протекание последнего процесса также говорит наличие в нижних частях профилей этих почв, обогащённых Fe горизонтальных прослоев – псевдофибров. В частности, дерново-подзол иллювиально-железистый языковатый псевдофибровый маломощный песчаный, разрез которого заложен на вершинной поверхности II надпойменной террасы (рис. 11 Д; 12А), имеет на глубинах 51–115 см горизонт BFff, на рыжевато-буром фоне которого видны многочисленные узкие более тёмные полосы, а в дерново-подзоле иллювиально-железистом псевдофибровом среднемощном песчаном на пологом склоне II надпойменной террасы (рис. 11Е; 12Б) на глубинах 30–55 см расположен горизонт BF’ff – белёсо-палевый с горизонтальными рыжими полосами. На вершинной поверхности I надпойменной террасы был заложен разрез разрез дерново-подбура иллювиально-железистого оподзоленного среднемощного песчаного (рис. 11Ж; 12В), где на уровне признака в горизонтах AYe и BFe проявляется процесс элювиирования, даже наблюдается весьма контрастное новообразование, включённое в горизонт почвообразующей породы. Тёмно-серо-бурая полоса мощностью 5 см выделяется на фоне серовато-палевого песка в горизонте С и, вероятно, имеет повышенное содержание Fe и Mn.

Крутизна песчаного осыпного склона I надпойменной террасы, в средней части которого был заложен разрез серогумусовой ожелезнённой среднемощной песчаной почвы со слаборазвитым профилем (рис. 11З; 12г), обусловливает, во-первых, хорошую дренированность почвы, а во-вторых, незначительное, по сравнению с расположенными выше почвами, проявление элювиального процесса. Так, дифференцированные горизонты почвообразующих пород Cf и Cf’ являются ожелезнёнными, что также различимо визуально по ярко-рыжей окраске Cf и горизонтальным бурым прослоям Cf’. В целом схожие процессы почвообразования протекают на вершинных поверхностях и склонах надпойменных террас, в почвах с одинаковыми гранулометрическим составом и степенью дренированности, которые различаются даже на уровне типов. При этом, при переходе от склона I надпойменной террасы к средней пойме р. Вилюй происходит смена гранулометрического состава почв на среднесуглинистый (рис. 12) и, как следствие, ухудшение степени дренированности. В условиях слабовогнутой пологонаклонной поверхности средней поймы р. Вилюй был заложен разрез стратозёма серогумусового водно-аккумулятивного на погребённой аллювиальной слоистой почве (рис. 11И; 12д). Влажность горизонтов этой почвы в разы выше, по сравнению с расположенными выше по склону.

Рис. 11. Схематические изображения профилей почв, изученных в долине р. Вилюй : А аллювиальная-серогумусовая; Б дерново-подзол иллювиально-железистый псевдофибровый на песчаных слоистых древнеаллювиальных отложениях; В торфяно-глеезём мелкоторфянистый поверхностно-оглееный на погребенной перегнойной мерзлотной на овражном аллювии; Г погребенная серогумусовая криотурбированная мощная песчаная со слабо развитым профилем под эоловым песчаным наносом на слоистых песчаных отложениях; Д дерново-подзол иллювиально-железистый языковатый псевдофибровый маломощный песчаный на песчаных древнеаллювиальных отложениях; Е дерново-подзол иллювиально-железистый псевдофибровый среднемощный песчаный на песчаных древнеаллювиальных отложениях; Ж дерново-подбур иллювиально-железистый оподзоленный среднемощный песчаный на песчаных древнеаллювиальных отложениях; З серогумусовая ожелезнённая среднемощная песчаная со слабо развитым профилем на древнеаллювиальных слоистых отложениях подстилаемых валунистыми обломками метаморфических пород; И стратозём серогумусовый водно-аккумулятивный на погребенной аллювиальной слоистой; К псаммозём водно-аккумулятивный стратифицированный песчаный на балочном аллювии; Л псаммозём глееватый поверностно-оглееный песчаный на озёрных отложениях; М псаммозем глееватый мерзлотный

Низменные поверхности вогнутых доньев эрозионных форм также характеризуются ухудшенным дренажом, вследствие чего в данных ландшафтных условиях развиваются такие почвы, как торфяно-глеезём мелкоторфянистый поверхностно-оглеенный и псаммозём стратифицированный песчаный (рис. 11К) (в днищах балок). При этом главным фактор, обусловливающий различие почв на уровне типа – степень дренированности территории. Широкое днище поверхности балки, где заложен разрез торфяно-глеезёма (рис. 11В), подстилается многолетнемёрзлыми породами на глубине всего 22 см, что выражается в наличии мерзлотного водоупора, который обеспечивает водозастойный тип водного режима. В балке же, в днище которой был заложен разрез псаммозёма стратифицированного водно-аккумулятивного песчаного, мощность сезонно-талого слоя гораздо выше, поэтому в его профиле не наблюдается признаков современной обводнённости и заболоченности – оглеения, перегнивания и т.п.

Также псаммозёмы наблюдаются на склонах и в днищах распространённых в южной части тукулана Махатта термосуффозионных воронок. В нижней части склона термосуффозионной воронки, как и в её днище, глубина залегания многолетнемерзлых пород невысока в обоих случаях, к тому же, одинаковый песчаный гранулометрический состав не даёт оснований считать этот фактор определяющим дифференциацию свойств этих двух почв (рис. 11Л, М).

Рис. 12. Почвенная катена, заложенная на левом берегу р. Вилюй, с указанием мест заложения почвенных разрезов: А - Дерново-подзол иллювиально-железистый языковатый псевдофибровый маломощный песчаный на песчаных древнеаллювиальных отложениях; Б - Дерново-подзол иллювиально-железистый псевдофибровый среднемощный песчаный на песчаных древнеаллювиальных отложениях; В - Дерново-подбур иллювиально-железистый оподзоленный среднемощный песчаный на песчаных древнеаллювиальных отложениях; Г - Серогумусовая ожелезнённая среднемощная песчаная со слабо развитым профилем на древнеаллювиальных слоистых отложениях подстилаемых валунистыми обломками метаморфических пород; Д - Стратозём серогумусовый водно-аккумулятивный на погребенной аллювиальной слоистой

Таким фактором в данном случае является уклон поверхности. Поскольку стенка термосуффозионной воронки наклонена по отношению к днищу примерно на 5–7°, радиально мигрирующая влага не задерживается в надмерзлотных горизонтах, стекая по кровле многолетнемёрзлых пород (горизонту Cg┴) и скапливаясь в днище воронки. Из днища воронки отток влаги происходит значительно медленнее, в связи с чем уже с глубины 15 см вскрывается горизонт подземных вод.

