Статья 'Геохимия подземных и поверхностных вод бассейна р. Сенца (Восточный Саян)' - журнал 'Арктика и Антарктика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакционный совет > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Арктика и Антарктика
Правильная ссылка на статью:

Геохимия подземных и поверхностных вод бассейна р. Сенца (Восточный Саян)

Алексеев Сергей Владимирович

доктор геолого-минералогических наук

Заведующий лабораторией гидрогеологии, Институт земной коры Сибирского отделения Российской академии наук

664033, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 128, оф. 318

ALEKSEEV SERGEI

Doctor of Geology and Mineralogy

Head of Laboratory, the Institution of Earth's Crust of Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

664033, Russia, Irkutskaya oblast', g. Irkutsk, ul. Lermontova, 128, of. 318

salex@crust.irk.ru
Алексеева Людмила Павловна

доктор геолого-минералогических наук

Ведущий научный сотрудник, Институт земной коры Сибирского отделения Российской академии наук

664033, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 128, оф. 338

ALEKSEEVA LIUDMILA

Doctor of Geology and Mineralogy

Leading Scientific Associate, the Institution of Earth's Crust of Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

664033, Russia, Irkutskaya oblast', g. Irkutsk, ul. Lermontova, 128, of. 338

lalex@crust.irk.ru
Оргильянов Алексей Июльевич

Ведущий инженер, Институт земной коры Сибирского отделения Российской академии наук

664033, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 128, оф. 242

ORGILIANOV ALEKSEI

Leading Engineer, the Institution of Earth's Crust of Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

664033, Russia, Irkutskaya oblast', g. Irkutsk, ul. Lermontova, 128, of. 242

irig@crust.irk.ru

DOI:

10.7256/2453-8922.2021.1.34826

Дата направления статьи в редакцию:

11-01-2021


Дата публикации:

26-01-2021


Аннотация: Объектами исследования явились подземные и поверхностные воды бассейна р. Сенца. Район исследований расположен в Восточно-Саянской гидрогеологической складчатой области. Холодные и термальные подземные воды приурочены к метаморфическим и изверженным породам протерозойского и палеозойского возраста. Их разгрузка в виде серии родников происходит в долинах рек, заложенных по разломным зонам. Основным видом полевых работ явилось гидрогеологическое опробование водопуктов. Непосредственно на месте отбора проб воды измерена их температура, рН и Еh, удельная электропроводность. Анализ макрокомпонентного состава вод выполнен в ЦКП «Геодинамика и геохронология» (Институт земной коры СО РАН, г. Иркутск), микрокомпонентный состав определен методом ICP MS на приборе Element-2 (Finnigan MAT, Германия) в Институте геохимии СО РАН (г. Иркутск). Научная новизна исследований заключается в том, что в настоящей статье наряду с характеристикой ионно-солевого состава холодных и термальных вод приводятся первые данные о распределении микрокомпонентов в подземных и поверхностных водах бассейна р. Сенца. Установлено, что подземные воды (термальные и холодные) имеют гидрокарбонатный кальциево-натриевый состав, а речные и озерные воды, как правило, гидрокарбонатные кальциевые. Термальные воды (в долине р. Хойто-Гол) в значительной степени обогащены Li, Be, B, Si, Mn, Ge, As, Br, Rb, Sr, Cs, Ba, W и обеднены Al, P, Cu, Zn, Ag относительно речных и дождевых вод. Спектры распределения РЗЭ в подземных и поверхностных водах имеют особенности, характеризующиеся четкой европиевой аномалией и превалированием легких РЗЭ над тяжелыми.


Ключевые слова: холодные подземные воды, термальные подземные воды, поверхностные воды, химический состав, микрокомпоненты, редкоземельные элементы, источник Хойто-Гол, источник Манзарагши, река Сенца, Окинское плоскогорье

Исследование было выполнено при финансовой поддержке РФФИ и
Правительства Иркутской области в рамках научного проекта № 20-45-380002 р_а.

Abstract: The object of this research is the groundwaters and surface waters of the Sentsa River Basin. The area of explorations is situated in the Eastern Sayan hydrogeological folded region. Cold and thermal waters occur in the PR and PZ metamorphic and igneous rock. These waters are discharged through the spring series in the river valleys laid along fault zones. The main type of fieldwork was hydrogeological sampling. The analysis of the macrocomponent composition of waters was conducted in the «Geodynamics and Geochronology Center» (Institute of the Earth’s Crust SB RAS, Irkutsk), the trace element composition was determined by ICP MS on an Element-2, Finnigan MAT (Germany) at the Vinogradov Institute of Geochemistry SB RAS (Irkutsk). The scientific novelty consists in the fact that this article provides not only the characteristics of chemical composition of cold and thermal waters, but also the primary data on the distribution of microelements in the ground and surface waters of the Sentsa River Basin. Groundwater (thermal and cold) are revealed to have a bicarbonate Ca-Na composition, withal river and lake waters are generally bicarbonate Ca. Thermal waters (in the Khoyto-Gol River Basin) are largely enriched in Li, Be, B, Si, Mn, Ge, As, Br, Rb, Sr, Cs, Ba, W and depleted in Al, P, Cu, Zn, Ag relative to surface and rainwater. The REE distribution profile in groundwater and surface waters have peculiarities that are characterized by a positive europium anomaly and the prevalence of light REE over heavy ones.



Keywords:

Khoyto-Gol spring, rare earth elements, trace elements, chemical composition, surface waters, thermal ground waters, cold ground waters, Manzaragshi spring, Sentsa River, Oka Plateau

Введение

В последние годы во всем мире термальные воды исследуются очень активно[1-16]. Научный интерес определен геологическим, экономическим и бальнеологическим значением термальных вод, а также их важной ролью в туристической индустрии. Необходимостью разумного использования природных ресурсов, в частности термальных вод Восточных Саян, на основе комплексного исследования и мониторинга качества состава подземных вод обусловлена актуальность настоящего исследования.

Первые гидрогеологические исследования в бассейне р. Сенца (Окинское плато, Восточные Саяны) начались в 1940-е гг. С. В. Обручевым и Н. И. Толстихиным был описан источник термальных вод Хойто-Гол в одноименной долине реки - левого притока р. Сенца. В последующие годы новые данные о химическом, газовом, изотопном и микробиологическом составе термальных подземных вод были получены В. Г. Ткачук, Е. В. Пиннекером, И. М. Борисенко, Л. В. Заманой, А. М. Плюсниным, А. В. Татариновым, П. С. Бадминовым, А. И. Оргильяновым [17-24] и др. Между тем до настоящего времени отсутствовали сведения о геохимии других типов вод в бассейне р. Сенца, в том числе и распределении микрокомпонентов в них. Благодаря использованию ICP MS появилась возможность определять содержание широкого спектра микроэлементов в водных растворах. В настоящей статье наряду с характеристикой ионно-солевого состава холодных и термальных вод приводятся первые данные о распределении микрокомпонентов в подземных и поверхностных водах бассейна р. Сенца (рис. 1).

