Статья 'Унификация правового регулирования в сфере охраны географических указаний и наименований мест происхождения товаров в Европейском союзе' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Унификация правового регулирования в сфере охраны географических указаний и наименований мест происхождения товаров в Европейском союзе

Шугурова Ирина Викторовна

кандидат юридических наук

профессор, кафедра международного права, ФГБОУ ВO "Саратовская государственная юридическая академия"

410056, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Вольская, 1

Shugurova Irina Viktorovna

PhD in Law

Professor, the department of International Law, Saratov State Academy of Law

410056, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Vol'skaya, 1

ivshugurova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2644-5514.2019.3.30390

Дата направления статьи в редакцию:

26-07-2019


Дата публикации:

01-08-2019


Аннотация.

Предметом статьи является унификация права ЕС в области охраны географических указаний и наименований мест происхождения товаров в условиях возрастающего экономического значения данных объектов интеллектуальной собственности. Особое внимание уделяется анализу основных положений Регламента Европейского парламента и Совета ЕС от 21 ноября 2012 г. № 1151/2012 «О схемах качества для сельскохозяйственной продукции и продуктов питания», а также рассматриваются инициативы по дальнейшей гармонизации правового регулирования на уровне ЕС. Статья выполнена с использованием общенаучных методов познания (анализ и синтез, абстрагирование и обобщение), а также с привлечением частно-научных методов (формально-догматического и историко-правового). Сравнительно-правовой метод позволил сопоставить правовое регулирование в ЕС и ЕАЭС. Новизна исследования заключается в том, что правовая охрана географических указаний и наименований мест происхождения товаров в ЕС рассмотрена в аспекте формирования Единого цифрового рынка и развития электронной торговли. Сравнение данных объектов интеллектуальной собственности с товарными знаками позволило выявить их значимость не только для защиты экономических интересов, но также в целях охраны публичных интересов. Основной вывод проведенного исследования состоит в том, что на региональном уровне в ЕС создана правовая база для эффективной охраны географического происхождения сельскохозяйственных и продовольственных товаров в рамках институтов интеллектуальной собственности. Предполагается дополнение региональной системы новыми правовыми инструментами, касающимися охраны географических указаний в отношении промышленных товаров.

Ключевые слова: географическое указание, наименование места происхождения, право ЕС, унификация, Регламент, региональная система регистрации, цифровая торговля, Единый цифровой рынок, товарный знак ЕС, интеллектуальная собственность

Abstract.

The subject of this research is the unification of EU legislation with regards to protection of geographical indications and designation of origin of products due to increasing economic importance of these objects of intellectual property. Special attention is given to the analysis of basic policy of the Regulation of the European Parliament and the Council of the European Union of November 21, 2012 No. № 1151/2012 “On quality schemes for agricultural products and foodstuffs”, as well as to examination of the initiatives on further harmonization of legal regulation at the EU level. The author applies the comparative law method for contrasting the legal framework of EU and EAEU. The scientific novelty is defined by the fact that legal protection of geographical indications and designation of origin of products in the European Union is viewed from the perspective of establishment of the Digital Single Market and advancement of electronic trading platform. The comparison of these intellectual property objects with trademarks allowed determining not only the significance of protecting economic interests, but also public interests. The author concludes that at the regional level the European Union has created the legal framework for effective protection of geographical origin of the agricultural and food products in terms of the intellectual property institutions. The author suggests amending the regional system with the new legal tools concerning the protection of geographical indications with regards to industrial goods.

Keywords:

digital trading, regional system of registration, Regulation, unification, EU law, designation of origin, geographical indication, Single Digital Market, EU trademark, intellectual property

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект № 19-011-00805 «Развитие права интеллектуальной собственности ЕАЭС и ЕС в рамках региональных моделей цифровой трансформации экономики: сравнительно-правовой анализ»)

Введение

В настоящее время к одной из заметных тенденций в условиях формирования и развития цифровой экономики, в которой особую роль играет электронная коммерция и дистанционная торговля посредством сети Интернет, относится повышение экономической значимости географических указаний и наименований мест происхождения товаров.

На роль географических указаний, а также на значение их правовой защиты в условиях глобализации указал Генеральный директор ВОИС Френсис Гарри на открытии Всемирного симпозиума по географическим указаниям (Лиссабон, 2–4 июля 2019 г.). По его мнению, глобализация усиливает интерес потребителей к товарам с защищенными географическими указаниями, которые обладают особыми свойствами или репутацией благодаря своему происхождению. Географические указания являются мощным инструментом для поддержания разнообразия, которое в свою очередь имеет экономическую и социальную ценность [1].

Необходимо отметить, что глобализация также усиливает и уязвимость географических указаний в связи с их незаконным использованием. С учетом возрастающего числа нарушений прав интеллектуальной собственности Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) инициировала принятие Совместной рекомендации о положениях в отношении охраны знаков и других прав промышленной собственности на обозначения в Интернете [2]. В данном документе предлагается решение новых правовых проблем, связанных с использованием обозначений в Интернете, в число которых также входят географические указания. Как отмечается в Преамбуле данной рекомендации, используемое в Интернете обозначение является одновременно и непосредственно доступным независимо от территории местоположения. При этом разработанные правила, адресованные в том числе национальным законодателям и правоприменителям, предназначены для товарных знаков и других прав промышленной собственности, поэтому вполне применимы и к географическим указаниям.

Достаточно успешный опыт в сфере регулирования географических указаний и защиты прав на них накоплен в ЕС. Это определяется тем, что одним из направлений деятельности данного интеграционного объединения европейских государств по созданию региональной системы правовой охраны интеллектуальной собственности выступает гармонизация и унификация правового регулирования в сфере таких обозначений, как географические указания и наименования мест происхождения товаров, играющих важную роль в процессе торговли, в том числе и электронной.

Цель статьи заключается в анализе правовых основ охраны географических указаний и наименований мест происхождения товаров в ЕС, а также в установлении тенденций развития соответствующего правового регулирования.

Основная часть

1. Региональная система правовой охраны географических указаний и наименований мест происхождения товаров в ЕС. Как известно, одним из трех ключевых блоков вопросов Стратегии Единого цифрового рынка для Европы, предложенной Комиссией ЕС в 2015 г., является принцип облегчения условий доступа для потребителей и бизнеса к товарам и услугам посредством сети Интернет [3]. Единый цифровой рынок ЕС предполагает отсутствие правовых препятствий в цифровом сегменте, комфортный режим ведения бизнеса, совершения частных покупок, доступ к информации с обеспечением высокой степени ее защиты. Как отмечается в литературе, реализация заявленной стратегии позволит расширить пределы действия принципа свободного движения товаров с одновременной оптимизацией правил, регулирующих сегмент цифровой торговли [4, С. 17]. По мнению Н.С. Ревенко, поставленная задача решается через разработку правил ведения трансграничной торговли через Интернет для ее облегчения, прекращения неоправданного блокирования доступа к товарам и услугам по географическому принципу (geo-blocking), улучшения доступа к цифровому контенту [5, С. 56].

Гармонизация различных аспектов правовой охраны географических указаний в ЕС связана с принятием Регламента от 14 июля 1992 г. № 2081/92 «Об охране географических указаний и наименований мест происхождения сельскохозяйственных продуктов и продовольственных товаров», который впоследствии был заменен Регламентом от 20 марта 2006 г. № 510/2006. В настоящее же время действует Регламент Европейского парламента и Совета ЕС от 21 ноября 2012 г. № 1151/2012 «О схемах качества для сельскохозяйственной продукции и продуктов питания» (далее – Регламент), предоставляющий охрану как наименованиям мест происхождения товаров, так и географическим указаниям [6]. Регламент представляет собой акт наднационального права, обязательный для применения государствами-членами ЕС.

В литературе отмечается, что необходимость правового регулирования указанных объектов обусловлена различной философией стран ЕС в отношении связи товара с его географическим происхождением. Так, охрана наименования места происхождения свойственна странам южной Европы (Италия, Испания), где связывается качество продукции с ее производством в конкретной местности. Напротив, географические указания более характерны для стран северной Европы, где качество определяется секретами производства, даже если сырье происходит из другого региона [7, С. 242-243]. Наибольшее число зарегистрированных обозначений имеют производители из таких стран, как Италия, Франция и Испания [8, P. 9].

