Статья 'Становление и развитие института муниципальной собственности' - журнал 'NB: Административное право и практика администрирования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

Становление и развитие института муниципальной собственности

Исаева Кристина Вадимовна

магистрант Северо-Кавказского филиала Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российский государственный университет правосудия" (город Краснодар)

350007, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Химзаводская, 48, оф. 4

Isaeva Kristina Vadimovna

Master's Degree, North Caucasus branch of the Russia State University of Justice (Krasnodar)

350007, Russia, Krasnodarskii krai, g. Krasnodar, ul. Khimzavodskaya, 48, of. 4

niipgergo11@mail.ru
Залесны Яцек

доктор юридических наук

профессор, Институт политических исследований, Варшавский университет

00927, Польша, г. Варшава, ул. Новы Свят, 67

Zalesny Yatsek

Doctor of Law

Professor at the Institute for Political Studies of the University of Warsaw

00927, Pol'sha, g. Varshava, ul. Novy Svyat, 67

zalesny.yatsek@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Гончаров Виталий Викторович

кандидат юридических наук

доцент, кафедра международного частного и предпринимательского права, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина"

350044, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Калинина, 13

Goncharov Vitalii Viktorovich

PhD in Law

Associate Professor at the Department of Private and Business Law of Kuban State Agrarian University

350044, Russia, Krasnodarskii krai, g. Krasnodar, ul. Kalinina, 13

niipgergo2009@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-9945.2020.4.33823

Дата направления статьи в редакцию:

03-09-2020


Дата публикации:

31-12-2020


Аннотация.

Настоящая статья посвящена анализу процессов становления и развития института муниципальной собственности. Авторами исследован механизм опосредованности муниципальной собственности как правового института единой системой распределенных по временным этапам историко-правовых, социально-экономических и социально-политических условий его возникновения и развития, которые в своей взаимосвязи и взаимозависимости сформировали основные требования к правовому регулированию данного правового института, а также определили вектор его развития. В статье использован ряд методов научного исследования, в частности: сравнительно-правовой; формально-юридический; статистический; историко-правовой; формально-логический; сравнения; описания; социологический.   Авторы считают, что становление и развитие института муниципальной собственности в Российской Федерации прошло ряд исторических этапов, опосредованных единой системой распределенных по времени историко-правовых, социально-экономических и социально-политических условий возникновения и развития института муниципальной собственности в России.По мнению авторов, дальнейшее развитие права на муниципальной собственности в Российской Федерации требует полноценной и масштабной модернизации и усовершенствования Конституции Российской Федерации, действующего законодательства, включая многочисленные акты Президента России, Правительства Российской Федерации, иных федеральных и региональных органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также практики Конституционного и Верховного судов Российской Федерации.

Ключевые слова: муниципальная собственность, Российская Федерация, Гражданский кодекс, права человека, приватизация, национализация, изъятие, межмуниципальный, делегирование, Конституция

Abstract.

This article is dedicated to analysis of the processes of establishment and development of the institution of municipal land ownership. Analysis is conducted on the mechanisms of mediation of municipal land ownership as the legal institution of the unified system of distributed over time historical-legal, socioeconomic, and sociopolitical factors of its emergence and evolution, which being interrelated and interdependent formed the fundamental requirements to legal regulation of this legal institutions, as well as determines the vector of its development. The authors believe that establishment and development of the institution of municipal land ownership in the Russian Federation has passed several historic stages, mediated by the unified system of distributed over time historical-legal, socioeconomic and sociopolitical conditions of the emergence and development of the institution of municipal land ownership in Russia. In the authors’ opinion, further development of municipal ownership law in the Russian Federation requires comprehensive modernization and improvements of the Constitution of the Russian Federation, current legislation, including numerous decrees of the President of the Russian Federation, Government of the Russian Federation, as well as other federal and regional government branches, local self-governance, case law of the Constitutional and Supreme Courts of the Russian Federation.

Keywords:

inter-municipal, withdrawal, nationalization, privatization, human rights, Civil code, Russian Federation, municipal property, delegation, Constitution

Институт муниципальной собственности в Российской Федерации - сравнительно молодое правовое явление в связи с тем, что в окончательном виде он был институционализирован в Конституции России лишь в 1993 году.

При этом, процессы становления и развития данного правового института непосредственно связаны с процессами возникновения и развития более общего института муниципальной власти. По мере того, как институт муниципальной власти получал формализацию в действующем законодательстве, развивался и производный от него институт муниципальной собственности.

Рассмотрим процессы становления и развития института муниципальной собственности через призму становления и развития института собственности вообще.

Отношения собственности возникают при условии существования как минимум двух субъектов, взаимодействующих друг с другом. Человек, проживающий вдали от цивилизованного общества и не имеющий контактов с другими людьми, фактически может обладать определенными материальными объектами, но его нельзя считать их собственником до появления иных лиц, так как ему не с кем вступать в отношения по поводу объектов собственности, а персонификация принадлежности данных объектов конкретному собственнику предполагает возможность признания их его собственностью другими лицами.

В догосударственный первобытнообщинный период развития человечества люди вели совместное хозяйство, добывали, а затем и производили, продукты питания, орудия труда, иные объекты материального мира с целью последующего их использования. При этом, подавляющая часть добытых (произведенных) материальных объектов использовалась всеми членами первобытной общины (рода, племени), являясь ее собственностью, и распределяясь по мере необходимости между отдельными членами.

Распределенные имущественные объекты использовались членами первобытной общины, становясь на этот период их собственностью. Ряд имущественных объектов (например, орудия труда или охоты) в силу постоянного использования одними и теми же членами общины с течением времени стали ассоциироваться с их фактическими владельцами.

В научной литературе существует несколько подходов в отношении определения периода возникновения института частной собственности в широком смысле (как антипода общинной родоплеменной собственности).

