Статья 'Правовые средства и механизмы противодействия коррупции ' - журнал 'NB: Административное право и практика администрирования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

Правовые средства и механизмы противодействия коррупции

Агеев Вячеслав Николаевич

кандидат юридических наук

Доцент

111674, Россия, г. Москва, ул. Рождественская, 33

Ageev Vyacheslav

PhD in Law

Docent

111674, Russia, g. Moscow, ul. Rozhdestvenskaya, 33

ageev_fksu@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Дата направления статьи в редакцию:

06-02-2020


Дата публикации:

1-12-2012


Аннотация.

В статье отмечается, что противодействие коррупции в сфере государственной службы является основой антикоррупционного механизма. Наиболее эффективными средствами противодействия коррупции являются средства правовые. Антикоррупционное законодательство в сфере государственной службы направлено на усиление ограничительного режима для государственных структур, ужесточение ответственности за коррупционные преступления, сделан упор на расширение предупреждения и профилактики коррупционных правонарушений.

Ключевые слова: коррупция, государственная коррупция, антикоррупционная политика, противодействие коррупции, антикоррупционное законодательство, государственная служба, государственный служащий, ограничение прав, запреты, конфликт интересов

Abstract.

The author of the article stresses out that corruptio management in the sphere of civil service is one of the core elements of the anti-corruption mechanism in general. The most efficient methods of corruption management are the legal methods. Anti-corruption laws in the sphere of civil service are aimed at strengthening restrictions for state authorities and upgrading of penalties and liabilities for corruption crime. The author also underlines the importance of preventive anti-corruption measures. 

Keywords:

corruption, state corruption, anti-corruption policy, corruption management, anti-corruption laws, state service, state official, restriction of rights, prohibitions, conflict of interests

Коррупция – серьёзный вызов для любого государства и общества. В современную эпоху её характерной чертой стала универсальность: она существует повсеместно, вне зависимости от уровня социально-экономического развития государств; проникает во все сферы жизни; приобретает транснациональные формы [1, 5].

Не вызывает сомнения тот факт, что коррупция как антисоциальное явление оказывает разрушительное воздействие на все правовые институты, в результате чего установленные нормы права заменяются правилами, продиктованными индивидуальными интересами тех, кто способен оказывать влияние на представителей государственной власти и готов за это платить [2, 29].

По мнению, Ю. Земцовой, коррупция – это не феномен, а закономерная реакция общества на глухоту государственной власти. Мировая история демонстрирует чёткую закономерность: где государство было прочно взаимосвязано с народом, зависело от него, коррупции почти не было. А там, где власть не избиралась и была неподотчётна гражданам, мздоимство цвело пышным цветом [3].

Коррупция – сложное социальное явление, имеющее различные формы проявления. Характерным признаком коррупции можно считать конфликт между действиями должностного лица и интересами его работодателя либо конфликт между действиями выборного лица и интересами общества [4, 3].

Совершенно очевидно, что противодействие коррупции должно являться одним из самых приоритетных направлений государственной политики (следует отметить, что исходя из содержания многих нормативно-правовых актов, оно таковым и является).

Ни для кого не секрет, что коррупции в большей степени подвержен государственный аппарат, коррупция подразумевает, прежде всего, коррупцию в сфере государственной службы.

«Чиновник» и «коррупция» – такое отождествление устойчиво бытует в обществе в отношении деятельности государственного аппарата в течение всего обозримого исторического периода [5, 75].

Допускаемые гражданскими служащими нарушения законодательства снижают эффективность государственного управления, препятствуют проведению скоординированной политики противодействия коррупции, дискредитируют систему органов государственной власти [6, 31].

Как показывает опыт проводимых государственно-правовых реформ, а также практика правоохранительной деятельности в сфере противодействия коррупции, в системе государственной службы коррупция возникает в тех сферах деятельности органов государственной власти и их должностных лиц, где их статус детально не определён, а также не сформированы административные процедуры предоставления услуг гражданам и юридическим лицам. Различные исследования показывают, что коррупция возникает именно в тех сферах, где государственные служащие реализуют организационные, исполнительно-распорядительные, контрольно-надзорные, юрисдикционные, а также разрешительные полномочия. Вот почему в настоящее время необходимо совершенствовать административно-правовой режим минимизации коррупционных рисков в профессиональной деятельности государственных служащих [7, 6].

