Статья 'Исследования ледового режима рек Арктической зоны России в XX и XXI вв.' - журнал 'Арктика и Антарктика' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакционный совет > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Арктика и Антарктика
Правильная ссылка на статью:

Исследования ледового режима рек Арктической зоны России в XX и XXI вв.

Агафонова Светлана Андреевна

кандидат географических наук

старший научный сотрудник, Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Agafonova Svetlana

PhD in Geography

Senior Scientific Associate, the department of Land Hydrology, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

sv_andreevna@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2453-8922.2019.1.29530

Дата направления статьи в редакцию:

14-04-2019


Дата публикации:

21-04-2019


Аннотация.

Ледовыми явлениями на реках Арктики нередко обусловлены опасные гидрологические явления и процессы: заторные и зажорные наводнения, повреждения гидротехнических сооружений и флота в период весеннего ледохода. В зимний период реки используются для судоходства и строительства ледовых переправ. В работе представлены основные этапы развития исследований ледового режима рек Арктической зоны в XX в. Рассмотрены особенности становления системы мониторинга и методов ледовых прогнозов в условиях ограниченности сети гидрологических постов. Приведены основные подходы для оценок возможных изменений характеристик ледового режима рек, протекающих в суровых климатических условиях, при переменной антропогенной нагрузке и различных сценариях изменения климата. Выделены наиболее перспективные направления современных ледовых исследований рек в России и за рубежом: использование космических снимков, развитие новых подходов в ледовых прогнозах, оценки отклика ледового режима на изменение климата. Показано, что развитие этих направлений возможно на основе мирового и отечественного опыта.

Ключевые слова: ледовый режим рек, Арктика, изменение климата, история освоения Арктики, реки Арктики, опасные ледовые явления, ледовый мониторинг, ледовые прогнозы, космические снимки, изменения ледового режима

Благодарности. Исследование выполнено при финансовой поддержке проекта РФФИ №18-05-60021–Арктика.

Abstract.

The ice phenomena on the Arctic rivers often cause hazardous hydrological conditions and processes: ice-clogging floods and ice dams; damage of hydraulic structures and the fleet during the spring ice run. In winter, the rivers are used for navigation and construction of ice crossings. The article demonstrates the key stages in studying the ice regime of Arctic Zone rivers in the XX century. The author examines the peculiarities of establishment of the monitoring system and methods of ice forecasts in the conditions of limited network of hydrological posts. The research presents the main approaches for assessing the possible changes in the characteristics of river ice regime, flowing in the severe climatic conditions, with variable anthropogenic impact and different scenarios of climate change. The most promising directions of the modern river ice research of in Russia and foreign countries are highlighted: the use of satellite imagery data; the development of new approaches in ice forecasts; assessment of the response of ice regime to the climate change. It is demonstrated that the advancement of these directions is possible on the basis of national and global experience.

Keywords:

river-ice forecasts, river-ice monitoring, dangerous ice phenomena, Arctic rivers, the history of Arctic exploration, climate change, the Arctic, river ice, satellite imagery, future changes in river ice

Введение

Сухопутная территория Арктической зоны России включает земли и острова, расположенные в Северном Ледовитом океане, а также ряд прибрежных административных образований. Граница определяется законодательно (Президентским указом от 2 мая 2014 г, последние изменения – 27.06.2017 г.) Существуют и географические подходы к выделению Арктического региона. Например, использование в качестве южной границы линии Полярного круга (66°33'с.ш.) или июльской изотермы 10°С [11]. Самая южная точка Арктической зоны расположена в бассейне р. Енисей (около 60°с.ш.), восточнее граница уходит к северу и районы с наиболее низкими температурами воздуха, в том числе г. Оймякон, в Арктическую зону не попадают. Основные реки исследуемой территории относятся к бассейну Северного Ледовитого океана. Продолжительность периода с отрицательными температурами воздуха составляет в среднем для европейского сектора – 200–230 сут., для азиатской части территории и низовьев р. Печоры – 240 сут. и более. Средняя продолжительность периода с ледовыми явлениями – от 180 сут. для рек Карелии до 260 сут. для рек северо-востока и п-ва Таймыр. Реки характеризуются устойчивым ледоставом, исключения составляют порожистые участки и истоки из крупных озер. Ледостав также не наблюдается на участках сброса промышленных сточных вод, ниже плотин ГЭС [1].

Со сроками и продолжительностью ледовых явлений на реках Арктической зоны связаны многие виды хозяйственной деятельности (судоходство, строительство ледовых переправ, эксплуатация различных гидротехнических сооружений). Реки региона – важные транспортные артерии и продолжительность летней навигации здесь существенно ограничена, в том числе из-за непродолжительного безледного периода. На сегодняшний день в низовьях арктических рек функционируют следующие морские порты: Онега (р. Онега), Архангельск (р. Северная Двина), Мезень (р. Мезень), Нарьян-Мар (р. Печора), Дудинка (р. Енисей) и Хатанга (р. Хатанга). Зимняя навигация осуществляется в портах Архангельск и Дудинка. По основным судоходным рекам ежегодно осуществляется арктический завоз грузов, прежде всего топлива. В период ледостава реки используются для строительства ледовых переправ. Ледовыми явлениями на реках исследуемой территории нередко обусловлены опасные гидрологические процессы: заторные и зажорные наводнения, повреждения гидротехнических сооружений и флота в период весеннего ледохода.

К началу XX в. об устья и гидрологическом режиме основных арктических рек имелись лишь общие сведения, преимущественно описательного характера. В 1932 г. впервые путь от г. Архангельск до Берингова пролива был преодолен в одну навигацию, а в декабре того же года создано Главное управление Северного морского пути (ГУСМП) [8]. В период до 1964 г. Арктический институт являлся подведомственной организацией ГУСМП и его основная деятельность была направлена на научно-оперативное обеспечение судоходства по Северному морскому пути [18]. В 1943 г. на базе морского отдела ГГИ (Государственного гидрологического института) и морского сектора ЦИП (Центрального института прогнозов) создан Государственный океанографический институт (ГОИН), в задачи которого также входили работы в низовьях и на устьевых участках рек.

В данной статье представлены основные этапы развития исследований ледового режима рек Арктической зоны в XX в. и перспективные направления последних лет. Сведения об основных теоретических ледовых исследованиях, а также обобщений для всей территории страны упомянуты кратко для создания общей картины. Основной упор сделан на особенности развития ледовых исследований в труднодоступных арктических регионах в условиях сурового климата и ограниченного доступа к гидрометеорологической информации.

Исследования ледового режима рек Арктики в XX в

Развитие системы наблюдений на реках

Систематические наблюдения над уровнем и ледовыми явлениями на реках исследуемой территории начаты с конца XIX в. в низовьях р. Северная Двина (в этот период открыты посты Усть-Пинега, Холмогоры и Соломбала). С 1916 г. в устьевой области Северной Двины проводились регулярные ледомерные съемки для обеспечения работы ледовых переправ г. Архангельск. Важными для понимания особенностей ледового режима низовьев рек европейского севера в начале XX в. стали специализированные исследования и портовые изыскания Севпортиза (Северная Двина, Мезень и Печора). В программе работ было изучение ледового режима устьевых участков, а также исследование воздействия льда на портовые сооружения. В период 1934-1938 гг. в устье р. Северная Двина по инициативе Марютина Т. П. действовала первая специализированная устьевая станция. В 1956 г. специализированные наблюдения были возобновлены под научным руководством ГОИН [12]. Печорская устьевая станция открыта несколько позже – в 1968 г.

Интенсивное изучение гидрологического режима рек азиатского сектора Арктической зоны началось в 1930-х гг. XX в., главным образом для обеспечения запросов развивающегося в Арктике судоходства. В эти годы в низовьях арктических рек Сибири работали многочисленные экспедиции Арктического института, открывались новые полярные станции и гидрологические посты. К концу 1930-х гг. в сборниках «Труды Арктического института» опубликованы первые обобщения сведений о ледовом режиме рек Пясина (1936), Анабар (1937), Лена, Эбетем, Индигирка, Хатанга, Енисей, Колыма (1938) и Обь (1939).

