Статья 'К вопросу об основании административной ответственности в российском праве ' - журнал 'NB: Административное право и практика администрирования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

К вопросу об основании административной ответственности в российском праве

Костенников Михаил Валерьевич

доктор юридических наук

профессор, кафедра подготовки сотрудников по охране общественного порядка, Всероссийский институт повышения квалификации сотрудников МВД России

142008, Россия, Московская область, Домодедово, ул. Пихтовая, д. 3.

Kostennikov Mikhail Valerevich

Doctor of Law

professor of the Department of Training Public Order Maintenance to Officers at Russian Institute of Advanced Training of the Ministry of Foreign Affairs of Russia. 

142008, Russia, Moscow Region, Domodeovo, ul. Pikhtovaya 3.

m-2263768@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Куракин Алексей Валентинович

доктор юридических наук

профессор, кафедра подготовки сотрудников в сфере миграции, Всероссийский институт повышения квалификации сотрудников МВД России

142008, Россия, Московская область, г. Домодедово. ул. Пихтовая, д. 3, м-н Авиационный.

Kurakin Aleksei Valentinovich

Doctor of Law

professor of the Department of Training Officers in the Sphere of Migration at Russian Institute of Advanced Training of the Ministry of Internal Affairs of Russia. 

142008, Russia, Moscow Region, Domodedovo, ul. Pikhtovaya 3.

kurakinaleksey@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-9945.2013.10.1015

Дата направления статьи в редакцию:

17-09-2013


Дата публикации:

1-10-2013


Аннотация: В статье рассматривается основание, административной ответственности, раскрываются особенности административного правонарушения, его признаки, на основании чего делается вывод о том, что понятие административного правонарушения, закрепленное в КоАП необходимо дополнить таким признаком как общественная опасность. Выделяются общие признаки, присущие всем административным правонарушениям, отличающие их от правомерного поведения, а также от иных правонарушений. Отмечается, что невозможно использовать в отношении юридиче¬ского лица классическое понимания вины. Говорится, что общественно опасное деяние, запрещенное законом, признается административным правонарушением лишь в том случае, когда за его совершение предусмотрена административная ответственность. Рассматриваются различия административных правонарушений от иных правонарушений по закрепленным в законодательстве признакам: по главному материальному признаку, по характеру их противоправности и наказуемости. Говорится, что административное правонарушение заключается в нарушении общеобязательных норм (дисциплинарный проступок). Приводятся отличия гражданско-правовых деликтов от административных правонарушений. Дается четкое определение административному правонарушению.


Ключевые слова: ответственность, правонарушение, наказание, состав, закон, деликт, проступок, реализация, основание, опасность

Abstract: The article is devoted to the grounds of administrative responsibility and describes peculiarities and features of administrative offence. The authors of the article conclude that the  definition of administrative offece as it is provided by the Administrative Offences Code of the Russian Federation should also inclue social security as a feature. The authors outline general features typical for all administrative offences and distinguishing administrative offences from legal behavior and other violations of law. It is noted that a classical definition of guilt cannot apply to a legal entity. It is said that a socially dangeous act prohibited by the law is recognized as an administrative offence only if commitment of such an act implies administrative responsibility. The authors also consider the difference between administrative offences from other violations of law according to legal features: the main material feature, illegal nature of the act and penalties for law violator. It is stressed out that administrative offence means violation of rules of general effect (violation of discipline).  The authors also describe the difference between civil law delicts and adminitrative offences and offer a clear definition of administrative offence. 



Keywords:

offence, delict, law, component elements, punishment, violation of law, responsibility, implementation, grounds, threat

Статья подготовлена при информационной поддержки компании «Консультант Плюс».

Реализации административной ответственности за различные правонарушения возможна только при наличии соответствующих оснований. Основанием применения мер административной ответственности является административное правонарушение. Таким образом, основополагающим определением, содержащимся в КоАП РФ, является определение административного правонарушения.

Административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность (ст. 2.1 КоАП РФ). И.А. Галаган под административным правонарушением понимал общественно вредные действия или бездействия, нарушающие предписания административно-правовых норм, обеспеченные санкциями в виде конкретных взысканий, и регулируемые ими общественные отношения в сфере государственного управления, которые отличаются от преступлений меньшей общественной опасности, а потому и влекут за собой административную ответственность[2, С. 148].