Противодействие коррупции в системе государственной службы является основой антикоррупционного механизма в целом и служит реализации принципа открытости и публичности в деятельности государственных органов [8, 17].

Наиболее эффективными средствами противодействия коррупции являются средства правовые. «Действия на основе закона – и по смыслу и по форме – должны ограничить это зло» [9, 40].

Целью правовых средств противодействия коррупции является создание правового и эффективного государства: формирование институтов, позволяющих эффективно функционировать общественным механизмам государства, проводить социальные преобразования, повышать эффективность национальной экономики, вызывать в российском обществе уважение к государству, а также её государственным институтам, создавать имидж России на международной арене [10, 7-8].

В любом случае целями правовых средств противодействия коррупции являются полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина, укрепление дисциплины, законности и правопорядка, формирование правового государства и высокого уровня правовой культуры общества и личности [11, 70].

Таким образом, к правовым средствам противодействия коррупции следует относить прежде всего нормативные правовые предписания, регламентирующие приёмы, способы противодействия коррупционным отношениям, и юридические технологии, сопряжённые с эффективным правовым инструментарием, юридической техникой, толкованием права и формами правореализационной практики, способствующие снижению факторов коррупционной деятельности и порождающих её причин [11, 70].

Основой антикоррупционных мероприятий должно стать законодательство, учитывающее международные антикоррупционные стандарты и опыт противодействия коррупции в зарубежных государствах.

Кроме того, для борьбы с коррупцией необходимы полноценное гражданское общество, независимые общественные институты, активное и грамотное включение в эту работу средств массовой информации. Основной упор нужно делать на повышение уровня прозрачности в работе всех ветвей и уровней власти.

Что касается развития так называемой «антикоррупционной законодательной базы», то нельзя не согласиться с тем, что создание полноценного антикоррупционного законодательства непосредственно зависит от имплементации в российскую правовую систему международно-правовых норм, что могло бы обеспечить переход от декларативных норм к действенным правовым способам противодействия коррупции [8, 17]. Кроме того, представляется необходимым широкое применение в России этических международных стандартов служебного поведения госслужащих, изложенных в документах Организации Объединённых Наций и Совета Европы, таких как Международный кодекс поведения государственных должностных лиц [12], Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка [13], Руководящие принципы для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка [14] и др.

Российское государство в борьбе с коррупцией целенаправленно ориентируется на международный опыт, эффективные зарубежные модели, сочетает различные меры противодействия этому явлению. Отечественное законодательство в данной сфере прошло довольно длительный процесс формирования [1, 6].

Сегодня можно с уверенностью констатировать, что в Российской Федерации сформирована правовая и организационная основа противодействия коррупции: ратифицированы основные международные договоры, приняты концептуальные стратегические и национальные плановые антикоррупционные документы, а также нормативно-правовые акты, направленные на их реализацию. Осталось дело за малым – выработать эффективный механизм реализации этой правовой и организационной основы, хотя, как показывает практика, вот это «малое» и остаётся самой сложной задачей в борьбе с коррупцией.

В целом, антикоррупционное законодательство в сфере государственной службы направлено на усиление ограничительного режима для государственных структур, ужесточение ответственности за коррупционные преступления, сделан упор на расширение предупреждения и профилактики коррупционных правонарушений.

И это вполне обоснованно. Ограничения и запреты, связанные с государственной службой, являются непосредственно антикоррупционными нормами и являются одним из способов предотвращения и преодоления коррупционных проявлений, служат своеобразным барьером на пути злоупотребления полномочиями и попрания прав человека [15, 128].

Установление ограничений прав лиц, поступающих на государственную службу, служит обеспечению эффективной профессиональной деятельности по исполнению полномочий государственных органов, установлению препятствий возможному злоупотреблению государственных и муниципальных служащих, гарантированию осуществления служащими гражданских прав и др. [15, 128].

По мнению А. В. Малько, прообраз идеи правового государства возник по сути дела как противоядие от злоупотреблений политической властью, как реакция на произвол, деспотизм, тиранию. Именно в связывании, ограничении правом государства и заключается сущность правового государства. Правовые ограничения необходимы именно для того, чтобы недостатки властной личности не превратились в пороки государственной власти. Вот почему можно сказать, что правом ограничиваются не собственно управляющие воздействия со стороны государственных структур на личность, а лишь препятствия, вредные возмущающие факторы, необоснованные и противоправные ущемления интересов граждан [16, 230-231].

