Статья 'Криволинейность в архитектуре – анализ конструктивных решений Харбинского оперного театра ' - журнал 'Архитектура и дизайн' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция и редакционный совет > Политика издания
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Архитектура и дизайн
Правильная ссылка на статью:

Криволинейность в архитектуре – анализ конструктивных решений Харбинского оперного театра

Киричков Игорь Владимирович

аспирант Сибирского федерального университета Института архитектуры и дизайна, научный сотрудник Сибирского государственного института искусств имени Дмитрия Хворостовского

660041, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, пр. Свободный, 79, оф. Р5-07

Kirichkov Igor

Post-graduate student, the department of Architectural Engineering, School of Architecture and Design of Siberian Federal University; Scientific Associate, Siberian State Institute of Arts named after Dmitri Hvorostovsky

660041, Russia, Krasnoyarskii krai, g. Krasnoyarsk, pr. Svobodnyi, 79, of. R5-07

kiri4kov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2585-7789.2017.1.22268

Дата направления статьи в редакцию:

10-03-2017


Дата публикации:

30-08-2017


Аннотация.

В настоящее время криволинейная архитектура стремительно развивается во многих странах мира. В статье кратко описаны способы формирования криволинейной структуры зданий, названы их достоинства и недостатки. Проведен анализ конструктивных решений одного из уникальнейших произведений современной архитектуры - Харбинского оперного театра, спроектированного китайским архитектором Ма Янсоном. Результат более чем трех летнего исследования показал, что уровень технического мастерства, особенно касающегося возведения сложных уникальных объектов, к сожалению, пока еще не на должной высоте. Методами исследования стали: визуальное обследование строительных конструкций, анализ научно-методической литературы, сравнение исследуемого объекта с уже имеющимися архитектурными аналогами. В случае Харбинского оперного театра приходится констатировать, что огромнейшие возможности, которые несет в себе криволинейное формообразование, не были использованы. Традиционный подход к проектированию конструкций зданий, учитывая современные методы формообразования, не является верным. Криволинейная архитектура, к слову, как и иная любая, нуждается в разработке собственных, индивидуальных конструктивных решений.

Ключевые слова: эстетическая выразительность, конструктивное формообразование, Харбинский оперный театр, пространственные конструкции, криволинейность, оптимизационное проектирование, современная китайская архитектура, объемно-планировочные решения театров, стальные конструкции, Харбин

Abstract.

At the present time, the curvilinear architecture is rapidly developing in many countries around the globe. The article provides a brief description of formation of the curvilinear structure of the buildings, as well as underlines their merits and flaws. The author analyzes the structural solutions of one of the most unique projects of contemporary architecture – the Harbin Opera House, which is designed by the Chinese architect Ma Yansong. Over three years of research demonstrated that the level of technical mastery, particularly pertaining to construction of the complex unique objects, is unfortunately not at an adequate level. The author claims that in the case of Harbin Opera House, the large capacities of the curvilinear formations have not been applied. The traditional approach towards designing of the building structures appears to be inappropriate, considering the modern forming methods. Curvilinear architecture, alongside any other, requires developing the own individual structural solutions.

Keywords:

contemporary Chinese architecture, optimization design, aesthetic expression, structural formation, Harbin Opera House, spatial structures, curvilinearity, space-planning solutions of theatres, steel structures, Harbin

Введение

Пожалуй, уже на сегодняшний день можно сказать, что криволинейность (англ. «curvilinearity») выполняет одну из основных смыслообразующих ролей в современной архитектуре. Подвергая подчас значительной трансформации конструкции стен, крыш, перекрытий, во многом она меняет и образ архитектурного мышления, делает его более гибким, способным преодолевать сложные когнитивные препятствия. Теоретической основой криволинейности можно считать теорию складки, разработанную французским философом Жилем Делезом (Gilles Deleuze, «Складка. Лейбниц и барокко», 1988), согласно которой «мир уподобляется изначальному уравнению кривой с бесконечной линией инфлексии». [1] В архитектуре теория складки получила мощное развитие благодаря усилиям таких известных архитекторов как Питер Эйзенман («Складывание во времени. Сингулярность Rebstock», 1993), Грег Линн («Криволинейная архитектура. Сложенная, податливая и мягкая», 1993), Джеффри Кипнис («Навстречу новой архитектуре», 1993) и др. Как можно уже сейчас отметить, криволинейная архитектура характеризуется решительным отказом от традиционной эстетики, основанной на симметрии, порядке, пропорциональности, наличии композиционных центров и т.д., продолжая, по сути, линию неоавангардного постмодернистского мышления. Если деконструктивизм использует метод контрадикции (англ. «contradiction» - противоречие, противопоставление), то криволинейная архитектура использует метод гибкости и податливости (англ. «flexibility», «pliancy»).