Так, один из основоположников марксистской теории Ф. Энгельс в своей работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» отмечал, что возникновение института частной собственности происходило одновременно с появлением институтов семьи, права и государства. [1, с. 2-4]

Действительно, разложение первобытной общины вследствие роста производительности труда, а также его разделения между отдельными представителями общины, привело к появлению общественных классов. Рост производительности труда позволил не ассимилировать добытых в результате военных конфликтов представителей других племен (либо убивать их), а принуждать к труду, используя излишки производимого ими продукта.

В качестве основных классов антагонистов при этом выступали общественные классы рабов и рабовладельцев. Среди свободных людей, которые могли быть как владельцами рабов, так и нет, существовали различные социальные прослойки (торговцы, воины, менялы, отправители религиозных культов и т.д.).

При этом, материальными объектами, собственность которых ранее отождествлялась со всеми членами общины, теперь фактически распоряжались отдельные ее члены (вожди, отправители религиозных культов, старейшины), которые и составили класс рабовладельцев. Вновь приобретаемые материальные объекты (например, в результате войн), теперь присваивались последними и распределялись по их усмотрению.

Защита интересов верхушки родов и племен, формирующихся в класс рабовладельцев, господствующий в обществе, требовала возведения их воли в общеобязательное для всех членов общества правило. В этой связи и возникли институты права и государства. При этом, право рассматривается сторонниками марксистской теории как воля правящего класса, возведенная в закон (общеобязательный для всех), а государство - как основное орудие политической власти в классовом обществе, политическая форма организации жизни классового общества, которая складывается как результат возникновения и деятельности публичной власти - особой управляющей системы, руководящей основными сферами общественной жизни и опирающейся в случае необходимости на силу принуждения. [2, с. 87]

Институт частной собственности, по мнению сторонников данной концепции, является ключевым объектом охраны со стороны как права, так и государства в любом классовом обществе, и прекратит существование с исчезновением института государства по мере трансформации общества в коммунистические отношения.

По мнению сторонников иных социально-политических концепций, институт частной собственности был присущ человечеству на всех этапах его существования, являясь экономической основой его существования. [3]

Таким образом, с появлением институтов государства и права появляется и институт собственности. При этом, собственность с момента появления института государства была как частная, так и общинная.

Кроме того, часть объектов собственности, необходимых для формирования и функционирования государственного механизма, обслуживающего интересы господствующим в каждом конкретном обществе классов, обособлялась в отдельный вид собственности, который, например, в России с момента появления государства и вплоть до Октябрьской революции именовался казной. [4, с. 91] В монархических рабовладельческих государствах на ранних этапах их существования не было различия между порядком использования монархом средств казны и личного имущества. Он был вправе распоряжаться по своему усмотрению любыми средствами казны. Последняя формировалась преимущественно за счет налогов и сборов с населения государства.

Однако, по мере развития государства и перехода его к феодальному часть имущества казны могла передаваться монархом третьим лицам вначале в пожизненное владение, а в дальнейшем - в собственность.

Прообразы муниципальной собственности появились еще в ранний период государственного развития. Под нею понимались имущественные объекты, принадлежащие всей общине, решение по использованию которых принималась всеми ее участниками (как правило - взрослыми мужчинами, ведущими собственное хозяйство). [5, с. 88-89]

Рассмотрим теперь механизм опосредованности муниципальной собственности в России как правового института единой системой распределенных по временным этапам историко-правовых, социально-экономических и социально-политических условий его возникновения и развития, которые в своей взаимосвязи и взаимозависимости сформировали основные требования к правовому регулированию данного правового института, а также определили вектор его развития.

Представляется, что можно выделить следующие временные (исторические) этапы становления и развития института муниципальной собственности в России:

1) этап формирования предпосылок для организации института местного самоуправления в дореволюционный период развития Российского государства;

2) этап формирования местных органов государственной власти в период существования СССР;

3) этап создания предпосылок формирования законодательной основы для организации местного самоуправления и закрепления института муниципальной собственности в стране (1990-1993 годы);

4) этап создания конституционно-правовой основы институтов местного самоуправления и муниципальной собственности путем их институционализации в Конституции Российской Федерации 1993 года;

5) этап развития российского законодательства, регулирующего институт муниципальной собственности в стране.

Этап формирования предпосылок для организации института местного самоуправления протекал в дореволюционный период развития Российского государства. Ему были характерны определенные историко-правовые, социально-экономические и социально-политические условия.

Так, в Древней Руси прообразом местного самоуправления можно считать вечевую форму управления, которая, с одной стороны, являлась формой непосредственной, а с другой стороны, представительной демократии в стране. При этом, вечевая структура управления древнерусскими государствами была характерна не только древнерусским республикам (Псков и Великий Новгород), но отчасти и древнерусским княжествам.

Так, летописец Нестор в своей «Повести временных лет» описал порядок функционирования вече в Киеве, на которое приходили все взрослые мужчины для принятия решения по наиболее важным вопросам развития государства. [6, с. 11]

Сельские крестьянские общины древнерусских государств (как княжеств, так и республик в Пскове и Великом Новгороде) издревле обладали значительными полномочиями по решению вопросов местного значения. Именно эти структуры можно считать основными прообразами организации местного самоуправления в нашей стране.

В рамках данных сельских крестьянских общин и произошло зарождения прообраза муниципальной собственности. Так, практически до правления Ивана Грозного, уничтожившего в 1570 году окончательно Новгородскую и Псковскую республики, общины обладали значительными полномочиями по самостоятельному распределению общинной земли между членами общины (например, в случае образование новой молодой семьи, роста численности членов какой-то семьи и т.д.). При этом, в ведении и распоряжении сельских крестьянских общин находилось значительной количество имущественных объектов. Помимо земельных участков, пригодных для сельскохозяйственного производства, в число этих объектов входили лесные угодья, а также объекты сельскохозяйственной инфраструктуры.

По мере укрепления монархии в Российском государстве и преодолении центробежных тенденций в государственном управлении зачатки организации местного самоуправления и муниципальной собственности были существенно ослаблены под гнетом жестокой системы централизованного государственного управления.