С 1958 г. в низовьях и устьях судоходных сибирских рек ледовые авиаразведки, проводившиеся и раннее, стали ежегодными. Обследования проводились как силами ААНИИ, так и региональными УГМС (Северное, Якутское, Колымское и другими). Ледовые разведки обеспечивали оперативной информацией порты, пункты отстоя судов, прогностические центры. При облетах составлялись ледовые карты, рекомендации о маршрутах следования судов, работе ледоколов, фиксировалась также информация об образовании заторов и затоплении населенных пунктов. Составление различных наглядных интерпретаций данных ледовых разведок («режимных графиков»), позволяли в дальнейшем анализировать пространственно-временных характеристики ледовых процессов. В [19] освещены вопросы планирования и организации авиаобследований ледяного покрова рек. В качестве оптимальной частоты полетов предлагалось принимать величину, равную 0,674 σ (т.е. допустимую ошибку долгосрочного прогноза сроков ледовых явлений по опорным пунктам). В 1970-е гг. к визуальным наблюдениям добавилась аэротермосъемка воды, инструментальное измерение толщины льда с самолета, а также использование в условиях плохой видимости системы «Торос», работа которой основана на принципе активной радиолокации. Съемка ИК-аппаратурой позволила выделять границу вода-лед, фиксировать трещины, различать льды разных типов [9].

Региональные обобщения о ледовом режиме рек

Первые географические обобщения сведений о сроках ледовых явлений на реках составлены Рыкачевым М. А. в 1886 г. и затем уточнены Шостаковичем В. Б. в 1906 г. В 1939 г. опубликована статья Давыдова Л. К. «Вскрытие рек арктической и субарктической зоны СССР», в которой обобщены сведения по 48 створам, расположенным на сибирских реках севернее 60⁰с.ш. К 1960-70-х гг. благодаря накопленным экспедиционным материалам, данным наблюдений на гидрологических постах, результатам ледовых авиаразведок опубликован ряд работ, содержащих подробную характеристику ледового режима отдельных регионов (разделы монографий Ресурсы поверхностных вод, труды ААНИИ и другие издания – Таблица 1).

Таблица 1. Основные публикации о ледовом режиме рек арктической зоны Сибири в 1961-1970 гг.

Река

Авторы

Издание

Год

р. Обь

Антонов В. С., Маслаева Н. Г.

Низовье и устье реки Оби

1965

р. Пур

Комов Н. И.

Труды ААНИИ, вып. 290

1970

р. Енисей

Антонов В. С.

Река Енисей. (Труды ААНИИ, вып. 245)

1962

р. Хатанга

Налимов Ю. В.

Труды ААНИИ, вып. 283

1968

р. Анабар

Налимов Ю.В.

Труды ААНИИ, вып. 1967

1967

р. Лена

Антонов В.С.

Устьевая область реки Лена

1967

р. Яна

Налимов Ю.В.

Труды ААНИИ, вып. 268

1965

В конце 1960-х гг. были обобщены сведения о заторах льда на реках. Результатом стал «Каталог заторных и зажорных участков рек СССР», изданный в 2-х томах в 1976 г. В монографии [12] заторообразованию и опыту борьбы с заторами посвящен отдельный раздел, показаны положительные результаты ежегодных ледокольных работ в устьевой области р. Северная Двина , проводимых с 1915 г. Приведены аргументы в пользу разработок методов создания искусственных заторов, образование которых не только снижает вероятность заторобразования на нижележащем участке, но также повышает урожайность на заливных лугах, за счет осаждения наносов на пойме позволяет снизить объемы землечерпаний в русле.

Важным направлением исследований ледового режима рек в ААНИИ было создание различных классификаций и типизаций наблюдаемых на реках процессов, а также районировании рек и территорий по характерным особенностям водного и ледового режима. По данным ледовых авиаразведок было выделено 3 типа вскрытия для речных участков и 2 – для устьевых. Согласно [5, 6] к первому типу относятся участки рек с ярко выраженным динамическим характером вскрытия (низовья рр. Енисей, Лена, Яна и Колыма). Для вскрытия 1 типа характерно ежегодное формирование заторов льда, места образования заторов постоянны. В период подвижек и ледохода по берегам образуются навалы льда значительной высоты. Второй тип вскрытия характерен для извилистых участков рек, а также для участков с большим количеством разветвлений. Весенний ледоход на таких участках проходит с остановками, образованием «ледовых перемычек» и кратковременных повышений уровня воды. Этот тип вскрытия характерен для рр. Пур, Надым, Хатанга и других. Образующиеся на таких реках заторы хотя и не вызывают значительных подъемов уровня воды, но из-за развитых пойм нередко приводят к затоплению территории. Третий тип вскрытия характерен для равнинных малых рек Арктической зоны, для промерзающих участков рек, а также для тех участков, где к началу весеннего половодья льда в русле практически не остается (р. Хета, верховья р. Пясина, низовья р. Таз). Весенний ледоход в целом проходит спокойно, образующиеся скопления льда в излучинах и у островов обычно не вызывают подъемов уровня воды. В весенний период река представляет собой чередование участков с неподвижным льдом, спокойным местным ледоходом и чистой водой. Тип вскрытия устьев определяется условиями прохождения весеннего ледохода выше по течению. При динамическом типе вскрытия (рр. Енисей, Лена и Колыма) транзитный лед проникает по рукавам дельты, взламывая ледяной покров. Согласно данным авиаразведок выноса речного льда по протокам дельт сибирских рек не наблюдается. В припае устьевого взморья по стрежню образуются языки вытаивания. Вскрытие устьевых участков по 2-му типу происходит без участия транзитного речного льда (рр. Обь, Таз, Надым, Пясина и Хатанга). Также были выделены типы осеннего ледообразования [17]. Замерзание устьевых участков обоих типов начинается с приустьевого взморья. Замерзание 1 типа сопровождается продолжительным дрейфом льда (устьевые участки Оби, Енисея, Хатанги, Анабара). При замерзании 2 того формирование припая происходит в очень короткий срок и через 1–2 месяца мелководья промерзают до дна (устьевые участки Пясины, Оленька, Яны, Индигирки, Алазеи, Колымы).

Развитие методов прогноза элементов ледового режима рек

Регулярный выпуск прогнозов сроков ледовых явлений на реках Арктики начат в 1940-х гг. В 1940 г. в Арктическом институте выпущен первый прогноз сроков вскрытия, а затем и сроков замерзания для р. Енисей на участке от Игарки до устья. В основе прогноза сроков вскрытия использовался расчет времени добегания волны половодья от г. Красноярск к нижнему течению [7]. С 1942 г. для рек европейской территории в ГГИ, а затем в ЦИП также начат регулярный выпуск долгосрочных прогнозов. Основу речных ледовых прогнозов заложил Брегман Г. Р., предложивший в 1935 г. использовать температуру поверхности океана в качестве предиктора. Несколько позже им же было предложено выявлять прогностические зависимости для однородных территорий европейской части страны (гидрологических районов) [13].

В задачи Арктического института входил выпуск ледовых прогнозов для низовий судоходных рек Сибири. Районированию территории уделялось много внимания. Составление прогнозов для районов с синфазными колебаниями сроков ледовых явлений сокращало объем вычислений, а также позволяло давать прогноз для участков рек, не охваченных наблюдениями. В ААНИИ выпускались фоновые прогнозы (с заблаговременностью 5–7 месяцев) и основные (с заблаговременностью 2–4 месяца). При проведении ледовых авиаразведок гидрологи на месте уточняли долгосрочные и составляли краткосрочные прогнозы сроков ледовых явлений. Кроме того, давались рекомендации о возможности продления периода навигации и проведения ледокольных работ, выборе мест отстоя судов [20].