Плоская субгоризонтальная поверхность тукулана Махатта характеризуется специфическим почвенным покровом. Площадь проективного покрытия растительности едва превышает 30%, при этом мощные ветры и песчаный гранулометрический состав поверхности тукулана, ежесезонно промерзающей на глубину более 5 м, в значительной степени лимитирует развитие гумусовых горизонтов. Наличие в стенке разреза на поверхности тукулана мощной грунтовой жилы (мощность около 80 см), материал, слагающий которую, предположительно является палеогумусовым горизонтом серогумусовой почвы [AY]. Эта почва была диагностирована нами, как погребённая серогумусовая криотурбированная мощная песчаная со слаборазвитым профилем под эоловым песчаным наносом (рис. 11Г). Вопрос о том, что же в данном случае должно являться объектом классификации, концептуальный, также возможно классифицирование данной почвы, как псаммозёма эолово-аккумулятивного стратифицированного, если сместить акцент в рассмотрении с материала жилы на вмещающие отложения. Процессы криотурбации наряду с языковатостью границ и наличием многолетнемёрзлых горизонтов в почвенных профилях являются типичными признаками процессов криогенеза в почвах изученного района.

Кислотность и содержание легкорастворимых солей в почве

Значения pH почв варьируют в пределах от 2,81 до 7,61. Реакция среды от сильнокислой до нейтральной. Для большей части почв характерно монотонное распределения значения pH, при этом наиболее часто встречаются значения pH в районе 5-6, что соответствует слабокислой реакции среды. Более кислая реакция характерна для горизонтов с высоким содержанием органического вещества. К примеру, торфяной (Т) и перегнойный (Н) горизонты, характеризующиеся значениями pH 2,81 и 4,78, соответственно. При этом органогенные горизонты с высоким содержанием минеральной части являются менее кислыми, к примеру, в стратозёме горизонты Cr1••aq, rz и [T] кислые и слабокислые (рН = 4,98–5,85). Также кислыми являются горизонты нижней части дерново-подзола (E – BC), имеющие pH от 3,47 до 4,81.

Общее содержание легкорастворимых солей в почвах и связанная с ним напрямую электропроводность не имеют общей тенденции профильного распределения. Одной из часто встречающихся общих черт профильных распределений является повышенная концентрация солей в верхней части почвенного профиля. Отличия от нижележащих горизонтов в содержании легкорастворимых солей могут быть как небольшими (23,6, по сравнению с 18,79), так и весьма значительными (173,1 и 16,79, соответственно). Поверхностно-аккумулятивный тип распределения электропроводности почв предположительно говорит об атмосферном выпадении солей на поверхность почвы с осадками и дальнейшем проникновении вглубь почвы при промывании нисходящими водными потоками. При этом заметно, что большая часть солей, аккумулированных в нижних частях профилей, проявляет максимумы содержания в горизонтах с повышенным содержанием органического вещества: H, [AY] и др. Среднее содержание легкорастворимых солей в профилях почв в районе Кысыл-Сыра примерно 14,3 мг/л, электропроводность этих почв – около 28,6 мкС/см. В некоторых профильных распределениях встречаются ярко выраженные максимальные концентрации солей: до 83,7 мг/л содержит горизонт Т (EC = 173,1 мкС/см), AY – 70,3 мг/л (EC = 140,3 мкС/см).

Таблица 4. Значения водородного показателя, электропроводности и содержания легкорастворимых солей в почвах, исследованных в районе п. Кысыл-Сыр

Почва

Горизонт

Глубина, см

pH

EC, мкС/см

TDS, мг/л

Аллювиальная-серогумусовая

AY

0 – 13

7,61

26,2

13,06

C~~

13 – 25

7,48

24,9

12,88

[AY]

25 – 43

7,39

31,4

15,66

[C~~]

43 – 55

7,29

21,7

10,71

Дерново-подзол иллювиально-железистый псевдофибровый на песчаных слоистых древнеаллювиальных отложениях

O

0 – 2

6,34

23,6

11,92

AY

2 – 9

6,51

18,79

9,51

E

9 – 17 (22)

4,81

7,07

3,51

BFff

17 (22) – 36

4,28

7,2

3,77

BC

36 – 55

3,47

9,04

4,38

Торфяно-глеезём мелкоторфянистый поверхностно-оглееный на погребенной перегнойной мерзлотной на овражном аллювии

T

0 – 10

2,81

173,1

83,7

CG~~

10 – 20

5,68

16,79

8,19

H

20 – 22

4,78

60,6

28,2

Погребенная серогумусовая криотурбированная мощная песчаная со слабо развитым профилем под эоловым песчаным наносом на слоистых песчаных отложениях

[AY]

40 – 80

5,7

8,29

4,2

[C]@

60

5,92

5,93

2,88

Дерново-подзол иллювиально-железистый языковатый псевдофибровый маломощный песчаный на песчаных древнеаллювиальных отложениях

AO

0 + 2

5,59

6,67

3,31

AY

0 – 6 (8)

5,58

18,42

9,13

AYe

6 (8) – 11 (20)

5,43

8,67

4,36

E

11 (20) – 22 (30)

5,42

7,96

3,96

Ey

22 (30) – 51

5,3

6,33

3,61

BFff

51 – 115

5,43

5,29

2,63

Дерново-подзол иллювиально-железистый псевдофибровый среднемощный песчаный на песчаных древнеаллювиальных отложениях

O

0 – 2 (3)

5,89

26,3

13,02

AY

2 (3) – 11 (13)

6,04

17,27

8,55

Ef

11 (13) – 30

5,41

11,39

5,69

BFff

30 – 55

5,67

11,74

5,85

BF

55 – 100

5,13

10,91

5,48

Дерново-подбур иллювиально-железистый оподзоленный среднемощный песчаный на песчаных древнеаллювиальных отложениях

O

0 – 1

5,75

58,2

28,7

AYe

1 – 12 (14)

5,94

17,2

8,52

BFe

12 (14) – 45

6,21

10,36

5,34

C

45 – 98

5,91

17,65

8,83

C’

