Статья 'Принцип объективной истины, доказывание и его субъекты по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения' - журнал 'NB: Административное право и практика администрирования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

Принцип объективной истины, доказывание и его субъекты по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения

Сургутсков Вадим Игоревич

кандидат юридических наук

заместитель начальника кафедры, кафедра административного права и административной деятельности органов внутренних дел, Омская академия МВД России, ученое звание: доцент, полковник полиции

644092, Россия, Омская область, г. Омск, ул. Перелета, 8/1, кв. 317

Surgutskov Vadim Igorevich

PhD in Law

Associate ProfessOr, Deputy Head of the Department of Administrative Law and Administrative Activities of Internal Affairs Bodies at Omsk Academy of the Ministry of Internal Affairs

644092, Russia, Omskaya oblast', g. Omsk, ul. Pereleta, 8/1, kv. 317

Surgutskov55@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Бекмурзинова Камила Кайратовна

преподаватель, кафедра административного права и административной деятельности органов внутренних дел, Омская академия МВД России

644092, Россия, Омская область, г. Город, пр. Комарова, 7

Bekmurzinova Kamila Kairatovna

Educator, the department of Administrative Law and Administrative Activity of the Bodies of Internal Affairs, Omsk Academy of the Ministry of Internal Affairs of Russia

644092, Russia, Omskaya oblast', g. Gorod, pr. Komarova, 7

kamazonn@mail.ru

DOI:

10.7256/2306-9945.2020.4.34551

Дата направления статьи в редакцию:

08-12-2020


Дата публикации:

31-12-2020


Аннотация: Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в связи с совершением административных правонарушений в области дорожного движения. Предметом исследования выступает федеральное законодательство, ведомственные нормативные правовые акты, закрепляющие компетенцию органов внутренних дел в процессе доказывания по делам об административных правонарушений в области дорожного движения, а также акты толкования Высших Судов Российской Федерации, Европейского Суда по правам человека. Основной целью исследования является разработка на основе анализа нормативных правовых актов, правоприменительной практики предложений и рекомендаций, направленных на совершенствование доказывания по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения. Методологическую основу исследования образуют обще- и частнонаучные методы познания, в том числе аксиоматический, гипотетико-дедуктивный, системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-логический, статистический, социологический. В статье рассмотрены проблемные вопросы правоприменительной практики, складывающейся в связи с доказыванием по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения, и проведен анализ современного состояния законодательства Российской Федерации, нормирующего данный процесс. Научная новизна проведенного исследования определяется выявлением проблемных моментов получения, фиксации и оценки доказательств по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения. Определено содержание доказывания, его предмета и пределов в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения. Раскрыта сущность принципа объективной истины по делу об административном правонарушении. Объективная истина выступает целью доказывания. В качестве самостоятельного субъекта доказывания выделяется заявитель, представляющий собой физическое лицо, которое сообщило о совершенном административном правонарушении в области дорожного движения, представив фото либо видеосъемку совершенного правонарушения.


Ключевые слова: административное правонарушение, административное производство, дорожное движение, принцип права, принцип объективной истины, доказывание, пределы доказывания, субъект доказывания, органы внутренних дел, ГИБДД

Abstract: The object of this research is the social relations established due to commission of administrative offences in the area of road traffic. The subject of this research is the federal legislation, departmental regulatory acts that establish competence of the internal affairs bodies in the process of substantiation of administrative traffic offences, as well as acts of interpretation of the Supreme Courts of the Russian Federation and the European Court of Human Rights. The main goal of this research consists in elaboration of the normative legal acts, law enforcement practice, and recommendations aimed at the improvement of substantiation in cases of administrative traffic offences. The article explores the problematic questions of law enforcement practice established due to substantiation in cases of administrative offences in the area of road traffic. Analysis of the current state of legislation of the Russian Federation that regulates such process in carried out. The scientific novelty of this work lies in revelation of problem points of acquisition, records and evaluation of evidence in cases of administrative traffic offences. The author determines the content of substantiation, its subject and limits in administrative procedures on road traffic offences. The essence of the principle of objective truth in case of administrative offence is revealed. Objective truth manifests as the purpose of substantiation. Claimant, a private party, is outlined as independent subject of substantiation, who reported on the committed administrative traffic offence, providing a photo or video footage of the violation committed.



Keywords:

proof, principle of objective truth, principle of law, traffic, administrative proceeding, administrative offense, limits of proof, subject of proof, internal affairs bodies, traffic police

В современном мире одними из наиболее распространенных правоотношений, возникающих в сфере публичного права, выступают правоотношения в области дорожного движения. Особенно это заметно в административно-юрисдикционной сфере, в частности в связи с совершением административных правонарушений. Благодаря стремительно развивающемуся техническому прогрессу увеличивается количество способов фиксации нарушений правил дорожного движения, которые позволяют оперативно выявлять правонарушителей и привлекать их к административной ответственности.

Каждый год в результате дорожно-транспортных происшествий умирает более 1,25 млн человек. Дорожно-транспортные травмы являются основной причиной смерти молодых людей в возрасте от 15 до 29 лет. Около половины умирающих на дорогах мира – это пешеходы, велосипедисты и мотоциклисты. Дорожно-транспортные происшествия большинству стран причиняют ущерб в размере 3% от их валового внутреннего продукта. Согласно прогнозам при отсутствии последовательных контрмер дорожно-транспортные происшествия к 2030 году станут седьмой по значимости причиной смерти [1].

В соответствии со статистическими данными в 2019 году сотрудниками ГИБДД было вынесено 142,1 млн постановлений о привлечении к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения, что на 11% больше, чем в 2018 году. 85% выявленных правонарушений были зафиксированы с помощью технических средств их автоматической фиксации. Напомним, что отличительной особенностью производства по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения выступает ограничение действия презумпции невиновности в случае фиксации данных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- киносъемки, видеозаписи. При этом, лицо, привлекаемое к административной ответственности, обязано доказать свою невиновность, что в свою очередь, не противоречит положениям Основного закона нашей страны. Конституционный Суд Российской Федерации указал, что, применительно к сфере уголовной ответственности Конституция Российской Федерации закрепляет в ст. 49 презумпцию невиновности, т.е. возлагает обязанность по доказыванию вины в совершении противоправного деяния на соответствующие государственные органы. В процессе правового регулирования других видов юридической ответственности законодатель вправе решать вопрос о распределении бремени доказывания вины иным образом, учитывая при этом особенности соответствующих отношений и их субъектов, а также требования неотвратимости ответственности и интересы защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и свобод других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства [2].