Эмпирические методики прогноза сроков ледовых явлений в низовьях сибирских рек разрабатывались Бурдыкиной А. П. начиная с 1945 г. В качестве предикторов для конкретных пунктов подбирались метеорологические и гидрологические характеристики (аномалии давления и температуры, ледовитость принимающего моря, преобладающие ветра в конкретный месяц и другие). В дальнейшем многими исследователями указывалось, что подобные методики требуют большого количества предикторов при малой продолжительности рядов фактического материала. Кроме того, отмечалась субъективность подобных методик, оправдываемость прогноза при этом зависела от опыта прогнозиста, знания объекта и наличия научной интуиции [7].

В 1950-х гг. Антоновым В. С. было предложено для составления долгосрочного прогноза (фонового и основного) использовать графическую экстраполяцию сглаженных по 3-летиям рядов сроков ледовых явлений и сопоставление их с типами атмосферной циркуляции по Вангенгейму Г. Я. Например, для рек Хатанга и Хета использовались связи с меридиональным типом циркуляции (С ) за октябрь. В дальнейшем методика была усовершенствована за счет уточнения предикторов для отдельных бассейнов. Согласно [30] обеспеченность фоновых прогнозов методом графической экстраполяции составляла в среднем 75%.

В 1970-1980-е гг. активно внедрялись статистические методы, включающие выделение значимых полей метеорологических элементов, разложения их по естественным ортогональным составляющим и использование коэффициентов разложения в качестве предикторов в прогностических зависимостях. В дальнейшем эти методы вошли в Руководство по гидрологическим прогнозам, выпуск 3 «Прогнозы ледовых явлений на реках и водохранилищах». Согласно [13] оправдываемость долгосрочных ледовых прогнозов, разработанных в Гидрометцентре в конце XX в. составляла 75–77%.

В середине XX в. были предложены методы расчета элементов ледового режима для составления краткосрочных прогнозов на реках и водохранилищах: расчет охлаждения воды и появления плавучего льда (Шуляковский Л. Г., 1960, 1969), начала ледостава (Шуляковский Л. Г., 1967), стока шуги и льда в период замерзания (Нежиховский Р. А., 1963), потери толщины и прочности ледяного покрова, а также сроков вскрытия (Булатов С. Н., 1970 и 1972). В 1970-х гг. для устьевых взморий сибирских рек стали применяться теплобалансовые расчеты элементов ледового режима. Были разработаны методики расчета развития устьевых полыней в Обской губе и Енисейском заливе, краткосрочные методики прогноза сроков вскрытия устьевых областей Оби, Надыма, Пура, Таза и Енисея. Развитию этих методов способствовали материалы ледовых авиаразведок, авиатермосъемка и авиаатинометрия, содержащие информацию в том числе о распределении температуры воды по акватории, отражательной способности снего-ледяного покрова и толщине льда. Расчеты Налимова Ю. В. на основе решения уравнений теплового баланса позволили определить вклад гидрометеорологических элементов в процессы ледообразования, нарастания льда и разрушения льда на устьевых взморьях. Например, для устьевого взморья Енисея разрушение льда на участке от морского края дельты до м. Сопочная Карга происходит практически на 100 % за счет тепла речных вод, а на участке от м. Сопочная Карга до м. Лескин роль стока рек снижается до 60 % и возрастает доля радиационно-тепловых факторов. Для Оби на долю речных вод на морском крае дельты приходится 85% от общего количества тепла, необходимого для стаивания льда, на траверзе бух. Новый Порт – 60%, на траверзе м. Каменный – 30 % [27].

Оценка антропогенного воздействия на ледовый режим рек

Во второй половине XX в. в связи с ростом объемов гидротехнического строительства и проектирования в Арктической зоне возник вопрос об оценке изменений ледового режима рек при вводе в эксплуатацию ГЭС, изъятии стока и других видах антропогенного воздействия. Среди крупных проектов, которые могли оказать значительное влияние на гидрологический режим Арктики – каскад водохранилищ на р. Енисей, Нижне-Ленская ГЭС на р. Лена, территориальное перераспределение водных ресурсов и связанное с ним изъятие части стока рек бассейнов Оби, Печоры, Северной Двины и Онеги, отделение дамбой части Онежского залива и другие.

Существовавшие к тому времени обобщения сведений о ледовом режиме и роли теплового стока в формировании элементов ледового режима рек и морей позволили сделать выводы и провести оценки последствий вышеизложенных антропогенных вмешательств. В работах Антонова В. С. [3, 4] рассмотрены возможные последствия строительства крупных водохранилищ в низовьях рек, протекающих в суровых климатических условиях (на примере каскада водохранилищ на р. Енисей и Нижне-Ленской ГЭС на р. Лена). По мнению Антонова В. С. ввод в эксплуатацию перечисленных гидротехнических сооружений приведет к сложным изменениям внутригодового распределения теплового стока и ледового режима рек и принимающих морей. На акватории водохранилищ ледостав будет устанавливаться раньше естественных сроков (для Игарского водохранилища, например, изменение сроков ледостава может составить 15 сут.). Развитие полыней в нижнем бьефе улучшит судоходные условия на некотором участке, но также, являясь «фабриками шуги» будет способствовать образованию зажоров, выходу воды на лед и формированию речных наледей, из-за которых, например, судоходство по отдельным рукавам дельты р. Лена станет невозможным. Рост зимних расходов воды приведет к образованию больших объемов пресного льда в Карском море и протоках Ленской дельты. Ожидается снижение расходов воды в период половодья, особенно в годы заполнения мертвого объема проектируемого каскада, а также снижение температуры воды в этот период и растягивания периода очищения ото льда, т.к. значительная часть тепла речных вод будет расходоваться на разрушение колоссальных объемов ледового материала, образующегося на акватории вновь созданных водохранилищ.

В расчетах изменений ледового режима рек при межбассейновых перебросках стока использовались зависимости характеристик ледовых процессов от тепловых и гидравлических факторов. Общие выводы о возможных последствиях изъятия стока у разных авторов сходятся: изменение положения зоны максимальной толщины льда, уменьшение зон вытаивания на устьевых взморьях, изменение мест образования заторов и зажоров, более позднее очищение ото льда устьевых областей весной. Согласно [16] при изъятии части речного стока сокращение теплового стока р. Обь составит 10–28% (при различных объемах изъятия), р. Северная Двина – 3–18%; ожидаемое смещение сроков ледообразования в сторону более ранних и сроков вскрытия в сторону более поздних составит до 10 сут. При изъятии части стока р. Печора в работе [23] указано, что зона максимальной толщины льда сместится к устью Большой Печоры, увеличится период подготовки ледяного покрова к вскрытию, ожидается снижение максимальных ледоходных уровней воды. В работе [26] возможные изменения ледовых условий в устьевой области р. Обь рассчитаны методом теплового баланса. Согласно упомянутой публикации при изъятии 60 км3 стока в год в годы средней водности продолжительность периода ледостава увеличится в районе г. Салехард на 9 сут., у м. Каменный – на 3 сут. Следует отметить, что разработанные методы и проведенные оценки актуальны и сегодня, но не в связи с переброской стока, а с ожидаемыми климатическими изменениями, и вслед за ними изменениями режима рек, внутригодового распределения стока воды и тепла.

Основные направления современных ледовых исследований

Современное состояние системы наблюдений, расчетов и прогнозов

После 1980-х гг. началось резкое сокращение сети гидрологических постов в нашей стране. Согласно [34] количество речных постов уменьшилось на 43%, устьевых – на 48%; по состоянию на 1 января 2018 г. фактически действующих постов на реках в пределах Арктической зоны – 174, из них 58 устьевых. В сложившихся условиях встает вопрос об оптимизации существующей сети, разработки научно-обоснованных рекомендаций по восстановлению ранее закрытых и законсервированных постов. Подобные работы проведены, например, для Енисейской и Обско-Тазовской устьевых областей [21].