Но тем не менее, вплоть до правления Петра 1 в сельских населенных пунктах существовал институт земских и губных старост, которые избирались населением, имели широкие полномочия, в том числе - по распоряжению общинной собственностью.

С началом правления Петра 1 зачатки местного самоуправления стали вытесняться административно-бюрократической системой управления. Институт земских и губных старост был заменен земскими избами, назначаемыми бурмистрами, а в Москве была учреждена бурмистрова палата (ратуша). [7, с. 62]

Общины были полностью отстранены от любого управления или распоряжения общинной собственностью. Окончательное закабаление крепостных крестьян выразилась в том, что крепостные крестьяне сами стали объектом права собственности. При этом, если в отношении казенных крестьян определенные элементы самоуправления были сохранены, то крепостные крестьяне, находящиеся в частном владении, были полностью отстранены от политической жизни в своих регионах.

Собственники крепостных крестьян могли распоряжаться их юридической судьбой, а также судьбой имущества, находящегося в их владении. Таким образом, система собственности в Российской империи к началу 19 века сложилась как конгломерат частной и государственной собственности (собственности казны).

Что касается городского (свободного от крепостной зависимости) населения, то определенные шаги в сторону развития местного самоуправления были предприняты при Екатерине II, издавшей специальный акт - «Грамоту на права и выгоды городов Российской империи». Согласно данному документу вводились определенные органы управления, не назначаемые сверху, а избираемые свободным населением (губернские и уездные дворянские собрания, городские думы, земские суды, приказы общественного призрения), функционирующие под жестким контролем государственных чиновников, формируемые по сословному принципу. [8, с. 110-111]

Однако, после правления Екатерины II элементы местного самоуправления были свернуты вплоть до земской (1864 года) и городской (1870 года) реформ Александра II. Данные реформы были вызваны необходимостью организации управления огромными сельскими территориями, а также их населением, в условиях отмены крепостного права.

Так, Положением о губернских и уездных земских учреждениях 1864 года значительный пласт вопросов местного значения передавался в ведение создаваемых впервые выборных земских собраний (уездных и губернских), которым поручалось руководство и распоряжение местными хозяйственными делами, включая строительство и эксплуатацию земских школ, больниц, домов презрения, функционирование пожарной службы. [9, с. 111-116] В рамках городской реформы 1879 года была скорректирована структура избираемых в городах органов самоуправления (городских дум, городских управ, городских глав и т.п.).

После отмены крепостного права возросло и влияние общины на жизнь простых сельских жителей в связи с тем, что массовое обезземеливание крестьянских семей (большинство земель находилось в частной собственности бывших помещиков), ставило крестьян в зависимость от решений органов общинного самоуправления (в части предоставления земельных наделов из общинных земель, выкупных платежей, призыва в армию и т.д.).

Формально земские и городские органы самоуправления местным государственным администрациям не подчинялись, но в отношении них велся постоянный административный контроль со стороны Министерства внутренних дел, а также губернаторов, назначаемых непосредственно императором.

Конфликт между государственными чиновниками и земскими и городскими органами самоуправления при Александре III был решен в пользу ужесточения системы государственного управления и централизации государственной власти. Вышеназванные положения 1864 и 1870 года были пересмотрены, а полномочия земских и городских органов самоуправления уменьшены, особенно - в части управления и распоряжения объектами собственности.

По сути, данные полномочия сводились только к распоряжению имущественными объектами, функционирующими в целях исполнения предписаний органов государственной власти. Кроме того, на плечи местных органов власти было возложено организация работы земских школ, сиротских и богоугодных заведений, а также земских больниц.

Определенная попытка возрождения органов местного самоуправления и наделения их полномочиями в области управления и распоряжения имущественными объектами была сделана Временным правительством в 1917 году, когда был принято несколько законов о земской и городской реформе.

Так, было воссоздано около 10 тысяч волостных земств на большей части бывшей Российской империи, которым были предоставлены, с одной стороны, большие полномочия по решению вопросов местного значения, а с другой стороны, значительные имущественные ресурсы и налоговые поступления. [10, с. 56] Однако, данные процессы были свернуты вскоре после Октябрьской революции 1917 года.

Этап формирования местных органов государственной власти в период существования СССР по времени охватывает практически все годы существования РСФСР и СССР (примерно до 1989-1990 годов). Ему были характерны определенные историко-правовые, социально-экономические и социально-политические условия.

Так, данный исторический этап охарактеризовался полным уничтожением системы органов городского и земского самоуправления. В первых конституциях РСФСР 1918 года, СССР 1924 года было закреплено всевластие системы советов от сельских советов и заканчивая Съездом советов СССР. [11; 12]

Идея местного самоуправления вступала в противоречие, с одной стороны, с концепцией принадлежности власти советам депутатов всех уровней и формируемым ими исполнительным комитетам, а с другой стороны, концепцией диктатуры пролетариата. В рамках данной концепции определенные группы населения (бывшие купцы, дворяне, представители духовенства, чиновничьего аппарата, лица, осуществлявшие или осуществляющие эксплуатацию наемного труда, их совершеннолетние потомки) были лишены большинства политических прав, в том числе - избирать и быть избранными в советские органы власти.

Кроме того, как справедливо отмечает М.Э. Дзарасов, советские конституции (вплоть до конституций СССР 1977 года и РСФСР 1978 года) игнорировали закрепление института частной собственности, декларируя положения о том, что в советском государстве существуют две формы социалистической собственности: государственная собственность (всенародное достояние); кооперативно-колхозная собственность (собственность отдельных кооперативных объединений и коллективных хозяйств). [13, с. 108-109]

Роль органов местного самоуправления стали играть местные советы, которым начиная с периода новой экономической политики стали передавать значительные полномочия для решения местных вопросов.

