Статья 'Палиноспектры ледников Полярного Урала ' - журнал 'Арктика и Антарктика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакционный совет > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Арктика и Антарктика
Правильная ссылка на статью:

Палиноспектры ледников Полярного Урала

Васильчук Алла Константиновна

доктор географических наук

ведущий научный сотрудник, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, ГСП-1, 1, географический факультет, НИЛ геоэкологии Севера

Vasil'chuk Alla Constantinovna

Doctor of Geography

Leading Scientific Associate, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, Leninskie Gory, GSP-1, 1,, geograficheskii fakul'tet, NIL geoekologii Severa

alla-vasilch@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Васильчук Юрий Кириллович

доктор геолого-минералогических наук

профессор, кафедра геохимии ландшафтов и географии почв, Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова

119991, Россия, г. Moscow, ул. Ленинские Горы, 1, оф. 2009

Vasil'chuk Yurij Kirillovich

Doctor of Geology and Mineralogy

Professor, the department of Geochemistry of Landscape and Georaphy of Soils, the faculty of Geography, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1, of. 2009

vasilch_geo@mail.ru

DOI:

10.7256/2453-8922.2020.4.34641

Дата направления статьи в редакцию:

14-12-2020


Дата публикации:

21-12-2020


Аннотация: Предметом исследования данной статьи являются палиноспектры проб с поверхности ледника Романтиков, расположенного на Полярном Урале в горном массиве Рай-Из, а также обобщение результатов опубликованных исследований ледников Урала. Рассматриваются также палиноспектры снежников Ямала и Гыдана, которые можно отнести к аналогам льдов атмосферного происхождения. Рассмотрены также климатические особенности Полярного Урала в связи с существованием ледников ниже снеговой линии в особенности ландшафтов Полярного Урала, особенно подробно растительность, как источник пыльцы и спор, выпадающих на поверхность ледников Полярного Урала, а также возможность дальнего заноса пыльцы на поверхность ледника Романтиков. Основным результатом проведенного исследования является вывод о том, что состав палиноспектров ледника Романтиков в горном массиве Рай-Из определяется в основном дальним переносом пыльцы и спор из западных и юго-западных регионов в широтном направлении. Палиноспектры, полученные с поверхности ледника Романтиков , характеризуются значительным участием разнообразной пыльцы широколиственных пород липы, клена, дуба, а также лещины. Абсолютно преобладает пыльца сосны и высокоствольной березы. Локальная растительность очень бедна, растительный покров в окрестностях ледника представлен редкими куртинами. Тем не менее в палиноспектрах отмечена пыльца верескоцветных, лютиковых, злаков.


Ключевые слова: пыльца, споры, ледник, ледниковый лед, ледниковое озеро, Полярный Урал, палиноспектры, дальнезаносная пыльца, растительность горных тундр, фирн

Работа выполнена по госбюджетной теме Г3 АААА-А16-11603281055-0

Abstract: The subject of this article is the pollen spectra of the samples from the surface of Romantic's Glacier, located in the Polar Urals in the Rai-Iz mountain range, as well as generalization of the results of published studies dedicated to glaciers of the Urals. The author also examines the pollen spectra of massive ice, which can be attributed to ice of atmospheric origin on the basis of similarity with the pollen spectra obtained from the surface of the glacier. The article reviews climatic peculiarities of the Polar Urals due to the existence of glaciers below the snow line, namely the landscapes of the Polar Urals, including vegetation as a source of pollen and spores falling onto the surface of glaciers of the Polar Urals, as well as possibility of distant pollen drift to the surface of Romantic’s Glacier. The main result consists in the conclusion that the composition pollen spectra of the Romantic’s Glacier in the Rai-Iz mountainous area is mainly determined by the long-range transport of pollen and spores from the western and south-western regions in a latitude direction. The pollen spectra obtained from the surface of the Romantic’s Glacier are characterized by significant presence of various pollen from broad-leaved rocks of lip, maple, oak, and hazel. Pine pollen and high forest birch are prevalent. Local vegetation is very poor. However, the pollen spectra indicates pollen of heath and crowfoot family, and grasses.



Keywords:

long distance transported pollen, pollen spectra, Polar Ural, glacier lake, glacier ice, glacier, spores, pollen, vegetation of mountain tundra, firn

ВВЕДЕНИЕ

В ходе продолжающегося глобального потепления прогнозируется, что все ледники Полярного Урала растают, так как в период голоценового оптимума ледники на Полярном Урале исчезали. В настоящее время зафиксировано полное таяние ледника МГУ, который в середине ХХ века считался вторым по величине и самым длинным в этой зоне, длина его достигала 2,2 километра.