Методы исследования

Пробы речных (4 шт.) и озерных (2 шт.) вод, атмосферных осадков (дождя – 2 шт.), подземных холодных (2 шт.) и термальных (2 шт.) вод отобраны в июле 2018 г. в полиэтиленовые бутылки объемом 1,5 л. Для определения содержания микрокомпонентов после фильтрования были наполнены пробирки объемом 50 мл (14 шт.). Дневная и ночная температура воздуха составляла 19 и 12 °С соответственно. Кроме того, для сравнения состава атмосферных осадков отобрана проба снега с надпойменной террасы р. Сенца в декабре 2017 г. Непосредственно на месте отбора проб воды измерена их температура, рН и Еh, удельная электропроводность портативными приборами: pH-метром HANNA HI 83141 и кондуктометром HANNA HI 8733.

Counture&photo

Рис. 1. Положение района исследований и морфология долин р. Сенца (левое фото), её левого притока р. Хойто-Гол (правое фото).

После фильтрования отобранной воды с помощью ручного вакуумного фильтратора Merck Millipore через мембранные фильтры Millipore (диаметр 47 мм, размер пор 0.45 мкм) выполнена консервация проб путем добавления в каждую пробирку 50 мкл HNO3. Содержание основных макрокомпонентов в пробах определено в ЦКП «Геодинамика и геохронология» (г. Иркутск) традиционными методами[25]: концентрация (K+, Na+, Li+, Rb+, Cs+, Sr2+) – методом пламенной фотометрии на атомно-абсорбционном спектрофотометре SOLAAR M (Thermo Elemental, IN-TERTECH Corporation, США), содержание анионов (а также Ca2+, Mg2+) – титриметрическим методом, концентрация SO42- – весовым методом. Микрокомпонентный состав - методом ICP MS на приборе Element-2 (Finnigan MAT, Германия) в Институте геохимии СО РАН. Для градуирования при расчетах содержаний элемента в пробе использовались многоэлементные сертифицированные растворы CLMS-1, -2, -3, -4 (SPEX, США) с концентрациями элементов 50, 100, 1000 и 5000 нг/мл.

Район исследования

Орогидрография и климат

Река Сенца и р. Жомболок – левые притоки р. Ока, берущей начало из озера на обширном одноименном плато с абсолютными отметками 1800–2500 м[26] в Восточных Саянах. Река Сенца прорезает юго-западную часть Окинского плато и изобилует притоками, включая рр. Хойто-Гол, Аршан. В позднем плейстоцене широкая троговая котловина р. Сенца с глубиной вреза 600–800 м была занята крупным ледником, который в 8,5 км от места впадения в р. Ока (в районе современного пос. Шаснур) оставил мощную конечную морену протяжённостью около 10 км[27]. Выше конечно-моренного вала река активно меандрирует, на поверхности долины широко развиты старичные и термокарстовые озёра различных размеров. Климат в пределах Окинского плато резко континентальный с суровой малоснежной зимой (средняя температура воздуха tвозд. января -21,7 °С) и теплым облачным летом (средняя tвозд. июля +13,8 °С). Среднегодовая tвозд. – отрицательная и изменяется в зависимости от абсолютной высоты от −5,6 °С (1372 м) до −6,6 °С (2084 м).

Геология и мерзлотно-гидрогеологические условия

Геологический разрез бассейна р. Сенца формируют средне- и верхнепротерозойские отложения мощностью до 3800 м. В составе ильчирской свиты среднего протерозоя (PR2) доминируют сланцы с песчаниками и эффузивами. Монгошинская свита верхнего протерозоя (PR3) представлена карбонатными породами (известняками, доломитовыми известняками) с прослоями метаморфических сланцев. Eе перекрывает мощная (до 3000 м) дибинская толща PR3, сложенная песчаниками и сланцами. Этот осадочно-метаморфический комплекс прорван гранитоидами протерозойского (PR) и палеозойского (PZ) возраста (рис. 2). Четвертичные отложения в долинах рек представлены аллювиальными и озерно-аллювиальными осадками – разнозернистыми песками, галечниками, супесями и суглинками.

Мезозой-кайнозойская активизация тектонических движений и базальтовый вулканизм привели к обновлению древних глубинных разломов, интенсификации водообмена и сформировали современный геоморфологический облик региона.

Рис. 2. Геологическое строение долины р. Сенца и ее горного обрамления[28]. 1 – валуны, галечники, пески, супеси и суглинки четвертичного возраста (Q); 2 – песчаники, эффузивы, карбонатные породы PR2-PR3; 3 – граниты, гранодиориты, редкометалльные пегматиты PR-PZ; 4 – тектонические нарушения.

Многолетнемерзлые породы (ММП) имеют сплошное распространение с тенденцией их уменьшения в западном и северо-северо-восточном направлении (рис. 3). Мощность ММП на междуречных пространствах в среднем равна 170-200 м, а в долинах рек составляет 50-150 м. Среднегодовая температура мерзлых пород изменяется в пределах –2,1…–8,5°С. Сезонно протаивающий слой на междуречных пространствах имеет мощность 1,0-1,5 м, достигая 3,5 м на южных склонах[29].

Рис. 3. Распространение ММП пород в краевой части Окинского плато[30]: 1 – преимущественно сплошное мощностью 0-100 м, tср.пород= –0,5…–2°С, 2 – преимущественно сплошное мощностью 50-150 м, tср.пород = –1…–5°С, 3 – сплошное мощностью 200-300 м, tср.пород = –3…–7°С; 4 – источники термальных (темный кружок) и холодных (светлый кружок) подземных вод.

В гидрогеологическом отношении регион относится к Восточно-Саянской гидрогеологической складчатой области. В пределах криогидрогеологических массивов зона интенсивного водообмена проморожена, а трещинные и трещинно-жильные напорные воды приурочены к метаморфическим и изверженным породам. Они вскрыты скважинами (которые часто фонтанируют) ниже подошвы ММП на глубине 170-180 м[31]. В долинах рек, особенно заложенных по зонам разломов (например, по Сенцинскому региональному разлому), прослеживаются подрусловые талики, по которым происходит разгрузка подмерзлотных холодных и термальных вод. Восходящие источники зимой образуют крупные наледи.