Так, еще при В.И. Ленине в 1920-1924 годах местных советам под местное управление были переданы вопросы организации и учета земелеустройства, вопросы жилищно-коммунального хозяйства (канализации, водопровода, электрофикации), пожарное дело, похоронное дело, местный транспорт, некоторые отрасли промышленности. Стали появляться коммунальные (муниципальные) банки. В 1925-1926 годах были приняты многочисленные положения об организации народного хозяйства и управления на местах, в частности, Положение о городских советах 1925 года, [14] Положение о местных финансах 1926 года. [15]

В данных документах была определена четкая компетенция местных органов власти по распоряжению, с одной стороны, местными финансами (в частности, налогами и сборами), а с другой стороны, государственным имуществом, используемым для решения вопросов местного значения. Кроме того, местные советы принимали активное участие и в хозяйственной жизни страны.

Вплоть до реформ 1927-1928 годов активно развивалась муниципальная наука, в которой, например, профессором Л. Велиховым исследовались вопросы муниципальной власти, местного самоуправления, муниципальной собственности как в СССР, так и в ряде зарубежных государств. [16, с. 10-18; 17, с. 81]

После 1928 года и начала коллективизации и индустриализации в СССР резко были свернуты все проекты в части развития основ местного самоуправления, произошла жесткая централизация системы государственного управления. В стране провели административно-территориальную реформу, упразднив сельские волости и уезды, укрупнив их до районов.

Термин «местное самоуправление» и все связанные с ним понятия (включая понятие муниципальной собственности) исчезли из научного и правового терминологического аппарата. Однако, формально органы местной власти обладали значительными полномочиями по решению вопросов местного значения. Решения местных советов народных депутатов, их исполнительных комитетов были обязательны для исполнения всеми хозяйствующими субъектами. Игнорирование тематики местного самоуправления продолжалось вплоть до инициированной М.С. Горбачевым процессов перестройки, которая закончилась развалом СССР.

Этап создания предпосылок формирования законодательной основы для организации местного самоуправления и закрепления института муниципальной собственности в стране протекал в 1990-1993 годы. Ему были характерны определенные историко-правовые, социально-экономические и социально-политические условия.

Так, первые предложения о необходимости реформировании системы государственного управления на местах и создании института местного самоуправления (с учетом как дореволюционного опыта функционирования местного самоуправления в Российской Империи, так и зарубежного опыта) были сформулированы еще в эпоху последних лет существования СССР на рубеже 1987-1988 годов.

Развитие малого предпринимательства и местной инициативы в народном хозяйстве требовало внесения коренных изменений в советскую систему государственного управления. В связи с этим, был принят Закон СССР от 09.04.1990 № 1417-1 «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР», в котором было закреплено впервые понятие коммунальной собственности, под которой понимали «имущество, передаваемое безвозмездно Союзом ССР, союзными и автономными республиками, иными субъектами, а также имущество, создаваемое или приобретаемое местным Советом народных депутатов за счет принадлежащих ему средств … включая … соответствующие административно-территориальные единицы предприятий (объединений), организаций, учреждений, их структурных подразделений, а также иных объектов, относящихся к другим формам государственной собственности, если они имеют особо важное значение для обеспечения коммунально-бытовых и социально-культурных нужд населения данной территории, функционирования местного хозяйств». [18]

Это привело к тому, что уже к концу 1991 года в России на баланс местных органов власти было передано союзного и республиканского имущества, а также административно-территориальных единиц предприятий (объединений), организаций, учреждений, их структурных подразделений, а также иных объектов, относящихся к другим формам государственной собственности, на сумму более 198 миллиардов рублей.[19, с. 78-79] Прежде всего, в их число вошли государственные предприятия в области жилищно-коммунального хозяйства, а также бытового и социально-культурного обслуживания населения, большая часть предприятий пищевой промышленности, выпускающих продукты питаний первой необходимости (например, хлеб).

В рамках исполнения данного Закона СССР в ведение местных органов власти перешло подавляющее число учреждений в сфере дошкольного образования и воспитания детей, средние общеобразовательные школы, часть спортивных школ, поликлиники, госпитально-поликлинические комплексы местного значения, фельдшерские пункты, а также иные учреждения местного значения.

Спустя год после принятия Закона СССР от 09.04.1990 № 1417-1 «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР» на уровне РСФСР в его развитие и детализацию был принят Закон РСФСР от 06.07.1991 № 1550-1 «О местном самоуправлении в РСФСР».

Данный Закон впервые закрепил развернутое определение понятия местного самоуправления как «системы организации деятельности граждан для самостоятельного (под свою ответственность) решения вопросов местного значения, исходя из интересов населения, его исторических, национально-этнических и иных особенностей, на основе Конституции РСФСР и законов РСФСР, конституций и законов республик в составе РСФСР». [20]

С принятием данного Закона РСФСР впервые в российском законодательстве было не только закреплено, но и детализировано понятие муниципальной собственности, которая объявлялась одним из основных элементов экономической базы местного самоуправления, служащим источником получения доходов местного самоуправления и удовлетворению потребностей населения соответствующей территории.

Характерной особенностью определения муниципальной собственности (которая потом исчезла из формулировок определения понятия муниципальной собственности в Российской Федерации) в вышеназванном Законе РСФСР было определение ее как достояния населения соответствующей территории. Однако, признание муниципальной собственности фактической собственностью граждан стало основанием для осуществления массовой и преимущественно бесплатной приватизации гражданами страны своих квартир и домов, ранее полученных от государства в пожизненное владение и пользование.