Регламент, вступивший в действие 3 января 2013 г., был принят в целях соблюдения прав интеллектуальной собственности, единства внутреннего рынка, а также в целях обеспечения предоставления потребителям достоверной информации относительно качества и происхождения продовольственных товаров. Немаловажное значение отводится роли соответствующих норм в обеспечении честной конкуренции производителей сельскохозяйственной продукции, имеющей ценные дополнительные признаки.

По состоянию на 2019 г. в ЕС зарегистрированы или охраняются 4900 географических указаний, из них 1580 относятся к странам, которые не являются членами ЕС [9, P. 3]. Эксперты оценивают потенциал экспорта продукции с защищенными географическими указаниями ЕС в 11,5 млрд. евро, что может составить около 15 % экспорта продовольственных товаров и спиртных напитков [10, P. 20].

С 1 апреля 2019 г. действует новая публичная электронная база данных ’eAmbrosia – the EU Geographical Indications registers’, которая позволяет осуществить поиск информации по всем географическим указаниям ЕС, включая их статус (от подачи заявки до регистрации), а также спецификацию продукции [11]. Первоначально база данных содержала только географические указания вин, но уже в течение 2019 г. предполагается ее дополнить географическими указаниями в отношении алкогольных напитков, сельскохозяйственной и пищевой продукции.

Регламент охватывает только сельскохозяйственные товары и продукты питания, предназначенные для человеческого потребления. Он не применяется в отношении спиртных напитков [12], ароматизированных вин [13] или продуктов виноделия [14], которые регулируются специальными источниками права ЕС. В частности, в ст. 3(4) нового Регламента (ЕС) 2019/787, который заменит Регламент (ЕС) 110/2008 и будет применяться с 25 мая 2021 г., определяется понятие географического указания в отношении спиртного напитка. Это указание, которое идентифицирует спиртной напиток как происходящий с территории страны, региона или местности в пределах этой территории, если определенное качество, репутация и другие свойства этого спиртного напитка в значительной мере обусловлены его географическим происхождением.

В ЕС в рамках Регламента предусматриваются три различные схемы качества: защищенные географические указания – Protected geographical indications (далее – PGI); защищенные наименования мест происхождения товаров – protected designations of origin (далее – PDO); гарантированные традиционные продукты – Traditional Specialities Guaranteed (далее – TSG). Первые два объекта непосредственно касаются происхождения сельскохозяйственной и пищевой продукции, а третий относится к традиционным методам производства и рецептуре некоторых товаров, независимо от происхождения ингредиентов или места производства. Широко известный пример – сыр Mozarella , который был зарегистрирован в 1998 г. в ЕС как продукт особого свойства, в отношении которого используется маркировка TSG. Связь с территорией не является существенной, главным является особый способ производства или состав.

Регламент устанавливает всеобъемлющую систему, связанную с подачей заявки на регистрацию PGI и PDO, использованием, охраной и официальным контролем в целях предотвращения контрафакта. Что касается материальной сферы действия Регламента, то в ст. 2(1) указывается, что она охватывает сельскохозяйственные товары и продукты питания, предназначенные для человеческого потребления. Эта продукция перечислена в Приложении 1 к Договору о функционировании ЕС, она включает всю продукцию земледелия, сельского хозяйства и рыболовства, а также продукты первой обработки. В Приложении 1 Регламента добавлены новые категории продуктов, например, шоколад, хлеб, кондитерские изделия и др., а также некоторые непродовольственные сельскохозяйственные товары, такие как ароматическое масло, хлопок, цветы, декоративные растения, мех, кожа и шерсть.

В отношении территориальной сферы применения Регламента ст. 4(b) предусматривает, что одна из целей охраны PGI/PDO состоит в обеспечении единообразной и исчерпывающей системы охраны наименований в качестве прав интеллектуальной собственности на территории Союза. Для того, чтобы воспользоваться охраной в пределах ЕС, необходимо получить региональную регистрацию.

Следует отметить, что правовая охрана наименований в рамках схем качества в ЕС распространяется как в отношении товаров, произведенных в одном из государств-членов, так и в зарубежных странах. К примеру, baklava из Турции (PGI), чай Longjing из Китая (DPO), кофе из Колумбии (PGI) [15, P. 50]. По усмотрению производителя на упаковке зарубежных товаров могут указываться специальные символы. В отличие от этого, товары из стран-членов ЕС, охраняемые PGI/PDO, с 4 января 2016 г. обязательно должны содержать специальные символы.

Наибольшее количество наименований в отношении продуктов питания зарегистрировано в качестве PDO и PGI (Roquefort , Prosciutto di Parma , Mozzarella di Bufala Campana , fromage de Herve , beurre d Ardenne ), а наименьшее — в качестве TSG. Это обусловлено тем, что данная продукция обычно зависит от природных факторов, например, почвы или климата. Средиземноморские страны доминируют по количеству регистраций, что объясняется длительной историей региональной и традиционной кухни в этих странах и значимостью их продукции на мировом рынке [16, С. 202].

DPO и PGI преимущественно состоят из указания города, региона или страны (в качестве исключения) в сочетании с общим названием. Например, PGI ‘Citron de Menton ’ отсылает к городу Ментон, расположенному на морском побережье на юго-востоке Франции. В исключительных случаях охрана предоставляется посредством DPO или PGI без указания места происхождения продукта. Например, Feta – это обозначение, охраняемое в рамках DPO, которое не содержит указания какого-либо региона или страны. Однако это название считается достаточным для идентификации сыра как происходящего из Греции.

В ст. 5 Регламента устанавливаются условия для предоставления правовой охраны в качестве DPO и PGI. Наименование места происхождения – это наименование, которое идентифицирует продукт:

(а) происходящий из определенной местности, региона или, в исключительных случаях, страны;

(b) качество или свойства которого существенно или исключительно обусловлены особенной географической средой с присущими ей природными или людскими факторами;

(с) все производственные этапы которого имеют место в определенной географической местности.

Для регистрации обозначения в качестве PGI также требуется соблюдение трех условий. Географическое указание – это наименование, которое идентифицирует продукт:

(а) происходящий из определенной местности, региона или страны;

(b) определенное качество, репутация или другие свойства которого существенным образом обусловлены географическим происхождением;

(с) по крайней мере один из этапов производства которого имеет место в пределах указанной географической территории.

Помимо названных специальных (позитивных) условий, в ст. 6 Регламента предусмотрен ряд требований, которые можно рассматривать как негативные условия. Так, наименование не может быть зарегистрировано в качестве PGI/PDO, если оно подпадает под одну из следующих категорий: если оно является общим названием (например, чеддар, гауда и др.); в случае конфликта с названием сорта растения или породы животных, если существует вероятность введения потребителей в заблуждение в отношении истинного происхождения товара; если оно полностью или частично совпадает с наименованием, поданным на регистрацию; если оно омонимично наименованию, которое может ввести потребителя в заблуждение, что товар происходит из другой территории. И, наконец, если в свете репутации товарного знака, его известности и длительности использования, регистрация наименования способна ввести потребителя в заблуждение в отношении истинной идентичности продукта.

Проводя сравнение между двумя основными видами обозначений в рамках европейских схем качества, следует подчеркнуть, что связь с территорией более строгая для PDO по сравнению с PGI. Для предоставления охраны в качестве PDO качество и свойства продукта должны существенно или исключительно зависеть от географической среды с присущими ей природными и людскими факторами, такими, как погодные условия, форма ландшафта, состав почвы, корм животных и человеческие навыки производства продукта, хранения, упаковки.

В отличие от этого, для регистрации PGI качество или свойства продукта должны существенно зависеть от географического происхождения, но без указания на исключительную связь с географической средой и на природные и людские факторы. Для предоставления охраны в качестве PDO все производственные процессы должны иметь место в указанном месте происхождения. Напротив, в отношении PGI, по крайней мере один этап производства должен иметь место в пределах географической территории. Поэтому в литературе предлагается рассматривать PDO как более узкую субкатегорию PGI [15, P. 54].

