Статья 'О процессуальной роли компетентностного лица в цифровой среде' - журнал 'Административное и муниципальное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

О процессуальной роли компетентностного лица в цифровой среде

Нестеров Анатолий Васильевич

доктор юридических наук

профессор, кафедра уголовного права, уголовного процесса и криминалистики, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Nesterov Anatolii Vasil'evich

Doctor of Law

Professor of the Department of Criminal Law, Criminal Procedure and Criminal Studies at Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6

nesterov-av@rudn.ru
Муромцев Геннадий Илларионович

доктор юридических наук

профессор, кафедра теории права и государства, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Muromtsev Gennadii Illarionovich

Doctor of Law

Professor of the Department of the Theory of Law and State at Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6

muromtsev-gi@rudn.ru
Василенко Александра Сергеевна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра уголовного права, уголовного процесса и криминалистики, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Vasilenko Alexandra Sergeevna

PhD in Law

Associate Professor of the Department of Criminal Law, Criminal Procedure and Criminal Studies at Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6

vasilenko-as@rudn.ru

DOI:

10.7256/2454-0595.2019.1.28622

Дата направления статьи в редакцию:

10-01-2019


Дата публикации:

15-02-2019


Аннотация: Развитие научно-технического прогресса приводит к необходимости цифровой трансформации общества, что заставляет юристов-ученых задумываться о путях развития права в цифровой среде. Новый всплеск интереса к «искусственному интеллекту», к системам, построенным на нейронных сетях с глубинным обучением, к технологии блокчейна, вызывают дискуссию по поводу использования интеллектуальных агентов в судопроизводстве. Объектом исследования являются процессуальные отношения, возникающие между участниками уголовного судопроизводства с учетом развития научно-технического прогресса. Предметом исследования являются правовые нормы, регламентирующие организацию и деятельность участников уголовного процесса. В настоящей статье на основе системного подхода рассмотрены дискуссионные вопросы, связанные с возможной трансформацией специальности следователя в его смарт-программный образ в виде интеллектуального агента. Основным вкладом автора в исследование темы является утверждение, что это идеалистическая идея, которая никогда не будет внедрена в деятельности правоохранителей и судебных органов. Основным выводом проведенного исследования является тезис о необходимости обратить внимание на существенно новую подготовку следственных кадров и судей.


Ключевые слова:

Научный судья, интеллектуальный агент, судопроизводство, специалист, следователь, эксперт, цифровые технологии, государство-как-платформа, блокчейн, специальные знания

Abstract: Scientific and technological progress creates the need in a digital transformation of the society which makes lawyers think about ways of developing necessary laws for the digital environment. A new surge of interest in “artificial intelligence”, systems built on neural networks with in-depth training and blockchain technology provokes discussion about the use of intelligent agents in legal proceedings. The object of the research is the procedural relations arising between the participants in criminal proceedings taking into account technological progress. The object of the research is the procedural relations arising between the participants in criminal proceedings taking into account technological progress. The subject of the research is the laws and acts regulating the organization and activities of participants in criminal proceedings. In this article, on the basis of a systematic approach, the authors consider controversial issues related to the possible transformation of the investigator's specialty into its smart software image as an intelligent agent. The main contribution of the authors to the study of the topic is the assertion that this is an idealistic idea that will never be implemented in the activities of law enforcement and judicial authorities. The main conclusion of the study is the thesis about the need to draw attention to the substantially new training of investigative personnel and judges.


Keywords:

Scientific Judge, intelligent agent, legal proceedings, specialist, investigator, expert, digital technologies, state-like-platform, blockchain, special knowledge

Развитие научно-технического прогресса всегда давало почву идеалистическим идеям, которые проникали не только в политику, но и в юридическую науку. Вспомним, как в начале 60-х годов Хрущев объявил, что через 20 лет в СССР наступит коммунизм. Его идеи базировались не на пустом месте, т.к. еще тогда ученые обещали, что искусственный интеллект будет создан в это же время.

Отметим, что уже дважды футурологи, чьи имена уже забыты, в течении прошедших 60 лет, говорили о том, что искусственный интеллект будет выполнять интеллектуальную работу за человека [1]. Тем более не получится «глубинно обучить» программы, построенные на основе «черного ящика» работе следователя, специалиста и эксперта. Такая попытка уже была в 80-е годы прошлого века в виде построения экспертных систем, которая провалилась [2, 285].

