Статья 'Демократия как институт выявления волеизъявления народа ' - журнал 'Административное и муниципальное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Демократия как институт выявления волеизъявления народа

Кравченко Олег Александрович

кандидат юридических наук

доцент, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин МИРЭА

119454, Россия, г. Москва, ул. Проспект Вернадского, 78

Kravchenko Oleg Aleksandrovich

PhD in Law

Associate Professor of the Department of State and Legal Disciplines of the MIREA

78 Prospekt Vernadskogo str., Moscow, 119454, Russia

sf-mka-spb@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0595.2022.1.35267

Дата направления статьи в редакцию:

18-03-2021


Дата публикации:

14-03-2022


Аннотация: Предметом исследования является демократия и подходы к её определению через призму выявления волеизъявления народа, а также вопросы реализации народовластия в конституционно-правовой действительности. Автор подробно рассматривает необходимые и достаточные условия воплощения демократии в жизнь на основе трех подходов. Первый подход определяет демократию как участие всех (народа) в государственном управлении. Второй подход широко распространен в юриспруденции и выражает совокупность разного набора правовых состояний и процедур, а также взаимоотношений по поводу делегирования власти от народа к органам государственного управления. Третий подход, появившийся совсем недавно в науке, является своего рода синтезом первых двух, но ориентирован на результат процедурных моментов демократии.   В основе концепции диссертации лежат следующие политико-правовые постулаты понимания демократии, государственной власти и выборов: 1) объективной закономерностью всякой государственной власти является её стремление к продолжению обладания ею; 2) демократическое государство эффективнее недемократического, поскольку в нем имеются правовые институты, которые позволяют ограничить узурпацию государственной власти какой-либо одной политической силой; 3) демократическое государство отличается от недемократического возможностью смены политической власти ненасильственным путем при помощи выборов, результат которых заранее не предопределен. В силу первого постулата, в избирательных системах государств, существует возможность захвата и удержания государственной власти в нарушение народовластия путем искажения волеизъявления народа, поскольку органы государственной власти прежнего состава, выступающие организаторами выборов, заинтересованы в сохранении статус-кво. В связи с чем, необходим комплексный механизм по ограничению возможности узурпации государственной власти при проведении выборов на стадиях организации голосования, подведения его итогов и установления результатов выборов (референдумов).


Ключевые слова:

суверенитет, народ, власть, волеизъявление народа, суверенитет народа, демократия, достоверность голосования, голоса избирателей, теория народовластия, достоверность выборов

Abstract: The subject of the study is democracy and approaches to its definition through the prism of revealing the will of the people, as well as issues of the implementation of democracy in constitutional and legal reality. The author examines in detail the necessary and sufficient conditions for the implementation of democracy on the basis of three approaches. The first approach defines democracy as the participation of all (the people) in public administration. The second approach is widespread in jurisprudence and expresses the totality of a different set of legal conditions and procedures, as well as relationships regarding the delegation of power from the people to the public administration. The third approach, which has appeared quite recently in science, is a kind of synthesis of the first two, but is focused on the result of procedural aspects of democracy. В  The thesis concept is based on the following political and legal postulates of understanding democracy, state power and elections: 1) the objective regularity of any state power is its desire to continue to possess it; 2) a democratic state is more effective than an undemocratic one, since it has legal institutions that allow limiting the usurpation of state power by any one political force; 3) a democratic state differs from an undemocratic one by the possibility of changing political power nonviolently through elections, the result which is not predetermined in advance. By virtue of the first postulate, in the electoral systems of states, there is a possibility of seizing and retaining state power in violation of democracy by distorting the will of the people, since the state authorities of the previous composition, acting as organizers of the elections, are interested in maintaining the status quo. In this connection, a comprehensive mechanism is needed to limit the possibility of usurpation of state power during elections at the stages of organizing voting, summarizing its results and establishing the results of elections (referendums).


Keywords:

sovereignty, people, power, the will of the people, sovereignty of the people, democracy, reliability of voting, votes of voters, the theory of democracy, election credibility

Многие сложившиеся концепции демократии несколько удалились от её отправной точки, которой является власть народа, его воля. Отсюда возникают вопросы об источнике этой власти, процессах её реализации, возможности достижения желаемого результата.

Существующие в настоящее время государства, несмотря на заявленную в конституционных актах, приверженность демократии, выявляют неоднородность организации государственной власти.

Для объяснения названных различий, рассмотрим вопросы состоящие в следующем. Каким образом, осуществляется распространение властных полномочий или как происходит формирование воли народа при демократии, каков механизм данного явления? Возможно ли определение того, что критерии демократии реализовались в реальной действительности таким образом, который позволяет выявить и квалифицировать демократию?