В самом общем виде меры по борьбе с коррупцией в сфере государственной службы сводятся к следующему.

Во-первых, серьёзно повышаются требования к государственным и муниципальным служащим. Речь идёт о предоставлении дополнительных сведений об их доходах, расходах и имуществе – в том числе принадлежащих членам их семей.

Во-вторых, государственные и муниципальные служащие обязаны соотносить свои действия с установленными правилами поведения на службе. Их невыполнение может повлечь дисциплинарную, а в необходимых случаях административную и уголовную ответственность.

В-третьих, вводятся меры уголовного наказания за злоупотребление полномочиями лицами, которые исполняют управленческие функции в негосударственных организациях. Они будут соответствовать тем, что применяются к госслужащим.

В-четвертых, вводится административная ответственность юридических лиц за передачу взятки от имени или в интересах юридического лица. И целый ряд других мер.

Кроме того, устанавливается контроль за имущественным положением лиц с особым правовым статусом – прежде всего судей.

Так, например, в число квалификационных требований к должностям гражданской службы входят требования к уровню профессионального образования, стажу гражданской службы или стажу (опыту) работы по специальности, профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей, принадлежности к гражданству и др.

Кроме того, ряд законодательных актов, регулирующих деятельность отдельных категорий государственных служащих, содержит и иные требования к кандидатам. Так, например, на службу в полицию не могут быть приняты граждане, имеющие либо имевшие судимость, а также граждане неоднократно в течение года, предшествовавшего дню поступления на службу в полицию, подвергавшиеся в судебном порядке административному наказанию за совершённые умышленно административные правонарушения [17].

К кандидату на должность судьи, кроме всех прочих требований, применяются и дополнительные. Так, судьёй может быть гражданин Российской Федерации не имеющий гражданства иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства; не признанный судом недееспособным или ограниченно дееспособным; не состоящий на учёте в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств; не имеющий иных заболеваний, препятствующих осуществлению полномочий судьи [18].

Ограничения прав и свобод государственных гражданских служащих реализуются в следующих положениях законодательства.

Так, например, гражданин не может быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на гражданской службе в случае: 1) признания его недееспособным или ограниченно дееспособным решением суда, вступившим в законную силу; 2) осуждения его к наказанию, исключающему возможность исполнения должностных обязанностей по должности государственной службы, по приговору суда, вступившему в законную силу, а также в случае наличия не снятой или не погашенной в установленном федеральным законом порядке судимости; 3) отказа от прохождения процедуры оформления допуска к сведениям, составляющим государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну, если исполнение должностных обязанностей по должности гражданской службы, на замещение которой претендует гражданин, или по замещаемой гражданским служащим должности гражданской службы связано с использованием таких сведений; 4) наличия заболевания, препятствующего поступлению на гражданскую службу или её прохождению и подтверждённого заключением медицинского учреждения; 5) близкого родства или свойства с гражданским служащим, если замещение должности гражданской службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому; 6) выхода из гражданства Российской Федерации или приобретения гражданства другого государства; 7) наличия гражданства другого государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации; 8) представления подложных документов или заведомо ложных сведений при поступлении на гражданскую службу; 9) непредставления установленных законом сведений или представления заведомо ложных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера при поступлении на гражданскую службу; 10) утраты представителем нанимателя доверия к гражданскому служащему в случаях несоблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнения обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции и др. [19].

Необходимо также отметить, что наибольшие по объёму «профессиональные» ограничения касаются права на объединение. Федеральным законодательством, они предусмотрены в отношении военнослужащих, служащих кадрового состава и военнослужащих органов внешней разведки Российской Федерации, судей и работников прокуратуры. Указанные лица не могут принадлежать к общественным объединениям (состоять, быть членами), преследующим политические цели. Они также не обладают правом создавать политические партии, а также вступать в партии и участвовать в них [20].

