Статья 'Современный этап развития информационного общества в Российской Федерации: цифровая информация, информационные технологии и государственное управление' - журнал 'NB: Административное право и практика администрирования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

Современный этап развития информационного общества в Российской Федерации: цифровая информация, информационные технологии и государственное управление

Пащенко Илья Юрьевич

ORCID: 0000-0002-1445-2126

советник аппарата, избирательная комиссия Краснодарского края

350000, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Гимназическая, 30, -

Paschenko Ilya Yurievich

Adviser to the staff, Election Commission of the Krasnodar Territory

350000, Russia, Krasnodarskii krai, g. Krasnodar, ul. Gimnazicheskaya, 30, -

ilpa@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-9945.2022.3.38578

EDN:

QSVTWK

Дата направления статьи в редакцию:

07-08-2022


Дата публикации:

16-08-2022


Аннотация: В представленной работе автор исследует в качестве объекта управленческую деятельность в контексте развития в Российской Федерации информационного общества. Среди основных факторов, оказывающих влияние на трансформацию государственного управления, выделяется использование цифровой информации и применение информационных технологий органами государственной власти и местного самоуправления. Предмет исследования – правовое регулирование отношений, возникающих в связи с использованием для целей управления информации в цифровой форме и связанных с ее обработкой технологий. Задача, поставленная автором, обусловлена выделением тенденций развития информационной деятельности органов публичной власти. Отмечено, что в нынешних условиях коммуникация между гражданами и государством изменяется в связи с появлением новых механизмов управленческой деятельности. Основная гипотеза исследования - фиксируется процесс смены электронной формы явлений и категорий на их более современный аналог в восприятии субъектов управления, имеющий цифровое воплощение. Цифровизация не стала неожиданным феноменом, ей предшествовал процесс автоматизации и информатизации в государственном управлении. Новизна исследования заключается в теоретическом обосновании необходимости установления непрерывного информационного обмена между государством и гражданами посредством получения населением постоянного доступа к информации и возможностям ее самостоятельного использования, включая автоматизированную обработку. Практическая ценность работы обусловлена рассмотрением процесса изменения предоставления государственных и муниципальных услуг с позиции управленческой деятельности и новых понятий «суперсервис» и «моносервис». Сделаны выводы об устойчивости имеющейся нормативной базы для развития государственного управления в условиях цифровой трансформации общества и о необходимости своевременного, точечного регулирования информационных правоотношений публичного характера.


Ключевые слова:

электронная демократия, электронное государство, цифровое государство, государственное управление, управленческая деятельность, информационная деятельность, цифровая информация, информационные технологии, информационные системы, государственные услуги

Abstract: In the presented work, the author explores the development of the information society in the Russian Federation. Among the main factors influencing the transformation of public administration, the use of digital information and the use of information technologies by public authorities and local self-government are highlighted. The subject of the study is the legal regulation of relations arising in connection with the use of information in digital form and technologies related to its processing for management purposes. The task set by the author is due to the identification of trends in the development of information activities of public authorities. It is noted that in the current conditions, communication between citizens and the state is changing due to the emergence of new management mechanisms. The main hypothesis of the study is that the process of changing the electronic form of phenomena and categories to their more modern analogue in the perception of management subjects, which has a digital embodiment, is fixed. Digitalization did not become an unexpected phenomenon, it was preceded by the process of automation and informatization in public administration. The novelty of the research lies in the theoretical substantiation of the need to establish a continuous information exchange between the state and citizens by providing the population with permanent access to information and opportunities for its independent use, including automated processing. The practical value of the work is due to the consideration of the process of changing the provision of state and municipal services from the perspective of management activities and the new concepts of "superservice" and "monoservice". Conclusions are drawn about the stability of the existing regulatory framework for the development of public administration in the context of the digital transformation of society and the need for timely, point-by-point regulation of information legal relations of a public nature.