Китайские исследователи Пан Хайсюнь (潘海迅) и Сунь Ю (孙宇) отмечают, что использование криволинейных форм в архитектуре как один из наиболее эффективных способов организации пространства свидетельствует о стремлении архитектора к гуманизму. Изогнутые линии способны влиять не только на архитектурный облик в целом – будь то масштабный градостроительный ансамбль или небольшое помещение, но и на психологию людей, при этом на весьма глубоком уровне. [2] Исследование криволинейных форм в архитектуре, основанное на анализе зданий, спроектированных архитектурной компанией Foster & Partners – Музей Американской Авиации в Даксфорде, Факультет Права в Кембриджском Университете и др., проведенное Аднан Ф. (Adnan F.) и Юнусом Р. М. ( Yunus R. M.), показало, что «криволинейные формы имеют жизненно важное влияние на характер окружающей среды», включая такие факторы как повышение общественной коммуникации, придание динамичности пространству, поднятие духа, удобство в ориентации, изменение восприятия, развитие социального опыта, усиление положительных эмоций, поддержка чувства общности, смягчение чувства дистанции, растворение социальных барьеров. [3]

Стремительному развитию в начале 90-х годов ХХ века криволинейная архитектура во многом обязана появлению новых строительных материалов, совершенствованию строительной техники, внедрению в проектирование цифровых технологий, ужесточению требований к проектируемым объектам, стремлению к созданию новых форм, поиску новых средств выразительности и другим немаловажным факторам.

На сегодняшний день криволинейная архитектура востребована во многих странах мира, в том числе и азиатских – Японии, Южной Корее, Сингапуре, Китае. Интерес к криволинейности обусловлен, прежде всего, ее способностью предложить творческому нешаблонному архитектурному мышлению огромное количество задач, которые не решались еще нигде и никогда. Возможность новых открытий придает постижению криволинейности большую актуальность, особенно, учитывая тот факт, что талант инженера-архитектора способен в полной мере раскрыться лишь тогда, когда он ставит перед собой сложные, амбициозные цели.

Способы формирования криволинейной структуры

В проектировании криволинейность достигается несколькими способами, каждый из них имеет свои достоинства и недостатки. Первый способ – самый простой и самый распространенный – формирование криволинейной структуры за счет соединения отдельных прямолинейных элементов – труб, швеллеров, двутавров, уголков и т.д. Узлы соединений могут быть выполнены сварными, болтовыми, а также с возможностью кручения элементов относительно друг друга (шаровое соединение). Преимущества криволинейной структуры из отдельных прямолинейных элементов – низкая себестоимость, быстровозводимость, удобство монтажа и т.д. Недостатки – неравномерность передачи внутренних усилий, появление многочисленных концентраторов напряжений в узлах, пагубно воздействующих как на локальную, так и на общую жесткость конструкции. Несущая способность такой структуры крайне низка. Второй способ – более трудозатратный, требующий высокого уровня инженерного мастерства – формирование криволинейной структуры за счет изогнутых элементов. Изгиб осуществляется с использованием специальных профилегибочных (прессовальных) машин. Преимуществами данного способа являются – конструктивная цельность, более плавная передача внутренних усилий благодаря сокращению количества узлов, более высокая эстетическая привлекательность. Недостатки – высокая себестоимость, длительность изготовления, необходимо наличие специальных машин и т.д. Несущая способность такой структуры, как правило, выше, чем созданной из отдельных элементов. Третий способ – эффективен в случае возведения большепролетных сооружений (стадионов, мостов и пр.) – создание криволинейной структуры за счет вантов (тросов). Среди преимуществ – довольно низкая себестоимость, высокая несущая способность, большая эстетическая привлекательность. Недостатки – сложность монтажа, общая неустойчивость – при относительно малых внешних воздействиях испытывают сильные деформации. Ванты никогда не выполняют функцию несущего элемента, а лишь вспомогательного. Хрупкие материалы (такие как стекло) с вантами, как правило, не используются. Четвертый способ – крайне специфичный, востребован в регионах с мягкими климатическими условиями – формирование криволинейной структуры за счет устройства мембран. Мембраны, как правило, производятся из синтетических материалов – полиэстер, файбергласс (стекловолокно), ПВХ (поливинилхлорид), ПТФЭ (политетрафторэтилен - тефлон), ЭТФЭ (этилентетрафторидэтилен) и др. [4] Путем введения специальных химических добавок можно увеличить огнезащиту. Преимущества – легкость, эластичность (удлинение под нагрузкой до 30%), способность выдерживать сильные ветровые, снеговые нагрузки, высокая эстетическая привлекательность. Недостатки – сложность монтажа (необходимо обеспечить необходимое натяжение по всей поверхности мембраны, в противном случае образуются складки), общая неустойчивость, относительная недолговечность (как правило, до 20 лет). Пятый способ – самый эффективный и самый высокотехнологичный – формирование криволинейной структуры за счет объемных конструктивных элементов – оболочек. Оболочки могут выполнять функцию как несущего, так и вспомогательного элемента. Несущая способность оболочковых конструкций очень высока, позволяют при минимальной массе покрывать значительную площадь. Пролет оболочковых конструкций – самый высокий из всех, что существуют на данный момент. Долговечность оболочек очень высока. Однако, несмотря на столь весомые преимущества, оболочковые конструкции довольно редко применяются в современной архитектуре, причинами являются - сложность возведения, большая трудозатратность, нехватка инженерных знаний, отсталость технологий и пр.