Анализ вышеприведенных определений позволяет выделить общие признаки, присущие всем административным правонарушениям, отличающие их от правомерного поведения, а также от иных правонарушений (преступлений, дисциплинарных проступков, гражданско-правовых деликтов).

К числу таких признаков следует отнести:

• общественную опасность;

• административную противоправность;

• административную наказуемость;

• виновность.

Между тем в научной литературе отмечается, что признаками административного правонарушения являются:

• противоправность;

• виновность;

• наличие административной ответственности за его совершение;

• отсутствие обстоятельств, исключающих административную деликтность деяния [9, С. 16].

Сущностным признаком, присущим административному правонарушению, является его общественная опасность. Как административное правонарушение поведение физического, должностного или юридического лица может быть оценено тогда, когда оно представило угрозу охраняемым законом общественным отношениям. Административные правонарушения в сфере проведения публичных мероприятий неоднородны. Как отмечает И.А. Галаган, «…административные правонарушения неоднородны по степени общественной опасности. Но в целом они менее общественно опасны, чем преступления» [2, С. 160].

Верность вывода о признании общественной опасности в качестве признака административного правонарушения подтверждается и анализом уголовного законодательства. Так, в ст. 14 УК РФ закреплено понятие преступления, которым признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания. Таким образом, уголовный закон оценивает как преступление не все общественно опасные деяния, а лишь их определенную часть.

Развивая данную позицию, следует сказать, что, если бы административные правонарушения не влекли вредных последствий, не представляли бы опасности для личности, общества и государства, не требовалось бы и устанавливать юридическую ответственность за их совершение, создавать аппарат для борьбы с ними.

Л.В. Коваль, анализируя сущность правоотношений, связанных
с реализацией административных правонарушений, верно отмечает, что неправильно отделять от «административного правонарушения» такой его признак, как «общественная опасность» и «вредность», а также рассматривать их обособленно. Логический анализ таких категорий, как «общественная опасность» и «вредность», приводит к выводу о том, что объем понятия «общественная вредность», будучи подчиненным, входит в объем понятия «общественная опасность», которое является подчиняющим. Каждый деликт, таким образом, содержит в себе опасность и реальное причинение вреда[4, С. 24].

Следует признать, что общественная опасность отдельных административных правонарушений не столь очевидна, как опасность преступлений. Но взятые в своей совокупности даже такие безобидные, на первый взгляд, правонарушения дезорганизуют общественные отношения, в сохранении которых заинтересовано общество и государство. В связи с этим признание общественной опасности в качестве сущностного (материального) признака административного правонарушения означает, что деяние, лишенное его, не может квалифицироваться как административное правонарушение. Однако в современной научной литературе имеет место точка зрения о том, что административное правонарушение не обладает таким признаком, как общественная опасность[1, С. 84]. Л.В. Коваль отмечает, что «…общественная опасность, выраженная в санкциях юридических норм, полностью отвечает объективному характеру общественных отношений. Объем общественной опасности изменяется лишь с изменением социальной ценности общественных отношений, являющихся объектом противоправного посягательства»[4, С. 26].

Юридическим выражением признака общественной опасности административного правонарушения является административнаяпротивоправность. Как отмечает А.П. Шергин, «…этот признак является одной из правовых гарантий законности в применении административных взысканий …»[14, С. 11]. А.И. Галаган, в свою очередь, писал о том, что «…административная противоправность как признак административного правонарушения заключается в его запрещенности соответствующей административно-правовой нормой под страхом применения к виновному в его совершении таких мер воздействия, которые предусматриваются санкциями этой нормы права[2, С. 148].

Данное обстоятельство связано с тем, что административным правонарушением может быть признано только такое поведение, которое запрещено нормами административного права, т.е. противоречит содержащимся в них предписаниям. Если общественная опасность является качеством, объективно присущим определенным деяниям, то их противоправность устанавливается законодателем в нормах, запрещающих совершение подобных деяний. Общественная опасность деяния не означает его обязательной противоправности, поскольку законодатель, к сожалению, не всегда оперативно реагирует на существование общественно опасных деяний установлением правового запрета на их совершение.