Keywords:

electronic democracy, electronic state, digital state, public administration, management activities, information activities, digital information, information technology, information systems, public services

Информационное общество, согласно Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы, утвержденной Указом Президента РФ от 9 мая 2017 г. № 203 (далее по тексту – Стратегия), определено как общество, в котором информация оказывает существенное влияние на экономическую и социокультурную сферы. При этом влияет на качество жизни человека не само наличие информации, а возможности ее «применения» и «доступности».

Сформулированная в Стратегии легальная дефиниция информационного общества не совсем точно терминологически отражает действующее правовое регулирование. Упоминая информацию в качестве ресурса, как правило, подразумеваются возможности работы с ней, в том числе автоматизированной обработки, в целях, необходимых для достижения ожидаемого позитивного результата. В Федеральном законе «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ в числе отраслевых принципов отмечена возможность поиска, получения, передачи, производства и распространения информации. Указанные действия не только перечислены в действующем законодательстве – они получили нормативное определение, интерпретацию и фиксацию в отраслевом праве. Данная «формула» также имеет комплексное конституционное закрепление, поскольку информация упомянута в ст. 29 Конституции Российской Федерации.

Формулировка «применение» является наиболее подходящей применительно к другому понятию – «информационным технологиям». Такие технологии применяются в различных сферах человеческой деятельности. При этом нынешний период общественного развития характеризуется их тотальным проникновением не только в новые области повседневной и профессиональной деятельности, но и прямым влиянием на динамику развития общественных отношений, их качественную трансформацию. Предпосылкой отмеченных обстоятельств стало формирование разветвленной сети цифровых каналов связи, т.е. улучшение информационной инфраструктуры. Указанные процессы можно назвать цифровой трансформацией или цифровизацией, которая воздействует на общество и складывающиеся в нем отношения, в том числе имеющие правовую природу.

Закрепленное Стратегией определение хотя и способствует возникновению ряда дискуссионных вопросов, однако оно вполне точно характеризует важнейший фундамент информационного общества – информацию. В нынешних условиях информация является ключевым ресурсом, который можно использовать для развития общества и государства.

В числе национальных интересов Российской Федерации, обозначенных в Стратегии, указана необходимость повышения эффективности государственного управления. Управленческая деятельность упоминается в отдельном пункте по тексту акта наряду с экономикой и социальной сферой. Такое упоминание неслучайно и, по нашему глубокому убеждению, связано с потребностью решения насущных проблем в данных сферах, которые накапливались на протяжении длительного периода и остаются актуальными вплоть до настоящего gвремени. В связи с отмеченным возникает вполне закономерный вопрос: происходит ли концептуальная трансформация государственного управления в информационном обществе в связи с цифровизацией?

Принятие управленческих решений в нынешних условиях можно напрямую связать с возможностями использования органами публичной власти информации и информационных технологий. Корректная работа с релевантной информацией в цифровой форме позволяет принимать такие управленческие решения, которые будут учитывать множество факторов, а многие из них служащему зачастую невозможно установить при анализе, опирающемся на собственные (человеческие) возможности прогнозирования и аналитики. Благодаря применению информационных технологий, предлагающим более серьезный вычислительный потенциал по сравнению с возможностями человека, можно получать необходимые сведения для принятия управленческих решений. Такой процесс получения качественно новой информации за счет специфики работы программных алгоритмов не всегда может быть очевиден и объясним, прозрачен и понятен, а потому она не может и не должна рассматриваться как исключительное, единственно правильное основание для принятия решений в управленческой деятельности.