При этом, по сравнению с вышеназванным Законом СССР Законом РСФСР от 06.07.1991 № 1550-1 «О местном самоуправлении в РСФСР» был существенно расширен и перечень объектов, которые входили, либо могли входить в состав муниципальной собственности в РСФСР. В их числе закреплялись, в частности: «имущество органов местного самоуправления; средства местного бюджета, местных внебюджетных и валютных фондов; муниципальный жилищный фонд, нежилые помещения в домах муниципального жилищного фонда; объекты инженерной инфраструктуры и другие объекты, непосредственно осуществляющие коммунальное обслуживание населения и находящиеся на соответствующей территории; земельные участки, горные отводы, природные объекты (водоемы, леса, луга и другое); ценные бумаги и другие финансовые активы; нежилые помещения; предприятия; другие имущественные комплексы; учреждения народного образования, культуры, здравоохранения, имущество, необходимое для удовлетворения коммунально-бытовых и социально-культурных потребностей населения соответствующей территории». [20]

В отличие от вышеназванного Закона СССР в Законе РСФСР был детально прописан порядок распоряжения и управления объектами муниципальной собственности. Устанавливалось своеобразное двоевластие в управлении и распоряжении муниципальной собственностью, к которым были допущены как местные Советы, так и местные администрации, уполномоченные в пределах своей компетенции передавать имущество третьим лицам на праве временного и постоянного владения и пользования, сдавать его в аренду, продавать, либо отчуждать иными законными способами.

Вышеназванный Закон РСФСР наделял органы местной власти правом требовать от органов государственной власти осуществления передачи или продажи в муниципальную собственность предприятий, их структурных подразделений, а также иного имущества, находящегося в государственной собственности, если они имели особо важное значение для обеспечения коммунально-бытовых и социально-культурных нужд населения данной территории, функционирования ее хозяйственного комплекса.

В случае отказа органов государственной власти передать данные объекты в муниципальную собственность, либо в случае отчуждения объектов муниципальной собственности в государственную собственность, органы местного самоуправления наделялись правами по истребованию от органов государственной власти компенсации за причиненный ущерб в полном размере.

Кроме того, закреплялась преференция местных органов власти над государственными органами власти в части приобретения в установленном законом порядке находящихся на их территории зданий, сооружений и иных объектов, которые могут использоваться для местных нужд.

Данным Законом РСФСР также закреплялись понятия «права полного хозяйственного ведения» и «права оперативного управления», которыми наделялись муниципальные предприятия и учреждения в отношении закрепленного за ними имущество, находящегося в муниципальной собственности.

На данном этапе развития института местного самоуправления и муниципальной собственности наблюдались довольно сильные позиции местных Советов в части распоряжения объектами муниципальной собственности. В частности, пункт 6 статьи 38 Закона РСФСР от 06.07.1991 № 1550-1 «О местном самоуправлении в РСФСР» наделял местные Советы правом самостоятельного определения перечня объектов муниципальной собственности, распоряжение которыми осуществляется с согласия Совета, а также размера вклада местного Совета в имущество предприятий из бюджетных средств. [20]

Однако, двоевластие Верховного Совета и института Президента Российской Федерации на федеральном уровне, а также региональных и местных администраций и региональных и местных советов в России препятствовали развитию как института местного самоуправления в целом, так и института муниципальной собственности, в частности.

Это противостояние требовало логического разрешения, которое и состоялось путем разгона Президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным Верховного Совета, а также последующей конституционно-правовой реформы, которая привела к окончательному демонтажу системы Советов и построению полноценной системы разделения властей на всех уровнях системы государственного и муниципального управления.

В связи с этим, процесс развития института местного самоуправления и муниципальной собственности вступил в новый этап - этап создания конституционно-правовой основы институтов местного самоуправления и муниципальной собственности путем их институционализации в Конституции Российской Федерации 1993 года. Ему были характерны определенные историко-правовые, социально-экономические и социально-политические условия.

В частности, Конституция России 1993 года впервые предусмотрела в своей структуре отдельную главу, посвященную институту местного самоуправления. Необходимость придания институту местного самоуправления столь высокого статуса обусловлено тем, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации многонациональный народ России является носителем государственного суверенитета и единственным источником власти в стране, осуществляющим свою власть как непосредственно (через институты референдумов и свободных выборов), так и опосредованно, в том числе и через деятельность органов местного самоуправления и их должностных лиц.

Основной закон страны в 1993 году впервые определил в своей 8 статье муниципальную собственность как одну из основных форм собственности в Российской Федерации. При этом, данная норма помещена в главу 1 Конституции России «Основы конституционного строя». Таким образом, подчеркнуто, что муниципальная собственность выступает в виде системообразующего правового института в нашей стране. В главе 8 «Местное самоуправления», в свою очередь, закреплены конституционно-правовые основы порядка осуществления (реализации) права муниципальной собственности путем владения, пользования и распоряжения ею.

На данном этапе развития институтов муниципальной собственности и местного самоуправления произошла окончательная формализация данных правовых институтов в российской правовой системе, что создало основу для развития российского законодательства, регулирующего институт муниципальной собственности в стране.

Временными рамками последнего исторического этапа развития российского законодательства, регулирующего институт муниципальной собственности в стране можно считать период с 1994 года по настоящее время. Ему были характерны определенные историко-правовые, социально-экономические и социально-политические условия.

Прежде всего, руководствуясь положениями Конституции Российской Федерации 1993 года было модернизировано российское законодательство об основах местного самоуправления. В 1995 году был принят первый полноценный Федеральный закон от 28.08.1995 № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», просуществовавший более 8 лет.

Данный закон, хотя и детализировал понятие местного самоуправления, приведя его в соответствие с положениями новой Конституции России 1993 года, но достаточно скупо определил понятие муниципальной собственности. В частности, в статье 1 он определил муниципальную собственность как собственность муниципального образования. В тоже время, данный Федеральный закон скорректировал и достаточно детально перечислил перечень объектов, которые могут входить в состав муниципальной собственности в Российской Федерации, отнеся к ней: «средства местного бюджета, муниципальные внебюджетные фонды, имущество органов местного самоуправления, а также муниципальные земли и другие природные ресурсы, находящиеся в муниципальной собственности, муниципальные предприятия и организации, муниципальные банки и другие финансово-кредитные организации, муниципальные жилищные фонды и нежилые помещения, муниципальные учреждения образования, здравоохранения, культуры и спорта, другое движимое и недвижимое имущество». [21]

Как мы видим, законодатель в Федеральном законе от 28.08.1995 № 154-ФЗ, с одной стороны, несколько сократил перечень объектов, которые могут находиться в муниципальной собственности, а с другой стороны, сделал его открытым, допустив возможность включения в него любого иного движимого или недвижимого имущества.

