Статья 'Отдельные вопросы противодействия злоупотреблению алкоголем в рамках административного законодательства Российской Федерации' - журнал 'NB: Административное право и практика администрирования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

Отдельные вопросы противодействия злоупотреблению алкоголем в рамках административного законодательства Российской Федерации

Изингер Александр Викторович

кандидат юридических наук

доцент, кафедра организации охраны общественного порядка, Тюменский институт повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации

625049, Россия, Тюменская область, г. Тюмень, ул. Амурская, 75

Izinger Aleksandr Viktorovich

PhD in Law

Associate Professor at the Department of Public Order Protection Organization of Tyumen Institute of Professional Training of the Ministry of Internal Affairs of Russia

625049, Russia, Tyumenskaya oblast', g. Tyumen', ul. Amurskaya, 75

Alexander_16.08@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Грошев Сергей Николаевич

кандидат юридических наук

доцент, кафедра государственно-правовых дисциплин, Восточно-Сибирский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации

664074, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 110

Groshev Sergei Nikolaevich

PhD in Law

Docent, the department of State Legal Disciplines, East Siberian Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia

664074, Russia, Irkutskaya oblast', g. Irkutsk, ul. Lermontova, 110

Groshev_sergej@mail.ru

DOI:

10.7256/2306-9945.2020.4.34193

Дата направления статьи в редакцию:

28-10-2020


Дата публикации:

31-12-2020


Аннотация.

Объектом исследования являются общественные отношения складывающиеся в рамках регулирующего воздействия государства на модель потребления алкоголя. В частности рассматриваются вопросы эффективности и достаточности принимаемых мер в рамках административного законодательства. Предметом исследования выступают правовые нормы, научные источники и правоприменительная практика, характеризующие основные направления деятельности государства по противодействию злоупотреблению алкоголем. Научная новизна исследования проявляется в рассмотрении указанной государственной политики исходя из исключения репрессивного вмешательства в общественные отношения, связанные с потреблением алкоголя, если они не выходят за рамки допустимого поведения, проявляющегося в фактах злоупотребления им.   Статья посвящена вопросам государственной политики в части противодействия злоупотреблению алкоголем в Российской Федерации. Рассмотрена роль государства в регулировании данных общественных отношений. Определены механизмы воздействия на них, в том числе посредством норм административного законодательства. Отражен опыт современной истории России в части борьбы с пьянством и алкоголизмом. Проведён анализ содержательной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по определению форм регулирующего воздействия на уровень и модель потребления алкоголя. Выделена особенность превентивного воздействия норм административного законодательства за деяния, связанные с злоупотреблением алкоголем. Отмечены отдельные недостатки административного регулирования деятельности по противодействию злоупотреблению алкоголем. Предложены варианты совершенствования административного законодательства и правоприменительной практики в части противодействия злоупотреблению алкоголем.

Ключевые слова: вредное потребление, злоупотребление алкоголем, состояние опьянения, отягчающее обстоятельство, административное регулирование, формы воздействия, государственная политика, причинно-следственная связь, вовлечение, несовершеннолетние

Abstract.

The object of this research is the social relations established in the context of regulatory impact of the government upon the model of alcohol consumption. The author explores the questions of effectiveness and sufficiency of measures taken within the framework of administrative legislation. The subject of this research is the legal norms, scientific sources and law enforcement practice that characterizes the key vectors of government activity on prevention of alcohol abuse. The scientific novelty consists in consideration of state policy in this regard, with the exclusion of repressive intervention into social relations associated with alcohol consumption if they do not cross the boundaries of acceptable behavior manifested in the facts of alcohol abuse. The article is dedicated to the questions of state policy aimed at prevention of alcohol abuse in the Russian Federation. The author reviews the role of government in regulation of social relations in this area, as well as determines the regulatory mechanism, including the norms of administrative legislation. The recent Russia’s experience in the struggle against drunkenness and alcoholism is described. The content of the Code of Administrative Offences of the Russian Federation is analyzed for determining the forms of regulatory influence upon the level and model of alcohol consumption. The author highlights the peculiarity of preventive impact of the norms of administrative legislation for actions related to alcohol abuse; notes separate flaws of administrative regulation in the area of prevention of alcohol abuse. Recommendations are made on the improvement of administrative legislation and law enforcement practice regarding the prevention of alcohol abuse.  

