Статья 'Диалектика феномена международной интеграции' - журнал 'Международное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Международное право
Правильная ссылка на статью:

Диалектика феномена международной интеграции

Стоякин Сергей Геннадьевич

кандидат юридических наук

доцент, кафедра теории государства и права и международного права, Тюменский государственный университет

625000, Россия, Тюменская область, г. Тюмень, ул. Ленина, 38, оф. 507

Stoyakin Sergei Gennad'evich

PhD in Law

Associate Professor, Department of Theory of State and Law and International Law of the Tyumen State University

625000, Russia, Tyumen region, Tyumen, ul. Lenina, 38, of. 507.

tumenssg@rambler.ru

DOI:

10.7256/2306-9899.2014.4.13182

Дата направления статьи в редакцию:

01-10-2014


Дата публикации:

08-10-2014


Аннотация.

В статье проводится анализ сущности явления международной интеграции и, в частности, интеграции государств. Предмет проведенного исследования включает в себя понятие интеграции (в его «общенаучном» смысле), основные категории интеграции, феномен международной интеграции и, в частности, интеграции государств, вопрос о формах интеграции государств, понятие свойств и признаков государства, в том числе суверенитет как сущностное качество государства, а также содержание процесса приобретения интеграционным объединением качественной и количественной определённости государства. В качестве метода и методологической основы анализа использована диалектика в сочетании с международно-правовым и государственно-правовым подходами. Использованная методологическая основа заметно отличает настоящее исследование от других работ по рассматриваемой тематике. Ее применение позволило сделать вывод о том, что интеграция есть диалектический процесс перехода объединённых связью частей в целое, возникающее в результате скачка, возможно, имеющий своим результатом возникновение такого целого. Применение данного вывода к сфере межгосударственных отношений (к интеграции государств) привело к заключению о том, что интеграция государств – это процесс перехода определенной совокупности государств к единому государству как гипотетическому результату данного процесса, сопровождающийся наделением данной совокупности признаками и свойствами, подобными государственным. Данное определение соответствует понятию международной интеграции в узком смысле, под которой, в широком смысле, предлагается понимать форму сотрудничества определённой группы государств, в рамках которой эти государства совместно реализуют цели в различных областях сотрудничества по взаимному сближению. Как теоретическое, так и практическое значение представляет вопрос о содержании процесса приобретения интеграционным объединением качественной и количественной определённости государства, поскольку он раскрывает аспекты совершенствования интеграции государств.

Ключевые слова: теория международной интеграции, диалектика интеграции, методология международного права, междисциплинарный подход, интеграционные объединения, суверенитет, формы интеграции государств, совершенствование интеграции государств, наднациональность, право интеграционного объединения

УДК:

341.1/8

Abstract.

The article contains analysis of the nature of international integration, and, more specifically, integration of states. The object of studies involves the definition of integration (in its general scientific sence), main categories of integration, phenomenon of international integration, and integration of states in particular, forms of state integration, definition of qualities and characteristic features of state, including sovereignty as a natural quality of the state, as well as the process of obtaining the quality and quantity characteristics of a state by an integrated association. The method and methodological basis for the analysis involve dialectics in combination with the international legal and state legal approaches. The methodological basis makes this study different from other works in this sphere.  Its application has allowed to draw a conclusion that integration is a dialectic process of transiation from the united parts to a single whole, appearing as a results of the leap, which may result in such a whole.  The application of this conclusion to the sphere of international relations (state integration) has allowed the author to draw the conclusion that integration of states is a process of transition of a certain combination of states into a single state as a hypothetical result of such a process, providing the said combination with the qualities and values similar to ones of the state. This definition corresponds to the definition of international integration in its narrow interpretation,  which, speaking more broadly, allows to understand integration as a form of cooperation of a certain group of states, within which the said states jointly achieve their goals in various spheres of cooperation, allowing to bring these states closer to each other. Both theoretical and practical value may be found in the issue of contents of the process of quality and quantity definition of the state by an integrated association, since it allows to reveal the aspects of improvement of the state integration.

Keywords:

international integration theory, integration dialectics, methodology of international law, interdisciplinary approach, integration unions, sovereignty, forms of state integration, improvement of state integration, supranationality, integration association law

Введение

Познание сущности международной интеграции актуально как с точки зрения недостаточной изученности данного явления в юридических науках, так и с точки зрения значения для развития науки международного права и теории государства и права выводов, которые можно при этом получить. Принципиальное отличие настоящего исследования от других работ по данной тематике видится в его методологической основе. Определенный опыт исследования правовых аспектов процессов международной интеграции, прежде всего европейской интеграции и интеграции государств-участников СНГ, побудил в качестве указанной основы использовать диалектику в сочетании с международно-правовым и государственно-правовым подходами.

Не вступая в полемику с «противниками диалектики», отметим, что последняя как метод познания является применимой к исследованию сущности международной интеграции как с точки зрения научной парадигмы, так и с точки зрения особенностей предмета исследования. Так, в общетеоретических работах по методологии отмечается, что диалектика является «общефилософским, общенаучным методом познания» [1, 2]. Всеобщие законы и категории диалектики, наряду с общенаучными и частнонаучными методами, используются философией права, которая выполняет методологическую функцию во всех науках, изучающих право [3]. В специальных теоретических работах отечественных ученых (Ю. Я. Баскин, Г. И. Курдюков, В. В. Лазарев, Д. И. Фельдман) по методологии международного права, которых, следует отметить, очень мало [4-6], принципы и законы диалектики рассматриваются в качестве «всеобщего метода для науки международного права» [4, с. 90]. Диалектика признается и методологической основой теории государства и права [7, 8]. Диалектика также используется в качестве методологической основы при исследовании вопросов, находящихся на стыке указанных юридических наук [9, 10]. О допустимости и адекватности данного метода свидетельствует и тот факт, что выделяемые в большинстве диссертационных работ по специальности «12.00.10», и в целом по юридическим наукам, методы исследования (системный, логический, исторический, сравнительный и т.п.) неразрывно связаны с диалектикой. Международная интеграция, рассматриваемая в категориях процесса и состояния, представляющая собой процесс развития «больших» социальных систем, есть явление, для познания которого необходимо использование диалектического метода [11, 12]. Другими словами, «если мы ставим перед собой проблему исследования законов рождения, развития и заката «больших» систем, то мы неизбежно встаем перед необходимостью использования системного диалектического метода » [13].

