Статья 'Правовая характеристика воли и волеизъявления народа при прямых формах демократии' - журнал 'Административное и муниципальное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Правовая характеристика воли и волеизъявления народа при прямых формах демократии

Кравченко Олег Александрович

кандидат юридических наук

доцент, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин МИРЭА

119454, Россия, г. Москва, ул. Проспект Вернадского, 78

Kravchenko Oleg Aleksandrovich

PhD in Law

Associate Professor of the Department of State and Legal Disciplines of the MIREA

78 Prospekt Vernadskogo str., Moscow, 119454, Russia

sf-mka-spb@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0595.2022.2.38295

EDN:

ORKKDY

Дата направления статьи в редакцию:

20-06-2022


Дата публикации:

04-07-2022


Аннотация: Предметом настоящего исследования является конституционное обеспечение достоверности волеизъявления народа при голосовании, а также возникающие при этом теоретические и практические проблемы. При разрешении данного вопроса ключевой является проблема определения природы воли и волеизъявления народа. Поставленная научная проблема затрагивает вопросы соотношения воли народа с его волеизъявлением, а также установления конституционно-правовой связи между демократией и выражением воли народа. В практическом плане поставленная научная проблема проявляется в существовании угрозы конституционному строю в виде наличия возможности отражения в конституционно-значимых результатах голосования искаженного волеизъявления народа. Автор предлагает исходить из внедоговорной природы общего волевого акта народа при прямых формах демократии, под которым понимается политическое решение , принятое большинством голосов при отсутствии согласованного (единогласного) волеизъявления всех граждан (теория реальной демократии). В отличие от такого подхода теория общественного договора исходит из договорной природы общего волевого акта народа, под которым понимается общественный договор, основанный на согласованном (единогласном) волеизъявлении всех граждан (теория идеальной демократии). Сделан вывод, что в силу внедоговорной природы общего волевого акта народа правовые последствия принятия политического решения должны распространяться на всех граждан государства, включая как тех граждан, которые выразили волю против такого решения, так и тех граждан, которые не выразили свою волю. Новизна предлагаемых положений заключается в разграничении воли и волеизъявления гражданина, а также из разграничения воли (общей воли народа) и волеизъявления народа (общего волеизъявления народа).


Ключевые слова:

народ, воля народа, волеизъявление народа, прямые формы демократии, конституционное обеспечение достоверности, воля гражданина, волеизъявление гражданина, власть, делегирование, волевой акт

Abstract: The subject of this study is the constitutional assurance of the validity of the will of the people when voting, as well as the theoretical and practical problems that arise in this case. In resolving this issue, the key is the problem of determining the nature of the will and the will of the people. The scientific problem raised concerns the correlation of the will of the people with its expression, as well as the establishment of a constitutional and legal connection between democracy and the expression of the will of the people. In practical terms, the scientific problem posed is manifested in the existence of a threat to the constitutional system in the form of the possibility of reflecting the distorted will of the people in the constitutionally significant voting results. The author suggests proceeding from the non-contractual nature of the general volitional act of the people in direct forms of democracy, which is understood as a political decision taken by a majority of votes in the absence of an agreed (unanimous) expression of the will of all citizens (the theory of real democracy). In contrast to this approach, the theory of the social contract proceeds from the contractual nature of the general volitional act of the people, which is understood as a social contract based on the agreed (unanimous) will of all citizens (the theory of ideal democracy). It is concluded that due to the non-contractual nature of the general volitional act of the people, the legal consequences of making a political decision should apply to all citizens of the state, including both those citizens who expressed their will against such a decision and those citizens who did not express their will. The novelty of the proposed provisions lies in the differentiation of the will and the will of the citizen, as well as the differentiation of the will (the general will of the people) and the will of the people (the general will of the people).


Keywords:

people, the will of the people, volition of the people, direct forms of democracy, constitutional assurance of authenticity, the will of the citizen, the volition of a citizen, power, delegation, volitional act

В конституциях современных государств закреплена основополагающая идея о демократии. Современная теория демократии отграничивает демократические государства от недемократических государств возможностью смены состава органов государственной власти народом путем голосования.

В нашей стране высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы (ч. 3 ст. 3 Конституции Российской Федерации). При этом голосование, как и другие явления общественной и государственной жизни, подвержено воздействию негативных факторов (правонарушения, злоупотребления, искажения, ошибки). В связи с этим ч. 4 ст. 3 Конституции Российской Федерации устанавливает важную правовую гарантию: «Никто не может присваивать власть в Российской Федерации».

Присвоение власти в конституционно-правовом аспекте означает не только насильственный ее захват, но и, как подчеркивают исследователи, присвоение полномочий органов государственной власти посредством выборов, прошедших с грубыми нарушениями, не позволяющими определить достоверность волеизъявления народа.

Так, М.А. Краснов отмечает: «Узурпацией власти (соответственно, нарушением суверенитета народа) следует признать и получение публично-властных полномочий в ходе пусть и законно назначенных выборов, но при наличии грубых нарушений не позволяющих признать их результаты достоверными. Причем эти нарушения не обязательно должны фиксироваться официально (нередко сами государственные органы как раз и совершают нарушения)» [12, 4-38].

Большинство современных демократических государств допускают альтернативные выборы путем голосования. Однако, как правило, в избирательных системах современных государств государственные органы организуют, проводят и устанавливают результаты выборов. В связи с этим не исключается возможность действующего состава органов государственной власти оказать влияние на результаты выборов. Поэтому постулат о стремлении любой власти ее сохранить [27, 117].

Одновременно с появлением прямых форм демократии появились и искажения волеизъявлений народа. Так, исторически первая демократия – античная демократия, являющаяся прародительницей современных демократий, также является прародительницей искажения волеизъявления народа, о чем говорили ещё Аристотель и Платон.