Производство продукции должно соответствовать строгим требованиям, касающимся PGI/PDO. Данные требования включаются в спецификацию продукта, которую публикует Комиссия ЕС. Сведения, подлежащие включению в данный документ, указаны в ст. 7 Регламента. В частности, наименование, подлежащее регистрации; описание продукта, включая сырье, и при необходимости главные физические, химические, микробиологические или органолептические свойства продукта; определение географической местности; описание способа изготовления продукта и др. При этом в случае регистрации в качестве PDO необходимо раскрыть связь между качеством и свойствами продукта или географической средой, а для PGI, при необходимости, связь между данным качеством, репутацией и другими свойствами продукта и соответствующим географическим происхождением.

В качестве примера строгой связи товара и географической среды можно обратиться к спецификации такого продукта, как «Рокфор» (DPO ‘Roquefort ’), известного гладкого голубого сыра, производимого во Франции. В соответствии со спецификацией все этапы производства должны исключительно иметь место в границах соответствующего региона на юго-западе Франции. Более того, сыр должен быть произведен из особого сырья, цельного молока овец породы лакаун и с добавлением специальных спор penicillium roqueforti . Сыр должен созревать в природных известковых пещерах по крайней мере в течение четырнадцати дней. Затем он должен стариться в защитной упаковке в тех же пещерах или в погребах с контролируемой температурой. Таким образом, порода и корм овец, известковые пещеры, в которых созревает сыр, а также традиционный процесс производства, все это обеспечивает качество и особые характеристики, которые оправдывают предоставление правовой охраны в качестве DPO.

Объем охраны PGI/PDO определен правилами ст. 13(1) Регламента. Так, зарегистрированные наименования охраняются против:

(а) любого прямого или косвенного коммерческого использования в отношении товаров, не охватываемых регистрацией, если эти товары сравнимы с зарегистрированными под данным наименованием или если его использование затрагивает репутацию охраняемого наименования, включая случаи, когда эти товары используются как ингредиенты;

(b) любого злоупотребления, имитации или ассоциации, даже если указано истинное происхождение товаров или услуг, или если охраняемое наименование переводится или сопровождается такими выражениями, как «стиль», «тип», «метод», «как производится в», «имитация» и т.п., включая случаи, когда эти продукты используются в качестве ингредиентов;

(с) любого иного ложного или вводящего в заблуждение указания в отношении происхождения, природы или существенных качеств товара, которое используется на внутренней или внешней упаковке, рекламных материалах или документах, относящихся к соответствующему товару, и упаковки товара в контейнер, которое способно привести к ложному представлению о его происхождении;

(d) любая другая практика, способная ввести в заблуждение потребителя в отношении истинного происхождения товара.

Кроме того, в ст. 13(2) Регламента предусматривается, что PGI/PDO не могут стать родовыми понятиями. Таким образом, PGI/PDO охраняются от четырех видов возможных нарушений: от риска смешения; от фактической ассоциации (имитации); от других случаев введения в заблуждение; а также от риска стать родовыми понятиями.

Из содержания Регламента следует, что в нем не раскрываются детально правомочия, которыми наделен правообладатель, но в то же время содержится перечень действий, которые характеризуют негативную, запретительную сторону права. В отличие от товарного знака ЕС, в отношении которого прямо закрепляется исключительное право его владельца, права на PGI/PDO не являются исключительными в соответствии с законодательством ЕС. Согласно ст. 4 Регламента одна из целей установленных схем качества заключается в обеспечении единообразной правовой охраны наименований в качестве права интеллектуальной собственности в пределах территории Союза. Однако данное право интеллектуальной собственности особого рода, неисключительное.

Наименование географического объекта не является продуктом деятельности правообладателя, и поэтому, по замечанию А.А. Богустова, его невозможно монополизировать [17, С. 321]. В связи с этим по вопросу о юридической природе субъективных прав на такие средства индивидуализации, как географические указания и наименования мест происхождения товаров, единые подходы в доктрине отсутствуют, что находит свое отражение в том числе и на уровне регионального и национального законодательства. Однако большинством исследователей признается особая специфика данных прав.

Для предотвращения или прекращения случаев незаконного использования PGI/PDO в отношении товаров, которые производятся или вводятся в рыночный оборот в странах-членах ЕС, данные государства принимают административные и судебные меры. Таким образом, особенности осуществления и защиты прав в случае их нарушения устанавливаются на уровне национального законодательства с учетом права ЕС.

Заявка на регистрацию наименования географического объекта в соответствии со схемами качества может быть подана только группой производителей. В случае если наименование обозначает трансграничную территорию, то несколько групп из разных государств-членов или третьих стран могут подать совместную заявку (ст. 49(1) Регламента). При этом физическое или юридическое лицо может рассматриваться в качестве группы, если оно докажет наличие одновременно двух условий. Во-первых, данное лицо – единственный производитель, желающий подать заявку; во-вторых, в отношении PGI или PDO определенная географическая местность обладает свойствами, которые в значительной степени отличаются от тех, которые присутствуют в соседних местностях, или свойства данной продукции отличаются от той, что производится в соседних местностях.

Первоначально заявка подается в национальное ведомство той страны, где находится географический объект. Данный орган проводит экспертизу заявки на предмет истинности заявленных положений спецификации и соблюдения условий соответствующей схемы. Национальное ведомство обеспечивает процедуру национальной оппозиции, публикует заявку. В течение разумного периода времени любое физическое или юридическое лицо, учрежденное в этой стране или находящееся на ее территории, и имеющее законный интерес, может подать возражение против регистрации. Национальное ведомство проверяет допустимость полученных возражений в свете критериев, указанных в ст. 10(1) Регламента, если речь идет о PGI или PDO. Аргументированное заявление об оппозиции должно показать, что:

(а) не соблюдены условия, предусмотренные в ст.5 и ст. 7(1), т. е. условия, касающиеся критериев PGI/PDO и спецификации;

(b) регистрация наименования вступает в противоречие с правилами ст. 6(2), (3) или (4), т. е. имеется конфликт с названием сорта растения или породы животных, или с ранее поданным на регистрацию наименованием, или в связи с репутацией, известностью товарного знака и длительностью его использования;

(с) регистрация предложенного наименования создаст угрозу существования полностью или частично идентичного наименования или товарного знака или существования продукции, которая была законно введена в оборот по крайней мере за пять лет до даты публикации;

(d) представлены сведения, из которых можно сделать вывод, что заявленное на регистрацию наименование является родовым понятием.

Стоит подчеркнуть, что основания для возражения должны оцениваться в отношении всей территории ЕС (ст. 10(2) Регламента). Все необходимые документы, составленные на одном из официальных языков Союза, пересылаются в Комиссию ЕС, где заявка проходит следующий этап экспертизы. В течение шести месяцев Комиссия ЕС проверяет заявку на соответствие требованиям Регламента об охраноспособности наименования в качестве PGI или PDO. В случае положительного решения производится публикация в Официальном журнале Европейского союза.

В течение трех месяцев с даты публикации в Официальном журнале физические или юридические лица из третьей страны, имеющие законный интерес, могут подать уведомление о возражении в Комиссию ЕС. Причем представить свое возражение могут и власти государств-членов или третьей страны, поскольку установление права на PGI/PDO связано не только с частным интересом предпринимательских субъектов, но и с публичным интересом в отношении географического наименования в пределах суверенной территории государства. Любое физическое или юридическое лицо, имеющее законный интерес, учрежденное или проживающее в ином государстве-члене ЕС, может подать уведомление о возражении в своем государстве в тот же срок. Уведомление должно содержать заявление о том, что заявка может нарушить условия Регламента.

В случае получения приемлемого уведомления о возражении Комиссия ЕС проводит консультации с участием заинтересованных властей или лиц, как со стороны заявителей, так и со стороны оппозиции. Комиссия принимает решение о регистрации, учитывая при этом достигнутое сторонами соглашение. Акт регистрации или решение об отказе публикуется в Официальном журнале ЕС.