Keywords:

causal relationship, state policy, forms of influence, administrative regulation, aggravating circumstance, state of intoxication, alcohol abuse, harmful consumption, involvement, of minors

Обеспечение здоровья населения, его физическое, культурное и духовное развитие является одним из важнейших направлений деятельности Российского государства. Особый статус указанной работы, её государственная важность, подчеркивается, в том числе, и конституционным закреплением [1]. При этом, решению указанной задачи, воспрепятствованию достижению целей в высоком уровне физической и культурной составляющей общества, зачастую мешают не только объективные причины, но и различного рода злоупотребления вредными привычками со стороны самих граждан. К одной из существенных, оказывающих огромное негативное влияние, относится злоупотребление алкоголем. По данным Всемирной организации здравоохранения вредное употребление алкоголя является причинным фактором более чем 200 нарушений здоровья, связанных с болезнями и травмами. При этом, помимо последствий для здоровья, вредное употребление алкоголя наносит значительный социальный и экономический ущерб отдельным людям и обществу в целом [2].

Бесспорно, указанная ситуация требует адекватного реагирования государства на указанную проблему злоупотребления алкоголем. Причем механизм её решения является комплексным, разнонаправленным. К методам воздействия на граждан, направленным на снижение уровня потребляемого алкоголя, исключения фактов злоупотребления им, относятся методы убеждения, реализуемые как посредством пропаганды здорового образа жизни, проведением различных профилактических мероприятий, расширением возможностей для культурного и физического развития человека, так и посредством принуждения. К методам принуждения можно отнести использование финансовых инструментов при регулировании оборота алкогольной продукции, а также установление ответственности за деяния, связанные со злоупотреблением алкоголем. В этом плане стоит отметить рациональный подход государства к установлению указанной ответственности, заключающийся в отказе от полного запрета потребления алкогольной продукции, а принятии мер государственного воздействия лишь при фактах злоупотребления. Данный подход находит своё отражение и на уровне Всемирной организации здарвоохранения, где негативная оценка дается не в целом потреблению алкоголя, а именно его крайнему проявлению – вредному употреблению, которое рассматривается как опасное для принятых норм жизни, нравственности и т.п, способствующее разрушению каких-либо основ, устоев (политических, моральных и т.п.) [3].

Исходя из вышеотмеченного, не вызывает сомнений необходимость регулирующего воздействия на потребление алкоголя со стороны государства, с акцентированием задач по недопущению его злоупотреблением. В этом аспекте следует согласиться с мнением А.Л. Федоровича о том, что основными отраслями права, оказывающими противодействие пьянству и алкоголизму, являются уголовное, административное и гражданское право, из которых самым часто применяемым, имеющим максимальное количество правовых норм, позволяющих регулировать поведение граждан, связанное с изготовлением алкоголя, хранением, перевозкой, реализацией, приобретением, употреблением и последующим поведением, является административное право [4, с. 45]. Данная дифференциация обусловлена, в том числе, и тем, что злоупотребление алкоголем относится по большей части к общественно вредному, а не к общественно опасному деянию. Следует подчеркнуть, что такая позиция не всегда являлась определяющей. Даже современная история Российской Федерации содержит отдельные периоды, когда пьянство и алкоголизм, а также способствующие этому процессы относились к категории преступных. Так, 16 мая 1985 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом, искоренение самогоноварения» устанавливался, наряду с мерами административного характера, перечень деяний, предусматривающих уголовную ответственность.