По словам Аристотеля: «чтобы никто не мог вступить в сделку ни с заведующим водой, ни с заведующим баллотировочными камешками и чтобы в этом отношении не было никакого злоупотребления» [2, 340]. Согласно Платону: «Всякий желающий может, если ему покажется, что какая-либо дощечка заполнена несообразно его намерением, изъять ее и выставить на площади на срок не менее тридцати дней» [2, 203].

Позднее о вопросах искажения волеизъявления народа при подсчете голосов писали И. Бентам, Ж.Ж. Руссо. По словам И. Бентама: «следует принимать меры предосторожности против возможных обманов как со стороны вотирующих, чтобы они не подавали нескольких голосов, так и со стороны подсчитывающих голоса, чтобы они не могли подменить их» [4, 151] Ж.-Ж. Руссо отмечалось: «Однако еще более серьезным доводом признать недействительность Эдикта было его нарушение в самой важной части, а именно: в том, что касается способа проверки бюллетеней для голосования или подсчета голосов» [21, 441].

В государствах, где проводятся выборы, периодически отмечаются фальсификации, например, в Англии относительно часто наблюдаются фальсификации на местных выборах [10, 46], в Албании имеют место фальсификации парламентских выборов [26, 31].

Исследователи отмечают наличие искажений при голосовании в нашей стране в советское время. По словам Меликовой Н.М.: «Для достижения необходимых результатов, члены избирательной комиссии нередко прибегали к различным нарушениям и фальсификациям» [14, 79, 80, 106, 107, 177, 178, 183, 199, 206, 208, 216].

В настоящее время проблема искажения волеизъявления граждан при голосовании сохраняет свою актуальность. Так, по данным «Российской газеты»: «При проведении выборов губернатора Пензенской области, а также дополнительных выборов депутатов Государственной Думы седьмого созыва в Бессоновском районе председатель участковой избирательной комиссии собственноручно внесла в 1324 неиспользованных избирательных бюллетеня – по 662 бюллетеня двух видов – заведомо ложные сведения, проставив отметку о голосовании за одного из кандидата на выборах, и поместила их в стационарный ящик для голосования» [6].

Названные обстоятельства определяют важность исследования научной проблемы конституционного обеспечения достоверности волеизъявления народа при прямых формах демократии.

И здесь в теоретическом аспекте, в первую очередь, возникает вопрос о разработке юридической терминологии. Так, законодательство и судебная практика оперируют юридическими категориями, которые ещё не нашли глубокого теоретического осмысления и анализа: например, «достоверное определение результатов волеизъявления избирателей», «искажение волеизъявления» и другие. Кроме того, наблюдается нехватка терминологического аппарата в области изучения прямых форм демократии. В частности, при исследовании вопросов искажения волеизъявления народа при прямых формах демократии, требуется разграничение воли и волеизъявления народа, определение их понятий и смежных с ними категорий. В связи с чем, необходимо ввести в науку конституционного права и выработать, такие термины как, воля гражданина, воля народа, пороки воли, этапы выражения воли, что предлагается в настоящей статье.

Господство субъекта права в демократическом государстве, его воли, предопределяется особенностью государственно-правовых отношений, где во-первых, выборы и референдумы характеризуют способ организации высших органов государственной власти, а во-вторых, имеется специфичность юридического положения, с одной стороны, источника и, с другой, носителя государственной власти, при котором, первый, должен располагать необходимыми правовыми средствами, во-первых, для обеспечения процесса делегирования своей воли второму, во-вторых, для такого течения этого процесса при котором отсутствую сомнения в его правильности.

В этой связи возникает вопрос о понятии воли народа как о государственно-правовом явлении.

Об обладании каждым человеком частицы власти в условиях демократии, то есть при правлении большинства народа, несколько тысячелетий назад, говорили Платон и Аристотель. Так, Платон, говоря о практической реализации демократии в государстве, отмечал: «Что касается этого последнего, то оно во всех отношениях слабо и в сравнении с остальными не способно ни на большое добро, ни на большое зло: ведь власть при нем поделена между многими, каждый из которых имеет ее ничтожную толику» [19, 59]. По словам Аристотеля: «Народ становится тогда единодержавным, как единица, составленная из многих: верховная власть принадлежит многим, не каждому в отдельности, но всем вместе» [2, 139].

В.М. Гессен признал за каждым гражданином одинаковую долю в народе: «Создаваемый общественным договором, договором суверенных, – т.е. свободных и равных друг другу индивидов, народ необходимо является искусственным (механическим) единством, совпадающим с суммой образующих его частей…» [7, 110-111]. Примерно этой же позиции придерживался В. Орландо, по словам которого правоспособность индивидуума заключает в себе все индивидуальные права и суверенитет [16, 32].По словам В.М. Баглая: «Если в тоталитарном государстве под разговоры о народовластии были возможны репрессии в отношении целых наций, то гуманистическая трактовка понятия «народ» как суммы равных граждан с гарантированными для всех правами и свободами это исключает» [3, 121].

Можно сказать и так, что гражданин обладает долей в суверенитете всего народа, а значит и в его воле. Ю.А. Веденеев отмечает, что основное назначение избирательных технологий, в любой их модификации – собрать отдельные частички народного суверенитета, носителем которого является каждый гражданин в отдельности, и в концентрированном виде делегировать его законно избранным представителям [18, 685]. На то обстоятельство, что гражданин является носителем или обладателем части суверенитета, обращают внимание различные авторы: Р.Г. Тимофеева: «если суверенитет принадлежит народу, то все граждане, в своей совокупности его составляющие, обладают частью этого суверенитета, что предполагает всеобщее избирательное право» [11, 228]. По словам Б.С. Эбзеева: «Участвуя в акте выборов, гражданин выступает в качестве носителя частицы суверенитета народа» [28, 265].

