Статья 'Место и значение философских принципов в социальной концепции глобального конституционализма' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Место и значение философских принципов в социальной концепции глобального конституционализма

Гончаров Виталий Викторович

кандидат юридических наук

доцент кафедры государственного и международного права ФГБОУ ВО "Кубанский государственный аграрный университете им. И.Т. Трубилина", исполнительный директор юридической консалтинговой корпорации "Ассоциация независимых правозащитников"

350051, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Гаражная, 93

Goncharov Vitalii Viktorovich

PhD in Law

Associate Professor at the Department of State and International Law of Kuban State Agrarian University named after I. T. Trubilin, Executive Director of the Legal Consulting Corporation "Association of independent human rights defenders"

350051, Russia, Krasnodarskii krai, g. Krasnodar, ul. Garazhnaya, 93

niipgergo2009@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.8.19877

Дата направления статьи в редакцию:

30-07-2016


Дата публикации:

02-09-2016


Аннотация.

Настоящая статья посвящена исследованию места и значению философских принципов в социальной концепции глобального конституционализма. Автор обосновывает положение о том, что социальная концепций глобального конституционализма, возникнув как следствие унификации основной цели неолиберальных и неоконсервативных социальных концепций, сформировалась как отрицание социальных концепций, обосновывающих альтернативные модели глобализации "слева" (альтерглобалистских), а также социальных концепций противников глобализации общественно-политической, государственно-правовой и финансово-экономической жизни национальных государств и обществ, как "справа" (альтермондиалистских), так и "слева" (марксистских, пролетарского интернационализма). В работе используется ряд методов научного познания: гносеологический; онтологический; формально-логический; диалектический; статистический; сравнительно-правовой; абстрактно-идеалистический; конкретно-исторический. В настоящей статье определено место и роль философских принципов в социальной концепции глобального конституционализма.Обосновано, что идеи глобального конституционализма подвергаются социально обусловленным интерпретациям. Философские принципы, служащие основаниями социальных концепций, создаются в процессе идейного противоборства иной системе смыслов, носителем которой выступает некий альтернативный субъект, несущий в себе принципиально иное восприятие социальной реальности. Борьба с концептуальным врагом не только придаёт любой концепции смысл существования, но и является необходимым условием её бытия.

Ключевые слова: альтерглобализм, неоконсерватизм, категория, неолиберализм, трансформация, тенденции развития, глобальный конституционализм, неомарксизм, многополярный мир, идеология

Abstract.

This article is dedicated to the study of place and importance of the philosophical principles within the social concept of global constitutionalism. The author substantiates the thesis that the social concept of global constitutionalism, having emerged as the result of unification of the fundamental goal of neoliberal and neoconservative social concept, had established a the rejection of social concepts, which explain the alternative models of globalization “on the left” (alter-globalist), as well as social concepts of the opponents of globalization of sociopolitical, state-legal, and economic life of national states and societies “on the right” (alter-mondialistic) and “on the left” (Marxist and proletarian internationalism). It is underlined that the ideas of global constitutionalism are subjected to the socially substantiated interpretations. The philosophical principles that serve as the bases for social concepts are being created in the process of ideological opposition to the other system of meanings, the carrier of which is a certain alternative subject that contains the crucially different perception of social reality. The fight against the conceptual enemy not only endows any concept with the meaning of its existence, but is also a necessary condition for its being.

Keywords:

neo-Marxism, alterglobalism, neoconservatism, category, neoliberalism, transformation, development trends, global constitutionalism, multipolar world, ideology