Результаты и обсуждение

Ионно-солевой состав подземных и поверхностных вод

Подземные воды в бассейне р. Сенца подразделяются на термальные и холодные и разгружаются на земную поверхность в виде серии родников (рис. 4).

Рис. 4. Очаги разгрузки подземных вод в долине р. Сенца: холодных - источник Манзарагши (слева) и термальных – источник Хойто-Гол (справа).

Термальные воды в долине р. Хойто-Гол – левого притока р. Сенца - по ионно-солевому составу гидрокарбонатные кальциево-натриевые с минерализацией 880-900 мг/дм3 и околонейтральным рН (6,95-7,05). В составе воды присутствует фтор – до 5 мг/дм3, кремнекислота (H4SiO4) – до 102 мг/дм3 (табл. 1). Температура воды в родниках изменяется от 29,6 до 34,0 °С.

Холодные воды источника Манзарагши (левый берег р. Хойто-Гол) по составу гидрокарбонатные кальциево-натриевые с минерализацией 495 мг/дм3, рН 6,95, t - 10,8°С. Содержание фтора и кремнекислоты (1,92 и 55 мг/дм3 соответственно) в два раза меньше, чем в воде термальных источников.

Поверхностные воды. Речные воды (рр. Сенца, Хойто-Гол, Аршан) по химическому составу гидрокарбонатные кальциевые с минерализацией 90-107 мг/дм3 и низким содержанием кремнекислоты – 4-8 мг/дм3. Фтор отсутствует. В летнее время температура воды в р. Сенца составляет +9 °С, р. Хойто-Гол +10°С, в р. Аршан +5°С. Состав поверхностных вод типичен для основных водотоков Окинского плато. Озерные воды (оз. Хухэ-Нур, правый борт долины р. Сенца) - гидрокарбонатные кальциевые, имеют минерализацию 125 мг/дм3 и температуру +15°С.

Атмосферные осадки . Дождевые воды, отобранные в долинах р. Хойто-Гол и Сенца, имеют гидрокарбонатный и хлоридно-гидрокарбонатный состав. Содержание натрия и кальция примерно равно с небольшим превышением Na (до 37 %-экв.) и необычно высокой долей магния и калия (10-12 %-экв.). Минерализация дождевых вод невысокая – 22-25 мг/дм3, по величине рН (5,95-6,40) воды слабокислые. Снеговые талые воды в долине р. Сенца по химическому составу – гидрокарбонатные кальциевые, - более минерализованные (М = 31 мг/дм3), чем дождевые воды.

Химический состав подземных, поверхностных вод и атмосферных осадков представлен на диаграмме Пайпера (рис. 5).

­

Рис. 5. Диаграмма Пайпера: химический состав подземных (источники Хойто-Гол и Манзарагши), поверхностных вод (рр. Хойто-Гол, Аршан, Сенца и Жомболок, оз. Хухэ-Нур) и атмосферных осадков.

Таблица 1. Химический состав подземных и поверхностных вод и атмосферных осадков

№ п/п,

название водопункта

рH

мг/дм3

Ионный состав: мг-экв/дм3

%-экв.

Сумма

ионов,

мг/дм3

NH4+

K+

Na+

Mg2+

Ca2+

Cl-

SO42-

HCO3-

F-

NO2-

NO3-

H4SiO4

Источник Хойто-Гол,

выход 1

6,95

<0,1

16,1

130,3

4,9

53,1

31,9

38,5

518,7

5,1

<0,01

<0,4

102,0

900,5

0,4

5,7

0,4

2,7

0,9

0,8

8,5

0,3

4,5

62,1

4,4

29,0

8,6

7,7

81,2

2,6

Источник Хойто-Гол,

выход 2

7,05

<0,1

14,7

128,5

5,6

51,9

28,4

31,5

518,7

5,0

<0,01

<0,4

100,0

884,2

0,4

5,6

0,5

2,6

0,8

0,7

8,5

0,3

4,2

62,0

5,1

28,7

7,8

6,4

83,2

2,6

Река Хойто-Гол

6,60

<0,1

2,71

4,37

1,46

15,63

3,19

13,0

58,58

отс.

0,15

0,44

8,00

107,5

0,07

0,19

0,12

0,78

0,09

0,27

0,96

0,00

0,01

5,98

16,39

10,35

67,28

6,76

20,33

72,13

0,24

0,53

Река Аршан

6,85

<0,1

0,68

0,59

1,58

17,03

1,06

13,0

52,48

отс.

<0,01

0,44

4,00

90,9

0,02

0,03

0,13

0,85

0,03

0,27

0,86

0,01

1,70

2,51

12,71

83,08

2,57

23,18

73,65

0,61

Источник Манзарагши

6,95

<0,1

8,74

64,30

3,89

35,67

16,3

23,25

285,57

1,92

<0,01

<0,44

55,00

494,7

0,22

2,80

0,32

1,78

0,46

0,48

4,68

0,10

4,37

54,62

6,25

34,76

8,03

8,45

81,75

1,77

Дождь

5,95

0,1

0,74

1,68

0,36

1,40

1,77

2,50

13,42

отс.

<0,01

<0,4

<2,00

22,0

0,01

0,02

0,1

0,03

0,1

0,1

0,1

0,2

2,8

9,6

37,0

15,2

35,4

15,5

16,2

68,3

Снег

6,25

0,40

0,56

0,69

5,01

1,06

3,0

17,09

отс.

0,01

0,44

3,00

31,3

0,02

0,01

0,03

<0,01

0,25

0,03

0,06

0,28

0,00

0,01

7,01

4,53

9,48

78,99

7,9

16,45

73,73

0,06

1,87

Река Сенца

7,80

<0,1

1,02

1,95

2,19

24,45

1,06

12,00

82,99

отс.

<0,01

0,44

7,00

133,1

0,03

0,08

0,18

1,22

0,03

0,25

1,36

1,73

5,61

11,91

80,75

1,83

15,24

82,94

Река Жомболок

7,55

<0,1

1,29

2,44

1,95

12,02

1,06

8,00

45,15

отс.

<0,01

0,44

12,00

84,4

0,03

0,11

0,16

0,60

0,03

0,17

0,74

3,67

11,8

17,80

66,73

3,18

17,65

78,42

Озеро Хухэ-Нур

7,85

0,1

0,99

1,94

2,43

22,04

1,06

12,00

79,32

отс.