Отмена регистрации допускается в соответствии с положениями ст. 54 Регламента. В частности, Комиссия ЕС по собственной инициативе или по требованию любого физического или юридического лица, имеющего законный интерес, принимает исполнительный акт об аннулировании регистрации PGI, PDO или TSG в следующих случаях. Во-первых, если не обеспечивается соблюдение условий спецификации. Во-вторых, если по крайней мере в течение семи лет соответствующая продукция не выпускается на рынок. Вместе с тем существует мнение, что данное требование является не вполне справедливым. Географические указания регистрируются без ограничений во времени, если продукция удовлетворяет условиям спецификации, поэтому регистрация PGI/PDO не должна быть отменена в связи с проблемами рынка. Поскольку в Регламенте не указаны условия использования PGI/PDO, сложно установить и признаки их неиспользования, в связи с этим в случае спора может потребоваться толкование национальных судов или Суда ЕС. К тому же условия, касающиеся отмены регистрации по причине неиспользования, отсутствуют в других Регламентах, посвященных PGI/PDO (например, в Регламенте 1308/2013), поэтому представляется необходимым устранить подобное несоответствие в праве ЕС.

Использовать схемы качества имеют право любые операторы, удовлетворяющие соответствующим требованиям. Так, согласно правилам ст. 46 Регламента государства-члены гарантируют, что любой оператор, удовлетворяющий требованиям схемы качества PGI/PDO, вправе быть охваченным проверкой соответствия, предусмотренной ст. 37. Операторы, которые производят, хранят или выпускают на рынок товар, маркированный TSG, PGI или PDO, также являются объектами контроля. Государства-члены ЕС назначают компетентные органы власти, ответственные за официальный контроль в целях проверки соответствия требованиям, касающимся схем качества, установленных Регламентом.

2. Соотношение между правами на географические указания и наименования мест происхождения товаров и на товарные знаки ЕС. Следует отметить, что в целях предотвращения злоупотреблений в связи с использованием известных наименований географических объектов в ЕС установлены две различные системы правовой охраны в рамках институтов интеллектуальной собственности. С одной стороны, это рассмотренная система регистрации PDO/PGI, а, с другой стороны, система регистрации коллективного товарного знака ЕС (EU trademark ), включающего географическое наименование.

Преимущества охраны в рамках той или иной системы зависят от множества факторов, среди которых, в частности, можно назвать следующие: удовлетворяет ли товар определенным требованиям для получения охраны; стоимость подачи заявки; способность контролировать использование охраняемого наименования. В то же время, если товар удовлетворяем предъявляемым требованиям, ассоциации производителей товаров могут выбрать кумулятивную охрану. К примеру, обозначение Parmigiano Reggiano охраняется в качестве зарегистрированного PDO и коллективного товарного знака ЕС. В связи с этим представляется необходимым провести краткий сравнительный анализ названных моделей правовой охраны и выявить соотношение между правами на PDO/PGI и товарный знак ЕС.

Главным инструментом в области охраны товарных знаков в ЕС выступает Регламент (ЕС) 2017/1001 о товарном знаке Европейского Союза (далее – Регламент о ТЗ ЕС), который представляет собой кодифицированную версию ранее принятых Регламентов (Регламент (ЕС) 207/2009 и дополняющего его Регламента (ЕС) 2015/2424) [18]. Как уже отмечалось, допускается регистрация коллективных товарных знаков, включающих географические наименования. В то же время следует отметить, что Регламент о ТЗ ЕС касается любых товаров или услуг, включая, но не ограничиваясь сельскохозяйственными товарами и продуктами питания.

Регламент о ТЗ ЕС устанавливает целую систему норм, касающихся предоставления правовой охраны товарному знаку Ведомством ЕС по интеллектуальной собственности. Товарный знак ЕС имеет унитарный характер, он требует подачи одной заявки в Ведомство и охраняется во всех государствах-членах ЕС одновременно. Вместе с тем Регламент о ТЗ ЕС не устанавливает исключительную систему для регистрации и правовой охраны товарного знака. Параллельно действуют национальные системы охраны, а также система товарного знака Бенилюкс. Следовательно, заявители могут выбирать при подаче заявки территориальную сферу действия охраны. Национальная регистрация действует в пределах соответствующего государства и иногда более выгодна в аспекте оплаты пошлин. Конвенция Бенилюкс по интеллектуальной собственности предусматривает возможность подать индивидуальную или коллективную заявку на товарный знак, который будет охраняться на территории стран Бенилюкс (т. е. в Бельгии, Нидерландах и Люксембурге). Такая модель может заинтересовать компании, чей бизнес сосредоточен именно в этих странах.

Если индивидуальный товарный знак призван различать товары, производимые его владельцем, от товаров других производителей, то коллективный товарный знак ЕС, как видно из его названия, способен различать товары всех членов ассоциации от аналогичных товаров других производителей (ст. 74(1) Регламента о ТЗ ЕС). Владельцем коллективного товарного знака ЕС может быть ассоциация, члены которой осуществляют предпринимательскую деятельность или юридическое лицо публичного права. Данные лица контролируют использование коллективного товарного знака ЕС отдельными членами. Важно отметить, что в отличие от индивидуального товарного знака, который не может характеризовать место производства товаров, коллективный товарный знак может включать обозначение или указание места географического происхождения товара. Такими примерами могут служить коллективный товарный знак ЕС ’Genuine Bavarian beer ’ или коллективный товарный знак Бенилюкс ‘Belgian Beer ’.

Регистрация товарного знака ЕС в соответствии со ст. 9(1) Регламента о ТЗ ЕС предоставляет его владельцу исключительное право. Владелец коллективного товарного знака ЕС должен не допускать злоупотребления правом. В связи с этим ассоциация-правообладатель коллективного товарного знака ЕС не может запретить любому третьему лицу использовать соответствующее обозначение или указание, если такое использование осуществляется в соответствии с честной практикой в коммерческой деятельности, особенно если третье лицо наделено правом использования географического наименования (см. ст. 74(2) Регламента о ТЗ ЕС). Кроме того, ассоциация должна разрешить любому лицу, чья продукция происходит из соответствующей географической территории, стать членом ассоциации (ст. 75(2) Регламента о ТЗ ЕС).

Так, например, германская ассоциация Bayerischer Brauerbund e . V , которой принадлежит коллективный товарный знак ЕС ’Genuine Bavarian Beer ’ не может предотвратить использование слов ’Bavaria ’ или ‘Bavarian ’, если такое использование соответствует честной практике, в особенности, является частью действующих PGI или PDO [15, С. 55].

Регистрация коллективного товарного знака ЕС сопряжена с соблюдением особых стандартов и критериев. При подаче заявки необходимо представить ряд сведений, касающихся использования товарного знака ЕC: 1) лица, наделенные правом использования знака; 2) условия членства в ассоциации; 3) и, если это применимо, условия использования знака, включая санкции. Вместе с тем условия использования коллективного товарного знака ЕС могут существенно различаться в зависимости от товара. Например, они могут включать перечень специальных ингредиентов, количество, а также место, где должна быть произведена продукция.

Для предоставления правовой охраны в качестве товарного знака ЕС требуются два основных условия. Во-первых, обозначение должно обладать различительной способностью, т. е. способно отличать товары одного производителя (в случае индивидуального знака) или товары членов ассоциации (в случае коллективного знака) от товаров конкурентов. Во-вторых, обозначение должно иметь способность представления понятным способом в качестве объекта охраны. На регистрацию представляются не только словесные обозначения, изображения, символы или цвета, также существует возможность охраны нетрадиционных товарных знаков, включающих форму, звуки, вкусы или запахи.

В настоящее время в праве ЕС исключено требование графического представления обозначения, в отношении которого подается заявка на регистрацию в качестве товарного знака. Вместо этого в случае регистрации нетрадиционных знаков допускается представление обозначения в любой подходящей форме: аудио, видеозапись и т. п. К примеру, в ЕС известной формой, которая была зарегистрирована в качестве товарного знака ЕС, является коробка шоколада ’TOBLERONE ’, которая обладает различительной способностью благодаря треугольной форме.

Помимо позитивных условий, необходимых для регистрации товарного знака ЕС, Регламент предусматривает также ряд условий, при наличии которых в регистрации знака может быть отказано или она будет признана недействительной. Среди подобных негативных условий, предусмотренных правилами ст. 7(1) Регламента о ТЗ ЕС, три условия имеют непосредственное отношение к продуктам питания и их географическому происхождению.

Во-первых, предусматривается, что не подлежат регистрации товарные знаки в соответствии с законодательством Союза или национальным правом или международными соглашениями, в которых принимает участие Союз или государство-член Союза, закрепляющее охрану наименований происхождения или географических указаний. В случае если товарный знак тем не менее был зарегистрирован в нарушение данного правила, регистрация аннулируется. Данное основание для отказа в регистрации и признания регистрации недействительной в связи с зарегистрированными PGI/PDO были недавно введены для согласованности с параллельно действующим законодательством Союза о защите данных прав интеллектуальной собственности (ст. 7(1)(j)) Регламента о ТЗ ЕС).