Рис. 1. Кар на месте вытаявшего ледника МГУ на Полярном Урале, 2020 г. Фото: Научный центр изучения Артики. С сайта https://arctic.yanao.ru/presscenter/news/48053/

Темпы таяния ледников увеличиваются, поэтому очень важно получить информацию по объектам, которые столь быстро меняются. Анализ пыльцы и спор имеет огромный потенциал для индикации тех или иных явлений и объектов. Но для того, чтобы реализовать этот потенциал требуется разработанная научная база для оценки особенностей изучаемого объекта и аналогов, позволяющих адекватно интерпретировать результаты исследования. Так, например, чтобы использовать индикационные возможности палинологического анализа для определения их генезиса пластовых льдов необходимо отделить льды, накопившиеся на поверхности земли от льдов, сформировавшихся при промерзании отложений. Для этих целей наиболее адекватным аналогом льдов, сформировавшихся на поверхности земли, являются современные ледники и снежники, расположенные максимально близко к изучаемым пластовым льдам. Целью данной работы является анализ полученных палинологических данных по ледникам и снежникам Полярного Урала и Ямала для целей индикации генезиса пластовых льдов. Объект изучения Ледник Романтиков, который расположен на расстоянии менее 200 км от самой южной пластовой ледяной залежи на полуострове Ямал на р. Еркутаяха и может служить своеобразным модельным объектом для оценки палиноспектров. Основным подходом к исследованию является выделение особенностей палиноспектров ледников, снежников и льдин, выделение типичных элементов их палиноспектров.

Изучение палиноспектров ледников началось в Этцальских Альпах в 1935 г. [1], было установлено, что концентрация пыльцы в льду ледников может быть достаточно высокой для получения разнообразной информации. В частности, были выделены сезонные слои, что позволило сразу же оценить годичную динамику пыльцевой эмиссии, а также сравнить пыльцевую продуктивность различных видов. В виду высокой информативности такие исследования проведены в разных регионах земного шара [2,3,4].

Местоположение

Полярный Урал тянется от горы Константинов Камень на севере до верховий реки Хулга на юге (южнее начинается Приполярный Урал с самыми высокими вершинами Уральских гор). В координатах это территория между 68°30´ и 65° 40´ северной широты. Ледник Романтиков находится в пределах горного массива Рай-Из от которого начинается южная часть Полярного Урала. На карте Рай-Из напоминает большую подкову. На севере и западе массива — крутые обрывы, а на юге и востоке — более пологие спуски. Известно, что раньше народ коми называл массив «Грана-Из» — «Пограничный камень». Вероятно, имелось в виду географическое расположение горного массива на границе долины реки Собь, лежащей на древнейшем пути через Урал. Ледник Романтиков расположен на Полярном Урале (66°54'8"с.ш., 65°26 '1"в.д., высота 920 м над уровнем моря - рис.2).

Рис. 2. Ледник Романтиков. Фото из [5]

Это цирковый ледник, связанный пространственно с отдельным одиночным цирком на южном склоне горного хребта Рай-Из [6] (рис. 2). Тело ледника расположено на северной стене и примыкающей к нему нижней части подковообразного цирка. Отметка уровня воды ледникового озера составляет 709,0 м. Длина ледника в субширотном и северо-восточном направлении достигает 500 м, площадь около 0,3 кв. м. км Снежная линия расположена на высоте 1350 м над уровнем моря. Существование ледника связано с концентрацией снега на ветреных склонах из-за метелей и лавин.

Согласно данным ближайшей метеостанции в пос. Елецкий (67.05 с.ш., 64.07 в.д., высота над уровнем моря 115 м.), находящейся в 53 км на запад от ледника Романтиков, с 1959 по 2019 год [7] среднегодовая температура варьировала от -1.3 ⁰С в 1959 г до -7.8 ⁰С в 1998 г. , в среднем составляя -4.8 ⁰С. Среднеянварская температура колебалась в этот период от -10.7⁰С в 1981 г. до -27.6⁰С в 2014 г., но наиболее низкие среднемесячные температуры наблюдались в феврале -30.2⁰С в 1966 г. и -29.6⁰С в 1998 г. Среднегодовое количество осадков 605 мм, максимальное 910 мм в 1975 г., минимальное 391 мм в 1985 г. К концу зимы средняя толщина снежного покрова на западном склоне Северного и Приполярного Урала превышает 90 см. Очень важный момент для существования ледников на Полярном Урале – это метелевый перенос. По количеству метелей горная область Полярного Урала занимает одно из первых мест в России. Ежегодно в северной части Полярного Урала бывает в среднем 165 дней с метелью, в южной — 137. С ноября по март бывает в среднем от 14 до 24 дней с метелью, а в отдельные годы метет почти ежедневно. Снежные бураны в Полярном Урале наметают в ущелья сугробы высотой 20 м и выше. Поэтому в южной части Полярного Урала Полярном Урале часто встречаются так называемые «деревья-флаги»: лиственницы с характерной кроной, растущей только на восточной стороне ствола. Влажные воздушные массы, идущие с запада, задерживаются горными хребтами, и благодаря более теплому, сухому и продолжительному лету на восточном склоне Полярного Урала лиственничные и березовые леса встречаются на 100 км севернее и значительно выше в горах, чем на западном склоне. В Полярном Урале наблюдается климатический феномен: при антициклональной — ясной, безветренной и морозной — погоде высоко в горах происходит температурная инверсия, в результате которой наверху на 15-25 °С теплее, чем в долинах рек и на предгорных равнинах. Причина в том, что более холодный, а оттого более плотный и тяжелый воздух стекает с гор вниз и застаивается в долинах и на равнинах. По данным наблюдений уже несуществующей станции Большая Хадата [8], находящейся в 90 км к северу от ледника Романтиков, формирование устойчивого снежного покрова датируется концом сентября, а его таяние приходится на начало июня. В среднем снежный покров держится в течение 237 дней. Годовое количество осадков в районе водораздела у истока р.Большая Хадата составляет от 530 до 860 мм, в том числе твердых – от 320 до 540 мм. К западу от водораздела на уровне гребней хребтов осадков выпадает до 1200–1500 мм/год, но даже этого их количества недостаточно для существования ледников – это намного меньше, чем может стаять. Существование уральских ледников, в том числе и ледника Романтиков, возможно лишь благодаря концентрации огромных масс метелевого и лавинного снега в глубоких карах восточных подветренных склонов. Средняя годовая температура воздуха в районе метеостанции Большая Хадата колеблется от –4,6 до –8,2 °С. Средняя температура самого холодного месяца от –10,9 до –26,7 °С, самого теплого –от +10,9 до +14 °С. Продолжительность морозного периода от года к году варьирует около 250 дней, сумма осадков за весь период аккумуляции – от 300 до 600 мм.