Являясь правилами поведения, а также исходными положениями теории, не требующими доказательств, лежащими в основе философии как особой формы общественного сознания, вырабатывающей систему знаний о наиболее общих закономерностях бытия и познания, философские принципы одновременно актуализируют поведение человека как существа социального через осознанный выбор, при этом освобождают его, выступая в качестве философского императива, помогая расти над собой, достигая идеала, являющегося целью, реализующейся в виде философского образа жизни. Философские принципы обладают рядом признаков, которые отличают их от иных категорий философии (методов, законов, понятий, абстрактных начал, концептов), а также принципов науки, религии и жизненной практики, что позволяет определить их место и роль в процессах познания действительности и ее изменения. Так, философские принципы, как и философские законы, являются объединяющими совокупность фактов основными положениями, но при этом они находятся выше законов, предшествуют им, придавая смысл. Как справедливо отмечает В.А. Канке: «Принципы - это теоретические положения, которые придают осмысленность законам. Это не главные законы, как часто пишут в учебниках философии, а их смыслы. В отличие от законов принципы никогда не сводятся к признакам изучаемых явлений». [1, с. 8] Философские принципы тесно связаны с философскими методами, структурируя последние в качестве системной совокупности способов познания и деятельности. Философские принципы оживляют своим смыслом и содержанием такие сложные, соединяющие мышление, язык и бытие, конструкты, как философские понятия, отображающие в мышлении предметы и явления действительности, а также связи между ними, путем выделения их существенных свойств. Являясь формой применения понятий как продуктов мыслительной деятельности человека, философские принципы, в свою очередь, по образному выражению И. Канта, являются синтетическими знаниями, доставляемыми из понятий. [2, с. 1] В отличие от абстрактных начал, философские принципы являются продуктом мыслительной деятельности, которая отталкиваясь от чистой непосредственности, возвращается обратно, находя свою основательность, обретая и осознавая свою изначальность. Так, для Гегеля философским принципом выступает абсолютное становление, при котором «движение вперёд есть возвращение назад в основание, к первоначальному и истинному, от которого зависит то, с чего начинают, и которое на деле порождает начало. Так, сознание на своём пути от непосредственности, которой оно начинает, приводится обратно к абсолютному знанию как к своей внутренней истине. Это последнее, основание, и есть то, из чего происходит первое, выступившее сначала как непосредственное». [3, с. 58-59] В отличие от концептов, являющихся содержанием понятия, смысловым значением имени (знака), философским принципам присущ дискуссионный характер, они обладают богатым содержанием и глубоким смыслом, являясь совокупностью мыслимых признаков обозначаемого понятием предмета или явления. Так, исследователи Ж. Делёз и Ф. Гваттари отмечают: «Концепт - это множественность, хотя не всякая множественность концептуальна… у концепта есть становление, которое касается уже его отношений с другими концептами, располагающимися в одном плане с ним. … Он абсолютен как целое, но относителен в своей фрагментарности. Он бесконечен в своем парящем полете, то есть в своей скорости, но конечен в том движении, которым описывает очертания своих составляющих … Концепты - это центры вибрации, каждый в себе самом и по отношению друг к другу. Поэтому в них все перекликается, вместо того чтобы следовать или соответствовать друг другу». [4, с. 25-35] Философские принципы, в отличие от научных, выполняющих по мнению ряда авторов, интегрирующую, синтезирующую и организующую по отношению ко всему массиву истинных высказываний определенной области науки, [5, с. 1] стабильны, возвращаясь к своим началам и первопричинам. В отличие от религиозных принципов, носящих трансцендентный, не рефлексирующий и догматичный характер, философские принципы имманентны, рефлексивны и обсуждаемы. В отличие от жизненной практики, которая иррациональна, философские принципы рациональны и всегда являются продуктом мышления. Таким образом, философские принципы представляют из себя правила поведения и исходные положения теории, не требующие доказательств, начала философии, вернувшиеся к своей изначальности, теоретически обобщают факты действительности, придают осмысленность философским законам, структурируют и систематизируют процесс познания, направляя его в нужном направлении, являются результатом мыслительной деятельности человека, и в тоже время - содержанием мысли, которая оживает в суждениях и умозаключениях, устойчивы как целостные образования и единицы философии, противостоящие хаосу, имманенты и рациональны. Однако, не следует рассматривать философские принципы как некие застывшие «мертвые» догмы. Любой философский принцип имеет смыслы, с которыми и работает философия, отыскивая, разъясняя, истолковывая их в процессе интерпретации. При этом мыслительная деятельность человека подчинена строгим правилам, задаваемым логикой (самой мыслью). Философский поиск, стимулирующий мысль, является непрерывным процессом, состоящим в возврате философской мысли к своим началам в процессе удивления и вопрошания, отталкивании от оснований, определяющих загадку и тайный смысл, рефлексии и философской интерпретации, возврате к основаниям, так и не понятым в полной мере. При этом, по мнению В.В. Бибихина, философия представляет собой «принимающее согласие с тем, что есть, и умеющее принятие его таким, какое оно есть», [6, с. 88]и в тоже время как «обращение внимания». [7, с. 1] Таким образом, философские принципы стимулируют мысль, придают ей индивидуальность, регулируют, возвращая к основаниям, поднимают на более высокий уровень, что позволяет мысли не замыкаться в себе и не превратиться в догму, умерев в своей завершенности. При этом философские принципы являются не только системой теоретических знаний, но они распространяют свое действие на практическую деятельность человека, которая является материальной основой любой социальной концепции, не всегда соответствует теоретической мысли, разработанной в рамках философского императива. Как отмечает А.В. Жилина: «Сама философия есть человеческое изобретение, следовательно, выйти за пределы человеческих возможностей она не может. Возникновение из общей идеологической осознанности мира приводит ее к допущению, что мир развивается аналогично социальному бытию. Отсюда признается некая основа мира, человека, познания и так далее, которая заключает в себе максимальное число потенций мира с тем, чтоб потом, опредмечивая их, поддерживать соответствующую часть бытия». [8, с. 116] Таким образом, философские принципы, конституирующие любую социальную концепцию, и практика ее реализации в жизнедеятельности общества и государства могут соотноситься друг с другом по-разному: в одном случае, практика следует за теорией, интерпретируя ее положения в условиях постоянно изменяющейся окружающей действительности; в другом случае, практика реализации социальной концепции опровергает многое из теоретически разработанных философских принципов, либо игнорирует их детальное и полное соблюдение; в третьем случае, напротив, теория и практика взаимно дополняют и обогащают друг друга, позволяя совершенствовать и теоретические конструкты, институализирующие наиболее общие закономерности бытия и сознания, и практическую деятельность человека, осуществляемую в соответствии с данными теоретическими постулатами. Категории «философия» и «социальная концепция» соотносятся друг с другом как общее и частное. И, следовательно, интерпретация философских принципов в системе отправных начал любой социальной концепции предопределяет сущностную ее характеристику и основные направления развития. Как справедливо отмечает М.