В исследованиях отмечается, что информация выступает центральным элементом государственного управления [4, c. 77]. Анализируя исторические этапы развития информационной деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, можно отметить, что качественная работа с информацией выступает одним из факторов, определяющих эффективность принятых решений. Информация, используемая для целей государственного управления, прошла длительный эволюционный путь организационной формы выражения: от первых письменных записей, фиксировавших факт, событие либо обстоятельство, органы перешли к оформлению документов и документообороту, межведомственному взаимодействию и предоставлении услуг в их привычном понимании как действий и деятельности по запросу заинтересованных лиц (заявителей). Рассматривая документы как информацию, содержащуюся на материальном носителе и имеющую соответствующие реквизиты, можно указать на изменение их организационной формы – от приобретения физического воплощения до возникновения электронного образа. Постепенное накопление документов (информации на материальных носителях) требовало их систематизации. Работа с электронными образами позволила перейти к принципиально иному формату рассматриваемого процесса – автоматизированной обработке информации в цифровом виде. Применение информационных технологий позволило государственному управлению пройти процессы автоматизации и информатизации, а также постепенно войти в новый этап цифровизации. Соответственно, накопление цифровой информации предопределило очередной этап в развитии информационной деятельности современных органов публичной власти – использование информационных систем, содержащих массивы оцифрованной и цифровой информации – данные. При этом информационную деятельность в рамках государственного управления сегодня можно рассматривать шире, чем использование результатов обработки данных, содержащихся в государственных, муниципальных и иных информационных системах, для целей принятия решений.

Цифровизация приводит к расширению форм вовлечения граждан в управление посредством различных механизмов и мероприятий [3, c. 16]. Так, граждане при коммуникации с государством используют услуги, сайты, петиции, голосование в электронном (дистанционном) формате. При выстраивании подобной коммуникации применяются информационные технологии, которые в последние годы стали значительно доступнее для широкого круга лиц – как для органов, так и для населения. Информационные технологии, получившие широкое распространение, в первую очередь связаны с использованием возможностей сети Интернет. К примеру, в Стратегии отмечено, что в 2016 году пользователями информационно-коммуникационной сети стали более 80 млн. россиян. По последним статистическим данным, представленным Федеральной службой государственной статистики, количество граждан, регулярно использующих сеть Интернет, достигает практически 90%, а ежедневно – практически 80% от общего количества населения [13, c. 21].

Применение информационных технологий способствует как адресному, так и широкому вовлечению даже политически неактивных граждан в опосредованный процесс подготовки и принятия государственных решений (например, первый опыт внедрения и использования дистанционного электронного голосования в отечественной электоральной практике демонстрирует, что такой способ голосования оказывает позитивное влияние на активность избирателей на выборах). Участие граждан в управлении посредством применения информационных технологий позволяет не только повысить легитимность государственной власти, но и обеспечивает дополнительные условия для свободного получения информации.

Для характеристики процессов вовлечения граждан в различные области управленческой деятельности теорией выработана система научных понятий: электронный парламент, электронное правительство, электронное правосудие, электронное голосование. В публично-правовых науках, изучающих функционирование государства, указанные понятия зачастую упоминаются исследователями в качестве институтов электронной демократии, которые стали предметом научных работ отечественных юристов в контексте правовой политики государства сравнительно недавно [7, c. 41], а интерес к феномену «e-government» в международной и зарубежной практике управления связывают с концом прошлого века [2, c. 47]. Важно подчеркнуть, что указанные категории в представленной терминологии зачастую не получают легальное закрепление. Нормативную фиксацию приобретают лишь отдельные механизмы, используемые в управленческой и иной деятельности (например, электронная подпись, электронное сообщение, электронный документ, электронный документооборот и т.п.). Указанная практика может заметно отличаться в разных странах. К примеру, в Великобритании велась целенаправленная разработка специализированных проектов в области обеспечения электронной демократии, которые предполагали как коммуникацию граждан с публичными институтами через цифровые каналы связи, так и организацию новых форм волеизъявления внутри партийных институтов [10, c. 57].