Как видно из представленных точек зрения, авторы признавая за гражданином возможность участия в принятии государственно-значимых решений, дают разное наименование этого правового состояния: гражданин частица суверенитета народа (Б.С. Эбзеев); гражданин обладатель всеобщего избирательного права (Р.Г. Тимофеева); гражданин - носитель суверенитета народа (Ю.А. Веденеев) и т.д. Хотя, как представляется, речь у названных авторов идет о том, что можно назвать способностью гражданина обладать волей (совместно с другими гражданами) на принятие решений по делегированию власти представителям народа.

Некоторые авторы справедливо отмечали, что народ, сам по себе, не может иметь волю, а обладает согласованной волей индивидуумов, составляющих народ. Так, по мнению А. Эсмена, «Нация, которой принадлежит суверенитет, будучи не реальной личностью, а совокупностью индивидуумов, не может сама иметь волю. Эквивалент этой воли, необходимый для отправления суверенитета, может находится лишь в согласованных волях известного числа индивидуумов, взятых в нации. Составная часть их голосов, или вотумов, считается выражением национальной воли» [29, 198; 30, 174].

Отсюда, граждане обладающие избирательным правом, равны в принятии решений в отношении управления делами государства, самим по себе способом принятия решений – суммой равных голосов граждан поданных в его пользу, а значит согласованных воль граждан в отношении принятого решения.

Таким образом, народ выражает свою волю на выборах для управления делами государства через голосование (обнаружение воли граждан принявших участие в прямых формах демократии), то есть путем волеизъявления.

Вместе с тем у исследователей, отсутствует однозначное понимание таких терминов как «воля народа» и «волеизъявление народа» при прямых формах демократии. Так, В.С. Основин волю народа считал связующим звеном между прямой и представительной демократиями: «целью прямой (непосредственной) демократии служит обеспечение нормального функционирования в соответствии с волей народа представительной демократии…»[17, 36]. По словам А. Салмина: «Современная демократия – это, по определению, в первую очередь – организованное волеизъявление людей» [22, 30]. Примерно также отмечает Диего Валадес: «Власть является демократической, если она имеет своим источником всеобщее волеизъявление – свободное, тайное, безусловное и периодическое» [5, 159]. В.М. Гессен указывал на то, что: «Народ – multitude singulorum; его воля образуется суммированием индивидуальных воль» [7, 110].

Законодательные определения названных терминов применительно к гражданину и к народу тоже отсутствуют, хотя и упоминаются.

Так, термин «волеизъявление» используется в нормах, содержащихся в ч. 12 ст. 82, ч. 14 ст. 83, ч. 17 ст. 85, п. 1 ч. 8 ст. 87 Федеральный закон от 22 февраля 2014 года № 20-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» [25] (далее – Федеральный закон о выборах депутатов), в п. п. 9 и 53 ст. 2, ст. 7, п. 4 ст. 65, п. 15 ст. 66 Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» [24] (далее – Федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав), в п. 12 ст. 70, ч. 13 ст. 71 Федерального закона от 10 января 2003 года № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации» [123] (далее – Федеральный закон о выборах Президента РФ) и регулирующих случаи искажения волеизъявления избирателей.

Термин «воля» применяется в нормах, содержащихся в п. 7 ст. 73, подп. подп. г) и д) п. 1.2, п. 1.4, подп. подп. б)-е) п. 2, подп. г) п. 3, п. 6, п. 9 ст. 77 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав, подп. подп. 4 и 5 п. 1.2, п. 5 ст. 85 Федерального закона о выборах Президента РФ, п. п. 4 и 5 ч. 3, ч. 5, п. п. 2-6 ч. 6, ч. 8 ст. 100 Федерального закона о выборах депутатов в которых законодателем указывается на случаи невозможности выявления действительной воли избирателей.

В некоторых нормах закона используется фраза «допущенные нарушения не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей (выявить действительную волю избирателей» (Пункт 1.4 ст. 85 Федерального закона о выборах Президента РФ, ч. 5 ст. 100 Федерального закона о выборах депутатов, п. 1.4 ст. 77 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав), что предполагает отождествление терминов «воля народа» и «волеизъявление народа» при прямых формах демократии.

Постараемся выявить отличия и дать понятие «воли» и «волеизъявления» как избирателя, так и народа. Имеют место высказывания авторов, которые разделяют между собой понятия «воли» и «волеизъявления».

Зарубежные (Ж.-Ж. Руссо) и российские (В.А. Ойгензихт) исследователи, изучали природу коллективного волеизъявления.

Так, по словам В.А. Ойгензихт, воля – детерминированное и мотивированное желание лица достичь поставленной цели, причем воля – есть процесс психического регулирования поведения субъектов [15, 24] По его словам: «Сам волевой процесс как единый регулятивный процесс представляет собой проявление воли. Волеизъявление – это фиксация этого регулятивного процесса, позволяющая его распознать и оценить» [15, 121]. Ученый обратил внимание на то обстоятельство, что воля – это еще не действие, выраженное во внешнем мире, а пока только желание достичь поставленной цели. «Воля – психический процесс сознательного управления деятельностью, устраняющей трудности и препятствия на пути реализации поставленной цели» [13, 201].

В свою очередь, волеизъявления без воли невозможно и воля является первичным элементом любого действия. На это же обращает внимание Д.А. Керимов, который говорит: «двигательной силой любого сознательного действия – безразличного, индивидуального или общественного – является воля. Именно воля есть практический реализатор потребности, интереса, цели, установки» [8, 417].