Растительность

Поскольку влажные воздушные массы, идущие с запада, задерживаются горными хребтами, и благодаря более теплому, сухому и продолжительному лету на восточном склоне Полярного Урала лиственничные и березовые леса встречаются на 100 км севернее и значительно выше в горах, чем на западном склоне. Верхняя граница леса в южной части Полярного Урала в Предуралье представлена березой и пихтой, в Зауралье – елью и лиственницей. Редкие березовые и лиственничные леса встречаются в северной части Полярного Урала а восточных склонах по долинам рек, на западных склонах по долинам рек в основном кустарниковые виды ив и берез. Южная граница ареала сибирского кедра находится в этом районе на 66⁰ с.ш. Интересно, что условия произрастания ближе к вершине горного хребта лучше, чем на равнинных участках. Причина заключается в хорошем дренаже и более благоприятном температурном режиме из-за того, более холодный, а оттого более плотный и тяжелый воздух стекает с гор вниз и застаивается в долинах и на равнинных участках. на Полярном Урале четко выражены горно-тундровый и подгольцовый пояса. Древесные породы основной источник пыльцы. Лиственница сибирская Larix sibirica Ledeb. в подгольцовом поясе южной части Полярного Урала формирует редколесья, а в горно-лесном поясе сомкнутые древостои. В северной части Полярного Урала по долинам рек Байдарата (и ее притоков), Щучья, Лаптаяха формирует редколесья по южным склонам гор, а в долинах Няровей-Хадаты и Б. Хадаты появляются сомкнутые древостои, часто с примесыо ели. Южнее Б. Хадаты в горной части по доли­нам рек лиственница обычна. В предгорьях восточного макросклона и в равнин­ной лесотундре является основным лесообразующим видом. Ель сибирская Picea obovata Ledeb. в подгольцовом и горно-лесном поясах в южной части Полярного Урала обычна, формирует примесь к лиственничным древостоям, реже доминирует. В северной части Полярного Урала севернее р. Б. Хадата, в долине которой местами доминирует. В равнинной лесо­тундре обычна, по чаще как примесь к лиственнице. Сосна сибирская, сибирский кедр Pinus sibirica Du Tour встречается в долинах рек, по окраинам торфяных болот; очень редко, наиболее северные единичные местонахождения зафиксированы у оз. Ворчато, в долине р. Нелька [9].

В типичных растительных сообществах Южной части Полярного Урала травяно-кустарничково-мохово-лишайниковых горных тундрах приуроченных к каменисто-щебнистым склонам, почвообразующая порода – суглинки, общее проективное покрытие около 70–100%. Травы довольно редки, доминируют кустарнички Vaccinium uliginosum subsp. microphyllum , Ledum decumbens . Проективное покрытие мхов от 10–20% (Racomitrium lanuginosum ) до 30–40% (встречаются также Limprichtia revolvens (Sw.) Loeske, Hylocomium splendens (Hedw.) Schimp. in B.S.G.) [10]. В растительных сообществах ерниковых кустарничково-(травяно)-лишайниково-моховых горных тундр в южной части Полярного Урала под кустарниковым ярусом высотой 7–20 см и сомкнутостью 0,4 преимущественно произрастают Ledum decumbens и Vaccinium uliginosum sub sp. microphyllum (ПП = 20–60%). Моховой покров мозаичный [10], представлен в основном зелеными мхами. Среди трав встречаются представители семейств камнеломковых, гречишных (рис. 3, 4). Растительный покров вокруг ледника несомкнутый проективное покрытие не превышает 30%. В виде небольших куртин вблизи ледникового озера встречены растения семейств Poaceae, Ranunculaceae, Saxyfragaceae, Polygonaceae.

Рис. 3. Представители семейства Saxyfragaceae (Saxyfraga cespitisa L .), встречающиеся на массиве Рай-Из [11]

Рис. 4. Представители семейства Polygonaceae (Polygonum bistorta L.), встречающиеся на массиве Рай-Из [12]

Материалы и методы

Отбор проб для спорово-пыльцевого анализа проводился (рис. 5) с учетом морфометрических особенностей поверхности ледника, с поверхности ледникового льда, с поверхности фирна, еще не преобразовавшегося в фирн снега и со дна приледникового озера.