Примерами запретов, связанных с прохождением государственной службы, являются следующие запреты. В связи с прохождением государственной службы государственному служащему, в частности, запрещается: В связи с прохождением государственной службы государственному служащему, в частности, запрещается: 1) участвовать на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организацией, за исключением случаев, установленных федеральным законом; 2) осуществлять предпринимательскую деятельность; 3) приобретать ценные бумаги, по которым может быть получен доход; 4) получать в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения); 5) выезжать в связи с исполнением должностных обязанностей за пределы территории Российской Федерации за счет средств физических и юридических лиц, за исключением служебных командировок, осуществляемых в соответствии с законодательством Российской Федерации, по договорённости государственных органов Российской Федерации, государственных органов субъектов Российской Федерации или муниципальных органов с государственными или муниципальными органами иностранных государств, международными или иностранными организациями; 6) использовать в целях, не связанных с исполнением должностных обязанностей, средства материально-технического и иного обеспечения, другое государственное имущество, а также передавать их другим лицам; 7) разглашать или использовать в целях, не связанных с гражданской службой, сведения, отнесённые к сведениям конфиденциального характера, или служебную информацию, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей; 8) использовать должностные полномочия в интересах политических партий, других общественных объединений, религиозных объединений и иных организаций, а также публично выражать отношение к указанным объединениям и организациям в качестве гражданского служащего, если это не входит в его должностные обязанности; 9) допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, если это не входит в его должностные обязанности и др. [19].

Как уже отмечалось выше, развитие и трансформация антикоррупционной политики в сфере государственной службы по пути ужесточения ограничивающего элемента, строгий учёт и контроль за служебной деятельностью государственных служащих, позволит сделать её наиболее действенным и эффективным способом противодействия «государственной коррупции», предполагающим информационную открытость деятельности должностных лиц государства и позволяющим противодействовать совершению коррупционных преступлений.

Однако, несмотря на это, как отмечает А. М. Цирин, коррупция как социальное явление охватывает всё новые и новые сферы общественной и государственной деятельности. Коррупционные схемы кардинально изменились. Основным способом «коррупционной добычи» стало «распиливание» триллионов бюджетных средств. Под воздействием новых запретов и ограничений виды и формы коррупции будут меняться, эволюционировать [21, 13].

Как уже неоднократно отмечалось автором, перспективным направлением реализации Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» [22] является введение антикоррупционных стандартов, то есть установление для соответствующей области деятельности единой системы запретов, ограничений и дозволений, обеспечивающих предупреждение коррупции в данной области. Такие стандарты не должны сводиться к простой констатации наличия тех или иных запретов, ограничений и дозволений в отдельных сферах (например, государственные закупки, государственная гражданская служба и т.д.) и их перечислению. В них необходимо учесть различные аспекты поведения субъектов права по реализации соответствующего стандарта.

Иными словами, следует ввести положения, предусматривающие поведение, которое исключало бы саму возможность коррупции. Указанные стандарты должны разрабатываться для отдельных сфер деятельности (государственная служба, государственные закупки, распоряжение объектами государственной собственности, контрольно-надзорная деятельность) [21, 13].

Следует отметить, что в рамках усиления борьбы с коррупционными проявлениями среди государственных и муниципальных должностных лиц были приняты Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 329-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» [23] и Федеральный закон от 03 декабря 2012 г. № 231-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» [24]. Ими были внесены изменения более чем в два десятка законодательных актов, но в рамках данной статьи мы остановимся преимущественно на новеллах законодательства о государственной службе.

Указанными выше федеральными законами в Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» внесены изменения, затрагивающие правовой статус государственного гражданского служащего и эти изменения носят сугубо ограничительный, либо запрещающий характер.

Так, например, согласно этим изменениям, гражданин не может быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на гражданской службе в случае утраты представителем нанимателя доверия к гражданскому служащему в случаях несоблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнения обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции; после увольнения с гражданской службы государственный служащий не вправе разглашать или использовать в интересах организаций либо физических лиц сведения конфиденциального характера или служебную информацию, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей; гражданин, замещавший должность гражданской службы, включённую в перечень должностей, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, в течение двух лет после увольнения с гражданской службы не вправе без согласия соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих и урегулированию конфликтов интересов замещать на условиях трудового договора должности в организации и выполнять в данной организации работу на условиях гражданско-правового договора в случаях, предусмотренных федеральными законами, если отдельные функции государственного управления данной организацией входили в должностные обязанности гражданского служащего. Согласие соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению гражданских служащих и урегулированию конфликтов интересов даётся в порядке, устанавливаемом нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Впервые на законодательном уровне закреплено такое основание для увольнения с государственной службы чиновника, как утрата к нему доверия.

Кроме того, на лиц, замещающих руководящие должности в государственной корпорации, иных организациях, создаваемых Российской Федерацией на основании федеральных законов, отдельные должности, замещаемые на основании трудового договора в организациях, создаваемых для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, распространяются антикоррупционные стандарты, установленные для федеральных государственных служащих.