Помимо роста числа вынесенных постановлений о привлечении к административной ответственности возрастает и число прекращенных дел об административных правонарушениях в области дорожного движения. В 2019 году сотрудниками ГИБДД было прекращено 41,7 тысяч дел об административных правонарушениях, что на 8% больше, чем годом ранее [3].

Увеличение количества прекращенных дел свидетельствует о том, что граждане стали чаще обжаловать постановления о назначении в отношении них административных наказаний, что, в свою очередь, может говорить как о повышении правовой культуры населения, так и о снижении уровня профессиональной компетенции должностных лиц органов внутренних дел [4].

Анализ оснований прекращения производства по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения указывает на то, что в ходе осуществления правоохранительной деятельности зачастую допускаются различные юридические ошибки, выражающиеся как в неправильной квалификации содеянного правонарушения и назначении несправедливого наказания, так и в допущении процессуальных нарушений в ходе обнаружения, собирания и фиксации доказательств. Реже такие нарушения обусловлены недостатками законодательной техники, слабым научно-теоретическим сопровождением соответствующей деятельности. Вполне очевидно, что восполнение пробелов нормативно-правового регулирования процесса доказывания должно обеспечить законность при вынесении постановлений (решений) по делам об административном правонарушениях.

Как известно, принципом является руководящая идея. В теории права принципы ‑ это выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни. В принципах содержание права, всей правовой системы раскрывается углубленно: в них непосредственно выявляются сущность права, его основы, закономерности общественной жизни, ее тенденции и потребности [5, с. 98]. Обращение к принципам должно носить прикладной характер и заключаться в соизмерении конкретных правовых норм с основными началами любого процессуального производства. Полагаем, что принципами производства по делам об административных правонарушениях являются те, которые оказывают влияние на цели, задачи, организацию, порядок и результаты его осуществления. Принципы деятельности в известной степени служат опорным пунктом для толкования норм, т.е. знание принципов возмещает незнание некоторых фактов [6, с. 92]. Обнаруживаются ли в ходе производства по делам об административных правонарушениях проблемы либо усматриваются противоречия между отдельными нормами, ключом к разрешению возникших затруднений являются принципы.

Принципы исследуемого нами производства являются универсальным инструментом для проверки законности, обоснованности, решений, принимаемых по делу об административном правонарушении. Они являются сдерживающими факторами, гарантией от злоупотреблений со стороны органов и лиц, осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях. Как известно, цель может быть достигнута различными средствами, но только часть из них принято считать допустимыми. Именно принципы производства по делам об административных правонарушениях служат ориентиром, устанавливающим границы правового поля, в пределах которого возможно применение принуждения.

Таким образом, принципы обладают признаком универсальности, который заключается в том, что они объединяют все производство по делам об административных правонарушениях и административно-процессуальные отношения всех участвующих в нем лиц, обеспечивая его стабильность. При этом они отличаются высокой степенью обобщенности, поскольку претендовать на роль принципов могут лишь наиболее общие (исходные) положения. «Принцип должен обладать высокой степенью обобщенности, выражать идею, которая распространялась бы на весь строй процесса, проникала бы в каждую его клетку и пору, пронизывала весь уклад, все административно-процессуальные формы» [7, с. 31].

Как полагает профессор А.П. Шергин, «принципы должны быть общими для всего административно-юрисдикционного процесса, а не отдельных его стадий или институтов. Они предопределяют функциональную направленность данного вида юридического процесса, этапы процессуальной деятельности по реализации административной ответственности и его содержание» [8, с. 6].

«Процессуальным производствам – справедливо отмечал И.А. Галаган – присущи в основном одинаковые принципы, с тем, однако, что в различных отраслях права они могут быть выражены с различной степенью детализации и четкости» [9, с. 128].

В системе основополагающих идей и основных исходных положений любой процессуальной правоприменительной и правоохранительной деятельности принцип объективной истины занимает особое место. Отметим, что в науке административного права учеными приводятся и другие наименования данного мировоззренческого положения высокой степени общности: принцип объективности [10, с. 419], принцип объективности (материальной истины) [11, с. 241], принцип материальной истины [12, с. 209], принцип объективной (материальной) истины [13, с. 23], принцип материальной (объективной) истины [14, с. 53], принцип свободы оценки доказательств [15, с. 109-112]. Слово «истина» в тексте КоАП РФ не упоминается ни разу. Однако данный факт свидетельствует не о непризнании данного принципа в производстве законодателем (в противном случае восторжествовал произвол и беззаконие), а о неприятии разработчиками КоАП РФ одной из идиом нормативистского подхода, согласно которой все принципы должны быть поименованы в законе.

Предназначение принципа объективной истины состоит во всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств каждого дела, руководствуясь правосознанием и законом. К примеру, в соответствии с ч. 3 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации [16] доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Таким образом очерчиваются пределы доказывания. К сожалению, подобная норма отсутствует в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях [17], хотя это простое, но в то же время важное требование может быть отнесено к любому судье, органу, должностному лицу, указанным в главе 23 названного Закона.

Истина по делу достигается путем сбора доказательств. Доказательства – это средства постижения материальной (объективной) истины. Чем больше доказательств собрано, тем меньший риск вынести несправедливое решение. «Принцип объективной (материальной) истины неразрывно связан с принципом законности, ‑ отмечает профессор А.Ю. Якимов – поскольку основанием для принятия решения является установление фактических данных, характеризующих противоправное деяние и личность совершившего его лица» [18, с. 19].