Отсюда, воля для того, чтобы стать волеизъявлением должна проявится во внешнем мире таким образом, чтобы ее восприняли другие субъекты права, поэтому понятие «воля» в совокупности с какой бы другой правовой категорией оно не использовалось, остается психологической категорией, относящейся только к субъекту и не существующим вне его. Это свойство воли делает невозможным ее познание до выражения во вне субъекта. Только тогда, когда произошло волеизъявление, имеется возможность выяснить и определить волю по результатам волеизъявления и дать ей оценку.

Разработчик коллективной воли Ж.Ж. Руссо в своей работе «Общественный договор или начала политического права» выразил свое видение, следующим образом: «Таким образом, я утверждаю, что суверенитет, будучи лишь исполнением общей воли, нельзя отчуждать и что суверен, являющийся собирательным существом, способен представлять только самого себя; могут передаваться властные полномочия, но не воля» [21, 135].

Представляется, что волеизъявление народа тогда имеет значение, когда оно может быть названо волеизъявлением большинства народа, а таковым оно может стать, когда при голосовании на выборах выявлено большинство сонаправленных воль граждан (для точности можно отметить, что особенности могут быть установлены созданием при помощи правового регулирования правил различных избирательных систем (мажоритарной, пропорциональной, смешанной и т.д.), далее понятие «большинство» употребляется с учетом указанного контекста), т.е. за вариант предложенный на голосовании подано большинство голосов избирателей, выражающих их согласованную волю за определенное политическое решение и в этом случае, речь идет о результате волеизъявления народа. Таким образом, власть народа проявляется в функционировании институтов позволяющих выявить волю народа, его решение по тому или иному вопросу, механизм преобразования воли народа, через волеизъявление в установленных правом формах, в политическое решение, принятое на основе большинства, являющееся результатом волеизъявления народа.

При этом подходе, демократия невозможна без особой целостности – народа имеющего общую волю (складывающейся из большинства воль других индивидов, причем воли этих индивидов являются согласованными – направлены на принятие определенного решения), квалифицированного субъектом власти и способного самостоятельно, обладая качеством суверенитета, принимать решения передавая власть своим избранникам осуществляющим ее практическое применение.

В связи с этим, правильно отмечал Ж.-Ж. Руссо: «Для того, чтобы воля была всеобщей, необходимо, чтобы все голоса были сосчитаны… Суверенная воля определяется «счетом голосов»…» [цитируется по 7, 118].

В связи с чем, волеизъявление народа выступает формой обнаружения воли народа и доведения ее до сведения граждан. При этом, необходимо отметить, что волеизъявление народа возможно только в установленных государством условиях, а именно предоставлением избирателям возможности голосовать для принятия политических решений и созданием системы избирательных комиссий, ведающих подсчетом голосов избирателей. Иными словами, избиратели обладают правовыми средствами для выражения воли народа, а соответствующий орган выявляет ее на основе состоявшихся результатов голосования.

Воля народа, нашедшая отражение в определенных законодательством формах состоит в единстве с волеизъявлением народа и не тождественна с ним, относясь к нему как содержание к форме. В связи с чем, воля народа и его волеизъявление соотносятся между собой как содержание и форма в диалектике и отождествлению между собой не подлежат.

Воля народа (содержание) через голосование путем подачи большинства голосов избирателей за постановление политического решения отражаясь в избирательных документах, приобретает силу волеизъявления народа (форма), в результате чего возникает политическое решение, порождающее правовые последствия в виде реализации суверенитета и передачи власти от народа к избранным органам власти. Отсюда воля народа состоит в единстве и в презумпции соответствия с волеизъявлением народа, а его результатом является политическое решение, за которое проголосовало большинство избирателей. В свою очередь, предлагается рассматривать волеизъявление народа при голосовании как властный акт реализации высшей власти народа, представляющий сумму волеизъявлений граждан, а волеизъявление отдельного гражданина при голосовании как властный акт по принятию им политического решения, основанный на принадлежащей гражданину доле в высшей власти народа.

Участие гражданина в голосовании подразумевает ещё и реализацию воли гражданина на то или иное политическое решение, означающее соответствующий политический выбор из числа вариантов предложенных гражданину в избирательном бюллетене. Причем этот выбор следует достоверно учитывать в официальных избирательных документах, без чего невозможны процедуры народовластия.

В связи с чем, является неправильным, что избирательное законодательство не учитывает названное обстоятельство определяя достаточность явки гражданина наличием его бюллетеня в ящике для голосования связывая это лишь с возможностью его обнаружения избирательной комиссией.

Ещё, самого по себе, отражения воли гражданина в избирательном бюллетене недостаточно, поскольку необходимо ещё и то, чтобы воля гражданина нашла отражение в официальных избирательных документах избирательных комиссий или комиссий референдума, а также схожих образований наделенных соответствующими публичными функциями. Ведь, именно с этими документами закон связывает наступление правовых последствий в виде итогов голосования, определения результатов выборов и референдума и иных, о чем свидетельствуют названные нормы права.

Так, согласно п. 8 ст. 68 Закона об основных гарантиях избирательных прав «8. Непосредственный подсчет голосов избирателей, участников референдума производится по находящимся в ящиках для голосования бюллетеням членами участковой комиссии с правом решающего голоса».

В соответствии с подп. д) п. 2 ст. 67 Закона об основных гарантиях избирательных прав протокол об итогах голосования должен содержать, в том числе строки протокола: число избирателей, участников референдума, внесенных в список на момент окончания голосования; число голосов избирателей по каждой из позиций, содержащихся во всех избирательных бюллетенях.