<0,01

<0,44

5,00

124,9

0,01

0,03

0,08

0,20

1,10

0,03

0,25

1,30

0,4

1,79

5,96

14,13

77,73

1,90

15,81

82,29

Микрокомпоненты в подземных и поверхностных водах

Для оценки содержания микрокомпонентов и выявления закономерностей их распределения определены концентрации 40 элементов в водах рр. Сенца, Жомболок, оз. Хухэ-Нур, термального источника Хойто-Гол и дождевой воде (табл. 2, рис. 6).

Таблица 2. Содержание микрокомпонентов (мкг/дм3) в термальном источнике Хойто-Гол, поверхностных водах и дождевой воде (бассейны рр. Сенца и Жомболок)

Микро-компоненты

Источник Хойто-Гол

Р. Сенца

Оз. Хухэ-Нур

Р. Жомболок

Дождевая вода

Li

517

1,80

1,56

0,38

0,46

Be

1,42

0,0035

0,0024

0,0022

0,0028

B

187

1,50

1,39

1,12

12,2

Al

5,3

19

10,1

8,6

21

Si

32485

2089

1112

3026

265

P

32,25

115

107

186

341

Sc

0,016

0,0046

0,0023

0,0019

0,0020

Ti

0,15

0,83

0,35

0,23

1,83

V

0,24

0,29

0,29

0,84

0,13

Cr

0,21

0,24

0,13

0,19

1,19

Mn

26,07

3,08

0,60

1,06

4,60

Fe

13,5

17

6,4

8,5

9,6

Co

0,012

0,035

0,022

0,016

0,18

Ni

0,17

0,38

0,26

0,21

2,70

Cu

0,15

3,08

2,73

2,60

6,7

Zn

2,70

14,4

6,0

6,0

121

Ga

0,12

0,015

0,011

0,086

0,010

Ge

15,94

0,011

0,0057

0,0042

0,0038

As

7,6

0,33

0,34

0,11

0,10

Se

0,20

0,062

0,043

0,027

0,0068

Br

56,30

2,72

3,37

2,76

6,6

Rb

220

0,76

0,66

0,92

1,09

Sr

395

125

121

52

5,5

Y

0,22

0,028

0,017

0,0073

0,014

Zr

0,027

0,0011

0,0031

0,0007

0,052

Nb

0,0031

0,0003

0,0001

0,0000

0,0031

Mo

1,97

1,02

0,90

1,44

0,14

Ag

0,0004

0,0015

0,0019

0,0011

0,011

Cd

0,017

0,019

0,014

0,020

0,13

Sn

0,012

0,017

0,0095

0,0067

0,27

Sb

0,60

0,11

0,12

0,068

0,17

Cs

79,36

0,014

0,0069

0,0044

0,0073

Ba

47,25

16

13,8

3,80

1,48

Hf

0,0011

0,0003

0,0003

0,0001

0,0012

Ta

0,0006

0,0002

0,0002

<ПО

0,0009

W

32,94

0,025

0,024

0,064

0,051

Re

0,0020

0,0011

0,0011

0,0006

0,0002

Tl

0,0004

0,0009

0,0008

0,0008

0,0037

Pb

0,097

0,068

0,055

0,049

0,61

Th

0,0026

0,0019

0,0010

0,0007

0,0018

U

1,47

0,70

0,67

0,22

0,016

Примечание: ПО – предел обнаружения.

Анализ содержания микрокомпонентов показал, что термальные воды Хойто-Гола в значительной степени обогащены Li, Be, B, Si, Mn, Ge, As, Br, Rb, Sr, Cs, Ba и W. Например, концентрация Li (517 мкг/дм3) – более чем в 500 раз, W (33 мкг/дм3) – более чем в 600 раз, Cs (79 мкг/дм3) – более чем в 11000 раз превышает концентрацию этих элементов в речных и дождевых водах. А такими элементами, как: Al, P, Cu, Zn, Ag, термы обеднены в 3-45 раз.

Рис. 6. Содержание микрокомпонентов в подземных термальных водах, поверхностных водах и атмосферных осадках бассейна р. Сенца.

Сумма редкоземельных элементов в термальных водах составляет 0,3061 мкг/дм3, что в 1,5 раза больше, чем в воде р. Сенца и в 3,6 раз, чем в атмосферных осадках. Концентрация всех индивидуальных РЗЭ в водах термального источника превышает содержание РЗЭ и в поверхностных водах, и атмосферных осадках бассейна (табл. 3).

Таблица 3. Содержание растворенных РЗЭ (нг/дм3) в подземных водах источника Хойто-Гол, поверхностных и дождевых водах (бассейны рр. Сенца и Жомболок)

РЗЭ

Источник Хойто-Гол

Р. Сенца

Р. Жомболок

Оз. Хухэ-Нур

Дождевая вода

La

65,24

110,05

23,46

32,10

26,43

Ce

74,46

33,80

14,03

13,73

27,07

Pr

11,00

5,53

2,23

2,20

3,54

Nd

53,94

21,37

9,48

8,77

11,95

Sm

11,56

4,72

1,73

2,02

3,08

Eu

11,20

4,41

1,10

3,66

1,20

Gd

18,58

4,59

0,95

2,55

3,51

Tb

2,89

0,83

0,25

0,26

0,65

Dy

20,20

4,12

1,18

1,98

2,63

Ho

4,62

0,78

0,20

0,35

0,61

Er

14,43

2,18

0,68

1,43

1,38

Tm

2,19

0,32

0,07

0,18

0,30

Yb

13,68

2,46

0,56

1,25

1,35

Lu

2,11

0,37

0,11

0,15

0,29

∑ РЗЭ

306,1

195,53

56,02

70,65

83,98

∑ЛРЗЭ

216,2

175,46

50,92

58,83

72,06

∑ТРЗЭ

78,71

15,65

4,00

8,15

10,71

Eu an

3,22

4,16

3,64

6,99

1,60

ЛРЗЭ/∑ РЗЭ

0,71

0,90

0,91

0,90

0,82

Примечание: Eu an = Eu/EuNASC/0,5*(Sm/SmNASC+Gd/GdNASC); ∑ЛРЗЭ – ∑La+Sm; ∑ТРЗЭ - ∑Gd+Lu

Исключением является лантан, содержание которого только в воде р. Сенца больше почти в 2 раза его концентрации в подземных водах источника. Доля La от суммы РЗЭ равна 0,56 в воде р. Сенца и 0,21 – в термах. Для всех типов вод характерно обогащение легкими РЗЭ, сумма их составляет от 70 до 90 % от общей суммы РЗЭ. Содержание легких редкоземельных элементов в термальных подземных водах источника в 3 раза больше, чем в дождевой воде.

