по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Основные вехи российско-китайского научно-технического сотрудничества: политико-правовой аспект
Беликова Ксения Михайловна

доктор юридических наук

профессор кафедры гражданского права и процесса и международного частного права, Юридический институт, ФГАОУ ВО "Российский университет дружбы народов" (РУДН), профессор

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, оф. 359

Belikova Ksenia Mikhailovna

Doctor of Law

Professor, the department of Civil Law and Procedure and International Private Law, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, of. 359

BelikovaKsenia@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2306-9899.2019.1.28921

Дата направления статьи автором в редакцию:

13-02-2019


Дата рецензирования статьи:

13-02-2019


Дата публикации:

24-04-2019


Аннотация.

В статье обозначаются и характеризуются в политико-правовом аспектеосновные вехи и этапы научно-технического (включая военное) сотрудничества России и Китая. Отправной точкой служат межправительственные Соглашения 1992 г.: о научно-техническом сотрудничестве и о военно-техническом сотрудничестве. Выявляются сложности и перспективы сотрудничества в обозначенных сферах; приводятся примеры конкретных форм реализуемого сотрудничества. За основу взята объективная потребность России и Китая в развитии НТС и ВТС на взаимовыгодных условиях. При исследовании использовались такие методы научного познания, как: общенаучный диалектический, исторический, сравнительно-правовой анализ, право рассматривается также с позиций экономики. Одновременно автор исходит из субъективно-объективной заданности процессов и явлений, и их взаимосвязанности. Новизна состоит в "сквозном" подходе, затрагивающем исследуемый вопрос в ретроспективе и с позиции современности. Установлено, что НТС России и Китая имеет прочную правовую основу и существенный задел прошлых лет, располагает разветвленной организационной структурой и активными связями на различных уровнях, создает базу для прогресса в сфере ВТС. По этим причинам развитие НТС России и Китая в перспективе видится весьма успешным.

Ключевые слова: БРИКС, научное сотрудничество, Россия, Китай, военное сотрудничество, инновационная политика, инновации, внедренчество, технопарки, РАН

Статья подготовлена в ходе работы по гранту РФФИ 2018 г. на тему «Научная информация в орбите содержания, форм и проблем охраны прав на результаты интеллектуальной деятельности (сравнение на примере стран БРИКС)» (проект 18-29-15030 мк, грантополучатель и научн. рук. – д.ю.н., проф. Беликова К.М.).

Abstract.

This article specifies and characterizes the major milestones in Russia-China scientific and technical (including military) cooperation from the political legal perspective. The starting point is the intergovernmental agreements of 1992 on the scientific and technical cooperation (STC) and military and technical cooperation (MTC). The author determines the difficulties and prospects of cooperation in the indicated fields; provides the examples of particular forms of such cooperation. An objective need of Russia and China for the development of STC and MTC on mutually beneficial terms serves as the basis for research. The scientific novelty consists in the “end-to-end” approach that views the question at hand in retrospective and from modern perspective. It is established that the scientific and technical development of Russia and China has a strong legal framework and substantial groundwork of previous years, possesses a multidivisional organizational structure and active connections at various levels, which creates the foundation for the progress in the area of military and technical cooperation. Therefore, the development of STC of Russia and China in the long run seems quite successful.

Keywords:

innovations, innovation policy, military cooperation, China, Russia, scientific cooperation, BRICS, adoption, technoparks, RAS

Научно-техническое сотрудничество (НТС) всегда являлось одним из наиболее важных компонентом двусторонних отношений России и Китая. В настоящее время для дальнейшего развития науки необходим всеобъемлющий и глобальный подход к решению новых задач, который невозможно осуществить без сотрудничества государств. Рассматривая отношения Китая и России в сфере НТС, можно утверждать, что РФ, в отличие от западных партнеров давала и дает КНР возможность овладевать новыми технологиями, прежде всего, военными, по сравнительно низким ценам [1. Р. 60]. Этот факт является совсем немаловажным, потому что рано или поздно перед любой страной возникает необходимость решения дилеммы: продолжать зависеть от импорта технологий или ускорить развитие собственной науки [2. С. 170-191].