В силу п. 2 ст. 69 Закона об основных гарантиях избирательных прав «2. На основании данных протоколов об итогах голосования после предварительной проверки правильности их составления вышестоящая комиссия путем суммирования содержащихся в них данных устанавливает итоги голосования на соответствующей территории, в округе, субъекте Российской Федерации, в Российской Федерации».

Таким образом, обнаружение избирательной комиссией избирательных бюллетеней в ящике для голосования (в том числе подсчет бюллетеней) недостаточно, для правильного определения явки граждан, ещё необходимы: 1) правильный непосредственный подсчет голосов избирателей; 2) правильное отражение данных подсчета в протоколе об итогах голосования; 3) правильное суммирование вышестоящей избирательной комиссией содержащихся в названных протоколах данных.

Названные действия избирательной комиссии будут свидетельствовать о достоверности волеизъявления народа в отношении определенного политического решения закрепленного в результатах прямых форм демократии.

Воля гражданина, а в этом и состоит её юридическая природа, является определяющей для наступления предусмотренных законом на основании этой воли юридических последствий. Однако, воля гражданина, выражаясь в явке его выборы и другие процедуры народовластия, т.е. облекаясь в форму действия (волеизъявления), приобретает юридический признак в виде её распознания правом как юридического факта, влекущего возникновение избирательных правоотношений. Иначе говоря, только с явкой граждан, закон связывает наступление определенных юридических последствий, а значит и учет воли гражданина на выборах. При этом, следует обратить внимание на то, что воля гражданина явившегося на выборы, применительно к результатам самих выборов, образуется путем её суммирования с волей других избирателей явившихся на выборы и, во-первых, в случае совпадения их воль с победившим политическим выбором, выражается в избирательном документе фиксирующем результат выборов, во-вторых, в случае не совпадения их воль с победившим политическим выбором, она обособленно выражается в акте одностороннего волеизъявления фиксирующегося в избирательной документации и не имеющего отношения к результатам выборов.

Таким образом, волеизъявление избирателя с юридической стороны может быть рассмотрено по следующим основаниям дающим выявленную правовую характеристику этого явления. По способу (форме) волеизъявления – волеизъявление избирателя совершается в форме действия т.е. явки на выборы, поскольку нельзя в избирательных правоотношениях произвести волеизъявление путем молчания, бездействия. По виду реализации волеизъявления – оно реализуется действием имеющим юридический характер, так как невозможно реализовать волеизъявление на выборах путем фактического политического выбора. По роли в конституционном правоотношении, волеизъявления граждан могут быть юридическими фактами участвующими в образовании результата на выборах в соответствии с волеизъявлением избирателя и участвующими в образовании результата на выборах вопреки волеизъявлению избирателя.

Для того, чтобы действия избирателей стали юридическим фактом составляющим результат выборов, самих по себе юридических действий со стороны граждан, в виде отметки варианта политического выборы в избирательном бюллетене ещё недостаточно. Иными словами, недостаточно совершение одним избирателем по его усмотрению соответствующего волеизъявления. Необходим правильный учет голоса избирателя и волеизъявлений других лиц по совпадающим с ним политическим выбором, который по правилам избирательного законодательства выразился в юридическом решении по результатам выборов. Отсюда, юридический эффект волеизъявления избирателя, зависит от волеизъявления других лиц в виде сонаправленного волеизъявления определившего решение по результатам выборов (сонаправленное волеизъявление избирателя).

Кроме того, самого по себе одностороннего волеизъявления избирателя явившегося на выборы ещё недостаточно для учета его как юридического факта в составе правоотношения, поскольку юридическим эффектом этого действия, в случае совпадения его с сонаправленным волеизъявлением других избирателей, будет являться решение по результатам выборов в виде определенного варианта политического выбора.

Таким образом, явившийся избиратель, путем совершения правомерного действия, руководствуясь волей, отражает свое волеизъявление в бюллетене, которое затем учитывается организаторами выборов в протоколе об итогах голосования. Этот учет при правильном отражении волеизъявления избирателя в названном протоколе будет достаточен, для того, чтобы стать юридическим фактом в составе названного правоотношения, если совпадет с волеизъявлением тех избирателей, которые избрали вариант политического выбора, являющийся по правилам избирательного законодательства, результатом выборов (победивший результат политического выбора).

Именно для реализации своей воли в реальную действительность, гражданин осуществляет как и явку на выборы и иные избирательные процедуры, так и волеизъявление на них.

В свою очередь, явившийся избиратель может отразить волеизъявление в бюллетене не соответствующее его воле. Этот тип искажения волеизъявления избирателя при котором его внутренняя воля формировалась несвободно. Тогда, когда, например, осуществлен, например, подкуп избирателя, или иным образом была подавлена его воля (например с помощью насилия или угрозы применения насилия). Так называемый порок его воли. В этом случае, избиратель хотя и осуществляет на выборах не свою, а искаженную волю, но тем не менее реализует волеизъявление путем явки на выборы.

То есть воля избирателя сформированная и выраженная вовне в форме действия в виде отображения в избирательном бюллетене, только в том случае породит юридическое последствие в виде принятого решения по результатам выборов, если оно: во-первых, правильно было отображено в протоколе об итогах голосования; во-вторых, совпало с однонаправленным волеизъявлением других избирателей выбравших тот вариант в бюллетене, который по правилам избирательного законодательства является победившим на выборах, так называемый результат выборов.