Спектры распределения РЗЭ в подземных и поверхностных водах имеют характерные особенности, которые выражаются в четкой европиевой аномалии и превалировании легких РЗЭ над тяжелыми (рис. 7).

Рис. 7. Нормализованное распределение содержания РЗЭ в подземных термальных водах, поверхностных водах и дождевой воде бассейна р. Сенца.

Для нормализации составов РЗЭ в термальных водах использовался состав хондрита[32], поскольку формирование состава подземных вод источника происходило на значительной глубине под влиянием гипогенных процессов, а для речных и дождевых вод нормализация выполнялась на состав РЗЭ в Северо-Американском Сланце[33]. Профили распределения РЗЭ в поверхностных и дождевых водах очень схожи между собой, для них также характерны четкая Λ-образная форма положительной аномалии европия, повышенная концентрация La (31-45 % от суммы РЗЭ) и легких элементов по сравнению с тяжелыми.

Источники растворенного вещества в термальных водах это вмещающие породы, через которые фильтруются первичные растворы (инфильтрационные воды или мантийные флюиды). Повышенная концентрация ряда редких щелочей в термальных водах (лития, рубидия, цезия) обусловлена, вероятно, длительным и высокотемпературным взаимодействием гидротермальных растворов с магматическими кислыми породами, которые содержат сподумен, слюды, поллуцит и полевые шпаты. Вольфрам и марганец, возможно, поступали в подземные воды при выщелачивании шеелита, вольфрамита и гюбнерита в условиях замедленного водообмена[34]. Источниками стронция и бария могли быть изверженные, эффузивные, гипсоносные и глинисто-карбонатные породы, из которых горячими растворами выщелачиваются подвижные элементы. Высокое содержание бериллия, фтора, редких земель в термальных водах обеспечено, вероятно, близостью месторождения Be и полиметаллических руд в нижнем течении р. Хойто-Гол.

Сопоставление спектров распределения РЗЭ в подземных термальных и поверхностных водах позволяет предположить, что единообразие профилей РЗЭ (с положительной европиевой аномалией и дефицитом тяжелых элементов) связано с процессами смешения гидротермального флюида, поднимающегося из глубоких горизонтов земной коры, с инфильтрующимися атмосферными осадками и поверхностными водами, а также с подземными водами водоносных горизонтов и комплексов, встречающихся на его пути к области разгрузки. Более высокая концентрация всех редкоземельных элементов в термальных водах, несомненно, является наследием первичного раствора, сформированного на глубине 4,3 км[23] при высокотемпературном взаимодействии с водовмещающими протерозойскими метаморфизованными сланцами и известняками[20].

Заключение

Поверхностные (речные и озерные) воды бассейна р. Сенца имеют гидрокарбонатный кальциевый (HCO3 Ca) состав, низкую минерализацию – от 90 до 125 мг/дм3 и околонейтральный рН. Подземные холодные воды, дренируемые родниками, по составу гидрокарбонатные кальциево-натриевые (HCO3 Ca-Na), минерализацией около 500 мг/дм3 и нейтральной средой (рН 6,95). Подземные термальные воды, разгружающиеся на поверхность (источник Хойто-Гол) с температурой от 29,6 до 34,0 °С, по ионно-солевому составу гидрокарбонатные кальциево-натриевые (HCO3 Ca-Na) с минерализацией 880-900 мг/дм3 и нейтральным рН (6,95-7,05). В составе воды присутствуют в повышенном содержании (относительно холодных вод) фтор (до 5 мг/дм3) и кремнекислота H4SiO4 (до 102 мг/дм3). Кроме того, подземные термальные воды существенно обогащены Li, Be, B, Si, Mn, Ge, As, Br, Rb, Sr, Cs, Ba и W, а также легкими РЗЭ относительно поверхностных вод и дождевых вод. Повышенная концентрация ряда (Li, Rb, Cs, V, Mn, Ba, Sr, Be, F) микрокомпонентов в термах обусловлена длительным и высокотемпературным взаимодействием в системе «вода-порода», а единообразие профилей РЗЭ в различных типах вод, возможно, связано с процессами смешения гидротермальных флюидов с холодными подземными и поверхностными водами.

В настоящее время источник Хойто-Гол активно используется в целях бальнеологии. К месту разгрузки терм организованы туристические маршруты. Источник каптирован, сооружены ванны, а его воды применяются для лечения опорно-двигательного аппарата.