Стоит обратить внимание, что использование информации и применение информационных технологий в деятельности публичных органов не всегда ориентировано на повышение эффективности государственного управления. В Японии механизмы электронного государства нацелены на достижение результатов макроуровня, в частности используются для социализации отдельных категорий граждан [5, c. 102]. Китайская Народная Республика развивает регулирование в направлении обеспечения государственной безопасности, в том числе информационной [6, c. 74]. Для указанных целей создаются специальные информационные системы мониторинга с интеллектуальными функциями, которые анализируют и учитывают данные, полученные от технических устройств пользователей и посредством инфраструктурных объектов через систему датчиков и сенсоров в городской агломерации.

Тенденции развития отечественного нормотворчества наглядно демонстрируют, что данные понятия, связанные с электронной формой организации и выражения явлений, постепенно вытесняются аналогичными по смыслу и пониманию, но иными по сути и природе «цифровыми» категориями. Так, в законодательство введены понятия «цифровая экономика», «цифровые права», «цифровой сертификат», «цифровой финансовый актив», «цифровая валюта» и т.п. При этом основу для возникновения и развития как электронных, так и цифровых категорий в праве формируют известные объекты регулирования отраслевого законодательства: информация, информационные технологии, информационные системы и т.п. Поиск смысловых, лингвистических, юридических и иных различий между формулировками «электронный» и «цифровой» – не предмет настоящего исследования, но разница в понимании категорий для целей государственного управления базируется на реально существующих и действующих на практике механизмах связи граждан и государства.

Цифровая трансформация общества позволяет взглянуть на новейший подход к осуществлению государственного управления, в котором традиционная форма коммуникации между гражданами и государством в лице органов власти требует не только обратной связи и обработки информации (электронный период). Перспективным направлением видится обеспечение непрерывного информационного обмена между государством и гражданами посредством получения населением постоянного доступа к информации и возможностям ее самостоятельной обработки (цифровой период). Полагаем, сегодня целесообразно говорить о взаимообусловленности цифровой информации и информационных технологий в управлении, закладывающей основы не электронного, а цифрового государства. Цифровое государство как явление в правовой реальности уже активно исследуется в науке, а предпосылки перехода к нему международные исследователи зафиксировали десятилетие назад [9, c. 127].

Актуальная цифровая повестка в России осуществляется не изолированно, а реализуется сообща с государствами Евразийского экономического союза. Управленческая деятельность рассматривается в тесной взаимосвязи с развитием цифровой экономики. Исследователями отмечается, что цифровая экономика в контексте евразийского сотрудничества понимается как процесс внедрения технологий в различные сферы, включая государственное управление [1, c. 39]. Аналогичная позиция отражена в Решении № 28 Высшего Евразийского экономического совета от 16 октября 2015 г. «Об Основных направлениях экономического развития Евразийского экономического союза», предусматривающего изменение управленческих механизмов под влиянием цифровизации наряду с трансформацией рынков товаров, услуг, капитала и рабочей силы, инфраструктуры, безопасности. Кроме того, фиксируется не только расширение информационной деятельности органов при выполнении ими управленческих задач, даже в международной юридической практике уже выделяются новые направления информационного обеспечения управления экономикой в отдельных отраслях [14, c. 18].

Во многом уникальные национальные примеры трансформации инструментов управления в информационном обществе есть в России. Одна из новаций, призванная в подобных условиях обеспечить связь между гражданами и государством, заключается в оказании государственных и муниципальных услуг в электронной форме через специальную информационную систему (в Российской Федерации – Единый портал государственных (муниципальных) услуг). Качество государственного управления и эффективность оказания услуг непосредственно связаны с концепцией электронного государства, обеспечивая его содержательное наполнение. Новые государственные услуги, предлагаемые в электронном виде, зачастую апробируются на предпринимательском сообществе, а уже затем становятся доступны для граждан, что является общемировым трендом в управлении [8, c. 23]. В государственное администрирование также постепенно проникает новая терминология, которая несвойственна публично-правовой деятельности (клиентоцентричность как концепция комплексного удовлетворения потребностей и интересов получателей услуг [11, c. 13]). При этом степень интеграции бизнеса непосредственно в процесс оказания государственных и муниципальных услуг, имеющих особую социальную значимость для населения, остается сравнительно невысокой. В процесс предоставления услуг в электронном виде органы публичной власти не стремятся включать посредников, за исключением доверенных организаций, обеспечивающих функционирование информационных технологий (например, выдача электронной подписи, проверка цифрового сертификата и т.п.).