Что касается урегулирования конфликта интересов, то согласно новациям предотвращение или урегулирование конфликта интересов может состоять в изменении должностного или служебного положения гражданского служащего, являющегося стороной конфликта интересов, вплоть до его отстранения от исполнения должностных обязанностей в установленном порядке и в его отказе от выгоды, явившейся причиной возникновения конфликта интересов, а непринятие гражданским служащим, являющимся стороной конфликта интересов, мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов является правонарушением, влекущим увольнение гражданского служащего с гражданской службы.

Непредставление гражданским служащим сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих членов семьи (супруги (супруга) и несовершеннолетних детей) в случае, если представление таких сведений обязательно, либо представление заведомо недостоверных или неполных сведений, согласно нововведениям, является правонарушением, влекущим увольнение гражданского служащего с гражданской службы.

Федеральным законом от 03 декабря 2012 г. № 231-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» введена статья 20.1. «Представление сведений о расходах», согласно которой гражданский служащий, замещающий должность гражданской службы, включённую в перечень, установленный соответствующим нормативным правовым актом Российской Федерации, обязан представлять представителю нанимателя сведения о своих расходах, а также о расходах членов своей семьи в порядке, установленном федеральным законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Контроль за соответствием расходов гражданского служащего и членов его семьи их доходам осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и Федеральным законом от 03 декабря 2012 года № 230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» [25] нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Непредставление гражданским служащим или представление им неполных или недостоверных сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера либо непредставление или представление заведомо неполных или недостоверных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера членов своей семьи в случае, если представление таких сведений обязательно, является правонарушением, влекущим увольнение гражданского служащего с гражданской службы.

Кроме того, Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» дополнен тремя статьями, регулирующими порядок применения взысканий за коррупционные правонарушения, согласно которым за несоблюдение гражданским служащим ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, налагаются следующие взыскания:

1) замечание;

2) выговор;

3) предупреждение о неполном должностном соответствии.

Гражданский служащий подлежит увольнению в связи с утратой доверия в случае:

1) непринятия гражданским служащим мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является;

2) непредставления гражданским служащим сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений;

3) участия гражданского служащего на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организацией, за исключением случаев, установленных федеральным законом;

4) осуществления гражданским служащим предпринимательской деятельности;

5) вхождения гражданского служащего в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории Российской Федерации их структурных подразделений, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации.

Представитель нанимателя, которому стало известно о возникновении у гражданского служащего личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, подлежит увольнению в связи с утратой доверия также в случае непринятия представителем нанимателя мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого является подчинённый ему гражданский служащий.

Вышеперечисленные взыскания применяются представителем нанимателя на основании доклада о результатах проверки, проведённой подразделением кадровой службы соответствующего государственного органа по профилактике коррупционных и иных правонарушений, а в случае, если доклад о результатах проверки направлялся в комиссию по урегулированию конфликтов интересов, – и на основании рекомендации указанной комиссии.

При применении этих взысканий учитываются характер совершённого гражданским служащим коррупционного правонарушения, его тяжесть, обстоятельства, при которых оно совершено, соблюдение гражданским служащим других ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и исполнение им обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, а также предшествующие результаты исполнения гражданским служащим своих должностных обязанностей.

Схожими положениями дополнены также федеральные законы: «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 года № 2202-1 [26], «О службе в таможенных органах Российской Федерации» от 21 июля 1997 года № 114-ФЗ [27], «О воинской обязанности и военной службе» от 28 марта 1998 года № 53-ФЗ [28], «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 2 марта 2007 года № 25-ФЗ [29], «О Следственном комитете Российской Федерации» от 28 декабря 2010 года № 403-ФЗ [30], «О полиции» от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ [31], а также Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года № 4202-1 «Об утверждении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации и текста Присяги сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации» [32] и другие нормативно-правовые акты.

Следующим важным правовым средством противодействия коррупции в сфере государственной службы является такой способ противодействия коррупции, как общественное присутствие, участие в этом процессе граждан государства.

Российское антикоррупционное законодательство, предоставляя широкие возможности участия гражданского общества в противодействии коррупции в качестве основного его субъекта, не устанавливает конкретного содержания такого участия по формам и механизмам взаимодействия с государством.