Учитывая, что Конституция Российской Федерации не определила ни понятия муниципальной собственности, ни пределов перечня ее объектов, это создало определенные коллизии в части нахождения в составе муниципальной собственности некоторых объектов, использование которых явно не направлено на решение вопросов местного значения.

В частности, это касалось участия муниципалитетов в уставном капитале хозяйственных товариществ и обществ, а также собственности муниципальных образований на муниципальные предприятия, чья деятельность не связана с обеспечением коммунально-бытовых и социально-культурных нужд населения данной территории, функционирования ее хозяйственного комплекса.

Ряд авторов отмечает совершенно дикие случаи, когда в собственности муниципальных образований находились коммерческие организации, оказывающие услуги по проведению азартных игр (казино). [22, с. 190]

Все это привело к необходимости существенного обновления федерального законодательство, закрепляющего основы местного самоуправления, что выразилось в принятии действующего и поныне Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Данный Федеральный закон оставил без изменения содержание понятия местного самоуправления в Российской Федерации, но существенно изменил содержание понятия муниципальной собственности, а также порядок определения состава объектов, входящих в муниципальную собственность.

Во-первых, в части 1 статьи 49 Федерального закона муниципальная собственность была сведена к трем ее основным формам: имуществу; средствам местных бюджетов; имущественным правам муниципальных образований. [23]

Во-вторых, законодатель ввел в терминологический оборот понятие «муниципальное имущество», существенно детализировав его. При этом, в отличие от ранее принимавшихся в России федеральных законов, регулирующих вопросы местного самоуправления, действующий Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ отошел от принципа детального перечисления видов и форм объектов муниципальной собственности, а главное - муниципального имущества (как основной ее разновидности). Вместо этого, в качестве классифицирующего принципа предложено деление муниципального имущества по целям его предназначения.

В связи с этим, Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ подразделяет муниципальное имущество на:

«1) имущество, предназначенное для решения установленных законодательством вопросов местного значения;

2) имущество, предназначенное для осуществления отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления, в случаях, установленных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, а также имущество, предназначенное для осуществления отдельных полномочий органов местного самоуправления, переданных им в порядке межмуниципальных соглашений, предусмотренных частью 4 статьи 15 данного Федерального закона;

3) имущество, предназначенное для обеспечения деятельности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления, муниципальных служащих, работников муниципальных предприятий и учреждений в соответствии с нормативными правовыми актами представительного органа муниципального образования;

4) имущество, необходимое для решения вопросов, право решения которых предоставлено органам местного самоуправления федеральными законами и которые не отнесены к вопросам местного значения;

5) иное имущество, предназначенное для решения вопросов местного значения в соответствии с частями 3 и 4 статьи 14, частью 3 статьи 16 и частями 2 и 3 статьи 16.2, частями 1 и 1.1 статьи 17 данного Федерального закона». [23]

Таким образом, законодатель отошел от принципа формирования открытого перечня объектов муниципальной собственности, когда в ее состав могло включаться практически любое движимое и недвижимое имущество. Более того, вышеназванный Федеральный закон прямо запретил нахождение имущества в составе муниципальной собственности, кроме тех видов, которые перечислены в статье 50 (под угрозой его перепрофилирования, либо отчуждения, вплоть до принудительного порядка).

Конституционная реформа 2020 года, инициированная Президентом Российской Федерации В.В. Путиным путем внесения поправок в Конституцию Российской Федерации 1993 года, затронула вопросы организации местного самоуправления, а также развития института муниципальной собственности.

Обобщая вышеизложенное, следует отметить, что формирование и функционирование института муниципальной собственности в Российской Федерации связано с многочисленными проблемами, носящими как объективный, так и субъективный характер, и требующими разрешения.

В связи с этим, данный правовой институт нуждается в дальнейшем развитии и совершенствовании. Вследствие этого, представляется необходимым более детально исследовать конституционно-правовые основы права на муниципальную собственность в России, а также проблемы, связанные с реализацией данного права на территории нашей страны.

Заключение.

1. Становление и развитие института муниципальной собственности в России осуществлялось в ходе ряда исторических этапов, в числе которых условно можно выделить: этап формирования предпосылок для организации института местного самоуправления в дореволюционный период развития Российского государства; этап формирования местных органов государственной власти в период существования СССР; этап создания предпосылок формирования законодательной основы для организации местного самоуправления и закрепления института муниципальной собственности в стране (1990-1993 годы); этап создания конституционно-правовой основы институтов местного самоуправления и муниципальной собственности путем их институционализации в Конституции Российской Федерации 1993 года; этап развития российского законодательства, регулирующего институт муниципальной собственности в стране.

2. Данные исторические этапы опосредованы единой системой распределенных по времени историко-правовых, социально-экономических и социально-политических условий возникновения и развития института муниципальной собственности в России.

3. Полноценная реализация и эффективная защита права на управление и распоряжение муниципальной собственностью в Российской Федерации требует дальнейшей модернизации и усовершенствования Конституции Российской Федерации, действующего законодательства, а также практики Конституционного и Верховного судов Российской Федерации.

