Статья ' Особенности имплементации международных договоров ООН по вопросам космической деятельности в национальное законодательство государств - членов ЕС ' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Особенности имплементации международных договоров ООН по вопросам космической деятельности в национальное законодательство государств - членов ЕС

Рыбаков Анрей Вячеславович

доктор политических наук

профессор кафедры философии, Московский авиационный институт (Национальный исследовательский университет)

125993, Россия, г. Москва, шоссе Волоколамское, 4, оф. ГУК, комн.516

Rybakov Andrew Vyacheslavovich

Doctor of Politics

Professor, the department of Philosophy, Moscow Aviation Institute (National Research University)

125993, Russia, g. Moscow, shosse Volokolamskoe, 4, of. GUK, komn.516

rybackov@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2644-5514.2020.1.30245

Дата направления статьи в редакцию:

09-07-2019


Дата публикации:

09-04-2020


Аннотация.

Предметом исследования в статье является процесс имплементации международных договоров ООН по вопросам космической деятельности в правовые системы государств — членов ЕС. Автор исходит из того, что с учетом незначительного объема принятого в государствах- членах ЕС национального космического законодательства, а также при различиях внутринормативных правовых рамок регулирования космической деятельности, субъекты космической деятельности могут перемещать свою космическую деятельность в те страны, где национальное космическое законодательство более благоприятное. С целью предотвращения этой тенденции, на уровне Европейского Союза существует тенденция по унификации и согласованию законодательства и политики в области космической деятельности. Методологическую основу исследования составили такие общенаучные методы как анализ и синтез, и также институциональный и компаративистский методы. Результатом исследования служит вывод о различном подходе и несогласованности практики имплементации норм международных договоров в национальное космическое законодательство. В частности, в национальном космическом законодательстве государств — членов ЕС по-разному реализуются обязательства по осуществлению государством надзора над деятельностью неправительственных юридических лиц, в частности, различаются процедуры получения разрешений на осуществление космической деятельности субъектами космической деятельности за пределами национальной территории. Есть также различие в вопросах лицензирования космической деятельности. Речь идет о различных требованиях, необходимых для получения лицензии, различиях в сроках рассмотрения заявок, разнообразных национальных органах, выполняющих функции лицензирования космической деятельности. В вопросах ответственности за причиненный космическими объектами вред существуют различные подходы. Практика реализации обязательства по созданию национального реестра космических объектов, запускаемых государствами, также неоднородна.

Ключевые слова: Организация объединенных наций, Европейский союз, государства-члены ЕС, имплементация, международное космическое право, национальное законодательство, космические объекты, космическая деятельность, лицензирование, регулирование

Abstract.

The subject of this article is the process of implementation of UN international agreements on the questions of space activity into the national legislation of EU member-states. The author leans on the fact that considering the insignificant volume of national space legislation passed in the EU member-states, as well as differences of legal framework in regulation of space activity, the actors of space activity can shift their space activity into the countries with more favorable space legislation. For the purpose of prevention of this trend, on the EU level there is a trend on unification and harmonization of legislation and policy in the area of space activity. The conclusion is made on the different approach and disaccord in the practice of implementation of the norms of international agreements into the national space legislation. Particularly, in the national space legislation of the EU member-states, there are differences in exercising state control over the activity of nongovernmental legal entities, namely in the procedures of obtaining a permit for realization of space activity by the actors of space activity outside the national borders. There is also discrepancy in the questions of licensing of space activity: different requirements for license acquisition and terms of application processing, as well as various national authorities executing the function of licensing of space activity.  Approaches also vary with regards to the questions of responsibility for the harm inflicted by space object, so is the practice of creation the national register of space objects launched by the states.

Keywords:

national legislation, international space law, implementation, EU member states, European Union, United Nations, space objects, space activities, licensing, regulation

Введение. Основными актами международного космического права являются пять международных договоров по вопросам космической деятельности, заключенных под эгидой Организации объединенных наций (ООН) в 60-80-х гг. ХХ века. Генеральная ассамблея ООН в своих ежегодных резолюциях о международном сотрудничестве по вопросам исследования и использования космического пространства в мирных целях рекомендует государствам, которые еще не стали сторонами договоров ООН, регулирующих деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства, рассмотреть вопрос о ратификации этих договоров или присоединения к ним в соответствии с национальным законодательством, а также о включении их положений в национальное законодательство. [1, с. 3]

Особую актуальность вопрос имплементации норм международных договоров ООН по вопросам космической деятельности в национальном законодательстве государств приобретает в современных условиях с учетом изменений, которые произошли в космической деятельности. В последнее время в международно-правовой практике субъектами космической деятельности, все чаще становятся не государства, а международные частные компании. Анализ таких современных международных космических программ, как «Морской старт», «Старс», «Арианспейс», которые по своей организационно-правовой форме идентифицируются международными частными компаниями, подтверждает изменения тенденции от активности государственных и межправительственных субъектов в соответствующей сфере к привлечению негосударственных юридических лиц. Учредителями этих международных компаний являются не государства, а юридические лица. Эта тенденция со временем будет только нарастать, поскольку именно посредством неправительственных юридических лиц, а не в рамках международных космических организаций и совместных программ нескольких государств можно быстрее достичь желаемых результатов и получить запланированные прибыли.

С целью урегулирования этой проблемы в 2004 г. в рамках ООН была принята резолюция [2, с. 4], в которой государствам, осуществляющих космическую деятельность, «рекомендуется с целью выполнения своих обязательств по международным договорам ООН по вопросам космической деятельности рассмотреть вопрос о принятии национального космического законодательства, которое бы регулировало процедуру предоставления разрешений на деятельность негосударственных юридических лиц, находящихся под их юрисдикцией, и осуществлять надзор над этой деятельностью». Актуальность национального космического законодательства обусловлена двумя основными причинами: во-первых, необходимостью выполнения обязательств по международным договорам,

участником которых стало государство; во-вторых, необходимостью регулирования участия частного сектора в целях обеспечения согласованности

и предсказуемости при осуществлении им космической деятельности под юрисдикцией соответствующего государства [3, р. 127–130].

Как отмечает по этому поводу В. Копал, система космического права «состоит из принципов и норм международного космического права, установленных Организацией Объединенных Наций, при этом Договор по космосу 1967 г. является его основным источником; принципов и норм, промульгированных другими международными организациями согласно их функциям в области космической деятельности; и многосторонних и двусторонних соглашений по вопросам сотрудничества в космической области, заключенных международными субъектами.

Национальные законы, регулирующие проблемы в сфере космической деятельности в рамках внутригосударственной компетенции отдельных государств, также входят в эту широкую систему современного космического права». [4, с. 9]

Общетеоретические и методологические основы имплементации. Общетеоретические и методологические основы имплементации норм международного права в национальное право подробно освещены в публикациях специалистов по международному праву. В теории международного права термин имплементация (от англ. Implementation - реализация, исполнение) истолковывается как фактическая реализация международных обязательств на внутригосударственном уровне, осуществляемая путем трансформации международно-правовых норм в национальные законы. [5]

Согласно общему правилу, присоединяясь к тем или иным международным договорам, государства-участники принимают тем самым на себя обязательства принять меры по имплементации закрепленных в них норм во внутреннее законодательство.[6, с. 29] Адаптация норм международного права к внутригосударственному праву напрямую зависит от конституционно определенного механизма имплементации норм международного права в национальное. Начальным этапом реализации международно-правовых норм является акт ратификации международного договора. Порядок ратификации международных договоров определен нормами международного права, а также конституционного и других отраслей права конкретного государства.

По характеру и возможности применения на национальном уровне нормативные предписания разделяют на самоисполнимые и те, исполнение которых зависит от помощи национального права. [7] Как правило, вопрос об отнесении тех или иных положений международного права к самоисполнимым нормам или требующим помощи со стороны национального законодательства в разных государствах будет решаться по-разному. Так, фактом является то, что в процессе имплементации правового акта государства могут также применять различные способы имплементации международно-правовых норм. К основным способам имплементации международно-правовых норм в национальную систему права в теории международного права отнесены: инкорпорация (непосредственное включение норм международного права во внутригосударственное право); трансформация (связана с полной переработкой текста международно-правового акта или отдельных его статей с принятием на этой основе норм внутреннего права); отсылки (указание во внутригосударственном нормативно-правовом акте на международное право как источник, регулирующий отсылочные отношения).