98 – 120

6,71

16,81

8,54

C

105 – 110

5,57

13,88

6,92

Серогумусовая ожелезнённая среднемощная песчаная со слабо развитым профилем на древнеаллювиальных слоистых отложениях подстилаемых валунистыми обломками метаморфических пород

AY

0 – 15 (18)

5,55

10,14

5,11

Cf

15 (18) – 25 (30)

5,83

20,8

10,34

Cf’

25 (30) – 38

5,58

13,88

7,14

Стратозём серогумусовый водно-аккумулятивный на погребенной аллювиальной слоистой

RYaq

0 – 37

6,8

140,3

70,3

C~~

37 – 42

6,47

41,8

21,1

[W]

42 – 48

6,73

147,7

73,7

Псаммозём водно-аккумулятивный стратифицированный песчаный на балочном аллювии

Cr1··aq, rz

2 (4) – 15

5,84

8,56

4,25

[O]

15 – 18

5,12

107,9

54,5

[T]

21 – 32

4,98

61,1

30,5

[O]’

41 – 46

5,85

25

12,44

Псаммозём глееватый поверностно-оглееный песчаный на озёрных отложениях

C

1 – 15

5,85

7,71

3,93

Cg

15 – 30

6,08

12,77

6,35

Псаммозем глееватый мерзлотный

W

0 – 2

5,76

8,35

4,25

Cg

2 – 17

5,68

11,77

5,94

Cg┴

17 – 28

5,34

9,52

4,75

Дискуссия

Р.В. Десяткиным с соавторами [5] в центральной Якутии не были обнаружены профили палевых почв в полном их понимании, к тому же, поверхностный органогенный горизонт был ближе к AY, нежели к светлогумусовому AJ, характерному для палевых почв. На этом основании ими был введён тип дерново-палевых почв, имеющих строение генетического профиля AY – AYe – BPL - BCA┴. Нижний вскрытый аккумулятивно-карбонатный горизонт почвы залегает на слабольдистых многолетнемерзлых породах. Помимо обычных профилей дерново-палевых почв, исследователями были найдены профили почв, горизонты которых характеризовались многими дополнительными признаками, осложняющими строение генетического профиля: дерново-палевой грубогумусированной (AYao – BPL – Вcа) и дерново-палевой осолоделой грубогумусированной, глееватой, криотурбированной, потёчно-гумусовой (подстилка – AYao, e – BPLhi – BPLcr – BCAg,cr). Так, согласно Десяткину [5], наложение дернового процесса на частные почвообразовательные макропроцессы – частое явление в Центральной Якутии, что также подтверждают и данные нашего исследования. Описанные Десяткиным с соавторами почвы имеют реакцию профиля от кислой и слабокислой (в верхней части) до нейтральной и слабощелочной (в нижней) – значения pH варьируют от 4,0 до 8,5. Содержание органического углерода (Сорг.) в описанных почвах весьма высоко: до 3,4 % (в пересчёте на гумус – 5,9 %). Дерново-палевые почвы слабо засолены, общее содержание солей достигает 1,6 % (в верхних частях профилей) [5]. Значения pH тех почв, описанных Десяткиным [5], варьируют в широком диапазоне, при этом в значительной степени попадают и в интервал 2,8 – 7,5, который был установлен нами.

Палевые почвы наряду с лугово-чернозёмными по мере возможностей местного агропромышленного комплекса используются в сельском хозяйстве. Распашка палевых почв приводит к выделению типа агропалевых почв (строение профиля: P – BPL – BCA – Cca), а также агрогетерогенного (признак agr) и постагрогенного (признак pa) подтипов [37]. По сравнению с распаханными палевыми осолоделыми почвами, горизонт A палевых осолоделых почв, развивающихся под лесом, характеризуется меньшей плотностью (0,8 г/см3, при 1,3 г/см3 у Апах), а также более кислой реакцией (pH 5,3 при 6,7 у Апах). Также весьма значительно снижается содержание гумуса в горизонте Апах палевой осолоделой почвы в результате окультуривания: горизонт Апах содержит 2,3 % гумуса, тогда как в А невспаханной почвы содержится целых 9,7 % гумуса. Различия же таких свойств, как содержание обменных катионов, суммарное содержание солей и гранулометрический состав почв палевых осолоделых пахотных и непахотных почв незначительны [38]. Также, помимо палевых почв, на исследуемой территории присутствуют чернозёмы и солоди. Различия этих двух типов почв заключаются в мощности гумусового горизонта и степени разложенности органического вещества в нём. Если в профиле солоди (A0 – A1A2 – A2 – Bt – BC – C) суммарная мощность переходного горизонта A1A2 с горизонтом дернины равна 12 см, то гумусированная часть профиля чернозёма достигает мощности 22 см. Несмотря на это, содержание гумуса в верхних частях профилей почв практически одинаково – 5,2 % в солоди и 4,4 – 5,4 % в чернозёме. Значение pH чернозёма в среднем выше, чем в солоди: если в солоди водный pH повышается от верхней части профиля к нижней от 5,6 до 6,6, то в чернозёме рост значения происходит от 6,3 до 7,5 [39]. Также в районе п. Кысыл-Сыр были описаны мерзлотные подзолистые иллювиально-железистые почвы (строение профиля AO – AEL – Bfi), которые характеризуются относительно равномерным распределением значений pH на протяжении всего профиля – от 6,8 до 7,2, а также крайне низким содержанием солей – ниже 0,04 г/л [7]. Иллювиально-железистый подтип у почв изучаемого региона диагностируется весьма часто, поскольку процессы радиальной миграции окисного Fe являются здесь весьма активными. Наша работа также показала, что содержание Fe является одной из основных причин химической дифференциации почвенных профилей. М.В. Оконешниковой [40] в бассейне р. Тюнг (левый приток р. Вилюй) был изучен почвенный покров, в составе которого выделялись криозёмы типичные и глееватые (строение профилей: O – CR и Oao – CRg, соответственно), а также торфяно-криозёмы (T – CR) и торфянисто-глеевые почвы (T – Bg). Кроме того, были описаны профили аллювиальных дерновых глееватых (Ad – AB – Bg) и перегнойных (H – B) на низких и средних поймах, а на высоких поймах встречаются переходные от аллювиальных к криозёмам (Oao – B). Все перечисленные почвы имеют низкую физическую плотность (ниже 1,1 г/см3), содержание гумуса от 0,6 до 6,7 % (наибольшее содержание наблюдается в горизонте B почвы, переходной от аллювиальной к криозёму, а наименьшее – в горизонте CRg криозёма глееватого [40]. Слабохолмистая поверхность террасы р. Вилюй в районе тукулана Кысыл-Сыр (правый берег Вилюя), занятая парковым кустарничково-лишайниковым сосняком, входит в ареал распространения подзолов иллювиально-железистых ненасыщенных мелкоосветлённых песчаных. Значения pH профиля подзола изученного Павловым и др. [41] варьируют в узких пределах 5,01–5,37, что позволяет отнести их к кислым, что в целом соответствует полученным нами данных по кислотности дерново-подзолов на террасах Вилюя в районе тукулана Махатта.