Важно понимать, что одностороннее волеизъявление избирателя отраженное в избирательном бюллетене является правомерным осознанным волевым действием, т.е. юридическим фактом, совершаемом с целью достижения юридических последствий, причем единолично, в случае отсутствия порока воли. Это одностороннее волеизъявление связано с волей человека, его совершающего, не относится к событиям и влечет правовые последствия в виде отражения в протоколе об итогах голосования. Будучи отраженным в этом протоколе, одностороннее волеизъявление приобретает значение юридического факта для возникновения соответствующего конституционного правоотношения, только в случае его учета в виде суммы с другими такими же волеизъявлениями в отношение одного и того же политического выбора, в том случае, если этот политический выбор является определяющим для решения по результатам выборов.

Отсюда, волеизъявление избирателя является правомерным осознанным волевым действием, т.е. юридическим фактом, совершаемом с целью достижения юридических последствий, причем единолично и оно в отличие от события, связано с волей избирателя, совершающего политический выбор, и влечет конституционно-правовые последствия. Таким образом, действия в форме волеизъявления избирателя не могут совершаться вне избирательного правоотношения, поскольку порождают их возникновение и течение.

Иными словами, односторонние волеизъявления избирателей выступают частью решения избирателей по результатам выборов. В частности, подача избирателем голоса будучи правильно отраженной в протоколе об итогах голосования, прямо не влечет возникновения, изменения и прекращения конституционных правоотношений, связанных с избранием кандидата, списка кандидатов или состава выборного органа власти. Важно при этом то, что подача голоса как одностороннее волеизъявление должно быть направлено именно на то последствие, которое повлечет принятие решения по результатам выборов.

В числе признаков решения принятого по результатам выборов можно указать дозволенность действия и направленность воли избирателя на достижение определенного правового результата, решения принятого по результатам выборов является правомерным волевым актом. По этому признаку, решения принятое по результатам выборов отличается от неправомерных действий, с которыми закон связывает возникновение, изменение или прекращение избирательных прав и обязанностей, таких как деликты.

Таким образом, явка избирателя на выборы выражается через его волеизъявление. Форма волеизъявления – письменная или электронная, отражается в избирательном бюллетене. Содержание волеизъявления – конкретный политический выбор исходя из вариантов политического выбора предложенных в избирательном бюллетене. Соотношение воли и волеизъявления избирателя при котором они входят в противоречие друг с другом, может влечь правовые последствия в виде избирательных споров, например привлечение к административной ответственности за подкуп избирателей в соответствии со ст. 5.16 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КРФ об АП) [9].

Как правило, если не подавлена воля избирателя, а также отсутствует порок его воли, то своё желание избиратель без труда может осуществить самостоятельно сделав отметку в избирательном бюллетене относительно желаемого политического выбора. В таком случае желание избирателя не входит в противоречие с содержанием его волеизъявления. Иными словами, отсутствует сложность в реализации желания в содержание волеизъявления избирателя, чего не скажешь например, о гражданско-правовых отношениях, где возникает проблема претворения желания гражданина в содержание волеизъявления, отраженного в соответствующем документе.

О сходном правовом состоянии, применительно к другому виду правоотношений, упоминает А.А. Андронатий: «Вместе с тем более важным, чем форма волеизъявления, является его содержание. То, что человек высказывает, описывает либо иным способом выражает, должно соответствовать тому, что человек хочет совершить. В противном случае возникает ситуация неадекватного, ошибочного отображения или умышленно скрываемого истинного намерения» [1, 16-25].

Таким образом, явка избирателя на выборы, представляет собой совпадение воли и содержания волеизъявления в отношении политического выбора отраженного в избирательном бюллетене и оформленное в установленном законом порядке.

В связи с чем, представляется, что одностороннее волеизъявление избирателя, а именно подача голоса в отношении определенного, избранного им политического выбора указанного в бюллетене, выступает частью юридического состава правового решения по результатам выборов как юридического факта. Именно явка на выборы выступает обстоятельством принятия решения на выборах, а также имеет юридическое значение для того, чтобы определить надлежащего административного истца при подаче административного иска об оспаривании решения, действия (бездействия) участковой избирательной комиссии, комиссии референдума, связанных с установлением итогов голосования (п. 16 ст. 239 КАС РФ).

Исходя из сказанного можно констатировать, что содержательным свойством явки избирателя на выборы является волеизъявление со стороны избирателя в избирательном праве, которое, во-первых, не может выступать в качестве решения по результатам выборов в случае не совпадения однонаправленного с волеизъявлением других избирателей решения по результатам выборов, во-вторых, может является обстоятельством формирования однонаправленного с волеизъявлением других избирателей решения по результатам выборов, определяемое по установленным в законе правилам, и в этом случае, формирует направленность на наступление конституционно-правовых последствий, установленных законом для соответствующих избранных лиц и состава выборных органов власти.

Избирательное законодательство построено таким образом, что понять волю избирателя, можно только в том случае, если он явился на выборы. Если у избирателя и была воля, например соответствующая «большему уровню поддержки», но избиратель не явился на выборы, то достоверно знать это волю, хотя бы на сновании юридических правил невозможно.

В связи с чем, на достоверность выражения воли народа в решениях по результатам выборов влияет только та явка на выборы, которая была учтена в соответствии с правилами избирательного законодательства. Те же избиратели, которые не явились на выборы: негативно или безразлично отнеслись к вариантам политического выбора, изложенным в избирательном бюллетене и тогда их воля может выходить за пределы предложенных в избирательном бюллетене вариантов. Так или иначе, получается, что те граждане, которые не явились на выборы, тем самым заявили об отсутствии своей воли в отношении предложенных вариантов политического выбора или не желают её выражать.

Таким образом, истинная (действительная) воля у граждан не явившихся на выборы не выработалась и не выразилась путем совершения конкретного волевого усилия в виде явки на выборы. Волю таких граждан определить невозможно, поскольку она не выразилась во внешнем мире и тем более не выразилась в соответствии с установленной законом процедурой.