Вместе с тем, исторический анализ данной политики свидетельствует о её недостаточной эффективности. Кратковременный успех, связанный со снижением уровня потребления алкоголя, количества больных алкоголизмом, количества правонарушений, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения, приводил в конечном итоге к росту потребления некачественного (суррогатного) алкоголя, его заменителей, и как следствие, росту тяжких последствий для здоровья, а также к значительному незаконному обороту алкогольной продукции (спекуляции) [5, с. 99]. В настоящее время политика государства ориентирована не на установление репрессивных ограничений в части потребления алкоголя, а на воздействие на модель потребления алкоголя, исключающего (сводящего к минимуму) его вредное потребление. В данном случае административное законодательство является оптимальным инструментом воздействия на данные общественные отношения, в случае недостаточности нормативных мер стимулирующего характера, направленных на добровольный отказ от алкоголя гражданами (например, посредством пропаганды здорового образа жизни, обеспечения досуга без алкоголя, культурного и нравственного развития и т.д.).

По своей природе нормы административного права, в том числе и касающиеся регулирования вопросов потребления алкоголя, носят принудительный характер. Анализ норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП России) свидетельствует о разностороннем подходе к данному вопросу. Нормы, касающиеся оборота и потребления алкогольной и спиртосодержащей продукции, содержатся в различных главах КоАП России. В зависимости от того, на что направлены усилия государства, какие общественные отношения в том либо ином случае рассматриваются в качестве приоритетных, определяется их положение.

При этом следует отметить общий (универсальный) подход государства к потреблению алкоголя, прослеживающийся в административном праве. Государство не вмешивается в общественные отношения, связанные с потреблением алкоголя, если это не выходит за рамки дозволенного поведения (хотя среди отдельных авторов и встречаются мнения о неправильности данного подхода и предлагается установить ответственность за сам факт потребления, рассматривая в качестве родового объекта здоровье гражданина [6]), но при этом, если лицо совершит административный проступок, находясь в состоянии алкогольного опьянения (не влекушее никаких юридических последствий в иных случаях), это априори получает соответствующую юридическую оценку, вне зависимости от наличия причинно-следственной связи между состоянием опьянения и совершенным противоправным деянием (в соответствии со ст. 4.3. КоАП России состояние опьянения является отягчающим обстоятельством по всем статьям, за исключением тех, где оно является квалифицирующим признаком). Данный подход основывается на медицинских утверждениях, что состояние опьянения снимает социальные запреты, человек в состоянии опьянения менее подвержен самоконтролю, что в свою очередь влечёт совершение им деяний в большинстве случаев недопустимых в трезвом состоянии. Беспорно законодатель учел ситуации, когда состояние опьянения никоим образом не связано с совершенным административным проступком, предоставив возможность судье либо должностному лицу не учитывать данное состояние как отягчающее обстоятельство. Вместе с тем, как представляется использование в норме слова «может» является в данном случае недопустимым. Как уже отмечалось ранее, только вредное потребление, т.е. опасное для принятых норм жизни, нравственности должно влечь юридическую ответственность. Таким образом, является необходимым со стороны правоприменителя в ходе установления обстоятельств административного правонарушения, определять наличие причинно-следственной связи между деянием и состоянием опьянения, и лишь при её констатации относить его к отягчающему обстоятельству, исключив вариативность оценки данного критерия со стороны судьи либо должностного лица при вынесении решения. Таким образом, логика регулирования правоотношений, связанных с потреблением алкоголя, со стороны государства будет сохранена.

