Статья 'Использование позитивного опыта организации и осуществление народного контроля власти в СССР в процессе оптимизации общественного контроля в Российской Федерации (конституционно-правовой анализ)' - журнал 'Право и политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Использование позитивного опыта организации и осуществление народного контроля власти в СССР в процессе оптимизации общественного контроля в Российской Федерации (конституционно-правовой анализ)

Гончаров Виталий Викторович

кандидат юридических наук

доцент кафедры государственного и международного права ФГБОУ ВО "Кубанский государственный аграрный университете им. И.Т. Трубилина", исполнительный директор юридической консалтинговой корпорации "Ассоциация независимых правозащитников"

350051, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Гаражная, 93

Goncharov Vitalii Viktorovich

PhD in Law

Associate Professor at the Department of State and International Law of Kuban State Agrarian University named after I. T. Trubilin, Executive Director of the Legal Consulting Corporation "Association of independent human rights defenders"

350051, Russia, Krasnodarskii krai, g. Krasnodar, ul. Garazhnaya, 93

niipgergo2009@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2019.5.27942

Дата направления статьи в редакцию:

11-11-2018


Дата публикации:

29-05-2019


Аннотация.

Полноценная реализация и защита прав, свобод и законных интересов граждан России и реализация на практике конституционных принципов народовластия и участия народа в управлении государственными делами требует постоянного совершенствования системы правового регулирования институтов гражданского общества в нашей стране. Одной из базовых гарантий всестороннего функционирования и развития гражданского общества в демократическом государстве выступает институт общественного контроля. Оптимизация процессов организации и функционирования общественного контроля в Российской Федерации предполагает использование положительного опыта организации и осуществления данного института в нашей стране на более ранних исторических этапах ее развития. В связи с этим, особую актуальность и значимость приобретает исследование опыта института народного контроля власти в СССР. В исследовании использовался ряд научных методов, в частности: обобщение; исторический; системный; сравнение; моделирование; аналогия; анализ; сравнительно-правовой; историко-правовой; правового прогнозирования; оценки; классификации. Данная статья посвящена сравнительно-правовому исследованию институтов общественного контроля власти в Российской Федерации и народного контроля власти в СССР на предмет использования позитивного опыта последнего. В связи с этим, в работе проведен сравнительно-правовой анализ нормативно-правовой базы общественного и народного контроля власти, сопоставлены их понятия, принципы, задачи, объекты, состав и полномочия субъектов, юридическая сила и характер принимаемых ими решений. Это позволило определить пределы использования опыта народного контроля власти в СССР в процессе оптимизации общественного контроля в России, сформулировав конкретные предложения и рекомендации.

Ключевые слова: народный контроль власти, общественный контроль, СССР, Российская Федерация, Конституция, оптимизация, конституционно-правовой анализ, позитивный опыт, сравнительно-правовой, народовластие

Abstract.

The full realization and protection of rights, freedoms and legitimate interests of the Russian citizens, as well as practical implementation of the constitutional principles of democracy and people’s participation in state administration requires constant improvement of the system of legal regulation of the civil society institutions in Russia. One of the basic guarantees of the balanced functioning and development of civil society in democratic state is the institution of public control. Optimization of the processes of organization and realization of public control in the Russian Federation suggests using the previous positive experience in this regards. Therefore, special relevance gains the examination of experience of the institution of people’s control in the Soviet Union. This article is dedicated to the comparative-legal study of the institutions of public control in the Russian Federation and people’s control in the Soviet Union with regards to application of positive experience of the latter. The author conducts a comparative-legal analysis of the regulatory framework of public and people’s control; pursues correlation between the concepts, principles, objectives, goals, composition and authorities of the subjects, as well as legal force and the character of decision-making. This allowed determining the limits in application of people’s control in the Soviet Union in the context of optimization of public control in the Russian Federation, formulating specific proposals and recommendations.

Keywords:

constitutional and legal analysis, optimization, Constitution, Russian Federation, USSR, public control, people's control of power, positive experience, comparative law, democracy

Представляется, что для оптимизации процессов формирования и функционирования общественного контроля в Российской Федерации необходимо использовать позитивный опыт организации и осуществления народного контроля власти в СССР. Ряд авторов совершенно справедливо отмечает, что в угаре антикоммунистических настроений после распада СССР положительный опыт формирования и функционирования института народного контроля в СССР был незаслуженно забыт, а его результаты в части, например, обеспечения законности в деятельности не только органов власти, но и хозяйствующих субъектов, не используется в современной практике общественного контроля власти. [1, с. 146-153; 2, с. 11-120; 3, с. 27-32]

При этом, эффективность народного контроля в СССР подтверждалась не только выявлением, предупреждением и пресечением нарушений социалистического законодательства, но и вполне реальной выгодой экономического характера. Так, органы народного контроля СССР только в 1983 году вскрыли более 34 тыс. случаев нарушения социалистического законодательства на производстве, [4] а в период 1980-1989 годов ими был выявлен ущерб, причиненный правонарушениями, совершенными в рамках деятельности советских предприятий, на сумму 18,3 млрд. руб. [5]Ряд авторов советского периода отмечал, например, особую эффективности народного контроля в строительной отрасли в силу ее значимости для поддержания темпов развития советской экономики, а также в связи с тем, что данная отрасль была одним из лидеров в экономике по числу правонарушений и преступлений, включая хищения социалистической собственности, и это требовало повышенного контроля общества по предупреждению и пресечению нарушений социалистической законности в ней. [6] Большую эффективность народный контроль показал и в обеспечении темпов развития промышленности, транспорта и связи. [7;8] Данные обстоятельства подтверждают уникальность опыта формирования и функционирования системы народного контроля в СССР.

В связи с этим, проведем сравнительно-правовой анализ нормативно-правовой базы общественного и народного контроля власти, сопоставив их понятия, принципы, задачи, объекты, состав и полномочия субъектов, юридическую силу и характер принимаемых ими решений. Это позволит определить пределы использования позитивного опыта организации и осуществления народного контроля власти в СССР в процессе оптимизации системы общественного контроля в Российской Федерации.

Анализ нормативно-правовой базы народного контроля власти в СССР показывает, что данный институт имел широкое закрепление в основном законе страны, и данное обстоятельство выгодно отличало его от правовой институционализации общественного контроля в Конституции Российской Федерации.

В частности, институт народного контроля власти упоминался прямо или косвенно в Конституции СССР в статье 3 (где декларировалась подотчётность народу всех органов государственной власти в соответствии с принципом демократического централизма, сочетающим единое руководство с инициативой и творческой активностью на местах), в статье 8 (в которой закреплялось право трудовых коллективов на участие в обсуждении и решении государственных и общественных дел, в планировании производства и социального развития, в подготовке и расстановке кадров, в обсуждении и решении вопросов управления предприятиями и учреждениями, улучшения условий труда и быта, использования средств, предназначенных для развития производства, а также на социально-культурные мероприятия и материальное поощрение), в статье 9 (где народный контроль объявлялся основой социалистической демократии, наряду с участием граждан в управлении делами государства и общества, повышением активности общественных организаций, расширением гласности, а также постоянным учетом общественного мнения), в статье 48 (согласно которой народный контроль закреплялся в качестве одной из возможностей, обеспечивающих право граждан СССР на участие в управлении государственными и общественными делами, в обсуждении и принятии законов и решений общегосударственного и местного значения), в статье 49 (которая обязывала должностных лиц под угрозой привлечения к ответственности к принятию необходимых мер в связи с предложениями и заявлениями граждан, внесёнными в государственные органы и общественные организации, содержащими критику недостатков их работы и предложения об улучшении деятельности), в статье 92 (где определялся порядок формирования советами народных депутатов органов народного контроля, сочетающего государственный контроль с общественным контролем трудящихся на предприятиях, в колхозах, учреждениях и организациях, а также закреплялись цели, задачи и формы народного контроля в связи с обеспечением контроля выполнения государственных планов и заданий, ведением борьбы с нарушениями государственной дисциплины, проявлениями местничества, ведомственного подхода к делу, с бесхозяйственностью и расточительством, волокитой и бюрократизмом, способствованием совершенствованию работы государственного аппарата), в статье 107 (закреплявшей право избирателей на отзыв депутатов советов всех уровней как обеспечительную меру в реализации народного контроля), в статье 126 (регулирующей вопросы формирования Комитета народного контроля СССР, возглавляющего систему органов народного контроля, а также предусматривающей необходимость принятия Закона о народном контроле СССР, детализирующего организацию и порядок деятельности всей системы органов народного контроля в стране), в статье 152 (закреплявшей право народа на контроль за деятельностью судей и народных заседателей путем их избрания и отзыва на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании). [9]

Конституция Российской Федерации, в отличие от Конституции СССР не закрепляет понятия общественного контроля, не формализует систему его органов, и не содержит указания на принятие отдельного федерального закона (или федерального конституционного закона), посвященного вопросам организации и деятельности системы органов общественного контроля власти в стране.