Волеизъявление избирателя является правомерным осознанным волевым действием, т.е. юридическим фактом, совершаемом с целью достижения юридических последствий, причем единолично и оно в отличие от события, связано с волей избирателя, совершающего политический выбор, и влечет конституционно-правовое значение. При этом, действия в форме волеизъявления избирателя не могут совершаться вне избирательного правоотношения, поскольку порождают их возникновение и течение. Отсюда, односторонние волеизъявления избирателей выступают частью решения избирателей по результатам выборов. В частности, подача избирателем голоса будучи правильно отраженной в протоколе об итогах голосования, прямо не влечет возникновения, изменения и прекращения конституционных правоотношений, связанных с избранием кандидата, списка кандидатов или состава выборного органа власти. Важно при этом то, что подача голоса как одностороннее волеизъявление должно быть направлено именно на то последствие, которое повлечет принятие решения по результатам выборов. Действия избирателей приобретают юридическое значение в виде юридического факта составляющего результат выборов, в виде следующего юридического состава: действия со стороны граждан, в виде отметки варианта политического выборы в избирательном бюллетене (совершение одним избирателем по его усмотрению соответствующего волеизъявления); правильный учет голоса избирателя и волеизъявлений других лиц по совпадающим с ним политическим выбором, который по правилам избирательного законодательства выразился в юридическом решении по результатам выборов; возможность возникновения юридического эффекта волеизъявления избирателя, в виде созависимости с волеизъявлением других лиц в виде сонаправленного волеизъявления определившего решение по результатам выборов (сонаправленное волеизъявление избирателя).

Предлагаемые положения исходят из внедоговорной природы общего волевого акта народа при прямых формах демократии, под которым понимается политическое решение (о политическом решении как результате выражения власти народа указано, например, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 марта 2007 года № 3-П. [20]), принятое большинством голосов при отсутствии согласованного (единогласного) волеизъявления всех граждан (теория реальной демократии). В отличие от такого подхода теория общественного договора (исходя из концепции Руссо Ж.-Ж. общественный договор – это договор каждого со всеми и всех с каждым [21, 11] исходит из договорной природы общего волевого акта народа, под которым понимается общественный договор, основанный на согласованном (единогласном) волеизъявлении всех граждан (теория идеальной демократии).

В силу внедоговорной природы общего волевого акта народа правовые последствия принятия политического решения должны распространяться на всех граждан государства, включая как тех граждан, которые выразили волю против такого решения, так и тех граждан, которые не выразили свою волю.

Предлагаемый подход исходит из положений о разграничении воли и волеизъявления гражданина, а также из разграничения воли (общей воли народа) и волеизъявления народа (общего волеизъявления народа).

Воля гражданина – это мотивированное желание гражданина принять определенное политическое решение. Волеизъявление гражданина – это выражение (объективирование) воли гражданина вовне.

Воля народа (общая воля народа) – мотивированное желание народа принять определенное политическое решение. Волеизъявление народа (общее волеизъявление народа) – это выражение (объективирование) воли народа вовне.

Воля гражданина, как и воля народа, неопределима без ее изъявления вовне. Воля гражданина объективируется и становится волеизъявлением гражданина посредством акта индивидуального голосования. Воля народа объективируется и становится волеизъявлением народа посредством акта коллективного голосования всех граждан государства.

Процесс выражения воли гражданина состоит из двух этапов: волеобразование и волеизъявление. Волеобразование гражданина формируется до голосования и заканчивается мотивированным желанием гражданина принять определенное политическое решение. Волеобразование гражданина должно происходить в условиях свободы выбора и автономии воли гражданина. Волеизъявление гражданина совершается индивидуальным голосованием гражданина и фиксируется в бюллетене.

Процесс выражения общей воли народа состоит из трех этапов: волеобразование, волеопределение и волеизъявление. Волеобразование народа формируется до голосования и заканчивается мотивированным желанием народа принять определенное политическое решение (свободное волеобразование). Волеобразование народа должно происходить в условиях свободы выбора и автономии воли народа. В отличие от процесса выражения воли гражданина, процесс выражения воли народа включает этап волеопределения, поскольку возникает проблема определения общей воли народа. Волеопределение народа заключается в достоверном определении суммы индивидуальных волеизъявлений всех проголосовавших граждан (достоверное волеопределение) и фиксируется в протоколе голосования (формальное волеопределение). Волеизъявление народа совершается коллективным голосованием всех проголосовавших граждан (достоверное волеизъявление) и фиксируется на основании волеопределения народа в принятом политическом решении (формальное волеизъявление).

Автор исходит из наличия опровержимой презумпции соответствия воли гражданина его волеизъявлению. В практическом плане это означает, что, пока не доказано обратное, воля гражданина соответствует результату индивидуального голосования, выраженному в бюллетене. Данная презумпция опровержима при установлении судом, предлагаемых, следующих типов искажений волеизъявления гражданина (исходя из их природы): 1) несоответствие воли гражданина его волеизъявлению (например, подкуп избирателя); 2) формирование несвободной воли гражданина (например, принуждение избирателя к голосованию за определенное решение); 3) фальсификация (например, подлог избирательного бюллетеня) или неумышленное искажение (например, техническая ошибка) волеизъявления гражданина.