Ещё одной особенностью регулирования потребления алкоголя, недопущение его злоупотребления, является ориентированность государства в большей степени на потенциальную опасность. То есть государство ориентировано безусловно на наказание лица за выход за рамки дозволенного. Но при этом, в значительной степени, злоупотребление алкоголем само по себе не образует состава правонарушения (в противном случае государство бы устанавливало ответственность за само потребление (злоупотребление) без наличия каки-либо дополнительных (квалифицирующих) признаков, как то потребление в общественном месте; вид, обусловленный состоянием опьянения, оскорбляющий человеческое достоинство и общественную нравственность. Таким образом, по сути, противоправность образует потенциальная угроза, исходящая от лица злоупотребляющего алкоголем (возросшая возможность совершения им противоправного поступка в силу снижения уровня самоконтроля, внимания; рост вероятности провокации своим поведением совершения в отношении него противоправных деяний; отрицательный пример для подрастающего поколения и т.д.). При этом следует подчеркнуть, что после потребления алкоголя ни одно из негативных последствий может не произойти, но государство даёт оценку данным действиям исходя из привентивного подхода.

Данная особенность государственного регулирования довольно часто становится камнем преткновения в ходе правоприменительной практики. Граждане, допускающие распитие алкоголя в общественном месте, искренне не понимают в чем проявляется общественная вредность их поступка, что приводит к конфликту с должностными лицами, пресекающими данное правонарушение. Аналогично рассуждают и лица, прямо или косвенно вовлекающие в потребление алкоголя несовершеннолетних (если не здесь и сейчас, они всё равно когда-нибудь начнут потреблять алкоголь).

В этой связи объективно необходимым является дополнение норм разъяснительным содержанием. Например, ст. 20.20 КоАП России могла бы звучать следующим образом: «потребление (распитие) алкогольной продукции в общественном месте, как деяние негативно влияющее на общественную безопасность, чувство защищённости граждан, являющееся отрицательным примером для подрастающего поколения…».

Следующим моментом при рассмотрении вопроса, связанного с противодействием злоупотреблению алкоголем в рамках административного законодательства, является определение форм воздействия (прямых либо опосредованных). Прямые нормы направлены на наказание лиц непосредственно злоупотребляющих алкоголем, когда их поведение представляет опасность, в том числе и гипотетическую, для общества. К данному виду норм относятся ст.ст. 12.8, 20.20, 20.21 КоАП России. К опосредованным же относятся нормы, направленные на снижение вероятности допущения факта злоупотребления, а именно, нормы экономического характера (недопущение продажи алкоголя в определённых условиях) либо психологического (недопущение вовлечения несовершеннолетних в процесс потребления алкоголя). Таким образом, государством оказывается регулирующее воздействие как на спрос, так и на предложение алкогольной продукции, что в конечном итоге образует целостный механизм противодействия его злоупотреблению.

Следует отметить, что при всей логичности указанной классификации, из неё выделяется ст. 20.22 КоАП России. Беспорно, забота и защита детства является одной из основных задач государства. При этом данную норму нельзя отнести к категории непосредственно воздействующих на лицо, допускающих злоупотребление алкоголем. В данном случае указанное лицо, не достигшее возраста 16 лет, не является субъектом ответственности, а негативные последствия несут его родители либо законные представители. Но и к опосредованно воздействующим нормам указанную статью нельзя отнести, так как виновность родителей в состоянии опьянения несовершеннолетнего, не достигшего возраста 16 лет, определяется вне связи с их поведением, полнотой воспитания этого лица. То есть государственное воздействие на родителей, в целях недопущения употребления алкоголя со стороны их воспитанника, которое с учетом его возраста фактически является злоупотреблением, направлено не на обеспечение его должного воспитания (что предусмотренно ст. 5.35 КоАП России), а является по сути объективным вменением вины, без установлением причинно-следственной связи между действием (бездействием) и наступившими последствиями.

В этой связи данная норма должна быть усовершенствована в части установления обязанности правоприменителя определять наличие причинно-следственной связи и рассматриваться в качестве специальной нормы по отношению к общей, предусмотренной ст. 5.35 КоАП России, либо быть исключена, и безопасность отношений, связанных со злоупотреблением алкоголем несовершеннолетними, должна рассматриваться в рамках вышеуказанной общей нормы.