Современный этап развития информационного общества имеет сервисную сущность [12, c. 83]. В настоящее время даже государственные услуги в электронной форме получают концептуальное переосмысление в процессе реализации публичных функций государства, что позволяет представить их в новой форме – в виде суперсервисов и моносервисов. Понятие «суперсервис» отсутствует в действующем законодательстве, однако его упоминание можно встретить в подзаконном регулировании, актах федеральных и региональных органов исполнительной власти. Суперсервис позволяет обеспечить такие возможности взаимодействия для целей государственного управления, которые ранее не были доступны при традиционной коммуникации в электронной форме. Они основаны на следующих подходах к организации управления:

- отсутствие потребности в физическом воплощении документов, необходимых для подтверждения личности, события или факта либо минимизация количества документов (документы постепенно теряют изначальный смысл и значение в юридических действиях);

- использование современных механизмов идентификации и аутентификации, исключающих физическое посещение помещений органов и учреждений;

- комплексное рассмотрение обращений заявителей с возможностью межведомственного взаимодействия;

- получение государственных и муниципальных услуг, в том числе предусматривающих реализацию конституционных прав и получение социальных гарантий, при отсутствии необходимости непосредственного обращения за ними;

- расширение доступа к информации за счет кроссплатформенности информационных систем и появления новых законодательных гарантий;

- снижение коррупционных и иных рисков, в том числе допускающих злоупотребление со стороны служащих.

Другое новое понятие, связанное с сервисной сущностью процесса цифровизации управления – моносервисы. Моносервисы можно представить как государственные (муниципальные) услуги, которые входят в состав суперсервисов или реализуются отдельно от них, при этом их особенностью является приоритетная цифровая трансформация процессуального порядка предоставления, обусловленная высокой востребованностью со стороны граждан. Моносервисы основаны на подходах:

- использование Портала государственных услуг Российской Федерации;

- электронный формат предоставления услуг без учета территориальной принадлежности заявителя;

- автоматическое формирование документа в электронном виде без необходимости принятия управленческого решения человеком;

- информирование о возможности получения такой услуги;

- сохранение информации об оказании услуга в информационной системе (реестре);

- выстраивание межведомственного взаимодействия органов и учреждений без привлечения к этому процессу заявителя.

Суперсервисы и моносервисы – профессиональная терминология управленческой деятельности, которая возникла в связи с цифровизацией государственного управления, граждане же, как и прежде, обращаются за получением конкретных услуг.

Возникновение рассмотренных категорий и их легальное закрепление в законодательстве не потребует кардинальной перестройки информационного и отраслевого регулирования, поскольку по своей сути они являются информационными системами со сложной организационной структурой и большим количеством различных субъектов информационных отношений.