Сейчас новый форсайт-специалист Курцвейл алармирует, что в 2030 г. то, что называется «искусственный интеллект», на платформе или на технологии с иным именем, заменит людей, занимающихся интеллектуальным трудом [3].

Эту идею стала развивать С. В. Власова [4, 13], в частности, говоря о том, что среди умирающих специальностей будет специальность следователя, а благодаря «государству как платформе» вместо следователя будут выступать интеллектуальные агенты, которые будут совмещать функции следователей и процессуальных специалистов. Выводы автора базируются на докладе [5].

Уважаемые авторы этого доклада сами отмечают, что «Метафора «Государства-как-Платформы» важна для нас не только в технологическом аспекте, которому в большей мере посвящен этот доклад». Но метафоры не приемлемы в научной деятельности, а идея «сервисного государства» при осуществлении правоохранительной деятельности сводится к выполнению стандартных обязательств по соблюдению законности и конституционных свобод, прав и законных интересов человека и гражданина.

Содержание доклада вызывает скепсис, т.к. хотя они и утверждают, что вероятность достижения поставленной цели – высокая, каких-либо расчетов ее не показывают. Также сомнительна декларация о балансе интересов государства, бизнеса и граждан (клиентов). Это связано с тем, что баланс надо искать между гражданами (их объединениями), предпринимателями и ведомствами, которые и составляют государство. Сложно рассматривать правоохранительные функции как клиент ориентированные.

К сожалению, некоторые авторы воспринимают «государство как платформу» достаточно серьезно и прогнозируют отказ правоохранительных ведомств от следователей и переход на расследование преступлений с помощью такой платформы. В частности, утверждается, что «Постепенно «следователи» будут заменены интеллектуальными агентами, работающими на базе цифрового «государства-платформы» - под руководством обвинительной власти (прокурора)» [4].

Но, несомненно, необходимо согласиться с автором этой публикации, что ведомства и глобальные корпорации не должны бесконтрольно использовать цифровые технологии. Но для этого необходимо говорить о прозрачности использования таких технологий и о законодательном закреплении реординационного регуляторного воздействия на ведомства и глобальные корпорации [6, 241].

Далее необходимо остановиться на истоке такого идеализма в праве. Как известно, впервые об эксперте как научном судье заговорил Миттермайер в 60-х гг. XIX века. Он считал, что эксперты извлекают факты их вещественных доказательств на основе научно обоснованных методик, поэтому они являются научными судьями факта. В Российской империи эту идею развивал Л.Е. Владимиров. В СССР эта идея была воплощена в жизнь. В публикации [7] отмечено, что «Структура судебной экспертизы СССР образца 37-го года (сохранившаяся до принятия нового УК и УПК РСФСР 1961 года)» подразумевала, что эксперты являются «судьями фактов». При этом «решение отдела судебной экспертизы НКЗ РСФСР являлось окончательным и было обязательным для всех органов, в том числе и для суда. Таким образом заключение эксперта превращалось не в доказательство, а в научный приговор (Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства (СУ) 1921 г., №75, ст.161)».

В публикации [8, 112] было отмечено, что идея «эксперта – научного судьи» снова возвращается в юридическую науку. Известны факты, когда эта идея нашла воплощение в правоприменительной практике, в частности, в Приказе ФТС России от 20.11.2014 N 2264 "Об утверждении Порядка отбора таможенными органами Российской Федерации проб (образцов) товаров для проведения таможенной экспертизы, Порядка приостановления срока проведения таможенной экспертизы" (Зарегистрировано в Минюсте России 13.03.2015 N 36420), в части 3 пункта 20 этого Порядка отмечено, что «Результаты таможенной экспертизы обязательны для применения таможенным органом, назначившим таможенную экспертизу, за исключением случаев назначения дополнительной и (или) повторной таможенной экспертизы».

Следует отметить, что часто научно-технические достижения, начинают использовать и в негативных целях. Один из отцов основателей интернета Тим Ли [9] в интервью журналу Vanity Fair в августе этого года, признал свой идеализм, наблюдая появление интернет-инструментов отслеживания пользовательской активности интернет-операторами, что может привести к негативному потребительскому манипулированию людьми. Известны такие манипуляции и в политических целях.