Сотрудничество России и Китая в области науки и технологий, закрепленное межправительственным Соглашением о научно-техническом сотрудничестве (1992 г.) (URL: http://www.conventions.ru/view_base.php?id=18018 (дата обращения: 01.02.2019)), реализуется с помощью двусторонней Подкомиссии по научно-техническому сотрудничеству в направлениях проведения фундаментальных и прикладных исследований, включая создание новых технологий при надлежащем соблюдении национальных правовых норм (ст. 3 и 4).

В последние годы такое сотрудничество расширяется, приобретая характер многоплановости. При заинтересованности китайской стороны получить доступ к результатам фундаментальных и прикладных исследований, проведенных и проводимых в России, действия последней направлены не только на достойное присутствие на китайском рынке наукоемкой продукции, но и на организацию проведения научных-исследовательских работ полных циклов (с нуля до создания новейших производств) взамен подобных работ, решающих задачи отдельных циклов.

В настоящее время военно-техническое сотрудничество (ВТС) России и Китая базируется на положениях межправительственных Соглашения о ВТС (1992 г). и Меморандума о понимании ВТС (1992 г.) [3], а также Соглашения о сотрудничестве министерств обороны двух стран [4]. В качестве целей приведенные выше документы заявляют как получение результатов научных разработок, так и борьбу с вызовами и угрозами в виде терроризма, сепаратизма, бандитизма, экстремизма и наркоторговли, возникающими на евразийской территории. Существенную роль в активизации ВТС между нашими странами в последнее время сыграли недавние контракты на поставку КНР многоцелевых истребителей Су-35С и комплексов ПВО С-400 [5].

Согласно положениям ст. 9 межправительственного соглашения об НТС от 1992 г. любую научно-техническую информацию, полученную в итоге сотрудничества, не являющуюся промышленной собственностью и не подлежащую разглашению, любая из сторон соглашения может передать третьим странам при официальном согласии другой стороны или на основании правил участвующих в сотрудничестве организаций РФ и КНР.

В 1999 г. для упорядочения инновационного и технологического сотрудничества в развитие положений указанной ст. 9 соглашения о НТС (1992 г.) было подписано его приложение - межправительственный Протокол об охране и распределении прав на интеллектуальную собственность, создаваемую или передаваемую в процессе осуществления НТС РФ и КНР [6. С. 126].

Однако, в этом Протоколе, по-прежнему, не решен один из самых важных вопросов – вопрос защиты прав интеллектуальной собственности, поскольку в нем ответственность нарушителей этих прав не установлена. Положения об ответственности отсутствуют и в последующих соглашениях (Меморандумах о взаимопонимании по сотрудничеству в области инновационной деятельности от 03.11.2000 г. и от 06.11.2007 г.) [6. С. 126], что подчеркивает нацеленность обеих сторон на такие формы научного взаимодействия, которые способны обеспечить оперативное внедрение полученных в ходе проведения НИОКР инноваций в производство и получить при этом их достойную коммерциализацию. Внедрялись отечественные технологии в Китае Международной компанией рисковых инвестиций и российско-китайским консорциумом «Центр науки и высоких технологий» (учрежден в 1995 г.). Итог их деятельности – проекты по производству современных стеновых покрытий, гранулированных полимеров и пр.

Правовой основой реализации российско-китайских отношений на последующие двадцать лет стал подписанный руководителями РФ и КНР Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве (2001 г.) (Российская газета. № 134 от 17 июля 2001 г. URL: http://docs.cntd.ru/document/901792686) во всех основных сферах и направлениях. Этот договор, сменив советско-китайский Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи (1950 г.), закрепил обязательство его сторон развивать равноправное партнерство и стратегическое взаимодействие на долгосрочной основе, в том числе, в сфере военного и военно-технического сотрудничества (напр., ст. 7, 12, 16 и др.), и других (перечисленных и иных) сферах, представляющих взаимный интерес сторон, содействующих развитию их приграничного и межрегионального взаимодействия и созданию для этого необходимых благоприятных условий, а также в различных областях, включая информацию, право и обеспечение защиты интеллектуальной собственности в соответствии с национальным законодательством и международными договорами, участниками которых являются РФ и КНР (ст. 16 Договора 2001 г.).