Особенность способа принятия решений и их реализация характеризует сущность демократии, позволяет трансформировать волю народа в государственно-правовую действительность. Суть воли народа раскрывается исключительно путем анализа того, как она возникает или конструируется [13, 18]. Значит, возникает вопрос о способе возникновения и конструирования воли народа.

Традиционно, в зависимости от способа выявления воли народа, выделяют две формы демократии: прямая и представительная. При прямой демократии, народ принимает решения путем голосования за предложенные на голосовании варианты политического выбора и большинством голосов. Причем круг вопросов, которые может разрешать народ касается всех сторон жизнедеятельности общества и государства. При представительной демократии народ также принимает решения путем голосования за предложенные на голосовании варианты политического выбора и большинством голосов. Однако, в этом случае, народ делегирует избираемым им представителям, свое право на принятие решений касающихся всех сторон жизнедеятельности общества и государства.

Прямая и представительная демократии однотипны по способу формирования и конструирования воли народа – голосование в отношении определенного варианта политического выбора. Вопросы правильности отражения воли народа в результате его голосования не нашли отражения в указанных видах демократии и выразились в другом подходе.

В этой связи обозначим выделение трех подходов. Первый подход определяет демократию как участие всех (народа) в государственном управлении, осуществление власти всеми гражданами и принятием ими решений на общем собрании (прямая демократия или процедурный подход ориентированный на прямое принятие решений при демократии). Второй подход широко распространен в юриспруденции и выражает совокупность разного набора правовых состояний и процедур, а также взаимоотношений по поводу делегирования власти от народа к органам государственного управления (представительная демократия или процедурный подход ориентированный на принятие решений представителями народа при демократии). Третий подход, появившийся совсем недавно в науке, является своего рода синтезом первых двух, но ориентирован на результат процедурных моментов демократии и утверждает, что демократией является положение в государстве, при котором народ используя демократические процедуры, участвуя в государственном управлении через голосование на выборах, достигает политического результата в виде смены одной политической власти на другую не связанную с её предшественницей (назовем его - открытая демократия или процедурный подход ориентированный на результат решения при демократии).

Рассмотрим названные подходы. Так, первый подход, означает, прежде всего, опосредованность государственного управления его источником – народом. Этот подход появился в мировой истории первым. Его основоположником является Аристотель, по словам которого демократия является государственной формой, при которой власть принадлежит большинству граждан. Подход зиждется на непосредственном осуществлении народом всей власти в государстве без её делегирования какому-либо представительному органу. Первое определение демократии дал Аристотель в своей «Политике»: «Наиболее чистой демократией является такая, которая обеспечивает равенство - оно предписано законом данного государства, и бедные не подвергаются большему угнетению, чем богатые, верховная власть не принадлежит ни одному из этих слоев, и оба они в ней участвуют» [2, 16-17].

Такого рода демократия существовала и во времена Аристотеля и именовалась Античной демократией и позже, например Новгородская демократия в древнем Новгороде и других городах [19, 2468, 2483-2484]. В период с 300 г. до н. э. до XIX в. н. э. несколько европейских режимов переняли вариант Античной демократии – такие торговые города-государства как Венеция, Флоренция и Милан [20, 44]. В позапрошлом веке непосредственная демократия наблюдалась в кантоне Ури Швейцарии [21, 1-6]. В начале семнадцатого века в истории Америки появились городские собрания как форма прямой демократии и получили распространение в Нью-Хэмпшире, Коннектикуте, Род-Айленде, Вермонте и Мэне [4, 221].

Однако, названный подход к демократии, справедливо подвергается критике современными авторами, поскольку в современных условиях, она выхода на практику практически не имеет. По словам Л.А. Нудненко: «Демократия в первоначальном смысле этого слова как осуществление власти всем населением реализуема только в небольших муниципальных образованиях (в форме общих собраний, сходов по месту жительства, референдумов)» [14, 13].

Его достоинством является обоснование народа как высшего и единственного источника власти в государстве, способного самостоятельно осуществлять государственное управление. В свою очередь, трактовка народа в качестве источника власти, позволила в дальнейшем, другим исследователям, выделить возможность делегирования этого качества органам государственной власти, что создало почву для второго подхода.