В тоже время продолжают развиваться технологии дистанционных наблюдений за ледяным покровом. Радиолокационные методы измерения толщины льда, разработанные ранее, в настоящий момент используются как в России, так и за рубежом. Развиваются методы, позволяющие дистанционно фиксировать ледовые явления на реках: появление льда и шуги, установление ледостава, начало весеннего или зимнего ледохода. Например, комплекс SWIP (Shallow Water Ice Profiler) компании ASL Environmental Sciences включает акустический датчик, датчик давления и температуры, позволяет получать информацию в режиме реального времени на водных объектах, глубиной до 10 м. Комплекс впервые опробован в полевых условиях зимой 2004–2005 гг. на р. Пис (the Peace River) в Канаде [40].

Использование данных космических снимков для получения информации о ледяном покрове на реках начато в 1970-х гг. c запуском спутника Landsat 1 (в 1975-1977 составлены карты вскрытия р. Маккензи). Для низовий арктических рек России в связи c прекращением в 1992 г. регулярных ледовых авиаразведок карты ледовой обстановки в устьевых областях крупных сибирских рек составляются по данным радиометров MODIS (спутники Terra и Aqua) и AVHRR (спутники NOAA) [28]. В работе [44] показана возможность по ежедневным данным MODIS и AVHRR получать непрерывную по длине крупных арктических рек (Лена, Обь, Енисей и Маккензи) информацию о сроках вскрытия, используя сочетание видимых и ближнего ИК каналов с пространственным разрешением до 1 км. Полученные таким образом данные коррелируются с данными наблюдений на гидрологических постах. В 2016 г. представлен автоматизированный алгоритм, позволяющий фиксировать сроки вскрытия рек по сегментам, длиной 10 км [38].

В исследованиях ледового режима рек используются также данные радиолокационных космических снимков (TerraSAR-X, ALOS/PALSAR L-диапазона, RADARSAT, ENVISAT, Sentinel-1 C-диапазона длин волн и другие). Подобная съемка позволяет получать информацию вне зависимости от освещения и облачности, что крайне важно для исследований рек Арктики. В основе современных методов обработки лежит мировой опыт использования радиолокаторов при авиаобследованиях. Радиолокационные изображения (РЛИ) поверхности ледяного покрова классифицируют в зависимости от шероховатости (наличия и размеров торосов) и влажности, выделяют участки открытой воды и трещины [47]. На сегодняшний день наиболее перспективным является использование РЛИ спутников Sentinel 1, первый из которых выведен на орбиту 3.04.2014 г. Периодичность съемки для большей части Арктической зоны России составляет 12 сут., при доступности данных обоих спутников (1A и 1B) – 6 сут. (например, низовье р. Онега).

В целях получения оперативной информации совместно используют данных нескольких спутников. В рамках проекта IceFRONT для целей оперативного мониторинга замерзания анализируются снимки MODIS, Landsat-8, RADARSAT-2 и TERRASAR-X [39]. В 2009 г. ИТЦ «СКАНЭКС» совместно с несколькими региональными управлениями Росгидромета была апробирована технология оперативного многоспутникового мониторинга ScanNet. В рамках проекта «Половодье» использовались радиолокационные снимки RADARSAT-1 и ENVISAT-1, оптические снимки EROS A/B и SPOT 4 [25].

Зимний режим устьев арктических рек до сих пор остается недостаточно изученным. Данные наземных экспедиционных исследований по-прежнему востребованы. С 1998 г. проводятся комплексные исследования в дельте р. Лена в рамках российско-германского сотрудничества, с 2012 г. благодаря открытию новой станции появилась возможность выполнять работы и в зимний период [32]. Анализ и обобщение новых экспедиционных материалов с привлечением архивов сетевых наблюдений и результатов предшествующих исследований позволяет получать комплексную картину взаимодействия элементов ледового режима, стока воды, тепла и наносов, режима уровней воды. Например, в работе [15] собраны сведения о ледовом режиме устьев рр. Онега, Северная Двина, Мезень и Кулой.

Не теряют актуальности исследования опасных ледовых явлений и процессов, районирование территорий по набору ледовых ограничений водопользования. Как уже отмечалось выше, заторы на реках Арктики образуются ежегодно и в пределах населенных пунктах нередко остается опасность формирования заторных наводнений и затопления территории. Для европейского сектора заторы опасны в низовьях рр. Северная Двина и Печора, где расположены города Архангельск и Нарьян-Мар. В дельте р. Северная Двина заторный подъем уровня воды может составлять 1,5–2,5 м, в дельте Печоры – 2,2–3,5 м. Наиболее мощные заторы образуются при блокировке нескольких рукавов массивами льда [24]. Для региональных оценок ледовой опасности рек Арктической зоны по данным гидрологических постов предлагается использовать следующие характеристики: продолжительность физической навигации, изменчивость периода замерзания и очищения от льда, повторяемость лет, когда максимальный годовой уровень воды сопровождается ледовыми явлениями [2].

Продолжается работа по усовершенствованию методик ледовых прогнозов. Для устьевой области р. Енисей для весенних сроков ледовых явлений в качестве предикторов используются даты характерных изменений температуры воздуха, повторяемость синоптических процессов над Атлантикой и Евразией, а также сроки вскрытия на верхних створах, что позволяет составлять прогнозы с заблаговременностью от 3 до 110 сут. [33]. В прогнозах уровней и сроков наступления заторов льда несмотря на доступность продолжительных рядов наблюдений использование эмпирических зависимостей весьма ограничено и часто не обеспечивает достаточной оправдываемости прогнозов. В многочисленных публикациях последних лет предлагается использовать soft computing методы: искусственные нейронные сети, Fuzzy Logic и др [42]. В расчетах гидрологических процессов в устьях арктических рек применяются трехмерные модели, которые воспроизводят сезонную динамику температуры, солености, ледовых условиях [31].

Оценка наблюдаемых и будущих изменений ледового режима рек

В 1990-х гг. были обобщены сведения о наблюдаемых изменениях ледового режима на реках России по гидрологическим районам за период 1893–1991 гг. [14, 29]. Хотя для большей части Арктической зоны изменения сроков ледовых явлений были статистически не значимы (проверка критериями инверсий и Спирмена) отмечено, что смещение дат появления льда происходит вслед за изменениями температур воздуха в предшествующий месяц.

В условиях меняющегося климата важным стал вопрос о возможных изменениях характеристик опасных ледовых явлений – заторов и зажоров. Исследователи отмечали, что рост зимних температур воздуха приводит к выпадению жидких осадков, вскрытию и образованию заторов в зимний период [37]. Катастрофические заторы могут формироваться в годы, характеризующиеся высокими осенними уровнями воды и образованием зажоров. С другой стороны, в годы с низкими расходами воды в период вскрытия заторных наводнений не наблюдается, хотя период очищения при этом растягивается. Перечисленные неблагоприятные тенденции наблюдаются на реках европейского сектора Арктики [22].

В рамках проекта Арктического Совета SWIPA (Snow, Water, Ice, Permafrost in the Arctic – снег, вода, лед, вечная мерзлота в Арктике) в 2008-2011 гг. международной группой ученых обобщены основные результаты исследований об изменениях ледового режима рек Арктики и последствий этих изменений. Проект стал продолжением программы ACIA (Arctic Climate Impact Assessment – Оценка климатических воздействий в Арктике), результаты которой были опубликованы в 2005 г. В статье [46] не только указано на смещение сроков ледовых явлений, но и показаны связи этих изменений с глобальными процессами в атмосфере. Более частые вторжения холодных воздушных масс привели к росту продолжительности ледовых явлений на северо-востоке Канады. Для северо-запада Северной Америки напротив характерно частое вторжение теплого Тихоокеанского воздуха, что привело к сокращению ледового периода на реках.

Оценку наблюдаемых изменений ледового режима арктических рек осложняет ограниченность данных наблюдений во времени и пространстве. В работе [43] смоделированы значения сроков ледовых явлений и толщины льда за период 1979–2009 гг. с использованием метеорологических данных WATCH Forcing-Data ERA-Interim с пространственным разрешением 0,5⁰ по широте и долготе и временным шагом 3 ч. Осреднение полученных значений по территории позволяет исключить влияние локальных факторов и сравнивать наблюдаемые изменения по регионам. Отмечено, что различия в изменениях толщины льда связаны с разным режимом накопления высоты снежного покрова. Так для рек Восточной Сибири толщина льда может оказаться выше из-за малых сумм зимних осадков по сравнению с аналогичной территорией в Северной Америке.