Во-вторых, обозначение не может быть зарегистрировано либо регистрация в качестве товарного знака будет признана недействительной, если он состоит исключительно из обозначения или указания, которое может служить в процессе торговли для обозначения географического происхождения соответствующих товаров, т. е. это описательное обозначение (ст. 7(1)(с) Регламента о ТЗ ЕС). Например, в отношении словесного обозначения “Himalayan Goji ’ (для ягод годжи, произрастающих в Гималаях) было отказано в регистрации в качестве товарного знака ЕС, поскольку это всего лишь описание происхождения товара [19]. С другой стороны, допускается возможность использования известных географических наименований для продуктов питания, независимо от причины, по которой соответствующее место известно (например, товарный знак ’Hollywood ’ в отношении жевательной резинки, ’Champs Elys é es ’ – для бутилированной воды).

В-третьих, обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака ЕС, если по своей природе оно способно ввести в заблуждение, например, по поводу качества или географического происхождения товара (ст. 7(1)(g) Регламента о ТЗ ЕС).

Проводя сравнение между PGI/PDO и товарным знаком ЕС в отношении объема охраны, необходимо отметить следующее. Товарный знак ЕС можно рассматривать как частный титул, принадлежащий любому физическому или юридическому лиц, включая лиц, учрежденных в соответствии с публичным правом, обеспечивающий частные, преимущественно экономические интересы. Охрана, предоставляемая коллективному или индивидуальному товарному знаку ЕС против нарушений, одинаковая. Она нацелена на предотвращение использования третьими лицами идентичных или сходных обозначений в качестве товарного знака ЕС в отношении идентичных или сходных товаров, если существует риск смешения или вредоносной ассоциации в связи с таким использованием.

Таким образом, владелец товарного знака ЕС наделен правом запрещать любому лицу без своего согласия использование: 1) идентичного обозначения при выпуске на рынок идентичных товаров в пределах ЕС; 2) того же обозначения для однородных товаров или сходного обозначения для идентичных товаров, если такое использование приводит к вероятности смешения. Более того, товарный знак ЕС, имеющий репутацию в Союзе, получает более широкую охрану, поскольку владелец такого товарного знака ЕС может запретить любому третьему лицу использование данного или сходного обозначения при введении в оборот даже неидентичных товаров, если при использовании данного обозначения третье лицо получает несправедливое преимущество и если такое использование приводит к размыванию различительного характера или репутации товарного знака ЕС.

Например, коллективный товарный знак ЕС ’PARMA ’ состоит из наименования ’PARMA ’ в короне и принадлежит ассоциации Consorzio del prosciutto di parma . Вполне логично, что только производители пармской ветчины, отвечающие условиям использования коллективного товарного знака ЕС, могут стать членами консорциума и вследствие этого указывать данное обозначение на упаковке продукта, в рекламе или другим способом.

В то же время соотношение между PGI/PDO и товарным знаком ЕС может быть проблематичным, когда они содержат одинаковое географическое наименование. В таком случае возникает вопрос о том, какое обозначение превалирует над другим. Соответствующих случаев касаются два положения Регламента:

1) наименование, заявленное на регистрацию в качестве PGI или PDO, не может быть зарегистрировано в связи с репутацией или известностью товарного знака и длительностью его использования, и если регистрация наименования или указания способна ввести потребителя в заблуждение относительно истинного происхождения товара (ст. 6(4));

2) в регистрации товарного знака, использование которого нарушает ст. 13(1) и который относится к тому же типу товара, должно быть отказано, если заявка на регистрацию товарного знака подана после даты подачи заявки на регистрацию PGI или PDO. Товарные знаки, зарегистрированные в нарушение данного правила, признаются недействительными (ст. 14(1)).

Следовательно, можно сделать вывод, что PGI или PDO имеют преимущество перед товарными знаками ЕС. Действительно, товарный знак не может быть зарегистрирован, если он вступает в конфликт с зарегистрированным или поданным на регистрацию PGI или PDO и существует опасность смешения, имитации или введения в заблуждение иным способом. В случае если товарный знак ЕС уже зарегистрирован, регистрация должна быть отменена.

Однако из данных правил предусмотрено два исключения. Первое связано с более ранним товарным знаком, в отношении которого была подана заявка или добросовестно получена регистрация, если отсутствуют основания для признания знака недействительным. Второе касается длительно использующегося и известного товарного знака, который может служить препятствием для регистрации новых PGI или PDO.

В свою очередь, Регламент о ТЗ ЕС также содержит положения, касающиеся возможных конфликтов между рассматриваемыми средствами индивидуализации. В частности, товарный знак не может быть зарегистрирован в случае возражения любого заинтересованного лица в соответствии с законодательством Союза или национальным законодательством о защите PGI/PDO. А также если заявка на регистрацию PGI/PDO уже подана в соответствии с законодательством Союза или национальным законодательством ранее даты подачи заявки на регистрацию товарного знака или ранее даты приоритета, испрашиваемого по такой заявке.

Примером того, каким образом европейский законодатель закрепил баланс между правами на PGI/PDO и товарные знаки, может служить дело, касающееся названия «Баварское пиво». Обозначение ’Bayerisches Bier’ зарегистрировано в 2001 году в качестве PGI. Вскоре после регистрации компания подала иски в ФРГ и Италии, оспаривая действительность товарного знака ’Bavaria’ и ’Bavaria Holland Beer’, принадлежащие нидерландской компании. В судебных разбирательствах на национальном и региональном уровнях, в частности, в Италии, было признано, что данный товарный знак был зарегистрирован добросовестно, поэтому он может сосуществовать с зарегистрированным PGI. Вместе с тем, учитывая особые обстоятельства дела, Суд ЕС постановил, что датой, которую следует принимать во внимание для определения того, подана ли заявка на товарный знак до или после регистрации PGI, была дата вступления в силу регистрации PGI, т. е. 2001 г., а не 1993 г., когда была подана первая заявка в отношении данного PGI [20].

Определенное сходство географических указаний и товарных знаков приводит к тому, что в законодательстве отдельных европейских государств можно встретить примеры объединения соответствующих норм (например, Законы Венгрии и Болгарии). В то же время во многих европейских странах действует смешанная система, предполагающая регламентацию в одном нормативном акте правовой охраны как географических указаний, так и наименований мест происхождения товаров (например, в Чехии, Франции, Греции, Боснии и Герцеговине) [21].

PGI/PDO, в отличие от товарного знака ЕС, не является частным титулом, который принадлежит одному физическому или юридическому лицу для охраны своих экономических интересов. Скорее это маркировка товара, отражающая его качество, свойства, а также исторические основы, традиции, культуру, связывающие данный товар и территорию его производства. Таким образом, PGI/PDO за границами охраны частных интересов группы производителей также является средством охраны культурного наследия, т. е. составляет предмет публичного интереса и по существу предоставляет более широкий объем охраны по сравнению с товарным знаком ЕС.

Как справедливо указывает В.И. Еременко, помимо функции индивидуализации товара данные объекты выполняют функцию правовой охраны его традиционных свойств, а также традиций художественных ремесел и промыслов [21]. Например, в Российской Федерации, где наблюдается обширное культурное и географическое разнообразие, географические указания затрагивают публичную сферу как средство продвижения развития регионов страны [22]. Поэтому вполне можно согласиться с высказываем А.А. Богустова, который полагает, что в отличие от других средств индивидуализации охрана географических указаний отвечает не только частным интересам конкретного лица, но и интересам общества в целом [17].

В праве ЕС это находит отражение в том числе и в процессе осуществления прав, поскольку государства-члены ЕС должны предпринять соответствующие административные и судебные меры для предотвращения или запрета незаконного использования PGI/PDO. Для этого они должны назначить один или несколько ответственных органов власти, контролирующих данное использование. Тем самым реализация положений Регламента обеспечивается не только по инициативе лиц, чьи права нарушены, но и публичными органами.