По мере развития государств и увеличения численности населения, стало понятным, что непосредственная реализация власти народа по конкретным вопросам возможна, но только через специально созданные для этого органы государственного управления, которым народ может делегировать свою власть путем выборов, а они уже, от имени народа, могут заниматься государственным управлением. Говоря о представительной системе и всенародно избранном парламенте, Р. Даль отмечает: «Впервые подобное сочетание политических институтов возникло в Англии, Скандинавских странах, Нидерландах, Швейцарии и еще в нескольких регионах, располагавшихся к северу от Средиземного моря» [7, 23]. Этот подход убедительно обосновал Ш.Л. Монтескье. Мыслитель Ш.Л. Монтескье категорию демократии определял следующими словами: «Природа демократии состоит в том, что здесь верховная власть принадлежит всей массе народа. Следовательно, народ является тут в некоторых отношениях правителем, в других подданным. Правителем он становится через подачу голосов, посредством которой выражается его воля. Следовательно, законы должны определить, кто имеет право голоса, каким способом голоса подаются и в каких именно случаях; то есть прежде всего определяются состав и способы действия народного собрания, которому принадлежит верховная власть. Затем необходимы другие учреждения: для исполнения нужны министры, для совета и руководства – сенат. Народ имеет удивительное чутье, чтобы разобрать достоинство лиц, но он неспособен сам вести дела: у него иногда слишком много действия, иногда слишком мало. Как министры, так и сенат в демократии должны быть выборными. При этом важно устройство выборов, а также и способ подачи голосов» [6, 55]. В отличие от Аристотеля и Ж.Ж. Руссо, Ш.Л. Монтескье обращает внимание на процедуру демократии, которая невозможна без голосования направленного на выявление воли народа, в том порядке и на тех условиях, которые установлены законом. Названный подход является наиболее популярным у современных исследователей.

Вопрос о том, каким образом происходит участие народа в верховной власти и принятие им решения, то есть как происходит практическая реализация теории демократии в человеческом обществе, находился в центре исследований ученых, специализирующихся на рассмотрении вопросов теории и практики демократии.

Современные исследователи рассматривают выборы и голосование как один из признаков или критериев демократии, без которых она невозможна, считают их необходимыми и даже достаточными признаками (критериями) демократии. Так, Й. Шумпетер говорил, что демократия – это «такое конституциональное устройство для принятия политических решений, в котором индивиды обретают власть принимать решения, путем конкурентной борьбы за голоса избирателей» [4, 269]. По мнению В.А. Туманова, В.Е. Чиркина, Ю.А. Юдина, «выборы - важнейший институт современной демократии, одна из главных форм выражения воли народа и его участия в политическом процессе и одновременно способ формирования представительных органов» [11, 33]. С точки зрения Н.В. Мамитовой демократия осуществляемая посредством выборов является парламентской демократией: «представительная, т. е. опосредованная выборами, парламентская демократия, в условиях которой формирование политической воли народа возлагается на народное представительство» [12, 11].

Правда имеется и другая точка зрения. Так, М.А. Краснов не считает выборы сущностным признаком демократии: «Да, выборы являются неотъемлемым механизмом демократии. Но выборы (как и референдум) сами по себе не всегда служат проявлением именно народного суверенитета, а потому не представляют собой самостоятельного специфичного и при этом сущностного признака демократии. В конце концов, выборы – только технический институт выявления воли народа» [24].

С этой точкой зрения согласится вряд ли возможно. Во-первых, народный суверенитет и выборы соотносятся между собой как содержание и форма. По сути, выборы стали единственной и самой распространенной формой выражения народного суверенитета в настоящее время в современных государствах. В связи с этим, если отсутствуют выборы, то это означает и отсутствие народного суверенитета, поскольку выражение последнего во вне, не может быть эффективно обнаружено в конституционно-правовой практике по другому (без выборов). Во-вторых, не выборы, а демократия является институтом выявления воли народа, поскольку последняя придает выборам способность выражать народный суверенитет, облекает выборы в соответствующие организационно-правовые процедуры свойственные демократии и основанные на конституционализме. При демократии именно через выборы происходит выявление воли народа на управление делами государства. Основной, сущностный признак демократии как раз и состоит в возможности принятия решений самим народом через выборы, голосование.

Если М.А. Краснов употребляет слово «технический» применительно к его значению как «вспомогательный», то с этим согласится нельзя, поскольку выборы являются необходимым признаком демократии, о чем косвенно говорит и он сам. Так, согласно приведенной позиции, М.А. Краснов также считает прежде всего выборы как форму выражения народного суверенитета и их же как неотъемлемый механизм демократии. Получается, что М.А. Краснов несмотря на эти характеристики выборов, тем не менее не выделяет их в качестве сущностного признака демократии, поскольку считает, что они «сами по себе не всегда служат проявлением именно народного суверенитета».