Рис. 5. Схема отбора образцов с поверхности ледника Романтиков

Каждый образец льда был помещен в 300-мл полиэтиленовую бутылку высокой плотности после полного таяния и оставлен на 24 часа перед разделением на пластиковые флаконы для различных анализов. Остаток со дна флакона отбирался для анализа пыльцы с целью получения достаточной концентрации пыльцы и спор. Обработка образцов для анализа пыльцы включала испарение остатка, дефлокуляцию с использованием KOH, центрифугирование, фильтрацию через сита 40 мкм, 10 мкм и 2 мкм и помещение образцов пыльцы в глицерин. С целью снижения риска потерь микрофоссилий в процессе экстракции мы не использовали стадии дефлокулирования КОН и HF-обработки для образцов чистого льда. Проценты, рассчитаны на основе суммы пыльцы деревьев, кустарников и трав. Идентификация пыльцы и спор производилась под световым микроскопом при увеличении 400х на базе палинологической коллекции А.К. Васильчук в лаборатории геоэкологии Севера МГУ им. М. В. Ломоносова, российской пыльцевой базе данных пыльцы (pollendata.org.) а также с использованием определителей [13,14]. Пыльца березы разделена секции Betula sect Albae (древесные формы) и Betula sect. Nanae (кустарниковые и кустарничковые виды берез) (по [13]). Пыльца сосны была идентифицирована как пыльца сосны обыкновенной (Pinus sylvestris ) и сосны сибирской (Pinus sibirica ) на основе авторской коллекции поверхностных образцов и гербария из района исследования, а также авторской справочной коллекции пыльцы.

Из-за низкой концентрации пыльцы мы подсчитывали все микрофоссилии в полученном остатке во фракции 10-40 мкм. Фракцию 2-10 мкм использовали для выявления мелких спор. Концентрация рассчитывалась как отношение подсчитанных пыльцевых зерен к объему ледяной пробы, который во всех случаях был равен или чуть больше 300 мл. Очевидно, что полученные значения концентрации отличаются от тех, которые можно было бы получить с использованием таблеток ликоподия [15,16].

Результаты и обсуждение

Полученные результаты палинологического исследования (рис. 6) продемонстрировали, что палиноспектры с поверхности ледника Романтик существенно отличаются от палиноспектров поверхностных проб в тундровой зоне [17]. Прежде всего, палиноспектры с поверхности ледника отличаются обилием и разнообразием пыльцы теплолюбивых деревьев, процентное содержание пыльцы термофильных пород в общей сложности составило 8-22%., это в основном Tilia и Corylu s, отмечено присутствие пыльцы Carpinus , Acer , Quercus , Fraxinus , Ulmus . При этом пыльца Tilia (1-6%) встречена практически во всех образцах, почти также часто встречается пыльца Corylus (2-3.5%). Пыльца Carpinus (0.4-1.2%) отмечена в снегу года отбора образца и во льду, пыльца Ulmus и Fraxinus отмечена в снегу и фирне. В палиноспектрах доминирует пыльца Pinus sylvestris и Betula sect. Albae . Если высокое содержание пыльцы березы обусловлено тем, что и в Предуралье и в Зауралье она участвует в составе горных лесов, то более низкое содержание пыльцы P. sibirica вероятно говорит о том, что на ледник Романтиков воздействуют в основном воздушные массы, приходящие с юго-запада, где сосна доминирует в лесах. Вполне закономерно присутствие пыльцы Picea и Abies , как участников фитоценозов в подгольцовом поясе, практически во всех образцах в среднем 4-5%. Незначительное участие пыльцы кустарников находится в соответствии с их практическим отсутствием в окрестностях. Скудная растительность в окрестностях ледника довольно подробно отражается в палиноспектрах на его поверхности. Отмечена пыльца семейств Saxyfragaceae, Ericaceae, Caryophyllaceae, Polygonaceae (Polygonum bistorta ), Rosaceae и др. Присутствие пыльцы Poaceae, Ranunculaceae зафиксировано в пыльцевых спектрах придонной воды ледникового озера, в снегу и льду. Polypodiaceae (11-19%) и Sphagnum (14-27%) преобладают среди спор, хотя их местообитания удалены на значительное расстояние от ледника. Максимальная концентрация пыльцы и спор отмечена в чистом льду 579 экз./л, минимальная -231 экз./л – также в чистом льду.

Рис. 6. Спорово-пыльцевая диаграмма поверхностных проб на леднике Романтиков

Мы обнаружили небольшое количество (1-3%) пыльцы Poaceae и Cyperaceae, а также спор Polypodiaceae в спектрах пыльцы, полученных с поверхности снежника в районе пос. Полярный (Полярный Урал) (66°25'23" с.ш., 64° 29' 51" в.д.). Однако пыльца злаков и осок, а также спор папоротников не была обнаружена в спектрах пыльцы небольшого ледника, расположенного неподалеку [17]. Последний характеризуется более высоким содержанием Pinus sylvestris (26-36%), P. sibirica (9-16%), Betula sect. Nanae (8-11%) и спор Sphagnum (18-26%), в то время как содержание пыльцы Ericaeae не превышает 1%. Споры Bryales и Equisetum не обнаруживаются в спектрах пыльцы ни снега, ни льда.

Палиноспектры из снежника на пляже Карского моря на полуострове Мамонта (71°55'43" с.ш., 76°10'44" в.д.) характеризуется обилием пыльцы Ericales (25-30%), пыльцы Poaceae и Cyperaceae (19-30%), незначительным участием Betula sect. Nanae (6-12%) и пыльцы трав (9-15%), наряду с довольно высоким уровнем дальнезаносной пыльцы (Pinus sylvestris + P. sibirica - 9-11%). Споры, обнаруженные в снежниках и на поверхности морских льдин, - это Bryales (10-27%) и Sphagnum (4-6%). Содержание переотложенных палиноморф невелико, не более 1-3% (табл. 1). Палиноспектры снежников отражают состав окружающего растительного покрова, но содержат дальнезаносные компоненты в заметном количестве. Соотношение пыльцы и спор региональных и локальных компонентов относительно дальнезаносных определяется пыльцевой продуктивностью анемофильных растений локальных и региональных фитоценозов.