Поиск, выбор или определение институтов гражданского общества, заинтересованных в продуктивном взаимодействии с государством в противодействии коррупции, является труднейшим аспектом в контексте эффективного обеспечения антикоррупционной политики [33, 5].

К задачам правового регулирования взаимодействия государства и гражданского общества относится создание механизмов общественного контроля над деятельностью органов государственной власти и институтов гражданского общества; пресечение коррупции; обеспечение гласности и открытости власти; ограничение непропорционального влияния отдельных групп интересов на публичную власть; дальнейшая демократизация государственной власти [34, 10].

Кроме того, А.М. Цирин предлагает предусмотреть привлечение институтов гражданского общества к осуществлению федеральными органами исполнительной власти мониторинга правоприменения, в том числе к его антикоррупционной составляющей. Информация, полученная от граждан и организаций, поможет оперативно пресекать имеющиеся коррупционные практики и не допускать их дальнейшего существования. Это в конечном итоге позволит понизить уровень системной коррупции до коррупции единичной [21, 14].

Важным условием является вовлечение в противодействие коррупции бюрократического аппарата, который должен стать контролируемой, прозрачной и открытой системой, работающей по понятным для общества правилам. При этом коррупция будет рассматриваться как признак неэффективности бюрократического аппарата.

В целом же необходимо отметить, что в условиях кризиса государство обязано предпринять шаги к восстановлению деформированных звеньев системы социального контроля и организации её деятельности, исходя из новых реалий. Одним из достаточно сложных барьеров на данном пути являются падение авторитета органов государственной власти, утрата доверия и уважения к ним со стороны значительной части граждан. Этот феномен обусловлен неудовлетворённостью общества не столько содержанием и объёмом компетенции, сколько качеством государственной деятельности, которое переживает процесс перманентного снижения на протяжении уже длительного времени [2, 30].