Полагаю, что в названном М.А. Красновым случае, т.е. когда выборы не являются проявлением суверенитета, речь идет не о самих по себе выборах, а о их результатах, которые в силу каких-то причин могут являться недействительными или недостоверными, и в этом случае можно говорить о том, что риски, которые несет в себе практическая реализация демократия, воплотились в конституционно-правовую действительность. Но если такое произошло или имеются соответствующие риски, то это, наоборот, свидетельствует о необходимости научного анализа выборов именно как сущностного признака демократии.

Так, о некоторых рисках сопровождающих реализацию демократии говорит М.А. Краснов, он отмечает: «Узурпацией власти (соответственно, нарушением суверенитета народа) следует признать и получение публично-властных полномочий в ходе пусть и законно назначенных выборов, но при наличии грубых нарушений не позволяющих признать их результаты достоверными. Причем эти нарушения не обязательно должны фиксироваться официально (нередко сами государственные органы как раз и совершают нарушения)» [24]. И в этом аспекте полагаю, что научный поиск беспроблемной реализации демократии состоит не в отказе от такого её сущностного признака как выборы и оставлением их лишь на уровне необходимого условия демократии, а наоборот, последнюю следует развивать через упомянутый признак, но с поиском достаточного условия свидетельствующего о воплощении демократии в жизнь.

Действительно, выборы и голосование являются необходимыми условиями демократии, поскольку являются инструментами выявления воли народа, но возникает вопрос об их достаточности.

Другой исследователь Р. Даль, совершенно справедливо обращал внимание на важность не только голосования, но и того, чтобы все голоса были учтены, что они имеют равную юридическую силу. Р. Даль в качестве одного из критериев демократии включал следующий: «Равное голосование. К тому моменту, когда принимается решение относительно политики ассоциации, всем её членам должны быть предоставлены равные и реальные возможности для голосования, причем все голоса имеют равную юридическую силу» [7, 41]. Р. Даль приводит ряд условий, которые по его мнению, способны адекватно выявить волю народа при демократии. Однако, как проверить эффективность их реализации Р. Даль не указывает.

Как видно из проведенного анализа, теория демократии основывается только на тех человеческих ценностях, которые понятны и доступны каждому человеку, а именно: на равном участии всего народа в верховной власти и на справедливом принятии решения большинством народа. Названные ценности связаны только с методом правления именуемым демократией и в свою очередь, противостоят другим методам правления – тоталитаризму и авторитаризму, а также исключают тиранию, деспотизм и узурпацию.

Обоснование справедливости и правильности власти, при демократии, заключено в её источнике, в народе, более точно - в его большинстве. По словам Т. Джефферсона: «Первый республиканский принцип состоит в том, что lex-majoris partis – это фундаментальный закон всякого общества, состоящего из индивидов, обладающих равными правами; что волю общества, выраженную большинством с перевесом в один голос, необходимо считать столь же священной, как если бы она была единогласной…Стоит лишь раз пренебречь этим законом – и не останется никакого другого, кроме закона силы, который неизбежно заканчивается военным деспотизмом. Такой была история Французской революции» [9, 63].

Названное обоснование власти при демократии выгодно отличается от обоснования власти при других формах правления, которые так или иначе исходят из того, что источником власти является индивид и/или меньшинство народа. В этом смысле демократия противостоит тирании, деспотии, тоталитаризму и узурпации.

Иными словами, демократия представляет собой правление народа в государстве, при которой народ имеет право на правление в нем, путем принятия решений его большинством с помощью голосования, причем правила проведения которого устанавливает государство.

Основываясь на современных исследованиях в области демократии, вряд ли достаточно говорить о ней, как о правлении большинства народа (большинство народа во многих странах рассматривается как большинство граждан, принявших участие в голосовании), поскольку вопросы, связанные с практической реализацией демократии и сопровождающих её рисков, а также с условий и способов её эффективной реализации, у приведенных исследователей отражения не нашли.

Таким образом, сущность второго подхода проявляется в том, что в современном государстве провозглашенные ценности демократии, как правило, обеспечиваются голосованием граждан на свободных выборах и наличием представительной системы, которая призвана представлять интересы народа, что считается общепризнанным. Этот подход является наиболее разработанным в теории государственно-правовой науки, но выхода на практику как на конечный результат действия названных ценностей и соблюдения указанных процедур с приведением понятных и достаточно определенных критериев его оценки, имеет недостаточно.