Таблица 1. Процентное содержание пыльцы и спор на снежниках и льдинах п-вов Ямал, Гыданский (%). По А.К.Васильчук [18]

Точка отбора и состав образца

Матюй Сале снежник. пляж Карского моря, июль

Хараса-вэй. морская льдина, пляж, август

Карского моря Устье р.Харасавая. Снежник, пляж Карского моря август

Р.Гыда снежник на пойме июль

Устье р.Гыда. лед из Гыдинской губы июль

70 км к западу от п.Мыс Каменный снежник в овраге август

Мыс Ка-менный лед из Обской губы июль

Пыльца деревьев

12.3

14.3

11.7

12.4

13.1

30.6

29.6

Пыльца кустарников

1.5

14.3

12.7

15.1

25.3

10.6

0.6

Пыльца трав и кустарничков

46.0

55.9

52.1

32.3

55.1

54.1

49.4

Споры

40.2

15.5

23.5

40.3

5.4

4.7

20.4

Larix

-

0.6

0.5

-

-

-

0.6

Pinus sibirica

1

7.1

6.6

5.9

6.0

0.4

3.6

Pinus silvestris

-

3.6

1.4

-

-

0.7

5.1

Picea

-

3

1.9

-

-

0.4

2.1

Betula

8.8

-

1.4

6.5

7.7

25.9

15.2

Alnus

1

-

-

-

0.6

2.5

2.1

Betula sect. Nanae

1.5

6.5

10.3

11.3

7.7

10.6

0.6

Alnaster

-

1.8

2.3

-

3.0

0.7

-

Salix

-

6.0

-

-

11.3

-

-

Poaceae

23.7

24.4

21.1

13.5

19.6

4.2

14.0

Cyperaceae

13.3

29.7

9.4

13.0

24.0

10.5

14.4

Ericaceae

4.5

24.4

2.8

-

6.5

20.8

10.9

Artemisia

0.5

-

4.2

0.5

1.8

6.1

1.8

Asteraceae

1.0

-

0.5

-

-

0.8

0.9

Chenopodiaceae

1.0

-

-

-

-

-

-

Varia

-

1.8

14.1

3.0

1.8

14.7

5.1

Bryales

32.7

0.3

0.3

16.6

2.9

-

17.3

Sphagnum sp.

3.2

8.8

12.5

-

2.4

3.4

0.8

Polypodiaceae

1.3

1.6

0.8

-

-

0.9

-

Huperzia selago

0.5

-

-

0.6

-

1.1

Lycopodium sp

-

-

0.5

-

-

-

1.1

Equisetum sp

-

4.8

9.4

23.7

-

0.4

-

Экз/кв.м

129

132

214

77

83

229

379

Переотложенные. %.

4.8

7.9

2.2

-

2.0

0.5

1.3

Зерна с разрывными нарушениями.%

22.2

24.5

21.0

24.1

26.4

23.5

24.4

Сумма подсчитанных зерен

270

443

571

389

364

429

487

Примечание: расчет процентного содержания палинотаксонов от суммы пыльцы и спор, исключая переотложенные формы.

Состав палиноспектров на поверхности ледника Романтиков в большой степени отражает особенности атмосферной циркуляции на южном склоне. Если сравнивать полученные результаты с результатами, полученными Т.Г.Суровой по леднику ИГАН [19], то заметно отличие. Ледник ИГАН расположен на высоте 1000-1200 м над уровнем моря. Палиноспектры ледника ИГАН характеризуются преобладанием пыльцы Pinus sibirica и Betula sect. Nanae . Пыльца сибирского кедра содержится в количестве близком к максимальному по сравнению с поверхностными пробами почв в долине реки Большая Хадата. Для образцов изо льда характерно невысокое содержание пыльцы Pinus sylvestris, вероятно отражающее сезонное поступление пыльцы на поверхность ледника, в то время как на леднике Романтиков пыльца сосны доминирует. Пыльца лиственницы не встречена ни в снежном покрове, ни во льду [19], возможно это связано с тем, что, попадая на снег, пыльца лиственницы быстро разрушается из-за пребывания в пресной воде [17]. Пыльца лиственницы также не отмечена и на леднике Романтиков. Характерной особенностью палиноспектров изо льда и снега на обоих ледниках является полное отсутствие пыльцы трав и спор зеленых мхов. Зато содержание спор сфагновых мхов в споров-пыльцевых спектрах ледника ИГАН превышает 50% от общего количества подсчитанных пыльцевых зерен и спор. Заметно высоко также содержание спор многоножковых папоротников [19]. Это подтверждает, что споры этих растений хорошо переносятся ветром, толстая спорина не дает разрушаться спорам, попавшим на лед. Палиноспектры из снежного покрова и льда в данном случае, по нашему мнению, отражают зимне-весеннюю составляющую регионального пыльцевого дождя, поскольку пыльца трав, цветущих в летний сезон отсутствует в палиноспектрах ледника ИГАН. На леднике Романтиков пыльца трав местных видов содержится в небольшом количестве, но при этом ее состав достаточно разнообразен. Возможно этому способствует локальные ветры и возможно метелевый перенос, который в этом районе весьма интенсивен. Очевидно, что ледник Романтиков и ледник ИГАН находятся под воздействием различных воздушных масс. Присутствие пыльцы липы, вяза, лещины, клена и других широколиственных пород во льду и снежном покрове ледника Романтиков свидетельствует на наш взгляд о движении воздушных масс с юга на север вдоль Уральского хребта в период цветения широколиственных пород в мае-июне. Об этом же говорит и высокое процентное содержание пыльцы сосны обыкновенной, которая на Полярном Урале не встречается, а произрастает на Северном Урале. Известно, что в среднем дистанция, на которую переносится пыльца в благоприятных условиях (скорости ветра 23-39 км/час и наличие соответствующих атмосферных структур) составляет 1000-2500 км [20]. По разнообразию представленных в спектрах палинотаксонов можно сказать, что палиноспектры поверхностных проб ледника Романтиков близки к палиноспектрам, которые были определены на куполе Вавилова [21]. Очевидно, что причины этого сходства разные. На куполе Вавилова выпадение пыльцы происходит в результате внедрения среднеширотных фронтальных штормов в арктическую зону – это важная особенность синоптического режима высокой Арктики, которая в наибольшей степени способствует привносу дальнезаносной пыльцы, а также пыльцы и спор из тундровых и лесотундровых районов.