В рамках предотвращения вовлечения несовершеннолетних в процесс потребления алкоголя заслуживают внимания и статьи КоАП России, направленные на исключение данных фактов. При этом нормы непосредственно направленные на регулирование указанных общественных отношений (ст. 6.10 или 24 КоАП России) имеют также ряд спорных моментов, связанных с пониманием определения вовлечения. Так, его расширительное толкование может охватывать и продажу алкоголя несовершеннолетним и «негативный» образ, формируемый у данных лиц на основе потребления алкоголя родителями (впервые дети узнают об алкогольных и спиртосодержащих напитках в довольно раннем возрасте, становясь свидетелями застолий родителей с гостями, которые открыто демонстрируют распитие различных алкогольных и спиртосодержащих продуктов. В результате этого в детском сознании данный факт воспринимается как должное поведение взрослых [7, с. 128]. Кроме того, остается неохваченный законодательным регулированием вопрос содействия приобретению алкоголя. Здесь следует согласиться с мнением Ю.Н. Кочетова, что если продавца останавливает хоть и не благая цель пресечь подростковый алкоголизм (при отказе продать алкоголь – прим. авт.) , а пугает штраф, то прохожего или знакомого подростка взрослого ничего не останавливает и зачастую граждане соглашаются помочь, то ли по легкомыслию, толь по доброте душевной [8, с. 138], что, соответственно, требует законодательного урегулирования.

Таким образом, подводя итог, следует отметить, что вопросы противодействия злоупотреблению алкоголем в Российской Федерации достаточно урегулированы, отдельные отрасли и законодательные акты содержат нормы, направленные как на стимулирование правомерного (социально-желательного) поведения, так и на устанавление негативных последствий при выходе за указанные рамки. В этом аспекте значительную роль играет административное законодательство в связи с большей степенью относимости фактов злоупотребления алкоголем к общественно вредным деяниям. Второе, административное право в части проиводействия злоупотреблению алкоголем ориентировано в большей степени на потенциальную угрозу, что в целях обеспечения ясности понимания границ допустимого поведения, требует дополнение норм КоАП России отдельным разъяснительным наполнением. Третье, государственное регулирование направлено не на использование репрессивных методов сплошного запрета потребления алкоголя, а на изменение модели потребления, исключающего его злоупотребление. Это проявляется в установлении ответственности, когда лицо потребляющее алкоголь, выходит за рамки не только правовых, но и социальных норм поведения. В этой связи, является нелогичным установление общего требования об отнесении состояния опьянения к отягчающему обстоятельству без определения причинно-следственной связи.