Это обстоятельство существенно снижает роль и значимость федеральных законов «Об Общественной палате Российской Федерации» от 04.04.2005 № 32-ФЗ и «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» от 21.07.2014 № 212-ФЗ[10; 11] по сравнению с предусмотренным Конституцией СССР Законом СССР «О народном контроле СССР» от 30.11.1979 № 1159-х, [12]а также многочисленных региональных законов и муниципальных нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы формирования и функционирования региональных и муниципальных общественных палат, а также организацию общественного контроля на уровне субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.

При создании Конституции Российской Федерации 1993 года совершенно незаслуженно был изъят раздел «Гражданское общество», содержавшийся в проекте, разработанном Конституционной комиссией Съезда народных депутатов РФ, [13] в котором рассматривались и вопросы общественного контроля власти. В связи с этим, представляется справедливым предложение профессора Ю.А. Дмитриева относительно того, что для конституционной институционализации общественного контроля в Российской Федерации следует «вместо точечных изменений внести в Конституцию РФ дополнительную главу 3.1 «Гражданское общество» … поскольку для наполнения этой главы конкретным содержанием необходимо длительное публичное обсуждение ее проекта с участием многих специалистов, ограничимся одним частным предложением: в этой главе должны быть определены формы, цели и методы, но главное - участники общественного контроля … и сделать это должны не бюрократические субъекты, как указано в Законе, а сами граждане страны». [14, с. 44]

Отсутствие конституционно-правового закрепления системы общественного контроля в Российской Федерации не только принижает его роль, сводя общественный контроль к вспомогательной деятельности, результаты которой носят для органов государственной власти и местного самоуправления, в основном, рекомендательно-информационный характер, но и препятствует построению единообразной нормативно-правовой базы регулирования деятельности по организации и осуществлению общественного контроля на уровне субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.

Необходимость нормативно-правового закрепления понятия народного контроля власти в СССР осознавалась и подчёркивалась еще основателем Советского государства В.И. Лениным, который отмечал, что «контроль без власти есть пустая фраза… для того чтобы контролировать нужно иметь власть».[15, с. 345-346]

Таким образом, народный контроль власти должен подкрепляться реальными полномочиями органов, его осуществляющих. В связи с этим, ключевым вопросом социалистической демократии объявлялась необходимость организации системы народного контроля власти на всех ее уровнях. [16, с. 696-7033; 17, с. 17-22]

При этом, детальное регламентирование народного контроля власти в советском законодательстве как гарантии и реального механизма реализации принципа народовластия и участия народа в управлении государственными делами оказало существенное влияние после Второй мировой войны на нормативно-правовое обеспечение общественного контроля в международном масштабе при образовании ООН и принятии Устава ООН и международных пактов о социальных и культурных, гражданских и политических правах.

Понятие народного контроля власти в СССР достаточно широко формулировалось в преамбуле Закона СССР «О народном контроле СССР» от 30.11.1979 № 1159-х, согласно которому «в Советском государстве, выражающем волю и интересы всего народа, право контроля принадлежит самому народу как единственному хозяину своей страны. Распространяясь на хозяйственную жизнь и социально-культурное строительство, на область производства и распределения, на деятельность государственного аппарата, народный контроль играет важную роль в осуществлении задач и функций Советского социалистического общенародного государства». [12]

В отличие от советского законодательства, Федеральный закон «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» от 21.07.2014 № 212-ФЗ не определяет народ в качестве субъекта общественного контроля, существенно ограничивает деятельность органов общественного контроля, сводя его цели к наблюдению за работой органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия, а также общественной проверке, анализу и общественной оценке издаваемых ими актов и принимаемых решений. [10; 11]

При этом, вне зоны деятельности общественного контроля в Российской Федерации оказываются (в отличие от народного контроля во времена СССР) деятельность общественных организаций (включая политические партии), производственно-распределительная деятельность, хозяйственная жизнь и социально-культурное строительство, осуществляемые частными хозяйствующими субъектами (юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и т.п.).

В советском законодательстве субъекты (органы) народного контроля были формализованы на более высоком уровне (прежде всего, в основном законе страны) и обладали большими полномочиями, чем субъекты общественного контроля в Российской Федерации.

Так, народный контроль СССР, сочетая в себе государственный контроль с общественным, предполагал, что в органы народного контроля будут входить как представители государственных органов, так и представители общественности. Например, согласно статье 1 Закона СССР «О народном контроле СССР» от 30.11.1979 № 1159-х в состав комитетов народного контроля входили представители государственных органов и общественных организаций, рабочие, колхозники, служащие, деятели науки и культуры, работники средств массовой информации, руководящие работники и активисты органов народного контроля. [12]

Однако ряд авторов отмечает то обстоятельство, что субъекты народного контроля в своей деятельности существенно зависели от мнения КПСС. В частности, А.Ю. Сунгуров отмечает: «Народный контроль, как и все остальные “общественные” организации, сам находился под плотным контролем КПСС. Значимость народного контроля и особое внимание КПСС к этой организации отражалась, в частности, в том, что председатель первичной организации народного контроля входил “по должности” в состав партийного бюро предприятия, наряду с председателем профкома. Народный контроль позволял выявлять определенные недостатки в производственном процессе, но в “строго определенных пределах”, пока выявленные факты не затрагивали интересы влиятельных лиц из партноменклатуры. Если же “народные контролеры” принимали свою деятельность слишком всерьез, их вскоре выводили из состава “постов НК”, а далее - могли перевести и в разряд кляузников и сутяжников». [18]

Но данный аргумент носит спорный характер, так как согласно ст. 3 Закона «О народном контроле в СССР» от 30.11.1979 № 1159-х, органы народного контроля призваны были вести систематическую проверку выполнения не только советских законов и решений Правительства, но, в первую очередь, директив партии. [12] Таким образом, в определенной степени в поле зрения органов народного контроля была деятельность низовых партийных организаций в части соблюдения последними директив центральных органов КПСС.

Анализ научной литературы советского периода показывает, что практическая деятельность органов народного контроля осуществлялась под руководством КПСС, являясь механизмом реализации партийных решений.[19] Тем более, что низовые организации народного контроля комплектовались преимущественно из членов партии и ВЛКСМ. Отчасти это было вызвано тем, что в последней Конституции СССР 1977 года в статье 6 Коммунистическая партия Советского Союза была определена в качестве руководящей и направляющей силы советского общества, ядра его политической системы, государственных и общественных организаций. [9] Следовательно, в последние годы существования СССР Коммунистической партии был придан надгосударственный статус, делавшее ее неподконтрольной со стороны органов государственной власти.

Однако, партийный контроль в отношении органов народного контроля несколько уравновешивался тем обстоятельством, что их деятельность осуществлялась также и под непосредственным руководством со сторон Советов народных депутатов всех уровней, а также Совета министров СССР (в отношении Комитета народного контроля СССР). [20] Это давало возможность органам народного контроля доводить информацию о результатах своей деятельности довольно широкому кругу должных лиц органов власти.