3. Тенденции развития правовой охраны географических указаний и наименований мест происхождения товаров в ЕС и ЕАЭС: сравнительный анализ. В связи с планируемым после 2020 г. введением в действие в Евразийском экономическом союзе региональной системы регистрации наименований мест происхождения товаров ЕАЭС, важно выявить общие черты и различия по сравнению с существующей региональной системой в ЕС. Наименования мест происхождения товаров ЕАЭС предусматриваются Договором о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров Евразийского экономического союза, подписанным 5 декабря 2018 г. и принятым в соответствии с Договором о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г. [23].

В ЕС унификацией правового регулирования охвачены как наименования мест происхождения товаров, так и географические указания, а также предусмотрены специальные правила для охраны гарантированных традиционных продуктов. Если говорить о законодательствах государств-членов ЕАЭС, то только в законе Армении признаются в качестве охраняемых наименований три названных объекта. При этом гарантированным традиционным продуктом является сельскохозяйственный или пищевой продукт, специфичность которого признана и который зарегистрирован в установленном законодательством порядке [24]. В то же время в ЕАЭС региональная система регистрации предусматривается только в отношении наименований мест происхождения товаров, а в отношении географических указаний закреплены лишь некоторые общие правила, не способные повлиять на гармонизацию правового регулирования, тем более, что не все государства-члены ЕАЭС предусматривают правовую охрану данного объекта в своем национальном законодательстве. Отдельные положения, направленные на гармонизацию правовой охраны географических указаний, включает Протокол № 26 «Об охране и защите прав на объекты интеллектуальной собственности», являющийся приложением Договору о Евразийском экономическом союзе [25].

Однако стоит заметить, что правила, связанные с унификацией и гармонизацией правовой охраны географических указаний и наименований мест происхождения товаров, в ЕАЭС распространяются на любые виды товаров, в то время как в ЕС ограничены сельскохозяйственными и продовольственными товарами. Кроме того, специальные нормы в ЕС приняты для указания географического происхождения вин, ароматизированных вин и спиртных напитков.

Вместе с тем в настоящее время в ЕС обосновывается необходимость разработки новых норм в целях распространения правовой охраны наименований географических объектов в отношении любых промышленных товаров [26]. В частности, эксперты и заинтересованные организации высказывают свои аргументы в пользу распространения охраны географических указаний в отношении несельскохозяйственных товаров. В связи с этим был подготовлен консультационный документ – Зеленая книга. В процессе консультаций были заданы вопросы о том, какой вид наименований должен охраняться и каким образом это отразится на системе охраны географических указаний на уровне ЕС [27].

Следует отметить, что обсуждение вопросов правовой охраны географических указаний в отношении промышленных товаров было инициировано Европейской Комиссией еще в 2011 г. Авторы опубликованного в 2013 г. «Исследования о географических указаниях в отношении несельскохозяйственных товаров на внутреннем рынке» высказались в поддержку введения такой охраны на уровне ЕС. В целом были сделаны выводы о том, что охрана географических указаний в отношении несельскохозяйственных товаров имеет экономическую выгоду, она повысит известность места происхождения, поможет обеспечить рабочие места в пределах данной территории и позволит производителям сотрудничать между собой. Ожидается также, что такая охрана приведет к снижению количества злоупотреблений, например, связанных с выпуском контрафактных товаров. Кроме того, единая система правовой охраны может способствовать торговле товарами с охраняемыми географическими указаниями с третьими странами.

Заключение

Подводя итоги осуществленного исследования, необходимо подчеркнуть, что на региональном уровне в ЕС создана надлежащая правовая база для эффективной охраны географического происхождения сельскохозяйственных и продовольственных товаров в рамках инструментов интеллектуальной собственности, что соответствует интересам как бизнеса, так и общества, в первую очередь, в лице потребителей. Однако в настоящее время региональная система охраны указанных объектов интеллектуальной собственности находится в процессе своего развития, предполагающего в будущем ее дополнение новыми правовыми инструментами, которые касаются охраны географических указаний в отношении промышленных товаров. Это определяется тем, что действующие в ЕС национальные правовые системы предоставляют охрану географическим указаниям в отношении несельскохозяйственных товаров. Поэтому стандартизированная система охраны применительно к таким товарам на региональном уровне должна быть совместима с существующими правовыми рамками.