Автор исходит из наличия опровержимых презумпций о соответствии воли народа его волеизъявлению и соответствии волеопределения народа его волеизъявлению. В практическом плане первая презумпция означает, что пока не доказано обратное воля народа соответствует результату коллективного голосования, выраженному в принятом политическом решении. Вторая презумпция означает, что пока не доказано обратное результат подсчёта голосов соответствует протоколу голосования. Данные презумпции опровержимы при установлении судом следующих типов искажений волеизъявления народа (исходя из их природы): 1) несоответствие воли народа его волеизъявлению (например, подкуп квалифицированного количества избирателей); 2) формирование несвободной воли народа (например, принуждение квалифицированного количества избирателей к голосованию за определенное решение); 3) несоответствие формального волеизъявления народа (протокол голосования) его достоверному волеизъявлению на основании порока воли народа (например, голосование за «двойников») или других искажений волеизъявления народа (например, формирование итогового протокола голосования на основе неверных данных первичных протоколов голосования); 4) фальсификация (например, подлог протокола голосования) или непреднамеренное искажение (например, техническая ошибка) волеизъявления народа. Указанные выше типы искажения волеизъявления гражданина и народа предлагается рассматривать в качестве пороков воли гражданина и пороков воли народа, за исключением фальсификаций и непреднамеренных искажений (технических ошибок), которые не связаны с пороками воли. Эти типы искажений волеизъявления гражданина и народа предлагается рассматривать в качестве особых конституционно-правовых деликтов. В свою очередь, воля граждан, которые не приняли участия в голосовании (не выразили свою волю), не должна иметь правового значения и не может свидетельствовать об искажениях волеизъявления гражданина или народа.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования составляют аспекты правового регулирование воли и волеизъявления народа при прямых формах демократии. Методологию исследования составляют преимущественно теоретические исследования. В процессе подготовки статьи автор применял преимущественно общетеоретические методы, в частности, исторический метод, логический метод, методы анализа и синтеза, сравнительно-правовой.
Актуальность избранной темы обусловлена тенденциями цифровой трансформации общества, переходом на электронные технологии. Научная новизна представленной статьи обусловлена авторской позицией, выраженной в выводах и предложениях. Авторский анализ обладает элементами научной новизны.
Стиль статьи можно рассматривать, как научно - публицистический. Автор, опираясь на научные факты, в описательном стиле излагает материал, ставший результатом анализа и предлагает свои заключения.
Структура статьи условно включает вводную часть, основную и заключительные положения.
По содержанию статья соответствует заявленной тематике. Автор анализирует гипотезу о том, что в конституциях современных государств закреплена основополагающая идея о демократии. Современная теория демократии отграничивает демократические государства от недемократических государств возможностью смены состава органов государственной власти народом путем голосования.
Автор анализирует труды Аристотеля, Платона, Ж.Ж. Руссо и полагает, что господство субъекта права в демократическом государстве, его воли, предопределяется особенностью государственно-правовых отношений, где во-первых, выборы и референдумы характеризуют способ организации высших органов государственной власти, а во-вторых, имеется специфичность юридического положения, с одной стороны, источника и, с другой, носителя государственной власти, при котором, первый, должен располагать необходимыми правовыми средствами, во-первых, для обеспечения процесса делегирования своей воли второму, во-вторых, для такого течения этого процесса при котором отсутствую сомнения в его правильности. Кроме того, автор проводит анализ трудов современных ученых.
В этой связи возникает вопрос о понятии воли народа как о государственно-правовом явлении. Автор приходит к выводу о том, что народ выражает свою волю на выборах для управления делами государства через голосование (обнаружение воли граждан принявших участие в прямых формах демократии), то есть путем волеизъявления.
В этой связи автор обращается к юридической терминологии.
Анализ автора сводится к тому, что авторы признавая за гражданином возможность участия в принятии государственно-значимых решений, дают разное наименование этого правового состояния: гражданин частица суверенитета народа (Б.С. Эбзеев); гражданин обладатель всеобщего избирательного права (Р.Г. Тимофеева); гражданин - носитель суверенитета народа (Ю.А. Веденеев) и т.д. Хотя, как представляется, речь у названных авторов идет о том, что можно назвать способностью гражданина обладать волей (совместно с другими гражданами) на принятие решений по делегированию власти представителям народа.
Представляет интерес видение автора о том, что истинная (действительная) воля у граждан не явившихся на выборы не выработалась и не выразилась путем совершения конкретного волевого усилия в виде явки на выборы. Волю таких граждан определить невозможно, поскольку она не выразилась во внешнем мире и тем более не выразилась в соответствии с установленной законом процедурой. Волеизъявление избирателя является правомерным осознанным волевым действием, т.е. юридическим фактом, совершаемом с целью достижения юридических последствий, причем единолично и оно в отличие от события, связано с волей избирателя, совершающего политический выбор, и влечет конституционно-правовое значение. При этом, действия в форме волеизъявления избирателя не могут совершаться вне избирательного правоотношения, поскольку порождают их возникновение и течение. Отсюда, односторонние волеизъявления избирателей выступают частью решения избирателей по результатам выборов.
Заключительными положениями автора являются те, что процесс выражения общей воли народа состоит из трех этапов: волеобразование, волеопределение и волеизъявление. Волеобразование народа формируется до голосования и заканчивается мотивированным желанием народа принять определенное политическое решение (свободное волеобразование). Волеобразование народа должно происходить в условиях свободы выбора и автономии воли народа. В отличие от процесса выражения воли гражданина, процесс выражения воли народа включает этап волеопределения, поскольку возникает проблема определения общей воли народа. Волеопределение народа заключается в достоверном определении суммы индивидуальных волеизъявлений всех проголосовавших граждан (достоверное волеопределение) и фиксируется в протоколе голосования (формальное волеопределение). Волеизъявление народа совершается коллективным голосованием всех проголосовавших граждан (достоверное волеизъявление) и фиксируется на основании волеопределения народа в принятом политическом решении (формальное волеизъявление).
Библиографический список включает 30 источников различного характера. Причем, автор применял как печатные, так и электронные издания, включая публикации 2021 г.
Статья может представлять интерес читательской аудитории и может быть рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.