Выводы

1. Палиноспектры с поверхности ледника Романтиков отличаются обилием и разнообразием пыльцы широколиственных деревьев, процентное содержание пыльцы термофильных пород в общей сложности составил 8-22%, это в основном Tilia и Corylus , отмечено присутствие пыльцы Carpinus, Acer, Quercus, Fraxinus, Ulmus .

2. Для переноса пыльцы и спор на поверхность ледника Романтиков наиболее значимым является меридиональное перемещение воздушных масс вдоль Урала.

3. Пыльца трав может попадать на поверхность ледника не только в летний период, но также благодаря интенсивному метелевому переносу и концентрации снега на теле ледника.

Авторы благодарят к.г.-м.н. Г.Е.Облогова за помощь в отборе образцов.

Библиография
1.
Vareschi V. Pollenanalysen aus Gletschereis // Bericht гuber das Geobotanische Forschungsinstitut Robel in Zurich for das Fahr 1934. Zurich. 1935. S. 81–99.
2.
Кренке А.Н., Федорова Р В. Пыльца и споры на поверхности ледников Земли Франца-Иосифа // Материалы гляциологических исследований, вып.2. ИГ АН СССР. 1961. С. 56–61.
3.
Сурова Т.Г., Втюрин Б.И., Троицкий Л. С. Пыльца и споры с ледников и приледниковой зоны Арктики и Антарктиды // Материалы гляциологических исследований, вып.72. 1991. С. 181–185
4.
Festi D, Carturan L, Kofler W, dalla Fontana G, de Blasi F, Cazorzi F, Bucher E, Mair V, Gabrielli P, Oegg K, l1Linking pollen deposition and snow accumulation on the Alto dell’Ortles glacier (South Tyrol, Italy) for sub-seasonal dating of a firn temperate core // The Cryosphere, 2017. Vol. 11. P. 937–948, 2017 www.the-cryosphere.net/11/937/2017/ doi:10.5194/tc-11-937-2017
5.
www.exje.ru дата обращения 17.12.2020
6.
Ю.К. Васильчук, Ю.Н. Чижова, Н.А. Буданцева, А.К. Васильчук, Г.Е. Облогов Изотопный состав снежников и ледников Полярного Урала // Вестник Московского университета. серия 5. география. 2018. № 1/ C. 81-89.
7.
http://www.pogodaiklimat.ru/history/23220.htm
8.
Иванов М.Н. Эволюция оледенения Полярного Урала за последнее тысячелетие. Автореф. дис. … канд. геогр. н, М., 2012. 24 с.
9.
Морозова Л.М., Эктова С.Н., Магомедова М.А. Характеристика растительного покрова восточного склона Полярного Урала // Растительный покров и растительные ресурсы Полярного Урала. – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2006. С. 331–403.
10.
Андреяшкина Н.И. К оценке флористического разнообразия фитоценозов Полярного Урала // Успехи современного естествознания. 2014. № 1. С. 7-12; URL: http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=33192 (дата обращения: 17.12.2020)
11.
Титов А. Изображение Saxifraga cespitosa L. // Плантариум: открытый онлайн атлас-определитель растений и лишайников России и сопредельных стран. 2007—2020. 2012. https://www.plantarium.ru/page/image/id/155371.html
12.
Скотникова М. Image of Bistorta officinalis Delarbre (Polygonum bistorta) // Plantarium: open on-line atlas and key to plants and lichens of Russia and neighbouring countries. 2007—2020. 2019. https://www.plantarium.ru/page/image/id/630419.html
13.
Birks H.J.B. The identification of Betula nana pollen // New Phytology 1968. Vol.67. P.309– 314.
14.
Бобров А.Е., Куприянова Л.А., Литвинцева Л.,В., Тарасевич В.Ф. Споры папоротникообразных и пыльца голосеменных и однодольных растений флоры Европейской части СССР. 1983. Л., Наука. 208 с.
15.
Brugger SO., Gobet E., Schanz FR., Heiri O., Schwörer C., Sigl M., Schwikowski M., Tinner W. A quantitative comparison of microfossil extraction methods from ice cores // Journal of Glaciology 2018, Vol. 64(N245),
P. 432–442 doi: 10.1017/jog.2018.31.
16.
Festi D., Kofler W., Oeggl K. Comments on Brugger and others (2018) ‘A quantitative comparison of microfossil extraction methods from ice cores’ // Journal of Glaciology 2019, Vol. 65(N250) P. 344–346 doi: 10.1017/jog.2019.10
17.
Васильчук А.К. Особенности формирования палиноспектров в криолитозоне России. М.: Изд-во Моск ун-та. 2005. 245 с.
18.
Васильчук А.К. Палинология и хронология полигонально-жильных комплексов в криолитозоне России. М.: Изд-во Моск ун-та. 2007. 402 с.
19.
Сурова Т.Г. Субрецентные спорово-пыльцевые спектры зон малого и большого снегонакопления на Полярном Урале // Материалы гляциологических исследований, вып.45. 1982б. С. 130–136.
20.
Barry R.G., Elliott D.L. Crane R.G. The palaeoclimatic interpretation of exotic pollen peaks in Holocene records from the eastern Canadian Arctic: a discussion // Review of Palaeobotany and Palynology. 1981. Vol.33. N 2-4. P. 153–167.