Криволинейная архитектура стремится к выстраиванию новых отношений между геометрией и материалом. Новые технологии должны сделать производство материалов более экономичным, расширив его дизайнерские возможности. [5]

Харбинский оперный театр

Одно из уникальнейших произведений современной архитектуры - Харбинский оперный театр (кит. «哈尔滨江北大剧院», англ. Harbin Opera House) был спроектирован пекинским архитектурным бюро MAD Architects под руководством китайского архитектора Ма Янсона (马岩松, Ma Yansong, род. 1975). (Илл. 1) На реализацию проекта ушло около пяти лет. 15 октября 2010 года была забита первая свая. 28 августа 2015 года в здании был проведен первый музыкальный концерт, посвященный культурному взаимодействию между Россией и Китаем, под названием «Мелодия дружбы» (кит. «友谊的旋律»). Площадь застройки составляет 79000 м2. Общая расчетная стоимость проекта по состоянию на 2012 год, включая всю необходимую инфраструктуру - дороги, площадь перед театром, мосты через реку, ландшафтный дизайн и т.д. - составила 1.88 млрд. юаней, что около 310 млн. долл. Общая расчетная стоимость самого здания театра - 1 млрд. юаней, что около 167 млн. долл. Инвестор проекта - «Harbin Songbei Capital Development Group Co., Ltd.» (кит. «哈尔滨松北投资发展集团有限公司»), проектная компания - «MAD Architects» (кит. «MAD建筑事务所»), «Beijing Architectural Design and Research Institute» (кит. «北京市建筑设计研究院»), строительная компания – «Beijing Construction Engineering Group Co., Ltd.» (кит. «北京建工集团有限责任公司»). Театр расположен посреди заболоченных территорий северного берега реки Сунгари площадью 180 га, в настоящее время эти территории, благодаря оборудованию узких дорожек над водой, стали использоваться как парк, они стали своеобразной «частью театральных декораций». Разработкой ландшафтного дизайна занималась компания Beijing Turenscape Institute (кит. «北京土人景观与规划设计研究院»). [6]

p50920113849

Илл. 1. Харбинский оперный театр. Фото автора, сентябрь 2015

Объемно-планировочные решения

Здание высотой 56.48 м, напоминающее гигантского спрута, состоит из двух основных объемов, соединенных между собой переходом - большой зрительный зал, рассчитанный на 1600 зрителей и малый, рассчитанный на 400 зрителей. Перед каждым из зрительных залов находится зона фойе, за сценическим пространством располагается множество вспомогательных помещений – гримерки, репетиционный зал, помещение хранения сценического инвентаря и т.д., административные офисы, а также зона VIP площадью по 100 м2 размещены на верхних этажах, на нижних этажах - подземная автостоянка, рассчитанная на 472 маш.-мест. Всего в здании насчитывается восемь надземных этажей площадью 39400 м2 и два подземных - площадью 19000 м2. По обеим сторонам большого зрительного зала оборудованы лифтовые шахты с первого по четвертый этаж. (Илл. 2-4)

metalocus_harbin_opera_house_mad_33

Илл. 2. Поперечный разрез здания оперного театра. Чертеж архитектурного бюро MAD Architects

a5dfc2a225f50a8384c632f442b3c2e5

Илл. 3. Продольный разрез здания оперного театра. Чертеж архитектурного бюро MAD Architects