Существующие локальные современные обобщения сведений о ледовом режиме содержат более детальную информацию о наблюдаемых изменениях. Например, в дельте р. Маккензи рост средней зимней температуры воздуха составил +5,3⁰. Благодаря снижению высоты снега на льду толщина льда изменилась слабо. Смещение сроков вскрытия в дельте, по мнению исследователей, связано, прежде всего с ростом температур воздуха в этот период и в меньшей степени с изменениями водного режима [41]. В устьевой области р. Енисей изменение сроков начала весеннего ледохода и очищения ото льда статистически не значимы, лишь для гп Сопочная Карга сроки вскрытия смещаются к более ранним [33].

Параллельно с оценками наблюдаемых изменений ледового режима рек встал вопрос о дальнейших последствиях изменений климата. Несмотря на разработанные модели формирования ледового режима использование их для оценок изменений сроков ледовых явлений при различных климатических сценариях не всегда оправдано. В работе [10] предлагается для решения подобных задач использовать упрощенные зависимости сроков ледовых явлений от средних температур воздуха предшествующего месяца. Для весенних сроков необходимо также учитывать возможное изменение расходов воды в этот период, а также изменение суровости зимы и толщины льда к концу ледостава. При равномерном увеличении температуры воздуха на 2⁰С сроки появления льда сместятся на 6–8 сут. на реках европейского сектора Арктики и менее чем на 4 сут. – в Сибири. Сроки вскрытия ожидаются на 7 сут. ранее для низовий Северной Двины и Печоры и на 4–6 сут. раннее на реках севера Западной Сибири [10].

Для рек севера Канады возможное смещение сроков ледовых явлений по сценарию A2 оценено согласно предполагаемому смещению изотермы 0⁰C. К середине XXI в. ожидалось смещение сроков вскрытия 6–10 сут. и сроков появления льда на 10–12 сут. [45]. В статье [36] рассчитан отклик ледового режима для таких же возможных климатических изменений по длине р. Пис (the Peace River) с использованием одномерной гидродинамической модели River1D, дополненной термическими и ледовыми блоками. Отмечается, что полученные оценки следует считать приближенными из-за существенной неопределенности климатических моделей.

Для северных территорий России оценено изменение продолжительности ледовых явлений, ледостава и максимальной толщины льда для сценария RCP 8.5 к концу XXI в. с использованием зависимостей элементов ледового режима от суммы отрицательных температур воздуха, характеристик оттепелей и количества твердых осадков [35]. Расчеты проводились по сетке с пространственным разрешением 1,75⁰ широты и долготы. Предполагается, что сокращение продолжительности ледовых явлений для низовий Северной Двина и Печоры составит 80 сут., а для Восточной Сибири – около 30 сут., толщина льда на реках европейского сектора Арктики уменьшится на 30–40%.

Заключение

Интенсивное изучение ледового режима рек Арктической зоны начато в 1930-х гг. в связи с развитием судоходства по Северному морскому пути: в этот период проводились изыскания Севпортиза, экспедиции Арктического института, открывались новые полярные станции и гидрологические посты. С 1940-х гг. начат регулярный выпуск ледовых прогнозов по рекам исследуемой территории. Материалы ледовых авиаразведок в низовьях сибирских рек, проводившихся регулярно с 1958 г., помогали составлению краткосрочных прогнозов, послужили уникальной основой для Каталога заторных и зажорных участков рек. С 1970-х гг. авиаобследования сопровождались аэротермосъемкой и использованием радиолокаторов. После 1980-х гг. началось сокращение сети гидрологических постов, а в 1992 г. прекратились регулярные авиаразведки. В настоящее время в ледовых исследованиях рек Арктики используются как оптические, так радиолокационные космические снимки. Существуют автоматические алгоритмы определения сроков вскрытия по временным сериям MODIS и AVHRR. В целях оперативного мониторинга совместно используют данных нескольких спутников (MODIS, Landsat-8, RADARSAT-2, TERRASAR-X и т.д.).

Разработанные методы расчета элементов ледового режима рек в последствии нашли применение для оценки последствий антропогенных воздействий и изменений климата. Исследователи отмечают, что при осуществлении перечисленных сценариев не только смещаются сроки ледовых явлений, но меняется режим образования заторов. Катастрофические наводнения наблюдаются в годы, характеризующиеся высокими осенними уровнями воды, зажорами и зимними вскрытиями.