Ю. Чернавский: «Философия, будучи формой общественного сознания, вырабатывающей знания о фундаментальных основаниях человеческого бытия и познания, естественным образом встраивается в структуру социальных концепций, которые интерпретируют социальную реальность, выступая опосредованным выражением социально-экономических и политических интересов своих носителей». [9, с. 83-84] Представляется, что роль философских идей и принципов в обосновании любой социальной концепции, как системы взглядов на организацию и функционирование общественного развития в широком смысле, исключительно велика. Она включает в себя ряд аспектов: онтологический (благодаря которому в рамках социальной концепции можно сформировать собственное восприятие картины мира); гносеологический (посредством которого автор или сторонник социальной концепции может использовать весь необходимый инструментарий для познания действительности); методологический (способы познания мира); аксиологический (благодаря которому формируются мировоззренческие, ценностные установки и ориентиры смысла жизни в рамках данной социальной концепции). Благодаря онтологическому аспекту философских принципов в рамках социальной концепции, например, глобального конституционализма, ее авторы и сторонники получают возможность оперировать различными «моделями» действительности, через призму которых можно смотреть на предмет собственного исследования – организацию общественно-политической, государственно-правовой и финансово-экономической жизни общества - в рамках идеологической платформы глобального конституционализма. Философские принципы формируют общую картину мира в его временных, пространственных и иных характеристиках, обусловленных единством фундаментальных законов развития. Данная совокупность представлений о реальной сущности действительности и закономерностях ее развития складывается в результате обобщения и сознательного упрощения, а также синтеза различных понятий и принципов не философского и философского характера. Таким образом, формируемая философская картина мира является необходимым условием и предпосылкой для построения картины мира в рамках социальной концепции глобального конституционализма. Иными словами, философские принципы предоставляют возможность увидеть элементы социальной концепции через общее видение мира на всех этапах его существования (прошлого, настоящего), а также спрогнозировать варианты изменения картины мира в будущем. При этом, принципы философии позволяют сформировать видение будущего состояния общественно-политической, государственно-правовой и финансово-экономической жизни общества на общепланетарном уровне, как объекта, преобразуемого в человеческой деятельности, а также самой социальной концепции глобального конституционализма, ее ценностей, целей в будущем. Благодаря гносеологическому аспекту философских принципов, социальная концепция глобального конституционализма получает возможность использования знаний об общих закономерностях процесса познания, учении об истине, а также формах и способах ее достижения. Это позволяет в рамках социальной концепции сформулировать исходные гносеологические ориентиры процессов познания, его формах, уровнях, способах, границах, критериях проверки истинности и ложности познаваемого и т.п. Методологический аспект философских принципов позволяет сформировать способы познания мира в рамках социальной концепции для определения основных условий ее существования и развития в рамках позитивистского и умозрительно-философских подходов. Таким образом, философские принципы вооружают социальную концепцию общими методами научного познания, которые, конечно, не могут заменить специальных методов познания, используемых в раках формирования и развития социальной концепции. Например, принципы диалектического развития составляют в своей совокупности систему, позволяющую сформулировать общую методологическую программу познания в рамках социальной концепции, носящую стратегический характер, направленную на познание действительности в ее универсальных свойствах и качествах. Таким образом, совокупность философских принципов является гибкой, эластичной и подверженной динамике развития системой, которая не может гарантировать на успех в познании окружающей действительности социальную концепцию, но вооружает ее для это необходимым понятийным и методологическим инструментарием. Благодаря аксиологическому аспекту социальная концепций глобального конституционализма получает возможность сформулировать мировоззрение, ценностные установки и смысловые ориентиры в рамках данной социальной концепции, что во-многом предопределяет результат ее развития и актуальность. Благодаря философским принципам можно выявить не только рациональные, но и иррациональные человеческие универсалии, обусловленные конкретными историческими типами общества, его культуры, нравственности (ценностные характеристики), что позволяет осуществлять аккумуляцию человеческого опыта для последующего его развития и передачи новым поколениям для обеспечения непрерывного развития социальной концепции глобального конституционализма. Таким образом, философские принципы представляют собой вершину мировоззрения, так как философия аккумулирует мировоззренческий человеческий опыт, интегрируя все его формы (эстетическую, практическую, ценностную, познавательную и иные), транслируя его последующим поколениям, предоставляя человеку возможность формирования собственного мировоззрения на действительность, определения и формализации своих взглядов, убеждений, ценностей, идеалов, нравственного императива. Как справедливо отмечает О.С. Кузуб: «Философский принцип - особая логическая форма универсализации представлений о мире, в котором выделены наиболее устойчивые, общезначимые и рациональные схемы мироотношения. Поскольку в нем выражены общие закономерности мира и познания, философский принцип сохраняется в качестве ориентира познавательной деятельности. Существуют принципы, которые являются наиболее общими ориентирами развивающейся науки в различные эпохи (например, принципы существования мира). Но в каждую историческую эпоху наибольшим эвристическим потенциалом обладают некоторые из них, играющие роль центра, объединяющего все культурные слои, развитие которых идет под эгидой этой идеи». [10, с. 280] Благодаря философскому принципу развития глобализация общественно-политическое, государственно-правовое и финансово-экономическое устройство общества рассматривается не как изначально данное явление действительности, а как постоянно изменяющееся. Философский принцип познаваемости мира позволяет обосновать возможность и неизбежность познания сущности глобального конституционализма как социальной концепции и практики ее реализации. Благодаря философскому принципу материального единства мира глобализация рассматривается как сложное системно явление, единое в своей материальности. Философский принцип единства исторического и логического позволяет осуществлять исследование истории возникновения и развития глобального конституционализма как социальной концепции одновременно с логикой ее познания. Это позволяет, по мнению М.