Библиография
1.
Чудаев О.В., Челноков Г.А, Брагин И.В., Харитонова Н.А., Рычагов С.Н., Нуждаев А.А., Нуждаев И.А. Геохимические особенности распределения основных и редкоземельных элементов в Паратунской и Большебанной гидротермальных системах Камчатки // Тихоокеанская геология. 2016. Т. 35, № 6, с. 102–119.
2.
Демонова А.Ю., Харитонова Н.А., Брагин И.В., Челноков Г.А., Тарасенко И.А. Микрокомпонентный состав низкоминерализованных азотных терм Гиссарского хребта (Памиро-Алайская горная система) // Известия Томского политехнического университета. Инжиниринг георесурсов. 2019. Т. 330. № 9, с. 7–20.
3.
Адилов В.Б., Львова Н.В., Морозова Е.Ю., Ряженов В.В. Азотные слабоминерализованные термальные минеральные воды России // Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2019. Т. 96. № 5, с. 66-71.
4.
Сахаров В.А., Ильин В.В., Морозова О.А., Выпряжкин Е.Н., Гоголева И.В., Хи И.К. Дагинское месторождение термальных минеральных вод. Условия формирования, современное состояние, перспективы использования (Сахалинская область) // Известия Томского политехнического университета. Инжиниринг георесурсов. 2020. Т. 331. № 1, с. 13–26.
5.
Muñoz M.O. , Bhattacharya P., Srace O., Ramos O.R., Aguirre A.Q., Bundschuhad J., Maity J.P. Arsenic and other trace elements in thermal springs and in cold waters from drinking water wells on the Bolivian Altiplano // J. of South. Am. Earth Sci., 2015, 60, pp. 10-20.
6.
Yuce G. , Italiano F., Yasin D., Taskiran L, Gulbay A.H. Assessment of the origin and geothermal potential of the thermal waters by hydro-isotope geochemistry: Eskisehir province, Turkey // Turkey. Isot. Environ. Health. Stud., 2017, 53 (2), pp. 198-211.
7.
Kumara S.M.P.G.S., Dharmagunawardhane H.A. An appropriate deep reservoir temperature estimate for thermal spring systems in the crystalline terrain of Sri Lanka; a comparison of geothermometers // J. Geol. Soc. Sri Lanka, 2017, Vol. 18, pp. 45-53.
8.
Zhao R., Shan X., Yi J., Du X., Liang Y., Zhang Y. Geochemistry of HCO3–Na thermal water from the Gudian slope: insights into fluid origin, formation mechanism and circulation in the Yitong Basin, Northeast China // Appl. Geochem., 2018, 91, pp. 185-196.
9.
Li J., Yang G., Sagoe G., Li Y. Major hydrogeochemical processes controlling the composition of geothermal waters in the Kangding geothermal field, western Sichuan Province // Geothermics., 2018, 75, pp. 154-163.
10.
Alçiçek H., Bülbül A., Brogi A., Liotta D., Ruggieri G., Capezzuoli E., Meccheri M., Yavuzer I., Alçiçek M.C. Origin, evolution and geothermometry of the thermal waters in the Gölemezli Geothermal Field, Denizli Basin (SW Anatolia, Turkey) // J. Volcanol. Geotherm. Res., 2018, 349, pp. 1-30
11.
Maximo R.P.R., Bernard A., Maussen K., Rebadulla R.R.R. Geochemical studies of thermal waters from Kanlaon Volcano, Negros Island // Philippines. J. Volcanol. Geotherm. Res., 2019, 374 (1), pp. 39-51.
12.
Rezaei A., Rezaeian M., Porkhial S. The hydrogeochemistry and geothermometry of the thermal waters in the Mouil Graben, Sabalan volcano, NW Iran // Geothermics, 2019 78, pp. 9-27.
13.
Syah B.Y.C.S.S., Itoi R., Taguchi S., Saibi H., Yamashiro R. Hydrogeochemical and isotope characterization of geothermal waters from the Cidanau geothermal field, West Java // Indonesia. Geothermics, 2019, 78, pp. 62-69.
14.
Barzegar R., Moghaddam A.A., Tziritis E., Adamowski Ja., Nassar J.B., Noori M., Aalami M.T., Kazemian N. Exploring the hydrogeochemical evolution of cold and thermal waters in the Sarein-Nir area, Iran using stable isotopes (δ18O and δD), geothermometry and multivariate statistical approaches // Geothermics 2020, vol. 85, 101815. https://doi.org/10.1016/j.geothermics.2020.101815.
15.
Kim K-H., Yun S-T., Yu S., Cnoi B-Y., Kim M-J., Lee K-J. Geochemical pattern recognitions of deep thermal groundwater in South Korea using self-organizing map: Identified pathways of geochemical reaction and mixing // Journal of Hydrology, 2020, vol. 589, 125202 https://doi.org/10.1016/j.jhydrol.2020.125202.
16.
Komatsu S., Okano O., Ueda A. Chemical and isotopic (H, O, S, and Sr) analyses of groundwaters in a non-volcanic region, Okayama prefecture, Japan: Implications for geothermal exploration // Geothermics, 2021, 91, 102005 https://doi.org/10.1016/j.geothermics.2020.102005
17.
Обручев С.В., Толстихин Н.И. Минеральные источники верховьев р. Оки (Восточный Саян) // Известия Всесоюзного географического общества, 1941, №3. с.379–392.
18.
Ткачук В.Г., Яснитская Н.В., Анкудинова Г.А. Минеральные воды Бурят-Монгольской АССР. Иркутск, 1957, 153 с.
19.
Пиннекер Е.В. Термальные воды Саяно-Тувинского нагорья. Вопросы гидрогеологии и гидрогеохимии // Мат-лы Комиссии по изучению подземных вод Сибири и Дальнего Востока. Вып. IV. Иркутск, 1969, с. 93–121.
20.
Борисенко И.М., Замана Л.В. Минеральные воды Бурятской АССР. Улан-Удэ, 1978, 163 с.
21.
Плюснин А.М. Об источниках вещества в термах Байкальской рифтовой зоны // Материалы IX Симпозиума по геохимии изотопов имени академика А.П. Виноградова. Москва, 14-16.11.2007 г. СПб: Изд-во Роза мира, 2007, с. 188–189.
22.
Татаринов А.В., Данилова Э.В., Яловик Л.И., Бархутова Д.Д., Намсараев З.Б., Брянская А.В., Плюснин А.М. Бактериальные сообщества термального источника Хойто-Гол (Восточные Саяны) и экогеологические условия их формирования // Геохимия, 2010, №2, с. 164–175.
23.
Бадминов П.С., Иванов А.В., Писарский Б.И., Оргильянов А.И. Окинская гидротермальная система (Восточный Саян) // Вулканология и сейсмология, 2013, №4, с. 27–39.
24.
Татаринов А.В., Яловик Л.И., Кашкак Е.С., Данилова Э.В., Хромова Е.А., Хахинов В.В., Намсараев Б.Б. Минералого-геохимические особенности бактериальных матов и травертинов термального источника Хойто-Гол (Восточные Саяны) // Геология и геофизика, 2017. Т. 58, №1, с. 60–73.
25.
Резников А.А., Муликовская Е.П., Соколов И.Ю. Методы анализа природных вод. М.: Недра, 1970. 488 с.
26.
Атлас Забайкалья (Бурятская АССР и Читинская область) / Гл. ред. В. Б. Сочава. Иркутск: изд. ГУГК, 1967, 176 с.