Библиография
1.
Агафонова С.А., Василенко А.Н., Мироненко А.А., Фролова Н.Л. Ледовый режим и его опасные проявления на реках Арктической зоны России // Труды V всероссийской конференции Ледовые и термические процессы на водных объектах России. М.: РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева, 2016. С. 15–21.
2.
Агафонова С. А., Фролова Н. Л., Василенко А. Н., Широкова В. А. Ледовый режим и опасные гидрологические явления на реках арктической зоны европейской территории России // Вестник Московского университета. Серия 5: География, 2016. № 6. С. 41–48.
3.
Антонов В. С. Возможные изменения гидрологического режима низовьев Енисея при зарегулировании стока // Труды ААНИИ, 1972. Т. 297. С. 5–19.
4.
Антонов В. С. Возможные изменения гидрологического режима р. Лены при зарегулировании ее стока // Труды ААНИИ, 1967. Т. 278. С. 66–71.
5.
Антонов В. С., Иванов В. В., Налимов Ю. В. Распределение весенних заторов на реках арктической зоны Сибири // Труды ААНИИ, 1972. Т. 297. С. 116–122.
6.
Антонов В. С., Иванов В. В., Налимов Ю. В. Типовые особенности ледового режима северных рек арктической зоны // Проблемы Арктики и Антарктики, 1964. Вып. 15. С.11–17.
7.
Антонов В. С., Соловьева З. С., Усанкина Г. Е. Методические основы долгосрочных ледовых прогнозов для устьев арктических рек // Проблемы Арктики и Антарктики, 1977. Вып. 50. С. 63–66.
8.
Белов М. И. История открытия и освоения Северного Морского пути. Т.4. Л.: Гидрометеорологическое издательство. 1969. 617 с.
9.
Богородский В. В., Иванов В. В., Мартынова Е. А., Налимов Ю. В. Результаты применения инфракрасной аппаратуры для исследования гидрологических объектов // Труды IV Всесоюзного гидрологического съезда. Т. 5. Л.: Гидрометеоиздат, 1975. С.268–272.
10.
Борщ С. В., Гинзбург Б. М., Солдатова И. И. Оценка влияния глобального потепления на сроки появления льда и разрешения ледяного покрова на основе совместного использования моделей формирования ледового и водного режимов // Метеорология и гидрология, 1998. №5. С. 97–105.
11.
Геоэкологическое состояние арктического побережья России и безопасность природопользования. М.:ГЕОС. 2007. 585 с.
12.
Гидрология устьевой области Северной Двины. М.: Гидрометеоиздат, 1965. 376 с.
13.
Гинзбург Б. М. Влияние температуры поверхности океанов на сроки замерзания и вскрытия рек. Методы его учета в прогнозах. СПб: Гидрометеоиздат. 2005. 99 с.
14.
Гинзбург Б. М., Полякова К. Н., Солдатова И. И. Вековые изменения сроков появления льда на реках и их связь с изменениями климата // Метеорология и гидрология, 1992. №12, С. 71–79.
15.
Демиденко Н. А. Современные особенности гидрологического режима устьевых областей рек бассейна Белого моря // Меняющийся климат и социально-экономический потенциал Российской Арктики. Т. 2. М.:Лига-Вент Москва, 2016. С. 95–145.
16.
Донченко Р. В. Ледовый режим рек СССР. Л.: Гидрометеоиздат. 1987. 247 с.
17.
Доронина Н. А., Иванов В. В., Налимов Ю. В. Результаты исследования ледового режима устьевых областей рек арктической зоны // Труды IV Всесоюзного гидрологического съезда. Т.6. Л.: Гидрометеоиздат, 1976. С. 284–291
18.
Иванов В. В. Основные итоги и очередные задачи исследований низовьев и устьевых областей крупных рек Арктики // Проблемы Арктики и Антарктики, 1978. Вып. 54. С. 30–41
19.
Иванов В. В., Комов Н. И. К методике ледовой авиаразведки в низовьях сибирских рек //Труды ААНИИ, 1970. Т. 290. С.56–70.
20.
Иванов В. В., Соловьева З. С., Антонова Л. В., Мордвинцева Е. А. Результаты научно-оперативного обеспечения народного хозяйства ледовыми прогнозами по низовьям и устьям рек Сибири в X пятилетке // Труды АААНИ, 1984. т. 394. С. 75–80.
21.
Иванов В. В., Третьяков М. В. Проблемы восстановления и развития системы гидрометеорологических наблюдений в устьевых областях рек арктической зоны как основы государственного мониторинга этих поверхностных водных объектов // Общество. Среда. Развитие, 2015. № 4. С. 151–160.
22.
Козлов Д. В., Бузин В. А., Фролова Н. Л. и др. Опасные ледовые явления на реках и водохранилищах России. М.: РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева. 2015. 348 с.
23.
Лупачев Ю. В. Гидрологические условия устьевой области Печоры и их возможные изменения при изъятии части стока из бассейна // Труды ГОИН, 1979. Вып. 143. С. 49–68.
24.
Лупачев Ю. В. Особенности динамики весенних ледоходов и заторов льда в устьях Северной Двины и Печоры // Водные ресурсы, 2001. Т. 28, №2. С. 245–249.
25.
Лупачев Ю. В., Скрипник Е. Н., Кучейко А. А. Опыт космического мониторинга развития весеннего половодья на реке Северная Двина в 2010 г. // Земля из Космоса, 2010. Вып. 6. С. 57–68.
26.
Налимов Ю. В, Изменение ледовых условий в устьевой области Оби после переброски части вод в Среднюю Азию // Проблемы Арктики и Антарктики, 1980. Вып. 55. С. 49–53.
27.
Налимов Ю. В. Теплобалансовые расчеты элементов ледового режима устьевых взморий сибирских рек // Труды V Всесоюзного гидрологического съезда. Т.9. Л.: Гидрометеоиздат, 1990. С. 182–189.
28.
Налимов Ю. В., Ильина А. Н. Ледовые процессы в устьевых областях крупных рек бассейна Карского моря (с использованием дистанционного зондирования) // Труды IV Всероссийской конференции «Ледовые и термические процессы на водных объектах России». Рыбинск: КЮГ, 2013. С. 31–38.
29.
Солдатова И. И. О сроках ледовых явлений на реках в условиях современного климата // Метеорология и гидрология, 1996. №4. С.87–94.
30.
Соловьева З. С. Долгосрочные прогнозы вскрытия низовьев и устьев арктических рек Сибири и их оправдываемость // Труды ААНИИ, 1976. Т. 314. С. 44–50.
31.
Третьяков М. В. К моделированию гидрологических процессов в эстуариях с ледовым покровом // Проблемы Арктики и Антарктики, 2008. №2 (79). С. 67‒74.
32.
Федорова И. В., Романов С. Г., Алексеева Н. К., Большиянов Д. Ю., Макушин М. А., Шадрина А. А., Четверова А. А., Скороспехова Т. В. Особенности ледового и гидродинамического режима водных объектов дельты реки Лены // Труды V всероссийской конференции Ледовые и термические процессы на водных объектах России. М. РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева, 2016. С.428–433.
33.
Шевнина Е. В., Соловьева З. С. Многолетняя изменчивость и прогнозы сроков весенних ледовых фаз в устьевой области реки Енисей // Проблемы Арктики и Антарктики, 2008. №2(79). С. 49–56.
34.
Штанников А. В., Муждаба О. В. Состояние и перспективы развития наблюдательной гидрологической сети в Арктической зоне РФ // Труды II Всероссийской конференции «Гидрометеорология и экология: достижения и перспективы развития». СПб.:ХИМИЗДАТ, 2018. С. 730–733.
35.
Agafonova S. A., Frolova N. L., Surkova S. V., Koltermann K. P. Modern characteristics of the ice regime of Russian arctic rivers and their possible changes in the 21st century // GEOGRAPHY, ENVIRONMENT, SUSTAINABILITY, 2017. Vol. 10, №. 4. P. 4–15. doi: 10.24057/2071-9388-2017-10-4-4-15
36.
Andrishak R., Hicks F. Simulating the effects of climate change on the ice regime of the Peace River. //Canadian Journal of Civil Engineering, 2008. Vol. 35. P. 461–472. doi: 10.1139/L07-129
37.
Beltaos S., Prowse T. D. Climate impacts on extreme ice jam events in Canadian rivers. // Hydrological Science Journal, 2001, Vol. 46. Is. 1. P. 157–182. doi: 10.1080/02626660109492807
38.
Cooley S., Pavelsky T. Spatial and temporal patterns in Arctic river ice breakup revealed by automated ice detection from MODIS imagery // Remote sensing of environment, 2016. Vol. 175. P. 310–322. doi: 10.1016/j.rse.2016.01.004
39.
Gauthier Y., Hardy S., Gutiérrez C., Padel A., Gaudreau J., Poulin J., Jasek M., Bernier M., Gomez H., Roth A. IceFRONT: Integration of radar and optical images for operational river freeze-up monitoring // 18th Workshop on the Hydraulics of Ice Covered Rivers, 2015.
40.
Jasek M., Marko J., Fissel D., Clarke M., Buermans J., Paslawski K. Instrument for detecting freeze-up, mid-winter and break-up ice processes in rivers // 13th Workshop on the Hydraulics of Ice Covered Rivers, 2005.
41.
Lesack L., Marsh P., , Hicks F., Forbes D. Local spring warming drives earlier river-ice breakup in a large Arctic Delta // Geophysical Research Letters, 2014. Vol. 41, Is. 5, P. 1560–1567. doi:10.1002/2013GL058761
42.
Mahabir C., Robichaud C., Hicks F., Fayek A. R. Regression and Fuzzy Logic Based Ice Jam Flood Forecasting // Cold Region Atmospheric and Hydrologic Studies. The Mackenzie GEWEX, 2008. P. 307–325. doi:10.1007/978-3-540-75136-6_16
43.
Park H., Yoshikawa Y., Oshima K., Kim Y., Ngo-Duc T., Kimball J.S., Yang D. Quantification of warming climate-induced changes in terrestrial Arctic river ice thickness and phenology // Journal of Climate, 2016. Vol. 29. Is. 5. P.1733–1754. doi: 10.1175/JCLI-D-15-0569.1
44.
Pavelsky T.M., Smith L.C. Spatial and temporal patterns in Arctic river ice breakup observed with MODIS and AVHRR time series //Remote sensing of environment, 2004. Vol. 93. P. 328–338. doi:10.1016/j.rse.2004.07.018
45.
Prowse T. D., Bonsal B. R., Duguay C. R., Lacroix M. P. River-ice break-up/freeze-up: A review of climatic drivers, historical trends and future predictions // Annals of Glaciology, 2007. Vol. 26. P.443–451. doi: 10.3189/172756407782871431
46.
Prowse, T.D., Alfredsen K., Beltaos S., Bonsal B.R., Duguay C., Korhola A., McNamara J., Pienitz R., et al. Past and future changes in Arctic lake and river ice. // AMBIO A Journal of the Human Environment, 2011. Vol. 40. P. 53–62. doi:10.1007/s13280-011-0216-7
47.
Weber F., Nixon D., Hurley J. Semi-automated classification of river ice types on the Peace River using RADARSAT-1 synthetic aperture radar (SAR) imagery // Canadian Journal of Civil Engineering, 2003. Vol. 30. Is. 1. P. 11–27. doi: 10.1139/l02-073
References (transliterated)
1.