Выделяя среди значимых свойств принципов производства по делам об административных правонарушениях их органическую связанность между собой, осуществление в неразрывном единстве [19, с. 12], позволим себе не согласиться с мнением Д.А. Янковского, противопоставившим принцип процессуальной экономии исследуемому нами принципу. Он пишет: «… главенствует принцип процессуальной экономии в ущерб и в нарушение основополагающих принципов устности и достижения объективной истины по делу… Судьи, надев заветные мантии, возомнили себя эрудитами, знатоками, способными самостоятельно разрешать дела путем минутного пролистывания дела перед входом в заседание и, не утруждая себя выслушиванием и восприятием доводов сторон. При этом, не осознавая, что на кону лежит чья-то судьба, жизнь, работа…» [20, с. 24-25]. Полагаем, что принцип процессуальной экономии не препятствует достижению объективной истины по делу. Указанный автор со своих позиций указывает на проблему упрощенчества в судах, вызванного чрезмерной нагрузкой на судей. Принципы всегда взаимообусловлены, имеют влияние друг на друга, но не могут вступать друг с другом в конфликт. «Отказ от одного из принципов неизбежно влечет деформацию, а то и разрушение системы принципов» [21, с. 13].

Профессор Гарвардской школы права Джеймс Брэдли Тайер в своем докладе «Презумпция и доказательственное право», опубликованном в журнале «Гарвардский обозреватель права», сформулировал основные концептуальные положения доказательственного права. По его мнению, ничто не может являться уместным, пока не будет логически доказано; все, что кроме исключений из правил или принципов права, будучи логически доказанным, является допустимым [22].

Необходимо отметить, что «двери» допустимости доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях открыты намного шире, нежели чем в уголовном процессе. Глава 26 КоАП РФ «Предмет доказывания. Доказательства. Оценка доказательств» состоит из 11 статей. Анализ их содержания позволяет сделать вывод о закреплении в КоАП РФ свободной (а не формальной) оценки доказательств. Судья, орган, должностное лицо в производстве познают истину, исходя из внутреннего убеждения, достаточности представленных доказательств (ст. 26.11 КоАП РФ). Отметим, что Европейский Суд по правам человека в одном из своих решений указал, что статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод [23], гарантируя право на справедливое разбирательство, не закрепляет каких-либо правил допустимости доказательств или правил их оценки. Поэтому эти вопросы регулируются, прежде всего, внутригосударственным правом и внутригосударственными судами [24].

Сбор доказательств по делу об административном правонарушении ведется преимущественно открыто. Это объясняется тем, что административной деятельности в гораздо большей степени, чем уголовно-процессуальной и, тем более оперативно-разыскной, присуща гласность. Следует учесть, что большинство административных правонарушений выявляются при проведении проверочных мероприятий контролирующим органом, не наделенным полномочиями оперативных подразделений в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» [25]. К примеру, в первоначальной редакции утратившего в настоящее время силу Административного регламента МВД России исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения, утвержденного приказом МВД России от 2 марта 2009 г. № 185 [26], в пп. 43, 44 было установлено, что контроль за дорожным движением может осуществляться как в открытой, так и в скрытой форме. При этом разрешалось применять технические средства фиксации нарушений правил дорожного движения, используя естественные и искусственные укрытия. Учитывая гласный характер деятельности подразделений по обеспечению безопасности дорожного движения полиции, и в связи с этим невозможность осуществления оперативно-разыскных мероприятий, указанные положения Административного регламента были оспорены Генеральной прокуратурой РФ и отменены. Ее официальный представитель М. Гриднева отмечала, что «подобные методы осуществления контроля главным образом направлены на выявление и пресечение административных правонарушений в ущерб их профилактике и предупреждению дорожно-транспортных происшествий, что не согласуется с положениями ст. 2 Закона “О милиции”, Федерального закона “О безопасности дорожного движения”» [27].

Ф.П. Васильев определяет доказывание по делу об административном правонарушении, как «осуществляемые уполномоченными лицами органов внутренних дел доказательственные действия, как на стадии возбуждения дела, так и на стадии его рассмотрения в соответствии и в пределах процессуальных норм действующего закона, включающие собирание, проверку и оценку доказательств. Все это производится на основе внутреннего убеждения. Убежденность уполномоченного лица всегда органически связано с его мировоззрением, правосознанием, предоставленными ему властными полномочиями оценивать любые доказательства на основе профессионализма. Внутреннее убеждение – это результат деятельности уполномоченного лица по использованию и разрешению дела об административном правонарушении» [28, с. 40].

Предмет доказывания по делу об административном правонарушении представляет собой совокупность данных, имеющих значение для правильного его разрешения, а также юридически значимых обстоятельств, которые в процессе доказывания должны быть подтверждены либо опровергнуты в целях обоснования виновности привлекаемого к административной ответственности лица. Е.И. Сидоров очень точно отмечает: «предмет доказывания - это сердцевина, ядро или основа всех познаваемых по делу обстоятельств. Он включает в себя такие обстоятельства, которые непременно должны быть установлены посредством специальной процедуры административного доказывания путем применения имеющихся по делу доказательств» [29, с. 909].

Перечень обстоятельств, подлежащих выяснению, закрепленный в ст. 26.1 КоАП РФ не является исчерпывающим, а предмет доказывания определяется составом административного правонарушения, исходя из которого устанавливаются пределы доказывания. Пределы доказывания предполагают совокупность установленных данных, доказательств, входящих в предмет доказывания, достаточных для привлечения лица к ответственности. Определение пределов доказывания обеспечивает эффективность производства и достижение целей доказывания. Таким образом, пределы доказывания, исходя из его предмета, характеризуются не только количественными, но и качественными составляющими.

В первую очередь, необходимо установить наличие события административного правонарушения. Событие административного правонарушения – это один из видов юридических фактов, с которым закон связывает возникновение правоотношений. Детальное описание события правонарушения по существу является важным фактором для определения его юридической квалификации в точном соответствии с нормами Особенной части КоАП РФ, которыми предусмотрена административная ответственность за совершение конкретных противоправных деяний [30].