Особенности рассматриваемого предмета также предопределили необходимость применения для его исследования понятийного аппарата науки международного права, с одной стороны, теории государства и права и конституционного права – с другой, то есть двух подходов – международно-правового и государственно-правового. Указанные особенности рассматриваемого предмета обусловлены сущностью интеграции и связаны с тем, что в международной интеграции представлено диалектическое единство межгосударственного сотрудничества, являющегося предметом международного права, и гипотетического результата данного сотрудничества (государство; подробнее об этом ниже), являющегося предметом изучениятеории государства и права и конституционного права.

Таким образом, исследование международной интеграции, включающей в объем своего содержания процесс возможного перехода от объединения государств к единому государству, как результату этого процесса, и соответствующие им правовые системы (международное право и внутригосударственное право), требует применения именно диалектики как метода познания. Целостность исследуемого предмета обуславливает единство международно-правового и государственно-правового подходови необходимость расширения понятийного аппарата теории международного права. В частности, на необходимость расширения концептуального содержания науки международного права указывалось в работах таких исследователей международно-правовых аспектов международной интеграции, как Н. К. Барчуковой, А. Я. Капустина, А. В. Клемина, А. Э. Толстухина, Б. Н. Топорнина, Ю. М. Юмашева и других авторов [14-19].

Кроме того, в целях настоящей статьи далее вместо термина «международная интеграция» будет использоваться термин «интеграция государств», как более точный. Соотношение данного термина с понятием международной интеграции будет раскрыто ниже.

Понятие и основные категории интеграции

Итак, термин «интеграция» происходит от латинского «integrātio» - «восстановление», «возобновление», от «integer» - «целый» [20], и означает «объединение каких-либо частей в единое целое» [21, с. 8], «сторону процесса развития, связанную с объединением в целое ранее разнородных частей и элементов» [22, с. 210].

Анализ работ, посвященных раскрытию понятия интеграции [21, с. 7-11; 23-26], показывает, что термин «интеграция» используется для обозначения определенного сложного диалектического процесса либо его результата; оно предполагает наличие определённого объекта - совокупности двух или более однородных и дифференцированных частей (объект интеграции) - и переход (объединение) данных частей в целое.

В свою очередь, в диалектике категория «части и целого» выражает «отношение между совокупностью предметов (или элементов отдельного объекта) и связью, которая объединяет эти предметы и приводит к появлению у совокупности новых (интегративных) свойств и закономерностей, не присущих предметам в их разобщённости» [22, с. 768]. Благодаря этой связи образуется целое, по отношению к которому отдельные предметы выступают в качестве частей. Целое характеризуется новыми качествами и свойствами, не присущими отдельным частям (элементам), но возникающими в результате их взаимодействия в определённой системе связей.

Однако категория «части и целого» не раскрывает закономерности перехода от совокупности частей к целому. Закономерности такого перехода раскрывают основные законы материалистической диалектики. Применение данных законов к процессу интеграции (проведение подробного анализа выходит за рамки настоящей статьи) позволяет сформулировать следующие основные выводы.

Направление процесса интеграции есть движение от совокупности частей к целому, где целое суть отрицание частей в их совокупности. Части и элементы, наделенные качественными и количественными характеристиками, приобретают в процессе развития новые качества и свойства. Накапливаемые частями количественные и качественные изменения в границах меры в определённый момент выходят за пределы меры, что сопровождается изменением качества совокупности. На определённом этапе возникает целое, как результат процесса развития. Процесс перехода от одной меры к другой есть скачок.

При этом необходимо наличие связи между частями совокупности, и эта связь должна приводить к появлению у совокупности частей качества целого. В отношении характера перехода от совокупности к целому следует заметить, что данный переход при определении процесса как интеграции имеет характер возможного, но не необходимого, т.е. в данном случае действует презумпция возможности. Поскольку не доказано иное, такая возможность есть неотъемлемое свойство такой совокупности. Следовательно, для определения процесса объединения совокупности частей в целое достаточно наличия связи между ними и возможности возникновения целого. Это, в свою очередь, предполагает необходимость выделения на стадии совокупности сущности целого, его качественной и количественной определённости, т.е. осознания результата интеграции: осознания его формы, качественных и количественных характеристик.

На основе сказанного можно сделать вывод, что интеграция есть диалектический процесс перехода объединённых связью частей в целое, возникающее в результате скачка, возможно, имеющий своим результатом возникновение такого целого.

Соответственно, сущность феномена интеграции раскрывается в четырёх основных для данного феномена категориях:

1) части и их характеристики (форма части, их качественные и количественные характеристики);

2) связь между частями совокупности (форма связи, ее качественные и количественные характеристики);

3) целое и его характеристики (форма целого, его качественные и количественные характеристики);

4) скачок и его характеристики (форма скачка, его качественные и количественные характеристики).

Содержанием процесса интеграции является процесс перехода в целое, возникающее в результате скачка, объединённых связью частей, возможно, имеющий своим результатом возникновение такого целого. Процесс интеграции предполагает приобретение совокупностью частей качественной и количественной определённости целого. И часть, и целое имеют форму. Форму также имеет совокупность частей. Форма у совокупности возникает одновременно с возникновением этой совокупности. Совокупность без формы немыслима.

Момент возникновения связи между частями множества частей является моментом возникновения совокупности частей данного множества частей. С учётом того, что данная связь должна приводить к возникновению целого, можно говорить о том, что момент возникновения совокупности частей является началом процесса перехода данной совокупности в целое, то есть начало процесса интеграции.

В соответствии с сущностью феномена интеграции, содержание совокупности частей в процессе перехода в целое приобретает качественную и количественную определённость целого. При этом в результате скачка изменяется количественная и качественная определённость как содержания, так и форма совокупности. Содержание совокупности, изменяя свою качественную и количественную определённость, переходит в содержание целого, а форма совокупности - в форму целого. Иными словами, содержание и форма целого в результате скачка сменяют, «отбрасывают», соответственно, содержание и форму совокупности. По отношению к совокупности целое есть суть отрицание совокупности. Такова, кратко, диалектика феномена интеграции.

Теоретические основы интеграции государств (правовой аспект)

Переходя от диалектики интеграции к исследованию диалектики феномена интеграции государств, следует отметить, что термин «интеграция» к сфере международных отношений впервые был применён приблизительно в середине прошлого века в зарубежных источниках [21, с. 5; 27]. Анализ работ, посвященных изучению международной интеграция [28], позволяет сделать вывод о сложном, многоаспектном характере данного явления, следствием чего является существование множества толкований понятия международной интеграции. Множественность точек зрения также объясняется различным углом зрения, под которым трактуется международная интеграция тем или иным автором в соответствии с целями его исследования. Вопрос о сущности феномена интеграции государств рассмотрим через призму 4-х основных категорий интеграции.