В КНР решения по научно-технологической политике основаны на речи Дэн Сяопина на Национальной научной конференции 1978 г., изложившей его теорию технического прогресса (ТТГ), идеологической основой которой явились тезисы, определившие вектор становления инновационной политики в Китае, суть которых состоит в том, что система управления наукой и технологиями должна приводить к высвобождению производительных сил, важнейшие производительные силы – это наука и технологии, а научно-технические специалисты и ученые в этой системе – это представители рабочего класса, труд которых нуждается в вознаграждении [7]. Эти идеи затем последовательно стали развиваться в документах ЦК КПК и Госсовета КНР (напр., «Средне- и долгосрочном стратегическом плане развития науки и технологий и усиления национального инновационного потенциала» (2006 г.) и др. [8; 9. С. 40-44].

На практике стороны приступили к созданию инновационных структур еще в 2000 г., учредив Российско-Китайскую демонстрационную базу по результатам освоения новых и высоких технологий промышленностью (г. Яньтай, провинция Шаньдун), основной задачей которой является продвижение на рынки Китая и третьих стран, в основном, высокотехнологичных разработок РФ. Для этих целей Россия предложила сто тридцать перспективных технологий, по пятидесяти из которых получила запрос со стороны Китая. К настоящему времени на территории базы планируется создание четырех совместных предприятий, а к опыту ее деятельности растет интерес других промышленных центров КНР.

В 2001 г. РФ и КНР учредили Парк НТС (г. Цзюйчжоу, провинция Чжэцзян), предназначенный для внедрения разработок в промышленной химии. С целью развития с Россией НТС с китайской стороны (Миннауки и Госплан КНР) было утверждено объединение двух Харбинских зон (освоения новых и высоких технологий и технико-экономического развития) и было предложено учредить в РФпредставительство объединенной зоны и создать в Новосибирске российско-китайский технопарк (совместный бизнес-инкубатор) с привлечением инвестиций и финансового участия китайской стороны в высокотехнологичных проектах РФ.

В 2002 г. российско-китайская Программа НТС [10] включала семьдесят девять проектов прикладных и фундаментальных совместных исследований по таким направлениям как: био- и ресурсосберегающие технологии; химия и нефтехимия; атомная физика и физика высоких энергий и др. В ходе этих работ были получены конкретные результаты большого научного и хозяйственного значения.

В развитие положений межправительственного соглашения об НТС (1992 г.) о готовности сторон способствовать разработке проектов НИОКР, создавать на их базе совместные предприятия, и в этих целях поощрять прямые связи между исследовательскими центрами, (предприятиями, организациями) для реализации внедрения и совместного освоения полученных результатов (ст. 5) к 2009 г. различные научные организации Китая и многие институты Российской Академии наук (РАН) осуществляли НТС на основе прямых договоров. Так, например:

- Китайской академией инженерной физики была учреждена совместная промышленная компания «Сычуань Мяньян ЛИЭР» с Институтом проблем химической физики РАН с целью применения в производственных условиях выполненных совместно РФ и КНР наукоемких технологических работ по созданию химспособов защиты растений, изделий из полимерных материалов, органических промежуточных продуктов,

- корпорацией «Великая китайская стена» и Институтом высоких температур РАН создано СП «Тигол» по производству оборудования для нанесения покрытий из перспективных материалов (нитрид титана и другие);

- Институтом химической металлургии АН Китая и Институтом металлургии УРО РАН учреждено СП для производства антикоррозионных покрытий с использованием порошковой технологии;

- Институтом физики атмосферы АН Китая и Институтом физики атмосферы РАН проводятся совместные исследования преодоления проблем загрязнения атмосферы крупных промышленных центров РФ и КНР и т.д. [11].

В последнее время учреждение совместных предприятий китайских участников с участниками из других стран осуществляется во всех сферах жизнедеятельности, где прикладываются хоть какие-нибудь усилия - от развития науки до финансирования проектов, требующих прямых инвестиций и т.д., и эти многочисленные СП фактически превратились в, своего рода, «визитную карточку» Китая [12. С. 17-30]. В виде совместных предприятий открыт ряд российско-китайских исследовательских центров, например: Объединенный центр по космической погоде, нацеленный на проведение двусторонних исследований космоса и базирующийся на Межправительственном соглашении о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях (1992 г.) [13]; Центр по изучению природных ресурсов, экологии и охране окружающей среды [14] и т.д.