Признаками, характеризующими событие административного правонарушения, являются: место, время, способ, характер совершенного деяния. Событие административного правонарушения в соответствии с ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ отражается в протоколе об административном правонарушении. Формальное указание в протоколе об административном правонарушении на совершение деяния, предусмотренного Особенной частью КоАП РФ либо законом субъекта Российской Федерации об административной ответственности, без установления обстоятельств места, времени и способа совершения правонарушения признается судами не отвечающим требованиям административного законодательства, не позволяющим сделать вывод о наличии в действиях (бездействии) лица признаков правонарушения, их доказанности [31].

Кроме того, и сам состав административного правонарушения не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, подлежащих доказыванию. Как указал Верховный Суд Российской Федерации, установление лица, совершившего административное правонарушение, входит в предмет доказывания и относится к обстоятельствам, подлежащим выяснению по делу об административном правонарушении [32]. Установление лица, совершившего административное правонарушение, предполагает установление его фамилии, имени, отчества, места рождения, принадлежность к гражданству. К примеру, в случае привлечения лица к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ необходимо установить, является ли правонарушитель лицом, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Кроме установления личности правонарушителя необходимо также установить обстоятельства, характеризующие его личность. К таким обстоятельствам относятся: установление возраста и вменяемости лица, совершившего правонарушение, его социальное положение (образование, род занятости и др.), состояние здоровья, специальный или особый статус субъекта (не является ли должностным лицом, прокурором, судьей и т.д.). Необходимость установления данных фактов обусловлена ч. 2 ст. 1.4 КоАП РФ.

Обязательным обстоятельством субъективной стороны административного правонарушения, подлежащим выяснению, является виновность лица в совершенном им противоправном деянии, так как отсутствие вины исключает привлечение лица к административной ответственности. Если в действиях лица вина не установлена, а наступившие вредные последствия явились результатом стечения обстоятельств, оно не может быть подвергнуто наказанию.

При наложении административных наказаний также необходимо учитывать обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность в соответствии со ст.ст. 4.2 и 4.3 КоАП РФ, однако приведенные нормы также не содержат исчерпывающий перечень обстоятельств.

Следующим обязательным признаком, подлежащим установлению, является выяснение характера и размера ущерба, причиненного административным правонарушением. Так, в соответствии со ст. 12.24 КоАП РФ предусмотрена ответственность за нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего. Статьей 12.30 КоАП РФ предусмотрена ответственность за нарушение Правил дорожного движения пешеходом или иных участником дорожного движения, повлекшее создание помех в движении транспортных средств либо причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего. Установление степени причиненного вреда здоровью человека возможно с помощью назначения и проведения судебной медицинской экспертизы. Следует отметить, что при установлении причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего либо смерти при нарушении правил дорожного движения наступает уже уголовная ответственность, предусмотренная ст. 264 УК РФ. Вместе с тем, в производстве по делу об административном правонарушении с формальным составом, который не предусматривает в качестве обязательного признака каких-либо негативных последствий, характер и размер ущерба, причиненного правонарушением, не входят в предмет доказывания [33].

Выявление обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, имеет важное значение, поскольку при наличии хотя бы одного из этих обстоятельств, производство по делу не может быть начато, а начатое подлежит прекращению, в соответствии со ст. 24.5 КоАП РФ.

В ходе рассмотрения дел об административных правонарушениях выяснению подлежат и иные обстоятельства, имеющие значение для дела. Например, выяснение имущественного положения лица, совершившего административное правонарушение, так как оно может учитываться при наложении административных наказаний. Кроме того, учитывая специфику административных правонарушений, предусмотренных главой 12 КоАП РФ, необходимо обозначить дополнительные процессуальные требования, предъявляемые к сотрудникам ГИБДД в соответствии с Административным регламентом исполнения МВД России государственной функции по осуществлению федерального государственного надзора за соблюдением участниками дорожного движения требований законодательства Российской Федерации в области безопасности дорожного движения, утвержденным приказом МВД России от 23 августа 2017 г. № 664 [34]. В частности, в соответствии с п. 280 названного Административного регламента при осмотре места совершения административного правонарушения составляется схема совершения административного правонарушения, в которой отражаются: место дорожно-транспортного происшествия (участок дороги, улицы населенного пункта), ширина проезжей части, количество полос движения для каждого участника дорожного движения, наличие дорожной разметки, дорожных знаков, направление движения участников ДТП до момента его наступления и др.

Определение конкретного перечня обстоятельств, входящих в предмет доказывания необходимо не только для правильной квалификации действий правонарушителя, но и для решения вопроса о назначении того или иного наказания. Таким образом, совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию, представляет собой сложный комплекс данных, который следует объединить во взаимосвязанную систему.

В производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения участвует большое количество субъектов, наделенных различными правовыми статусами и, исходя из этого, наделенных различным объемом прав и обязанностей. Каждому субъекту доказывания определены соответствующие права и обязанности в процессе доказывания.

Ученые в области административного права рассматривают категорию «субъекта доказывания» в рамках рассмотрения статуса субъектов, участвующих в производстве по делам об административных правонарушениях. Наиболее полно вопросы о правовом статусе и роли субъектов доказывания в доказательственном праве рассматриваются в уголовно-процессуальном и гражданско-процессуальном законодательствах. В их рамках субъектами доказывания выступают государственные органы, должностные лица, в чьи обязанности входит сбор, проверка и оценка доказательств. В производстве по делам об административных правонарушениях число субъектов доказывания значительно шире, нежели чем в уголовном или гражданском процессах. В процессе доказывания его субъектами могут выступать также лица, которые не ожидают процессуальный интерес, выполняя вспомогательные (обеспечительные) функции. Среди субъектов доказывания по делам об административных правонарушениях можно выделить суд, орган исполнительной власти, должностное лицо, лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, потерпевшего, прокурора, эксперта и специалиста, а также свидетеля.