Категория «части» в интеграции государств. Международная интеграция является всемирно-историческим процессом [29]. В качестве основной единицы («части») этого процесса следует признавать общности людей, организованные в отдельные государства. Государства являются основными субъектами процесса международной интеграции. В категориях диалектики интеграции государств, государство есть форма «части» и при этом обладает определенными качественными и количественными характеристиками.

Категория «связи» в интеграции государств.Категория «связи» находит свое проявление в отношениях, которые складываются между государствами в процессе интеграции. «Связь» делает государства участниками конкретной совокупности (группы). Адекватным термином для обозначения совокупности государств, являющихся участниками процесса интеграции, представляется термин «интеграционное объединение», поскольку он с достаточной точностью воспроизводит основные элементы определения понятия интеграции.

Интеграционные объединения, которые обычно выделяются в литературе и на практике [30], по их правовому статусу можно разделить на две группы: международные межправительственные организации (Европейский Союз, Совет Европы, ЕАСТ, ОЭСР, ЛАГ и др.) и объединения государств, не являющиеся международными организациями (НАФТА, АТЭС, ЕЭП и др.).

Представляется обоснованным считать, что процессы международной интеграции являются объектом правового регулирования не только международных договоров, лежащих в основе указанных выше интеграционных объединений. Существует большой массив и иных международных договоров, которые регулируют процессы международной интеграции. Так, существуют многочисленные международные договоры о создании зон свободной торговли; договоры о сотрудничестве государств в различных сферах, закрепляющие цели интеграции; договоры об установлении дипломатических сношений и консульские конвенции, поскольку они также направлены на сближение государств, и другие виды международных договоров. По различным аспектам международной интеграции принимаются решения органами международных межправительственных организаций, соглашения последних, заключаемые с государствами или между собой.

Таким образом, процессы международной интеграции регулируются не только международными договорами, учреждающими различные межгосударственные объединения, в рамках которых государства реализуют цели интеграции, но и иными международными договорами.

С учетом изложенного, решение вопроса о форме интеграционного объединения необходимо искать в ответе на вопрос: рассматривать международный договор и международные организации в качестве различных (самостоятельных) форм интеграционного объединения; рассматривать их в качестве идентичных (тождественных) форм интеграционного объединения; или признавать в качестве такой формы международный договор или международную организацию?

Для ответа на поставленный вопрос необходимо уточнить, во-первых, что речь идёт не о любом международном договоре, а о международном договоре, закрепляющем цели интеграции государств, и объектом которого являются процессы интеграции государств.

Во-вторых, международный договор является основанием признания определённой совокупности государств интеграционным объединением, поскольку данную группу государств участниками интеграционного объединения делает участие в международном договоре, закрепляющем цели интеграции. Момент вступления указанного международного договора в силу можно считать моментом возникновения интеграционного объединения, а, следовательно, и моментом начала интеграции данных государств. В этой связи членство государства в международной организации, как бы, вытекает из участия государства в международном договоре, учреждающем данную международную организацию, то есть имеет вторичный характер.

В-третьих, поскольку международная организация создается в соответствии с учредительным договором, который по своей природе является международным договором, понятие международный договор как форма международной интеграции является родовым по отношению к международной организации как форме международной интеграции, иными словами, первичным.

То есть имеются основания рассматривать международную организацию как разновидность договорной формы интеграционного объединения.

Вместе с тем, рассматриваемые как формы интеграционного объединения международный договор, закрепляющий цели интеграции государств и предусматривающий создание межправительственной организации, и данная межправительственная организация находятся в диалектическом единстве, что, с определенной степенью условности, позволяет ставить между ними знак равенства.

Таким образом, формой интеграционного объединения является международный договор, закрепляющий цели интеграции государств. При этом следует выделять два вида форм: организационно-договорные и внеорганизационно-договорные. Под организационно-договорной формой интеграционного объединения предлагается понимать международный договор, закрепляющий цели интеграции государств и предусматривающий создание межправительственной организации, в рамках которой достигаются эти цели. Под внеорганизационно-договорной формой - международный договор, закрепляющий цели интеграции государств, которые реализуются в ходе сотрудничества этих государств без учреждения для их реализации межправительственной организации.

В свою очередь, практика международных отношений показывает, что основной формой интеграционных объединений являются организационно-договорные формы, то есть международные организации следует рассматривать в качестве основной формы интеграционного объединения государств. Международная организация и есть основная форма интеграционного объединения государств.

Категория «целого» в интеграции государств. Поскольку интеграция характеризуется переходом частей в целое, представляется методологически неточным рассматривать содержание процессов интеграции государств в отрыве от возможной цели этих процессов. Такой отрыв приводит к ошибкам в определении сущности явления международной интеграции. Какой бы гипотетический характер ни носил вопрос о результате процесса интеграции, он требует своего рассмотрения.

Интеграция характеризуется переходом частей в целое. Применительно к интеграции государств это означает, что государства, образуя определённую совокупность (интеграционное объединение), осуществляют переход к некому «целому».

Представленные в научной литературе точки зрения о результате (формах «целого») процесса интеграции государств условно можно разделить на три группы: первая группа учёных считает, что таким результатом являются некие переходные формы от нескольких государств к государству (международная организация, конфедерация, сообщество безопасности и т.п.); другая группа учённых считает, что результатом процесса интеграции должно стать создание единого государства и, наконец, последняя придерживается убеждения, что этим результатом станет некое «мировое правительство» (государство в масштабах всей Земли). Не останавливаясь на сущности понятий государства, международной организации, конфедерации, «сообщество безопасности», отметим, что государство является специфическим субъектом международных отношений, и его сущность выражается в обладании им суверенитетом. Как писал В. И. Кузнецов, «суверенитет является определяющим качеством государства, его сущностью» [32, с. 52]. Можно ли рассматривать объединение, участниками которого являются суверенные государства, в качестве «целого»?