Библиография
1.
Хабриева Т. Я. Коррупция и право: доктринальные подходы к постановке проблемы / Т. Я. Хабриева // Журнал российского права. – 2012. – № 6.
2.
Покровский М. Н. Противодействие коррупции в России: административно-правовые и этические аспекты / М. Н. Покровский // Административное и муниципальное право. – 2010. – № 6.
3.
Земцова Ю. Основной инстинкт. Загадки и отгадки коррупции / Ю. Земцова // Финансовая газета. – 2012. – № 5.
4.
Кудашкин А. В. Ещё раз о правовом понятии коррупции / А. В. Кудашкин, Т. Л. Козлов // Современное право. – 2010. – № 6.
5.
Булгакова И. Г. Некоторые аспекты профилактики коррупции в органах государственной власти / И. Г. Булгакова // Журнал российского права. – 2012. – № 8.
6.
Белова С. В. Соблюдение законодательства о борьбе с коррупцией / С. В. Белова, Л. Г. Алексеева // Законность. – 2011. – № 8.
7.
Костенников М. В. Административно-правовые средства минимизации коррупционных рисков в служебной деятельности государственных служащих зарубежных стран / М. В. Костенников, А. В. Куракин, Д. Н. Колчеманов, А. В. Марьян // Административное и муниципальное право. – 2010. – № 5.
8.
Овечко В. В. Меры противодействия коррупции в системе государственной службы Российской Федерации / В. В. Овечко // Военно-юридический журнал. – 2011. – № 9.
9.
Тихомиров Ю. А. Право против коррупции / Ю. А. Тихомиров, Е. Н. Трикоз // Журнал российского права. – 2007. – № 5.
10.
Тихомиров Ю. А. Государство: преемственность и новизна / Ю. А. Тихомиров. – М. : ИД «Юриспруденция», 2011.
11.
Власенко Н. А. Теоретический анализ правовых средств и правовых моделей противодействия коррупции / Н. А. Власенко, С. А. Грачева, Е. Е. Рафалюк // Журнал российского права. – 2012. – № 11.
12.
Международный кодекс поведения государственных должностных лиц (Принят 12 декабря 1996 г. Резолюцией 51/59 на 82-ом пленарном заседании 51-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) [Электронный ресурс]. – Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
13.
Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (Принят 17 декабря 1979 г. Резолюцией 34/169 на 106-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. – М.: Юридическая литература, 1990. – С. 319 – 325.
14.
Руководящие принципы для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (Приняты 24 мая 1989 г. Резолюцией 1989/61 на 15-ом пленарном заседании Экономического и Социального Совета ООН) [Электронный ресурс]. – Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
15.
Комментарий к Федеральному закону «О государственной гражданской службе Российской Федерации» и законодательству о гражданской службе зарубежных государств / отв. ред. А.Ф. Ноздрачев. – М.: МЦФЭР, 2005.
16.
Малько А. В. Стимулы и ограничения в праве / А. В. Малько. – М.: Юристъ, 2004.
17.
О полиции : федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2011. – № 7. – Ст. 900.
18.
О статусе судей в Российской Федерации : закон Российской Федерации от 26 июня 1992 года № 3132-1 // Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. – 1992. – № 30. – Ст. 1792.
19.
О государственной гражданской службе Российской Федерации : федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2004. – № 31. – Ст. 3215.
20.
О политических партиях : федеральный закон от 11 июля 2001 года № 95-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2001. – № 29. – Ст. 2950.
21.
Цирин А. М. Перспективные направления развития законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции / А. М. Цирин // Журнал российского права. – 2011. – № 2.
22.
Собрание законодательства Российской Федерации. – 2008. – № 52 (ч. 1). – Ст. 6228.
23.
Собрание законодательства Российской Федерации. – 2011. – № 48. – Ст. 6730.
24.
Собрание законодательства Российской Федерации . – 2012. – № 50 (часть 4). – Ст. 6954.
25.
Собрание законодательства Российской Федерации . – 2012. – № 50 (часть 4). – Ст. 6953.
26.
Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. – 1992. – № 8. – Ст. 366.
27.
Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997. – № 30. – Ст. 3586.
28.
Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. – № 13. – Ст. 1475.
29.
Собрание законодательства Российской Федерации. – 2007. – № 10. – Ст. 1152.
30.
Собрание законодательства Российской Федерации. – 2011. – № 1. – Ст. 15.
31.
Собрание законодательства Российской Федерации. – 2011. – № 7. – Ст. 900.
32.
Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. – 1993. – № 2. – Ст. 70.
33.
Астанин В. В. Об эффективных механизмах взаимодействия государства с гражданским обществом в сфере противодействия коррупции / В. В. Астанин // Административное и муниципальное право. – 2011. – № 4.
34.
Гриб В. В. Правовые вопросы институционализации взаимодействия гражданского общества и органов государственной власти / В. В. Гриб // Российская юстиция. – 2011. – № 3.
References (transliterated)
1.
Khabrieva T. Ya. Korruptsiya i pravo: doktrinal'nye podkhody k postanovke problemy / T. Ya. Khabrieva // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2012. – № 6.
2.
Pokrovskii M. N. Protivodeistvie korruptsii v Rossii: administrativno-pravovye i eticheskie aspekty / M. N. Pokrovskii // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2010. – № 6.
3.