Неотъемлемым признаком административного правонарушения является административная наказуемость. Общественно опасное деяние, запрещенное законом, признается административным правонарушением лишь в том случае, когда за его совершение предусмотрена административная ответственность[15, С. 135].

Обязательным признаком административного правонарушения является виновность совершенного деяния. Вина выражает психическое отношение лица к содеянному деянию и его последствиям. Как отмечает Б.Я. Петелин, «…вина характеризует психическую обусловленность (в форме умысла или неосторожности) противоправного поведения и наступившие вредные последствия. Ее доказывание имеет решающее значение в установлении истины по каждому делу»[10, С. 77, 3, С. 34]. Как правильно заметил Н.С. Таганцев, «…без вины нет ответственности и вменения»[12, С. 410].

С.И. Котюргин отмечает, что вина является атрибутом понятия административного правонарушения, важнейшей чертой субъективной стороны состава административного правонарушения, непременным реквизитом административной ответственности, которая, в свою очередь, не может не носить личностного характера.

Развивая учение о вине в структуре состава административного правонарушения, С.И. Котюргин констатирует, что вина есть психическое отношение человека к самому себе, к своим действиям и их последствиям. Вина предполагает свободу выбора в поведении человека, соблюдение определенных процедур в обращении с другими людьми и выполнение предписанных правил обращения с объектами внешнего материального мира[5, С. 58].

И.А. Галаган под виной в административном праве понимает психическое отношение лица к совершенному им противоправному действию или бездействию в форме умысла или неосторожности, а также и к их последствиям[2, С. 170].

Для признания деяния административным правонарушением необходимо установить, что оно явилось продуктом психической деятельности здравомыслящего лица. Таким образом, не может оцениваться как административное правонарушение общественно опасное, противоправное и административно наказуемое деяние (действие или бездействие), совершенное помимо воли человека, то есть лицом, не способным руководить своими действиями, отдавать в них отчет. Любое административное правонарушение характеризуется наличием совокупности названных признаков. Отсутствие любого из них означает, что рассматриваемое деяние не является административным правонарушением. Оно в таком случае может быть признано либо правомерным поведением, либо иным правонарушением[7, С. 12].

Бывают случаи, когда административные правонарушения совершаются юридическими лицами. Как показывает исследование, целый ряд зарубежных государств столкнулись с существенным ростом правонарушений, которые совершаются коллективными субъектами, в связи с этим они пошли по пути освоения института ответственности юридических лиц (как уголовной, так и административной). Так, в настоящее время уголовная ответственность юридических лиц установлена во Франции, Бельгии, Дании, Японии, Канаде, США, Южной Корее, Голландии, Норвегии, Австрии и некоторых других странах. Административная ответственность юридических лиц установлена в Германии, Италии и Португалии. Широко этот институт используется и в юридической практике Европейского союза. Рассматриваемый институт административного права доказал свою состоятельность в законодательстве развитых иностранных государств, где он существует уже на протяжении довольно длительного времени, что подчеркивает актуальность его развития и в Российской Федерации[8, С. 58].

Говоря об административной ответственности юридических лиц
в сфере проведения публичных мероприятий, мы сталкиваемся с проблемой определения их вины. Дискуссионность такой правовой категории, как ответственность юридического лица, вытекает из сущности юридического лица как правовой фикции, что проявляется, в частности, в отсутствии у него воли и психического отношения к совершаемым им деяниям. Следовательно, является невозможным использование в отношении юридиче­ского лица классического понимания вины[8, С. 58].

Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо (ст. 2.1 КоАП РФ). В научной литературе административная ответственность юридических лиц определяется как применение к ним части мер административного принуждения, непосредственно связанных с административным правонарушением, а именно административных взысканий (наказаний), и преследующих как цели наказания правонарушителя за противоправное деяние, так и обеспечения выполнения данным юридическим лицом своих обязанностей и требований государственных органов[6, С. 14].

Разграничение административных правонарушений от иных правонарушений является одной из первоочередных и важных задач правоприменителя (органа или должностного лица). Сложность решения данной задачи обусловлена наличием целого ряда признаков, присущих всем типам противоправных деяний, поскольку все они являются опасными для личности, общества и государства. Каждое из них нарушает предписания, содержащиеся в правовых нормах. Однако они различаются по иным закрепленным в законодательстве признакам.