В государствах — членах ЕС в основном используется последний способ, согласно которому положения международного договора распространяются и на сферу действия внутригосударственного права. Как правило, этот способ используется в тех государствах, где международные договоры признаны частью национального законодательства. Так, в конституциях Греции (ст. 28), Болгарии (п. 4, ст. 5), Эстонии (ст. 123), Германии (ст. 25), Франции (ст. 55), Испании (ст. 96), Италии (ст. 10) предусмотрено, что все международные договоры, в том числе конвенции,

является частью национального законодательства этих государств. [8]

Международные договоры могут содержать так называемые имплементационные

статьи, предусматривающие обязательства государств принять необходимые меры на национальном уровне. Такие статьи содержат и международные договоры ООН по вопросам космической деятельности.

Первостепенное значение для действия норм национального космического законодательства имеет ст. 6 Договора о космосе, согласно которой «Государства - участники Договора несут международную ответственность за национальную деятельность в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, независимо от того, осуществляется ли она правительственными органами или неправительственными юридическими лицами, и за обеспечение того, чтобы национальная деятельность проводилась в соответствии с положениями, содержащимися в настоящем Договоре. Деятельность неправительственных юридических лиц в космическом пространстве должна осуществляться с разрешения и под постоянным наблюдением соответствующего государства». [9, ст. 6]

По общему правилу международного публичного права государство не несет ответственности за действия своих юридических и физических лиц, за исключением тех случаев, когда они не действуют по его поручению или от имени государства. [10, с. 218–219] В международном космическом праве, как следует из этой статьи, действует принцип международной ответственности за всю национальную космическую деятельность независимо от того, какими конкретными субъектами она осуществляется. Эта статья, как отмечает А. В. Яковенко, «прямо касается публичного характера космического права и действующего Договора о космосе, согласно которому международная публично-правовая и гражданско-правовая ответственность за деятельность, осуществляемую в космическом пространстве, а также связанные с ней юридические последствия возлагаются исключительно на государство, даже в тех случаях, когда такую деятельность осуществляют исключительно частные юридические лица без государственного участия» [11, с. 38–39]. Такого же мнения придерживается Г. П. Жуков, отмечая, что «эта статья является важной новеллой общего международного права, которому известна ответственность государств только за деятельность своих органов, оставляя ответственность за действия своих юридических лиц за пределами своих рамок международному частному праву» [12, с. 25]. К тому же, это практически единственное нормативное положение, непосредственно касающееся негосударственных юридических лиц. При этом ни в Договоре о космосе, ни в других нормативно-правовых актах нет определения термина «неправительственные юридические лица». В доктрине под этим термином принято понимать национальные частные компании, транснациональные компании, совместные предприятия, осуществляющие производственно-коммерческую деятельность, а также национальные, международные неправительственные, общественные организации, осуществляющие научную деятельность. Во многих государствах - членах ЕС наблюдается тенденция к росту числа юридических лиц, осуществляющих космическую деятельность. В частности, как уже отмечалось, ряд предприятий государств-членов ЕС являются участниками проекта «Арианспейс» — консорциума частных компаний Франции,

Германии, Италии, Великобритании, Бельгии, Испании, Нидерландов.

Учитывая эти тенденции, детального урегулирования на национальном уровне требует определение правового статуса неправительственных юридических лиц, осуществляющих космическую деятельность, с разрешения и под постоянным надзором соответствующей страны. Этот вопрос может быть решен путем лицензирования космической деятельности, поскольку именно государство несет международную ответственность за деятельность его неправительственных юридических лиц.

Важное значение для принятия мер на внутригосударственном уровне имеет и ст. 7 Договора о космосе: «Каждое государство — участник Договора, которое осуществляет или организует запуск объекта в космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, а также каждое государство — участник Договора, с территории или установок которого производится запуск объекта, несет международную ответственность за ущерб, причиненный такими объектами или их составными частями на Земле, в воздушном или в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, другому государству — участнику Договора, его физическим или юридическим лицам». [9, ст. 7] В отличие от международного морского или воздушного права, согласно которому вопросы имущественной ответственности за причиненный вред решаются в гражданско-правовом порядке (ответственность владельцев и операторов), в международном космическом праве действует специфический институт международно-правовой ответственности.

Так, в случае причинения вреда третьим лицам юридическим лицом в результате осуществления космической деятельности, ответственность согласно ст. 7, несет государство, на территории которого создана и зарегистрирована частная компания.

Учитывая, что вопрос ответственности юридических субъектов не урегулирован на международном уровне, включение соответствующих норм в национальное законодательство служит эффективным механизмом для регламентации вопросов ответственности неправительственных юридических лиц за вред, причиненный вследствие осуществления ими космической деятельности. Важность принятия национального космического законодательства Ф. фон дер Дунк обосновывает тем, что Конвенция об ответственности не регламентирует, в частности, вопросы причинения вреда космическим объектом физическим и юридическим лицам самого запускающего государства. [13, p. 27]

Национальное космическое законодательство в государствах - членах ЕС. Национальное космическое законодательство в государствах - членах ЕС было принято именно с целью регулирования космической деятельности национальных субъектов. Это происходило в таком хронологическом порядке: закон «О космической деятельности» и декрет о космической деятельности Швеции 1982 г.; закон «О космической деятельности» Великобритании 1986 г.; закон «Об осуществлении запуска, пилотируемых операций и управления космическими объектами» Бельгии 2005 г. с изменениями 2008 г.; закон «О безопасности данных, получаемых со спутников» ФРГ 2007 г.; закон «О космической деятельности» Нидерландов 2008 г.; закон «О космических операциях» Франции 2008 г., закон «О космической деятельности» Австрии 2011 г. Все эти законы неоднородны как по реализации обязательств международных договоров, предусматривающих действие национального космического законодательства, так и по объему правового регулирования и содержания. Так, самым коротким является закон «О космической деятельности» Швеции - всего десять статей. Германия, Испания, Италия приняли законодательные акты, регулирующие лишь отдельные аспекты космической деятельности. В Германии закон «О безопасности данных, получаемых со спутников» регулирует лишь один аспект космической деятельности, а именно обеспечение безопасности в процессе распространения

данных дистанционного зондирования Земли; в Испании королевским указом № 278 1995 г. было законодательно закреплено создание национального реестра космических объектов. А вот в Италии национальное космическое законодательство регулирует только два аспекта космической деятельности: возмещение ущерба, причиненного космическими объектами (закон от 25 января 1983 г., № 23) и порядок регистрации космических объектов (закон от 12 июля 2005 г.). Космическое законодательство Великобритании, Бельгии, Нидерландов, Швеции, Франции можно отнести к разряду комплексных актов, характеризующихся широкой сферой правового регулирования космической деятельности. [14, р. 358]

В большинстве государств — членов ЕС такого национального законодательства

нет, прежде всего, потому, что до сих пор вся космическая деятельность считалась или видом государственной деятельности или такой, которая предусматривает значительное участие государственного сектора, а единственными субъектами космической деятельности были государства и международные межправительственные организации, правовой режим деятельности которых в этой сфере определен международными договорами ООН по вопросам космической деятельности и другими источниками международного космического права. Именно по этой причине большинство государств — членов ЕС имеют лишь отдельные акты о ратификации международных договоров, регулирующих космическую деятельность. В частности, к ним относятся Австрия, Болгария, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Финляндия, Чехия, Италия, Кипр, Люксембург, Германия, Польша, Португалия, Румыния, Словакия, Венгрия. Кроме того, такие государства — члены ЕС, как Эстония, Латвия, Мальта, Словения не только не имеют законодательства в этой сфере, но и не ратифицировали большинства основных международных договоров ООН, регулирующих космическую деятельность. В то же время Договор о космосе устанавливает обязательства по принятию национального законодательства в каждом государстве с целью обеспечения реализации ст. 6 этого договора. Из этого следует, что все государства - участники этого договора обязаны принимать национальное космическое законодательство, суть которого сводится к регулированию условий

предоставления неправительственным юридическим лицам лицензий на право осуществлять космическую деятельность и постоянное наблюдение, которое государства должны обеспечить в соответствии с положениями настоящего Договора. Хотя, по мнению Кейзера, «обязательство по принятию национального космического законодательства не вытекает из договора о космосе. Договор не устанавливает четкого требования о принятии национального законодательства с целью имплементации этой нормы, а лишь обязывает, что деятельность неправительственных юридических лиц должна проводиться с разрешения и под постоянным наблюдением соответствующего государства — участника Договора».

[15, р. 190] По мнению Ф. Данна, «трудно представить, как государство может выполнять это обязательство без принятия мер на внутригосударственном уровне». [16, р. 129]. В то же время в ст. 6 Договора о космосе механизм реализации этого обязательства не регламентирован. Возможно, поэтому, на сегодняшний момент лишь более 20 стран мира из 103, которые являются сторонами этого договора, приняли соответствующее национальное космическое законодательство.