В силу обладания государствами данным качеством, любую их совокупность затруднительно рассматривать в качестве «целого». Образование «целого» совокупностью государств возможно лишь в случае утраты ими качества государства. «Потерять качество государства в международно-правовом отношении … это означает лишиться суверенитета» [32, с. 18]. Представляется очевидным, что государства-участники интеграционного объединения в силу обладания суверенитетом имеют право на выход из данного интеграционного объединения. М. А. Королев, в частности, отмечает, что «до тех пор, пока государства наднационального образования сохраняют суверенитет, они обладают способностью в любое время прекратить свое членство в нем, и отнять это право у суверенных государств нельзя, равно как они сами от него отказаться не могут, даже включив соответствующее положение в документ, учреждающий это межгосударственное объединение, в силу общеправовой презумпции недействительности отказа от потенциальной выгоды» [33].

Не представляется возможным рассматривать в качестве «целого» такое интеграционное объединение, участники которого обладают правом на выход из него и которые могут распустить его по собственному решению. Интеграционное объединение, участниками которого являются суверенные государства, следует рассматривать как совокупность государств, как межгосударственное объединение, но не как форму «целого». В свою очередь, только являясь территориальными единицами единого государства, государства-участники, как правило, утрачивают право на выход из него. Вопрос их выхода из вновь созданного государства будет решаться в соответствии с процедурой, установленной органами этого государства.

С учётом сказанного, представляется верным рассматривать в качестве гипотетического результата интеграции определенной группы государств и, соответственно, формы «целого» - государство.

При этом для признания государства в качестве гипотетического результата интеграции не требуется прямого закрепления в международном договоре данной цели процесса интеграции – создания единого государства, - либо публичных заявлений об этом государственных деятелей. Характеристика международной интеграции как всемирно-исторического процесса, а также универсальность государства как формы организации народа, проживающего на определенной территории, обуславливают объективный характер гипотетического результата процесса интеграции. То есть независимо от субъективных оценок интеграция государств имеет своим гипотетическим результатом создание единого государства, которое на практике либо возникнет, либо нет.

Категория «скачка» в интеграции государств. «Скачок» в интеграции государств есть переход интеграционного объединения к единому государству как результату процесса интеграции, предполагающий изменение природы (качества) интеграционного объединение, приобретение им качества государства. Поскольку качественной характеристикой государства является суверенитет, а в интеграционном объединении суверенитетом обладают только его государства-участники, но не само объединение, изменение природы интеграционного объединения обусловлено приобретением им государственного суверенитета, а изменение природы государств-участников интеграционного объединения – утратой ими государственного суверенитета. С утратой суверенитета государства, составляющие интеграционное объединения, утрачивают и статус субъектов международного права. При этом суверенитет, как признак, возникает и утрачивается одномоментно. Приобретение интеграционным объединением государственности и суверенитета и утрата государственности и суверенитета государствами-участниками интеграционного объединения и есть «скачок» в интеграции государств.

Анализ сущности феномена интеграции государств через призму 4-х основных категорий интеграции, в свою очередь, позволяет сформулировать основные положения, касающиеся вопроса о формах интеграции государств. Попытки по комплексному раскрытию данного вопроса сделаны в работах Е. Т. Усенко [21, с. 20, 22-24], Ю. А. Тихомирова [34]. Не останавливаясь подробно на рассмотрении подходов данных авторов, отметим, что проведенный анализ сущности феномена интеграции позволяет выделять следующие формы интеграции государств:

1) форма субъекта интеграции – государство;

2) форма связи между государствами-участниками интеграционного объединения - форма интеграционного объединения (организационно-договорные и внеорганизационно-договорные, при этом международная организация является основной формой интеграционного объединения);

3) форма результата процесса международной интеграции - государство;

4) форма перехода («скачка») от интеграционного объединения к государству - раскрывается через понятие суверенитета: утрату государственного суверенитета государствами-участниками интеграционного объединения и его приобретение «целым» как результатом процесса интеграции.

Кратко останавливаясь на вопросе о качественных и количественных характеристиках государства, международной организации и перехода («скачка») от интеграционного объединения к государству, отметим, что указанные характеристики государства выражены в его свойствах и признаках и изучаются теорией государства и права; международной организации – выражены в ее признаках и изучаются наукой международного права; перехода («скачка») от интеграционного объединения к государству – выражены в понятии суверенитета и изучаются как наукой международного права, так и теорией государства и права.

Таким образом, форма субъекта и форма результата процесса интеграции государств, которыми являются государство, совпадают. Данное совпадение форм является проявлением «повторений при развитии» [35] и не противоречит закону «отрицания отрицания». Процесс интеграции государств предполагает возможность приобретения интеграционным объединением качественной и количественной определённости «целого», то есть качественной и количественной определенности государства. На определённом этапе этого процесса в результате «скачка» интеграционное объединение может приобрести такую степень качественной и количественной определённости государства, которая делает его государством. С приобретением интеграционным объединением государственности и суверенитета и утратой государственности и суверенитета государствами-участниками интеграционного объединения происходит «скачок», качественное изменение природы государств-участников интеграционного объединения и интеграционного объединения.

Как теоретическое, так и практическое значение представляет вопрос о содержании процесса приобретения интеграционным объединением качественной и количественной определённости государства.

Содержанием процесса интеграции является процесс перехода объединённых связью частей в целое, возникающее в результате скачка, возможно, имеющий своим результатом возникновение такого целого. Полученный вывод о том, что международная организация является основной формой интеграционного объединения, позволяет представить данный вопрос как вопрос о раскрытии содержания процесса приобретения международной организацией качественной и количественной определённости государства.

Качественная и количественная определённость государства проявляется в его свойствах и признаках. Систему свойств государства выражают его функции. В свою очередь, функции государства конкретизируются в предметах ведения; реализация предметов ведения обеспечивает реализацию функций государства. Предметы ведения подлежат разграничению между интеграционным объединением и государствами-участниками. Вопросу о признаках государствапосвящен значительный круг источников. Более подробное раскрытие вопросов о разграничении предметов ведения и признаков государствавыходит за рамки настоящей статьи.

Таким образом, процесс приобретения интеграционным объединением качественной и количественной определённости государства включает в себя разграничение предметов ведения между интеграционным объединением и его государствами-участниками и приобретение этим объединением признаков государства. Данный процесс предполагает целенаправленную деятельность государств-участников в этих направлениях.