Agafonova S.A., Vasilenko A.N., Mironenko A.A., Frolova N.L. Ledovyi rezhim i ego opasnye proyavleniya na rekakh Arkticheskoi zony Rossii // Trudy V vserossiiskoi konferentsii Ledovye i termicheskie protsessy na vodnykh ob''ektakh Rossii. M.: RGAU-MSKhA imeni K.A. Timiryazeva, 2016. S. 15–21.
2.
Agafonova S. A., Frolova N. L., Vasilenko A. N., Shirokova V. A. Ledovyi rezhim i opasnye gidrologicheskie yavleniya na rekakh arkticheskoi zony evropeiskoi territorii Rossii // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 5: Geografiya, 2016. № 6. S. 41–48.
3.
Antonov V. S. Vozmozhnye izmeneniya gidrologicheskogo rezhima nizov'ev Eniseya pri zaregulirovanii stoka // Trudy AANII, 1972. T. 297. S. 5–19.
4.
Antonov V. S. Vozmozhnye izmeneniya gidrologicheskogo rezhima r. Leny pri zaregulirovanii ee stoka // Trudy AANII, 1967. T. 278. S. 66–71.
5.
Antonov V. S., Ivanov V. V., Nalimov Yu. V. Raspredelenie vesennikh zatorov na rekakh arkticheskoi zony Sibiri // Trudy AANII, 1972. T. 297. S. 116–122.
6.
Antonov V. S., Ivanov V. V., Nalimov Yu. V. Tipovye osobennosti ledovogo rezhima severnykh rek arkticheskoi zony // Problemy Arktiki i Antarktiki, 1964. Vyp. 15. S.11–17.
7.
Antonov V. S., Solov'eva Z. S., Usankina G. E. Metodicheskie osnovy dolgosrochnykh ledovykh prognozov dlya ust'ev arkticheskikh rek // Problemy Arktiki i Antarktiki, 1977. Vyp. 50. S. 63–66.
8.
Belov M. I. Istoriya otkrytiya i osvoeniya Severnogo Morskogo puti. T.4. L.: Gidrometeorologicheskoe izdatel'stvo. 1969. 617 s.
9.
Bogorodskii V. V., Ivanov V. V., Martynova E. A., Nalimov Yu. V. Rezul'taty primeneniya infrakrasnoi apparatury dlya issledovaniya gidrologicheskikh ob''ektov // Trudy IV Vsesoyuznogo gidrologicheskogo s''ezda. T. 5. L.: Gidrometeoizdat, 1975. S.268–272.
10.
Borshch S. V., Ginzburg B. M., Soldatova I. I. Otsenka vliyaniya global'nogo potepleniya na sroki poyavleniya l'da i razresheniya ledyanogo pokrova na osnove sovmestnogo ispol'zovaniya modelei formirovaniya ledovogo i vodnogo rezhimov // Meteorologiya i gidrologiya, 1998. №5. S. 97–105.
11.
Geoekologicheskoe sostoyanie arkticheskogo poberezh'ya Rossii i bezopasnost' prirodopol'zovaniya. M.:GEOS. 2007. 585 s.
12.
Gidrologiya ust'evoi oblasti Severnoi Dviny. M.: Gidrometeoizdat, 1965. 376 s.
13.
Ginzburg B. M. Vliyanie temperatury poverkhnosti okeanov na sroki zamerzaniya i vskrytiya rek. Metody ego ucheta v prognozakh. SPb: Gidrometeoizdat. 2005. 99 s.
14.
Ginzburg B. M., Polyakova K. N., Soldatova I. I. Vekovye izmeneniya srokov poyavleniya l'da na rekakh i ikh svyaz' s izmeneniyami klimata // Meteorologiya i gidrologiya, 1992. №12, S. 71–79.
15.
Demidenko N. A. Sovremennye osobennosti gidrologicheskogo rezhima ust'evykh oblastei rek basseina Belogo morya // Menyayushchiisya klimat i sotsial'no-ekonomicheskii potentsial Rossiiskoi Arktiki. T. 2. M.:Liga-Vent Moskva, 2016. S. 95–145.
16.
Donchenko R. V. Ledovyi rezhim rek SSSR. L.: Gidrometeoizdat. 1987. 247 s.
17.
Doronina N. A., Ivanov V. V., Nalimov Yu. V. Rezul'taty issledovaniya ledovogo rezhima ust'evykh oblastei rek arkticheskoi zony // Trudy IV Vsesoyuznogo gidrologicheskogo s''ezda. T.6. L.: Gidrometeoizdat, 1976. S. 284–291
18.
Ivanov V. V. Osnovnye itogi i ocherednye zadachi issledovanii nizov'ev i ust'evykh oblastei krupnykh rek Arktiki // Problemy Arktiki i Antarktiki, 1978. Vyp. 54. S. 30–41
19.
Ivanov V. V., Komov N. I. K metodike ledovoi aviarazvedki v nizov'yakh sibirskikh rek //Trudy AANII, 1970. T. 290. S.56–70.
20.
Ivanov V. V., Solov'eva Z. S., Antonova L. V., Mordvintseva E. A. Rezul'taty nauchno-operativnogo obespecheniya narodnogo khozyaistva ledovymi prognozami po nizov'yam i ust'yam rek Sibiri v X pyatiletke // Trudy AAANI, 1984. t. 394. S. 75–80.
21.
Ivanov V. V., Tret'yakov M. V. Problemy vosstanovleniya i razvitiya sistemy gidrometeorologicheskikh nablyudenii v ust'evykh oblastyakh rek arkticheskoi zony kak osnovy gosudarstvennogo monitoringa etikh poverkhnostnykh vodnykh ob''ektov // Obshchestvo. Sreda. Razvitie, 2015. № 4. S. 151–160.
22.
Kozlov D. V., Buzin V. A., Frolova N. L. i dr. Opasnye ledovye yavleniya na rekakh i vodokhranilishchakh Rossii. M.: RGAU-MSKhA imeni K.A. Timiryazeva. 2015. 348 s.
23.
Lupachev Yu. V. Gidrologicheskie usloviya ust'evoi oblasti Pechory i ikh vozmozhnye izmeneniya pri iz''yatii chasti stoka iz basseina // Trudy GOIN, 1979. Vyp. 143. S. 49–68.
24.
Lupachev Yu. V. Osobennosti dinamiki vesennikh ledokhodov i zatorov l'da v ust'yakh Severnoi Dviny i Pechory // Vodnye resursy, 2001. T. 28, №2. S. 245–249.
25.
Lupachev Yu. V., Skripnik E. N., Kucheiko A. A. Opyt kosmicheskogo monitoringa razvitiya vesennego polovod'ya na reke Severnaya Dvina v 2010 g. // Zemlya iz Kosmosa, 2010. Vyp. 6. S. 57–68.
26.
Nalimov Yu. V, Izmenenie ledovykh uslovii v ust'evoi oblasti Obi posle perebroski chasti vod v Srednyuyu Aziyu // Problemy Arktiki i Antarktiki, 1980. Vyp. 55. S. 49–53.
27.
Nalimov Yu. V. Teplobalansovye raschety elementov ledovogo rezhima ust'evykh vzmorii sibirskikh rek // Trudy V Vsesoyuznogo gidrologicheskogo s''ezda. T.9. L.: Gidrometeoizdat, 1990. S. 182–189.
28.
Nalimov Yu. V., Il'ina A. N. Ledovye protsessy v ust'evykh oblastyakh krupnykh rek basseina Karskogo morya (s ispol'zovaniem distantsionnogo zondirovaniya) // Trudy IV Vserossiiskoi konferentsii «Ledovye i termicheskie protsessy na vodnykh ob''ektakh Rossii». Rybinsk: KYuG, 2013. S. 31–38.
29.
Soldatova I. I. O srokakh ledovykh yavlenii na rekakh v usloviyakh sovremennogo klimata // Meteorologiya i gidrologiya, 1996. №4. S.87–94.
30.
Solov'eva Z. S. Dolgosrochnye prognozy vskrytiya nizov'ev i ust'ev arkticheskikh rek Sibiri i ikh opravdyvaemost' // Trudy AANII, 1976. T. 314. S. 44–50.
31.
Tret'yakov M. V. K modelirovaniyu gidrologicheskikh protsessov v estuariyakh s ledovym pokrovom // Problemy Arktiki i Antarktiki, 2008. №2 (79). S. 67‒74.
32.
Fedorova I. V., Romanov S. G., Alekseeva N. K., Bol'shiyanov D. Yu., Makushin M. A., Shadrina A. A., Chetverova A. A., Skorospekhova T. V. Osobennosti ledovogo i gidrodinamicheskogo rezhima vodnykh ob''ektov del'ty reki Leny // Trudy V vserossiiskoi konferentsii Ledovye i termicheskie protsessy na vodnykh ob''ektakh Rossii. M. RGAU-MSKhA imeni K.A. Timiryazeva, 2016. S.428–433.
33.
Shevnina E. V., Solov'eva Z. S. Mnogoletnyaya izmenchivost' i prognozy srokov vesennikh ledovykh faz v ust'evoi oblasti reki Enisei // Problemy Arktiki i Antarktiki, 2008. №2(79). S. 49–56.
34.
Shtannikov A. V., Muzhdaba O. V. Sostoyanie i perspektivy razvitiya nablyudatel'noi gidrologicheskoi seti v Arkticheskoi zone RF // Trudy II Vserossiiskoi konferentsii «Gidrometeorologiya i ekologiya: dostizheniya i perspektivy razvitiya». SPb.:KhIMIZDAT, 2018. S. 730–733.
35.
Agafonova S. A., Frolova N. L., Surkova S. V., Koltermann K. P. Modern characteristics of the ice regime of Russian arctic rivers and their possible changes in the 21st century // GEOGRAPHY, ENVIRONMENT, SUSTAINABILITY, 2017. Vol. 10, №. 4. P. 4–15. doi: 10.24057/2071-9388-2017-10-4-4-15
36.
Andrishak R., Hicks F. Simulating the effects of climate change on the ice regime of the Peace River. //Canadian Journal of Civil Engineering, 2008. Vol. 35. P. 461–472. doi: 10.1139/L07-129
37.
Beltaos S., Prowse T. D. Climate impacts on extreme ice jam events in Canadian rivers. // Hydrological Science Journal, 2001, Vol. 46. Is. 1. P. 157–182. doi: 10.1080/02626660109492807
38.
Cooley S., Pavelsky T. Spatial and temporal patterns in Arctic river ice breakup revealed by automated ice detection from MODIS imagery // Remote sensing of environment, 2016. Vol. 175. P. 310–322. doi: 10.1016/j.rse.2016.01.004
39.
Gauthier Y., Hardy S., Gutiérrez C., Padel A., Gaudreau J., Poulin J., Jasek M., Bernier M., Gomez H., Roth A. IceFRONT: Integration of radar and optical images for operational river freeze-up monitoring // 18th Workshop on the Hydraulics of Ice Covered Rivers, 2015.
40.
Jasek M., Marko J., Fissel D., Clarke M., Buermans J., Paslawski K. Instrument for detecting freeze-up, mid-winter and break-up ice processes in rivers // 13th Workshop on the Hydraulics of Ice Covered Rivers, 2005.
41.
Lesack L., Marsh P., , Hicks F., Forbes D. Local spring warming drives earlier river-ice breakup in a large Arctic Delta // Geophysical Research Letters, 2014. Vol. 41, Is. 5, P. 1560–1567. doi:10.1002/2013GL058761
42.
Mahabir C., Robichaud C., Hicks F., Fayek A. R. Regression and Fuzzy Logic Based Ice Jam Flood Forecasting // Cold Region Atmospheric and Hydrologic Studies. The Mackenzie GEWEX, 2008. P. 307–325. doi:10.1007/978-3-540-75136-6_16
43.
Park H., Yoshikawa Y., Oshima K., Kim Y., Ngo-Duc T., Kimball J.S., Yang D. Quantification of warming climate-induced changes in terrestrial Arctic river ice thickness and phenology // Journal of Climate, 2016. Vol. 29. Is. 5. P.1733–1754. doi: 10.1175/JCLI-D-15-0569.1
44.
Pavelsky T.M., Smith L.C. Spatial and temporal patterns in Arctic river ice breakup observed with MODIS and AVHRR time series //Remote sensing of environment, 2004. Vol. 93. P. 328–338. doi:10.1016/j.rse.2004.07.018
45.
Prowse T. D., Bonsal B. R., Duguay C. R., Lacroix M. P. River-ice break-up/freeze-up: A review of climatic drivers, historical trends and future predictions // Annals of Glaciology, 2007. Vol. 26. P.443–451. doi: 10.3189/172756407782871431
46.
Prowse, T.D., Alfredsen K., Beltaos S., Bonsal B.R., Duguay C., Korhola A., McNamara J., Pienitz R., et al. Past and future changes in Arctic lake and river ice. // AMBIO A Journal of the Human Environment, 2011. Vol. 40. P. 53–62. doi:10.1007/s13280-011-0216-7
47.
Weber F., Nixon D., Hurley J. Semi-automated classification of river ice types on the Peace River using RADARSAT-1 synthetic aperture radar (SAR) imagery // Canadian Journal of Civil Engineering, 2003. Vol. 30. Is. 1. P. 11–27. doi: 10.1139/l02-073