Многие страны не имеют национального космического законодательства, потому что не считают себя «космическими» государствами. Однако, рост числа неправительственных юридических лиц, осуществляющих космическую деятельность, может повлечь за собой также участие и таких государств. Кроме того, государства, которые принимают участие в международных организациях по вопросам космического сотрудничества, должны учитывать международно-правовые рамки космической деятельности. Даже если каждое государство само определяет, каким образом принимать на себя международную ответственность в

связи с национальной космической деятельностью, введение определенных правил на национальном уровне отвечало бы, прежде всего, интересам этого государства. Как отмечает Н. Г. Юзбашян, промедление с принятием государствами национального законодательства, необходимого для регулирования такой деятельности, может привести к ситуации, когда у юридического лица, являющегося владельцем космического объекта, может возникнуть проблема из-за того, что в государстве, в котором оно зарегистрировано, нет необходимых норм, к примеру, для сертификации космического объекта. [17, с. 51] Своевременно созданная и согласованная с международным правом национальная законодательная база является залогом стабильного развития космической деятельности.

Основные выгоды от принятия государства национального космического законодательства перечислены в рабочем документе, представленном Австралией, Австрией, Германией, Грецией, Индией, Канадой, Нидерландами, Францией, Украиной и Швецией Комитету ООН по исследованию и использованию космического пространства для рассмотрения на его 43-й сессии.[18, с. 2]. Так, принятие государством такого законодательства обеспечит осуществление юрисдикции и контроля страны над космическим объектом; уменьшение риска аварий при запуске и причинении вреда в связи с космической деятельностью; эффективную компенсацию за такой ущерб. Обеспечивающее государство, несет ответственность в соответствии с механизмами Конвенции об ответственности, предусматривающей получение от неправительственных юридических лиц возмещения причиненных ими убытков.

В то же время, нормы Договора о космосе относительно действия национального космического права устанавливают лишь общую схему взаимодействия с неправительственной деятельностью на основании содержания взаимосвязанных статей 6, 7, 8 настоящего Договора, возлагающих определенные права и обязательства неправительственных юридических лиц на государство, которое должно разрабатывать для этих целей национальное космическое законодательство. [19, р. 139–140]

Такое положение вещей в определенной степени обусловлено необходимостью выработки общей концепции относительно необходимых категорий национального космического законодательства. Определение, хотя бы в общем виде, основных элементов национального космического законодательства будет способствовать принятию государствами национально-правовых актов и выполнению международно-правовых обязательств.

Попытки выработки такой концепции неоднократно предпринимались на разных уровнях. В частности, начиная с 2002 г. под эгидой ООН проведен ряд семинаров. Так, 18–22 ноября 2002 г. ООН совместно с международным институтом космического и воздушного права в Гааге провела первый семинар «Создание потенциала космического права» [20, с. 2, 4] с целью содействия пониманию, принятию и реализации договоров и принципов ООН, касающихся космического пространства и обмена информацией о национальном космическом законодательстве. Эти же вопросы обсуждались 3-6 ноября 2003 г. на семинарах ООН с Республикой Кореей, организованных для стран Азии и региона Тихого океана; с правительством Нигерии в интересах государств африканского региона (Абуджа, 21–24 ноября 2005 г).; с правительством Исламской Республики Иран и Иранским космическим агентством и при поддержке Азиатско-Тихоокеанского организации космического сотрудничества (АТОКСИЛ) в Тегеране 8–11 ноября 2009 г.; с правительством Таиланда и Управлением по вопросам развития геоинформатики и космической техники Таиланда при поддержке ЕКА и АТОКСИЛ в Бангкоке 16–19 ноября 2010 г. В работе этих семинаров принимали участие представители многих государств, в том числе и государства — члены

ЕС. Активным участником было и ЕКА. Как свидетельствуют материалы этих встреч, общим основанием для принятия национального законодательства признана необходимость выполнения обязательств по международным договорам, участником которых стало государство, необходимость обеспечения согласованности и предсказуемости космической деятельности под юрисдикцией государства и необходимость обеспечения системы практического регулирования участия частного и коммерческого секторов. Одним из результатов работы семинаров стали рекомендации по основным категориям, которые должны найти отражение в национальном космическом законодательстве. [21, р. 265–266]

К таким категориям относятся сфера применения; процедуры санкционирования

и лицензирования национальной космической деятельности, в том числе проводимой неправительственными юридическими лицами; процедуры обеспечения надзора и контроля над космической деятельностью, осуществляемой в рамках национальной юрисдикции; процедуры, обеспечивающие регистрацию объектов, запускаемых в космическое пространство; создание национального режима ответственности за космическую деятельность; положения, обеспечивающие безопасность ведения космической деятельности; положения, регулирующие передачу права собственности на космические объекты на орбите

или контроля над ними.

В отчете Комитета ООН по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях от 11–20 июля 2014 г. подчеркивается важность обмена информацией о национальном космическом законодательстве, что позволит государствам возможность всесторонне ознакомиться с его современным состоянием и изучить различные принципы создания национальных систем правового регулирования [22, с. 39].

Среди ключевых элементов национального космического законодательства и мер государственного регулирования космической деятельности важнейшим является лицензирование. В ходе лицензирования государство через уполномоченные им органы определяет способность определенных субъектов хозяйствования осуществлять космическую деятельность.

Для выяснения особенностей имплементации нормы ст. 6 Договора о космосе в национальное законодательство государств — членов ЕС, проанализируем лицензионный порядок по четырем критериям: 1) определение деятельности, которая требует лицензирования; 2) область распространения лицензии; 3) уполномоченный орган; 4) условия предоставления лицензий. Учитывая комплексный характер национального космического законодательства Швеции, Великобритании, Нидерландов, Бельгии и Франции, будем оценивать эти критерии с помощью сравнительно-правового анализа законодательства этих стран.

Первой особенностью национальных систем лицензирования космической деятельности государств — членов ЕС является то, что в круг лицензирования в них отнесены различные виды космической деятельности. Так, в Швеции к лицензированию относится любая космическая деятельность, производимая в космическом пространстве, включая запуск объектов в космическое пространство и все мероприятия по маневрированию или любого другого влияния на объекты, запущенные в космическое пространство. [23, раздел 1] В Великобритании лицензированию подлежат запуск, заказы на запуск космического объекта и любая

другая космическая деятельность, как в Соединенном Королевстве, так и на других территориях. [24, ст. 1, 2] Национальное законодательство Бельгии и Нидерландов определяют конкретные виды космической деятельности и являются идентичными в определении этих видов. Это запуск, пилотируемые операции и управления космическими объектами (ст. 1 Закона «Об осуществлении запуска, пилотируемых операций и управления космическими объектами» Бельгии и ст. 2 закона «О космической деятельности» Нидерландов). [25, ст. 1, 26, ст. 2] Во Франции положения закона «О космических операциях» определяют любую деятельность по запуску или попытки его осуществления, а также контроль над космическим объектом во время его запуска в космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела и, при необходимости, во время его возвращения на Землю [27, ст. 1]. А вот в Германии закон «О безопасности данных, получаемых со спутников», в круг лицензирования относит лишь один вид космической деятельности — дистанционное зондирование Земли [28, ч. 2, § 3].

Вторым важным критерием является определение категории субъектов космической деятельности, подлежащих лицензированию. К национальным субъектам космической деятельности национальное законодательство государств - членов ЕС относит физических и юридических лиц, получивших соответствующее разрешение на осуществление космической деятельности. В законодательстве Франции и Бельгии такие субъекты называются космическими операторами. Так, в соответствии со ст. 1 Закона Франции, под термином «космический оператор» понимается любое физическое или юридическое лицо, которое независимо проводит под свою ответственность космическую операцию. [27, ст. 1] А вот в законодательстве Бельгии термин «оператор» употребляется для обозначения лица, производящего или обязующегося осуществлять деятельность, которая определена в этом законе и гарантирует при этом эффективный контроль над космическим объектом. [25, ст. 3]

Большинство режимов лицензирования в государствах — членах ЕС, принявших такое законодательство (в частности в Швеции, Франции, Великобритании, Нидерландах) предусматривают разрешительный порядок космической деятельности, осуществляемой с национальной территории, а также за пределами национальной территории, в которой принимают участие граждане соответствующего государства. В частности, в разделе 2 закона «О космической деятельности» Швеции предполагается, что любая космическая деятельность не может осуществляться с территории Швеции любой другой стороной, кроме государства Швеции, без лицензии. [23] Кроме того, в п. 2 той же статьи содержится требование об обязательности получения лицензии физическими и юридическими лицами Швеции, даже если такая деятельность осуществляется за ее пределами.