В отношении правовой природы свойств и признаков, которые приобретает интеграционное объединение, следует отметить следующее. В силу того, что природа государств-участников интеграционного объединения и самого интеграционного объединения различны, интеграционное объединение как таковое в процессе интеграции не приобретает и не может приобрести признаки и свойства государства. Признаки и свойства, которые приобретает интеграционное объединение, являются признаками и свойствами интеграционного объединения и обусловлены его правовой природой. Последние могут быть лишь подобными свойствам и признакам государства. То есть в процессе интеграции интеграционное объединение приобретает свойства и признаки, подобные государственным. Не смотря на различие в природе свойств и признаков государства и свойств и признаков интеграционного объединения, содержание указанных свойств и признаков может совпадать или различаться в определенной мере. Данный тезис можно проиллюстрировать на следующих двух примерах.

Так, при наделении Европейского Союза исключительной компетенцией в определенных сферах [36] государства-члены ЕС соглашаются передать ему право на осуществление соответствующих государственных функций. Однако обладание Европейским Союзам правом на осуществление соответствующих функций не является свойством государства, а осуществляемые им в этом случае функции не являются государственными. Это есть свойство и функции интеграционного объединения, подобные государственным, которые находят свое наибольшее раскрытие в категории компетенция международной организации [37]. В силу обладания суверенитетом государства-члены ЕС не утрачивают соответствующие функции, а интеграционное объединение их не приобретает и не может приобрести в силу своей природы.

То есть фактически происходит не разграничение предметов ведения между интеграционным объединением и государствами-участниками (предметы ведения не могут быть изъяты у государств-участников в силу их суверенитета), а наделение интеграционного объединения правом на осуществление определенных функций, подобных государственным. Об указанном разграничении предметов ведения и приобретении интеграционным объединением государственных функций можно говорить лишь условно.

Далее, в процессе европейской интеграции в рамках Европейского Союза сложился институт гражданства Европейского Союза. Гражданство Европейского Союза по своей природе не является признаком государства. Это есть признак интеграционного объединения, подобный государственному признаку гражданства. Гражданство государства-члена ЕС и гражданство ЕС в своем правовом содержании имеет определенные сходства и различия.

Таким образом, говорить о приобретении интеграционным объединением в процессе интеграции свойств и признаков государства можно лишь условно, с учетом правовой природы свойств и признаков интеграционного объединения и его государств-участников, имея ввиду, что интеграционное объединение может обладать только «свойствами и признаками, подобными государственным». Характер государственных указанные признаки и свойства интеграционного объединения приобретут при изменении его природы (качества), то есть при приобретение им качества государства; фактическое содержание указанных признаков и свойств при этом может не измениться.

Деятельность государств-участников интеграционного объединения по разграничению функций государства между интеграционным объединением и его государствами-участниками и наделению этого объединения признаками государства представляет собой межгосударственное сотрудничество по достижению двух задач: во-первых, разграничение предметов ведения между интеграционным объединением и его государствами-участниками с закреплением за интеграционным объединением предметов исключительного ведения и выделением предметов ведения, которые совместно выполняют интеграционное объединение и его государства-участники, и, во-вторых, наделение интеграционного объединения признаками государства. Представляется верным предположить, что достижение указанных целей может осуществляться посредством сотрудничества государств-участников в определённых сферах. В качестве основы выделения таких сфер сотрудничества следует использовать «предметы ведения». Сотрудничество в данных сферах должно быть направлено на достижение указанных целей.

Выводы

На основании изложенного представляется возможным дать следующее определение понятия интеграции государств: интеграция государств – это процесс перехода определенной совокупности государств к единому государству как гипотетическому результату данного процесса, сопровождающийся наделением данной совокупности признаками и свойствами, подобными государственным.

В такой интерпретации интеграция государств представляет собой восходящий процесс от более простых форм интеграции, характеризующихся слабой степенью интегрированности государств, к более сложным и к единому государству как гипотетическому результату этого процесса.

В литературе и на практике широкое распространение получил термин «международная интеграция». Соотношение понятий интеграции государств и международной интеграции кратко возможно представить в следующем виде. Понятие международной интеграции можно рассматривать в широком и узком смысле. Под международной интеграцией в широком смысле понимается форма сотрудничества определённой группы государств, в рамках которой эти государства совместно реализуют цели в различных областях сотрудничества по взаимному сближению. Под международной интеграцией в узком смысле - интеграция государств как таковая, определение которой дано выше. Если в первом значении международная интеграция в большей степени представляется категорией политологической науки, в меньшей - юридической, то во втором – в большей степени юридической и в меньшей степени – категорией политологической науки. То есть термин «международная интеграция» в узком смысле и термин «интеграция государств» возможно рассматривать как синонимы.

Развивая далее вопрос о диалектике феномена интеграции государств и, в целом, о теоретических основах международной интеграции, возможно рассматривать вопросы о видах международной интеграции, о соотношении понятий международная интеграция и государственный суверенитет, международная интеграция и наднациональность, о теоретических основах совершенствования интеграции государств, о правовой природе интеграционного объединения, об особенностях проявления каждого из «признаков государства» применительно к интеграционному объединению, о взаимодействии международного и внутригосударственного права в процессе интеграции государств, о понятии и природе права интеграционного объединения и т.д., что выходит за рамки настоящей статьи.