М. Розенталя: «Проанализировать данный предмет глубже, с точки зрения его изменчивости, превращаемости, то есть проанализировать его диалектически». [11, с. 94] Благодаря философскому принципу восхождения от абстрактного к конкретному мы можем осуществлять исследование глобального конституционализма (как социальной концепции и практики ее осуществления) через изучение отдельных аспектов глобализации общественно-политического, государственно-правового и финансово-экономического устройства общества. А на основании выявленных закономерности формирования и развития социальной концепции глобального конституционализма в целом делать умозаключения относительно направлений развития отдельных аспектов глобализации общественно-политического, государственно-правового и финансово-экономического устройства общества. Таким образом, по мнению А.С. Гурьянова принцип восхождения от абстрактного к конкретному составляют основу теоретического мышления. [12, с. 264-282] И, если философия, являясь особой формой познания мира, основывается на знаниях и является продуктом мыслительной деятельности человека, то любая социальная концепция представляет собой интерпретацию отдельных закономерностей общественного развития в конкретный исторический период развития и зависит от конкретных интересов авторов и сторонников данной социальной концепции. При этом, как метко отметил В.И. Ленин: «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов». [13, с. 47] Реализация философских принципов всегда приобретает идеологический оттенок (любое практическое воплощение философских принципов, с одной стороны, идеологизировано, а с другой стороны, реализовавшись на практике (воплотившись) философский принцип начинает жить свой жизнью (институализируясь). Философия при этом отличается от идеологии: во-первых, идеология всегда нацелена на получение практического результата в виде изменения окружающей действительности, либо ее сохранения, в то время как философия не актуализирована на мотивацию человека к деятельности, являясь теоретически описательной по своему характеру; во-вторых, философия и идеология соотносятся как теория и практика мировоззрения, при этом философия формирует мировоззрение как теоретическую модель посредством мыслительной деятельности человека, а идеология реализует ее в социальном бытие, трансформируя его в соответствии с идеологическим конструктом, подчиняя логике идеологического развития направление развития общественно-политического, государственно-правового и финансово-экономического устройства на уровне национальных государства и обществ; в-третьих, любая философская идея имеет множество интерпретаций именно посредством практической их реализации в рамках социальных многосубъектных дискуссионных практик. Таким образом, философские принципы в социальной концепции занимают важное место потому, что: во-первых, являются их основаниями; во-вторых, позволяют отличить одни социальные концепции от других, идеологически им противоположных, альтернативных или смежных; в-третьих, сами социальные концепции рождаются в борьбе смыслов и их разнообразие обусловлено различием в смыслах в логике «свой-чужой» (К. Шмитт, А. Шютц, С. Жижек, Дж. Ларрейн, Дж. Клиффорд). [14-17] Так, в рамках логики «свой-чужой» К. Шмитт обосновывает положение о том, что любые социальные и политические объединения, группы и союзы идентифицируются посредством раскрытия содержащегося в них различия «враг - друг», рассматриваемого в качестве принципа или критерия социальной реальности. [18-19] При этом, С. Жижек отмечает в качестве интересной особенности современных социальных концепций то, что их форма и содержание все чаще не соответствуют друг другу, вводя обывателя в заблуждение: «Времена постмодерна определяются тайной солидарностью между двумя ликами Януса: с одной стороны, мы видим замену политики деполитизированными «гуманитарными технологиями»; с другой стороны – пришествие деполитизированного чистого зла под маской чрезмерного этнического или религиозного насилия». [20, с. 28] Важным наглядным примером альтернативного формирования и развития социальных концепций является, с одной стороны, взаимодействие глобального конституционализма, обосновывающего глобализацию «справа», и современных социальных концепций, обосновывающих глобализацию «слева» (в частности, альтерглобализм), а с другой стороны, с социальными концепциями противников глобализации общественно-политического, государственно-правового и финансово-экономического устройства национальных государств и обществ: «справа» (антиглобализм, антимондиализм) и «слева» (пролетарский интернационализм, марксизм). Полярность глобального конституционализма как социальной концепции, обосновывающей глобализацию «справа», в рамках системы альтернативных проектов глобализации общественно-политического, государственно-правового и финансово-экономического устройства национальных государств и обществ современным социальным концепциям, обосновывающим глобализацию «слева», просматривается также в том, что основополагающие произведения сторонников глобального конституционализма появлялись как реакция на работы сторонников альтерглобализма (например, З. Бжезинского, Г. Киссинджера), [21; 22, с. 32-37] а публикации авторов альтерглобализма являлись реакцией на осуществляемые странами Запада процессы глобализации «справа» (в частности, Д. Стиглица, Н. Хомского). [23; 24] Кроме того, работы авторов противников процессов глобализации, как «слева», в лице пролетарских интернационалистов, марксистов (например, Г.А. Зюганова, И. Валлерстайна), [25-27] так и «справа», в лице альтермондиалистов (в частности, Н. Хомского, А.В. Бузгалина), [28; 29, с. 120-127] являлись реакцией как на процессы вестернизации, осуществляемой Западом (например, Ф. Хинкеламмерта), [30] так и на произведения авторов альтернативных концепций глобализации «слева». [31; 32, с. 2] В свою очередь, работы сторонников социальной концепции глобального конституционализма появлялись как реакция на инициативы властей в коммунистических странах, [33, с. 121-141; 34] публикации сторонников современных концепций марксизма, [35, с. 1]а также альтерглобализма, антиглобализма. [36, с. 1] Глобальный конституционализм явился следствием сближения неолиберальных и неоконсервативных социальных концепций в части признания ими в качестве основной своей цели - обеспечения сохранения и развития мирового капиталистического финансово-экономического базиса и его общественно-политической надстройки. Кроме того, глобальный конституционализм одновременно является во-многом духовным приемником и продолжателем идей глобализации справа, предложенной в рамках нацистской и фашистской концепции, господствующих в Европе до 1945 года. И неолиберализм, и неоконсерватизм при этом ориентированы на трактовку реальности с позиций интересов. В этом смысле социальные интересы как способ осознания зависимости от материальной действительности имеют более высокий онтологический статус, чем философские принципы. Подчинённость философских принципов социальным интересам приводит к тому, что мировоззренческие, философские дискуссии между представителями различных концепций уступают место политическим и социально-экономическим разногласиям. Представители данных социальных концепций (неолиберализма и неоконсерватизма) различаются в обосновании: - методов достижения основной своей цели - обеспечения сохранения и развития мирового капиталистического финансово-экономического базиса и его общественно-политической надстройки; - идеологической основы современного этапа развития капитализма в мире; - содержания и функционального набора фундаментальных общемировых демократических ценностей на современном этапе развития капитализма в мире. - перечня навязываемых национальным государствам (при помощи сформированных единых управляющих центров регулирования и контроля) западных государственно-правовых, общественно-политических институтов, принципов, связей, отношений, идей. Популярность и результативность глобального конституционализма как социально-философской