В положениях соглашения об НТС (1992 г.) перечислены (ст. 5) всевозможные формы взаимодействия – от обмена научно-технической информацией и специалистами в области науки и техники до передачи научно-технических знаний, опыта и проведения исследований; от организации научных и научно-технических мероприятий (семинаров, симпозиумов, конференций, выставок) до совместных научно-исследовательских центров, лабораторий, научных групп и пр. В качестве немаловажной грани НТС заявлены положения, определяющиеся, так называемым, «человеческим фактором», который заключается не только в традиционных (вышеуказанных) способах взаимодействия, но и в необходимости повышать квалификацию кадров для занятия НТС на разных уровнях - от способности понимать сущность задач (научных и практических), которые им предстоит совместно решать на основе имеющихся знаний у специалистов обеих сторон, до хорошего владения ими иностранным языком в целях установления и обеспечения требуемых для достижения успеха коммуникаций.

В этой связи интересен пример реализации НТС и ВТС путем передачи Китаю российской стороной лицензии на производство истребителя СУ-27. Изначально китайская авиационная промышленность возражала против импорта иностранных истребителей, но после принятия решения о возможности установки двигателя российского Су-27 на китайском истребителе J-10, возражения были сняты. Для России было более желательно продавать Китаю готовые самолеты, а не лицензию на их производство. В ходе произведенных переговоров сторон, когда Китай ограничил объем закупки истребителей 48 штуками без передачи лицензии, Россия подписала контракт о передаче Китаю технологий, комплектующих и оказании необходимой технической поддержки стоимостью 150 млн долл. в 1993 г., фактически передала лицензию в 1996 г. По условиям контракта Российская сторона обязалась оказать помощь китайской стороне (Shenyang Aviation Company - SAC) создать производственную линию и помогать при выпуске двухсот Су-27 в течение 15 лет, поставляя российские двигатели, РЛС, БРЭО и системы вооружения. Су-27 китайской сборки получил индекс «проект 11» и наименование J-11.

После поставки российской стороной китайской SAC полного комплекта производственных чертежей (1997 г.), SAC, приступив к производству первых истребителей в 1998 г., уже в следующем году передал ВВС РФ два самолета для проведения испытаний, которые успешно завершились в 2000 г. В результате сотрудничества базовый вариант J-11 практически не имел отличий от Су-27 СК. Но, если первые серии J-11 отдельно оснащались монитором системы GPS, который устанавливали на лобовом стекле справа от индикатора (ИЛС), то самолеты последующих выпусков уже были оснащены этими мониторами путем их интеграции в многофункциональный дисплей.

Очевидный успех в сборке J-11 мотивировал китайскую сторону создать улучшенную версию последних выпусков с применением только национальных комплектующих с наименованием J-11В, а также ее двухместный вариант - J-11BS [15].

В период 2010-2016 гг. НТС реализовывалось научным сообществом путем организации и проведения выставок ЭКСПО-2010 [16. С. 19-26], Первого-Третьего Российско-Китайского ЭКСПО, в рамках которых проходили Российско-китайские круглые столы по проблемам НТС и трансфера технологий [17] и т.д.

Новым импульсом НТС России и Китая явилось подписание председателями РАН и АНК (в присутствии глав государств) нового Соглашения о сотрудничестве (2018 г.), которое является инициативой Китая, нацеленной на усиление научного сотрудничества не только Китая и России, но и стран Центральной Азии, под девизом «Один пояс – один путь», для чего были выбраны и сформулированы три направления:

1) развитие транспортных систем и коридоров, подобных проекту высокоскоростной магистрали (ВМС) «Харбин – Владивосток», который вновь получил свое продолжение;

2) исследование глубоководных минеральных и биологических ресурсов тихоокеанского региона (конкретных проектов пока нет), для чего требуется современная техника нового поколения от исследовательских судов и спускаемых аппаратов, до новых диагностических методов и приборов;

3) реализация совместного строительства и эксплуатации крупных исследовательских комплексов класса «MegaScience», аналогичных (по типу) строящемуся с участием КНР комплексу «Nica» (Дубна, РФ). Для этого проекта в качестве перспективного было выбрано направление лазерных технологий (в Шанхае начато строительство лазера с рекордной мощностью излучения, подобный проект есть и в России).

Обе стороны выступают за осуществление активного научного обмена на уроне Академий и подчеркивают необходимость наличия постоянных контактов между академическими институтами [18].