Второй подход концентрируется на самом по себе способе выявления воли народа. Он не выделяет и не оценивает процесс делегирования власти народа государству, например, с точки зрения правильности достижения его результатов, обеспечения названных процедур действенными правовыми средствами.

Как оказалось на деле, реальная демократия не всегда достижима, что вытекает из сущности самого общества, которое не может быть однородным, ведь неравенство - есть естественное свойство человеческого общества. В связи с этим, лица, которые имеют в обществе привилегированное положение в силу своего имущественного, политического или иного преимущественного статуса, всегда будут искать способ расширить власть над остальными людьми [5, 9].

О возможности злоупотреблений государственной властью при несовершенных формах правления, а к ним он относил и демократию, говорил ещё Платон [15, 53-55]. Он же отмечал возможность перерождения демократии в тиранию. Как отмечалось Платоном: «Ну, так давай рассмотрим, милый друг, каким образом возникает тирания. Что она получается из демократии, это-то, пожалуй, ясно» [16, 350].

Исследователи демократии обеспокоенные её современным состоянием, также выявляли риски сопровождающими её реализацию. Риски сопровождающие демократию могут быть обусловлены отсутствием регулярной смены лиц замещающих высокие государственные должности. По словам Т. Джефферсона, которые он высказал о человеке, занимающем выборную должность: «После того как он будет однажды избран, он может не добрать на вторых или третьих выборах один или два голоса и тогда может обратиться к махинациям и подтасовкам при подсчете голосов…Естественный ход вещей таков, что свобода идет на уступки, а правительство всегда наступает» [9, 100].

Следовательно, наличие выборов само по себе недостаточно для существования демократии. К примеру, при проведении выборов может участвовать только одна политическая сила, они не периодичны или период между выборами является аномально большим. Но даже, когда нет такого рода недостатков, выборы могут быть только фикцией, если они не обеспечивают подлинную политическую конкуренцию и реальную состязательность между политическими силами.

Второй подход к демократии, не ориентирован на уделение внимания тому обстоятельству, что практическая реализация демократии влечет особые риски, связанные с теми процедурами голосования, без которых демократия вряд ли возможна или по крайней мере недостаточно эффективна. Видный разработчик народного суверенитета Ж.Ж. Руссо в своей работе «Общественный договор или начала политического права» выразил своё видение, следующим образом: «Чтобы воля стала общей, не всегда необходимо единодушие, но необходимо подсчитывать все голоса; всякое явное устранение любого голоса нарушает общность» [18, 136].

Не учтена и противоречивость демократии, которая заключена в ней самой и имеется в следующем.

С одной стороны, демократия призвана выражать волю народа и в этом смысле является политическим инструментом способным на это. С другой стороны, общеизвестен тезис о стремлении любой власти к узурпации. Профессор Покровский И.А. применительно к государству высказывал следующее: «Всемогущий властелин над подчиненным ему отдельным человеком, оно стремится к такой же власти без конца и предела и над другими государствами, над всем человечеством» [17, 12].

Названный тезис относится в том числе и к демократическим странам. Как этот тезис преломляется в демократических странах? Государства, заявляя о своем демократическом характере, формально допускают альтернативные выборы, но организацией, проведением и установлением результатов выборов занимаются именно органы государства или образования максимально к ним приближенные (органы обладающие публичной компетенцией) по степени влияния государства на их организацию и деятельность (организаторы выборов). Между волей народа и результатами её выражения оказываются посредники в лице организаторов выборов, которые не всегда правильно исполняют процедурные правила голосования направленные на выявление волеизъявления народа.

Так, в нашей стране встречаются такого рода нарушения, что отмечается в средствах массовой информации: «При проведении выборов губернатора Пензенской области, а также дополнительных выборов депутатов Государственной Думы седьмого созыва в Бессоновском районе председатель участковой избирательной комиссии собственноручно внесла в 1324 неиспользованных избирательных бюллетеня – по 662 бюллетеня двух видов – заведомо ложные сведения, проставив отметку о голосовании за одного из кандидата на выборах, и поместила их в стационарный ящик для голосования»[23, 10].

Возникает вопрос о том, реализуются ли предложенные вторым подходом условия демократии на деле, есть ли методы позволяющие осуществить проверку выполнения условий демократии. Сторонники третьего подхода ставили перед собой решение названного вопроса.

Необходимость учета рисков и противоречий сопровождающих реализацию демократии подвигло исследователей на разработку не только средств направленных на адекватное выявление воли народа, но и выявление условий при которых возможно с высокой степенью однозначности говорить о существовании демократии, что выявляет наличие третьего подхода к определению демократии.