Библиография
1.
Новиков А.М., Новиков Д.А. Методология. М., 2007. С. 108.
2.
Новиков А.М., Новиков Д.А. Методология научного исследования. М., 2010. С. 86.
3.
Керимов Д.А. Методология права: Предмет, функции, проблемы философии права. – 5-е изд. М., 2009. С. 44, 92.
4.
Баскин Ю. Я., Фельдман Д. И. О методологии советской науки международного права // Правоведение. 1969. № 4. С. 90 – 96.
5.
Международное право: проблемы методологии. Очерки методов исследования / Баскин Ю.Я., Фельдман Д.И. М., 1971.-176 c.
6.
Теоретические проблемы методологии исследования государства и права / Курдюков Г.И., Лазарев В.В., Фельдман Д.И.; Науч. ред.: Емельянова И.А. Казань, 1975.-118 c.
7.
Теория государства и права. Учебник / Под ред. В.Я. Кикотя, В.В. Лазарева. М., 2007. С. 40.
8.
Черненко А.К. Теоретико-методологические аспекты формирования правовой системы общества: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.01. М.: Российская академия правосудия, 2006. С. 8, 12, 16, 17, 27.
9.
Гаврилов В.В. Международная и национальные правовые системы: понятие и основные направления взаимодействия: автореф. дис. … к.ю.н.: 12.00.10. Казань: Дальневосточный государственный университет, 2006. С. 5.
10.
Афоничкина Н.В. Теоретические аспекты реализации права в свете взаимодействия международного и внутригосударственного права: автореф. дис. … к.ю.н.: 12.00.01. Казань: Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина, 2008. С. 10.
11.
Бузгалин А.В. Диалектика: реактуализация в мире глобальных трансформаций // Вопросы философии. 2009. № 5. С. 23, 34.
12.
Метлов В.И. Диалектика и современное научное познание // Философия и общество. 2005. № 4. С. 30.
13.
Бузгалин А.В., Колганов А.И. Пределы капитала: методология и онтология. Реактуализация классической философии и политической экономии (избранные тексты). М., 2009. С. 137.
14.
Барчукова Н.К. Международно-правовые основы становления и развития интеграции Европейского Сообщества: дис. … к.ю.н.: 12.00.10. М.: Дипломатическая академия МИД России, 1997. С. 7.
15.
Капустин А.Я. Европейский Союз: интеграция и право. М., 2000. С.7.
16.
Клемин А.В. «Европейское право»: последнее табу // Московский журнал международного права. 2001. № 3. С. 217.
17.
Толстухин А.Э. Правовая природа Европейского Союза: дис. … к.ю.н.: 12.00.10. М.: МГИМО (У) МИД России, 1997. С. 7.
18.
Топорнин Б.Н. Европейское право: Учебник. М., 2001. С.17.
19.
Юмашев Ю.М. О правовой природе Европейского сообщества // Европейская интеграция: правовые проблемы. М., 1992. С.35.
20.
Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. М., 1976. С. 539.
21.
Усенко Е.Т. Понятие интеграции и её исторические уровни // Курс международного права. В 7 т. Т. 7. Международно-правовые формы интеграционных процессов в современном мире. М., 1993. С. 5-15.
22.
Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. М., 1983. – 836 с.
23.
Барановский В.Г. Политическая интеграция в Западной Европе. Некоторые вопросы теории и практики. М., 1983. С. 11, 32, 37.
24.
Интеграция в Западном полушарии на пороге XXI века / Ответ. редактор А.Н.Глинкин. М., 1999. С. 13.
25.
Семенов К.А. Международная экономическая интеграция: Учебное пособие. М., 2001. С. 13.
26.
Fischer, Peter: Europarecht: einschliesslich des Rechts supranationaler Organisationen / von Peter Fischer und Heribert Franz Köck. 3. Aufl. Wien: Linde, 1997. S. 47.
27.
Моисеев А.А. Суверенитет государства в международном праве. М., 2009. С. 267.
28.
Стоякин С.Г. Международно-правовые проблемы интеграции государств-участников Содружества Независимых Государств: дис… к.ю.н.: 12.00.10. М.: МГИМО (У) МИД России, 2008. С. 14-24.
29.
Усенко Е.Т. Интеграция как всемирно-исторический процесс и международное право // Московский журнал международного права. 1992. № 1. С. 25-49.
30.
Курс международного права. В 7 т. Т. 7. – 328 с.
31.
Харламова В.Н. Международная экономическая интеграция. Учебное пособие. М., 2002. С. 10, 11.
32.
Кузнецов В.И. СЭВ и «Общий рынок»: Правовые проблемы. М., 1978. – 192 с.
33.
Королев М.А. Наднациональность с точки зрения международного права // Московский журнал международного права. 1997. № 2. С. 9.
34.
Тихомиров Ю.А. Взаимодействие государств и интеграция в современном мире // Право и межгосударственные объединения / В.Г.Вишняков, В.А.Егиазаров, Ю.А.Королёв и др. СПб., 2003. С. 12, 13.
35.
Имянитов Н.С. Повторения при эволюциях // Философия и общество. 2009. № 3. С. 78.
36.
Европейский Союз: Основополагающие акты в редакции Лиссабонского договора с комментариями. М., 2008. С. 213.
37.
Международное право: учебник / Ю.М. Колосов, Ю.Н. Малеев и др.; Отв. ред. А.Н. Вылегжанин; МГИМО (У) МИД России. М., 2009. С. 368, 369
38.
Киреева Н.В. Понятие целостности в системной теории международной интеграции // Политика и Общество.-2013.-11.-C. 1389-1397. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.11.10200.
39.
Киреева Н.В. Типология интеграционных связей // Политика и Общество.-2014.-2.-C. 176-182. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.2.9789.
40.
Киреева Н.В. Механизм образования интеграционных связей // Политика и Общество.-2014.-1.-C. 61-68. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.1.9788.
41.
А.Ю. Бельянинов. Политическая и социально-экономическая роль России в интеграционном процессе на постсоветском пространстве // Политика и Общество. – 2013. – № 5. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.05.8
42.
Иншакова А.О.. Унифицированное правовое поле инновационного экономического развития и нанотехнологий ЕС // Право и политика. – 2013. – № 7. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.7.7847
43.
Скриба А.С.. Перспективы балансирования во внешней политике Украины в условиях сближения с региональными интеграционными объединениями // Политика и Общество. – 2013. – № 7. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.7.8947
44.
А.И Кириллова. Интеграция мигрантов-мусульман в российское общество // Тренды и управление. – 2013. – № 2. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.2.5009
45.
А.В. Левитский. Финансовый контроль в России в условиях вступления в ВТО // Финансовое право и управление. – 2013. – № 2. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2310-0508.2013.2.9727