Заключение

Авторами в пределах изученного района в долине р. Вилюй близ тукулана Махатта были заложены 12 почвенных разрезов, 5 из которых вошли в состав заложенной на левом берегу Вилюя почвенной катены от вершинной поверхности I надпойменной террасы до средней поймы реки. Преобладающим типом почвообразующих пород на территории района исследований являются пески мелкие древнеаллювиальные хорошо сортированные, слагающие вершинные поверхности надпойменных террас Вилюя и пологий склон II надпойменной террасы. В данных ландшафтных условиях типично развитие почв, относящихся к дерново-подзолам и дерново-подбурам иллювиально-железистым, в профилях которых высокую выраженность имеют признаки протекания процессов радиальной миграции железа – псевдофибры, специфическая окраска и т.п. Крутой осыпной склон I надпойменной террасы сложен смесью песка мелкого с валунами и дресвой. На нём развиваются профили серогумусовых ожелезнённых почв, которые также имеют визуально выраженные признаки ожелезнения, однако, уже без псевдофибров и т.п. новообразований. В нижней части склона делювиально-коллювиальный шлейф сложен смесью песка мелкого с дресвой, а при приближении к поверхности поймы гранулометрический состав отложений сменяется на средний суглинок аллювиальный, на котором образовался стратозём серогумусовый водно-аккумулятивный. Также в долине Вилюя обнаруживаются такие специфические формы рельефа, как термосуффозионные воронки, днища и склоны которых заняты псаммозёмами. Днища балок в зависимости от степени дренированности, могут быть представлены псаммозёмами водно-аккумулятивными стратифицированными (при улучшенном дренаже) и торфяно-глеезёмами (при затруднённом). Роль ведущего фактора дифференциации в данном случае играет глубина залегания многолетнемёрзлых пород, выражающаяся в наличии мерзлотного водоупора. На поверхности тукулана Махатта почвенный покров в привычном понимании отсутствует, но на глубинах более 10 см обнаруживаются грунтовые жилы, предположительно состоящие из засыпавшегося материала гумусовых горизонтов палеопочв, в дальнейшем сдутых под воздействием эоловых процессов. Почвы долины Вилюя имеют значения pH от 2,81 до 7,61, что соответствует реакциям среды от сильнокислых до нейтральных, при этом среднее значение водородного показателя колеблется в диапазоне 5–6, реакция почв слабокислая. В целом, характерно монотонное распределение значений pH по профилям большей части почв, при этом горизонты, обогащённые органическим веществом, как правило, имеют более кислую реакцию. Среднее содержание легкорастворимых солей в профилях – примерно 14,3 мг/л, электропроводность этих почв – около 28,6 мкС/см. В некоторых почвах максимумы общей минерализации наблюдаются в поверхностных и приповерхностных горизонтах, что говорит об атмосферном происхождении их засоления.

Благодарности

Авторы благодарны Н.В. Торговкину и Е.Г. Егорову за помощь в организации и проведении полевых работ и А.Д.Белик за помощь в полевом изучении почв. Особую благодарность авторы выражают проф. М.И. Герасимовой за помощь в классифицировании и диагностике почв.