Zemtsova Yu. Osnovnoi instinkt. Zagadki i otgadki korruptsii / Yu. Zemtsova // Finansovaya gazeta. – 2012. – № 5.
4.
Kudashkin A. V. Eshche raz o pravovom ponyatii korruptsii / A. V. Kudashkin, T. L. Kozlov // Sovremennoe pravo. – 2010. – № 6.
5.
Bulgakova I. G. Nekotorye aspekty profilaktiki korruptsii v organakh gosudarstvennoi vlasti / I. G. Bulgakova // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2012. – № 8.
6.
Belova S. V. Soblyudenie zakonodatel'stva o bor'be s korruptsiei / S. V. Belova, L. G. Alekseeva // Zakonnost'. – 2011. – № 8.
7.
Kostennikov M. V. Administrativno-pravovye sredstva minimizatsii korruptsionnykh riskov v sluzhebnoi deyatel'nosti gosudarstvennykh sluzhashchikh zarubezhnykh stran / M. V. Kostennikov, A. V. Kurakin, D. N. Kolchemanov, A. V. Mar'yan // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2010. – № 5.
8.
Ovechko V. V. Mery protivodeistviya korruptsii v sisteme gosudarstvennoi sluzhby Rossiiskoi Federatsii / V. V. Ovechko // Voenno-yuridicheskii zhurnal. – 2011. – № 9.
9.
Tikhomirov Yu. A. Pravo protiv korruptsii / Yu. A. Tikhomirov, E. N. Trikoz // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2007. – № 5.
10.
Tikhomirov Yu. A. Gosudarstvo: preemstvennost' i novizna / Yu. A. Tikhomirov. – M. : ID «Yurisprudentsiya», 2011.
11.
Vlasenko N. A. Teoreticheskii analiz pravovykh sredstv i pravovykh modelei protivodeistviya korruptsii / N. A. Vlasenko, S. A. Gracheva, E. E. Rafalyuk // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2012. – № 11.
12.
Mezhdunarodnyi kodeks povedeniya gosudarstvennykh dolzhnostnykh lits (Prinyat 12 dekabrya 1996 g. Rezolyutsiei 51/59 na 82-om plenarnom zasedanii 51-oi sessii General'noi Assamblei OON) [Elektronnyi resurs]. – Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tant Plyus».
13.
Kodeks povedeniya dolzhnostnykh lits po podderzhaniyu pravoporyadka (Prinyat 17 dekabrya 1979 g. Rezolyutsiei 34/169 na 106-om plenarnom zasedanii General'noi Assamblei OON) // Mezhdunarodnaya zashchita prav i svobod cheloveka. Sbornik dokumentov. – M.: Yuridicheskaya literatura, 1990. – S. 319 – 325.
14.
Rukovodyashchie printsipy dlya effektivnogo osushchestvleniya Kodeksa povedeniya dolzhnostnykh lits po podderzhaniyu pravoporyadka (Prinyaty 24 maya 1989 g. Rezolyutsiei 1989/61 na 15-om plenarnom zasedanii Ekonomicheskogo i Sotsial'nogo Soveta OON) [Elektronnyi resurs]. – Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tant Plyus».
15.
Kommentarii k Federal'nomu zakonu «O gosudarstvennoi grazhdanskoi sluzhbe Rossiiskoi Federatsii» i zakonodatel'stvu o grazhdanskoi sluzhbe zarubezhnykh gosudarstv / otv. red. A.F. Nozdrachev. – M.: MTsFER, 2005.
16.
Mal'ko A. V. Stimuly i ogranicheniya v prave / A. V. Mal'ko. – M.: Yurist'', 2004.
17.
O politsii : federal'nyi zakon ot 7 fevralya 2011 g. № 3-FZ // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2011. – № 7. – St. 900.
18.
O statuse sudei v Rossiiskoi Federatsii : zakon Rossiiskoi Federatsii ot 26 iyunya 1992 goda № 3132-1 // Vedomosti Soveta narodnykh deputatov i Verkhovnogo Soveta Rossiiskoi Federatsii. – 1992. – № 30. – St. 1792.
19.
O gosudarstvennoi grazhdanskoi sluzhbe Rossiiskoi Federatsii : federal'nyi zakon ot 27 iyulya 2004 g. № 79-FZ // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2004. – № 31. – St. 3215.
20.
O politicheskikh partiyakh : federal'nyi zakon ot 11 iyulya 2001 goda № 95-FZ // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2001. – № 29. – St. 2950.
21.
Tsirin A. M. Perspektivnye napravleniya razvitiya zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii o protivodeistvii korruptsii / A. M. Tsirin // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2011. – № 2.
22.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2008. – № 52 (ch. 1). – St. 6228.
23.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2011. – № 48. – St. 6730.
24.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii . – 2012. – № 50 (chast' 4). – St. 6954.
25.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii . – 2012. – № 50 (chast' 4). – St. 6953.
26.
Vedomosti S''ezda narodnykh deputatov Rossiiskoi Federatsii i Verkhovnogo Soveta Rossiiskoi Federatsii. – 1992. – № 8. – St. 366.
27.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 1997. – № 30. – St. 3586.
28.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 1998. – № 13. – St. 1475.
29.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2007. – № 10. – St. 1152.
30.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2011. – № 1. – St. 15.
31.
Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – 2011. – № 7. – St. 900.
32.
Vedomosti S''ezda narodnykh deputatov Rossiiskoi Federatsii i Verkhovnogo Soveta Rossiiskoi Federatsii. – 1993. – № 2. – St. 70.
33.
Astanin V. V. Ob effektivnykh mekhanizmakh vzaimodeistviya gosudarstva s grazhdanskim obshchestvom v sfere protivodeistviya korruptsii / V. V. Astanin // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2011. – № 4.
34.
Grib V. V. Pravovye voprosy institutsionalizatsii vzaimodeistviya grazhdanskogo obshchestva i organov gosudarstvennoi vlasti / V. V. Grib // Rossiiskaya yustitsiya. – 2011. – № 3.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"