концепции обусловлена, во-многом, благодаря расширению возможностей манипулирования общественным сознанием в общепланетарном масштабе. Так, по мнению ряда ученых, глобальный конституционализм, возникнув как мифологема общественного сознания, [37]в дальнейшем осуществляет манипуляцию коллективным общественным сознанием, трансформируя и реальность организации и функционирования общественно-политической, государственно-правовой и финансово-экономической жизни отдельных национальных государств и обществ. [38] Преимущества глобального конституционализма как социальной концепции общепланетарного масштаба в манипуляции общественным мнением состоят в следующем: Во-первых, в связи с тем, что данная концепция создавалась и разрабатывалась идеологами, философами, политиками и государственными деятелями, обслуживающими правящие элиты Западного мира, она имеет возможность использовать для популяризации своих основных положений весь доступный государственному механизму административный и информационный ресурс в виде, например, государственных средств массовой информации. Кроме того, в США мы можем наблюдать сращивание государственного аппарата и основных ведущих частных информационных холдингов, когда родственники занимают должности в государственных структурах, отвечающих за контроль СМИ, а также в самих частных СМИ, либо на должности в частных СМИ назначаются бывшие крупные государственные чиновники. Так, например, глава медиа-холдинга «CNN» и пресс-секретарь Хилари Клинтон - супруги, Президент медиа-корпорации «CBS» и спичрайтер президента США Обамы родные братья, президент медиа-гиганта «ABC» и советник Обамы - брат и сестра. [39, с. 1] Во-вторых, социальная концепция глобального конституционализма предполагает одновременное воздействие в отношении всех государств мира (как ядра мировой капиталистической системы, так и периферийных стран), что позволяет минимизировать критику в отношении любых ложных информационных сообщений, программ, которые проводятся в жизнь в рамках данной концепции, растворив ее в информационных потоках, актуализирующих положительное отношение к процесса глобализации общественно-политической, государственно-правовой и финансово-экономической жизни национальных обществ и государств. Таким образом, «эффект масштаба» позволяет осуществить манипулирование общественным сознание повсеместно, выдавая ложные информационные посылки за истинные. Например, осуществленные под руководством неконсерваторов и неолибералов в 90-е и 2000-е годы военные акции по смене антиглобалистских режимов в Ираке, Ливии, Югославии осуществлялись путем массированной информационной атаки лжи, например, в части наличия ядерного оружия у С. Хуссейна в Ираке. [40, с. 1] В-третьих, именно сторонники концепции глобального конституционализма, находясь в США и обладая там всей полноты власти и собственности, могут использовать преимущества перехода человечества на технологии шестого технологического уклада, основой которого в области социологии, политики, государственного управления является разработка системных технологий манипуляции общественным мнением и конструирование социальной реальности. При этом ряд авторов, в частности С.Ю. Глазьев, считают, что данные технологии впервые в человеческой истории позволяют бесконечно долго осуществлять манипуляцию общественным мнением в любых масштабах и в отношении любых обществ, социальных классов, групп населения, объединенных по любым признакам. [41, с. 9-16] В-четвертых, любые социальные концепции, в силу того, что основаны на интересах экономического характера, подменяют, вымывают и замещают философские принципы, однако, в рамках социальной концепции глобального конституционализма эти процессы гипертрофированно развиты. Так, по мнению Й. Ларрейна, идеология играет важную роль в процессе воспроизводства системы современного капитализма, при этом, она уже не ограничивается поддержкой классового господства в национальном масштабе, но озабочена процессами общепланетарной идеологической поддержки мировой капиталистической системы путем обеспечения возможности формирования и функционирования новых форм доминирования и власти капитализма как глобальной системы. [42, с. 153-155] Идеология в рамках социальных концепций, обслуживающих современную мировую капиталистическую систему, выполняет две важные функции: во-первых, она маскирует любые формы социального неравенства и эксплуатации, основанных на любых принципах (отношениях труда и капитала, национальной, расовой, гендерной, гражданственной принадлежности и т.д.), по образному выражению Й. Ларрейна «оставаясь разновидностью искаженного сознания, нацеленного на маскировку реальности»; [42, с. 154]способствует уничтожению любых систем, могущих быть конкурентами доминирующих общественно-политических, государственно-правовых и финансово-экономических установок, сформулированных Западом как ядром мировой капиталистической системы. Политические технологии глобального конституционализма при этом становятся настолько эффективными, что нивелируют, а во многом и замещают философские постулаты (принципы), то есть политические технологии выхолащивают философские принципы, заменяя их искусственно сконструированной системой государственно-правовых, общественно-политических, финансово-экономических институтов, идей, принципов, понятий. Преимущество политических технологий в социальных концепциях, в частности, в социальной концепции глобального конституционализма, над философскими принципами состоит в следующем: Во-первых, они апеллируют непосредственно к тем или иным интересам общества, потребностям конкретных политических классов, слоев населения, которые являются приоритетными и злободневными в конкретный исторический промежуток времени, в то время как философские принципы статичны и их целью не является удовлетворение интересов. Во-вторых, политические технологии достаточно быстро формируются, они пластичны, благодаря чем могут быть использованы для моделирования социальных потрясений, революций, государственных переворотов. [43, с. 46-54] В-третьих, политические технологии «освящены» своеобразным ореолом принадлежности к власти, что придает им большую убедительность, почти мистически сакральный характер. В-четвертых, политические технологии носят мультинаучный и мультидисциплинарный характер, что позволяет использовать в них различные технологии социального конструирования и манипуляции, например, нейролингвистическое программирование. Так, В.В. Демидченко отмечает, что для «закрепления социально-политических мифов технология манипулирования предлагает использование богатейшего инструментария конкретных методов воздействия на сознание людей: уменьшение объема доступной для рядового гражданина информации; использование массовой пропаганды, информационной перенасыщенности и перегрузки; присваивание ярлыков; использование метода «лингвистической ловушки»; использование метода «лингвистической деривации», состоящего в исключении из политического лексикона отдельных понятий и терминов (по принципу: нет термина - нет проблемы); применение метода политической номинации, заключающегося в целенаправленном подборе понятий, терминов и выражений, способных произвести нужное впечатление». [44, с. 142] В-пятых, политические технологии носят характер активного и агрессивного деятельного воздействия на людей, являясь наиболее эффективной разновидностью пропаганды. [45, с. 198-212] Таким образом, представляется, что место и роль философских принципов в социальной концепции глобального конституционализма можно определить как ее институциональную основу, которая скрепляет данную социальную концепцию в единую систему и позволяет осуществлять ее функционирование и развитие.