Библиография
1.
Сафронов А.Ф., Берзин А.Г., Фрадкин Г.С. Тектоническая природа локальных поднятий Вилюйской синеклизы // Геология нефти и газа, 2003. №4. С. 20–28.
2.
Николаев А.Н., Угаров И.С. Различия режима увлажнения мерзлотных ландшафтов Центральной Якутии и его влияние на рост лиственниц // Известия Самарского научного центра Российской академии наук, 2011. Т. 13, №1 (4). С. 1016–1019.
3.
Оленченко В.В., Гагарин Л.А., Христофоров И.И., Колесников А.Б., Ефремов В.С. Строение участка развития термосуффозионных процессов в пределах Бестяхской террасы реки Лены по геофизическим данным // Криосфера Земли, 2017. Т. XXI. № 5. С. 16–26. DOI: 10.21782/KZ1560-7496-2017-5(16-26)
4.
Куть А.А. Эолово-мерзлотные образования (тукуланы) Центральной Якутии: строение, генезис, возраст, закономерности распространения / Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата геолого-минералогических наук. Якутск, 2015. 23 с.
5.
Десяткин Р.В., Лесовая С.Н., Оконешникова М.В., Зайцева Т.С. Палевые почвы Центральной Якутии: генетические особенности, свойства, классификация // Почвоведение, 2011. №12. С. 1425–1435.
6.
Чевычелов А.П. Мерзлотные почвы Центральной Якутии: география, генезис и разнообразие // Материалы VII Международной научной конференции, посвященной 90-летию кафедры почвоведения и экологии почв ТГУ «Отражение био-, гео-, антропосферных взаимодействий в почвах и почвенном покрове» (Томск, 14–19 сентября 2020 г.). Издательский дом ТГУ, 2020. С. 98–101.
7.
Легостаева Я.Б., Боескоров В.С. Показатели состояния мерзлотных почв при вторичном загрязнении нефтепродуктами // Наука и образование, 2009. №2. С. 16–21.
8.
Государственная геологическая карта России (новая серия) в масштабе 1:1 000 000. Лист P-50,51 (Олёкминск). Карта дочетвертичных образований / Комитет по геологии и использованию недр при правительстве Российской Федерации (составлена в ВСЕГЕИ имени А.П. Карпинского; авторы: Ковригина Е.К., Штейн Л.Ф., Семёнов Ю.Г., Зарубин А.С., Семериков А.А., Камалетдинов В.А.; картографы-составители: Сай Т.С., Круглова Л.И.; редактор: Ковригина Е.К.) // Росгеолком, 1992.
9.
Государственная геологическая карта СССР (новая серия) в масштабе 1:1 000 000. Лист Q-50,51 (Жиганск). Карта дочетвертичных образований / Министерство геологии СССР (составлена в Производственном геологическом объединении по региональному изучению геологического строения территории страны «Аэрогеология»; авторы: Цейдлер Н.А., Тищенко С.В., Леонов В.Н., Натапов Л.М.; ответственный редактор: Натапов Л.М.) // Мингео СССР, 1990.
10.
Государственная геологическая карта СССР (новая серия) в масштабе 1:1 000 000. Лист Q-50,51 (Жиганск). Карта четвертичных отложений / Министерство геологии СССР (составлена в Производственном геологическом объединении по региональному изучению геологического строения территории страны «Аэрогеология»; автор: Колпаков В.В.; редактор: Кинд Н.В.; ответственный редактор: Натапов Л.М.) // Мингео СССР, 1990.
11.
Государственная геологическая карта России (новая серия) в масштабе 1:1 000 000. Лист P-50,51 (Олёкминск). Карта четвертичных отложений / Комитет по геологии и использованию недр при правительстве Российской Федерации (составлена в ВСЕГЕИ имени А.П. Карпинского; авторы: Руденко Т.А., Матюшков А.Д., Шурыгин А.Г.; картографы-составители: Сай Т.С., Феофанова Н.Д.; редактор Руденко Т.А.; ответственный редактор: Ковригина Е.К.) // Росгеолком, 1992б.
12.
Шофман И.Л., Кинд Н.В., Пахомов М.М., Прокопчук Б.И., Виноградова С.Н., Сулержицкий Л.Д., Фороза В.С. Новые данные о возрасте отложений низких террас в бассейне р. Вилюй // Научные новости и заметки, 1976. С. 100–107.
13.
Физико-географический атлас Мира. Геоморфологическая карта в масштабе 1:15 000 000 / Институт географии АН СССР: разработчик И.Э. Веденская, редактор И.П. Герасимов, ответственный редактор Ю.А. Мещеряков; Институт океанологии АН СССР: разработчики В.Ф. Канаев, А.С. Ионин, редакторы Г.Б. Удинцева, В.П. Зенкович // Главное управление геодезии и картографии ГГК СССР, 1964. С. 200–201.
14.
Геоморфологическая карта Сибирской платофрмы в масштабе 1:1 500 000 / Составлена Всесоюзным научно-исследовательским геологическим институтом по материалам: ВСЕГЕИ, Всесоюзного Аэрогеологического треста, научно-исследовательского института геологии Арктики, Иркутского и Красноярского геологических управлений, Амакинской экспедиции Якутского геологического управления, Института географии АН СССР, научно-исследовательского геолого-разведочного института золота (Составители: Кортунова Е.И., Краснов И.И., Соколова В.Б.; под редакцией И.И. Краснова) // Госгеолтехиздат, 1959.
15.
Fedorova S., Kryzhanovsky A. Combined scheme of permafrost water purification in Central Yakutia // IOP Conference Series: Materials, Science and Engineering, 2020. 953, 012025. 9 pp. doi:10.1088/1757-899X/953/1/012025
16.
Николаева Н.А. Устойчивость ландшафтов бассейна р. Вилюй в Западной Якутии // Успехи современного естествознания, 2020. № 11. С. 88–94.
17.
Варламов С.П., Скрябин П.Н. Динамика теплового состояния грунтов мерзлотных ландшафтов Центральной Якутии // Известия Самарского научного центра Российской академии наук, 2012. Т. 14, №1 (8). С. 2040–2044.
18.
Лебедева Л.С., Ефремов В.С., Христофоров И.И., Бажин К.И., Огонеров В.В., Павлова Н.А. Талики и формирование речного стока на малом водосборе в сплошной криолитозоне Якутии // Материалы международной научной конференции «Третьи Виноградовские чтения. Грани гидрологии» (Санкт-Петербург, 28–30 марта 2018 г.), 2018. С. 62–66.
19.
Костина Н.И. К истории гидрометеорологических наблюдений в Якутии // Наука и техника в Якутии, 2014. №1 (26). С. 36–41.