28_harbin_theater_plan_second_floor

Илл. 4. План второго этажа оперного театра. Чертеж архитектурного бюро MAD Architects

Согласно автору проекта, в основу формообразования здания оперного театра легла «поэтика граней и поверхностей» («the poetry of edge and surface»), «поэтика сглаженности и резкости» («softness and sharpness»). Оперный театр, «сформированный стихией воды и ветра», находясь в «синергетическом смешении с окружающей средой» («synergistically blending with the surrounding nature»), должен стать «культурным центром будущего», «подобно драматичному общественному пространству, интегрирующему в себе человека, искусство, городскую идентичность».

Несмотря на изобилие криволинейных форм, превалирующих как во внешнем, так и во внутреннем облике здания, сценическое пространство театра в целом имеет традиционный вид, а именно, оно было спроектировано по типу колосниковой сцены (в виде иероглифа «品» - pǐn - «произведение», «продукт»), подразумевающего наличие большого пространства над сценой, предназначенного для смены декораций, подъема и спуска осветительной арматуры и занавеса. Размеры главного сценического пространства достигают 32.4 м в длину, 25.5 м – в ширину (пролет балок), 50 м – в высоту, боковых сценических пространств – 25.5 м – в длину, 21.9 м – в ширину (пролет балок), 19.2 м – в высоту, заднего сценического пространства – 24.6 м – в длину, 22.5 м – в ширину (пролет балок), 20.25 м – в высоту. Длина пролета малого зрительного зала составляет 25.75 м. (Илл. 5)

img_20130915_110018

Илл. 5. Выполнение строительных работ внутри сценического пространства. Фото автора, октябрь 2014

В технологическом пространстве под планшетом сцены (трюме) высотой 15 м., находится подъемный механизм, спроектированный компанией Beijing New Era Architectural Design Ltd. (кит. «北京新纪元建筑工程设计有限公司»). Как правило, в сценической механике используют винтовые, гидравлические, цепные, спиральные типы подъёмников. В данном случае была использована гидравлическая система. (Илл. 6)

img_20130915_110123

Илл. 6. Конструкция автоматизированной сцены. Фото автора, октябрь 2014

Необычное восприятие интерьеров формируется за счет резкого контраста между богатой текстурой натурального дерева и белыми поверхностями пола и стен. Для отделки стен был использован гипсокартон, пола – плитка с эффектом натурального камня. В интерьере большого зрительного зала были применены деревянные навесные GRG панели криволинейной формы. Разработкой дизайна интерьеров занималась компания Harbin Weimeiyuan Decoration Design Co., Ltd. (кит. «哈尔滨唯美源装饰设计有限公司»), акустический расчет выполнен Acoustic and Theater Special Design & Research Studio of East China Architectural Design & Research Institute (ECADI) (кит. «华东建筑设计研究院有限公司声学及剧院专项设计研究所»), дизайн осветительного оборудования – China International Engineering Design & Consult Co., Ltd. (кит. «中外建工程设计与顾问有限公司»). (Илл. 7-9)

p50920103709

Илл. 7. Фойе перед большим зрительным залом на момент окончания строительства. Фото автора, сентябрь 2015

p50920111021

Илл. 8. Интерьер большого зрительного зала. Фото автора, сентябрь 2015

img_20130915_112314

Илл. 9. Фрагмент деревянной обшивки большого зрительного зала. Фото автора, октябрь 2014

Конструктивные решения

Сложные криволинейные конструкции здания театра образованы соединением отдельных прямолинейных элементов, имеющих преимущественно трубчатое сечение. Площадь поперечных сечений достигает максимальных значений в зонах восприятия наибольших напряжений. Преимущество элементов трубчатого сечения – момент инерции как по оси OX, так и по оси OY – одинаковый. Это в значительной степени упрощает расчет. Передача внутренних усилий осуществляется через шаровые соединения (кит. «焊接球节点»), выполненных с использованием технологии низкотемпературной сварки (Low-temperature welding technology) в среде углекислого газа, которая позволяет соединить элементы без расплавления основного металла. Более низкая температура сварки, варьирующаяся в районе 750° - 950°, при охлаждении уменьшает возможность появления деформаций, трещин, структур отбела. В зонах наименьших напряжений, находящихся в передней части здания, конструкции были выполнены из элементов двутаврового сечения, скрепленные между собой как сварными, так и болтовыми соединениями (кит. «螺栓节点»). (Илл. 10-11)

img_20130915_114307

Илл. 10. Процесс возведения металлических пространственных конструкций Харбинского оперного театра. Фото автора, октябрь 2014

img_20130915_113450

Илл. 11. Образование наклонной арочной конструкции из прямолинейных элементов. Фото автора, октябрь 2014