Стоит отметить в этой связи, что такое сотрудничество имело и имеет место. Так, автор статьи, например, в 2015 г. по приглашению проф. Фан Йонгмин (Fan Yongming), директора Центра исследований БРИКС Института развития Фуданьского университета (Шанхай, Китая) (Center for BRICS Studies of Development Institute, Fudan University) приняла участие в научно-практическом круглом столе на тему «Трудовые отношения и частное право в странах БРИКС» (“Labour relations and private law within the BRICS countries”), состоявшемся в Центре 27 октября 2015 (BRICS Information Sharing & Exchanging Platform. URL: http://www.brics-info.org/labour-relations-and-private-law-within-the-brics-countries/ (дата обращения: 02.02.2019)).

Таким образом, представляется, что НТС России и Китая имеет прочную правовую основу и существенный задел прошлых лет, располагает разветвленной организационной структурой и активными связями на различных уровнях, создает базу для прогресса в сфере ВТС. По этим причинам развитие НТС России и Китая в перспективе видится весьма успешным.

Библиография
1.
Gong G. China's Fourth Revolution // Foreign Affairs.-2004.-№ 4.-Р. 60.
2.
Беликова К.М. Особенности законодательства стран АСЕАН при передаче технологии в рамках проектов иностранной инвестиции и другими способами (на примере Вьетнама, Филиппин, Малайзии и Индонезии). // АСЕАН – движущая сила региональной интеграции в Азии: монография / И.И. Шувалов, Т.Я. Хабриева, А.Я. Капустин [и др.]; отв. ред. Т.Я. Хабриева, зам. отв. ред. Н.М. Бевеликова. – М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: ИНФРА-М, 2016. – С. 170-191 (256 с.).
3.
Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о дальнейшем развитии военно-технического сотрудничества в области боевой авиации (абз. 3 Преамбулы) от 22 января 2013 г. (совершено в Пекине). URL: http://docs.cntd.ru/document/499015025 (дата обращения: 01.02.2019) (оф. с. Консорциум «Кодекс»).
4.
Военное и военно-техническое сотрудничество России и Китая. / По инф. информации РИА Новости и открытых источников. 20 мая 2014. URL: https://ria.ru/20140520/1008416110.html (дата обращения: 01.02.2019)
5.
Карнозов В. Airshow China 2018: первым делом – истребители. 21 ноября 2018 г. URL: https://www.aex. ru/docs/3/2018/11/19/2839/ (дата обращения: 01.02.2019)
6.
Алымова А.М. Проблемы в международно-правовом регулировании российско-китайских экономических отношений. // Бизнес в законе. – 2011. – № 1. – С. 126.
7.
Deng Xiaoping, The reform of the system for managing science and technology is designed to liberate the productive forces, 7 March 1985 (Speech at a National Conference on Work in Science and Technology). URL: http://english.peopledaily.com.cn/dengxp/vol3/text/c1340.html (дата обращения: 12.07.2012).
8.
Huang C. et al. Organization, Programme and Structure: An Analysis of the Chinese Innovation Policy Framework. // R&D Management. 2009. Vol. 34. No. 4. Цит. по: Леонов С.Н., Домнич Е.Л. Государственная инновационная политика пореформенного Китая: содержание, периодизация, масштабы. // Вестник ТоГУ. 2010.-№ 2(17). – С. 167-176.
9.
Дун Я. Перспективы инновационной политики Китая // Креативная экономика. – 2009.-№ 6 (30).-С. 40-44.
10.
Китайская Народная Республика. Научно-техническое сотрудничество (справочная информация). / По инф. Первого департамента Азии МИД Российской Федерации. 22.11.02. URL: http://www.mid.ru/ru/maps/cn/-/asset_publisher/WhKWb5DVBqKA/content/id/538526 (дата обращения: 01.02.2019)