По главному материальному признаку – степени общественной опасности – все правонарушения подразделяются на преступления и административные правонарушения, дисциплинарные проступки и гражданско-правовые деликты. Преступление в отличие от административного правонарушения обладает более высокой степенью общественной опасности, которая определяется объектом посягательства, характером деяния, способом его совершения, наступившими последствиями, мотивом, целью, формой вины, юридическими признаками лица, совершившего деяние и др.

Как отмечает О.Ф. Шишов, «… административные правонарушения отличаются от преступлений меньшей степенью общественной опасности»[13, С. 64].

И.А. Мартынов, напротив, отмечает, что общественная опасность
не может быть положена в основу разграничения преступления и административного правонарушения[9, С. 18]. Данная позиция основывается на том, что «общественная опасность» не является признаком преступления. Такая позиция не выдерживает никакой критики, поскольку признак общественной опасности закреплен в ст. 14 УК РФ.

Э.А. Васильев, развивая основные учения об административных правонарушениях и преступлениях, отмечает, что административные правонарушения обладают признаками общественной опасности и отличаются от преступлений по степени общественной опасности. В то же время Э.А. Васильев отмечает, что административные правонарушения вредны для общества, но не общественно опасны[1, С. 84].

Между тем в научной литературе отмечается, что формальным признаком, положенным в основу разграничения преступления и административного правонарушения, является характер их противоправности и наказуемости.

Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК РФ под угрозой наказания. Административное

правонарушение – это противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Административные правонарушения следует отличать от иных непреступных правонарушений, прежде всего от дисциплинарных проступков. Административные правонарушения и дисциплинарные проступки по степени общественной опасности существенно не различаются. Различие между ними обнаруживается при анализе характера общественных отношений, которым причиняется вред в результате их совершения. Дисциплинарные проступки посягают на внутренний распорядок, установленный на конкретных предприятиях или учреждениях, на отношения служебной дисциплины. Указанные отношения объектами административных правонарушений по общему правилу не являются.

Административные правонарушения – деяния (действие или бездействие), предусмотренные нормами административного права, содержащими описание их важнейших юридических признаков. Дисциплинарные проступки лишь в самом общем виде определены в нормах трудового и административного права. Описание конкретных признаков таких деяний эти нормы не содержат[7, С. 12].

Помимо этого административное правонарушение заключается в нарушении общеобязательных норм, регулирующих поведение всех лиц, независимо от их принадлежности к той или иной организации, трудовому коллективу: дисциплинарный проступок – это неисполнение лицом обязанностей, которые на него возложены как на служащего определенной
организации, предприятия. А.В. Серегин также отмечает, что административное правонарушение отличается от дисциплинарного проступка. Дисциплинарный проступок связан с неисполнением лицом своих служебных обязанностей, нарушением норм, регулирующих отношения внутри трудового коллектива, и влечет за собой применение мер дисциплинарного воздействия, налагаемых вышестоящим по подчиненности органом или должностным лицом[11, С. 21].

В отличие от административных правонарушений дисциплинарные проступки влекут применение к лицам, их совершившим, дисциплинарные взыскания. Дисциплинарные взыскания отличаются от административных взысканий характером содержащихся в них лишений, правовыми последствиями их применения, порядком их нормативного регулирования и кругом субъектов, имеющих право применять их.

Административные правонарушения по ряду признаков отличаются от гражданско-правовых деликтов. Круг общественных отношений, на которые посягают последние, закреплены в ст. 2 ГК РФ. Гражданско-правовой
деликт – это нарушение субъективных прав лица (физического или юридического), а административное правонарушение, как правило, также представляет собой нарушение субъективного права лица. Гражданско-правовой деликт – деяние, нарушающее предписания, содержащиеся в нормах гражданского права, в то время как административное правонарушение – это деяние, нарушающее нормы административного права. Гражданско-правовым деликтом в некоторых случаях признается невиновное деяние,
в то время как вина является неотъемлемым свойством административного правонарушения. Совершение гражданско-правового нарушения влечет ответственность, предусмотренную нормами гражданского права, и эта ответственность носит обычно имущественный характер.

Административное правонарушение – это деяние, за которое предусмотрена административная ответственность, административные наказания, состоящие как в имущественных, в частности административный штраф, так и в неимущественных ограничениях правонарушителя, в частности обязательные работы на срок до сорока часов (ст. 20.2 КоАП РФ).