Так, согласно статье 12 вышеназванного закона, Комитет народного контроля СССР образовывался Верховным Советом СССР, а свою деятельность осуществлял под руководством Верховного Совета СССР, его Президиума и Совета Министров СССР, то есть один из основных органов народного контроля формировался и был подчинен государственным органам.[12]

Это обстоятельство перекликается с действующим Федеральным законом «Об Общественной палате Российской Федерации» от 04.04.2005 № 32-ФЗ, согласно которому в создании Общественной палаты страны и избрании ее членов основная роль также отводится органам государственной власти (например, Президенту Российской Федерации). [11]

Однако, процедуры формирования (создания) органов народного контроля низового звена в СССР предполагали большую их независимость от государственного аппарата по сравнению с субъектами общественного контроля в Российской Федерации. Так, согласно Закону «О народном контроле в СССР» от 30.11.1979 № 1159-х органы народного контроля всех уровней либо образовывались (избирались) на определённый срок (как правило, два с половиной года) Советами народных депутатов того или иного уровня, либо избирались на собраниях трудового коллектива на предприятиях, в колхозах, в учреждениях или организациях (то есть непосредственно населением). [12]

Кроме того, как отмечал ряд авторов советского периода, органы народного контроля и советы народных депутатов, которые состояли из представителей народа, не освобождённых от основной работы, имели возможность постоянного диалога, зачастую посты народного контроля формировались с участием депутатов местных поселковых и сельских советов, их помощников, что являлось механизмом обеспечения демократического управления и народовластия. [21]

Система органов народного контроля в СССР была представлена следующими уровнями: 1) Комитетом народного контроля СССР; 2) комитетами народного контроля союзных республик; 3) комитетами народного контроля автономных республик; 4) краевыми, областными комитетами народного контроля, комитетами народного контроля автономных областей и автономных округов, районными, городскими, районными в городах комитетами народного контроля; 5) группами народного контроля при поселковых, сельских Советах народных депутатов; 6) комитетами, группами и постами народного контроля на предприятиях, в колхозах, учреждениях и организациях; 7) народными контролерами. [12]При этом низовые звенья этой системы пронизывали практически всю систему общественных отношений в стране, не оставляя без внимания любые формы властного воздействия на граждан СССР.

Органами народного контроля велась обширная переписка с гражданами, которые сообщали о фактах нарушения социалистического законодательства, хищения социалистической собственности, нарушении прав, свобод и законных интересов граждан СССР. Так, по мнению С.Н. Иконникова, анализ организации и деятельности органов народного контроля в 1966-1970 гг. показал, что результаты проверок органов народного контроля, зачастую становились основанием для проведения прокурорских проверок на местах, возбуждения уголовных дел, пресечения длящихся преступлений (например, хищений социалистической собственности на предприятиях и в колхозах). [22]

Важную роль в обеспечении социалистической законности, борьбе с правонарушениями и преступлениями, а также соблюдением прав, свобод и законных интересов граждан СССР, организация народного контроля играла на уровне союзных республик. При этом, в ряде советских республик, например, БССР, по свидетельству ряда авторов, удалось наладить эффективную систему взаимодействия партии (в частности, КПБ), Советов всех уровней и органов народного контроля. [23; 24]В то время как информация, поступающая от органов народного контроля некоторых союзных республик (Средней Азии, Закавказье), игнорировалась. Тем не менее, именно результаты проверок органов народного контроля во многом легли в основу знаменитого Хлопкового дела, на несколько лет подорвавшего систему коррупции в Узбекистане.

Основное количество мероприятий народного контроля СССР проводилось на местном уровне. При этом, ряд авторов советского периода отмечал результативность народного контроля над деятельность аппарата управления местных Советов, [25] особенно поселковых и сельских. [26]Это позволило в определенной степени реализовать на практике ленинские принципы народного контроля как средства борьбы с бюрократией, обеспечив важное направление развития демократии в условиях зрелого социализма.

В 70-80-е годы в рамках проводимых в СССР компаний по борьбе за экономию и бережное использование трудовых ресурсов, а также развитию демократических основ управления производством), органы народного контроля на местах проводили серии рейдов на предприятиях, колхозах, учреждениях и организациях, что позволило, в частности, на территории РСФСР существенно (до 3,1 раз) снизить объёмы хищений социалистической собственности. [27; 28]

Система субъектов общественного контроля Российской Федерации, с одной стороны, представляется более репрезентативной, так как включает и самостоятельные органы общественного контроля - общественные палаты федерального, регионального и муниципального уровня, и общественные советы при органах власти и местного самоуправления, чья деятельность носит совещательный характер, и комиссии, группы, инспекции и иные организационные структуры общественного контроля, [10]но с другой стороны, она не носит массового характера, и вне зоны ее доступа находится трудовые, гражданско-правовые, арбитражные и т.д. отношения. Кроме того, создание общественных палат на уровне субъектов Российской Федерации и муниципальных образований не является обязательным, а осуществляется в случае принятия нормативно-правовых актов соответствующего уровня.

Ряд авторов отмечает то обстоятельство, что процедура формирования органов общественного контроля в Российской Федерации отличается в невыигрышном свете от механизма формирования органов народного контроля в СССР. Так, по мнению Ю.А. Дмитриева: «В условиях и тоталитарного социализма, и «управляемой демократии» для проведения общественного контроля под надзором государства создавались специальные органы народного (общественного) контроля, с той разницей, что в современных условиях прямые выборы народных контролеров трудовыми коллективами заменены подцензурным голосованием через сеть Интернет. Спрашивается: в чем принципиальная разница между этими субъектами? Ответ прост: классовый контроль заменен контролем узкобюрократическим».[14, с. 43]

Представляется, что перечень объектов народного контроля в СССР был существенно шире количества объектов общественного контроля в Российской Федерации. Это обусловлено, во многом, более широкими полномочиями органов народного контроля, которые в соответствии с Конституцией СССР и Законом СССР «О народном контроле в СССР» имели право не только на проверку выполнения советских законов, решений Правительства и директив КПСС любыми органами государственной власти, а также низовыми парторганизациями, но и осуществляли контроль за законностью деятельности и издаваемой локальной нормативной документацией любых хозяйствующих субъектов и общественных организаций.

Однако, как справедливо отмечала Шорина Е.В., из компетенции органов народного контроля была изъят контроль деятельности «Правительства СССР и правительств республик, ответственными только перед высшими представительными органами государственной власти, а также исполнительные и распорядительные органы местных Советов народных депутатов, образование которых отнесено к исключительной компетенции местных Советов». [29, с. 72]

В тоже время, из перечня объектов общественного контроля в Российской Федерации, напротив, фактически полностью изъяты частные хозяйствующие субъекты, деятельность любых общественных организаций и объединений, включая профессиональных союзов. В связи с этим, С. Степашин справедливо отмечает: «Действовавший в советский период вездесущий Комитет народного контроля (КНК) был рентгеном всесоюзного масштаба, по сути, инструментом государственного аудита в масштабах огромного государства <…> Этот орган действительно обладал широкими полномочиями и являлся важным звеном политической системы страны. Кроме того, КНК был мощным инструментом общественного воздействия в стране. Рейды КНК успешно использовались для активного участия широких слоев населения в кампаниях по борьбе с бесхозяйственностью, расточительством, казнокрадством, взяточничеством, волокитой и прочим негативом». [30]

Принципы общественного контроля в Российской Федерации достаточно широко определены в статье 6 Федерального закона «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» от 21.07.2014 № 212-ФЗ (приоритет прав и законных интересов человека и гражданина; добровольность, самостоятельность и независимость субъектов общественного контроля; публичность, объективность, беспристрастность, добросовестность, законность их деятельности; обязательность документов общественного контроля для органов власти; многообразие форм общественного контроля; взаимное невмешательство в деятельность субъектов общественного контроля и органов власти и организаций, осуществляющих публичные полномочия, политических партий; презумпция добросовестности последних). [10; 11]

Однако, принципы народного контроля в СССР (соблюдение социалистической законности в деятельности органов народного контроля; демократический централизм; коллективность в работе органов народного контроля; гласность народного контроля; взаимодействие органов народного контроля с комиссиями Советов народных депутатов и государственными органами; невмешательство органов народного контроля в работу правоохранительных органов; участие общественных организаций в работе органов народного контроля) [12] имели чёткую привязку данного правового и общественно-государственного института к конституционному принципу народовластия, благодаря ему народный контроль выступал в виде гарантии и обеспечения практической реализации данного принципа. Данное положение основывалось на указанной еще В.И. Лениным необходимости установления прямого контроля общества (условно гражданского) за государством, госаппарат которого называет «пережитком старого, в наименьшей степени подвергнутого сколь-нибудь серьезным изменениям». [31, с. 383-388]

В связи с этим, органы народного контроля наделялись реальными властными полномочиями в отношении нарушителей социалистической законности, расхитителей государственной и общенародной собственности, а также должностных лиц любого уровня.

Советское законодательство в качестве задач народного контроля определяло: систематическую проверку выполнения директив КПСС, советских законов и решений Правительства; решительное выступление против всего, что наносит ущерб интересам государства; способствование развитию у граждан чувства ответственности за дела всего общества.[12]

Общественный контроль в Российской Федерации, в свою очередь, предполагает решение организационных, профилактических, оптимизационных и коммуникативных задач. Таким образом, акцент в области задач общественного контроля сдвинут в современном законодательстве от деятельного пресечения правонарушений к их профилактике и предупреждению, но при этом, субъекты общественного контроля не обладают тем объем властных полномочий, которые имелись у органов народного контроля власти. Более того, перед субъектами общественного контроля не ставятся общегосударственные задачи по противодействию любым действиям (бездействию), наносящим ущерб государству, а также мобилизации у граждан страны чувства солидарности и ответственности за ее судьбу.