В последние годы отмечается активное участие граждан в выявлении фактов нарушения правил дорожного движения. По данным официальной статистики в 2019 году в подразделения Госавтоинспекции территориальных органов МВД России поступило около 306,5 тыс. обращений граждан, с приложением фото- и видеоматериалов фиксации нарушений правил дорожного движения, по которым вынесено порядка 115,5 тыс. постановлений о наложении административных наказаний [35]. Нами выделяется такой участник производства, как лицо, сообщившее о совершенном правонарушении или заявитель. Заявитель – это физическое лицо, которое сообщило о совершенном административном правонарушении в области дорожного движения, представив фото либо видеосъемку совершенного правонарушения. В процессе производства по делу об административном правонарушении заявитель приобретает статус свидетеля, что вместе с тем не предполагают наделение данного участника производства обязанностью доказывания, однако учитывая лексическое значение термина «доказать», которое предполагает подтверждение выносимых положений какими-либо фактами, считаем возможным рассмотрение заявителя в качестве субъекта доказывания.

В целях оптимизации процесса доказывания с использованием средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи предлагаем внести изменения в статью 2.6.1 КоАП РФ, дополнив ее нормой, предусматривающей возможность привлечения к административной ответственности за административные правонарушения в области дорожного движения, в случае их фиксации гражданами, зарегистрированными в федеральной государственной информационной системе «Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме» [36]. Предполагается внедрение нового вида упрощенной формы производства по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения, где к ответственности будут привлекаться собственники (владельцы) транспортных средств. Гражданам достаточно будет зарегистрироваться на едином портале государственных и муниципальных услуг, подтвердить учетную запись, электронную подпись, после чего с помощью специализированного программного обеспечения направить фото- или видеофайл на информационный портал МВД в системе единого портала государственных и муниципальных услуг. Все направляемые файлы должны будут рассматриваться уполномоченными должностными лицами по существу, что исключает возможность автоматизированного наложения административных штрафов.

На основании проведенного исследования представляется возможным сформулировать следующие основные выводы.

Объективная истина в производстве по делам об административных правонарушениях выступает целью доказывания. Ее познание нуждается в инструментарии, именуемом доказательствами, поиск которых осуществляется на всех стадиях производства. Постижение объективной истины основано на анализе и учете всей совокупности обстоятельств по делу. Собранные доказательства должны опровергнуть предположение о невиновности лица, привлекаемого к административной ответственности, или, другими словами, исключить факторы, отрицающие хотя бы один из имеющих юридическое значение признаков, при наличии которых деяние считается административным правонарушением.

Как представляется, институт доказывания законодательно в КоАП РФ раскрыт неполно, нежели чем в других процессуальных кодексах (АПК РФ, ГПК РФ, УПК РФ), что является предпосылкой появления научно-теоретического и практического интереса к изучению процесса доказывания, изучению субъектов доказывания по делам об административных правонарушениях, в том числе в области дорожного движения. Исследование вопросов процессуального доказывания по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения даст возможность решить проблемы и позволит повысить эффективность правоохранительной деятельности.

Доказывание по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения выступает сложной комплексной процедурой, направленной на установление виновности лица, совершившего административное правонарушение. В первую очередь, в процессе доказывания предполагается установление предмета и пределов доказывания. Сущность предмета доказывания по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения составляют общие обстоятельства, подлежащие выяснению по делу об административном правонарушении. Предмет доказывания также устанавливается специальными признаками административных правонарушений, предусмотренных статьями главы 12 КоАП РФ. Пределы доказывания предполагают совокупность установленных данных, доказательств, входящих в предмет доказывания, достаточных для привлечения лица к ответственности. В конечном счете, определение пределов доказывания обеспечивает эффективность производства и достижение целей доказывания.