Идентичные требования содержатся и в законе «О проведении космических операций» Франции. [27, ст. 2] Согласно законодательству этих стран лицензии должны иметь также иностранные граждане и организации, осуществляющие космическую деятельность под юрисдикцией одной из этих стран. Это означает, что гражданин Швеции, который намерен осуществлять космическую деятельность на территории Франции, должен получить разрешение или лицензию одновременно от двух государств. Чтобы избежать подобного дублирования законодательных требований, в межгосударственном соглашении нужно четко определить, какая из сторон будет осуществлять соответствующую юрисдикцию. В отличие от космического законодательства Швеции и Франции, закон «О космической деятельности» Великобритании распространяется исключительно на физических и юридических лиц Великобритании, то есть на деятельность, которую проводят иностранные субъекты хозяйствования с территории Великобритании, этот закон не распространяется. Так, в ст. 2 указано, что закон применяется ко всем гражданам Соединенного Королевства, в том числе к гражданам, которые проживают на территориях, зависимых от Соединенного Королевства, британских граждан, проживающих за рубежом, и распространяется на британские предприятия, расположенные за рубежом, а также на шотландские фирмы и организации, созданные в соответствии с законодательством любой части Соединенного Королевства. [24, ст. 2]

Несколько иной лицензионный порядок космической деятельности за пределами национальной территории предусмотрен в Нидерландах. Так, закон «О космической деятельности» Нидерландов распространяется на граждан и юридических лиц Нидерландов, осуществляющих космическую деятельность за ее пределами только при условии, что такое государство не является стороной договора о космосе. Среди государств - членов ЕС такими государствами является Латвия, Мальта, Словения, Хорватия. Так, в соответствии со ст. 2, космическая деятельность регулируется этим законом, если она производится в Нидерландах

или с корабля или воздушного судна под флагом Нидерландов. [26] Кроме того, действие закона распространяется на космическую деятельность, которую осуществляют физические и юридические лица на территории Нидерландов или на / с территории государства, корабля, воздушного судна, которое не является стороной договора о космосе. Исключение составляет законодательство Бельгии, сфера применения которого не предусматривает распространение лицензирования

на ее граждан, которые намереваются осуществлять космическую деятельность за рубежом. То есть режим лицензирования в этой стране предусматривает предоставление разрешения на космическую деятельность, осуществляемую исключительно на национальной территории. В соответствии с п. 1 ст. 2 этого закона, сфера правового регулирования охватывает деятельность по запуску, пилотируемых операций и управлению космическими объектами, которую проводят физические и юридические лица на территориях, находящихся под юрисдикцией или контролем Бельгии или при использовании установки, движимого или недвижимого имущества, принадлежащего государству или находящегося под его юрисдикцией или контролем. [25] Согласно Договору о космосе, государство должно обеспечивать постоянный контроль своих юридических лиц. Исходя из этого, закон Бельгии «Об осуществлении запуска, пилотируемых операций и управлении космическими объектами» распространяется только на лиц, находящихся на его территории. В соответствии с п. 2 ст. 2 этот закон может применяться в отношении деятельности, указанной в п. 1 настоящей статьи, которую проводят физические или юридические лица Бельгии за пределами государства, только при условии заключения соответствующего международного соглашения. [25]

Функции контроля над соблюдением лицензиатами лицензионных условий и обеспечения выполнения этого обязательства Договор о космосе возлагает на соответствующее государство. [9, ст. 6] При этом конкретный государственный орган, который должен выполнять эти функции не определен. Как показывает практика, общее руководство космической деятельностью осуществляют правительства и руководители соответствующих государств, а конкретные функции в этой сфере возлагаются на специально уполномоченные органы государственного управления, в частности, космические агентства, комитеты, национальные советы, центры. Учитывая небольшое количество государств, принявших соответствующие механизмы для лицензирования и наблюдения

над космической деятельностью неправительственных юридических лиц, следует отметить, что такая практика не является достаточной для утверждения международного обычая. Право выполнять эти функции зависит от воли государства.

В государствах — членах ЕС предоставление таких разрешений относится к компетенции соответствующего министерства, отвечающего за космические вопросы. Так, в Швеции полномочия по предоставлению лицензий относится к компетенции правительства; в Нидерландах - министерства экономики; в Бельгии - Министерства по вопросам космических исследований; во Франции - министерства научных исследований; в Великобритании - Государственного секретаря. В национальном законодательстве государств - членов ЕС прописаны схожие общие требования, без соблюдения которых неправительственные юридические лица не могут получить лицензию на осуществление космической деятельности. Эти требования касаются обеспечения национальной безопасности, здравоохранения, людей, имущества, международных обязательств, охраны окружающей среды. В то же время, такие требования определяет соответствующий орган в некоторых государствах - членах ЕС по принципу «для каждого конкретного случая», а их нарушение служит основанием для отказа в предоставлении лицензии (ст. 3 соответствующего закона Швеции, ст. 4 Закона Великобритании, ст. 5 закона Бельгии). В частности, в Швеции такие общие требования определяет правительство. Такая гибкая система для предоставления разрешений на осуществление космической деятельности создает достаточно широкие возможности для принятия решения по усмотрению уполномоченного органа, который в каждом конкретном случае может выдвинуть дополнительные требования к оператору. Некоторые государства-члены ЕС (Великобритания, Нидерланды) в своем национальном космическом законодательстве предусмотрели возможность выдвижения дополнительных требований соответствующим государственным органом, с учетом конкретной деятельности лицензиата.

Космическое законодательство Франции и Бельгии содержит еще и экологические требования. К примеру, для оценки влияния космической деятельности на окружающую среду министры назначают специальных экспертов. При этом такая оценка должна проводиться в начале, во время и в конце космической деятельности национальных субъектов космической деятельности (ст. 8 Закона об осуществлении запуска, пилотируемых операций и управления космическими объектами Бельгии). [25] А вот в законе «О проведении космических операций» Франции не определено ни процедуры предоставления разрешения, ни перечня

требований к его получателю. Эти вопросы регулируются отдельным правовым актом, а именно Декретом о предоставлении разрешений. На принятие о предоставлении или отказе в предоставлении лицензии на заявленный вид космической деятельности соответствующим органом в государствах- членах ЕС отведены разные сроки: от двух до четырех месяцев в Швеции, до трех в Бельгии (ст. 9) и Франции и от двух до шести месяцев в Великобритании. [29, р. 141]

Для контроля над соблюдением требований к лицензированной космической деятельности государства - члены ЕС применяют процедуры надзора и мониторинга, инспектирования на местах или отчетности о выполнении обязательств. В режимах регулирования применяются административные меры за незначительные нарушения, санкции, а в Швеции и Франции, меры уголовного наказания за более серьезные правонарушения.

В национальном космическом законодательстве государств - членов ЕС регламентированы также процедуры регистрации объектов, запущенных в космическое пространство. Так, Конвенция о регистрации четко требует внутригосударственного имплементационного законодательства, в частности, в двух аспектах. [30, р. 25] Во-первых, государства — участники обязаны создать национальный реестр космических объектов, запускаемых государствами. [31, ст. 2] Во-вторых, информация, которая вносится в национальный реестр, должен соответствовать Конвенции о регистрации. Соответственно, п. 1 ст. 4 Конвенции, каждое государство после национальной регистрации представляет Генеральному секретарю ООН следующую информацию: название запускающего государства или государств; соответствующее обозначение космического объекта или его регистрационный номер; дата и территория — место запуска; основные параметры орбиты: период обращения, наклон, апогей, перигей; общее назначение космического объекта. [31]

По состоянию на 2017 г. к Конвенции присоединились 18 государств - членов ЕС. По степени реализации этого обязательства государства - члены ЕС можно разделить на несколько групп: 1) государства, не имеющие специального закона, или нормы по этому вопросу, а национальный реестр, как правило, создается в рамках национальной космической программы (Чехия) или в форме приложения к реестру воздушных летательных аппаратов (Германия); 2) государства, в которых

правила регистрации определены в соответствующем законе о космической деятельности (Швеция, Великобритания, Нидерланды, Бельгия, Франция); 3) государства, принявшие отдельные законы о создании национального реестра (Испания, Италия). Остальные государства - члены ЕС не ведут реестра по той причине, что пока самостоятельно не осуществляют значительной космической деятельности. Эти государства активно участвуют в этой сфере в качестве членства в ЕКА (Австрия, Румыния, Финляндия, Португалия, Греция, Дания, Ирландия и Люксембург) или на основе заключенного с ним соглашения о сотрудничестве

(Кипр, Латвия, Литва, Словакия, Эстония, Словения).