Параллельно с этими процессами резко выросли киберпреступления, а интернет-мошенники спокойно действуют в интернет-пространстве. Рассчитывать на то, что смарт-программы на основании некоторых критериев, которые будут продуцировать другие смарт-программы, смогут противодействовать преступлениям в виртуальной и/или действительной среде, а также расследовать такие преступления, не приходится.

Новая идея якобы децентрализованного, анонимного и безопасного блокчейна, явно провалилась, т.к. одноранговая сеть без наличия элементов централизованных посредников и элементов ризомной сети, будет не дееспособна.

В этой связи, говорить о интеллектуальных агентах, даже построенных на «искусственном интеллекте» на основе нейронных сетей с «глубинным обучением», пока рано. На наш взгляд, эти все «инновации» могут оказать помощь инспектору Лестрейду, но не Шерлоку Холмсу, вне зависимости будет ли он частным сыщиком или ведомственным следователем.

Никакой программный робот (бот) не сможет выполнять функции следователя в принципе, т.к. если он действует по алгоритму, то жизнь сложнее любого алгоритма. Если он будет действовать по эвристике с помощью «темной дрессировки» на основе не репрезентативной выборки больших данных, а она по определению не может быть таковой, то и тогда опытный программист под контролем криминалитета сможет обмануть такого смарт-бота.

Однако отметим, что известны публикации, в которых достаточно взвешенно оценивается роль новых цифровых технологий в судопроизводстве, например [10, 229]. Также В. Д. Зорькин [11] отметил, что «Специалисты прогнозируют революцию в познавательно-доказательственной базе (цифровые следы как электронные доказательства; новые виды судебных экспертиз)», а это свидетельствует об актуальности использования достижений НТП в юриспруденции.

В связи с этим, надо повышать квалификацию следователей, т.к. в основе их деятельности лежит исследования, которые базируются на «Теории исследований», а также обучать их работе с цифровыми следами. Следователи должны быть следователями-криминалистами с магистерской подготовкой. Однако в некоторых ВУЗах на юридических факультетах дисциплину «Криминалистика» для бакалавриата сделали дисциплиной по выбору, а дисциплину «Применение специальных знаний в деятельности юриста» для магистратуры убрали из учебных планов.

Научно-технический прогресс требует не отказа от классических дисциплин, а их актуализацию, в том числе переподготовку самих преподавателей и организаторов высшего образования, а также приобретения соответствующих инструментов (оборудования, программ, приложений, баз данных, методик).

В связи с тем, что по поводу роли специалиста в судопроизводстве до сих пор ведется дискуссия в научных журналах, обозначим свою позицию по этому поводу.

Физическое лицо, обладающие специальными знаниями (компетентностное лицо), может быть назначено на юридическую роль специалиста при удостоверении его компетентности в соответствии с предъявленными документами.

Такой специалист не имеет право проводить исследования, т.к. для этого назначается компетентностное лицо на юридическую роль эксперта (судебного эксперта).

В функции специалиста входит специальное содействие уполномоченному компетентному лицу в судебном процессе в виде выполнения информационных (умственных и/или знаковых (в устном и/или письменном виде)) и/или действительных действий, на основании процессуального законодательства.

Если специалист имеет специальные знания в информационно-коммуникационной области, то он может осуществлять физические действия с вещественными носителями из этой области, которые потенциально или действительно выступают в юридической роли вещественных доказательств. Это могут быть любые электронно-цифровые устройства.

Этот специалист выполняет необходимые действия по сохранению оперативной информации и консервации текущего состояния таких носителей на момент их осмотра и изъятия, в присутствии дознавателя, следователя, которые фиксируют его действия на видеокамеру. При этом он озвучивает все свои действия. Даже если специалист при этом использует специальные электронно-цифровые инструменты, то такие операции не являются исследовательскими, т.к. они должны только позволять осуществить специальное содействие в обнаружении, закреплении и изъятии вещественных носителей.