Пространственные металлические конструкции театра опираются на прямоугольные в плане пилоны, состоящие из сваренных между собой элементов трубчатого сечения. Вертикальные элементы имеют диаметр 500мм, длину 1.0м, 1.5м, 2.0м, 3.0м, толщину стенки трубы 3.1мм (±0.15мм), марку стали Q345B. Горизонтальные элементы имеют диаметр 250мм, длину 0.6м, 0.9м, 1.2м, 1.5м, 1.8м, толщину стенки трубы 2.75мм (±0.275мм), марку стали Q235B. Наклонные элементы, придающие конструкции большую пространственную жесткость, имеют диаметр 250мм, находятся в секциях с размерами 0.6х1.0м, 0.6х1.5м, 0.9х1.0м, 0.9х1.5м, 1.0х1.5м, 1.5х1.5м, 1.8х1.5м, 2.4х1.5м, толщина стенки трубы 2.75мм (±0.275мм), марка стали Q235B. Пилоны установлены на железобетонное основание, воспринимают усилия сжатия, изгиба, кручения. (Илл. 12) Работы по возведению пилонов проводились с 4 по 28 августа 2011 года. При проведении испытаний конструкции продемонстрировали высокую прочность. [7]

img_20130915_105742

Илл. 12. Образование криволинейных форм элементами двутаврового сечения, конструкция пилонов. Фото автора, октябрь 2014

Главное сценическое пространство перекрыто балками 800х2500 мм весом по 125 тонн. Боковые сценические пространства перекрыто балками 1000х3500 мм весом по 190 тонн. Заднее сценическое пространство перекрыто балками 800(600)х2500 мм весом по 135 тонн. Все балки выполнены из железобетона, толщина перекрытия составляет 180 мм. Самая массивная железобетонная балка располагается под сценой, достигает в высоту 4.2 м., диаметр арматуры - 40 мм, вес - около 300 тонн. Общее количество закладных деталей превышает 2000 шт., вес наиболее тяжелых - 1.5 тонны.

Наибольшую сложность при возведении представляла конструкция перекрытия над большим зрительным залом пролетом 32.78 м, состоящая из шести стальных составных балок - двух H2600x700х40х80 - весом по 56 тонн, четырех H2600x400х40х80 - весом по 46 тонн, уложенных в поперечном направлении к зрительному залу. Низ конструкции перекрытия находится на отметке 23.050 м. Размеры большого зрительного зала в чистоте составляют в длину 37 м, в ширину 32 м (пролет балок), в высоту 27 м. Материал, из которого выполнены балки – сталь марки Q345GJC-Z15 и Q345GJC-Z25. По обеим сторонам балки закреплены высокопрочными болтами. Монтаж конструктивных элементов осуществлялся с использованием гусеничных кранов (履带式重机) грузоподъемностью 400 тонн с максимальным вылетом крюка 96 м, а также при помощи рельсов, уложенных на бетонное основание, перемещаясь по которым наиболее тяжелые конструктивные элементы занимали свое проектное положение. [8] Конструкции нижних этажей выполнены из монолитного железобетона в виде цилиндрических колонн, балок прямоугольного сечения. (Илл. 13)

img_20130915_113932

Илл. 13. Конструкции цокольного этажа. Фото автора, октябрь 2014

Расчет конструкций был осуществлен компанией Gehry Technologies Co., Ltd (кит. «铿利科技有限公司») на основании модели, разработанной в программе Rhinoceros, главным образом предназначенной для трехмерной визуализации, важной отличительной особенностью которой является возможность проектирования с использованием векторной графики, позволяющей конвертировать модель в другие форматы, не разбивая при этом форму на отдельные элементы, тем самым, сохраняя первоначальные размеры. [9] При разработке проектной документации также были использованы программы как AutoCAD – чертежи планов, фасадов, разрезов, узлов и пр., 3Dmax – для создания презентаций, видео.