В государствах — членах ЕС, принявших законы о космической деятельности, предусмотрено создание национального реестра космических объектов, а в информации, вносимой в национальный реестр, содержится обязательство о соответствии критериям, определенным в Конвенции о регистрации. Это положение зафиксировано в законодательстве государств — членов ЕС (ст. 4 декрета «О космической деятельности Швеции; ст. 7 закона «О космической деятельности» Великобритании; ст. 14 Закона «Об осуществлении запуска, пилотируемых операций и управления космическими объектами» Бельгии; ст. 11 закона «О космической деятельности» Нидерландов и ст. 12 закона «О проведении

космических операций» Франции). Некоторые из государств — членов ЕС, не приняли таких законов и правила регистрации определили в специальных нормативно-правовых актах. Например, в Испании создание национального реестра предусмотрено Королевским указом 1995 г., в Италии — законом о регистрации космических объектов 2005 г. Требования к форме и публикации реестра, а также порядок его ведения определяют конкретные государственные органы. Например, в Швеции функции регистрации отнесены к компетенции Национального космического совета (раздел 4 декрета о космической деятельности), в Великобритании эти функции выполняет государственный секретарь (п. 1 ст. 7), в Нидерландах — министерство по экономическим вопросам (ст. 11, п. 3), в Бельгии требования к форме и публикации реестра, а также порядок его ведения определяет король (ст. 14 п.1), во Франции — Национальный центр космических исследований (ст. 12).

Процедуры регистрации космических объектов в государствах — членах ЕС, имеют некоторые различия. [32] Они касаются, прежде всего, обозначения космического объекта или его регистрационного номера. Некоторые государства - члены ЕС (Чехия, Франция, Германия, Швеция, Великобритания) используют международную систему обозначения (год запуска/количество успешных запусков/порядок регистрации космических объектов). Другие, в частности, Испания, а также ЕКА, используют обозначения, принятые в своих реестрах. В этих случаях также присваивается общее название. Для указания даты запуска одни государства используют время по Гринвичу (Чехия, Франция, Германия, Швеция, Великобритания, Италия, ЕКА), другие (Испания) — местное время. Очерчивая территорию или местоположение запуска, некоторые государства предоставляют информацию о местоположении или территории запуска, даже если этот объект запускается с территории другого государства.

Анализируя режим ответственности, установленный национальным космическим законодательством, прежде всего, отметим, что Конвенция об ответственности устанавливает два ее вида: абсолютную и ответственность по вине [33, ст. 2]. В соответствии со ст. 2 настоящей Конвенции, запускающее государство несет абсолютную ответственность за выплату компенсации за ущерб, причиненный ее космическим объектом на поверхности Земли или воздушному судну в полете. Ответственность не ограничена ни в финансовом размере, ни во времени. Ответственность является абсолютной за исключением, случаев, когда государство

докажет, что ущерб явился полностью или частично результатом грубой небрежности или действия или бездействия, совершенных с намерением причинить вред со стороны государства истца или физических или юридических лиц, которых оно представляет. [33, ст. 6]

Положения Конвенции об ответственности не применяются «к случаям ущерба, причиненного космическим объектом запускающего государства: a) гражданам этого запускающего государства; б) иностранным гражданам в то время, когда они участвуют в операциях, связанных с этим космическим объектом, со времени его запуска или на любой последующей стадии вплоть до его спуска, или в то время, когда они находятся по приглашению этого запускающего государства в непосредственной близости от района запланированного запуска или возвращения объекта». [33, ст. 7] Решение этих вопросов отнесено к национальному праву. Если государство выплатило компенсацию за ущерб, причиненный космическим объектом, принадлежащим частной компании, оно имеет право потребовать от компании возмещения понесенных расходов.

В национальном космическом законодательстве государств - членов ЕС используются различные подходы к определению режима ответственности этих субъектов. В Швеции и Великобритании действует принцип неограниченной ответственности, то есть, установлены обязательства возместить государству все убытки, понесенные в результате космической деятельности соответствующих субъектов. В отличие от Швеции и Великобритании, в космическом законодательстве Нидерландов, Бельгии и Франции предусмотрены специальные механизмы регулирования космической деятельности, которую осуществляют субъекты космической деятельности. Это связано с тем, что Конвенция об ответственности возлагает международную ответственность исключительно на государства, участвующие в ней и Договоре о космосе, поэтому каждое государство заинтересовано в создании эффективного механизма финансового обеспечения для покрытия возможных убытков, причиненных космическим объектом, где данное государство выступает «запускающим». Заинтересованные в укреплении частного космического сектора государства создают внутренние правовые механизмы ограничения размеров ответственности коммерческих организаций, которые нанесли ущерб третьим лицам в пределах своей космической деятельности, распределения рисков между государством и промышленностью. [34, с. 114–115]

Одним из обязательных требований для предоставления лицензии, в соответствии со ст. 3 и 6 закона «О космической деятельности» Нидерландов, является осуществление страхования от наступления ответственности в связи с космической деятельностью будущим лицензиатом. Закон ввел новый термин «максимально возможный охват», который имеет большое значение для положений об ответственности. В каждом конкретном случае министр по экономическим вопросам определяет, какая сумма может быть «разумно» охвачена страхованием. В то же время закон ограничивает размер возмещения оператором вреда суммой, покрываемой страховкой. В ст. 6 закона Франции «О проведении космических операций» также содержится обязательство, согласно которому операторы должны быть застрахованы на сумму, которая может возникнуть в случае наступления ответственности. Страховой предел фиксируется согласно критериям, установленным в ст. 14 этого закона и в соответствии с законом Франции «О финансах». Только в законе «О проведении космических операций» Франции для операторов предусмотрен механизм государственной гарантии. Этот механизм заключается в следующем: если установленные суммы ответственности превышают суммы страхового покрытия ответственности, разницу оплачивает правительство. Условия предоставления этой гарантии определены в ст. 15 этого закона.

Итак, в национальном космическом законодательстве государств - членов ЕС применяются два механизма возмещения вреда: 1) устанавливается обязательство возместить государству все убытки, понесенные в результате осуществления субъектами космической деятельности (неограниченная ответственность) (Швеция, Великобритания); 2) суммы, необходимые для компенсации определяются по каждой лицензии или равны максимальной сумме страхового покрытия ответственности, которую субъекты космической деятельности должны уплатить при наступлении ответственности (Бельгия, Нидерланды, Франция). Иными словами, сумма, которая страхуется, зависит от суммы, которую субъекты космической деятельности должны уплатить при наступлении ответственности.

Второй механизм, по нашему мнению, больше способствует привлечению частного сектора в эту сферу.

Выводы.Подводя итог, следует отметить, что национальное космическое законодательство играет все большее значение в регулировании деятельности неправительственных юридических лиц, которые они могут осуществлять только с разрешения государства. В то же время, имплементация международных договоров ООН по вопросам космической деятельности в национальное космическое законодательство государств – членов ЕС характеризуется неоднозначностью. В частности, международные договоры ООН по вопросам космической деятельности имеют разную степень имплементации в правовые системы государств — членов ЕС, а именно: от правового вакуума до принятия отдельных актов о ратификации

международных договоров ООН по вопросам космической деятельности, а также рамочных и секторальных актов, регулирующих космическую деятельность. Учитывая относительно небольшое количество принятых законодательных актов, а также тенденцию присоединения к процессу принятия космического законодательства новых государств, важно в рамках ЕС унифицировать практику реализации международно-правовых инструментов, в том числе международных договоров ООН по вопросам космической деятельности. Специально созданная в

рамках ООН рабочая группа по вопросам национального космического законодательства в одном из своих выводов отметила, что введение такой практики может осуществляться на двусторонней, многосторонней или на универсальной основе через структуры ООН. [35, с. 3]

В апреле 2013 г. на очередной сессии юридического подкомитета КОПУОС было отмечено, что, несмотря на специфику национального космического законодательства, действующие и будущие правовые режимы в обязательном порядке должны обеспечивать выполнение государствами своих международных обязательств, прежде всего, по использованию космического пространства в мирных целях, ответственность за всю национальную космическую деятельность, обмен информацией о характере, ходе и результатах космической деятельности.