27.
Алексеев С.В., Алексеева Л.П. Геохимия льдов бугров пучения в долине р. Сенца (Окинское плоскогорье, Восточный Саян) // Лед и снег, 2018, т. 58, № 4, с. 524-536.
28.
Карта полезных ископаемых СССР, масштаб 1:200000. М.: Глав. упр. геодез. и картогр., 1966.
29.
Соловьева Л.Н. Морфология криолитозоны Саяно-Байкальской области (на примере Бурятской АССР). Новосибирск: Наука, 1976, 126 с.
30.
Геокриологическая карта СССР. Москва: МГУ, 1996.
31.
Геокриология СССР. Горные страны юга СССР / Под ред. Э.Д. Ершова. М.: Недра, 1989. 360 с.
32.
Boynton W.V. Cosmochemistry of the rare earth elements: Meteorite studies // Rare earth element geochemistry. Amsterdam: Elsevier, 1984, pp. 63-114 (Developments in Geochemistry; 2).
33.
Gromet L.P., Dymek R.F., Haskin L.A., Korotev R.L. The North American shale composite: its compilation, major and trace element characteristics// Geochim. et Cosmochim. Acta. 1984. Vol. 48. N 12, pp.2469-2482.
34.
Плюснин А.М., Чернявский М.К., Посохов В.Ф. Условия формирования гидротерм Баргузинского Прибайкалья по данным микроэлементного и изотопного состава // Геохимия, 2008. № 10, с. 1063-1072.
References (transliterated)
1.
Chudaev O.V., Chelnokov G.A, Bragin I.V., Kharitonova N.A., Rychagov S.N., Nuzhdaev A.A., Nuzhdaev I.A. Geokhimicheskie osobennosti raspredeleniya osnovnykh i redkozemel'nykh elementov v Paratunskoi i Bol'shebannoi gidrotermal'nykh sistemakh Kamchatki // Tikhookeanskaya geologiya. 2016. T. 35, № 6, s. 102–119.
2.
Demonova A.Yu., Kharitonova N.A., Bragin I.V., Chelnokov G.A., Tarasenko I.A. Mikrokomponentnyi sostav nizkomineralizovannykh azotnykh term Gissarskogo khrebta (Pamiro-Alaiskaya gornaya sistema) // Izvestiya Tomskogo politekhnicheskogo universiteta. Inzhiniring georesursov. 2019. T. 330. № 9, s. 7–20.
3.
Adilov V.B., L'vova N.V., Morozova E.Yu., Ryazhenov V.V. Azotnye slabomineralizovannye termal'nye mineral'nye vody Rossii // Voprosy kurortologii, fizioterapii i lechebnoi fizicheskoi kul'tury. 2019. T. 96. № 5, s. 66-71.
4.
Sakharov V.A., Il'in V.V., Morozova O.A., Vypryazhkin E.N., Gogoleva I.V., Khi I.K. Daginskoe mestorozhdenie termal'nykh mineral'nykh vod. Usloviya formirovaniya, sovremennoe sostoyanie, perspektivy ispol'zovaniya (Sakhalinskaya oblast') // Izvestiya Tomskogo politekhnicheskogo universiteta. Inzhiniring georesursov. 2020. T. 331. № 1, s. 13–26.
5.
Muñoz M.O. , Bhattacharya P., Srace O., Ramos O.R., Aguirre A.Q., Bundschuhad J., Maity J.P. Arsenic and other trace elements in thermal springs and in cold waters from drinking water wells on the Bolivian Altiplano // J. of South. Am. Earth Sci., 2015, 60, pp. 10-20.
6.
Yuce G. , Italiano F., Yasin D., Taskiran L, Gulbay A.H. Assessment of the origin and geothermal potential of the thermal waters by hydro-isotope geochemistry: Eskisehir province, Turkey // Turkey. Isot. Environ. Health. Stud., 2017, 53 (2), pp. 198-211.
7.
Kumara S.M.P.G.S., Dharmagunawardhane H.A. An appropriate deep reservoir temperature estimate for thermal spring systems in the crystalline terrain of Sri Lanka; a comparison of geothermometers // J. Geol. Soc. Sri Lanka, 2017, Vol. 18, pp. 45-53.
8.
Zhao R., Shan X., Yi J., Du X., Liang Y., Zhang Y. Geochemistry of HCO3–Na thermal water from the Gudian slope: insights into fluid origin, formation mechanism and circulation in the Yitong Basin, Northeast China // Appl. Geochem., 2018, 91, pp. 185-196.
9.
Li J., Yang G., Sagoe G., Li Y. Major hydrogeochemical processes controlling the composition of geothermal waters in the Kangding geothermal field, western Sichuan Province // Geothermics., 2018, 75, pp. 154-163.
10.
Alçiçek H., Bülbül A., Brogi A., Liotta D., Ruggieri G., Capezzuoli E., Meccheri M., Yavuzer I., Alçiçek M.C. Origin, evolution and geothermometry of the thermal waters in the Gölemezli Geothermal Field, Denizli Basin (SW Anatolia, Turkey) // J. Volcanol. Geotherm. Res., 2018, 349, pp. 1-30
11.
Maximo R.P.R., Bernard A., Maussen K., Rebadulla R.R.R. Geochemical studies of thermal waters from Kanlaon Volcano, Negros Island // Philippines. J. Volcanol. Geotherm. Res., 2019, 374 (1), pp. 39-51.
12.
Rezaei A., Rezaeian M., Porkhial S. The hydrogeochemistry and geothermometry of the thermal waters in the Mouil Graben, Sabalan volcano, NW Iran // Geothermics, 2019 78, pp. 9-27.
13.
Syah B.Y.C.S.S., Itoi R., Taguchi S., Saibi H., Yamashiro R. Hydrogeochemical and isotope characterization of geothermal waters from the Cidanau geothermal field, West Java // Indonesia. Geothermics, 2019, 78, pp. 62-69.
14.
Barzegar R., Moghaddam A.A., Tziritis E., Adamowski Ja., Nassar J.B., Noori M., Aalami M.T., Kazemian N. Exploring the hydrogeochemical evolution of cold and thermal waters in the Sarein-Nir area, Iran using stable isotopes (δ18O and δD), geothermometry and multivariate statistical approaches // Geothermics 2020, vol. 85, 101815. https://doi.org/10.1016/j.geothermics.2020.101815.
15.
Kim K-H., Yun S-T., Yu S., Cnoi B-Y., Kim M-J., Lee K-J. Geochemical pattern recognitions of deep thermal groundwater in South Korea using self-organizing map: Identified pathways of geochemical reaction and mixing // Journal of Hydrology, 2020, vol. 589, 125202 https://doi.org/10.1016/j.jhydrol.2020.125202.
16.
Komatsu S., Okano O., Ueda A. Chemical and isotopic (H, O, S, and Sr) analyses of groundwaters in a non-volcanic region, Okayama prefecture, Japan: Implications for geothermal exploration // Geothermics, 2021, 91, 102005 https://doi.org/10.1016/j.geothermics.2020.102005
17.
Obruchev S.V., Tolstikhin N.I. Mineral'nye istochniki verkhov'ev r. Oki (Vostochnyi Sayan) // Izvestiya Vsesoyuznogo geograficheskogo obshchestva, 1941, №3. s.379–392.
18.
Tkachuk V.G., Yasnitskaya N.V., Ankudinova G.A. Mineral'nye vody Buryat-Mongol'skoi ASSR. Irkutsk, 1957, 153 s.
19.
Pinneker E.V. Termal'nye vody Sayano-Tuvinskogo nagor'ya. Voprosy gidrogeologii i gidrogeokhimii // Mat-ly Komissii po izucheniyu podzemnykh vod Sibiri i Dal'nego Vostoka. Vyp. IV. Irkutsk, 1969, s. 93–121.