Таким образом, развитие сервисной модели государства является перспективным направлением, позволяющим достичь существенного прогресса в качестве реализации функций органами публичной власти. Форма коммуникации между гражданами и государством претерпевает содержательное изменение за счет новых способов использования цифровой информации и применения информационных технологий. Для достижения позитивных результатов органами используются инструменты, которые возникают в процессе цифровой трансформации государственного управления. При этом государственное управление существует и реализуется не опосредовано, оно наряду с другими сферами и отраслями ритмично развивается в контексте цифровой экономики. Нынешний, высокодинамичный период развития информационного общества формирует потребность в непрерывном совершенствовании управленческих механизмов.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Дискуссия о развитии информационного общества в Российской Федерации: цифровая информация, информационные технологии и государственное управление».
Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена дискуссии «…о развитии информационного общества в Российской Федерации…» в части цифровой информации, информационных технологий и государственного управления. Автором выбран особый предмет исследования: предложенные вопросы исследуются с точки зрения информационного и административного права, при этом автором отмечено, что «Закрепленное Стратегией определение хотя и способствует возникновению ряда дискуссионных вопросов, однако оно вполне точно характеризует важнейший фундамент информационного общества – информацию. В нынешних условиях информация является ключевым ресурсом, который можно использовать для развития общества и государства». Изучаются высказывания оппонентов, российское законодательство, имеющее отношение к цели исследования. Также изучается и обобщается некоторый небольшой (всего три) объем современной научной литературы по заявленной проблематике (в основном близкая к теме статьи), анализ и дискуссия с авторами-оппонентами не приводится. Даются некоторые ссылки (одна из них на статью 2013г. и вторая на «краткий статистический сборник»). При этом автор отмечает, что «Принятие управленческих решений в нынешних условиях можно напрямую связать с возможностями использования органами публичной власти информации и информационных технологий».
Методология исследования. Цель исследования определена названием и содержанием работы «…накопление цифровой информации предопределило очередной этап в развитии информационной деятельности современных органов публичной власти – использование информационных систем, содержащих массивы оцифрованной и цифровой информации – данные». Она может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов, связанных с вышеназванными вопросами и использованием определенного опыта. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана определенная методологическая основа исследования. В частности, автором используется совокупность общенаучных, специально-юридических методов познания. В частности, методы анализа и синтеза позволили бы обобщить некоторые подходы оппонентов к предложенной тематике и повлияли бы на выводы автора. Но этого не было сделано. Определенную роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором применялся формально-юридический метод (в усеченном виде), который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего российского законодательства (Стратегии и Закона). В частности, делаются такие выводы: «В числе национальных интересов Российской Федерации, обозначенных в Стратегии, указана необходимость повышения эффективности государственного управления» и др. Таким образом, выбранная автором методология не в полной мере адекватна цели статьи, позволяет изучить только определенные аспекты темы.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Данная тема является одной из наиболее важных как в мире, так и в России, с правовой точки зрения предлагаемая автором работа может считаться актуальной, а именно он отмечает, что «Корректная работа с релевантной информацией в цифровой форме позволяет принимать такие управленческие решения, которые будут учитывать множество факторов, а многие из них служащему зачастую невозможно установить при анализе, опирающемся на собственные (человеческие) возможности прогнозирования и аналитики». Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только приветствовать.
Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи вызывает сомнения. Она не выражается в конкретных научных выводах автора. Среди них, например, такой: «…информационную деятельность в рамках государственного управления сегодня можно рассматривать шире, чем использование результатов обработки данных, содержащихся в государственных, муниципальных и иных информационных системах, для целей принятия решений». Как видно, указанный и иные «теоретические» выводы не могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях. Таким образом, материалы статьи в представленном виде не могут иметь интерес для научного сообщества.
Стиль, структура, содержание. Тематика статьи не совсем соответствует специализации журнала «Административное право и практика администрирования», по названию можно предположить, что речь пойдет об администрировании или административно-правовом регулировании, так как она посвящена дискуссии «…о развитии информационного общества в Российской Федерации…» в части цифровой информации, информационных технологий и государственного управления. Но этого нет. Дискуссии вообще не видно, да и дискутировать не с кем, оппонентов нет! В статье отсутствует аналитика по научным работам оппонентов, поэтому автор не отмечает, что уже ставился вопрос, близкий к данной теме и, что автор использует их материалы, он не дискутирует с оппонентами. Содержание статьи не соответствует названию, так как автор рассмотрел некоторые заявленные проблемы, но не достиг цели своего исследования. Качество представления исследования и его результатов следует признать не доработанным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, но отсутствует методология, результаты юридического исследования, научная новизна. Оформление работы не соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований много: отсутствие самой «Дискуссии…», заявленной в статье; очень короткая библиография и др.
Библиография. Следует низко оценить качество представленной и использованной литературы. Труды некоторых приведенных авторов соответствуют теме исследования, но не обладают признаком достаточности, не способствуют раскрытию многих аспектов темы.
Апелляция к оппонентам. Автор не провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Автор описывает некоторые точки зрения на проблему, аргументирует некоторую, правильную по его мнению, позицию, не опираясь на работы оппонентов.
Выводы, интерес читательской аудитории. Выводы не являются логичными, они не конкретны. Статья в данном виде не может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к заявленным в статье вопросам, что должно быть характерно для юридических исследований. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи рекомендую «отклонить».