Библиография
1.
WIPO Director General Visits Portugal, Opens Conference on Geographical Indications. URL: https://www.wipo.int/about-wipo/ru/dgo/news/2019/news_0048.html (дата обращения: 18.07.2019).
2.
Совместная рекомендация о положениях в отношении охраны знаков и других прав промышленной собственности на обозначения в Интернете (с пояснительными комментариями). Принята Ассамблеей Парижского союза по охране промышленной собственности и Генеральной Ассамблеей ВОИС (24 сентября – 3 октября 2001 г.). URL: https://www.wipo.int/edocs/pubdocs/ru/wipo_pub_845.pdf (дата обращения: 21.06.2019).
3.
A Digital Single Market Strategy for Europe: Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions. Brussels, the European Commission. 06.06.2015, COM(2015) 192 final. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=COM%3A2015%3A192%3AFIN (дата обращения: 18.05.2019).
4.
Гурский Р.А. Правовое регулирование сегмента цифровых технологий и электронной коммерции (по материалам конференции Dig-ital Worlds Conference, December 1–2, 2016. Brussels, Belgium) // Актуальные проблемы правоведения. 2017. № 2(54). С. 16–25.
5.
Ревенко Н.С. Единый цифровой рынок ЕС: облегчение доступа к товарам и услугам через Интернет // Экономические стратегии. 2016. Т. 18. № 8(142). С. 56–63.
6.
Regulation (EU) No 1151/2012 of the European Parliament and of the Council of 21 November 2012 on quality schemes for agricultural prod-ucts and foodstuffs // Official Journal of the European Union L 343, 14.12.2012, p. 1–29.
7.
Ядревский О.О. К вопросу о соотношении понятий «географическое указание» и «наименование места происхождения товара» Теоретико-прикладные проблемы реализации и защиты субъективных прав в контексте инновационного социально-экономического развития общества: тез. докл. междунар. науч.-практ. конф., посвящ. памяти Н. Г. Юркевича, Минск, 20–21 апр. 2018 г. / Белорус. гос. ун-т ; редкол.: О. Н. Здрок (отв. ред.) [и др.]. Минск: БГУ, 2018. С. 242–245.
8.
Blakeney M. Protection Gls in Europe. URL: http://www.unife.it/giurisprudenza/giurisprudenza/studiare/food/materiale-didattico/9.3%20EU%20GIs.pdf (дата обращения: 13.05.2019).
9.
Fay F. Geographical indications: Recent developments in the EU / Worldwide Symposium on GIs (Lisbon, 2 July 2019). URL: https://www.wipo.int/edocs/mdocs/sct/en/wipo_geo_lis_19/wipo_geo_lis_19_3.pdf (дата обращения: 18.07.2019).
10.
Nathon N. Geographical indications in the EU. URL: https://www.moag.gov.il/yhidotmisrad/research_economy_strategy/publication/2018/Documents/NATHON_EU_GI_policy.pdf (дата обращения: 27.05.2019).
11.
New database for EU geographical indications aims to increase transparency and simplify search. URL: https://ec.europa.eu/info/news/new-database-eu-geographical-indications-aims-increase-transparency-and-simplify-search-2019-apr-01_en (дата обращения: 24.06.2019).
12.
Regulation (EU) 2019/787 of the European Parliament and of the Council of 15 January 2019 on the definition, description, presentation and labelling of spirit drinks, the use of the names of spirit drinks in the presentation and labelling of other foodstuffs, the protection of geographical indications for spirit drinks, the use of ethyl alcohol and distillates of agricultural origin in alcoholic beverages, and repealing Regulation (EC) No 110/2008 // Official Journal of the European Union L 130 17.05.2019, p. 1–54.
13.
Regulation (EU) No 251/2014 of the European Parliament and of the Council of 26 February 2014 on the definition, description, presentation, labelling and the protection of geographical indications of aromatised wine products and repealing Council Regulation (EEC) No 1601/91. URL: https://eur-lex.europa.eu/eli/reg/2014/251/oj (дата обращения: 17.05.2019).
14.
Regulation (EU) No 1308/2013 of the European Parliament and of the Council of 17 December 2013 establishing a common organization of the markets in agricultural products and repealing Council Regulations (EEC) No 922/72, (EEC) No 234/79, (EC) No 1037/2001 and (EC) No. 1234/2007. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/en/ALL/?uri=CELEX%3A32013R1308 (дата обращения: 17.05.2019).
15.
Van Couter Y. Protecting the origin of foodstuffs in the Europe-an Union indications of origin and trademarks as intellectual property tools // Rivista di diritto alimentare. Anno X. 2016. No 2. P. 47-67.
16.
Velčovská Š., Sadilek T. Analysis of quality labels included in the European Union quality schemes // Czech Journal of Food Sciences. 2014. Vol. 32. No 2. Р. 194–203.
17.
Богустов А.А. Географические указания как объекты интеллектуальной собственности в законодательстве государств-членов ЕАЭС // E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): сборник статей / рук. авт. кол. и отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2019. С. 306–327.
18.
Regulation (EU) 2017/1001 of the European Parliament and of the Council of 14 June 2017 on the European Union trade mark (Text with EEA relevance) // Official Journal of the European Union L 154, 16.6.2017, p. 1–99.
19.
OHIM, Board of Appeal, Himalayan Goji, R0888/2005-4, 3 February 2006.
20.
ECJ, Bavaria NV v Bayerisches Brauerbuns e. V., Judgment of 22 December 2010, Case C-120/08.
21.
Еременко В.И. Наименования мест происхождения и географические указания: международно-правовой аспект // Законодательство и экономика. 2016. № 7. С. 58–70.
22.
Novozhilkina D. Origin-based products in the Russian Federation // WIPO MAGAZINE. 2018. No 5. P. 49–53.
23.
Договор о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров Евразийского экономического союза. URL: https://rupto.ru/ru/news/06-12-2018-sovet-eek-odobril-dogovor-o-tovarnyh-znakah-v-eaes (дата обращения: 27.06.2019).
24.
Закон Республики Армения «О географических указаниях» от 22.05.2010. URL: https://www.aipa.am/ru/Geographical-IndicationsLaw/ (дата обращения: 18.04.2019).
25.
Договор о Евразийском экономическом союзе (подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 15.03.2018) // СПС КонсультантПлюс.
26.
Study on geographical indication for non-agricultural products in the Internal market, February 2013. URL: http://ec.europa.eu/DocsRoom/documents/14897 (дата обращения: 23.05.2019).
27.
Green Paper – Making the most out of Europe’s traditional know-how: a possible extension of geographical indication protection of the European Union to non-agricultural products COM(2014)469 final of 15 July 2014); Consultation – extending EU geographical indication protection to non-agricultural products. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/qid=1553839271864&uri=LEGISSUM:190201_1 (дата обращения: 23.05.2019).
References (transliterated)
1.
WIPO Director General Visits Portugal, Opens Conference on Geographical Indications. URL: https://www.wipo.int/about-wipo/ru/dgo/news/2019/news_0048.html (data obrashcheniya: 18.07.2019).
2.
Sovmestnaya rekomendatsiya o polozheniyakh v otnoshenii okhrany znakov i drugikh prav promyshlennoi sobstvennosti na oboznacheniya v Internete (s poyasnitel'nymi kommentariyami). Prinyata Assambleei Parizhskogo soyuza po okhrane promyshlennoi sobstvennosti i General'noi Assambleei VOIS (24 sentyabrya – 3 oktyabrya 2001 g.). URL: https://www.wipo.int/edocs/pubdocs/ru/wipo_pub_845.pdf (data obrashcheniya: 21.06.2019).
3.
A Digital Single Market Strategy for Europe: Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions. Brussels, the European Commission. 06.06.2015, COM(2015) 192 final. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=COM%3A2015%3A192%3AFIN (data obrashcheniya: 18.05.2019).
4.
Gurskii R.A. Pravovoe regulirovanie segmenta tsifrovykh tekhnologii i elektronnoi kommertsii (po materialam konferentsii Dig-ital Worlds Conference, December 1–2, 2016. Brussels, Belgium) // Aktual'nye problemy pravovedeniya. 2017. № 2(54). S. 16–25.
5.
Revenko N.S. Edinyi tsifrovoi rynok ES: oblegchenie dostupa k tovaram i uslugam cherez Internet // Ekonomicheskie strategii. 2016. T. 18. № 8(142). S. 56–63.
6.
Regulation (EU) No 1151/2012 of the European Parliament and of the Council of 21 November 2012 on quality schemes for agricultural prod-ucts and foodstuffs // Official Journal of the European Union L 343, 14.12.2012, p. 1–29.
7.
Yadrevskii O.O. K voprosu o sootnoshenii ponyatii «geograficheskoe ukazanie» i «naimenovanie mesta proiskhozhdeniya tovara» Teoretiko-prikladnye problemy realizatsii i zashchity sub''ektivnykh prav v kontekste innovatsionnogo sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya obshchestva: tez. dokl. mezhdunar. nauch.-prakt. konf., posvyashch. pamyati N. G. Yurkevicha, Minsk, 20–21 apr. 2018 g. / Belorus. gos. un-t ; redkol.: O. N. Zdrok (otv. red.) [i dr.]. Minsk: BGU, 2018. S. 242–245.
8.
Blakeney M. Protection Gls in Europe. URL: http://www.unife.it/giurisprudenza/giurisprudenza/studiare/food/materiale-didattico/9.3%20EU%20GIs.pdf (data obrashcheniya: 13.05.2019).
9.
Fay F. Geographical indications: Recent developments in the EU / Worldwide Symposium on GIs (Lisbon, 2 July 2019). URL: https://www.wipo.int/edocs/mdocs/sct/en/wipo_geo_lis_19/wipo_geo_lis_19_3.pdf (data obrashcheniya: 18.07.2019).
10.
Nathon N. Geographical indications in the EU. URL: https://www.moag.gov.il/yhidotmisrad/research_economy_strategy/publication/2018/Documents/NATHON_EU_GI_policy.pdf (data obrashcheniya: 27.05.2019).
11.
New database for EU geographical indications aims to increase transparency and simplify search. URL: https://ec.europa.eu/info/news/new-database-eu-geographical-indications-aims-increase-transparency-and-simplify-search-2019-apr-01_en (data obrashcheniya: 24.06.2019).
12.
Regulation (EU) 2019/787 of the European Parliament and of the Council of 15 January 2019 on the definition, description, presentation and labelling of spirit drinks, the use of the names of spirit drinks in the presentation and labelling of other foodstuffs, the protection of geographical indications for spirit drinks, the use of ethyl alcohol and distillates of agricultural origin in alcoholic beverages, and repealing Regulation (EC) No 110/2008 // Official Journal of the European Union L 130 17.05.2019, p. 1–54.
13.
Regulation (EU) No 251/2014 of the European Parliament and of the Council of 26 February 2014 on the definition, description, presentation, labelling and the protection of geographical indications of aromatised wine products and repealing Council Regulation (EEC) No 1601/91. URL: https://eur-lex.europa.eu/eli/reg/2014/251/oj (data obrashcheniya: 17.05.2019).
14.