21.
Andreev AA, Nikolaev VI, Bol’sheiyanov DY, Petrov VN. Pollen and isotope investigations of an ice core from Vavilov Ice Cap, October Revolution Island, Severnaya Zemlya Archipelago, Russia // Géographie Physique et Quaternaire. 1997. Vol. 51(3). P. 379–389. doi: 10.7202/033137ar
References (transliterated)
1.
Vareschi V. Pollenanalysen aus Gletschereis // Bericht guber das Geobotanische Forschungsinstitut Robel in Zurich for das Fahr 1934. Zurich. 1935. S. 81–99.
2.
Krenke A.N., Fedorova R V. Pyl'tsa i spory na poverkhnosti lednikov Zemli Frantsa-Iosifa // Materialy glyatsiologicheskikh issledovanii, vyp.2. IG AN SSSR. 1961. S. 56–61.
3.
Surova T.G., Vtyurin B.I., Troitskii L. S. Pyl'tsa i spory s lednikov i prilednikovoi zony Arktiki i Antarktidy // Materialy glyatsiologicheskikh issledovanii, vyp.72. 1991. S. 181–185
4.
Festi D, Carturan L, Kofler W, dalla Fontana G, de Blasi F, Cazorzi F, Bucher E, Mair V, Gabrielli P, Oegg K, l1Linking pollen deposition and snow accumulation on the Alto dell’Ortles glacier (South Tyrol, Italy) for sub-seasonal dating of a firn temperate core // The Cryosphere, 2017. Vol. 11. P. 937–948, 2017 www.the-cryosphere.net/11/937/2017/ doi:10.5194/tc-11-937-2017
5.
www.exje.ru data obrashcheniya 17.12.2020
6.
Yu.K. Vasil'chuk, Yu.N. Chizhova, N.A. Budantseva, A.K. Vasil'chuk, G.E. Oblogov Izotopnyi sostav snezhnikov i lednikov Polyarnogo Urala // Vestnik Moskovskogo universiteta. seriya 5. geografiya. 2018. № 1/ C. 81-89.
7.
http://www.pogodaiklimat.ru/history/23220.htm
8.
Ivanov M.N. Evolyutsiya oledeneniya Polyarnogo Urala za poslednee tysyacheletie. Avtoref. dis. … kand. geogr. n, M., 2012. 24 s.
9.
Morozova L.M., Ektova S.N., Magomedova M.A. Kharakteristika rastitel'nogo pokrova vostochnogo sklona Polyarnogo Urala // Rastitel'nyi pokrov i rastitel'nye resursy Polyarnogo Urala. – Ekaterinburg: Izd-vo Ural'skogo un-ta, 2006. S. 331–403.
10.
Andreyashkina N.I. K otsenke floristicheskogo raznoobraziya fitotsenozov Polyarnogo Urala // Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya. 2014. № 1. S. 7-12; URL: http://natural-sciences.ru/ru/article/view?id=33192 (data obrashcheniya: 17.12.2020)
11.
Titov A. Izobrazhenie Saxifraga cespitosa L. // Plantarium: otkrytyi onlain atlas-opredelitel' rastenii i lishainikov Rossii i sopredel'nykh stran. 2007—2020. 2012. https://www.plantarium.ru/page/image/id/155371.html
12.
Skotnikova M. Image of Bistorta officinalis Delarbre (Polygonum bistorta) // Plantarium: open on-line atlas and key to plants and lichens of Russia and neighbouring countries. 2007—2020. 2019. https://www.plantarium.ru/page/image/id/630419.html
13.
Birks H.J.B. The identification of Betula nana pollen // New Phytology 1968. Vol.67. P.309– 314.
14.
Bobrov A.E., Kupriyanova L.A., Litvintseva L.,V., Tarasevich V.F. Spory paporotnikoobraznykh i pyl'tsa golosemennykh i odnodol'nykh rastenii flory Evropeiskoi chasti SSSR. 1983. L., Nauka. 208 s.
15.
Brugger SO., Gobet E., Schanz FR., Heiri O., Schwörer C., Sigl M., Schwikowski M., Tinner W. A quantitative comparison of microfossil extraction methods from ice cores // Journal of Glaciology 2018, Vol. 64(N245),
P. 432–442 doi: 10.1017/jog.2018.31.
16.
Festi D., Kofler W., Oeggl K. Comments on Brugger and others (2018) ‘A quantitative comparison of microfossil extraction methods from ice cores’ // Journal of Glaciology 2019, Vol. 65(N250) P. 344–346 doi: 10.1017/jog.2019.10
17.
Vasil'chuk A.K. Osobennosti formirovaniya palinospektrov v kriolitozone Rossii. M.: Izd-vo Mosk un-ta. 2005. 245 s.
18.
Vasil'chuk A.K. Palinologiya i khronologiya poligonal'no-zhil'nykh kompleksov v kriolitozone Rossii. M.: Izd-vo Mosk un-ta. 2007. 402 s.
19.
Surova T.G. Subretsentnye sporovo-pyl'tsevye spektry zon malogo i bol'shogo snegonakopleniya na Polyarnom Urale // Materialy glyatsiologicheskikh issledovanii, vyp.45. 1982b. S. 130–136.
20.
Barry R.G., Elliott D.L. Crane R.G. The palaeoclimatic interpretation of exotic pollen peaks in Holocene records from the eastern Canadian Arctic: a discussion // Review of Palaeobotany and Palynology. 1981. Vol.33. N 2-4. P. 153–167.
21.
Andreev AA, Nikolaev VI, Bol’sheiyanov DY, Petrov VN. Pollen and isotope investigations of an ice core from Vavilov Ice Cap, October Revolution Island, Severnaya Zemlya Archipelago, Russia // Géographie Physique et Quaternaire. 1997. Vol. 51(3). P. 379–389. doi: 10.7202/033137ar