Его исследователи исходили из того, что при демократии гражданам на деле должно быть обеспечено участие во власти и контроль над ней. По словам О.Е. Кутафина: «В условиях народовластия осуществление власти конституируется, легитимируется и контролируется народом, т.е. гражданами государства, поскольку она выступает в формах самоопределения и самоуправления народа, участвовать в которых могут на равных правах все граждане» [10, 87].

Важность контроля со стороны граждан подчеркивалась и в Послании Президента РФ Федеральному Собранию от 12 декабря 2013 года, где указывалось на то, что общество должно контролировать исполнение политических программ [25].

Подчеркивая актуальность вопросов направленных на выявление волеизъявления народа при голосовании, переизбранная главой Центральной избирательной комиссии Российской Федерации Э.А. Памфилова отметила: «Будем продолжать работать на повышение доверия наших избирателей, наша главная цель - легитимность выборов, признание выборов нашими избирателями» [22, 2].

С.А. Авакьян, через конституционно-правовой аспект, уделяет внимание фундаментальным принципам демократии, на которых она основывается и без которых невозможна, одним из них названа избирательная система, построенная на состязательности и конкуренции, обеспечивающая свободное волеизъявление избирателей. Как отмечает С.А. Авакьян: «в конституционно-правовом аспекте демократия - это демократическое государство, которое характеризуют: действующие публично органы государственной власти; распределение между ними ответственности по принципу разделения властей, учет общегосударственных и территориальных, а также национальных интересов в управлении; избирательная система, построенная на состязательности и конкуренции, обеспечивающая свободное волеизъявление избирателей; совершенная правовая система, в том числе разработанное законодательство и гибкий законодательный процесс, органы, стоящие на страже законности, и т.д.» [1, 259]. При этом, остается актуальным вопрос о том, по каким признакам можно определить достаточность и эффективность предложенных С.А. Авакьяном условий применительно к обеспечению свободного волеизъявления избирателей.

В этой связи важно, чтобы голосование происходило в условиях максимального предложения числа вариантов политического выбора, иное будет влечь сужение воли народа только в отношении предложенных на голосование вариантов политического выбора и заданность формирования воли народа в отношении только этих вариантов политического выбора. Иными словами, речь идет о конкуренции вариантов политического выбора предложенных народу на голосовании (критерий конкуренции при демократии).

Недопуск оппозиционных политических сил к участию в выборах, юридически свидетельствует о запрете на принятие политического решения в их пользу, а значит и о соответствующем запрете на волеизъявления народа в указанной части. Фактически в таком случае, народ остается без варианта выбора одного из политических решений, а значит, в конечном итоге суверенитет народа находит ограничение в количестве предлагаемых ему государством решений, пусть даже если запрещенный вариант выбора политического решения по результатам голосования не мог набрать большинства голосов. Это обстоятельство ставит под сомнение достоверность определения волеизъявления народа на выборах (достоверность выборов), поскольку сужает набор его политических решений и может придавать заданность волеизъявлению народа на определенный результат.

В свою очередь, предложенные народу варианты политического выбора должны быть доведены до сведения народа на равных условиях. Как отмечает, М.А. Краснов: «Дело в том, что демократия изначально рассчитана на столкновение множества воль, мнений, позиций, ценностей, интересов, т.е. тех самых диссипативных структур. Другими словами, демократия – это система институализирующая разнообразие» [24]. Лицу или группе лиц представляющих отдельный вариант политического выбора необходимо иметь возможность довести народу свою позицию о выборе именно этого варианта. При этом, никакая позиция по выбору того или иного варианта политического выбора не должна навязываться народу или иным неравным образом доводится до сведения народа, по сравнению с другими вариантами политического выбора (критерий состязательности при демократии).

Состязательность и конкуренция на выборах нарушается тогда, когда допускается отклонение от равных, тайных, прямых, всеобщих выборов, отрицается активное избирательное право для значительной части населения и пассивное избирательное право значимых политических игроков, имеются диспропорции в распределении полученных на выборах мандатов в результате джерримандеринга, завышенных отсекающих барьеров для партийных списков и т.п., отсутствуют равные права и возможности ведения избирательной кампании.

Некоторые исследователи правильно указывают, что признак демократии заключается не только в установлении простой выборности, но и в том, чтобы, результаты выборов адекватно отражались в политических решениях. По словам Р. Даля такой критерий демократии как равное избирательно право подразумевает, что: «граждане должны иметь право на свободное волеизъявление и на честный подсчет голосов» [7, 51].