Итоги многолетней работы ООН по вопросам выработки механизма создания нормативно-правовой базы на национальном уровне с целью имплементации обязательств, вытекающих из международных договоров по вопросам космической деятельности, подведены в резолюции ГА ООН «Рекомендации для национального законодательства по вопросам исследования и использования космического пространства в мирных целях» 2013 г. [36] Положения этой резолюции важны, прежде всего, для государств, которые начинают процесс создания согласованных национально-правовых рамок и комплексного национального космического законодательства, а также приобщаются к имплементации норм международных договоров ООН по вопросам космической деятельности.

Библиография
1.
Резолюция по докладу Комитета по специальным политическим вопросам и вопросам деколонизации. Международное сотрудничество в использовании космического пространства в мирных целях / Док. ООН (A/RES/68/75). Вена, 2013. 7 c.
2.
Колосов Ю. М., Штодина И. Ю. Некоторые тенденции развития международного космического права: учебное пособие. Москва: МГИМО(У) МИД России, 2006. 100 с.
3.
Marboe I. National space law. Handbook of Space Law / F. G. Von der Dunk, F. Tronchetti (eds.). Cheltenham: Edward Elgar Publishing, 2015. P. 127–130.
4.
Копал В. Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. URL: http://legal.un.org/avl/pdf/ha/tos/tos_r.pdf (дата обращения: 07.11.2018).
5.
Большой юридический словарь. URL: https://petroleks.ru/dictionaries/dict_big_law10.php (дата обращения: 13.11.2018).
6.
Аметистов Э. М. Международно-правовые обязательства и внутригосударственное уголовное законодательство. Москва: ИНИОН РАН, 1993. 82 с.
7.
Дзыбова С. Г. Общие закономерности имплементации норм международного права в национальное законодательство. Вестник Адыгейского государственного университета. 2010. Вып. №1. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/obschie-zakonomernosti-implementatsii-norm-mezhdunarodnogo-prava-v-natsionalnoe-zakonodatelstvo (дата обращения: 24.11.2018).
8.
Окуньков Л. А. Конституции государств Европейского Союза. Москва: «ИНФРА-НОРМА», 1997. 816 с.
9.
Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/outer_space_governing.shtml (дата обращения. 03. 10. 2018)
10.
Международное космическое право: учебник / отв. ред. Г. П. Жуков, Ю. М. Колосов. Mосква: «Международные отношения», 1999. 360 с.
11.
Яковенко А. В. Прогрессивное развитие международного космического права. Актуальные проблемы. Москва: Международные отношения, 1999. 166 с.
12.
Жуков Г. П. 45 лет Договору о принципах деятельности государств по иследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другии небесные тела. Международно-правовые вопросы освоения космоса. Актуальные проблемы современного международного права: материалы круглого стола X ежегодной Всерос. науч.-практ. конф., посвящ. памяти проф. И. П. Блищенко (г. Москва, 13–14 апр. 2012 г.). Москва, 2012. C. 8–29.
13.
Von der Dunk F. G. Article VI of the Outer Space Treaty in the European Context. Proceedings of the International Institute of Space Law. Lincoln, 2008. Р. 547–559.
14.
Von der Dunk F. G. The Legal Framework for Space Projects in Europe: Aspects of Applicable Law and Dispute Resolution. Contracting for Space: Contract Practice in the European Space Sector / Smith L. J., Baumann I. (eds.). Surrey: Ashgate, 2011. Р. 357–366.
15.
Kayser V. Commercial Exploitation of Space: Developing Domestic Regulation. Annals of air and space law. 1992. No. 17. P. 187–190.
16.
Dann P. The Future Role of Municipal Law in Regulating Space Related Activities. Space Law: Views of the Future / T. L. Zwaan. Deventer: Kluwer Law and Taxation Publishers, 1988. P. 125–134.
17.
Юзбашян М. Р. К вопросу о международном космическом частном праве. Международно-правовые вопросы освоения космоса: материалы круглого стола X ежегод. Всерос. науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы современного международного права», посвящ. памяти проф. И. П. Блищенко (г. Москва, 13–14 апр. 2012 г.). Москва: РУДН, 2012. С. 46–60.
18.
Рабочий документ, представленный Германией от имени Австрии, Венгрии, Марокко, Нидерландов, Украины, Франции, Чешской Республики и Швеции. Применение юридической концепции «запускающее государство» / Док. ООН (A/AC.105/C.2/L.242). Вена, 2003. 3 с.
19.
Von der Dunk F. G. Implementing the United Nations Outer Space Treaties (The Case of the Netherlands). Space and Telecommunications Law Program Faculty Publications. Lincoln, 2004. Р. 139–145.
20.
Доклад Практикума Организации Объединенных Наций / Международного института воздушного и космического права по созданию потенциала в области космического права / Док. ООН (A/AC.105/802). Гаага, 2002. 8 с.
21.
Von der Dunk F. G. Fundamental provisions for national space laws. Meeting international responsibilities and addressing domestic needs: the proceedings of the United Nations / Nigeria Workshop on Space Law. Vienna: United Nations, 2006. Р. 261–283.
22.
Доклад Комитета по использованию космического пространства в мирных целях / ГА ООН. Официальные отчеты: Шестьдесят девятая сессия. Док. ООН (A/69/20). Нью-Йорк, 2014. 63 с.
23.
Act on Space Activities of Sweden 1982. URL: http://www.unoosa.org/oosa/en/ourwork/spacelaw/nationalspacelaw/sweden/act_on_space_activities_1982E.html (дата обращения: 18.11.2018).
24.
Outer Space Act of United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland (1986). URL: http://www.unoosa.org/oosa/en/ourwork/spacelaw/nationalspacelaw/index.html (дата обращения: 18.11.2018).
25.
Закон Бельгии о деятельности по запуску, осуществлению полётов или управлению космическими обьектами (2008 г.). Космическое законодательство стран мира: тематическое собрание (на русском и английском языках). Т. 5: Дистанционное зондирование Земли. Киев: Атика, 2010. С. 46–52.
26.
Space Activities Act of Netherlands 2008. URL: http://www.unoosa.org/oosa/en/ourwork/spacelaw/nationalspacelaw/index.html (дата обращения: 18.11.2018).
27.
Закон Франции о проведении космических операций (2008). Космическое законодательство стран мира: тематическое собрание (на русском и английском языках). Т. 5: Дистанционное зондирование Земли. Киев: Атика, 2010. С. 239–248.
28.
Закон о защите от угрозы безопасности Федеративной Республики Германии, возникающей вследствие распространения данных дистанционного зондирования Земли высокого разрешения (2007). Космическое законодательство стран мира: тематическое собрание (на русском и английском языках). Т. 5: Дистанционное зондирование Земли. Киев: Атика, 2010. С. 64–76.
29.
Gerhard M., Reif S. Need and Prospects for National Space Legislation. Cologne: University of Cologne, 2001. 217 р.
30.
The proceedings of the United nations/Nigeria Workshop on Space Law. Vienna: United Nations, 2006. 636 р.
31.
Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/objects_registration.shtml (дата обращения. 03. 10. 2018)
32.
Практика регистрации космических объектов государствами и международными организациями / Док. ООН (A/AC.105/C.2/L.255). Вена, 2005. 27 с.
33.
Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/damage.shtml (дата обращения. 03. 10. 2018)
34.
Жуков Г. П., Волынская О. А. Международно-правовые аспекты страхования ответственности перед третьими лицами за ущерб в результате космической деятельности. Московский журнал международного права. 2012. № 2 (86). с. 105–115.
35.
Комитет по использованию космического пространства в мирных целях. Пункт 4 повестки дня «Cтатус и применение пяти договоров Организации Объединенных Наций по космосу» / Док. ООН (A/AC.105/C.2/L.242). Вена, 2003. 3 с.
36.
Резолюция по докладу Комитета по специальным политическим вопросам и вопросам деколонизации. Рекомендации по национальному законодательству, имеющему отношение к исследованию космического пространства в мирных целях» / Док. ООН (A/RES/68/74). Вена, 2013. 4 с.
References (transliterated)
1.
Rezolyutsiya po dokladu Komiteta po spetsial'nym politicheskim voprosam i voprosam dekolonizatsii. Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo v ispol'zovanii kosmicheskogo prostranstva v mirnykh tselyakh / Dok. OON (A/RES/68/75). Vena, 2013. 7 c.
2.
Kolosov Yu. M., Shtodina I. Yu. Nekotorye tendentsii razvitiya mezhdunarodnogo kosmicheskogo prava: uchebnoe posobie. Moskva: MGIMO(U) MID Rossii, 2006. 100 s.
3.
Marboe I. National space law. Handbook of Space Law / F. G. Von der Dunk, F. Tronchetti (eds.). Cheltenham: Edward Elgar Publishing, 2015. P. 127–130.
4.