Анализ полномочий органов народного контроля в СССР показывает, что они были существенно шире, чем полномочия субъектов общественного контроля в Российской Федерации.

Прежде всего, комитеты народного контроля были уполномочены на издание имевших обязательную юридическую силу постановлений, согласно которым должностные лица органов государственной власти и хозяйствующих субъектов должны были все выявленные нарушения и недостатки устранить, а о результатах проведённых мероприятий доложить органам народного контроля. Всем органам власти и юридическим лицам вменялось в обязанность содействовать деятельности органов народного контроля.

При этом, органы народного контроля имели широкие полномочия: давать указания об устранении недостатков; заслушивать доклады и объяснения; запрашивать необходимые материалы; назначать и проводить ревизии и экспертизы; приостанавливать распоряжения и действия должностных лиц; отстранять должностных лиц от занимаемых постов за срыв выполнения решений; направлять материалы о злоупотреблениях в органы прокуратуры; налагать на виновных взыскания; объявлять выговор; налагать штрафы (денежные начеты) на лиц, которые причинили материальный ущерб государству (денежные начеты налагались в соответствии с утверждёнными Советом Министров СССР от 4 августа 1969 года правилами). [32]

То есть, органы народного контроля имели полноценные полномочия по пресечению нарушений государственной дисциплины или требований советского законодательства, совершенных любыми должностными лицами (не только органов государственной власти, но и общественных организаций, советских учреждений, а также хозяйствующих субъектов).

В отличие от органов народного контроля, полномочия субъектов общественного контроля носят в основном рекомендательный и информативный характер, когда последние, обнаружив нарушения действующего законодательства, а также прав, свобод и законных интересов граждан, в деятельности или в нормативных актах органов государственной власти и местного самоуправления, организаций, наделённых публичными полномочиями, их должностных лиц, имеют возможность лишь обратить внимание на имеющиеся нарушения уполномоченных органов власти и должностных лиц, либо обратиться в правоохранительные органы с соответствующими заявлениями о необходимости пресечения правонарушений, а также привлечения виновных лиц к установленной действующим законодательством ответственности.

Предоставление субъектам общественного контроля в Российской Федерации реальных властных полномочий, аналогичных полномочиям органов народного контроля в СССР, позволит: уменьшить уровень коррупции в бюрократической среде органов государственной власти и местного самоуправления; не только выявлять нарушения законодательства, но и пресекать их (путем приостановления действия временного актов органов власти), предупреждать их, восстанавливать права, свободы и законные интересы граждан.

В связи с этим, представляется очевидным, что юридическая сила и характер принимаемых решений субъектов общественного контроля в Российской Федерации и органов народного контроля в СССР существенно отличаются в пользу последних. Так, М.С. Хачатрян отмечает: «Модель народного контроля имела властный, зависимый от государственных органов и политической партии характер, и сочетала в себе общественные и государственные начала. Модель общественного контроля в РФ имеет независимый от органов государственной власти и политической системы характер, а решения субъектов не имеют обязательной юридической силы, то есть являются рекомендательными». [33, с. 117]

Однако, данный аргумент представляется справедливым лишь в части подчёркивания большей юридической силы актов органов народного контроля по сравнению с субъектами общественного контроля, в то время как независимость современных субъектов общественного контроля (в связи с особенностями их формирования и создания) вызывает сомнение. Ряд авторов, напротив, считают, что органы народного контроля обладали полноценным набором властных полномочий. Так, по мнению А.С. Полещук «особенностью народного контроля было то, что комитеты народного контроля обладали комплексом прав властного характера». [34, с. 14-18]

Таким образом, что при осуществлении оптимизации системы общественного контроля в Российской Федерации можно использовать следующий позитивный опыт организации и осуществления народного контроля власти в СССР (что потребует, в том числе, и внесения изменений в действующее законодательство России, регулирующее вопросы общественного контроля, а также Конституцию Российской Федерации):

1) Прежде всего, представляется обоснованным по аналогии с институтом народного контроля власти в СССР изменить название института общественного контроля в Российской Федерации на общественный (народный) контроль власти, либо на народный контроль власти. Данное изменение особенно актуально в свете положений Конституции России, в которой народ назван носителем суверенитета и единственным источником власти в стране. Тем более, что понятие «общества» в данном контексте шире понятия «народ», так как общество включает в себя не только граждан Российской Федерации, но и постоянно или временно проживающих, либо пребывающих на территории России иностранных граждан, а также лиц без гражданства.

Кроме того, представляется, что не включение в понятие института общественного контроля слова «власть» при разработке федеральных законов «Об Общественной палате Российской Федерации» и «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» было обусловлено нежеланием бюрократического аппарата наделять органы общественного контроля реальными полномочиями по контролю за деятельностью органов государственной власти и местного самоуправления. В результате этого была создана система органов общественного контроля, отливающаяся определенной «беззубостью» в вопросах контроля властного аппарата.

Коррекция названия данного правового института позволит, с одной стороны, обосновать общественный (народный) контроль власти как деятельность, которая будет носить обязательно-властный характер по отношению к любым субъектам в Российской Федерации, обладающим властными полномочиями по отношению к гражданам страны, а с другой стороны, расширить полномочия субъектов общественного (народного) контроля власти, включив в поле их деятельности не только контроль за деятельностью органов государственной власти и местного самоуправления, органов и организаций, обладающих публичными полномочиями, но и деятельностью общественных организаций (включая политические партии), производственно-распределительной деятельностью, хозяйственной жизнью и социально-культурным строительством, осуществляемым частными хозяйствующими субъектами (юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и т.п.).

2) Необходимо закрепить в Конституции Российской Федерации институт общественного (народного) контроля власти по аналогии с формализацией института народного контроля в Конституции СССР 1977 года. Данные изменения и дополнения в Основной закон страны возможно осуществить несколькими способами.

Придание системе органов общественного (народного) контроля власти статуса конституционных органов власти: позволит закрепить за органами общественного (народного) контроля систему реальных властных полномочий в рамках их взаимоотношений с органами государственной власти и местного самоуправления; поднимет их правовой статус и значимость как у населения, так и у работников государственного аппарата; позволит сформировать единое централизованное правовое поле, регулирующее порядок их формирования и функционирования.

Во-первых, путем включения в Конституцию Российской Федерации отдельной главы «Гражданское общество», в которой институт общественного (народного) контроля власти будет формализован, с одной стороны, в качестве основного инструмента воздействия гражданского общества на систему органов государственной власти и местного самоуправления, а с другой стороны, как механизм контроля общества за любыми властными отношениями, включая деятельность общественных организаций (в том числе и политических партий), производственно-распределительную деятельность, хозяйственную жизнь и социально-культурное строительство, осуществляемое частными хозяйствующими субъектами (юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и т.п.).

Как справедливо отмечает ряд учёных, поддерживающих выделение в Конституции Российской Федерации специального раздела «Гражданское общество»: «Это ценная находка авторов проекта российской Конституции имеющая большое научное, теоретическое и практическое значение, что позволяет рассматривать гражданское общество как важнейшую конституционно-правовую категорию…как социальное пространство, в котором и реализуется конституционный строй…В условиях гражданского общества создается реальная возможность для самореализации личности и человеческих коллективов и тем самым устанавливается оптимальная мера вмешательства в экономический, социальный и духовный процесс. В рамках гражданского общества воплощается большая часть прав и свобод человека, вот почему его отношения и институты в современных государствах пользуются поддержкой и защитой закона». [35]

В данной главе, в частности, необходимо определить правовой статус, полномочия, порядок формирования и ответственность Общественной палаты Российской Федерации, а также конституировать систему органов общественного (народного) контроля власти на уровне субъектов Российской Федерации и муниципальных образований путем указания на необходимость принятия отдельных федеральных (или федеральных конституционных) законов об общественном (народном) контроле в Российской Федерации.

Во-вторых, путем включения в главу вторую Конституции России (права и свободы человека и гражданина) соответствующих статей, детализирующих право народа на осуществление общественного (народного) контроля власти путем создания системы органов общественного (народного) контроля власти во главе с Общественной палатой Российской Федерации (на федеральном уровне), а также иными субъектами общественного (народного) контроля власти на региональном и местном уровне.