Библиография
1.
Дорожно-транспортные травмы. [Электронный ресурс] / Информационный бюллетень. Всемирной Организации Здравоохранения (Май 2017). / URL:http://www.who.int (дата обращения: 20.08.2020).
2.
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2001 г. № 7-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области, жалобами открытых акционерных обществ “АвтоВАЗ” и “Комбинат “Североникель”, обществ с ограниченной ответственностью “Верность”, “Вита-Плюс” и “Невско-Балтийская транспортная компания”, товарищества с ограниченной ответственностью “Совместное российско-южноафриканское предприятие “Эконт” и гражданина А. Д.Чулкова». Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
3.
Сто миллиардов с дороги. За что штрафовали водителей в 2019 году [Электронный ресурс] URL: https://www.kommersant.ru/doc/4269789 (дата обращения: 20.08.2020).
4.
Показатели состояния безопасности дорожного движения: [Электронный ресурс] / URL: http:// http://stat.gibdd.ru/ (дата обращения: 12.10.2020).
5.
Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 1. М., 1981. С. 98.
6.
Цит. по Зажицкий В.И. Правовые принципы в законодательстве Российской Федерации // Государство и право. 1996. № 11. С. 92.
7.
Котюргин С.И. Понятие, принципы и формы административно-процессуальной деятельности милиции: лекция. Омск, 1973. С. 31.
8.
Шергин А.П. Процессуальная составляющая правового регулирования административной ответственности // Административное право и процесс. 2010. № 3. С. 6.
9.
Галаган И.А. О методологии исследования процессуальных проблем административной ответственности и о путях совершенствования законодательства в этой области / Административная ответственность и гарантии ее законности // сборник статей. Пермь, 1972. С. 128.
10.
Сафоненков П.Н. Система принципов административного принуждения // Административное и муниципальное право. 2016. № 5. С. 419. DOI: 10.7256/1999-2807.2016.5.16362.
11.
Коренев А.П. Административное право России. М., 2000. С. 241.
12.
Сорокин В.Д. Административно-процессуальное право. СПб, 2004. С. 209.
13.
Бубнов С.В. Принципы производства по делам об административных правонарушениях в органах внутренних дел // Административное и муниципальное право. 2008. № 6. С. 23.
14.
Томин В.Т. Принципы отечественного уголовного процесса. Н. Новгород, 2007. С. 53.
15.
Селина Е.В. Свобода оценки доказательств (принцип объективной истины) по положениям Уголовно-процессуального кодекса РФ о презумпции невиновности // Современное право. 2016. № 1. С. 109-112.
16.
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
17.
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
18.
Якимов А.Ю. Субъекты административной юрисдикции: правовой статус и его реализация: Монография. Ч. III. Административное производство. М., 1996. С. 19.
19.
Бахрах Д.Н., Ренов Э.Н. Производство по делам об административных правонарушениях. М., 1989. С. 12.
20.
Янковский Д.А. Правосудие, которого нет // Мировой судья. 2011. № 4. С. 24-25.
21.
Колоколов Н. Уплотнение нынче в моде. Комментарий к изменениям, внесенным в уголовно-процессуальное законодательство РФ // Юридическая газета. 2011. № 7. С. 13.
22.
Presumption and Law of evidence by James B. Thayer // Harward Law Review, Vol. 3, №4 (Nov. 1889), pp. 141-166.
23.
Конвенция от 4 ноября 1950 г. «О защите прав человека и основных свобод». Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
24.
Постановление ЕСПЧ от 22 февраля 2007 г. по делу «Красуля (Krasulya) против Российской Федерации» (жалоба № 12365/03) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2008. № 7.
25.
Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
26.
Приказ МВД России от 2 марта 2009 г. № 185 «Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения» (документ утратил силу). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
27.
Сотрудникам ГИБДД запретили использовать укрытия при контроле за движением // URL: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20090924171137.shtml (дата обращения: 11.08.2020).
28.
Васильев Ф.П. Доказывание по делу об административном правонарушении: дисс. … док. юрид. наук. М., 2005. С. 40.
29.
Сидоров Е.И. Предмет доказывания и доказательства по делам об административных правонарушениях в области таможенного дела // Административное и муниципальное право. 2014. № 9. С. 909. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.9.12459.
30.
Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 ноября 2009 г. по делу № А56-22457/2009. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
31.
Постановление Арбитражного апелляционного суда от 25 декабря 2012 г. по делу № А36-5587/2012. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
32.
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ. 2016. № 3. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
33.
Постановление ФАС СЗО от 9 февраля 2006 г. № А66-7535/2005. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
34.
Приказ МВД России от 23 августа 2017 г. № 664 «Об утверждении Административного регламента исполнения Министерством внутренних дел Российской Федерации государственной функции по осуществлению федерального государственного надзора за соблюдением участниками дорожного движения требований законодательства Российской Федерации в области безопасности дорожного движения». Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
35.
Годовой отчет о ходе реализации и оценке эффективности государственной программы Российской Федерации «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности» за 2019 год // URL: https://media.mvd.ru/files/embed/1789925 (дата обращения: 27.09.2020).
36.
Постановление Правительства Российской Федерации от 28 ноября 2011 г. № 977 «О федеральной государственной информационной системе “Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме”».
References (transliterated)
1.
Dorozhno-transportnye travmy. [Elektronnyi resurs] / Informatsionnyi byulleten'. Vsemirnoi Organizatsii Zdravookhraneniya (Mai 2017). / URL:http://www.who.int (data obrashcheniya: 20.08.2020).
2.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 24 aprelya 2001 g. № 7-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti ryada polozhenii Tamozhennogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zaprosom Arbitrazhnogo suda goroda Sankt-Peterburga i Leningradskoi oblasti, zhalobami otkrytykh aktsionernykh obshchestv “AvtoVAZ” i “Kombinat “Severonikel'”, obshchestv s ogranichennoi otvetstvennost'yu “Vernost'”, “Vita-Plyus” i “Nevsko-Baltiiskaya transportnaya kompaniya”, tovarishchestva s ogranichennoi otvetstvennost'yu “Sovmestnoe rossiisko-yuzhnoafrikanskoe predpriyatie “Ekont” i grazhdanina A. D.Chulkova». Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