Kopal V. Dogovor o printsipakh deyatel'nosti gosudarstv po issledovaniyu i ispol'zovaniyu kosmicheskogo prostranstva, vklyuchaya Lunu i drugie nebesnye tela. URL: http://legal.un.org/avl/pdf/ha/tos/tos_r.pdf (data obrashcheniya: 07.11.2018).
5.
Bol'shoi yuridicheskii slovar'. URL: https://petroleks.ru/dictionaries/dict_big_law10.php (data obrashcheniya: 13.11.2018).
6.
Ametistov E. M. Mezhdunarodno-pravovye obyazatel'stva i vnutrigosudarstvennoe ugolovnoe zakonodatel'stvo. Moskva: INION RAN, 1993. 82 s.
7.
Dzybova S. G. Obshchie zakonomernosti implementatsii norm mezhdunarodnogo prava v natsional'noe zakonodatel'stvo. Vestnik Adygeiskogo gosudarstvennogo universiteta. 2010. Vyp. №1. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/obschie-zakonomernosti-implementatsii-norm-mezhdunarodnogo-prava-v-natsionalnoe-zakonodatelstvo (data obrashcheniya: 24.11.2018).
8.
Okun'kov L. A. Konstitutsii gosudarstv Evropeiskogo Soyuza. Moskva: «INFRA-NORMA», 1997. 816 s.
9.
Dogovor o printsipakh deyatel'nosti gosudarstv po issledovaniyu i ispol'zovaniyu kosmicheskogo prostranstva, vklyuchaya Lunu i drugie nebesnye tela. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/outer_space_governing.shtml (data obrashcheniya. 03. 10. 2018)
10.
Mezhdunarodnoe kosmicheskoe pravo: uchebnik / otv. red. G. P. Zhukov, Yu. M. Kolosov. Moskva: «Mezhdunarodnye otnosheniya», 1999. 360 s.
11.
Yakovenko A. V. Progressivnoe razvitie mezhdunarodnogo kosmicheskogo prava. Aktual'nye problemy. Moskva: Mezhdunarodnye otnosheniya, 1999. 166 s.
12.
Zhukov G. P. 45 let Dogovoru o printsipakh deyatel'nosti gosudarstv po isledovaniyu i ispol'zovaniyu kosmicheskogo prostranstva, vklyuchaya Lunu i drugii nebesnye tela. Mezhdunarodno-pravovye voprosy osvoeniya kosmosa. Aktual'nye problemy sovremennogo mezhdunarodnogo prava: materialy kruglogo stola X ezhegodnoi Vseros. nauch.-prakt. konf., posvyashch. pamyati prof. I. P. Blishchenko (g. Moskva, 13–14 apr. 2012 g.). Moskva, 2012. C. 8–29.
13.
Von der Dunk F. G. Article VI of the Outer Space Treaty in the European Context. Proceedings of the International Institute of Space Law. Lincoln, 2008. R. 547–559.
14.
Von der Dunk F. G. The Legal Framework for Space Projects in Europe: Aspects of Applicable Law and Dispute Resolution. Contracting for Space: Contract Practice in the European Space Sector / Smith L. J., Baumann I. (eds.). Surrey: Ashgate, 2011. R. 357–366.
15.
Kayser V. Commercial Exploitation of Space: Developing Domestic Regulation. Annals of air and space law. 1992. No. 17. P. 187–190.
16.
Dann P. The Future Role of Municipal Law in Regulating Space Related Activities. Space Law: Views of the Future / T. L. Zwaan. Deventer: Kluwer Law and Taxation Publishers, 1988. P. 125–134.
17.
Yuzbashyan M. R. K voprosu o mezhdunarodnom kosmicheskom chastnom prave. Mezhdunarodno-pravovye voprosy osvoeniya kosmosa: materialy kruglogo stola X ezhegod. Vseros. nauch.-prakt. konf. «Aktual'nye problemy sovremennogo mezhdunarodnogo prava», posvyashch. pamyati prof. I. P. Blishchenko (g. Moskva, 13–14 apr. 2012 g.). Moskva: RUDN, 2012. S. 46–60.
18.
Rabochii dokument, predstavlennyi Germaniei ot imeni Avstrii, Vengrii, Marokko, Niderlandov, Ukrainy, Frantsii, Cheshskoi Respubliki i Shvetsii. Primenenie yuridicheskoi kontseptsii «zapuskayushchee gosudarstvo» / Dok. OON (A/AC.105/C.2/L.242). Vena, 2003. 3 s.
19.
Von der Dunk F. G. Implementing the United Nations Outer Space Treaties (The Case of the Netherlands). Space and Telecommunications Law Program Faculty Publications. Lincoln, 2004. R. 139–145.
20.
Doklad Praktikuma Organizatsii Ob''edinennykh Natsii / Mezhdunarodnogo instituta vozdushnogo i kosmicheskogo prava po sozdaniyu potentsiala v oblasti kosmicheskogo prava / Dok. OON (A/AC.105/802). Gaaga, 2002. 8 s.
21.
Von der Dunk F. G. Fundamental provisions for national space laws. Meeting international responsibilities and addressing domestic needs: the proceedings of the United Nations / Nigeria Workshop on Space Law. Vienna: United Nations, 2006. R. 261–283.
22.
Doklad Komiteta po ispol'zovaniyu kosmicheskogo prostranstva v mirnykh tselyakh / GA OON. Ofitsial'nye otchety: Shest'desyat devyataya sessiya. Dok. OON (A/69/20). N'yu-Iork, 2014. 63 s.
23.
Act on Space Activities of Sweden 1982. URL: http://www.unoosa.org/oosa/en/ourwork/spacelaw/nationalspacelaw/sweden/act_on_space_activities_1982E.html (data obrashcheniya: 18.11.2018).
24.
Outer Space Act of United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland (1986). URL: http://www.unoosa.org/oosa/en/ourwork/spacelaw/nationalspacelaw/index.html (data obrashcheniya: 18.11.2018).
25.
Zakon Bel'gii o deyatel'nosti po zapusku, osushchestvleniyu poletov ili upravleniyu kosmicheskimi ob'ektami (2008 g.). Kosmicheskoe zakonodatel'stvo stran mira: tematicheskoe sobranie (na russkom i angliiskom yazykakh). T. 5: Distantsionnoe zondirovanie Zemli. Kiev: Atika, 2010. S. 46–52.
26.
Space Activities Act of Netherlands 2008. URL: http://www.unoosa.org/oosa/en/ourwork/spacelaw/nationalspacelaw/index.html (data obrashcheniya: 18.11.2018).
27.
Zakon Frantsii o provedenii kosmicheskikh operatsii (2008). Kosmicheskoe zakonodatel'stvo stran mira: tematicheskoe sobranie (na russkom i angliiskom yazykakh). T. 5: Distantsionnoe zondirovanie Zemli. Kiev: Atika, 2010. S. 239–248.
28.
Zakon o zashchite ot ugrozy bezopasnosti Federativnoi Respubliki Germanii, voznikayushchei vsledstvie rasprostraneniya dannykh distantsionnogo zondirovaniya Zemli vysokogo razresheniya (2007). Kosmicheskoe zakonodatel'stvo stran mira: tematicheskoe sobranie (na russkom i angliiskom yazykakh). T. 5: Distantsionnoe zondirovanie Zemli. Kiev: Atika, 2010. S. 64–76.
29.
Gerhard M., Reif S. Need and Prospects for National Space Legislation. Cologne: University of Cologne, 2001. 217 r.
30.
The proceedings of the United nations/Nigeria Workshop on Space Law. Vienna: United Nations, 2006. 636 r.
31.
Konventsiya o registratsii ob''ektov, zapuskaemykh v kosmicheskoe prostranstvo. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/objects_registration.shtml (data obrashcheniya. 03. 10. 2018)
32.
Praktika registratsii kosmicheskikh ob''ektov gosudarstvami i mezhdunarodnymi organizatsiyami / Dok. OON (A/AC.105/C.2/L.255). Vena, 2005. 27 s.
33.
Konventsiya o mezhdunarodnoi otvetstvennosti za ushcherb, prichinennyi kosmicheskimi ob''ektami. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/damage.shtml (data obrashcheniya. 03. 10. 2018)
34.
Zhukov G. P., Volynskaya O. A. Mezhdunarodno-pravovye aspekty strakhovaniya otvetstvennosti pered tret'imi litsami za ushcherb v rezul'tate kosmicheskoi deyatel'nosti. Moskovskii zhurnal mezhdunarodnogo prava. 2012. № 2 (86). s. 105–115.
35.
Komitet po ispol'zovaniyu kosmicheskogo prostranstva v mirnykh tselyakh. Punkt 4 povestki dnya «Ctatus i primenenie pyati dogovorov Organizatsii Ob''edinennykh Natsii po kosmosu» / Dok. OON (A/AC.105/C.2/L.242). Vena, 2003. 3 s.
36.
Rezolyutsiya po dokladu Komiteta po spetsial'nym politicheskim voprosam i voprosam dekolonizatsii. Rekomendatsii po natsional'nomu zakonodatel'stvu, imeyushchemu otnoshenie k issledovaniyu kosmicheskogo prostranstva v mirnykh tselyakh» / Dok. OON (A/RES/68/74). Vena, 2013. 4 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - особенности имплементации международных договоров ООН по вопросам космической деятельности в национальное законодательство государств - членов ЕС. Методология исследования – ряд методов, используемых автором: сравнительно-правовой, формально-юридический, анализ и синтез, логика и др. Актуальность хорошо обоснована автором и выражается в следующем: «Генеральная ассамблея ООН в своих ежегодных резолюциях о международном сотрудничестве по вопросам исследования и использования космического пространства в мирных целях рекомендует государствам, которые еще не стали сторонами договоров ООН, регулирующих деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства, рассмотреть вопрос о ратификации этих договоров или присоединения к ним в соответствии с национальным законодательством, а также о включении их положений в национальное законодательство. [1, с. 3]». Вот эти вопросы: «…в международно-правовой практике субъектами космической деятельности, все чаще становятся не государства, а международные частные компании» и «С целью урегулирования этой проблемы в 2004 г. в рамках ООН была принята резолюция [2, с. 4], в которой государствам, осуществляющих космическую деятельность, «рекомендуется с целью выполнения своих обязательств по международным договорам ООН по вопросам космической деятельности рассмотреть вопрос о принятии национального космического законодательства, которое бы регулировало процедуру предоставления разрешений на деятельность негосударственных юридических лиц, находящихся под их юрисдикцией, и осуществлять надзор над этой деятельностью»» рассматриваются в статье. Научная новизна хорошо обоснована в исследовании автора. Она заключается в теоретическом обосновании решения отдельных вопросов «имплементации международных договоров ООН по вопросам космической деятельности в национальное законодательство государств - членов ЕС». Стиль, структура, содержание заслуживают особого внимания. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, методология, предмет, основная часть и выводы. Что может только приветствоваться. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, что «К основным способам имплементации международно-правовых норм в национальную систему права в теории международного права отнесены: инкорпорация (непосредственное включение норм международного права во внутригосударственное право); трансформация (связана с полной переработкой текста международно-правового акта или отдельных его статей с принятием на этой основе норм внутреннего права); отсылки (указание во внутригосударственном нормативно-правовом акте на международное право как источник, регулирующий отсылочные отношения)». Автор отмечает, что «В государствах — членах ЕС в основном используется последний способ, согласно которому положения международного договора распространяются и на сферу действия внутригосударственного права. Как правило, этот способ используется в тех государствах, где международные договоры признаны частью национального законодательства». Далее автор описывает эти нормы космического права. Он также пишет: «В международном космическом праве, как следует из этой статьи, действует принцип международной ответственности за всю национальную космическую деятельность независимо от того, какими конкретными субъектами она осуществляется», «Учитывая эти тенденции, детального урегулирования на национальном уровне требует определение правового статуса неправительственных юридических лиц, осуществляющих космическую деятельность, с разрешения и под постоянным надзором соответствующей страны. Этот вопрос может быть решен путем лицензирования космической деятельности, поскольку именно государство несет международную ответственность за деятельность его неправительственных юридических лиц» и приводит нормы и примеры. При этом автор анализирует международные акты, договоры, работы ученых, как российских, так и зарубежных. И переходя к анализу основного вопроса, автор замечает, что «Учитывая, что вопрос ответственности юридических субъектов не урегулирован на международном уровне, включение соответствующих норм в национальное законодательство служит эффективным механизмом для регламентации вопросов ответственности неправительственных юридических лиц за вред, причиненный вследствие осуществления ими космической деятельности. Важность принятия национального космического законодательства Ф. фон дер Дунк обосновывает тем, что Конвенция об ответственности не регламентирует, в частности, вопросы причинения вреда космическим объектом физическим и юридическим лицам самого запускающего государства. [13, p. 27]». Автор подробно анализирует акты и НПА, и правильно показывает, что «В большинстве государств — членов ЕС такого национального законодательства нет, прежде всего, потому, что до сих пор вся космическая деятельность считалась или видом государственной деятельности или такой, которая предусматривает значительное участие государственного сектора, а единственными субъектами космической деятельности были государства и международные межправительственные организации, правовой режим деятельности которых в этой сфере определен международными договорами ООН по вопросам космической деятельности и другими источниками международного космического права». Автор отмечает, что «Договор о космосе устанавливает обязательства по принятию национального законодательства в каждом государстве с целью обеспечения реализации ст. 6 этого договора» и делает правильный вывод: «все государства - участники этого договора обязаны принимать национальное космическое законодательство, суть которого сводится к регулированию условий предоставления неправительственным юридическим лицам лицензий на право осуществлять космическую деятельность и постоянное наблюдение» и «принятие государством такого законодательства обеспечит осуществление юрисдикции и контроля страны над космическим объектом; уменьшение риска аварий при запуске и причинении вреда в связи с космической деятельностью; эффективную компенсацию за такой ущерб». И конечно правильно замечание (вывод) автора о том, что «Среди ключевых элементов национального космического законодательства и мер государственного регулирования космической деятельности важнейшим является лицензирование. В ходе лицензирования государство через уполномоченные им органы определяет способность определенных субъектов хозяйствования осуществлять космическую деятельность». Он их перечисляет и анализирует «…лицензионный порядок по четырем критериям: 1) определение деятельности, которая требует лицензирования; 2) область распространения лицензии; 3) уполномоченный орган; 4) условия предоставления лицензий». Автор анализирует некоторые положения международных актов и законов стран ЕС и показывает, что например: «в Швеции к лицензированию относится любая космическая деятельность, производимая в космическом пространстве, включая запуск объектов в космическое пространство и все мероприятия по маневрированию или любого другого влияния на объекты, запущенные в космическое пространство», «Большинство режимов лицензирования в государствах — членах ЕС, принявших такое законодательство ….предусматривают разрешительный порядок космической деятельности, осуществляемой с национальной территории, а также за пределами национальной территории, в которой принимают участие граждане соответствующего государства», в Нидерландах «режим лицензирования … предусматривает предоставление разрешения на космическую деятельность, осуществляемую исключительно на национальной территории» и «Для контроля над соблюдением требований к лицензированной космической деятельности государства - члены ЕС применяют процедуры надзора и мониторинга, инспектирования на местах или отчетности о выполнении обязательств. В режимах регулирования применяются административные меры за незначительные нарушения, санкции, а в Швеции и Франции, меры уголовного наказания за более серьезные правонарушения». В заключение автор подводит итог: «следует отметить, что национальное космическое законодательство играет все большее значение в регулировании деятельности неправительственных юридических лиц, которые они могут осуществлять только с разрешения государства. В то же время, имплементация международных договоров ООН по вопросам космической деятельности в национальное космическое законодательство государств – членов ЕС характеризуется неоднозначностью», «Итоги многолетней работы ООН по вопросам выработки механизма создания нормативно-правовой базы на национальном уровне с целью имплементации обязательств, вытекающих из международных договоров по вопросам космической деятельности, подведены в резолюции ГА ООН «Рекомендации …» 2013 г. [36]Положения этой резолюции важны, прежде всего, для государств, которые начинают процесс создания согласованных национально-правовых рамок и комплексного национального космического законодательства, а также приобщаются к имплементации норм международных договоров ООН по вопросам космической деятельности». Библиография достаточно полная и содержит помимо нормативных актов, большое количество современных научных исследований, к которым автор постоянно обращается. Это позволяет автору правильно определить проблемы. Он, исследовав их, раскрывает предмет статьи. Жал, что нет выводов относительно Российской Федерации, регулирующих космическую деятельность. Но автор и не ставил перед собой такую цель. Поскольку журнал является научным, статья должна соответствовать требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики нужно обращаться к текстам научных статей, монографий или диссертационных работ оппонентов. Так вот, апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует. Автором используется материал других исследователей. Выводы – работа заслуживает опубликования, интерес читательской аудитории будет присутствовать.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"