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования рассмотрен автором в интересном ракурсе, что, несомненно, привлечет внимание научной общественности. Автором показано, что интенсивное изучение ледового режима рек Арктической зоны начато в 1930-х гг. в связи с развитием судоходства по Северному морскому пути: в этот период проводились изыскания Севпортиза, экспедиции Арктического института, открывались новые полярные станции и гидрологические посты. С 1940-х гг. начат регулярный выпуск ледовых прогнозов по рекам исследуемой территории. Подчеркивается, что материалы ледовых авиаразведок в низовьях сибирских рек, проводившихся регулярно с 1958 г., помогали составлению краткосрочных прогнозов, послужили уникальной основой для Каталога заторных и зажорных участков рек. С 1970-х гг. авиаобследования сопровождались аэротермосъемкой и использованием радиолокаторов. После 1980-х гг. началось сокращение сети гидрологических постов, а в 1992 г. прекратились регулярные авиаразведки. В настоящее время в ледовых исследованиях рек Арктики используются как оптические, так радиолокационные космические снимки. Существуют автоматические алгоритмы определения сроков вскрытия по временным сериям MODIS и AVHRR. В целях оперативного мониторинга совместно используют данных нескольких спутников (MODIS, Landsat-8, RADARSAT-2, TERRASAR-X и т.д.). Методы, которыми оперировал автор (в частности исторического анализа текстов), позволили ему раскрыть заявленную тему в полном объеме. Публикация может вызвать большой интерес у аудитории журнала. Статья содержит признаки существенной научной новизны, так как в ней выделены наиболее перспективные направления современных ледовых исследований рек в России и за рубежом: использование космических снимков, развитие новых подходов в ледовых прогнозах, оценки отклика ледового режима на изменение климата. Данная статья характеризуется логической последовательностью, упорядоченной системой связи между частями исследования, что свидетельствует о научном стиле изложения; в не выделяются параграфы и подпараграфы, что дает наглядное и последовательное представление материала. Библиография статьи обширна (47 ссылок) и дает хорошее представление о выбранной автором теме исследования. Представленный автором обзор работ других исследователей по схожей тематике, в достаточной мере дает представление о текущем состоянии рассматриваемой научной проблемы. Суждения автора ясно выражены, четко сформулированы, между ними есть соответствующие логические связи. Статья рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"