В качестве консультанта по фасадным решениям выступила компания Inhabit Group (кит. «英海特幕墙顾问公司»), по облицовочным материалам - China Jingye Engineering Co., Ltd. (кит. «中国京冶工程技术有限公司»). Покрытие представляет собой рефленую обшивку из нержавеющей стали, по которому стекает дождевая вода, и металлических направляющих, к которым крепятся декоративные алюминиевые панели светло-серого цвета. Стыки между плоскими прямоугольными панелями, ввиду сложной криволинейной формы здания, не везде выполнены удачно. Недочеты особенно заметны в местах примыкания панелей к основанию здания, лестничным маршам. Общая площадь металлического покрытия составляет 25000 м2. Во внешней облицовке были также применены цементные стеновые панели, общая площадь которых 7400 м2. (Илл. 14)

img_20130915_105324

Илл. 14. Конструкция металлического покрытия Харбинского оперного театра. Фото автора, октябрь 2014

В проектировании сложной стеклянной конструкции покрытия был использован метод тайлинга (англ. «tiling» - черепица), предполагающий разбиение формы на множество отдельных поверхностей, в данном случае – треугольных, с последующим изменением уровня отдельных точек. В результате получилась сложная, необычная по виду структура, состоящая из большого количества пирамидальных форм. По контуру стеклянного покрытия были устроены желоба для стока воды. Общая площадь стеклянных конструкций ограждения, включая стеновые панели, составляет 5300 м2. Сочетание стекла со стальными конструкциями очень часто встречается в криволинейной архитектуре. Первоначально сложная светопрозрачная конструкция покрытия предполагала устройство больших треугольных панелей с зеркальным эффектом. Однако впоследствии, стеклянные панели были заменены на относительно малые. Причинами такого решения стали: во-первых, сложность монтажа, во-вторых, высокая трудоемкость изготовления (большая часть стеклянных панелей имеет индивидуальные размеры). Как правило, стальные несущие конструкции, на которые опираются стеклянные панели, остаются визуально открытыми. Отличительной особенностью данного проекта является то, что стеклянные панели расположены вне плоскости покрытия, а сама стальная конструкция скрыта за декоративной обшивкой. Такое решение с одной стороны значительно снижает светопрозрачность покрытия, что, в общем, плохо, но, в тоже время создает особый эстетический эффект. (Илл. 15)

p50920110758

Илл. 15. Стеклянная конструкция покрытия. Фото автора, сентябрь 2015

Анализ конструктивных решений

Несмотря на изобилие криволинейных форм, характерных для всего здания в целом, для театра был выбран традиционный тип конструкций, прочность, устойчивость которых достигается за счет увеличения площади поперечных сечений, жестких сварных соединений, а также за счет различных конфигураций конструктивных элементов друг относительно друга. Таким образом, появляются массивные громоздкие конструкции весом в несколько сотен тонн, которые не только не снижают трудозатраты при монтаже, но и приводят к значительному удорожанию. Вместо башенных кранов, которых, как правило, достаточно для монтажа конструкций пролетом 30 м, пришлось сооружать специальный механизм, прокладывать рельсы, передвигаясь по которым, элементы могли достичь соответствующих проектных положений.

Конструкции здания, преимущественно образованные с использованием сварных соединений, имеет очень низкую ремонтопригодность – конструктивные элементы весьма сложно или практически совсем невозможно заменить в случае морального или физического износа. Здание в целом имеет довольно высокий уровень пожароопасности. Навесные деревянные панели, которыми декорирован интерьер большого зрительного зала, фойе и других помещений – легко воспламеняемы. При высоких температурах стальные конструкции стремительно теряют свою несущую способность. Таким образом, необходимы дополнительные мероприятия по огнезащите элементов каркаса. Открытых поверхностей быть не должно.

Оперный театр расположен в регионе с суровыми резко континентальными климатическими условиями, где значение абсолютного температурного минимума зимой достигает -40.1 °С. Суточные перепады температур порой составляют более 20°С. Использование стали в качестве основного конструкционного материала по причине высокой теплопроводности способствует образованию многочисленных мостиков холода. Жесткий металлический каркас, ввиду отсутствия податливости узлов соединений, а также специальных деформационных швов, практически лишен возможности воспринимать температурные деформации, таким образом, появляется огромное количество ненужных внутренних напряжений, что значительно снижают долговечность конструкции.