20.
Borisenko I.M., Zamana L.V. Mineral'nye vody Buryatskoi ASSR. Ulan-Ude, 1978, 163 s.
21.
Plyusnin A.M. Ob istochnikakh veshchestva v termakh Baikal'skoi riftovoi zony // Materialy IX Simpoziuma po geokhimii izotopov imeni akademika A.P. Vinogradova. Moskva, 14-16.11.2007 g. SPb: Izd-vo Roza mira, 2007, s. 188–189.
22.
Tatarinov A.V., Danilova E.V., Yalovik L.I., Barkhutova D.D., Namsaraev Z.B., Bryanskaya A.V., Plyusnin A.M. Bakterial'nye soobshchestva termal'nogo istochnika Khoito-Gol (Vostochnye Sayany) i ekogeologicheskie usloviya ikh formirovaniya // Geokhimiya, 2010, №2, s. 164–175.
23.
Badminov P.S., Ivanov A.V., Pisarskii B.I., Orgil'yanov A.I. Okinskaya gidrotermal'naya sistema (Vostochnyi Sayan) // Vulkanologiya i seismologiya, 2013, №4, s. 27–39.
24.
Tatarinov A.V., Yalovik L.I., Kashkak E.S., Danilova E.V., Khromova E.A., Khakhinov V.V., Namsaraev B.B. Mineralogo-geokhimicheskie osobennosti bakterial'nykh matov i travertinov termal'nogo istochnika Khoito-Gol (Vostochnye Sayany) // Geologiya i geofizika, 2017. T. 58, №1, s. 60–73.
25.
Reznikov A.A., Mulikovskaya E.P., Sokolov I.Yu. Metody analiza prirodnykh vod. M.: Nedra, 1970. 488 s.
26.
Atlas Zabaikal'ya (Buryatskaya ASSR i Chitinskaya oblast') / Gl. red. V. B. Sochava. Irkutsk: izd. GUGK, 1967, 176 s.
27.
Alekseev S.V., Alekseeva L.P. Geokhimiya l'dov bugrov pucheniya v doline r. Sentsa (Okinskoe ploskogor'e, Vostochnyi Sayan) // Led i sneg, 2018, t. 58, № 4, s. 524-536.
28.
Karta poleznykh iskopaemykh SSSR, masshtab 1:200000. M.: Glav. upr. geodez. i kartogr., 1966.
29.
Solov'eva L.N. Morfologiya kriolitozony Sayano-Baikal'skoi oblasti (na primere Buryatskoi ASSR). Novosibirsk: Nauka, 1976, 126 s.
30.
Geokriologicheskaya karta SSSR. Moskva: MGU, 1996.
31.
Geokriologiya SSSR. Gornye strany yuga SSSR / Pod red. E.D. Ershova. M.: Nedra, 1989. 360 s.
32.
Boynton W.V. Cosmochemistry of the rare earth elements: Meteorite studies // Rare earth element geochemistry. Amsterdam: Elsevier, 1984, pp. 63-114 (Developments in Geochemistry; 2).
33.
Gromet L.P., Dymek R.F., Haskin L.A., Korotev R.L. The North American shale composite: its compilation, major and trace element characteristics// Geochim. et Cosmochim. Acta. 1984. Vol. 48. N 12, pp.2469-2482.
34.
Plyusnin A.M., Chernyavskii M.K., Posokhov V.F. Usloviya formirovaniya gidroterm Barguzinskogo Pribaikal'ya po dannym mikroelementnogo i izotopnogo sostava // Geokhimiya, 2008. № 10, s. 1063-1072.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования: является, по мнению автора статьи характер изменения геохимии подземных и поверхностных вод бассейна р. Сенца (Восточный Саян)
Методология исследования: Авторы позиционируют, что при выполнении авторы работы использовали методику, состоящую из отбора пробы речных вод, атмосферных осадков (дождя), подземных холодных и термальных вод с последующим иъх геохимическим анализом. Анализ содержания методики исследования, представленной автором статьи, показывает отсутствие методы забора подземных вод в бассейне реки, что необходимо для ясного понимания объемы выполненных работ.
Актуальность представленных материалов объясняется возможностью использования при разработке мер по хозяйственной деятельности с позиции повышения экономической эффективности природопользования. Хотя автором статьи актуальность проводимого исследования и полученных в ходе его результатов не позиционируется.
Научная новизну автор статьи позиционирует тем, что отсутствовали данные по геохимическому составу левого притока реки Сенца, тогда как гидрологические исследования, начатые в 1940 годах, получили разнообразные данные о химическом физическом и микробиологическом составе наземных и подземных вод. Проводимые авторами статьи работы восполняют этот пробел.
Стиль, структура, содержание стиль изложения результатов научный, структура построения и изложения материала выстроена достаточно логично. Однако есть ряд вопросов, в частности: Статья перегружена иллюстрационным материалом в виде таблиц, которую можно было представить в другой наглядный форме для визуализации теоретических положений.
На рисунке 2 в долине реки не проведена дифференциация по геологическому составу, который позволил бы наглядно представить особенности и причины динамики геохимического состава. В целом, представленные на рисунках фрагменты карт сильно генерализованны, что снижает их их ценность в качестве источников дополнительной информации. Следует отметить высокий профессионализм выполнение карты-схем, представлена на рисунках.
Хотя авторам и делается вывод о том, что повышенная концентрация ряда микрокомпонентов обусловлена длительным и высокотемпературным взаимодействием в системе «вода-порода», а единообразие профилей в различных типах вод связано с процессами смешения гидротермальных флюидов с холодными подземными и поверхностными водами, следовало бы проанализировать возможность использования минерализованных вод для нужд населения и промышленности, обосновав их экономическую ценность.
Следовало, бы на наш взгляд, обратить внимания не только на констатацию полученных в ходе исследования и обработки результатов данные, но и на сравнительную характеристику полученных параметров с окружающими водными объектами, а также провести ретроспективный анализ результатов предыдущих исследований. В целом это не снижает общие научные ценности приводимых в рамках статьи результатов, хотя и заставляет прибегнуть поиску информации в цитируемой литературе.
Библиография обширна, содержит классические источники, но не включает новые источники.
Апелляция к оппонентам в выявлении проблемы на уровне имеющейся информации, полученной автором в результате анализа полученных в ходе полевых исследований и лабораторной обработке.
Выводы, интерес читательской аудитории Приводимый автором вывод соответствует содержанию статьи.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"