3.
Sto milliardov s dorogi. Za chto shtrafovali voditelei v 2019 godu [Elektronnyi resurs] URL: https://www.kommersant.ru/doc/4269789 (data obrashcheniya: 20.08.2020).
4.
Pokazateli sostoyaniya bezopasnosti dorozhnogo dvizheniya: [Elektronnyi resurs] / URL: http:// http://stat.gibdd.ru/ (data obrashcheniya: 12.10.2020).
5.
Alekseev S.S. Obshchaya teoriya prava. T. 1. M., 1981. S. 98.
6.
Tsit. po Zazhitskii V.I. Pravovye printsipy v zakonodatel'stve Rossiiskoi Federatsii // Gosudarstvo i pravo. 1996. № 11. S. 92.
7.
Kotyurgin S.I. Ponyatie, printsipy i formy administrativno-protsessual'noi deyatel'nosti militsii: lektsiya. Omsk, 1973. S. 31.
8.
Shergin A.P. Protsessual'naya sostavlyayushchaya pravovogo regulirovaniya administrativnoi otvetstvennosti // Administrativnoe pravo i protsess. 2010. № 3. S. 6.
9.
Galagan I.A. O metodologii issledovaniya protsessual'nykh problem administrativnoi otvetstvennosti i o putyakh sovershenstvovaniya zakonodatel'stva v etoi oblasti / Administrativnaya otvetstvennost' i garantii ee zakonnosti // sbornik statei. Perm', 1972. S. 128.
10.
Safonenkov P.N. Sistema printsipov administrativnogo prinuzhdeniya // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2016. № 5. S. 419. DOI: 10.7256/1999-2807.2016.5.16362.
11.
Korenev A.P. Administrativnoe pravo Rossii. M., 2000. S. 241.
12.
Sorokin V.D. Administrativno-protsessual'noe pravo. SPb, 2004. S. 209.
13.
Bubnov S.V. Printsipy proizvodstva po delam ob administrativnykh pravonarusheniyakh v organakh vnutrennikh del // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2008. № 6. S. 23.
14.
Tomin V.T. Printsipy otechestvennogo ugolovnogo protsessa. N. Novgorod, 2007. S. 53.
15.
Selina E.V. Svoboda otsenki dokazatel'stv (printsip ob''ektivnoi istiny) po polozheniyam Ugolovno-protsessual'nogo kodeksa RF o prezumptsii nevinovnosti // Sovremennoe pravo. 2016. № 1. S. 109-112.
16.
Arbitrazhnyi protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 24 iyulya 2002 g. № 95-FZ. Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
17.
Kodeks Rossiiskoi Federatsii ob administrativnykh pravonarusheniyakh ot 30 dekabrya 2001 g. № 195-FZ. Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
18.
Yakimov A.Yu. Sub''ekty administrativnoi yurisdiktsii: pravovoi status i ego realizatsiya: Monografiya. Ch. III. Administrativnoe proizvodstvo. M., 1996. S. 19.
19.
Bakhrakh D.N., Renov E.N. Proizvodstvo po delam ob administrativnykh pravonarusheniyakh. M., 1989. S. 12.
20.
Yankovskii D.A. Pravosudie, kotorogo net // Mirovoi sud'ya. 2011. № 4. S. 24-25.
21.
Kolokolov N. Uplotnenie nynche v mode. Kommentarii k izmeneniyam, vnesennym v ugolovno-protsessual'noe zakonodatel'stvo RF // Yuridicheskaya gazeta. 2011. № 7. S. 13.
22.
Presumption and Law of evidence by James B. Thayer // Harward Law Review, Vol. 3, №4 (Nov. 1889), pp. 141-166.
23.
Konventsiya ot 4 noyabrya 1950 g. «O zashchite prav cheloveka i osnovnykh svobod». Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
24.
Postanovlenie ESPCh ot 22 fevralya 2007 g. po delu «Krasulya (Krasulya) protiv Rossiiskoi Federatsii» (zhaloba № 12365/03) // Byulleten' Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka. 2008. № 7.
25.
Federal'nyi zakon ot 12 avgusta 1995 g. № 144-FZ «Ob operativno-rozysknoi deyatel'nosti». Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
26.
Prikaz MVD Rossii ot 2 marta 2009 g. № 185 «Ob utverzhdenii Administrativnogo reglamenta Ministerstva vnutrennikh del Rossiiskoi Federatsii ispolneniya gosudarstvennoi funktsii po kontrolyu i nadzoru za soblyudeniem uchastnikami dorozhnogo dvizheniya trebovanii v oblasti obespecheniya bezopasnosti dorozhnogo dvizheniya» (dokument utratil silu). Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
27.
Sotrudnikam GIBDD zapretili ispol'zovat' ukrytiya pri kontrole za dvizheniem // URL: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20090924171137.shtml (data obrashcheniya: 11.08.2020).
28.
Vasil'ev F.P. Dokazyvanie po delu ob administrativnom pravonarushenii: diss. … dok. yurid. nauk. M., 2005. S. 40.
29.
Sidorov E.I. Predmet dokazyvaniya i dokazatel'stva po delam ob administrativnykh pravonarusheniyakh v oblasti tamozhennogo dela // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2014. № 9. S. 909. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.9.12459.
30.
Postanovlenie Trinadtsatogo arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 24 noyabrya 2009 g. po delu № A56-22457/2009. Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
31.
Postanovlenie Arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 25 dekabrya 2012 g. po delu № A36-5587/2012. Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
32.
Obzor sudebnoi praktiki Verkhovnogo Suda RF. 2016. № 3. Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
33.
Postanovlenie FAS SZO ot 9 fevralya 2006 g. № A66-7535/2005. Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
34.
Prikaz MVD Rossii ot 23 avgusta 2017 g. № 664 «Ob utverzhdenii Administrativnogo reglamenta ispolneniya Ministerstvom vnutrennikh del Rossiiskoi Federatsii gosudarstvennoi funktsii po osushchestvleniyu federal'nogo gosudarstvennogo nadzora za soblyudeniem uchastnikami dorozhnogo dvizheniya trebovanii zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii v oblasti bezopasnosti dorozhnogo dvizheniya». Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
35.
Godovoi otchet o khode realizatsii i otsenke effektivnosti gosudarstvennoi programmy Rossiiskoi Federatsii «Obespechenie obshchestvennogo poryadka i protivodeistvie prestupnosti» za 2019 god // URL: https://media.mvd.ru/files/embed/1789925 (data obrashcheniya: 27.09.2020).
36.
Postanovlenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 28 noyabrya 2011 g. № 977 «O federal'noi gosudarstvennoi informatsionnoi sisteme “Edinaya sistema identifikatsii i autentifikatsii v infrastrukture, obespechivayushchei informatsionno-tekhnologicheskoe vzaimodeistvie informatsionnykh sistem, ispol'zuemykh dlya predostavleniya gosudarstvennykh i munitsipal'nykh uslug v elektronnoi forme”».