При этом, в главы 3-8 основного закона страны следует внести изменения в части закрепления полномочий Президента Российской Федерации, иных федеральных, региональных органов государственной власти, а также органов местного самоуправления по участию в процедуре формирования и функционирования органов общественного (народного) контроля власти всех уровней.

3) В целях обеспечения полноценного общественного (народного) контроля за органами судебной власти в Российской Федерации представляется целесообразным использовать опыт народного контроля в СССР за судебными органами власти в части восстановления института избрания судей низового (районного, городского) звена населением непосредственно на срок 5 (пять) лет на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании, а также возможности их отзыва населением в установленном законом порядке. Тем более, что, например, в США судьи низовых звеньев судебной системы избираются населением непосредственно на срок до 10 лет, которое имеет право инициировать их отставку. [36]

Это позволит расширить возможности общественного (народного) контроля и на институт судебной власти в стране, снизить уровень коррупции в судебных органах, а также даст судам низовой инстанции реальную независимость в принятии судебных решений от каких-либо органов государственной власти и должностных лиц.

4) В случае внесения вышеназванных изменений в Конституцию Российской Федерации следует внести изменения в федеральные законы «Об Общественной палате Российской Федерации» и «Об основах общественного контроля в Российской Федерации». В новых редакциях вышеназванных законов следует расширить полномочия субъектов общественного (народного) контроля власти с учётом опыта организации народного контроля в СССР в части предоставления им реальных полномочий по осуществлению общественного контроля власти в отношении не только органов государственной власти и местного самоуправления, органов и организаций, обладающих публичными полномочиями, но и деятельности общественных организаций (включая политические партии), производственно-распределительной деятельности, хозяйственной жизни и социально-культурного строительства, осуществляемого частными хозяйствующими субъектами.

Например, субъекты общественного (народного) контроля власти должны быть наделены полномочиями в части приостановления действия нормативно-правовых актов и решений, нарушающих права и свободы человека и гражданина, противоречащих действующему законодательству, либо создающих угрозы в подрыве государственного суверенитета, независимости и территориальной целостности Российской Федерации, а также локальных нормативных актов, издаваемых частными хозяйствующими субъектами.

В Федеральном законе, регулирующем систему общественного контроля в Российской Федерации, следует детализировать уровни общественного (народного) контроля в России, особенно низового уровня, закрепив обязанность органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также муниципальных образований, по принятию на региональном и муниципальном уровне соответствующих актов об общественном (народном) контроле, и созданию общественных палат субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, а также способствованию развития низовых звеньев системы субъектов общественного (народного) контроля в нашей стране.

В данном законе необходимо детализировать пределы полномочий органов общественного (народного) контроля, механизм их взаимодействия в рамках единой системы общественного (народного) контроля власти в Российской Федерации.

5) Используя опыт организации народного контроля в СССР, следует закрепить на всех уровнях правовой системы Российской Федерации систему мер ответственности (вплоть до уголовной) должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, а также организаций, осуществляющих публичные полномочия, общественных организаций (включая политические партии), иных коммерческих и некоммерческих юридических лиц, за противодействие деятельности органов общественного (народного) контроля, игнорирование выдаваемых ими предписаний о необходимости прекращения нарушений действующего законодательства, прав и свобод человека и гражданина.

Например, Уголовный кодекс Российской Федерации следует дополнить отдельной статьей следующего содержания:

«Статья 149.1. Воспрепятствование законной деятельности представителей субъектов общественного контроля

Воспрепятствование законной деятельности представителей субъектов общественного контроля путем принуждения их к отказу от осуществления данной деятельности, - наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, - наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над представителем субъектов общественного контроля или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия, - наказываются принудительными работами на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой, либо совершенные в отношении членов Общественной палаты Российской Федерации, общественных палат субъектов Российской Федерации, общественных палат муниципальных образований Российской Федерации, - наказываются лишением свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового».

Кроме того, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях следует дополнить рядом статей следующего содержания:

«Статья 5.70. Нарушение законодательства об общественном контроле в Российской Федерации

1. Отказ должностных лиц органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия, а также их должностных лиц, в предоставлении субъектам общественного контроля информации, необходимой для осуществления общественного контроля, за исключением информации, содержащей сведения, составляющие государственную тайну, сведения о персональных данных, и информации, доступ к которой ограничен федеральными законами, ее искажение, либо предоставление недостоверной информации, - влечет наложение административного штрафа на должностных лиц - от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц - от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

2. Воспрепятствование посещению представителями субъектов общественного контроля в случаях и порядке, которые предусмотрены федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации, муниципальными нормативными правовыми актами, соответствующих органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия, - влечет наложение административного штрафа на граждан - от двадцати тысяч до двадцати пяти тысяч рублей; должностных лиц - от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц - от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей».

Это позволит исключить игнорирование результатов деятельности органов общественного (народного) контроля, а также документов, издаваемых ими по факту проведённых мероприятий в рамках своих полномочий.