Библиография
1.
Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства.-М.: Издательство «Правда», 1967.-110 с.
2.
Маркс К., Энгельс Ф. Избранные сочинения. Том 11.-М.: Известия, 1990.-604 с.
3.
Гайдар Е. Государство и эволюция.-СПб.: Норма, 1997.-222 с.
4.
Ипатов А.В. Институт собственности в дореволюционной России. Монография.-Калининград, 2020.-С. 91.
5.
Светлов А.В. Становление и развитие института собственности. Монография.-Уфа, 2019.-109 с.
6.
Никитин А.Т. Древнерусская демократия. Монография.-Москва: Русь-М, 2019.-190 с.
7.
Иванченко Т.М. Реформы императора Петра 1: историко-правовой анализ.-Улан-Удэ, 2020.-176 с.
8.
Грамота на права и выгоды городам Российской империи от 21.04.1785 / Российское законодательство X-XX вв.: в 9 т. Т.5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. Отв. ред. Е.И. Индова.-М., Юридическая литература, 1987.-С. 110-111.
9.
Тимофеев М.С. «Положение о губернских и уездных земских учреждениях» от 1 января 1864 г. Как правовая основа проведения земской реформы в России // Вестник Российского университета кооперации.-2014.-№ 1 (15).-С. 111-116.
10.
Иванов А.В. Российская земская и городская реформа 1917 года. Монография.-Липецк.-2019.-188 с.
11.
Конституция РСФСР 1918 года (утратила силу).-Петроград, 1919.-34 с.
12.
Конституция СССР 1924 года (утратила силу).-Москва, 1924.-37 с.
13.
Дзарасов М.Э. Вопросы собственности в конституциях СССР 1936 г. И 1977 г. // Труды Института государства и права Российской академии наук.-2013.-№ 3.-С. 108-109.
14.
Об утверждении Положения о городских советах: Постановление ВЦИК от 24.10.1925 (утратило силу) // Справочно-поисковая система «Консультант Плюс» (дата обращения: 01.09.2020).
15.
Об утверждении Положения о местных финансах Р.С.Ф.С.Р.: Постановление ВЦИК от 19.11.1926 (утратило силу) // Справочно-поисковая система «Консультант Плюс» (дата обращения: 01.09.2020).
16.
Велихов Л.А. Опыт муниципальной программы. Материалы для академического курса и перспективных планов городского хозяйства. М.-Л., 1926.-С. 10-18.
17.
Велихов Л.А. Основы городского хозяйства. М.: Госиздат, 1928.-180 с.
18.
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/901817750 (дата обращения: 01.09.2020).
19.
Якушев А.А. Реформа местного самоуправления в 1990-1991 годах. Монография.-Новосибирск, 2020.-С. 78-79.
20.
О местном самоуправлении в РСФСР: Закон РСФСР от 06.07.1991 № 1550-1 (утратил силу) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ.-1991.-18.07.1991.-№ 29.
21.
Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный закон от 28.08.1995 № 154-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации.-28.08.1995.-№ 35.-Ст. 3506 (утратил силу).
22.
Жилин С.М. Реформа законодательства о местном самоуправлении в Российской Федерации в 1995-2005 годах. Монография.-Саранск, 2006. – 280 с.
23.
Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации.-06.10.2003.-№ 40.-Ст. 3822.
References (transliterated)
1.
Engel's F. Proiskhozhdenie sem'i, chastnoi sobstvennosti i gosudarstva.-M.: Izdatel'stvo «Pravda», 1967.-110 s.
2.
Marks K., Engel's F. Izbrannye sochineniya. Tom 11.-M.: Izvestiya, 1990.-604 s.
3.
Gaidar E. Gosudarstvo i evolyutsiya.-SPb.: Norma, 1997.-222 s.
4.
Ipatov A.V. Institut sobstvennosti v dorevolyutsionnoi Rossii. Monografiya.-Kaliningrad, 2020.-S. 91.
5.
Svetlov A.V. Stanovlenie i razvitie instituta sobstvennosti. Monografiya.-Ufa, 2019.-109 s.
6.
Nikitin A.T. Drevnerusskaya demokratiya. Monografiya.-Moskva: Rus'-M, 2019.-190 s.
7.
Ivanchenko T.M. Reformy imperatora Petra 1: istoriko-pravovoi analiz.-Ulan-Ude, 2020.-176 s.
8.
Gramota na prava i vygody gorodam Rossiiskoi imperii ot 21.04.1785 / Rossiiskoe zakonodatel'stvo X-XX vv.: v 9 t. T.5. Zakonodatel'stvo perioda rastsveta absolyutizma. Otv. red. E.I. Indova.-M., Yuridicheskaya literatura, 1987.-S. 110-111.
9.
Timofeev M.S. «Polozhenie o gubernskikh i uezdnykh zemskikh uchrezhdeniyakh» ot 1 yanvarya 1864 g. Kak pravovaya osnova provedeniya zemskoi reformy v Rossii // Vestnik Rossiiskogo universiteta kooperatsii.-2014.-№ 1 (15).-S. 111-116.
10.
Ivanov A.V. Rossiiskaya zemskaya i gorodskaya reforma 1917 goda. Monografiya.-Lipetsk.-2019.-188 s.
11.
Konstitutsiya RSFSR 1918 goda (utratila silu).-Petrograd, 1919.-34 s.
12.
Konstitutsiya SSSR 1924 goda (utratila silu).-Moskva, 1924.-37 s.
13.
Dzarasov M.E. Voprosy sobstvennosti v konstitutsiyakh SSSR 1936 g. I 1977 g. // Trudy Instituta gosudarstva i prava Rossiiskoi akademii nauk.-2013.-№ 3.-S. 108-109.
14.
Ob utverzhdenii Polozheniya o gorodskikh sovetakh: Postanovlenie VTsIK ot 24.10.1925 (utratilo silu) // Spravochno-poiskovaya sistema «Konsul'tant Plyus» (data obrashcheniya: 01.09.2020).
15.
Ob utverzhdenii Polozheniya o mestnykh finansakh R.S.F.S.R.: Postanovlenie VTsIK ot 19.11.1926 (utratilo silu) // Spravochno-poiskovaya sistema «Konsul'tant Plyus» (data obrashcheniya: 01.09.2020).
16.
Velikhov L.A. Opyt munitsipal'noi programmy. Materialy dlya akademicheskogo kursa i perspektivnykh planov gorodskogo khozyaistva. M.-L., 1926.-S. 10-18.
17.
Velikhov L.A. Osnovy gorodskogo khozyaistva. M.: Gosizdat, 1928.-180 s.
18.
[Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://docs.cntd.ru/document/901817750 (data obrashcheniya: 01.09.2020).
19.
Yakushev A.A. Reforma mestnogo samoupravleniya v 1990-1991 godakh. Monografiya.-Novosibirsk, 2020.-S. 78-79.
20.
O mestnom samoupravlenii v RSFSR: Zakon RSFSR ot 06.07.1991 № 1550-1 (utratil silu) // Vedomosti S''ezda narodnykh deputatov RF i Verkhovnogo Soveta RF.-1991.-18.07.1991.-№ 29.
21.
Ob obshchikh printsipakh organizatsii mestnogo samoupravleniya v Rossiiskoi Federatsii: Federal'nyi zakon ot 28.08.1995 № 154-FZ // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii.-28.08.1995.-№ 35.-St. 3506 (utratil silu).
22.
Zhilin S.M. Reforma zakonodatel'stva o mestnom samoupravlenii v Rossiiskoi Federatsii v 1995-2005 godakh. Monografiya.-Saransk, 2006. – 280 s.
23.