В связи с чем, даже при развитых принципах состязательности и конкуренции на выборах и их эффективной реализации на практике, при совершенном законодательстве о выборах и самом эффективном его применении в государстве, в том случае, если отсутствует правильный подсчет голосов избирателей, то демократии может не быть. Тогда, при всей кажущейся или видимой демократии, состязательных и конкурентных выборах, последние полностью утрачивают разумный смысл и не отражают истинных политических предпочтений избирателей, не выявляют волю народа на государственное управление, а народ перестает быть источником власти в государстве. Условий конкуренции и состязательности в отношении, представленных на голосование народу вариантов политического выбора ещё недостаточно. Необходимо, чтобы ход и результаты голосования без искажения (т.е. достоверно) отразились бы в принятом политическом решении. О том, что выборы имеют смысл только тогда, когда их результаты не фальсифицируются, отмечается в отечественной научной литературе. Говоря о выборах М.В. Баглай отмечал: «Они имеют смысл только тогда, когда являются свободными, предоставляют гражданам возможность выбрать одного из нескольких кандидатов, а их результаты не фальсифицируются» [3, 124].

Иными словами само по себе провозглашение избирательной системы как основания демократии, еще недостаточно. Избирательная система необходимо действовать и практически реализовываться в жизнь на основе состязательности и конкуренции (достоверность выборов, необходимые условия демократии), а главное, ход и результаты голосования обеспечивать свободное волеизъявление избирателей без искажения (достоверность голосования, необходимые условия демократии), а в конечном итоге беспроблемную реализацию демократии.

Как отмечает С. Холмс: «Всё становится очевидным, если мы определяем демократию как систему, где в результате честных выборов хорошо организованная правящая партия (или коалиция) со значительной поддержкой избирателей может проиграть другой хорошо организованной оппозиционной партии, также способной управлять страной, и после подсчета голосов добровольно передает ей власть» [8, 66].

О подлинном воплощении состязательности, конкуренции, правильного подсчета голосов избирателей на выборах будет свидетельствовать то обстоятельство, что путем выборов произошла смена политической элиты, не связанной со своей предшественницей (условие достоверности выборов). В этом случае неоспоримо выполнение всех названных критериев проведения выборов.

Таким образом, современная теория демократии исходит из того, что демаркационной линией разграничения демократических государств от недемократических является возможность ненасильственной смены политического руководства народом путем голосования на выборах. На эту особенность демократии обращал внимание К.Р. Поппер: «Так что же является основой демократии? De facto существуют лишь две формы государственного устройства: та, при которой возможна бескровная смена правительства посредством проведения выборов, и та, где это невозможно. Обычно первая форма зовется демократией, а вторая диктатурой и тиранией» [26, 25].

Третий подход к демократии основан на условии о смене в результате выборов одной политической элиты на другую несвязанную с её предшественницей. Этот подход ориентирован на результат выборов отражающий волеизъявление народа и с высокой степенью однозначности свидетельствующий о воплощении демократии в жизнь. Однако, этот подход не учитывает еще один вариант результата выборов, при котором волеизъявление народа не направлено на смену политической элиты. При таком варианте проявления воли народа, в результате выборов остается политическая элита, находившаяся у власти до выборов. Если воля народа ориентирована на достижение этого варианта, тогда законодательство о критериях выборов и практика его применения должны быть достаточно развитыми и не порождать сомнений у народа в том, что его воля правильно воплотилась в результатах выборов. Отсутствие названных сомнений может исходить, с одной стороны, из мер позволяющих народу осуществлять эффективный контроль за организаторами выборов, с другой стороны, создания положения, при котором результат выборов заранее не предопределен. В этой связи, ответ на вопрос о том, требуются ли ещё дополнительные гарантии для воплощения критериев демократии в жизнь, следует считать положительным, причем эти гарантии должны быть исключительными, т.е. в силу своей высокой значимости и обеспечения важных конституционных правоотношений, они могут быть не свойственны иным гарантиям направленным на обеспечение других (не властных) правоотношений.

В связи с этим, демократия, находя реализацию через выборность на основе состязательности и конкурентности, которая является её необходимым признаком (достоверность выборов), может быть осуществлена тогда, когда результаты выборов достоверно определены, то есть результаты волеизъявления избирателей нашли адекватное отражение в официальных избирательных документах (достоверность голосования), а значит, адекватно отразились на принятом политическом решении.