Библиография
1.
Федорченко С.Н. Кадровая политика в современной России: проблема народного контроля // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: История и политические науки.-2008.-№ 2.-С. 146-153.
2.
Родионова А.Б., Медведева Н.В. Анализ роли общественного контроля в функционировании государственных органов Российской Федерации // Новое поколение.-2018.-№ 15.-С. 111-120.
3.
Войтович В.Ю., Дедюхин К.Г. Роль органов контроля в формировании гражданского общества, решении экономических и социальных задач (к 100-лтию Октябрьской революции) // Наука Удмуртии.-2018.-№ 1 (83).-С. 27-32.
4.
Седов А.В. Об эффективности народного контроля в СССР.-Ленинград, 1983.-104 с.
5.
Рыков С.А. Народный контроль в системе управления социалистическим производством.-М., 1990.-128 с.
6.
Народный контроль в строительстве: [Сборник] / Сост. В.Т. Степанов и др.-М.: Стройиздат, 1979.-175 с.
7.
Народный контроль на предприятиях транспорта и связи: [Сборник] / Сост. В. С. Демянков и др.-М.: Транспорт, 1981.-223 с.
8.
Кочерин Е.А. Контроль в системе управления социалистическим производством; Вопросы теории и практики.-М.: Экономика, 1982.-214 с.
9.
Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социалистических Республик (принята ВС СССР 07.10.1977) // Ведомости ВС СССР.-1977.-№ 41.-Ст. 617.
10.
Об основах общественного контроля в Российской Федерации: Федеральный закон от 21.07.2014 № 212-ФЗ // Российская газета.-23.07.2014.-№ 6435 (163).
11.
Об Общественной палате Российской Федерации: Федеральный закон от 04.04.2005 № 212-ФЗ // СЗ РФ.-11.04.2005.-№ 15.-Ст. 1277.
12.
О народном контроле в СССР: Закон СССР от 30.11.1979 № 1159-х // Ведомости Верховного Совета СССР.-1979.-№ 49.-Ст. 840.
13.
Макаров К.В. Некоторые правовые аспекты проекта Конституции РФ от Конституционной комиссии Съезда народных депутатов РФ (май 1993 г.) [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://pravorub.ru/articles/9876.html (дата обращения: 08.10.2018).
14.
Дмитриев Ю.А. Осуществление общественного контроля в России без участия гражданского общества // Современное право.-2014.-№ 8.-С. 43-45.
15.
Ленин В.И. Полное собрание сочинений. 5-е изд.-М., 1974.-Т. 31.-С. 345-346.
16.
Бердникова Е.В. Особенности конституционно-правового регулирования общественного контроля в советской системе государственного управления // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Экономика. Управление. Право.-2013.-Т. 13.-№ 4-2.-С. 696-703.
17.
Тепляшин И.В. Народный контроль в 20-30-е годы советской власти: нормативное закрепление, правовые средства, особенности // История государства и права.-2017.-№ 21.-С. 17-22.
18.
Сунгуров А. Ю. Политическая система развитого социализма: от Хрущева к Черненко. [Электронный источник] Режим доступа: http://www.ru-90.ru/content/сунгуров-аю-политическая-системаразвитого-социализма-от-хрущева-к-черненко (дата обращения: 08.10.2018).
19.
Шакаров Б. Народный контроль и партийная организация.-Ташкент: Узбекистан, 1980.-104 с.
20.
Князева Е.М. Органы народного контроля-составная часть политической организации советского человека: дисс. канд. филос. наук.-М., 1984.-158 с.
21.
Советы и народный контроль в развитом социалистическом обществе / Г.В. Дыльнов, В.А. Климов, В.Ф. Листвин.-Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1981.-120 с.
22.
Иконников С.Н. Народный контроль в СССР. 1966-1970 гг. (Из истории организации и деятельности органов народного контроля).-М., Наука. 1978.-326 с.
23.
Толкачева С.С. Совершенствование народного контроля-важное направление развития демократии в условиях зрелого социализма (на материалах БССР): дисс. … канд. филос. наук.-Минск, 1989.-199 с.
24.
Никонович Б. КПБ в борьбе за осуществление ленинских принципов народного контроля.-Мн.: Белорусь, 1979.-208 с.
25.
Тагунов E.H. Народный контроль над деятельностью аппарата управления местных Советов.-Мн.: Изд-во БГУ им. В.И. Ленина, 1975.-168 с.
26.
Группы при поселковых и сельских Советах.-М.: Советская Россия, 1983.-72 с.
27.
Чирков Б. Народные контролеры Московской области в борьбе за экономию и бережное использование трудовых ресурсов в свете требований ХХVI съезда КПСС.-М.: 1981.-46 с.
28.
Климов В.А. Народный контроль и развитие демократических основ управления производством: (По материалам Сарат. обл.) / Сарат. обл. организация о-ва «Знание».-Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1975.-25 с.
29.
Шорина Е.В. Закон о народном контроле в СССР // Известия высших учебных заведений. Правоведение.-1980.-№ 4.-С. 69-77.
30.
Степашин С. Аудит государственного масштаба // Российская газета.-15.01.2009.
31.
Ленин В.И. Как нам реорганизовать Рабкрин (предложение XII съезду партии). ПСС. 5-е изд. Т. 45. С. 383-388.
32.
Комитет народного контроля. [Электронный источник] Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Комитет_народного_контроля (дата обращения: 01.11.2018).
33.
Хачатрян М.С. Общественный контроль власти в Российской Федерации и народный контроль в СССР: сравнительно-правовой анализ моделей // Историко-правовые проблемы: Новый ракурс.-2015.-№ 11.-С. 115-125.
34.
Полещук А.С. Общественный контроль в структуре советской власти // История государства и права.-2011.-№ 20.-С. 14-18.
35.
Румянцев О. Гражданское общество в структуре современной конституции. [Электронный источник] Режим доступа: http://observer.materik.ru/observer/N30_93/30_04.HTM (дата обращения: 08.10.2018).
36.
[Электронный источник] Режим доступа: http://www.uscourts.gov (дата обращения: 08.10.2018)
References (transliterated)
1.
Fedorchenko S.N. Kadrovaya politika v sovremennoi Rossii: problema narodnogo kontrolya // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Seriya: Istoriya i politicheskie nauki.-2008.-№ 2.-S. 146-153.
2.
Rodionova A.B., Medvedeva N.V. Analiz roli obshchestvennogo kontrolya v funktsionirovanii gosudarstvennykh organov Rossiiskoi Federatsii // Novoe pokolenie.-2018.-№ 15.-S. 111-120.
3.
Voitovich V.Yu., Dedyukhin K.G. Rol' organov kontrolya v formirovanii grazhdanskogo obshchestva, reshenii ekonomicheskikh i sotsial'nykh zadach (k 100-ltiyu Oktyabr'skoi revolyutsii) // Nauka Udmurtii.-2018.-№ 1 (83).-S. 27-32.
4.
Sedov A.V. Ob effektivnosti narodnogo kontrolya v SSSR.-Leningrad, 1983.-104 s.
5.
Rykov S.A. Narodnyi kontrol' v sisteme upravleniya sotsialisticheskim proizvodstvom.-M., 1990.-128 s.
6.
Narodnyi kontrol' v stroitel'stve: [Sbornik] / Sost. V.T. Stepanov i dr.-M.: Stroiizdat, 1979.-175 s.
7.
Narodnyi kontrol' na predpriyatiyakh transporta i svyazi: [Sbornik] / Sost. V. S. Demyankov i dr.-M.: Transport, 1981.-223 s.
8.
Kocherin E.A. Kontrol' v sisteme upravleniya sotsialisticheskim proizvodstvom; Voprosy teorii i praktiki.-M.: Ekonomika, 1982.-214 s.
9.
Konstitutsiya (Osnovnoi Zakon) Soyuza Sovetskikh Sotsialisticheskikh Respublik (prinyata VS SSSR 07.10.1977) // Vedomosti VS SSSR.-1977.-№ 41.-St. 617.
10.
Ob osnovakh obshchestvennogo kontrolya v Rossiiskoi Federatsii: Federal'nyi zakon ot 21.07.2014 № 212-FZ // Rossiiskaya gazeta.-23.07.2014.-№ 6435 (163).
11.
Ob Obshchestvennoi palate Rossiiskoi Federatsii: Federal'nyi zakon ot 04.04.2005 № 212-FZ // SZ RF.-11.04.2005.-№ 15.-St. 1277.
12.
O narodnom kontrole v SSSR: Zakon SSSR ot 30.11.1979 № 1159-kh // Vedomosti Verkhovnogo Soveta SSSR.-1979.-№ 49.-St. 840.
13.
Makarov K.V. Nekotorye pravovye aspekty proekta Konstitutsii RF ot Konstitutsionnoi komissii S''ezda narodnykh deputatov RF (mai 1993 g.) [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: https://pravorub.ru/articles/9876.html (data obrashcheniya: 08.10.2018).
14.
Dmitriev Yu.A. Osushchestvlenie obshchestvennogo kontrolya v Rossii bez uchastiya grazhdanskogo obshchestva // Sovremennoe pravo.-2014.-№ 8.-S. 43-45.
15.
Lenin V.I. Polnoe sobranie sochinenii. 5-e izd.-M., 1974.-T. 31.-S. 345-346.
16.
Berdnikova E.V. Osobennosti konstitutsionno-pravovogo regulirovaniya obshchestvennogo kontrolya v sovetskoi sisteme gosudarstvennogo upravleniya // Izvestiya Saratovskogo universiteta. Novaya seriya. Seriya: Ekonomika. Upravlenie. Pravo.-2013.-T. 13.-№ 4-2.-S. 696-703.
17.
Teplyashin I.V. Narodnyi kontrol' v 20-30-e gody sovetskoi vlasti: normativnoe zakreplenie, pravovye sredstva, osobennosti // Istoriya gosudarstva i prava.-2017.-№ 21.-S. 17-22.
18.
Sungurov A. Yu. Politicheskaya sistema razvitogo sotsializma: ot Khrushcheva k Chernenko. [Elektronnyi istochnik] Rezhim dostupa: http://www.ru-90.ru/content/sungurov-ayu-politicheskaya-sistemarazvitogo-sotsializma-ot-khrushcheva-k-chernenko (data obrashcheniya: 08.10.2018).
19.
Shakarov B. Narodnyi kontrol' i partiinaya organizatsiya.-Tashkent: Uzbekistan, 1980.-104 s.
20.
Knyazeva E.M. Organy narodnogo kontrolya-sostavnaya chast' politicheskoi organizatsii sovetskogo cheloveka: diss. kand. filos. nauk.-M., 1984.-158 s.
21.
Sovety i narodnyi kontrol' v razvitom sotsialisticheskom obshchestve / G.V. Dyl'nov, V.A. Klimov, V.F. Listvin.-Saratov: Izd-vo Sarat. un-ta, 1981.-120 s.
22.
Ikonnikov S.N. Narodnyi kontrol' v SSSR. 1966-1970 gg. (Iz istorii organizatsii i deyatel'nosti organov narodnogo kontrolya).-M., Nauka. 1978.-326 s.
23.
Tolkacheva S.S. Sovershenstvovanie narodnogo kontrolya-vazhnoe napravlenie razvitiya demokratii v usloviyakh zrelogo sotsializma (na materialakh BSSR): diss. … kand. filos. nauk.-Minsk, 1989.-199 s.
24.
Nikonovich B. KPB v bor'be za osushchestvlenie leninskikh printsipov narodnogo kontrolya.-Mn.: Belorus', 1979.-208 s.
25.
Tagunov E.H. Narodnyi kontrol' nad deyatel'nost'yu apparata upravleniya mestnykh Sovetov.-Mn.: Izd-vo BGU im. V.I. Lenina, 1975.-168 s.
26.
Gruppy pri poselkovykh i sel'skikh Sovetakh.-M.: Sovetskaya Rossiya, 1983.-72 s.
27.
Chirkov B. Narodnye kontrolery Moskovskoi oblasti v bor'be za ekonomiyu i berezhnoe ispol'zovanie trudovykh resursov v svete trebovanii KhKhVI s''ezda KPSS.-M.: 1981.-46 s.
28.