Библиография
1.
Васильев Э.А. Общественная опасность – основной критерий отграничения административных правонарушений от преступлений // Государство и право. – 2007. – №4. – С.84.
2.
Галаган И.А. Административная ответственность в СССР (государственно и материально-правовое исследование). – Воронеж, 1970.
3.
Иоффе О.С. Вина и ответственность по советскому праву // Советское государство и право. – 1972. – №9.
4.
Коваль Л.В. Административно-правовое деликтное отношение: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – Киев, 1979.
5.
Котюргин С.И. О вине по делам об административных правонарушениях // Общетеоретические проблемы административно-правового обеспечения общественного порядка. – Киев, 1982.
6.
Колесниченко Ю.Ю. Административная ответственность юридических лиц: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2000.
7.
Куракин А.В. Квалификация административных правонарушений. – М., 2001.
8.
Коваленко Д., Марушко М. Правовая природа института административной ответственности юридических лиц // Юстиция Белоруссии. – 2005. – №9.
9.
Мартынов И.А. Институт исключения деликтности деяния в административном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2006.
10.
Петелин Б.Я. Вина как обстоятельство, подлежащее доказыванию по делу // Советское государство и право. – 1981. – №11.
11.
Серегин А.В. Основания и порядок применения мер административного воздействия. – М., 1974.
12.
Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Т.1. – М., 1994.
13.
Шишов О.Ф. О разграничении преступлений и административных проступков в советском праве // Советское государство и право. – 1961. – №6.
14.
Шергин А.П. Административные взыскания и их применение органами внутренних дел. – М., 1974.
15.
Куракин А.В., Костенников М.В. Актуальные проблемы административного права. – М., 2013.
16.
Куракин А.В. Компетенция полиции в сфере реализации законодательства об административных правонарушениях // NB: Административное право и практика администрирования. - 2013. - 4. - C. 28 - 48. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_8841.html
17.
Костенников М.В., Куракин А.В., Трегубова Е.В. Конституционное право на проведение мирных собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования и административная ответственность как средство его обеспечения // NB: Административное право и практика администрирования. - 2013. - 8. - C. 82 - 105. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_9955.html
18.
Агапов А.Б. К вопросу о публичном принуждение в российском праве // NB: Административное право и практика администрирования. - 2013. - 7. - C. 58 - 87. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_9922.html
19.
Бадулин А.Д. Институт административной ответственности и его реализация в сфере производства и оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции // NB: Административное право и практика администрирования. - 2013. - 4. - C. 49 - 70. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_8830.html
20.
Сазонова К.Л. Международно-правовая ответственность международных организаций: проблемы и перспективы // NB: Международное право. - 2012. - 1. - C. 16 - 25. DOI: 10.7256/2306-9899.2012.1.371. URL: http://www.e-notabene.ru/wl/article_371.html
21.
Гуляихин В.Н. Структурно-функциональные особенности различных состояний правосознания человека // NB: Вопросы права и политики. - 2012. - 2. - C. 90 - 116. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.2.153. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_153.html
22.
Гуляихин В.Н. Правовой менталитет российских граждан // NB: Вопросы права и политики. - 2012. - 4. - C. 108 - 133. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.4.310. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_310.html
23.
Степаненко В.С. Предпосылки и особенности уголовно-правовых запретов в области нарушения требований по обращению с отходами в европейском и российском праве. // NB: Вопросы права и политики. - 2013. - 4. - C. 110 - 134. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_649.html
24.
Гуляихин В.Н. Психосоциальные формы правового нигилизма человека // NB: Вопросы права и политики. - 2012. - 3. - C. 108 - 148. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.3.240. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_240.html
References (transliterated)
1.