В свою очередь, отсутствие механизма гарантий достоверности определения волеизъявления народа, в совокупности с отсутствием смены одной политической силы на другую, не связанную с её предшественницей, может повлечь как существенные сомнения в легитимности власти и народовластии, так и подозрения в присвоении власти, а потому создание такого механизма является необходимым условием для беспроблемного существования демократии.

Таким образом, в настоящее время третий подход к демократии или понятие открытой демократии заключается в следующем: воля народа выражается через голосование принятием решений большинством народа и их распространением на весь народ; использование процедуры принятия решений при правильном подсчете голосов путем голосования, которое должно быть конкурентным и состязательным, где условием является либо смена, на выборах, одной политической силы на другую не связанную с её предшественницей либо наличие мер позволяющих народу осуществлять эффективный контроль за организаторами выборов и создания положения, при котором результат выборов заранее не предопределен. Кроме того, нельзя не отметить, что при демократии возникает вопрос о характере и объеме властных полномочий принадлежащих народу. Ясно, что полномочия не должны быть безграничными и власть народа не должна превращаться в охлократию и здесь демократия взаимодействует с конституционализмом, который предоставляет правовые основы для реализации народом власти в государстве. Отсюда, демократия представляет собой институт, направленный принятие решений в сфере управления делами государства путем выявления волеизъявления народа с помощью голосования, правила проведения которого устанавливает государство.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы и предложения. Демократия при единстве источника государственной власти имеет различия в способах организации государственной власти в различных государствах и может быть сведена к трем типам: представительная, непосредственная и открытая. Демократия является политическим институтом, призванным выражать волю народа путем голосования. Для практической реализации демократии, голосование должно происходить в условиях конкуренции и состязательности политических сил, то есть достоверности выборов, а также при правильном подсчете голосов избирателей, то есть достоверном определении волеизъявления народа при голосовании (достоверности голосования). Чистота названных процедур не может проходить сама по себе или с участием только государства, поскольку необходимо расширение сфер участия граждан в политической жизни и их правомерной активности. В целях реализации конституционной идеи демократии через призму достоверности выборов, следует выделить контроль граждан за деятельностью избирательных комиссий. Представляется, что чем больше граждан будут участвовать в контроле за деятельностью избирательных комиссий, тем больше они будут вкладывать в развитие демократических начал в государстве.

Решение поставленной проблемы заключается в системном подходе, её сложно решить отдельными, хотя и важными единичными мерами (например, индивидуализацией бюллетеней, публикацией всех протоколов избирательных комиссий и т.д.). Исходя из этого важным и актуальным является поиск и выработка эффективных конституционно-правовых средств защиты от искажений волеизъявления народа.

Выявлены следующие политико-правовые постулаты понимания демократии, государственной власти и выборов: 1) объективной закономерностью всякой государственной власти является её стремление к продолжению обладания ею; 2) демократическое государство эффективнее недемократического, поскольку в нем имеются правовые институты, которые позволяют ограничить узурпацию государственной власти какой-либо одной политической силой; 3) демократическое государство отличается от недемократического возможностью смены политической власти ненасильственным путем при помощи выборов, результат которых заранее не предопределен. В силу первого постулата, в избирательных системах государств, существует возможность захвата и удержания государственной власти в нарушение народовластия путем искажения волеизъявления народа, поскольку органы государственной власти прежнего состава, выступающие организаторами выборов, заинтересованы в сохранении статус-кво. В связи с чем, необходим комплексный механизм по ограничению возможности узурпации государственной власти при проведении выборов на стадиях организации голосования, подведения его итогов и установления результатов выборов (референдумов).

Таким образом, поставлена проблема о реализации демократии как власти народа, которая связана с необходимостью адекватного воплощения воли народа в результатах выборов, достоверностью определения волеизъявления народа при голосовании. Её место и роль в государственно-правовой действительности: во-первых, выражает отношение конституционализма к демократии, к достоверности определения результатов голосования и выборов; во-вторых, имеет возможность - через вопросы стоящие перед наукой конституционного права, выявить оценочную взаимосвязанную характеристику конституционализма, демократии и достоверности определения волеизъявления народа при голосовании, их важных особенностей и рассмотреть как противоположность всему тому, что относится к искажению волеизъявления народа, захвату власти, присвоению властных полномочий; в-третьих, позволяет выявить как подходы к вопросам инициативы, активности, прав гражданина, корреспондирующих им обязанностей, обеспечение нормативных предписаний санкциями и восстановительными юридическими механизмами, так и к направлениям развития избирательного законодательства через призму достоверности определения волеизъявления народа при голосовании.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.

Результаты процедуры рецензирования статьи

Рецензия скрыта по просьбе автора

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.