Ob obshchikh printsipakh organizatsii mestnogo samoupravleniya v Rossiiskoi Federatsii: Federal'nyi zakon ot 06.10.2003 № 131-FZ // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii.-06.10.2003.-№ 40.-St. 3822.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Становление и развитие института муниципальной собственности». Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам становления и развития института муниципальной собственности. Исследуются предпосылки возникновения института муниципальной собственности в исторической ретроспективе, в различные исторические периоды, а также положение на данный момент. Также к этому автор добавляет вопросы перспектив развития института муниципальной собственности в России. Автором изучается нормативно-правовая база по теме исследования, исторические документы, научная литература. Методология исследования. Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве изучения института муниципальной собственности в контексте его становления и развития. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования. В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из исторических документов и правовых актов. Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, норм Конституции РФ, Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ и др.). В частности, сделан такой важный в контексте цели исследования вывод: «Все это привело к необходимости существенного обновления федерального законодательство, закрепляющего основы местного самоуправления, что выразилось в принятии действующего и поныне Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Данный Федеральный закон оставил без изменения содержание понятия местного самоуправления в Российской Федерации, но существенно изменил содержание понятия муниципальной собственности, а также порядок определения состава объектов, входящих в муниципальную собственность». Большую роль в работе сыграл историко-правовой метод исследования, который позволил автору рассмотреть институт муниципальной собственности в России в исторической ретроспективе. Автором выделены следующие этапы становления и развития муниципальной собственности в нашей стране: «1) этап формирования предпосылок для организации института местного самоуправления в дореволюционный период развития Российского государства; 2) этап формирования местных органов государственной власти в период существования СССР; 3) этап создания предпосылок формирования законодательной основы для организации местного самоуправления и закрепления института муниципальной собственности в стране (1990-1993 годы); 4) этап создания конституционно-правовой основы институтов местного самоуправления и муниципальной собственности путем их институционализации в Конституции Российской Федерации 1993 года; 5) этап развития российского законодательства, регулирующего институт муниципальной собственности в стране». По тексту статьи каждый этап подлежал анализу и раскрытию. Также использованы и другие методы познания. Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности. Актуальность. Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С теоретической точки зрения вопросы становления и развития института муниципальной собственности важны и неоднозначны. Институт муниципальной собственности в России – явление новое, не в полной мере сформированное как на доктринальном ровне, так и в законодательстве. Следовательно, изучение данных вопросов могло бы положительно сказаться на развитии науки в указанных направлениях. С точки зрения практики имеются проблемы применения норм о муниципальной собственности, связанные, в том числе, с несовершенством законодательства. Изучение исторических аспектов данного явления – одно из направлений возможного поиска решения данных проблем. Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать. Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод: «Становление и развитие института муниципальной собственности в России осуществлялось в ходе ряда исторических этапов, в числе которых условно можно выделить: этап формирования предпосылок для организации института местного самоуправления в дореволюционный период развития Российского государства; этап формирования местных органов государственной власти в период существования СССР; этап создания предпосылок формирования законодательной основы для организации местного самоуправления и закрепления института муниципальной собственности в стране (1990-1993 годы); этап создания конституционно-правовой основы институтов местного самоуправления и муниципальной собственности путем их институционализации в Конституции Российской Федерации 1993 года; этап развития российского законодательства, регулирующего институт муниципальной собственности в стране». Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях. Во-вторых, автором сделаны оригинальные обобщения нормативного материала и исторических документов, связанных с институтом муниципальной собственностью. Подобная работа может быть полезной в целях правильного понимания и толкования законодательства. Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки. Стиль, структура, содержание. Тематика статьи соответствует специализации журнала «Полицейская и следственная деятельность», так как она посвящена правовым проблемам. В данном журнале, в частности, рассматриваются правовые, социальные, экономические, исторические, другие аспекты функционирования органов следствия и полиции в России. Частично данная деятельность затрагивает функционирование муниципальных органов. При этом, полагаем, что более логичным явилось бы перенаправление статьи в иной журнал, посвященный непосредственно вопросам права и правовых институтов (например, «Юридические исследования», «Право и политика»). Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели исследования. Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования. Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено. Библиография. Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России (Ипатов А.В., Светлов А.В., Никитин А.Т., Иванченко Т.М., Тимофеев М.С. Дзарасов М.Э. другие). Многие из цитируемых ученых являются признанными учеными в области истории права и муниципального права. Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы. Апелляция к оппонентам. Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению. Выводы, интерес читательской аудитории. Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней оригинальной авторской позиции по вопросу о становлении и развитии института муниципальной собственности. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи «Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"