Regulation (EU) No 1308/2013 of the European Parliament and of the Council of 17 December 2013 establishing a common organization of the markets in agricultural products and repealing Council Regulations (EEC) No 922/72, (EEC) No 234/79, (EC) No 1037/2001 and (EC) No. 1234/2007. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/en/ALL/?uri=CELEX%3A32013R1308 (data obrashcheniya: 17.05.2019).
15.
Van Couter Y. Protecting the origin of foodstuffs in the Europe-an Union indications of origin and trademarks as intellectual property tools // Rivista di diritto alimentare. Anno X. 2016. No 2. P. 47-67.
16.
Velčovská Š., Sadilek T. Analysis of quality labels included in the European Union quality schemes // Czech Journal of Food Sciences. 2014. Vol. 32. No 2. R. 194–203.
17.
Bogustov A.A. Geograficheskie ukazaniya kak ob''ekty intellektual'noi sobstvennosti v zakonodatel'stve gosudarstv-chlenov EAES // E-commerce i vzaimosvyazannye oblasti (pravovoe regulirovanie): sbornik statei / ruk. avt. kol. i otv. red. M.A. Rozhkova. M.: Statut, 2019. S. 306–327.
18.
Regulation (EU) 2017/1001 of the European Parliament and of the Council of 14 June 2017 on the European Union trade mark (Text with EEA relevance) // Official Journal of the European Union L 154, 16.6.2017, p. 1–99.
19.
OHIM, Board of Appeal, Himalayan Goji, R0888/2005-4, 3 February 2006.
20.
ECJ, Bavaria NV v Bayerisches Brauerbuns e. V., Judgment of 22 December 2010, Case C-120/08.
21.
Eremenko V.I. Naimenovaniya mest proiskhozhdeniya i geograficheskie ukazaniya: mezhdunarodno-pravovoi aspekt // Zakonodatel'stvo i ekonomika. 2016. № 7. S. 58–70.
22.
Novozhilkina D. Origin-based products in the Russian Federation // WIPO MAGAZINE. 2018. No 5. P. 49–53.
23.
Dogovor o tovarnykh znakakh, znakakh obsluzhivaniya i naimenovaniyakh mest proiskhozhdeniya tovarov Evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza. URL: https://rupto.ru/ru/news/06-12-2018-sovet-eek-odobril-dogovor-o-tovarnyh-znakah-v-eaes (data obrashcheniya: 27.06.2019).
24.
Zakon Respubliki Armeniya «O geograficheskikh ukazaniyakh» ot 22.05.2010. URL: https://www.aipa.am/ru/Geographical-IndicationsLaw/ (data obrashcheniya: 18.04.2019).
25.
Dogovor o Evraziiskom ekonomicheskom soyuze (podpisan v g. Astane 29.05.2014) (red. ot 15.03.2018) // SPS Konsul'tantPlyus.
26.
Study on geographical indication for non-agricultural products in the Internal market, February 2013. URL: http://ec.europa.eu/DocsRoom/documents/14897 (data obrashcheniya: 23.05.2019).
27.
Green Paper – Making the most out of Europe’s traditional know-how: a possible extension of geographical indication protection of the European Union to non-agricultural products COM(2014)469 final of 15 July 2014); Consultation – extending EU geographical indication protection to non-agricultural products. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/qid=1553839271864&uri=LEGISSUM:190201_1 (data obrashcheniya: 23.05.2019).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - унификация «правового регулирования в сфере охраны географических указаний и наименований мест происхождения товаров в Европейском союзе». Объем статьи превышает требования редакции NB. Требуется некоторое сокращение материала или разбивка на несколько частей. И вообще возникает такое чувство, что представлен материал отчета, не адаптированный под статью по объему. Методология исследования – ряд методов, используемых автором: сравнительно-правовой, формально-юридический, анализ и синтез, логика и др. Актуальность хорошо обоснована автором и выражается в следующем: «В настоящее время к одной из заметных тенденций в условиях формирования и развития цифровой экономики, в которой особую роль играет электронная коммерция и дистанционная торговля посредством сети Интернет, относится повышение экономической значимости географических указаний и наименований мест происхождения товаров». Вот эти вопросы «глобализация усиливает интерес потребителей к товарам с защищенными географическими указаниями, которые обладают особыми свойствами или репутацией благодаря своему происхождению», «глобализация также усиливает и уязвимость географических указаний в связи с их незаконным использованием» рассматриваются в статье. Научная новизна хорошо обоснована в исследовании автора. Она заключается в теоретическом обосновании унификации «правового регулирования в сфере охраны географических указаний и наименований мест происхождения товаров в Европейском союзе». Стиль, структура, содержание заслуживают особого внимания. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, методология, предмет, основная часть и выводы. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский экономический характер. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, что «С учетом возрастающего числа нарушений прав интеллектуальной собственности Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) инициировала принятие Совместной рекомендации о положениях в отношении охраны знаков и других прав промышленной собственности на обозначения в Интернете [2]». Автор отмечает, что «Достаточно успешный опыт в сфере регулирования географических указаний и защиты прав на них накоплен в ЕС», «Цель статьи заключается в анализе правовых основ охраны географических указаний и наименований мест происхождения товаров в ЕС, а также в установлении тенденций развития соответствующего правового регулирования». Далее автор описывает так называемую «Основная часть». Вначале речь идет о разделе «Региональная система правовой охраны географических указаний и наименований мест происхождения товаров в ЕС». Он также пишет: «В настоящее же время действует Регламент Европейского парламента и Совета ЕС от 21 ноября 2012 г. № 1151/2012 «О схемах качества для сельскохозяйственной продукции и продуктов питания» (далее – Регламент), предоставляющий охрану как наименованиям мест происхождения товаров, так и географическим указаниям [6]. Регламент представляет собой акт наднационального права, обязательный для применения государствами-членами ЕС», «Регламент, вступивший в действие 3 января 2013 г., был принят в целях соблюдения прав интеллектуальной собственности, единства внутреннего рынка, а также в целях обеспечения предоставления потребителям достоверной информации относительно качества и происхождения продовольственных товаров» и приводит примеры стран и рассматриваются положения этого акта. При этом автор анализирует международные акты, работы ученых, как российских, так и зарубежных. В качестве примера автор показывает: «В качестве примера строгой связи товара и географической среды можно обратиться к спецификации такого продукта, как «Рокфор» (DPO ‘Roquefort ’), известного гладкого голубого сыра, производимого во Франции». И описывает спецификацию. Автор отмечает, что «Из содержания Регламента следует, что в нем не раскрываются детально правомочия, которыми наделен правообладатель, но в то же время содержится перечень действий, которые характеризуют негативную, запретительную сторону права» и делает акцент на правильный вывод: «В отличие от товарного знака ЕС, в отношении которого прямо закрепляется исключительное право его владельца, права на PGI/PDO не являются исключительными». Обращает внимание, что: «одна из целей установленных схем качества заключается в обеспечении единообразной правовой охраны наименований в качестве права интеллектуальной собственности в пределах территории Союза. Однако данное право интеллектуальной собственности особого рода, неисключительное». И на это обращено внимание в статье «Однако большинством исследователей признается особая специфика данных прав». И переходя к анализу основного вопроса «Соотношение между правами на географические указания и наименования мест происхождения товаров и на товарные знаки ЕС», автор отмечает, что «охрана географических указаний в отношении несельскохозяйственных товаров имеет экономическую выгоду, она повысит известность места происхождения, поможет обеспечить рабочие места в пределах данной территории и позволит производителям сотрудничать между собой. Ожидается также, что такая охрана приведет к снижению количества злоупотреблений, например, связанных с выпуском контрафактных товаров. Кроме того, единая система правовой охраны может способствовать торговле товарами с охраняемыми географическими указаниями с третьими странами». Автор подробно анализирует акты и правильно показывает, что «правила, связанные с унификацией и гармонизацией правовой охраны географических указаний и наименований мест происхождения товаров, в ЕАЭС распространяются на любые виды товаров, в то время как в ЕС ограничены сельскохозяйственными и продовольственными товарами. Кроме того, специальные нормы в ЕС приняты для указания географического происхождения вин, ароматизированных вин и спиртных напитков». Останавливаясь на рынке ЕС, автор правильно пишет: «Вместе с тем в настоящее время в ЕС обосновывается необходимость разработки новых норм в целях распространения правовой охраны наименований географических объектов в отношении любых промышленных товаров [26]». В заключение автор подводит итог: «на региональном уровне в ЕС создана надлежащая правовая база для эффективной охраны географического происхождения сельскохозяйственных и продовольственных товаров в рамках инструментов интеллектуальной собственности» и «Однако в настоящее время региональная система охраны указанных объектов интеллектуальной собственности находится в процессе своего развития, предполагающего в будущем ее дополнение новыми правовыми инструментами, которые касаются охраны географических указаний в отношении промышленных товаров». Так как журнал «Международное право» является научным, направляемые в издательство статьи должны соответствовать требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики нужно обращаться к текстам научных статей, монографий или диссертационных работ оппонентов. Библиография достаточно полная и содержит помимо международных нормативных актов, большое количество современных научных исследований, как российских, так и зарубежных авторов, к которым автор постоянно обращается. Это позволяет автору правильно определить проблемы. Он, исследовав их, раскрывает предмет статьи. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует. Автором используется материал других исследователей. Выводы – работа вероятно заслуживает опубликования в журнале «Международное право», интерес читательской аудитории будет присутствовать.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"