Klimov V.A. Narodnyi kontrol' i razvitie demokraticheskikh osnov upravleniya proizvodstvom: (Po materialam Sarat. obl.) / Sarat. obl. organizatsiya o-va «Znanie».-Saratov: Izd-vo Sarat. un-ta, 1975.-25 s.
29.
Shorina E.V. Zakon o narodnom kontrole v SSSR // Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedenii. Pravovedenie.-1980.-№ 4.-S. 69-77.
30.
Stepashin S. Audit gosudarstvennogo masshtaba // Rossiiskaya gazeta.-15.01.2009.
31.
Lenin V.I. Kak nam reorganizovat' Rabkrin (predlozhenie XII s''ezdu partii). PSS. 5-e izd. T. 45. S. 383-388.
32.
Komitet narodnogo kontrolya. [Elektronnyi istochnik] Rezhim dostupa: https://ru.wikipedia.org/wiki/Komitet_narodnogo_kontrolya (data obrashcheniya: 01.11.2018).
33.
Khachatryan M.S. Obshchestvennyi kontrol' vlasti v Rossiiskoi Federatsii i narodnyi kontrol' v SSSR: sravnitel'no-pravovoi analiz modelei // Istoriko-pravovye problemy: Novyi rakurs.-2015.-№ 11.-S. 115-125.
34.
Poleshchuk A.S. Obshchestvennyi kontrol' v strukture sovetskoi vlasti // Istoriya gosudarstva i prava.-2011.-№ 20.-S. 14-18.
35.
Rumyantsev O. Grazhdanskoe obshchestvo v strukture sovremennoi konstitutsii. [Elektronnyi istochnik] Rezhim dostupa: http://observer.materik.ru/observer/N30_93/30_04.HTM (data obrashcheniya: 08.10.2018).
36.
[Elektronnyi istochnik] Rezhim dostupa: http://www.uscourts.gov (data obrashcheniya: 08.10.2018)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Использование позитивного опыта организации и осуществление народного контроля власти в СССР в процессе оптимизации общественного контроля в Российской Федерации (конституционно-правовой анализ) Название статьи автором не продумано, сформулировано некорректно: «использование позитивного опыта… осуществление», «осуществление народного контроля власти». Название статьи в целом соответствует содержанию материалов статьи. Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обозначил её актуальность. В статье некорректно сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. Автор избирательно опирался на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы. Автор не разъяснил и обосновал выбор хронологических рамок исследования. Между тем, заявив об опыте СССР, автор продекларировал намерение обобщить опыт организации и осуществления народного контроля в период 1922–1991 гг. На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, стремился выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор кратко описал успехи осуществления народного контроля в СССР в 1980-х годах, сослался на оценку авторами конца 1970-х – начала 1980-х гг. значения народного контроля для развития народного хозяйства и заключил об «уникальности опыта формирования и функционирования системы народного контроля в СССР». Затем автор фактически поставил цель исследования: провести «сравнительно-правовой анализ нормативно-правовой базы общественного и народного контроля власти, сопоставив их понятия, принципы, задачи, объекты, состав и полномочия субъектов, юридическую силу и характер принимаемых ими решений». В основной части статьи автор, прежде всего, обстоятельно описал упоминания об институте народного контроля в Конституции СССР 1977 года, сопоставил их с отсутствием понятия общественного контроля в Конституции Российской Федерации и заключил, что данное «обстоятельство существенно снижает роль и значимость федеральных законов…, а также многочисленных региональных законов и муниципальных нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы формирования и функционирования региональных и муниципальных общественных палат, а также организацию общественного контроля на уровне субъектов Российской Федерации и муниципальных образований». Автор сослался на мнение Ю.А. Дмитриева, предложившего включить в Конституцию РФ главу «Гражданское общество». Затем автор вновь обратил внимание читателя на то, что «отсутствие конституционно-правового закрепления системы общественного контроля в Российской Федерации не только… сводит общественный контроль к вспомогательной деятельности, результаты которой носят для органов государственной власти и местного самоуправления, в основном, рекомендательно-информационный характер, но и препятствует построению единообразной нормативно-правовой базы регулирования деятельности по организации и осуществлению общественного контроля на уровне субъектов Российской Федерации и муниципальных образований». Затем автор вновь обратился к теории народного контроля и внезапно сообщил, что «детальное регламентирование народного контроля власти в советском законодательстве… оказало существенное влияние… на нормативно-правовое обеспечение общественного контроля в международном масштабе при образовании ООН». Затем автор обстоятельно сравнил и сопоставил понятия субъектов и объектов народного контроля и общественного контроля, закрепленных в Законе СССР «О народном контроле СССР» от 30.11.1979 № 1159 и Федеральном законе «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» от 21.07.2014 № 212-ФЗ соответственно, проанализировал характер зависимости органов народного контроля от партийных и государственных органов и заключил, что «процедуры формирования органов народного контроля низового звена в СССР предполагали большую их независимость от государственного аппарата по сравнению с субъектами общественного контроля в Российской Федерации». Наконец, автор указал читателю на содержание значения термина «народный контроль», отличного от современного понятия «общественный контроль». Далее автор описал систему и охарактеризовал деятельность органов народного контроля в СССР, последовательно заключив, что «система субъектов общественного контроля Российской Федерации, с одной стороны, представляется более репрезентативной…, …с другой стороны, она не носит массового характера, и вне зоны ее доступа находится трудовые, гражданско-правовые, арбитражные и т.д. отношения». Затем автор вновь сообщил о том, что «процедура формирования органов общественного контроля в Российской Федерации отличается в невыигрышном свете от механизма формирования органов народного контроля в СССР». Далее автор сопоставил объекты народного контроля и общественного контроля, затем – принципы народного контроля и общественного контроля, объяснив причину, по которой органы народного контроля были наделены «реальными властными полномочиями». Затем автор сравнил и сопоставил задачи народного контроля и общественного контроля, полномочия органов народного контроля и субъектов общественного контроля и неожиданно без надлежащего обоснования заключил, что «предоставление субъектам общественного контроля в Российской Федерации реальных властных полномочий, аналогичных полномочиям органов народного контроля в СССР, позволит: уменьшить уровень коррупции в бюрократической среде органов государственной власти и местного самоуправления; не только выявлять нарушения законодательства, но и пресекать их (путем приостановления действия временного актов органов власти), предупреждать их, восстанавливать права, свободы и законные интересы граждан». Наконец, в заключительной части статьи автор стремился обобщить «позитивный опыт организации и осуществления народного контроля власти в СССР» и обозначить возможности его использования «при осуществлении оптимизации системы общественного контроля в Российской Федерации». Прежде всего, автор предложил переименовать институт общественного контроля в Российской Федерации в «общественный (народный) контроль власти». Обращает внимание как некорректность выражения, употребленного автором, – «контроль власти», вместо, например, выражения «контроль за деятельностью органов власти», так и сама постановка вопроса, игнорирующая различия в форме правления, политическом режиме в СССР и РФ. Затем автор стремился обосновать необходимость закрепления института общественного закрепления в Конституции РФ, использования опыта осуществления народного контроля за деятельностью судебных органов, внесение соответствующих изменений в федеральные законы «Об Общественной палате Российской Федерации» и «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», а также введение юридической ответственности не только государственных и муниципальных органов и должностных лиц, но и «коммерческих и некоммерческих юридических лиц» «за противодействие деятельности органов общественного (народного) контроля, игнорирование выдаваемых ими предписаний о необходимости прекращения нарушений действующего законодательства, прав и свобод человека и гражданина». Предложения автора носят исключительно дискуссионный характер. В статье встречаются ошибки/описки, как-то: «особую эффективности», «была изъят контроль», неудачные и некорректные выражения, как-то: «закрепить на всех уровнях правовой системы Российской Федерации систему мер ответственности» и т.д. Выводы позволяющие оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования, в статье отсутствуют. В заключительном абзаце статьи автор сообщил, что представленный им перечень возможностей использования опыта организации и осуществления народного контроля в СССР «позволит исключить игнорирование результатов деятельности органов общественного (народного) контроля, а также документов, издаваемых ими по факту проведённых мероприятий в рамках своих полномочий». На взгляд рецензента, цель исследования автором не достигнута. Публикация в данном виде не может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует существенной доработки.