20.
Визе Ю.В. Климат Якутии // Л.: Издательство Академии Наук, 1927. 33 с.
21.
Научно-прикладной справочник по климату СССР. Многолетние данные. Якутская АССР // Л.: Гидрометеоиздат, 1989. Сер. 3. К. 1. Ч. 1-6. Вып. 24. 606 с.
22.
http://pogodaiklimat.ru/history/24641.htm
23.
Десяткин Р.В., Десяткин А.Р. Термический режим мерзлотной лугово-чернозёмной солонцеватой почвы в многолетнем цикле // Почвоведение, 2017. № 11. С. 1344–1354.
24.
Николаев А.Н., Скачков Ю.Б. Влияние динамики снежного покрова на рост и развитие лесов в центральной Якутии // Криосфера Земли, 2011. Т. XV. № 3. С. 71–80.
25.
Юмина Н.М., Терёшина М.А. Многолетние изменения стока рек бассейна Вилюя // Вестник Московского Университета. Серия 5. География, 2017. № 6. С. 62–70.
26.
Крылова А.И., Лаптева Н.А. Исследования влияния регулирования стока водохранилищем каскада Вилюйских ГЭС-I, II на водный режим р. Вилюй // ИНТЕРЭКСПО ГЕО-СИБИРЬ, 2020. Т. 4. № 1. С. 66–73. DOI: 10.33764/2618-981Х-2020-4-1-66-73
27.
Ксенофонтова М.И., Пестрякова Л.А. Геоэкологические особенности озёр бассейна среднего течения реки Вилюй // Экологический мониторинг, 2009. № 3. С. 24–27.
28.
Габышев В.А., Габышева О.И. Особенности развития фитопланктона и физико-химических свойств воды среднего и нижнего Вилюя и Светлинского водохранилища // Экологическая оценка и картографирование, 2011. № 3. С. 45–54.
29.
The Far North: Plant biodiversity and Ecology of Yakutia. Plant and Vegetation 3 // Springer Science + Business Media B.V., 2010. 390 p. DOI: 10.1007/978-90-481-3774-9.
30.
Захарова В.И., Никифорова Е.Н. Флора и растительность окрестностей дефляционного озера Быранатталах (низовье р. Вилюй, Центральная Якутия) // Вестник СВФУ, 2016. № 1 (51). С. 5–14.
31.
Габышева Л.П. Характеристика сосновых лесов тукуланов Лено-Вилюйского междуречья // Успехи современного естествознания, 2020. №10. С. 7–13.
32.
Порядина Л.Н. Лишайники эоловых образований Центральной Якутии // Наука и современность, 2011. С. 27–30.
33.
Седельникова Н.В. Лихенофлора нагорья Сангилен // Новосибирск: Наука, 1985. 180 с.
34.
Седельникова Н.В. Лишайники Алтая и Кузнецкого нагорья. Конспект флоры // Новосибирск: Наука, 1990. 170 с.
35.
Классификация и диагностика почв России / Составители: Шишов Л.Л., Тонконогов В.Д., Лебедева И.И., Герасимова М.И. // Смоленск: Ойкумена, 2004. 342 с.
36.
Почвенная карта РСФСР в масштабе 1:2 500 000 / Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина; Почвенный институт им. В.В. Докучаева. Главный редактор: В.М. Фридланд // ГОСАГРОПРОМ, 1988.
37.
Полевой определитель почв.–М.: Почвенный ин-т им. В.В. Докучаева, 2008. 182 с.
38.
Оконешникова М.В., Состав гумуса пахотных почв Центральной Якутии // Вестник СВНЦ ДВО РАН, 2015. №1. С. 37–41.
39.
Васильева Т.И., Особенности формирования свойств и состава мерзлотных почв Центральной Якутии // Наука и Образование, 2016. №1. С. 100–107.
40.
Оконешникова М.В. Почвенный покрова на участке перехода магистрального газопровода через р. Тюнг Вилюйского бассейна (Якутия) // Вестник КрасГАУ, 2011. №12. С. 82–86.
41.
Павлов Б.А., Вариончик С.В., Павлова М.Р. Подзолы на песках центральной Якутии // Сборник материалов V Международной научной конференции, посвященной 85-летию кафедры почвоведения и экологии почв ТГУ «Отражение био-, гео-, антропосферных взаимодействий в почвах и почвенном покрове» (Томск, 07–11 сентября 2015 года), 2015. С. 73–76.
References (transliterated)
1.
Safronov A.F., Berzin A.G., Fradkin G.S. Tektonicheskaya priroda lokal'nykh podnyatii Vilyuiskoi sineklizy // Geologiya nefti i gaza, 2003. №4. S. 20–28.
2.
Nikolaev A.N., Ugarov I.S. Razlichiya rezhima uvlazhneniya merzlotnykh landshaftov Tsentral'noi Yakutii i ego vliyanie na rost listvennits // Izvestiya Samarskogo nauchnogo tsentra Rossiiskoi akademii nauk, 2011. T. 13, №1 (4). S. 1016–1019.
3.
Olenchenko V.V., Gagarin L.A., Khristoforov I.I., Kolesnikov A.B., Efremov V.S. Stroenie uchastka razvitiya termosuffozionnykh protsessov v predelakh Bestyakhskoi terrasy reki Leny po geofizicheskim dannym // Kriosfera Zemli, 2017. T. XXI. № 5. S. 16–26. DOI: 10.21782/KZ1560-7496-2017-5(16-26)
4.
Kut' A.A. Eolovo-merzlotnye obrazovaniya (tukulany) Tsentral'noi Yakutii: stroenie, genezis, vozrast, zakonomernosti rasprostraneniya / Avtoreferat dissertatsii na soiskanie uchenoi stepeni kandidata geologo-mineralogicheskikh nauk. Yakutsk, 2015. 23 s.
5.
Desyatkin R.V., Lesovaya S.N., Okoneshnikova M.V., Zaitseva T.S. Palevye pochvy Tsentral'noi Yakutii: geneticheskie osobennosti, svoistva, klassifikatsiya // Pochvovedenie, 2011. №12. S. 1425–1435.
6.
Chevychelov A.P. Merzlotnye pochvy Tsentral'noi Yakutii: geografiya, genezis i raznoobrazie // Materialy VII Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii, posvyashchennoi 90-letiyu kafedry pochvovedeniya i ekologii pochv TGU «Otrazhenie bio-, geo-, antroposfernykh vzaimodeistvii v pochvakh i pochvennom pokrove» (Tomsk, 14–19 sentyabrya 2020 g.). Izdatel'skii dom TGU, 2020. S. 98–101.
7.
Legostaeva Ya.B., Boeskorov V.S. Pokazateli sostoyaniya merzlotnykh pochv pri vtorichnom zagryaznenii nefteproduktami // Nauka i obrazovanie, 2009. №2. S. 16–21.
8.
Gosudarstvennaya geologicheskaya karta Rossii (novaya seriya) v masshtabe 1:1 000 000. List P-50,51 (Olekminsk). Karta dochetvertichnykh obrazovanii / Komitet po geologii i ispol'zovaniyu nedr pri pravitel'stve Rossiiskoi Federatsii (sostavlena v VSEGEI imeni A.P. Karpinskogo; avtory: Kovrigina E.K., Shtein L.F., Semenov Yu.G., Zarubin A.S., Semerikov A.A., Kamaletdinov V.A.; kartografy-sostaviteli: Sai T.S., Kruglova L.I.; redaktor: Kovrigina E.K.) // Rosgeolkom, 1992.