Библиография
1.
Канке В.А. Философия экономической науки: Учеб. пособие.-М.: ИНФРА-М, 2009.-С. 8.
2.
Кант И. Критика чистого разума / перевод Н. Лосского, сверен и отредактирован Ц. Арзаканяном и М. Иткиным, примечания Ц. Арзаканяна.-М.: Мысль, 1994. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://psylib.ukrweb.net/books/kanti02/index.htm (дата обращения: 01.09.2016).
3.
Гегель Г.В.Ф. Наука логики.-Спб.,-1997.-С. 58-59.
4.
Гваттари Ф., Делез Ж. Что такое философия? / Перевод с французского С.Н. Зенкина.-М.: Академический Проект, 2009.-С. 25-35.
5.
Лебедев С.А. Философия науки: Словарь основных терминов.-М.: Академический Проект.-2004. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://philosophy_of_science.academic.ru.-(дата обращения: 01.09.2016).
6.
Бибихин В.В. Язык философии.-2-еизд., испр. и доп.-М.: Языки славянской культуры,2002.-С. 88.
7.
Бибихин В.В. Чтение философии (курс лекций). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://inigo.ru/wp-content/uploads/2014/12.-(дата обращения: 01.09.2016).
8.
Жилина А.В. Онтологическое основание идеологических процессов развертывания объективированных форм мировоззрения // Вестник Северо-Восточного федерального университета им. К. Аммосова.-2009.-Т. 6.-№ 2.-С. 116.
9.
Чернавский М.Ю. Либерализм и консерватизм: социально-философский анализ: дисс. … ученой степени доктора философских наук.-М., 2009.-С. 83-84.
10.
Кузуб О.С. Философский принцип как схема видения мира // Труды молодых ученых Алтайского государственного университета.-2012.-№ 9.-С. 280.
11.
Розенталь М.М. Принципы диалектической логики.-М., Издательство социально-экономической литературы, 1960.-С. 94.
12.
Гурьянов А.С. Принцип восхождения от абстрактного к конкретному как основа теоретического мышления // В мире научных открытий.-2013.-№3.4 (39).-С. 264-282.
13.
Ленин В.В. Три источника и три составных части марксизма (март 1913 г.).-ПСС, 5-е изд.-Т. 23.-С. 47.
14.
Clifford J. After the Fact: Two Countries, Four Decades, One Anthropologist (1995).
15.
Жижек С. Щекотливый субъект: отсутствующий центр политической онтологии.-М.: Изд. Дом «Дело» РАНХиГС, 2014.-528 с.
16.
Шютц А. Смысловая структура повседневного мира: очерки по феноменологической социологии / Сост. А.Я. Алхасов; пер. с англ. А.Я. Алхасова, Н.Я. Мазлумяновой; научн. ред. перевода Г.С. Батыгин, М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2003.-336 с.
17.
Larrain J. Ideology and Cultural Identity: Modernity and the Third World Presence.-London: Polity Press, 1994.
18.
Шмитт К. Диктатура: от истоков современной идеи суверенитета до пролетарской классовой борьбы / Пер. с нем. Ю. Ю. Коринца; под ред. Д. В. Скляднева.-СПб.: Наука, 2006.
19.
Шмитт К. Планетарная напряженность между Востоком и Западом и противостояние Земли и Моря. // Элементы.-№ 8.-М., 2000.
20.
Макарычев А.С. Безопасность и возвращение политического: критические дебаты в Европе // Индекс безопасности.-2008.-Т. 14.-№ 4.-С. 28.
21.
Бжезинский З. Стратегический взгляд: Америка и глобальный кризис / пер. с англ. М. Н. Десятовой.-М.:АСТ, 2014.-287 с.
22.
Кисснджер Г. Пределы универсализма. О консерватизме Берка // Россия в глобальной политике.-2012.-№ 4.-С. 32-37.
23.
Дж. Стигниц-Стиглиц Дж. Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса = Freefall: America, Free Markets, and the Sinking of the World Economy.-М.: Эксмо, 2011.
24.
Chomsky N. Hegemony or Survival: America's Quest for Global Dominance.-2003.
25.
Зюганов Г.А. Глобализация и судьба человечества.-М.: Мол. гвардия, 2002.-448 с.
26.
Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире / Пер с англ. П. М. Кудюкина под общей ред. Б.Ю. Кагарлицкого.-СПб.: Университетская книга, 2001.-416 с.
27.
Simons, Jon (ed.). From Agamben to Zizek: Contemporary Critical Theorists.-Edinburgh: Edinburgh University Press, 2010.-288 p.
28.
Chomsky N. Profit over People: Neoliberalism and Global Order. – 1999.
29.
Бузгалин А.В. Альтерглобализм: в поисках позитивной альтернативы новой империи // Век глобализации.-2008.-Выпуск №1.-С. 120–127.
30.
Hinkelammert F. Property for People, Not for Profit: Alternatives to the Global Tyranny of Capital.-Progressio, 2004.-P. vii.
31.
Глобализация и столкновения идентичностей. Международная интернет-конференция, Москва, 24 февраля-14 марта 2003 года. Сборник материалов под ред. А. Журавского, К. Костюка; Московское представительсто им. Конрада Аденауэра. Центр этнорелигиозных и политических исследований Российской академии государственной службы при Правительстве РФ.-М., 2003.
32.
Башкатова А. Глобализм с человеческим лицом. «Вашингтонский консенсус» не выдержал проверки экономическим кризисом // «Независимая газета», 6.04.2011.-С. 2.
33.
Бжезинский, З. Китай-региональная, а не мировая держава // Pro et contra.-1998.-T. 3.-№ 1.-С. 127-141.
34.
Kissinger H. On China // New York: Penguin Press, 2011.
35.
Kissinger H. World Order // New York: Penguin Press, September 9, 2014.-P. 1.