Конструкции театра были бы гораздо более оптимальны, если, например, вместо громоздкого металлического каркаса, выступающего в качестве основного несущего элемента, использовались бы тонкостенные оболочковые конструкции, позволяющие при более низких материальных затратах более эффективно распределять внутренние усилия, при этом заметно увеличивая внутреннее пространство. Жесткость оболочек достигается как раз за счет криволинейности.

Как правило, при проектировании особых, уникальных объектов архитекторы стремятся внедрять новейшие инновационные материалы, однако в проекте харбинского оперного театра при отделке фасада были использованы вполне обычные алюминиевые панели, в конструкциях каркаса была использована вполне обычная сталь, подобранная по китайским стандартам, в дизайне интерьеров были использованы вполне обычные отделочные материалы (дерево, гипсокартон, плитка и т.д.).

Следует отметить, что многие конструктивные решения, использованные архитектурным бюро MAD Architects в проектировании Харбинского оперного театра, также были применены в проекте Музея деревянной скульптуры в Харбине (кит. «哈尔滨木头雕塑博物馆», англ. «China Wood Sculpture Museum»), район Цюнь Ли (кит. «军力»). Этот проект также отличается насыщенным содержанием криволинейных форм. Реализация проекта происходила в период с 2009 по 2013 год.

Заключение

К сожалению, приходится констатировать, что на сегодняшний день уровень технического мастерства, особенно касающегося возведения сложных, уникальных объектов, пока еще крайне низок. Недостаточность инженерных знаний архитектора на фоне взаимной недостаточности архитектурных знаний у инженера – весьма распространенная проблема в современной архитектуре. Совершенно очевидно, что использование традиционных типов конструкций для воплощения «ультрасовременных», изощренных, деформированных форм – в корне не верно. Криволинейная архитектура, к слову, как и иная любая, нуждается в разработке собственных, индивидуальных конструктивных решений.

В случае Харбинского оперного театра огромнейшие возможности, которые несет в себе криволинейное формообразование, как ни печально, не были использованы. Конструкции, спрятанные за декоративную обшивку, оказались практически полностью лишены какой бы то ни было эстетической выразительности, привлекательности, а внешние формы, которые эти конструкции образуют – лишены какого бы то ни было смыслового содержания.

Выдающийся американский архитектор Грег Линн отмечает, что результат криволинейного формообразования находится «вне формализма внутри мира внешних воздействий», рассматривая криволинейные формы «важнее сохранить логику, чем сам стиль криволинейности» («it is important to maintain a logic rather than a style of curvilinearity»). [10] С этими словами в целом сложно не согласиться.

Также важно понимать, что внимание архитектора должно быть сосредоточено не только на создании странного вида внешних форм, но и на структуре проектируемого объекта, поскольку от умения архитектора находить соответствие между формой и ее содержанием напрямую зависит конечный результат.