9.
Gosudarstvennaya geologicheskaya karta SSSR (novaya seriya) v masshtabe 1:1 000 000. List Q-50,51 (Zhigansk). Karta dochetvertichnykh obrazovanii / Ministerstvo geologii SSSR (sostavlena v Proizvodstvennom geologicheskom ob''edinenii po regional'nomu izucheniyu geologicheskogo stroeniya territorii strany «Aerogeologiya»; avtory: Tseidler N.A., Tishchenko S.V., Leonov V.N., Natapov L.M.; otvetstvennyi redaktor: Natapov L.M.) // Mingeo SSSR, 1990.
10.
Gosudarstvennaya geologicheskaya karta SSSR (novaya seriya) v masshtabe 1:1 000 000. List Q-50,51 (Zhigansk). Karta chetvertichnykh otlozhenii / Ministerstvo geologii SSSR (sostavlena v Proizvodstvennom geologicheskom ob''edinenii po regional'nomu izucheniyu geologicheskogo stroeniya territorii strany «Aerogeologiya»; avtor: Kolpakov V.V.; redaktor: Kind N.V.; otvetstvennyi redaktor: Natapov L.M.) // Mingeo SSSR, 1990.
11.
Gosudarstvennaya geologicheskaya karta Rossii (novaya seriya) v masshtabe 1:1 000 000. List P-50,51 (Olekminsk). Karta chetvertichnykh otlozhenii / Komitet po geologii i ispol'zovaniyu nedr pri pravitel'stve Rossiiskoi Federatsii (sostavlena v VSEGEI imeni A.P. Karpinskogo; avtory: Rudenko T.A., Matyushkov A.D., Shurygin A.G.; kartografy-sostaviteli: Sai T.S., Feofanova N.D.; redaktor Rudenko T.A.; otvetstvennyi redaktor: Kovrigina E.K.) // Rosgeolkom, 1992b.
12.
Shofman I.L., Kind N.V., Pakhomov M.M., Prokopchuk B.I., Vinogradova S.N., Sulerzhitskii L.D., Foroza V.S. Novye dannye o vozraste otlozhenii nizkikh terras v basseine r. Vilyui // Nauchnye novosti i zametki, 1976. S. 100–107.
13.
Fiziko-geograficheskii atlas Mira. Geomorfologicheskaya karta v masshtabe 1:15 000 000 / Institut geografii AN SSSR: razrabotchik I.E. Vedenskaya, redaktor I.P. Gerasimov, otvetstvennyi redaktor Yu.A. Meshcheryakov; Institut okeanologii AN SSSR: razrabotchiki V.F. Kanaev, A.S. Ionin, redaktory G.B. Udintseva, V.P. Zenkovich // Glavnoe upravlenie geodezii i kartografii GGK SSSR, 1964. S. 200–201.
14.
Geomorfologicheskaya karta Sibirskoi platofrmy v masshtabe 1:1 500 000 / Sostavlena Vsesoyuznym nauchno-issledovatel'skim geologicheskim institutom po materialam: VSEGEI, Vsesoyuznogo Aerogeologicheskogo tresta, nauchno-issledovatel'skogo instituta geologii Arktiki, Irkutskogo i Krasnoyarskogo geologicheskikh upravlenii, Amakinskoi ekspeditsii Yakutskogo geologicheskogo upravleniya, Instituta geografii AN SSSR, nauchno-issledovatel'skogo geologo-razvedochnogo instituta zolota (Sostaviteli: Kortunova E.I., Krasnov I.I., Sokolova V.B.; pod redaktsiei I.I. Krasnova) // Gosgeoltekhizdat, 1959.
15.
Fedorova S., Kryzhanovsky A. Combined scheme of permafrost water purification in Central Yakutia // IOP Conference Series: Materials, Science and Engineering, 2020. 953, 012025. 9 pp. doi:10.1088/1757-899X/953/1/012025
16.
Nikolaeva N.A. Ustoichivost' landshaftov basseina r. Vilyui v Zapadnoi Yakutii // Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya, 2020. № 11. S. 88–94.
17.
Varlamov S.P., Skryabin P.N. Dinamika teplovogo sostoyaniya gruntov merzlotnykh landshaftov Tsentral'noi Yakutii // Izvestiya Samarskogo nauchnogo tsentra Rossiiskoi akademii nauk, 2012. T. 14, №1 (8). S. 2040–2044.
18.
Lebedeva L.S., Efremov V.S., Khristoforov I.I., Bazhin K.I., Ogonerov V.V., Pavlova N.A. Taliki i formirovanie rechnogo stoka na malom vodosbore v sploshnoi kriolitozone Yakutii // Materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii «Tret'i Vinogradovskie chteniya. Grani gidrologii» (Sankt-Peterburg, 28–30 marta 2018 g.), 2018. S. 62–66.
19.
Kostina N.I. K istorii gidrometeorologicheskikh nablyudenii v Yakutii // Nauka i tekhnika v Yakutii, 2014. №1 (26). S. 36–41.
20.
Vize Yu.V. Klimat Yakutii // L.: Izdatel'stvo Akademii Nauk, 1927. 33 s.
21.
Nauchno-prikladnoi spravochnik po klimatu SSSR. Mnogoletnie dannye. Yakutskaya ASSR // L.: Gidrometeoizdat, 1989. Ser. 3. K. 1. Ch. 1-6. Vyp. 24. 606 s.
22.
http://pogodaiklimat.ru/history/24641.htm
23.
Desyatkin R.V., Desyatkin A.R. Termicheskii rezhim merzlotnoi lugovo-chernozemnoi solontsevatoi pochvy v mnogoletnem tsikle // Pochvovedenie, 2017. № 11. S. 1344–1354.
24.
Nikolaev A.N., Skachkov Yu.B. Vliyanie dinamiki snezhnogo pokrova na rost i razvitie lesov v tsentral'noi Yakutii // Kriosfera Zemli, 2011. T. XV. № 3. S. 71–80.
25.
Yumina N.M., Tereshina M.A. Mnogoletnie izmeneniya stoka rek basseina Vilyuya // Vestnik Moskovskogo Universiteta. Seriya 5. Geografiya, 2017. № 6. S. 62–70.
26.
Krylova A.I., Lapteva N.A. Issledovaniya vliyaniya regulirovaniya stoka vodokhranilishchem kaskada Vilyuiskikh GES-I, II na vodnyi rezhim r. Vilyui // INTEREKSPO GEO-SIBIR'', 2020. T. 4. № 1. S. 66–73. DOI: 10.33764/2618-981Kh-2020-4-1-66-73
27.
Ksenofontova M.I., Pestryakova L.A. Geoekologicheskie osobennosti ozer basseina srednego techeniya reki Vilyui // Ekologicheskii monitoring, 2009. № 3. S. 24–27.
28.
Gabyshev V.A., Gabysheva O.I. Osobennosti razvitiya fitoplanktona i fiziko-khimicheskikh svoistv vody srednego i nizhnego Vilyuya i Svetlinskogo vodokhranilishcha // Ekologicheskaya otsenka i kartografirovanie, 2011. № 3. S. 45–54.
29.
The Far North: Plant biodiversity and Ecology of Yakutia. Plant and Vegetation 3 // Springer Science + Business Media B.V., 2010. 390 p. DOI: 10.1007/978-90-481-3774-9.
30.
Zakharova V.I., Nikiforova E.N. Flora i rastitel'nost' okrestnostei deflyatsionnogo ozera Byranattalakh (nizov'e r. Vilyui, Tsentral'naya Yakutiya) // Vestnik SVFU, 2016. № 1 (51). S. 5–14.