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью Палиноспектры ледников Полярного Урала.

Целью данной работы является анализ полученных палинологических данных по ледникам и снежникам Полярного Урала и Ямала для целей индикации генезиса пластовых льдов. Основным бъектом изучения являлся Ледник Романтиков, который расположен на расстоянии менее 200 км от самой южной пластовой ледяной залежи на полуострове Ямал на р. Еркутаяха и может служить своеобразным модельным объектом для оценки условий формирования данных объектов.
Основным методом исследования является выделение особенностей типичных элементов палиноспектров ледников, снежников и льдин На территории Полярного урала и на побережьях полуострова Ямал. Идентификация пыльцы и спор производилась под световым микроскопом при увеличении 400х на базе палинологической коллекции А.К. Васильчук в лаборатории геоэкологии Севера МГУ им. М. В. Ломоносова, российской пыльцевой базе данных пыльцы (pollendata.org.) а также с использованием определителей.
Изучению палиноспектров современных ледников и снежников Полярного Урала имеет огромный потенциал для палеогеогафических реконструкций времени формирования древних, в настоящее время погребённых подобных образований. Чтобы реализовать этот потенциал требуется совершенствование научной базы позволяющей адекватно интерпретировать результаты исследования.
В статье анализируется палиноспектры большого количества объектов на Полярном Урале и Полуострове Ямал: ледника Романтик (Полярный Урал);, снежника в районе пос. Полярный (Полярный Урал); снежника на пляже Карского моря на полуострове Мамонта; снежник на пляже Карского моря (Матюй Сале); морская льдина на пляже (Харасавэй); снежник на пляже Карского моря (Устье р. Харасавая); снежник на пойме реки (р. Гыда); лед из Гыдинской губы (устье р.Гыда); снежник в овраге (70 км к западу от п. Мыс Каменный); лед из Обской губы (Мыс Каменный). Образцы, отобранные на такой большой площади, практически в одно время позволят оценить пути транспортировки пыльцы в этом регионе. Интересны данные об отличие палиноспектров ледника ИГАН и ледника Романтиков, позволившие сделать вывод о том, что они находятся под воздействием различных воздушных масс хотя находятся в одном регионе.
Результаты, приводимые в статье, показывает её высокий научный уровень. Стиль изложения соответствует принятому для научных статей и свидетельствует о высоком уровне и широком научном кругозоре авторов. Структура работы логичная, изложение последовательное, что позволили полностью раскрыть заявленную тему. Содержание статьи отражает проведённые исследования и позволяет сравнить полученные результаты с данными других исследователей.
Библиография включает 21 российских и зарубежных источников, что позволяет рассмотреть аргументацию различных авторов по рассматриваемой в статье теме.
В качестве замечаний следует отметить, что данные по палиноспектрам ледников и снежников Полярного Урала следовало бы сравнить с палиноспектрами упомянутой в статье пластовой ледяной залежи на полуострове Ямал на р. Еркутаяха, расположеной на расстоянии менее 200 км от изучаемого Ледника Романтиков. Почему то в выводах анализируются палиноспектры полученные только на поверхности ледника Романтиков, хотя в тексте приводятся материалы по другим объектам.
Рассматриваемая в статье тема представляет интерес для палеогеографов, геокриологов, климатологов, а также широкому кругу читателей, интересующихся северной проблематикой. Работа имеет научную и практическую ценность, поэтому может быть опубликована в журнале «Арктика и Антарктика».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"