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования В статье рассматриваются вопросы правового регулирования порядка и условий доказывания обстоятельств по делам об административных правонарушениях, а также отдельные аспекты поиска объективной истины в рамках составов правонарушений в области дорожного движения. Методология исследования В статье использованы формально-юридический, сравнительно-правовой методы, а также методы индукции, дедукции, анализа, синтеза, герменевтический (фрагментарно) Актуальность Актуальность тематики обусловливается сохраняющейся проблематикой выработки оптимального инструментария поиска объективной истины, а также доказывания по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения, особенно с точки зрения формирования необходимо доказательственного комплекса причастности лица к совершению правонарушения, зафиксированного средствами видеофиксации, а также условий совершенного правонарушения, минимизации издержек (организационных, правовых, временных) на совершение процессуальных действий при рассмотрении дел в рассматриваемой сфере. Вместе с тем актуальность представленной статьи не усматривается. Научная новизна Научной новизны не выявлено. Финальный (основополагающий тезис) автора прикладного характера о том, что необходимо предусмотреть возможность для граждан «загрузки» видеозаписей о совершенных правонарушениях общеизвестен, самоочевиден. Принцип объективной истины фактически не раскрыт, о чем будет сказано далее. Стиль, структура, содержание Стиль статьи отвечает требованиям к исследованиям юридического жанра. Имеются некоторые орфографические и синтаксические ошибки, нековенциональные выражения (нежели чем у его собрата) Структурно статья подготовлена адекватно излагаемым автором суждениям. Содержание 1. Нельзя согласиться с тезисом автора о том, что "причины и условия совершения административного правонарушения не влияет на судьбу лица, привлекаемого к административной ответственности". Причины и условия подлежат обязательному учету при квалификации правонарушения, а также при определении меры наказания. 2. Невозможно в качестве безусловно положительных оценить следующие тезисы автора: «Гражданам достаточно будет зарегистрироваться на едином портале государственных и муниципальных услуг, подтвердить учетную запись, электронную подпись, после чего с помощью специализированного программного обеспечения направить фото- или видеофайл на информационный портал МВД в системе единого портала государственных и муниципальных услуг. Все направляемые файлы должны будут рассматриваться уполномоченными должностными лицами по существу, что исключает возможность автоматизированного наложения административных штрафов». При автоматической фиксации нейтрализуется человеческий фактор, а, следовательно, коррупционные риски. 3. Целесообразно было бы предложить упрощенный порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях, зафиксированных средствами видео (фото) –фиксации. 4. Автор пишет: "Под принципом объективной истины в производстве по делам об административных правонарушениях может быть названо такое мировоззренческое общеобязательное положение высокой степени общности, которому соответствуют следующие обязательные требования: 1) познание объективной истины нуждается в инструментарии, именуемом доказательствами. 2) поиск объективной истины осуществляется на всех стадиях производства; 3) без познания объективной истины принятие решения по делу не допускается". Во-первых, из слов «мировоззренческое общеобязательное положение высокой степени общности» не проистекает какая-либо связь с истиной. Во-вторых, неудачной является сама «фраза мировоззренческое общеобязательное положение высокой степени общности», поскольку из нее ничего не проистекает (смысловое, опредмеченное). В-третьих, само определение отражает процедурно-процессуальную характеристику объективной истины (нужны доказательства, следует соблюсти все стадии, должно принять решение на основе объективной истины (тавтологично)). Однако, в этом определении ничего не упоминается о концептуальной природе объективной истины (мировоззренческое общеобязательное положение высокой степени общности не принимается во внимание, потому что эта форма). Следовало бы упомянуть о необходимости постижения истины, основанной на анализе и учете все совокупности обстоятельств по делу, в том числе соотношений этих обстоятельств между собой. Иными словами, истина достигается путем устранения (отрицания) всех факторов, искажающих представление о признаках состава правонарушения. Библиография Список использованных источников достаточен. Апелляция к оппонентам Апелляционного блока нет Выводы, интерес читательской аудитории Статья содержит детализированный обзор процесса доказывания по делам об административных правонарушениях с акцентом на сферу дорожного движения, фрагментарно рассматриваются вопросы, связанные с объективной истиной. Однако, тематика объективной истины раскрыта наиболее слабо. Вместе с тем, допускаю, что работа может быть интересна после внесения в нее отдельных правок.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В представленной на рецензирование рукописи анализируется спектр необходимых доказательств по делам об административных правонарушениях в дорожной сфере, обеспечивающих достижение объективной истины по делу, недопущение судебных и иных ошибок. Так, в статье в преломлении к дорожным правонарушениям, рассматриваются такие необходимые обстоятельства для доказывания по делу об административном правонарушении, как событие административного правонарушения (место, время, способ, характер совершенного деяния); состав административного правонарушения; лицо, совершившее административное правонарушение (в том числе его фамилии, имени, отчества, места рождения, принадлежность к гражданству); личность правонарушителя; виновность лица в совершенном им противоправном деянии; наличие обстоятельств, смягчающих и отягчающих административную ответственность; выяснение характера и размера ущерба, причиненного административным правонарушением; выявление обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, а также имущественного положения правонарушителя. В качестве методов научного познания в исследовании применены методы анализа и синтеза, аналогии, моделирования. Среди специальных методов использованы формально-юридический и эмпирический методы. Так в статье приведены статистические данные о количестве совершенных правонарушений в дорожной сфере, а также количество отмененных постановлений по делам об административных правонарушениях по комментируемым статьям КоАП РФ. Данная тематика возможно покажется не актуальной в свете последних событий в экономике и социальной сфере. Однако, как верно указывает автор, дорожно-транспортные происшествия большинству стран причиняют ущерб в размере 3% от их валового внутреннего продукта, а согласно прогнозам при отсутствии последовательных контрмер дорожно-транспортные происшествия к 2030 году станут седьмой по значимости причиной смерти. Соответственно, значимость темы не вызывает сомнений. Научная и практическая ценность рукописи видится в предложениях автора внести изменения в статью 2.6.1 КоАП РФ, дополнив ее нормой, регламентирующей процедуру, благодаря которой будет исключено необоснованное привлечение к административной ответственности собственников транспортных средств, не находящихся за рулем в момент совершения правонарушения, ввиду его фото-фиксации. Также заслуживают внимания грамотные и ценные комментарии о предмете доказывания по делам об административных правонарушениях в дорожной сфере. Публикация разделена на 4 части. В первой части, автор акцентирует внимание читателей на актуальность темы, приводя статистику дорожно-транспортных происшествий и пр. Во второй части дан научный обзор принципам производства по делам об административных правонарушениях, выделена их органическая связанность и важность. Особое место уделено анализу принципу объективной истины. В третьей части прокомментированы отдельные обстоятельства, которые требуют оценки по делу об административном правонарушении. В четвертой сформулированы основные выводы по результатам проведенной работы. Замечаний не имеется. Материал изложен на высоком профессиональном уровне, грамотно и последовательно. Особо хотим отметить глубокое научное обоснование выводов, отличное владение источниковой базой. На основании изложенного, полагаем, что статья будет интересна читателям и может быть рекомендована к опубликованию.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"