36.
«Движение антиглобалистов» и идеология глобализации [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://perwomai.narod.ru/antiglob.htm (дата обращения: 01.09.2016).
37.
Чернышков Д.В. Глобализация как мифологема общественного сознания: социально-философский анализ: дисс. … ученой степени кандидата философских наук.-Барнаул, 2012.-15 с.
38.
Золотарев С.П. Идеология либерализма как фактор трансформации российской государственности: теория и практика: автореф. дисс. … доктора философских наук.-Краснодар, 2012. – 44с.
39.
«Кумовство» в администрации США [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.mega-stars.ru/video-yt/kV52_akN8Nw.php (дата обращения: 01.09.2016).
40.
Валлерстайн И. Когда придет конец Бушу? [Электронный ресурс].-Режим доступа: http://scepsis.net/library/id_255.html (дата обращения: 01.09.2016).
41.
Глазьев С.Ю. Переход к новой идеологии управления глобальным экономическим развитием // проблемы теории и практики управления.-2016.-№ 6.-С. 9-16.
42.
Larrain J. Ideology and Cultural Identity: Modernity and the Third World Presence. London: Polity Press, 1994.-С. 153-155.
43.
Шульц Э.Э. Технологии бунта: «цветные» революции и «арабская весна» // Наациональные интересы: приоритеты и безопасность.-2014.-№ 19.-С. 46-54.
44.
Демидченко В.В. Понятие политических технологий: сущность, формы и виды // Власть.-2015.-№12.-С. 142.
45.
Pavlov D. Jacques ellul”s theory of propaganda // Науковий вісник Одеського національного економічного університету.-2015.-№ 10 (230).-С. 198-212.
46.
Яковлева Е.Л. Абсурд в гламурном социальном // Человек и культура. - 2016. - 3. - C. 49 - 62. DOI: 10.7256/2409-8744.2016.3.18665. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_18665.html
47.
Попова А.В. Россия как интегральная цивилизация в трудах неолиберальных мыслителей начала XX века // Политика и Общество. - 2013. - 10. - C. 1254 - 1259. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.10.7661.
48.
Антипов Д.А. Неолиберализм: глобальная идеология // Теоретическая и прикладная экономика. - 2016. - 2. - C. 1 - 13. DOI: 10.7256/2409-8647.2016.2.17547. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_17547.html
49.
// . - . - . - C. - . URL:
50.
// . - . - . - C. - . URL:
51.
// . - . - . - C. - . URL:
References (transliterated)
1.
Kanke V.A. Filosofiya ekonomicheskoi nauki: Ucheb. posobie.-M.: INFRA-M, 2009.-S. 8.
2.
Kant I. Kritika chistogo razuma / perevod N. Losskogo, sveren i otredaktirovan Ts. Arzakanyanom i M. Itkinym, primechaniya Ts. Arzakanyana.-M.: Mysl', 1994. [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://psylib.ukrweb.net/books/kanti02/index.htm (data obrashcheniya: 01.09.2016).
3.
Gegel' G.V.F. Nauka logiki.-Spb.,-1997.-S. 58-59.
4.
Gvattari F., Delez Zh. Chto takoe filosofiya? / Perevod s frantsuzskogo S.N. Zenkina.-M.: Akademicheskii Proekt, 2009.-S. 25-35.
5.
Lebedev S.A. Filosofiya nauki: Slovar' osnovnykh terminov.-M.: Akademicheskii Proekt.-2004. [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://philosophy_of_science.academic.ru.-(data obrashcheniya: 01.09.2016).
6.
Bibikhin V.V. Yazyk filosofii.-2-eizd., ispr. i dop.-M.: Yazyki slavyanskoi kul'tury,2002.-S. 88.
7.
Bibikhin V.V. Chtenie filosofii (kurs lektsii). [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://inigo.ru/wp-content/uploads/2014/12.-(data obrashcheniya: 01.09.2016).
8.
Zhilina A.V. Ontologicheskoe osnovanie ideologicheskikh protsessov razvertyvaniya ob''ektivirovannykh form mirovozzreniya // Vestnik Severo-Vostochnogo federal'nogo universiteta im. K. Ammosova.-2009.-T. 6.-№ 2.-S. 116.
9.
Chernavskii M.Yu. Liberalizm i konservatizm: sotsial'no-filosofskii analiz: diss. … uchenoi stepeni doktora filosofskikh nauk.-M., 2009.-S. 83-84.
10.
Kuzub O.S. Filosofskii printsip kak skhema videniya mira // Trudy molodykh uchenykh Altaiskogo gosudarstvennogo universiteta.-2012.-№ 9.-S. 280.
11.
Rozental' M.M. Printsipy dialekticheskoi logiki.-M., Izdatel'stvo sotsial'no-ekonomicheskoi literatury, 1960.-S. 94.
12.
Gur'yanov A.S. Printsip voskhozhdeniya ot abstraktnogo k konkretnomu kak osnova teoreticheskogo myshleniya // V mire nauchnykh otkrytii.-2013.-№3.4 (39).-S. 264-282.
13.
Lenin V.V. Tri istochnika i tri sostavnykh chasti marksizma (mart 1913 g.).-PSS, 5-e izd.-T. 23.-S. 47.
14.
Clifford J. After the Fact: Two Countries, Four Decades, One Anthropologist (1995).
15.
Zhizhek S. Shchekotlivyi sub''ekt: otsutstvuyushchii tsentr politicheskoi ontologii.-M.: Izd. Dom «Delo» RANKhiGS, 2014.-528 s.
16.
Shyutts A. Smyslovaya struktura povsednevnogo mira: ocherki po fenomenologicheskoi sotsiologii / Sost. A.Ya. Alkhasov; per. s angl. A.Ya. Alkhasova, N.Ya. Mazlumyanovoi; nauchn. red. perevoda G.S. Batygin, M.: Institut Fonda «Obshchestvennoe mnenie», 2003.-336 s.
17.
Larrain J. Ideology and Cultural Identity: Modernity and the Third World Presence.-London: Polity Press, 1994.