Библиография
1.
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 01.07.2020 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 01.07.2020. № 31. Ст. 4398.
2.
Официальный интернет-сайт Всемирной организации здравоохранения // URL: http:/who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/alcohol.
3.
Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный: Св. 136000 словар. ст., ок. 250000 семант. единиц: [В 2 т.] / Т.Ф. Ефремова. – М.: Рус. яз., 2000.
4.
Федорович А.Л. К вопросу о классификации отдельных административно-правовых норм, направленных на борьбу с пьянством и алкоголизмом // Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы. № 1 (29). 2011. с. 45-49.
5.
Ващук А.С., Крушанова Л.А. Антиалкогольная политика в СССР в годы перестройки и её последствия в дальневосточном регионе // Россия и АТР. № 4 (86). 2014. С. 94-108.
6.
Кашкина Е.В. К вопросу о необходимости унификации норм административного законодательства, регламентирующих ответственность за потребление алкогольной продукции // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. № 18-1. 2018. С. 172-174.
7.
Андреев Д.В., Дизер О.А. Защита несовершеннолетних от потребления и приобретения спиртосодержащей продукции (административно-правовой аспект) // // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. № 20-1. 2020. С. 128-130.
8.
Кочетов Ю.Н. Алкоголизм лишает человека будущего // Материалы научно-практической конференции «Молодёжь и наука: шаг к успеху» (Курск. 19-20 марта 2020 г.) С. 136-139.
References (transliterated)
1.
Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii (prinyata vsenarodnym golosovaniem 12.12.1993) (s uchetom popravok, vnesennykh Zakonami RF o popravkakh k Konstitutsii RF ot 30.12.2008 № 6-FKZ, ot 30.12.2008 № 7-FKZ, ot 05.02.2014 № 2-FKZ, ot 01.07.2020 № 11-FKZ) // Sobranie zakonodatel'stva RF. 01.07.2020. № 31. St. 4398.
2.
Ofitsial'nyi internet-sait Vsemirnoi organizatsii zdravookhraneniya // URL: http:/who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/alcohol.
3.
Efremova T.F. Novyi slovar' russkogo yazyka. Tolkovo-slovoobrazovatel'nyi: Sv. 136000 slovar. st., ok. 250000 semant. edinits: [V 2 t.] / T.F. Efremova. – M.: Rus. yaz., 2000.
4.
Fedorovich A.L. K voprosu o klassifikatsii otdel'nykh administrativno-pravovykh norm, napravlennykh na bor'bu s p'yanstvom i alkogolizmom // Voprosy kriminologii, kriminalistiki i sudebnoi ekspertizy. № 1 (29). 2011. s. 45-49.
5.
Vashchuk A.S., Krushanova L.A. Antialkogol'naya politika v SSSR v gody perestroiki i ee posledstviya v dal'nevostochnom regione // Rossiya i ATR. № 4 (86). 2014. S. 94-108.
6.
Kashkina E.V. K voprosu o neobkhodimosti unifikatsii norm administrativnogo zakonodatel'stva, reglamentiruyushchikh otvetstvennost' za potreblenie alkogol'noi produktsii // Aktual'nye problemy bor'by s prestupleniyami i inymi pravonarusheniyami. № 18-1. 2018. S. 172-174.
7.
Andreev D.V., Dizer O.A. Zashchita nesovershennoletnikh ot potrebleniya i priobreteniya spirtosoderzhashchei produktsii (administrativno-pravovoi aspekt) // // Aktual'nye problemy bor'by s prestupleniyami i inymi pravonarusheniyami. № 20-1. 2020. S. 128-130.
8.
Kochetov Yu.N. Alkogolizm lishaet cheloveka budushchego // Materialy nauchno-prakticheskoi konferentsii «Molodezh' i nauka: shag k uspekhu» (Kursk. 19-20 marta 2020 g.) S. 136-139.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования Предмет статьи охватывает вопросы административно-правового регулирования противодействия злоупотребления алкоголем в РФ, в том числе профилактику, пресечение правонарушений в состоянии алкогольного опьянения. Методология исследования В работе применены системно-структурный, формально-юридический методы, а также методы анализа, синтеза, дедукции, индукции, герменевтический метод. Актуальность Тематика статьи актуальна в виду нарастания проблем, обусловленных потреблением алкоголя в РФ, в особенности это касается несовершеннолетних лиц. Отдельного внимания заслуживает тот факт, что в период пандемии COVID-19 выросла смертность из-за алкоголя, в том числе в РФ. (https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5ebc00239a79470c1986e385) Научная новизна Научная новизна в статье усматривается в части, касающейся авторских формулировок применительно к совершенствованию механизмов правового регулирования вопросов противодействия злоупотребления алкоголем. Например, автор пишет: «…ст. 20.20 КоАП России могла бы звучать следующим образом: «потребление (распитие) алкогольной продукции в общественном месте, как деяние негативно влияющее на общественную безопасность, чувство защищённости