Библиография
1.
Делез Ж. (Deleuze G.). Складка. Лейбниц и барокко (The Fold. Leibniz and the Baroque). Логос, 1997. 171–172 c.
2.
潘海迅,孙宇.建筑曲线与群体设计. 世界建筑 [Пан Х., Сунь Ю. Кривая в архитектуре и формирование ансамбля. Мировая архитектура]. 2006. Вып. 6. 93–95 c.
3.
Аднан Ф. (Adnan F.), Юнус Р.М. (R. M. Yunus). Влияние криволинейных архитектурных форм на характер окружающей среды (The Influence of Curvilinear Architectural Forms on Environment-Behaviour). Procedia-Social and Behavioral Sciences. 2012. № 49. 341–349 c.
4.
Куршакова В.Н. Проблемы применения новейших мембранных конструкций в современной архитектуре. Архитектон: известия ВУЗов. 2008. № 22. URL: http://archvuz.ru (дата обращения: 17.01.2017).
5.
Янушкевич К. (Januszkiewicz K.), Баначевиц М. (Banachowicz M.). Стекло как компонент криволинейной архитектуры в 21 веке (Glass as a Component of Curvilinear Architecture in 21st Century). Procedia Engineering. 2016. 161. 1490–1495 c.
6.
Официальный сайт архитектурного бюро MAD Architects. URL: http://www.i-mad.com/work/harbin-cultural-center (дата обращения: 18.01.2017).
7.
哈尔滨大剧院完成钢结构建设. 钢结构 [Окончание строительных работ по возведению металлических конструкций Харбинского оперного театра. Стальные конструкции]. 2013. Вып. 168. 94 c.
8.
韩朋. 哈尔滨大剧院巨型钢梁夸外吊装与厚板低温焊接技术研究. 建筑技术 [Хань П. Исследование строительных технологий балочного подъемного механизма и низкотемпературной сварки в проекте Харбинского оперного театра. Архитектурные технологии]. 2012. № 5. Вып. 43. 394–397 c.
9.
Эйнер А. (Aigner А.), Брелл-Кокан С. (Brell-Cockan S.). Структура поверхности и роботизированное разбиение. Влияние криволинейных структурно-ориентированных архитектурных моделей на архитектурное проектирование и производство (Surface Structure and Robot Milling. The Impact of Curvilinear Structured Architectural Scale Models on Architectural Design and Production). Innovative Design & Construction Technologies – Building complex shapes and beyond. Венский технологический университет. 2009. 1–12 с.
10.
Линн Г. (Lynn G.). Криволинейная архитектура. Сложенная, податливая и мягкая (Architectural Curvilinearity. The Folded, the Pliant and the Supple). Architectural Design. Вып. 63. № 3/4. Складка в Архитектуре. Willey Academy, 1993. 24–31 c.
References (transliterated)
1.
Delez Zh. (Deleuze G.). Skladka. Leibnits i barokko (The Fold. Leibniz and the Baroque). Logos, 1997. 171–172 c.
2.
潘海迅,孙宇.建筑曲线与群体设计. 世界建筑 [Pan Kh., Sun' Yu. Krivaya v arkhitekture i formirovanie ansamblya. Mirovaya arkhitektura]. 2006. Vyp. 6. 93–95 c.
3.
Adnan F. (Adnan F.), Yunus R.M. (R. M. Yunus). Vliyanie krivolineinykh arkhitekturnykh form na kharakter okruzhayushchei sredy (The Influence of Curvilinear Architectural Forms on Environment-Behaviour). Procedia-Social and Behavioral Sciences. 2012. № 49. 341–349 c.
4.
Kurshakova V.N. Problemy primeneniya noveishikh membrannykh konstruktsii v sovremennoi arkhitekture. Arkhitekton: izvestiya VUZov. 2008. № 22. URL: http://archvuz.ru (data obrashcheniya: 17.01.2017).
5.
Yanushkevich K. (Januszkiewicz K.), Banachevits M. (Banachowicz M.). Steklo kak komponent krivolineinoi arkhitektury v 21 veke (Glass as a Component of Curvilinear Architecture in 21st Century). Procedia Engineering. 2016. 161. 1490–1495 c.
6.
Ofitsial'nyi sait arkhitekturnogo byuro MAD Architects. URL: http://www.i-mad.com/work/harbin-cultural-center (data obrashcheniya: 18.01.2017).
7.
哈尔滨大剧院完成钢结构建设. 钢结构 [Okonchanie stroitel'nykh rabot po vozvedeniyu metallicheskikh konstruktsii Kharbinskogo opernogo teatra. Stal'nye konstruktsii]. 2013. Vyp. 168. 94 c.
8.
韩朋. 哈尔滨大剧院巨型钢梁夸外吊装与厚板低温焊接技术研究. 建筑技术 [Khan' P. Issledovanie stroitel'nykh tekhnologii balochnogo pod''emnogo mekhanizma i nizkotemperaturnoi svarki v proekte Kharbinskogo opernogo teatra. Arkhitekturnye tekhnologii]. 2012. № 5. Vyp. 43. 394–397 c.
9.
Einer A. (Aigner A.), Brell-Kokan S. (Brell-Cockan S.). Struktura poverkhnosti i robotizirovannoe razbienie. Vliyanie krivolineinykh strukturno-orientirovannykh arkhitekturnykh modelei na arkhitekturnoe proektirovanie i proizvodstvo (Surface Structure and Robot Milling. The Impact of Curvilinear Structured Architectural Scale Models on Architectural Design and Production). Innovative Design & Construction Technologies – Building complex shapes and beyond. Venskii tekhnologicheskii universitet. 2009. 1–12 s.
10.
Linn G. (Lynn G.). Krivolineinaya arkhitektura. Slozhennaya, podatlivaya i myagkaya (Architectural Curvilinearity. The Folded, the Pliant and the Supple). Architectural Design. Vyp. 63. № 3/4. Skladka v Arkhitekture. Willey Academy, 1993. 24–31 c.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"