11.
Научно-техническое сотрудничество Китая и России. 27/08/2009. URL: http://russian.people.com.cn/31857/97676/97802/6740985.html (дата обращения: 01.02.2019)
12.
Беликова К.М., Ахмадова М.А. Паевые и кооперационные совместные предприятия в Китае как форма реализации инвестиционной деятельности: сравнительный правовой анализ. // Юридические исследования. – 2018.-№ 8.-С. 17-30. DOI: 10.25136/2409-7136.2018.8.27102 http://e-notabene.ru/lr/article_27102.html (дата обращения: 16.08.2018)
13.
Коростиков М., Сафронов И. Космос по-китайски. 01.12.2016. URL: https://cosmos.mirtesen.ru/blog/43364369099/Sotrudnichestvo-Rossii-i-Kitaya-v-kosmose (дата обращения: 02.02.2019)
14.
Войнаков В. Российско-китайские отношения: основные направления сотрудничества в XXI веке. / Материал размещен Фостийчук Ю. 21-03-2015. URL: http://csef.ru/ru/politica-i-geopolitica/416/rossijsko-kitajskie-otnosheniya-osnovnye-napravleniya-sotrudnichestva-v-xxi-veke-6190#_ftn6 (дата обращения: 01.02.2019)
15.
Фролов А. (пер.) Многоликий Су-27 в ВВС Китая. // Перископ.2. 10.01.2013. Цит.по: A Flanker by any other name. // Air Forces Monthly, May 2012. URL: https://vpk.name/news/82233mnogolikiisu27vvvskitaya.html (дата обращения: 02.02.2019)
16.
Сырямкин В.И., Янь Б., Ваганова Е.В. Обзор российско-китайского сотрудничества в сфере научно-технической и инновационной деятельности. // Инновации. – 2011.-№ 6 (152). – С. 19-26.
17.
Итоги Российско-китайского круглого стола по проблемам научно-технического сотрудничества и трансфера технологий на площадках Третьего Российско-Китайского ЭКСПО. 15.07.2016. URL: http://www.e-expo.ru/index.php/events-achive/2010-07-23-11-37-45/cogress-events-2016/congress-events-2016-rf-menu/rf-china-2016-ru-itogi-menu.html (дата обращения: 02.02.2019)
18.
Юдина А., Козлов А., Рыбникова В. «Новый импульс» в научно-техническом сотрудничестве России и Китая. 9 июня 2018. URL: https://scientificrussia.ru/articles/brifing-prezidenta-ran-s-zhurnalistami (дата обращения: 02.02.2019
References (transliterated)
1.
Gong G. China's Fourth Revolution // Foreign Affairs.-2004.-№ 4.-R. 60.
2.
Belikova K.M. Osobennosti zakonodatel'stva stran ASEAN pri peredache tekhnologii v ramkakh proektov inostrannoi investitsii i drugimi sposobami (na primere V'etnama, Filippin, Malaizii i Indonezii). // ASEAN – dvizhushchaya sila regional'noi integratsii v Azii: monografiya / I.I. Shuvalov, T.Ya. Khabrieva, A.Ya. Kapustin [i dr.]; otv. red. T.Ya. Khabrieva, zam. otv. red. N.M. Bevelikova. – M.: Institut zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya pri Pravitel'stve Rossiiskoi Federatsii: INFRA-M, 2016. – S. 170-191 (256 s.).
3.
Soglashenie mezhdu Pravitel'stvom Rossiiskoi Federatsii i Pravitel'stvom Kitaiskoi Narodnoi Respubliki o dal'neishem razvitii voenno-tekhnicheskogo sotrudnichestva v oblasti boevoi aviatsii (abz. 3 Preambuly) ot 22 yanvarya 2013 g. (soversheno v Pekine). URL: http://docs.cntd.ru/document/499015025 (data obrashcheniya: 01.02.2019) (of. s. Konsortsium «Kodeks»).
4.
Voennoe i voenno-tekhnicheskoe sotrudnichestvo Rossii i Kitaya. / Po inf. informatsii RIA Novosti i otkrytykh istochnikov. 20 maya 2014. URL: https://ria.ru/20140520/1008416110.html (data obrashcheniya: 01.02.2019)
5.
Karnozov V. Airshow China 2018: pervym delom – istrebiteli. 21 noyabrya 2018 g. URL: https://www.aex. ru/docs/3/2018/11/19/2839/ (data obrashcheniya: 01.02.2019)