граждан, являющееся отрицательным примером для подрастающего поколения…». Вместе с тем многие проблемные аспекты достаточно хорошо известно (например, дилемма о признании состояния опьянения отягчающим обстоятельством). Стиль, структура, содержание Стиль статьи соответствует требованиям к юридическим исследованиям. Есть отдельные ошибки орфографического и пунктуационного характера. Структура статьи выстроена логично, смыслов разрывов или неаккуратных переходов не выявлено. В содержательном отношении следует отметить, что большинство доводов автора заслуживают поддержки. Вместе с тем, хотелось бы обратить внимание на некоторые дискуссионные аспекты: 1. В тематическом отношении статья представляется излишне «зауженной». Так, в ней даже не упоминается о наличии Концепции реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года. Между тем данный акт необходимо было бы учесть. 2. Отсутствуют анализ проблематики злоупотребления алкоголем в период пандемии COVID-19. В свою очередь, этот фактор нельзя не учитывать, поскольку он оказал определенное влияние на трансформацию рассматриваемой тематики. 3. Нельзя согласиться с мнением автора, что «злоупотребление алкоголем относится по большей части к общественно вредному, а не к общественному опасному деянию». Следует отметить, что между вредным и опасным имеется непосредственная связь, которая обусловливается наличием единого (общего) объекта и объективной стороны. 4. Автор пишет, что «Таким образом, является необходимым со стороны правоприменителя в ходе установления обстоятельств административного правонарушения, определять наличие причинно-следственной связи между деянием и состоянием опьянения, и лишь при её констатации относить его к отягчающему обстоятельству, исключив вариативность оценки данного критерия со стороны судьи либо должностного лица при вынесении решения». Логика рассуждения автора понятна. Однако, нельзя не учитывать, что позиция признания состояния опьянения отягчающим обстоятельством в рамках КоАП РФ предопределяется превентивной целью. Другое дело, что статья 23 Уголовного кодека Российской Федерации закрепляет общее положение о том, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности. Таким образом, законодатель устанавливает равную обязанность лиц, совершивших преступление, нести уголовную ответственность вне зависимости от характера опьянения (алкогольное, наркотическое, токсическое) и степени опьянения (легкая, средняя, тяжелая). В данном аспекте можно было сделать собственные выводы. 5. Автор указывает: «злоупотребление алкоголем само по себе не образует состава правонарушения (в противном случае государство бы устанавливало ответственность за само потребление (злоупотребление) без наличия каких-либо дополнительных (квалифицирующих) признаков, как то потребление в общественном месте; вид, обусловленный состоянием опьянения, оскорбляющий человеческое достоинство и общественную нравственность». Автору рекомендуется в сноске сделать ссылку на положения статьи 30 ГК РФ, предусматривающие, что гражданин, который вследствие пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство. 6. Дискуссионной представляется точка зрения автора о том, что «государственное воздействие на родителей, в целях недопущения употребления алкоголя со стороны их воспитанника, которое с учетом его возраста фактически является злоупотреблением, направлено не на обеспечение его должного воспитания (что предусмотренно ст. 5.35 КоАП России), а является по сути объективным вменением вины, без установлением причинно-следственной связи между действием (бездействием) и наступившими последствиями. В этой связи данная норма должна быть усовершенствована в части установления обязанности правоприменителя определять наличие причинно-следственной связи и рассматриваться в качестве специальной нормы по отношению к общей, предусмотренной ст. 5.35 КоАП России, либо быть исключена, и безопасность отношений, связанных со злоупотреблением алкоголем несовершеннолетними, должна рассматриваться в рамках вышеуказанной общей нормы». Думается, что вменение ответственности обусловлено конституционной обязанностью родителей заботиться о детях (статья 38) 7. Библиография Библиография охватывает незначительный объемов работ по тематики исследования. 8. Апелляция к оппонентам Автор не дискутирует с оппонентами. Вместе с тем статья обладает необходимой полемичностью. Выводы, интерес читательской аудитории Статья полемична, взывает к дискуссии и в этом плане может быть интересна читателям несмотря на несколько рекомендаций по доработке.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"