18.
Shmitt K. Diktatura: ot istokov sovremennoi idei suvereniteta do proletarskoi klassovoi bor'by / Per. s nem. Yu. Yu. Korintsa; pod red. D. V. Sklyadneva.-SPb.: Nauka, 2006.
19.
Shmitt K. Planetarnaya napryazhennost' mezhdu Vostokom i Zapadom i protivostoyanie Zemli i Morya. // Elementy.-№ 8.-M., 2000.
20.
Makarychev A.S. Bezopasnost' i vozvrashchenie politicheskogo: kriticheskie debaty v Evrope // Indeks bezopasnosti.-2008.-T. 14.-№ 4.-S. 28.
21.
Bzhezinskii Z. Strategicheskii vzglyad: Amerika i global'nyi krizis / per. s angl. M. N. Desyatovoi.-M.:AST, 2014.-287 s.
22.
Kissndzher G. Predely universalizma. O konservatizme Berka // Rossiya v global'noi politike.-2012.-№ 4.-S. 32-37.
23.
Dzh. Stignits-Stiglits Dzh. Krutoe pike. Amerika i novyi ekonomicheskii poryadok posle global'nogo krizisa = Freefall: America, Free Markets, and the Sinking of the World Economy.-M.: Eksmo, 2011.
24.
Chomsky N. Hegemony or Survival: America's Quest for Global Dominance.-2003.
25.
Zyuganov G.A. Globalizatsiya i sud'ba chelovechestva.-M.: Mol. gvardiya, 2002.-448 s.
26.
Vallerstain I. Analiz mirovykh sistem i situatsiya v sovremennom mire / Per s angl. P. M. Kudyukina pod obshchei red. B.Yu. Kagarlitskogo.-SPb.: Universitetskaya kniga, 2001.-416 s.
27.
Simons, Jon (ed.). From Agamben to Zizek: Contemporary Critical Theorists.-Edinburgh: Edinburgh University Press, 2010.-288 p.
28.
Chomsky N. Profit over People: Neoliberalism and Global Order. – 1999.
29.
Buzgalin A.V. Al'terglobalizm: v poiskakh pozitivnoi al'ternativy novoi imperii // Vek globalizatsii.-2008.-Vypusk №1.-S. 120–127.
30.
Hinkelammert F. Property for People, Not for Profit: Alternatives to the Global Tyranny of Capital.-Progressio, 2004.-P. vii.
31.
Globalizatsiya i stolknoveniya identichnostei. Mezhdunarodnaya internet-konferentsiya, Moskva, 24 fevralya-14 marta 2003 goda. Sbornik materialov pod red. A. Zhuravskogo, K. Kostyuka; Moskovskoe predstavitel'sto im. Konrada Adenauera. Tsentr etnoreligioznykh i politicheskikh issledovanii Rossiiskoi akademii gosudarstvennoi sluzhby pri Pravitel'stve RF.-M., 2003.
32.
Bashkatova A. Globalizm s chelovecheskim litsom. «Vashingtonskii konsensus» ne vyderzhal proverki ekonomicheskim krizisom // «Nezavisimaya gazeta», 6.04.2011.-S. 2.
33.
Bzhezinskii, Z. Kitai-regional'naya, a ne mirovaya derzhava // Pro et contra.-1998.-T. 3.-№ 1.-S. 127-141.
34.
Kissinger H. On China // New York: Penguin Press, 2011.
35.
Kissinger H. World Order // New York: Penguin Press, September 9, 2014.-P. 1.
36.
«Dvizhenie antiglobalistov» i ideologiya globalizatsii [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://perwomai.narod.ru/antiglob.htm (data obrashcheniya: 01.09.2016).
37.
Chernyshkov D.V. Globalizatsiya kak mifologema obshchestvennogo soznaniya: sotsial'no-filosofskii analiz: diss. … uchenoi stepeni kandidata filosofskikh nauk.-Barnaul, 2012.-15 s.
38.
Zolotarev S.P. Ideologiya liberalizma kak faktor transformatsii rossiiskoi gosudarstvennosti: teoriya i praktika: avtoref. diss. … doktora filosofskikh nauk.-Krasnodar, 2012. – 44s.
39.
«Kumovstvo» v administratsii SShA [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://www.mega-stars.ru/video-yt/kV52_akN8Nw.php (data obrashcheniya: 01.09.2016).
40.
Vallerstain I. Kogda pridet konets Bushu? [Elektronnyi resurs].-Rezhim dostupa: http://scepsis.net/library/id_255.html (data obrashcheniya: 01.09.2016).
41.
Glaz'ev S.Yu. Perekhod k novoi ideologii upravleniya global'nym ekonomicheskim razvitiem // problemy teorii i praktiki upravleniya.-2016.-№ 6.-S. 9-16.
42.
Larrain J. Ideology and Cultural Identity: Modernity and the Third World Presence. London: Polity Press, 1994.-S. 153-155.
43.
Shul'ts E.E. Tekhnologii bunta: «tsvetnye» revolyutsii i «arabskaya vesna» // Naatsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost'.-2014.-№ 19.-S. 46-54.
44.
Demidchenko V.V. Ponyatie politicheskikh tekhnologii: sushchnost', formy i vidy // Vlast'.-2015.-№12.-S. 142.
45.
Pavlov D. Jacques ellul”s theory of propaganda // Naukovii vіsnik Odes'kogo natsіonal'nogo ekonomіchnogo unіversitetu.-2015.-№ 10 (230).-S. 198-212.
46.
Yakovleva E.L. Absurd v glamurnom sotsial'nom // Chelovek i kul'tura. - 2016. - 3. - C. 49 - 62. DOI: 10.7256/2409-8744.2016.3.18665. URL: http://www.e-notabene.ru/ca/article_18665.html
47.
Popova A.V. Rossiya kak integral'naya tsivilizatsiya v trudakh neoliberal'nykh myslitelei nachala XX veka // Politika i Obshchestvo. - 2013. - 10. - C. 1254 - 1259. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.10.7661.
48.
Antipov D.A. Neoliberalizm: global'naya ideologiya // Teoreticheskaya i prikladnaya ekonomika. - 2016. - 2. - C. 1 - 13. DOI: 10.7256/2409-8647.2016.2.17547. URL: http://www.e-notabene.ru/etc/article_17547.html
49.
// . - . - . - C. - . URL:
50.
// . - . - . - C. - . URL:
51.
// . - . - . - C. - . URL:
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"