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В представленной на рецензирование статье «Современный этап развития информационного общества в Российской Федерации: цифровая информация, информационные технологии и государственное управление» автор провел оценку действующих предпосылок к развитию возможностей использования в государственном управлении информации и информационных технологий
Обоснованным представляется довод автора о том, что современный период общественного развития «характеризуется их тотальным проникновением не только в новые области повседневной и профессиональной деятельности, но и прямым влиянием на динамику развития общественных отношений, их качественную трансформацию». Вместе с тем в отношении указанной статьи хотелось бы высказать следующие замечания и предложения, которые являются авторским суждением и могут не рассматриваться в числе критичных.
Предмет исследования: Предлагаемое автором название статьи «Современный этап развития информационного общества в Российской Федерации: цифровая информация, информационные технологии и государственное управление» предполагает анализ правового регулирования данного вопроса в развитии: сопоставление некоторых авторских подходах к этапам развития информационного общества, а также в разрезе государственного управления таким обществом. Анализ приводимых автором теоретических подходов к исследуемому вопросу справедливо выводит не только на исследование «национальных интересов Российской Федерации, обозначенных в Стратегии», но и поиска баланса таковых с учетом мнения гражданского общества. Автор предлагает осмыслить переход на принятие «управленческих решений» … «с возможностями использования органами публичной власти информации и информационных технологий», что является наиболее удобным и приемлемым и для общества, и для государства.
Однако, в статье автором в качестве предмета исследования избран в большей степени вопрос описания теоретико-правового состояния цифровых и информационных технологий, а не тех проблем, которые могут возникнуть в связи с «поглощением» интернет технологиями документооборота. Справедливо автор указывает на статистику 2022 г. (ссылка на источник 13), но это не является единственно верным и оправданным в полной мере для избранной тематики исследования, поскольку сложности в этом вопросе остаются, среди которых: 1) доступ Интернета по всей территории России (в том числе качества его покрытия и т.п.), 2) грамотность и учет желания пользователей при переходе на интернет технологии (в том числе в селах, а также среди пожилых граждан, и др.). То есть автор в предмете своего исследования указывает только на теоретико-правовые вопросы регламентации темы, а не те вопросы, которые характерны для общества в связи с использованием этих технологий.
Методология исследования: В статье применен достаточный объем методов, обеспечивающих раскрытие предмета исследования. Актуальность: Тематика очень актуальна ввиду необходимости постоянного поиска баланса между вводимыми механизмами государственного регулирования и использованием рассматриваемых автором информационных технологий гражданами, а также поиск и выявление «ряда дискуссионных вопросов…. характеризующих фундамент информационного общества – информацию».
Стиль, структура, содержание: У автора имеется единая концептуальная линия, которой он придерживался в ходе исследования. Стилистика в целом имеет юридический окрас.
Апелляция к оппонентам: Статья имеет дискуссионную составляющую и автор отмечает некоторые подходы, среди которых наиболее ценным является то, что «цифровизация приводит к расширению форм вовлечения граждан в управление посредством различных механизмов и мероприятий»
Выводы, интерес читательской аудитории. Работа представляет собой набор достаточных аргументов к доводам автора. Статья производит впечатление завершенного глубокого исследования со вполне изученным теоретико-понятийным аппаратом и практикой правового регулирования. Работа может быть рекомендована к опубликованию.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.