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ Использование позитивного опыта организации и осуществление народного контроля власти в СССР в процессе оптимизации общественного контроля в Российской Федерации (конституционно-правовой анализ) Журнал: Право и политика Актуальность и предмет исследования Тема статьи и предмет исследования являются актуальными в сфере становления и развития, исторического опыта формирования, а также совершенствования правовых основ регулирования и практики обеспечения общественного контроля в России (СССР). Статья имеет некоторую новизну и содержит осмысление некоторых исторических аспектов, положительного опыта реализации, а также теоретических вопросов общественного контроля в отечественной юриспруденции и в отечестве в целом. Следует отметить, что представленный материал свидетельствует о наличии некоторых (в том числе важных) элементов научной новизны, хотя в статье присутствуют некоторые спорные методологические и содержательные вопросы. В начале статьи можно увидеть постановку исследовательской цели и задач работы; сформулирована и основная гипотеза исследования. Автор статьи (в начале) излагает нормативные основы регулирования народного контроля в СССР в контексте осмысления разрыва преемственности с современным опытом конституционно-правового регулирования. Однако при этом отсутствуют ссылки на научную литературу советского периода, в которой осуществлялась оценка опыта, практики осуществления народного контроля; в дальнейшем присутствуют ссылки на научную литературу и позиции ученых, однако за ними не видна авторская точка зрения и границы применимости использованных взглядов к задачам исследования в материалах статьи. Автор при анализе проблемы преемственности советского опыта в современных российских реалиях (применительно к народному – общественному контролю) исходит из представлений о том, что «отсутствие конституционно-правового закрепления системы общественного контроля в Российской Федерации не только принижает его роль, сводя общественный контроль к вспомогательной деятельности…, но и препятствует построению единообразной нормативно-правовой базы регулирования деятельности по организации и осуществлению общественного контроля на уровне субъектов Российской Федерации и муниципальных образований». Данная позиции заслуживает дополнительных обоснований, хотя и не лишена важных содержательных сентенций. В частности, можно ли на уровне Конституции страны или в специальном законе отразить единообразную нормативную базу регулирования общественного контроля? В статье далее излагаются важные проблемные зоны использования советского опыта народного контроля в контексте совершенствования современного российского законодательства и опыта осуществления общественного контроля. Следует отметить, что автор даёт достаточно взвешенные оценки действовавшему советскому законодательству о народном контроле, некоторым аспектам практики его применения. Вместе с тем есть и дискуссионные вопросы, и спорные позиции, по которым автор не даёт достаточно развернутых аргументов. В частности, автор утверждает, что «процедуры формирования (создания) органов народного контроля низового звена в СССР предполагали большую их независимость от государственного аппарата по сравнению с субъектами общественного контроля в Российской Федерации». Никаких доводов в пользу такого вывода не представлено; сомнительным является и тезис о том, что органы народного контроля осуществляли контроль в отношении КПСС («деятельность общественных организаций, включая и КПСС, согласно Конституции и законодательства СССР была подконтрольна субъектам народного контроля»). Разбирая современные научные взгляды к пониманию и оценке советского опыта народного контроля, автор работы демонстрирует неплохое знание научной литературы. Тем не менее авторского вклада в формулировку и сферу применения советского опыта в современных политико-правовых и государственных реалиях в работе немного. В частности, автор указывает, что «органы народного контроля наделялись реальными властными полномочиями в отношении нарушителей социалистической законности, расхитителей государственной и общенародной собственности, а также должностных лиц любого уровня». Однако каких-либо предложений для современного государственно-правового развития не делает. В дальнейшем в статье показываются слабые законодательные и правореализационные «места» общественного контроля, что заслуживает поддержки и может иметь научный интерес. Вне поля зрения автора осталась проблема осмысления реальных примеров из советской практики осуществления народного контроля (причем на различных территориальных уровнях организации Советского государства, включая территорию деятельности местных советов и их исполкомов). В работе не всегда критически оцениваются современные мнения об использовании советского опыта. Мало внимания уделено перспективам предоставления «обязательно-властных полномочий» органам общественного контроля, которые автор считает необходимым переименовать в органы народного контроля. К сожалению, в содержании работы (хотя есть ценные выводы и авторские суждения, предложения) нет конкретных (и репрезентативных) примеров из опыта реализации народного контроля в советский период (на различных уровнях). Не использованы архивные и эмпирические материалы советского периода. В конце статьи автор приходит к следующему выводу: «следует закрепить на всех уровнях правовой системы Российской Федерации систему мер ответственности (вплоть до уголовной) должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, а также организаций, осуществляющих публичные полномочия, общественных организаций (включая политические партии), иных коммерческих и некоммерческих юридических лиц, за противодействие деятельности органов общественного (народного) контроля, игнорирование выдаваемых ими предписаний о необходимости прекращения нарушений действующего законодательства, прав и свобод человека и гражданина». Данный вывод заслуживает внимания, но требует уточнения, возможно, конкретных юридических формулировок о видах юридической ответственности, об актах, которые ее должны закреплять, о конкретных предложениях в виде юридических норм. Следует отметить, что без широкого вовлечения практики осуществления народного контроля научные выводы не подкреплены верифицируемыми фактами о значимости и эффективности использования советского опыта. Методология исследования Методы исследования, упомянутые в аннотации и использованные в работе, детально не конкретизированы. Указание в аннотации, что использованы автором такие методы, как «сравнительно-правовой; историко-правовой; правового прогнозирования; оценки; классификации» не подтверждаются в достаточной степени содержанием работы. Во-первых, нет упоминания конкретных общенаучных методов. Во-вторых, в содержании представленной работы не отмечено, как применялся сравнительно-правовой метод, в отношении какого материала, имелся ли ввиду страноведческих подход или нет (в материалах статьи страноведческого подхода нет). В-третьих, содержание статьи в полной мере не даёт оснований полагать, что согласованы цель, задачи и методология исследования. Нет обобщения статистических данных в сочетании с содержательной характеристикой советской практики применения народного контроля. Нет попыток и сравнить российский и зарубежный опыт (по вопросам общественного контроля) в контексте формирования в России уникального или востребованного мировой конституционной практикой института. Выводы в конце статьи требуют определенной доработки и расширения аргументации. Научная новизна Элементы научной новизны присутствуют в представленной статье, однако не развернуты и не отражены в полной мере в тексте статьи и в выводах исследования. Следует расширить авторскую аргументацию и обоснование важности наделения органов общественного контроля государственно-властными полномочиями; отразить примеры из советского опыта народного контроля (включая союзный, республиканский и местный уровни). Рекомендуется использовать конкретные акты органов народного контроля советского периода. В методологическом плане следует подумать над формулировкой конкретных предложений (в виде юридических норм). Стиль, структура, содержание В статье редко встречаются недостатки стилистического и содержательного характера, публицистические выражения. Научный стиль в целом выдерживается с учетом того факта, что не даётся развёрнутая оценка имеющимся в научной литературе позициям о советской практике применения органами народного контроля своих полномочий. Автору исследования следует более серьёзно подойти к обоснованию авторской позиции сформулированных предложений, перейти от «декларации о намерениях» к конкретным юридическим нормам. Библиография В целом библиография составлена правильно с учетом основных требований к оформлению. Квадратные скобки, как правило, содержат информацию о последовательно использованных в работе научных или нормативных источниках. В целом соблюдена последовательность упоминания источников в списке (в конце статьи) и по ходу изложения содержания материала. Список научных работ включает 16 источников (за период 2016-2018 годы источники есть, однако их мало). В некоторых случаях источники съехали и нумерация не соответствует полному библиографическому описанию (смотрите 1 и 2, 7 и 8). Апелляция к оппонентам Изложение спорных позиций и апелляция к оппонентам проводятся в рамках научного стиля, корректно, но без широкого вовлечения научных позиций по вопросу о практике использования советского опыта осуществления народного контроля, реализации такими органами государственно-властных полномочий. Выводы, интерес читательской аудитории Работа очень интересная и имеет хороший творческий потенциал. Выводы автора свидетельствуют о достаточной значимости, но мало осмысленной научной новизне исследования, не дают полного представления о решении потенциальных задач, намеченных в статье. Выводы нуждаются в дополнительной аргументации, т.к. не подкреплены конкретными примерами из советского опыта реализации мер народного контроля, что значительно снижает научный и общественный интерес к работе. Работа смотрелась бы как законченное исследование, если бы были сформулированы и юридические нормы как конкретизированные предложения. Статья нуждается в небольшой доработке.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"