6.
Alymova A.M. Problemy v mezhdunarodno-pravovom regulirovanii rossiisko-kitaiskikh ekonomicheskikh otnoshenii. // Biznes v zakone. – 2011. – № 1. – S. 126.
7.
Deng Xiaoping, The reform of the system for managing science and technology is designed to liberate the productive forces, 7 March 1985 (Speech at a National Conference on Work in Science and Technology). URL: http://english.peopledaily.com.cn/dengxp/vol3/text/c1340.html (data obrashcheniya: 12.07.2012).
8.
Huang C. et al. Organization, Programme and Structure: An Analysis of the Chinese Innovation Policy Framework. // R&D Management. 2009. Vol. 34. No. 4. Tsit. po: Leonov S.N., Domnich E.L. Gosudarstvennaya innovatsionnaya politika poreformennogo Kitaya: soderzhanie, periodizatsiya, masshtaby. // Vestnik ToGU. 2010.-№ 2(17). – S. 167-176.
9.
Dun Ya. Perspektivy innovatsionnoi politiki Kitaya // Kreativnaya ekonomika. – 2009.-№ 6 (30).-S. 40-44.
10.
Kitaiskaya Narodnaya Respublika. Nauchno-tekhnicheskoe sotrudnichestvo (spravochnaya informatsiya). / Po inf. Pervogo departamenta Azii MID Rossiiskoi Federatsii. 22.11.02. URL: http://www.mid.ru/ru/maps/cn/-/asset_publisher/WhKWb5DVBqKA/content/id/538526 (data obrashcheniya: 01.02.2019)
11.
Nauchno-tekhnicheskoe sotrudnichestvo Kitaya i Rossii. 27/08/2009. URL: http://russian.people.com.cn/31857/97676/97802/6740985.html (data obrashcheniya: 01.02.2019)
12.
Belikova K.M., Akhmadova M.A. Paevye i kooperatsionnye sovmestnye predpriyatiya v Kitae kak forma realizatsii investitsionnoi deyatel'nosti: sravnitel'nyi pravovoi analiz. // Yuridicheskie issledovaniya. – 2018.-№ 8.-S. 17-30. DOI: 10.25136/2409-7136.2018.8.27102 http://e-notabene.ru/lr/article_27102.html (data obrashcheniya: 16.08.2018)
13.
Korostikov M., Safronov I. Kosmos po-kitaiski. 01.12.2016. URL: https://cosmos.mirtesen.ru/blog/43364369099/Sotrudnichestvo-Rossii-i-Kitaya-v-kosmose (data obrashcheniya: 02.02.2019)
14.
Voinakov V. Rossiisko-kitaiskie otnosheniya: osnovnye napravleniya sotrudnichestva v XXI veke. / Material razmeshchen Fostiichuk Yu. 21-03-2015. URL: http://csef.ru/ru/politica-i-geopolitica/416/rossijsko-kitajskie-otnosheniya-osnovnye-napravleniya-sotrudnichestva-v-xxi-veke-6190#_ftn6 (data obrashcheniya: 01.02.2019)
15.
Frolov A. (per.) Mnogolikii Su-27 v VVS Kitaya. // Periskop.2. 10.01.2013. Tsit.po: A Flanker by any other name. // Air Forces Monthly, May 2012. URL: https://vpk.name/news/82233mnogolikiisu27vvvskitaya.html (data obrashcheniya: 02.02.2019)
16.
Syryamkin V.I., Yan' B., Vaganova E.V. Obzor rossiisko-kitaiskogo sotrudnichestva v sfere nauchno-tekhnicheskoi i innovatsionnoi deyatel'nosti. // Innovatsii. – 2011.-№ 6 (152). – S. 19-26.
17.
Itogi Rossiisko-kitaiskogo kruglogo stola po problemam nauchno-tekhnicheskogo sotrudnichestva i transfera tekhnologii na ploshchadkakh Tret'ego Rossiisko-Kitaiskogo EKSPO. 15.07.2016. URL: http://www.e-expo.ru/index.php/events-achive/2010-07-23-11-37-45/cogress-events-2016/congress-events-2016-rf-menu/rf-china-2016-ru-itogi-menu.html (data obrashcheniya: 02.02.2019)
18.
Yudina A., Kozlov A., Rybnikova V. «Novyi impul's» v nauchno-tekhnicheskom sotrudnichestve Rossii i Kitaya. 9 iyunya 2018. URL: https://scientificrussia.ru/articles/brifing-prezidenta-ran-s-zhurnalistami (data obrashcheniya: 02.02.2019
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"