46.
Ганюшкина Е.Б.. Влияние глобализации на формирование международного экономического права // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. – 2013. – № 4. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2226-6305.2013.4.10502
47.
Можуга В.В.. Стандарты ВТО и правовое регулирование в рамках Таможенного союза ЕврАзЭС: вопросы соответствия // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. – 2013. – № 4. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2226-6305.2013.4.9601
48.
Жаровская И.М.. Проблемы государственной власти в аспекте глобализационных изменений // Право и политика. – 2013. – № 6. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.6.7212
49.
Лыков А.Ю.. Международное сообщество как стадия политико-правовой эволюции // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. – 2013. – № 2. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2226-6305.2013.2.7786
50.
Беликова К.М.. Исторические, политические и правовые факторы экономической интеграции стран Европы и Америки: ретроспектива и современность // Международные отношения. – 2013. – № 2. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2305-560X.2013.02.5
51.
А.Ю. Лыков. Политико-правовые перспективы развития международного сообщества // Право и политика. – 2013. – № 4. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.04.11
52.
К.М. Беликова. Институциональная структура и источники права ЕС и МЕРКОСУР: сравнительно-правовой аспект // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. – 2013. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2226-6305.2013.01.5
53.
В.В. Шаклеин. Актуальные вопросы членства в ООН // Право и политика. – 2013. – № 3. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.03.6
54.
К.М. Беликова. Развитие объединительной идеи в Северной Америке: политико-правовой аспект // Право и политика. – 2013. – № 3. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.03.4
55.
И.А. Холов. Евразийское экономическое сообщество: специфика, внутренние процессы, перспективы // Право и политика. – 2013. – № 2. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.02.10
56.
Пантелеев О.Е.. Российская государственность и интеграционные процессы на Евразийском пространстве // Международные отношения. – 2013. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2305-560X.2013.01.5
57.
И.Р. Султанов. Вопрос доверительности в отношениях субъектов в деятельности интеграционных организаций // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. – 2012. – № 4. – С. 104-107.
58.
А.Ю. Бельянинов. Системные аспекты взаимодействия таможенных служб государств – участников СНГ в сфере реализации интеграционной политики. // Политика и Общество. – 2012. – № 11. – С. 104-107.
59.
Л. В. Евдокимов. Эволюция латиноамериканской модели регионализма // Политика и Общество. – 2012. – № 9. – С. 104-107.
60.
И. А. Холов. Евразийский Союз, проблемы и перспективы развития // Право и политика. – 2012. – № 5. – С. 104-107.
61.
О. А. Краснопёрова. Источники интеграционного налогового права как элемент налогового механизма государств-членов ЕС // Налоги и налогообложение. – 2012. – № 3. – С. 104-107.
62.
В. А. Ромащенко. Отношения Украина – Европейский Союз: от Политики соседства к Восточному партнерству (2004-2011 гг.). // Политика и Общество. – 2012. – № 2. – С. 104-107.
63.
Ю. А. Тихомиров. Суверенитет государств: гарантии стабильности и динамизма // Право и политика. – 2012. – № 3. – С. 104-107
64.
Д. К. Хачирова. Типология межгосударственных объединений: основные подходы // Право и политика. – 2012. – № 1. – С. 104-107.
65.
Л. О. Бабынина. Дания и процессы европейской интеграции: как решить «интеграционную дилемму»? // Исторический журнал: научные исследования. – 2011. – № 6. – С. 104-107
66.
В. Б. Рыжов Формирование универсального международного права: отношения ЕС со странами южного полушария // Право и политика. - 2011. - 7. - C. 1149 - 1153.
References (transliterated)
1.
Novikov A.M., Novikov D.A. Metodologiya. M., 2007. S. 108.
2.
Novikov A.M., Novikov D.A. Metodologiya nauchnogo issledovaniya. M., 2010. S. 86.
3.
Kerimov D.A. Metodologiya prava: Predmet, funktsii, problemy filosofii prava. – 5-e izd. M., 2009. S. 44, 92.
4.
Baskin Yu. Ya., Fel'dman D. I. O metodologii sovetskoi nauki mezhdunarodnogo prava // Pravovedenie. 1969. № 4. S. 90 – 96.
5.
Mezhdunarodnoe pravo: problemy metodologii. Ocherki metodov issledovaniya / Baskin Yu.Ya., Fel'dman D.I. M., 1971.-176 c.
6.
Teoreticheskie problemy metodologii issledovaniya gosudarstva i prava / Kurdyukov G.I., Lazarev V.V., Fel'dman D.I.; Nauch. red.: Emel'yanova I.A. Kazan', 1975.-118 c.
7.
Teoriya gosudarstva i prava. Uchebnik / Pod red. V.Ya. Kikotya, V.V. Lazareva. M., 2007. S. 40.
8.
Chernenko A.K. Teoretiko-metodologicheskie aspekty formirovaniya pravovoi sistemy obshchestva: avtoref. dis. ... d-ra yurid. nauk: 12.00.01. M.: Rossiiskaya akademiya pravosudiya, 2006. S. 8, 12, 16, 17, 27.
9.
Gavrilov V.V. Mezhdunarodnaya i natsional'nye pravovye sistemy: ponyatie i osnovnye napravleniya vzaimodeistviya: avtoref. dis. … k.yu.n.: 12.00.10. Kazan': Dal'nevostochnyi gosudarstvennyi universitet, 2006. S. 5.
10.
Afonichkina N.V. Teoreticheskie aspekty realizatsii prava v svete vzaimodeistviya mezhdunarodnogo i vnutrigosudarstvennogo prava: avtoref. dis. … k.yu.n.: 12.00.01. Kazan': Kazanskii gosudarstvennyi universitet im. V.I. Ul'yanova-Lenina, 2008. S. 10.
11.
Buzgalin A.V. Dialektika: reaktualizatsiya v mire global'nykh transformatsii // Voprosy filosofii. 2009. № 5. S. 23, 34.
12.
Metlov V.I. Dialektika i sovremennoe nauchnoe poznanie // Filosofiya i obshchestvo. 2005. № 4. S. 30.
13.
Buzgalin A.V., Kolganov A.I. Predely kapitala: metodologiya i ontologiya. Reaktualizatsiya klassicheskoi filosofii i politicheskoi ekonomii (izbrannye teksty). M., 2009. S. 137.
14.
Barchukova N.K. Mezhdunarodno-pravovye osnovy stanovleniya i razvitiya integratsii Evropeiskogo Soobshchestva: dis. … k.yu.n.: 12.00.10. M.: Diplomaticheskaya akademiya MID Rossii, 1997. S. 7.
15.
Kapustin A.Ya. Evropeiskii Soyuz: integratsiya i pravo. M., 2000. S.7.