31.
Gabysheva L.P. Kharakteristika sosnovykh lesov tukulanov Leno-Vilyuiskogo mezhdurech'ya // Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya, 2020. №10. S. 7–13.
32.
Poryadina L.N. Lishainiki eolovykh obrazovanii Tsentral'noi Yakutii // Nauka i sovremennost', 2011. S. 27–30.
33.
Sedel'nikova N.V. Likhenoflora nagor'ya Sangilen // Novosibirsk: Nauka, 1985. 180 s.
34.
Sedel'nikova N.V. Lishainiki Altaya i Kuznetskogo nagor'ya. Konspekt flory // Novosibirsk: Nauka, 1990. 170 s.
35.
Klassifikatsiya i diagnostika pochv Rossii / Sostaviteli: Shishov L.L., Tonkonogov V.D., Lebedeva I.I., Gerasimova M.I. // Smolensk: Oikumena, 2004. 342 s.
36.
Pochvennaya karta RSFSR v masshtabe 1:2 500 000 / Vsesoyuznaya akademiya sel'skokhozyaistvennykh nauk im. V.I. Lenina; Pochvennyi institut im. V.V. Dokuchaeva. Glavnyi redaktor: V.M. Fridland // GOSAGROPROM, 1988.
37.
Polevoi opredelitel' pochv.–M.: Pochvennyi in-t im. V.V. Dokuchaeva, 2008. 182 s.
38.
Okoneshnikova M.V., Sostav gumusa pakhotnykh pochv Tsentral'noi Yakutii // Vestnik SVNTs DVO RAN, 2015. №1. S. 37–41.
39.
Vasil'eva T.I., Osobennosti formirovaniya svoistv i sostava merzlotnykh pochv Tsentral'noi Yakutii // Nauka i Obrazovanie, 2016. №1. S. 100–107.
40.
Okoneshnikova M.V. Pochvennyi pokrova na uchastke perekhoda magistral'nogo gazoprovoda cherez r. Tyung Vilyuiskogo basseina (Yakutiya) // Vestnik KrasGAU, 2011. №12. S. 82–86.
41.
Pavlov B.A., Varionchik S.V., Pavlova M.R. Podzoly na peskakh tsentral'noi Yakutii // Sbornik materialov V Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii, posvyashchennoi 85-letiyu kafedry pochvovedeniya i ekologii pochv TGU «Otrazhenie bio-, geo-, antroposfernykh vzaimodeistvii v pochvakh i pochvennom pokrove» (Tomsk, 07–11 sentyabrya 2015 goda), 2015. S. 73–76.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Объектом исследования публикации являются криогенные почвы, входящие в состав почвенного покрова Вилюйского района Якутии. Предметом изучения - морфологические, химические и физико-химические свойства почв, содержание легкорастворимых солей и электропроводность.
В пределах изученного района авторами были заложены и изучены 12 почвенных разрезов, 5 из которых вошли в состав почвенной катены от вершинной поверхности I надпойменной террасы до поймы реки. Описание морфологического строения почвенных профилей и почвенных горизонтов проведено в соответствие с правилами классификации и диагностики почв. Дано комплексное описание генетического горизонта почв, включающего характеристику однородности окраски, цвета, органолептическое определение влажности, сложения, структуры, гранулометрического состава, наличия включений, новообразований, количества и толщины корней, характера перехода к нижележащему горизонту и формы границы между горизонтами. Кислотность почв определялась потенциометрическим методом в водной вытяжке из почвы в соотношении 1:5 с использованием стационарного pH-метра METTLER-TOLEDO. Общее содержание легкорастворимых солей и электропроводность измерялось в водной вытяжке в соотношении 1:5 с помощью стационарного TDS-EC-метра METTLER-TOLEDO.
Актуальность публикации определяется спецификой природных условий изучаемой территории. Долина среднего течения р. Вилюй фактически является криопустыней, где наблюдается крайне низкое количество осадков в сочетании с сильнейшими (до 80°С) перепадами температуры в течении года. В настоящее время почвенный покров данной территории исследован фрагментарно и недостаточно. Подробно изученные территории перемежаются с участками практически неизученных почв. Данное положение в значительной мере затрудняет развитие сельского хозяйства и разработку природоохранных мероприятий. Изучение почв и почвенного покрова также важно с точки зрения поисковой геохимии, для изучения вторичных ореолов рассеивания нефтегазовых углеводородов. Выбранная тема также важна для реконструкции палеогеографических условий Центральной Яктуии.
В результате проведённых исследований установлено, что ведущим фактором, влияющим на интенсивность почвообразующих процессов, является глубина залегания многолетнемёрзлых пород, являющихся мерзлотном водоупором. Следует отметить выявленную для данной территории зависимость почвообразовательных процессов от морфологии поверхности. На крутом склоне I надпойменной террасы развиваются профили серогумусовых ожелезнённых почв с признаками ожелезнения. В нижней части склона формируется стратозём серогумусовый водно-аккумулятивный. В долине Вилюя обнаруживаются такие специфические формы рельефа, как термосуффозионные воронки, днища и склоны которых заняты псаммозёмами. Днища балок в зависимости от степени дренированности, могут быть представлены псаммозёмами водно-аккумулятивными стратифицированными (при улучшенном дренаже) и торфяно-глеезёмами (при затруднённом).
Стиль публикации отвечает требованиям предъявляемой научной работе и соответствует выбранной теме. Материал изложен хорошим научным языком, понятным для широкого круга читателей. Структура публикации позволяет полностью раскрыть содержание исследования.
Общий список литературы насчитывает 41 наименование, из них 23 работы опубликовано менее 10 лет назад и 5 опубликовано в 2020г. Таким образом, наблюдается глубокая проработка работ предшественников таки использование последних данных по выбранной
Приведенные в статье материалы будут интересны почвоведам, геокриологам, палеогеографам, экологам, физико-географам, а также всем интересующимся проблемами хозяйственного освоения криолитозоны.



Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"