Если к специалисту возникают вопросы и их формулируют в письменном виде, то он дает на них ответы в виде заключения специалиста. Эти вопросы могут касаться:

формулировок вопросов эксперту (судебному эксперту),

вопросов, на которые можно ответить без проведения исследования в рамках судебной экспертизы (информирование),

запросов, для ответа на которые необходимо выполнить действия, связанные с анализом представленных сведений и подготовкой результата в заключение специалиста (консультирование).

В рамках консультирования специалист может изучить и проанализировать заключение иного специалиста или заключение эксперта.

Компетентностное лицо в информационно-коммуникационной области может быть приглашено как потенциальный специалист адвокатом, но суд признает его специалистом только после выяснения его специальной компетентности и допуска к уголовному процессу в юридической роли специалиста (специалиста в уголовном процессе). Затем специалист может давать показания и предоставлять заключение специалиста, в том числе содержащем ответы на запрос по анализу заключения эксперта. То, что называется, рецензия на заключение эксперта не считается заключением специалиста и может быть принято судом только в качестве письменного доказательства. Также не имеет процессуального значения, так называемая, справка специалиста, составляемая в рамках ОРД.

В заключение отметим, - то, что называется «искусственным интеллектом», даже если оно будет реализовано на основе нейросети с глубинным обучением и размещено на платформе с блокчейном, уже сейчас используется в виде, так называемых, «интеллектуальных ассистентов» в смартфонах, и, несомненно, будет использоваться и дальше. Однако такие смарт-программы, скорее всего, никогда не будут использоваться для принятия решений в судопроизводстве. Даже в одноранговой сети блокчейна уже возникают негативные явления, которые приходится разрешать посреднику, в том числе и суду. Идеалистическая идея только децентрализованного блокчейна не жизнеспособна и разработчикам придется от нее отказаться.

Наши выводы можно подтвердить уже известным провалом систем искусственного интеллекта с попыткой внедрить его в деятельность судопроизводства, а не в правовой анализ [12].

Несомненно, юридическая роль специалиста в цифровой среде значительно выросла и будет продолжать расти, но из этого не следует, что следователи не должны повышать свою цифровую компетентность в магистратуре или иным способом.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

на статью в журнал: «Административное и муниципальное право» по теме: «О процессуальной роли компетентностного лица в цифровой среде»
Рецензируемая статья по теме: «О процессуальной роли компетентностного лица в цифровой среде» написана на актуальную тему с точки зрения науки и практики процессуальной деятельности следователя. Масштабность представленного исследования проявляет себя в многоплановости тематической направленности исследования.
Предметом исследования послужили правовые нормы, регламентирующие организацию и деятельность участников уголовного процесса.
Методологическую основу исследования составляет системный подход к изучаемой проблеме и к предмету исследования. В ходе проведения исследования применялась совокупность общенаучных, частно-научных и специально-юридических методов исследования.
Актуальность статьи в научном и теоретическом плане бесспорна и может быть положена в основу дальнейшего исследования.
Основной целью настоящего исследования являются процессуальные отношения, возникающие между участниками уголовного судопроизводства с учётом развития научно-технического прогресса.
Для достижения указанной цели автором были поставлены и решались следующие задачи:
- на основе системного подхода рассмотрены дискуссионные вопросы, связанные с возможной трансформацией специальности следователя в его смарт-программный образ в виде интеллектуального агента;
- исследованы причины провала систем искусственного интеллекта с попыткой внедрить его в деятельность судопроизводства, а не в правовой анализ;
- исследована юридическая роль специалиста в цифровой среде;
- проанализирован большой научный аппарат по рассматриваемой проблеме.
Учитывая выше изложенное можно отметить, что автором подготовлено серьезное, самостоятельное и оригинальное научное исследование.
Статья написана в логичной последовательности, а мысли выражены в доступной понятной форме.
Работа написана грамотно, творчески и научным стилем.
В работе использован большой научный аппарат.
Статья посвящена актуальной проблеме, связанной с процессуальной ролью компетентностного лица в цифровой среде, поэтому интерес научной общественности и практиков к ней не вызывает сомнения.
Статья по теме «О процессуальной роли компетентностного лица в цифровой среде» в основном соответствует предъявляемым требованиям к данной категории работ и может быть допущена к печати.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.