Vasil'ev E.A. Obshchestvennaya opasnost' – osnovnoi kriterii otgranicheniya administrativnykh pravonarushenii ot prestuplenii // Gosudarstvo i pravo. – 2007. – №4. – S.84.
2.
Galagan I.A. Administrativnaya otvetstvennost' v SSSR (gosudarstvenno i material'no-pravovoe issledovanie). – Voronezh, 1970.
3.
Ioffe O.S. Vina i otvetstvennost' po sovetskomu pravu // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. – 1972. – №9.
4.
Koval' L.V. Administrativno-pravovoe deliktnoe otnoshenie: Avtoref. dis. … d-ra yurid. nauk. – Kiev, 1979.
5.
Kotyurgin S.I. O vine po delam ob administrativnykh pravonarusheniyakh // Obshcheteoreticheskie problemy administrativno-pravovogo obespecheniya obshchestvennogo poryadka. – Kiev, 1982.
6.
Kolesnichenko Yu.Yu. Administrativnaya otvetstvennost' yuridicheskikh lits: Avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. – M., 2000.
7.
Kurakin A.V. Kvalifikatsiya administrativnykh pravonarushenii. – M., 2001.
8.
Kovalenko D., Marushko M. Pravovaya priroda instituta administrativnoi otvetstvennosti yuridicheskikh lits // Yustitsiya Belorussii. – 2005. – №9.
9.
Martynov I.A. Institut isklyucheniya deliktnosti deyaniya v administrativnom prave: Avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. – M., 2006.
10.
Petelin B.Ya. Vina kak obstoyatel'stvo, podlezhashchee dokazyvaniyu po delu // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. – 1981. – №11.
11.
Seregin A.V. Osnovaniya i poryadok primeneniya mer administrativnogo vozdeistviya. – M., 1974.
12.
Tagantsev N.S. Russkoe ugolovnoe pravo. Chast' obshchaya. T.1. – M., 1994.
13.
Shishov O.F. O razgranichenii prestuplenii i administrativnykh prostupkov v sovetskom prave // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. – 1961. – №6.
14.
Shergin A.P. Administrativnye vzyskaniya i ikh primenenie organami vnutrennikh del. – M., 1974.
15.
Kurakin A.V., Kostennikov M.V. Aktual'nye problemy administrativnogo prava. – M., 2013.
16.
Kurakin A.V. Kompetentsiya politsii v sfere realizatsii zakonodatel'stva ob administrativnykh pravonarusheniyakh // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. - 2013. - 4. - C. 28 - 48. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_8841.html
17.
Kostennikov M.V., Kurakin A.V., Tregubova E.V. Konstitutsionnoe pravo na provedenie mirnykh sobranii, mitingov, demonstratsii, shestvii i piketirovaniya i administrativnaya otvetstvennost' kak sredstvo ego obespecheniya // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. - 2013. - 8. - C. 82 - 105. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_9955.html
18.
Agapov A.B. K voprosu o publichnom prinuzhdenie v rossiiskom prave // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. - 2013. - 7. - C. 58 - 87. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_9922.html
19.
Badulin A.D. Institut administrativnoi otvetstvennosti i ego realizatsiya v sfere proizvodstva i oborota alkogol'noi i spirtosoderzhashchei produktsii // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. - 2013. - 4. - C. 49 - 70. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_8830.html
20.
Sazonova K.L. Mezhdunarodno-pravovaya otvetstvennost' mezhdunarodnykh organizatsii: problemy i perspektivy // NB: Mezhdunarodnoe pravo. - 2012. - 1. - C. 16 - 25. DOI: 10.7256/2306-9899.2012.1.371. URL: http://www.e-notabene.ru/wl/article_371.html
21.
Gulyaikhin V.N. Strukturno-funktsional'nye osobennosti razlichnykh sostoyanii pravosoznaniya cheloveka // NB: Voprosy prava i politiki. - 2012. - 2. - C. 90 - 116. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.2.153. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_153.html
22.
Gulyaikhin V.N. Pravovoi mentalitet rossiiskikh grazhdan // NB: Voprosy prava i politiki. - 2012. - 4. - C. 108 - 133. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.4.310. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_310.html
23.
Stepanenko V.S. Predposylki i osobennosti ugolovno-pravovykh zapretov v oblasti narusheniya trebovanii po obrashcheniyu s otkhodami v evropeiskom i rossiiskom prave. // NB: Voprosy prava i politiki. - 2013. - 4. - C. 110 - 134. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_649.html
24.
Gulyaikhin V.N. Psikhosotsial'nye formy pravovogo nigilizma cheloveka // NB: Voprosy prava i politiki. - 2012. - 3. - C. 108 - 148. DOI: 10.7256/2305-9699.2012.3.240. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_240.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"