16.
Klemin A.V. «Evropeiskoe pravo»: poslednee tabu // Moskovskii zhurnal mezhdunarodnogo prava. 2001. № 3. S. 217.
17.
Tolstukhin A.E. Pravovaya priroda Evropeiskogo Soyuza: dis. … k.yu.n.: 12.00.10. M.: MGIMO (U) MID Rossii, 1997. S. 7.
18.
Topornin B.N. Evropeiskoe pravo: Uchebnik. M., 2001. S.17.
19.
Yumashev Yu.M. O pravovoi prirode Evropeiskogo soobshchestva // Evropeiskaya integratsiya: pravovye problemy. M., 1992. S.35.
20.
Dvoretskii I.Kh. Latinsko-russkii slovar'. M., 1976. S. 539.
21.
Usenko E.T. Ponyatie integratsii i ee istoricheskie urovni // Kurs mezhdunarodnogo prava. V 7 t. T. 7. Mezhdunarodno-pravovye formy integratsionnykh protsessov v sovremennom mire. M., 1993. S. 5-15.
22.
Filosofskii entsiklopedicheskii slovar' / Gl. redaktsiya: L. F. Il'ichev, P. N. Fedoseev, S. M. Kovalev, V. G. Panov. M., 1983. – 836 s.
23.
Baranovskii V.G. Politicheskaya integratsiya v Zapadnoi Evrope. Nekotorye voprosy teorii i praktiki. M., 1983. S. 11, 32, 37.
24.
Integratsiya v Zapadnom polusharii na poroge XXI veka / Otvet. redaktor A.N.Glinkin. M., 1999. S. 13.
25.
Semenov K.A. Mezhdunarodnaya ekonomicheskaya integratsiya: Uchebnoe posobie. M., 2001. S. 13.
26.
Fischer, Peter: Europarecht: einschliesslich des Rechts supranationaler Organisationen / von Peter Fischer und Heribert Franz Köck. 3. Aufl. Wien: Linde, 1997. S. 47.
27.
Moiseev A.A. Suverenitet gosudarstva v mezhdunarodnom prave. M., 2009. S. 267.
28.
Stoyakin S.G. Mezhdunarodno-pravovye problemy integratsii gosudarstv-uchastnikov Sodruzhestva Nezavisimykh Gosudarstv: dis… k.yu.n.: 12.00.10. M.: MGIMO (U) MID Rossii, 2008. S. 14-24.
29.
Usenko E.T. Integratsiya kak vsemirno-istoricheskii protsess i mezhdunarodnoe pravo // Moskovskii zhurnal mezhdunarodnogo prava. 1992. № 1. S. 25-49.
30.
Kurs mezhdunarodnogo prava. V 7 t. T. 7. – 328 s.
31.
Kharlamova V.N. Mezhdunarodnaya ekonomicheskaya integratsiya. Uchebnoe posobie. M., 2002. S. 10, 11.
32.
Kuznetsov V.I. SEV i «Obshchii rynok»: Pravovye problemy. M., 1978. – 192 s.
33.
Korolev M.A. Nadnatsional'nost' s tochki zreniya mezhdunarodnogo prava // Moskovskii zhurnal mezhdunarodnogo prava. 1997. № 2. S. 9.
34.
Tikhomirov Yu.A. Vzaimodeistvie gosudarstv i integratsiya v sovremennom mire // Pravo i mezhgosudarstvennye ob''edineniya / V.G.Vishnyakov, V.A.Egiazarov, Yu.A.Korolev i dr. SPb., 2003. S. 12, 13.
35.
Imyanitov N.S. Povtoreniya pri evolyutsiyakh // Filosofiya i obshchestvo. 2009. № 3. S. 78.
36.
Evropeiskii Soyuz: Osnovopolagayushchie akty v redaktsii Lissabonskogo dogovora s kommentariyami. M., 2008. S. 213.
37.
Mezhdunarodnoe pravo: uchebnik / Yu.M. Kolosov, Yu.N. Maleev i dr.; Otv. red. A.N. Vylegzhanin; MGIMO (U) MID Rossii. M., 2009. S. 368, 369
38.
Kireeva N.V. Ponyatie tselostnosti v sistemnoi teorii mezhdunarodnoi integratsii // Politika i Obshchestvo.-2013.-11.-C. 1389-1397. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.11.10200.
39.
Kireeva N.V. Tipologiya integratsionnykh svyazei // Politika i Obshchestvo.-2014.-2.-C. 176-182. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.2.9789.
40.
Kireeva N.V. Mekhanizm obrazovaniya integratsionnykh svyazei // Politika i Obshchestvo.-2014.-1.-C. 61-68. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.1.9788.
41.
A.Yu. Bel'yaninov. Politicheskaya i sotsial'no-ekonomicheskaya rol' Rossii v integratsionnom protsesse na postsovetskom prostranstve // Politika i Obshchestvo. – 2013. – № 5. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.05.8
42.
Inshakova A.O.. Unifitsirovannoe pravovoe pole innovatsionnogo ekonomicheskogo razvitiya i nanotekhnologii ES // Pravo i politika. – 2013. – № 7. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.7.7847
43.
Skriba A.S.. Perspektivy balansirovaniya vo vneshnei politike Ukrainy v usloviyakh sblizheniya s regional'nymi integratsionnymi ob''edineniyami // Politika i Obshchestvo. – 2013. – № 7. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.7.8947
44.
A.I Kirillova. Integratsiya migrantov-musul'man v rossiiskoe obshchestvo // Trendy i upravlenie. – 2013. – № 2. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.2.5009
45.
A.V. Levitskii. Finansovyi kontrol' v Rossii v usloviyakh vstupleniya v VTO // Finansovoe pravo i upravlenie. – 2013. – № 2. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2310-0508.2013.2.9727
46.
Ganyushkina E.B.. Vliyanie globalizatsii na formirovanie mezhdunarodnogo ekonomicheskogo prava // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. – 2013. – № 4. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2226-6305.2013.4.10502
47.
Mozhuga V.V.. Standarty VTO i pravovoe regulirovanie v ramkakh Tamozhennogo soyuza EvrAzES: voprosy sootvetstviya // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. – 2013. – № 4. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2226-6305.2013.4.9601
48.
Zharovskaya I.M.. Problemy gosudarstvennoi vlasti v aspekte globalizatsionnykh izmenenii // Pravo i politika. – 2013. – № 6. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.6.7212
49.
Lykov A.Yu.. Mezhdunarodnoe soobshchestvo kak stadiya politiko-pravovoi evolyutsii // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. – 2013. – № 2. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2226-6305.2013.2.7786
50.
Belikova K.M.. Istoricheskie, politicheskie i pravovye faktory ekonomicheskoi integratsii stran Evropy i Ameriki: retrospektiva i sovremennost' // Mezhdunarodnye otnosheniya. – 2013. – № 2. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2305-560X.2013.02.5
51.
A.Yu. Lykov. Politiko-pravovye perspektivy razvitiya mezhdunarodnogo soobshchestva // Pravo i politika. – 2013. – № 4. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.04.11
52.
K.M. Belikova. Institutsional'naya struktura i istochniki prava ES i MERKOSUR: sravnitel'no-pravovoi aspekt // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. – 2013. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2226-6305.2013.01.5
53.
V.V. Shaklein. Aktual'nye voprosy chlenstva v OON // Pravo i politika. – 2013. – № 3. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.03.6
54.
K.M. Belikova. Razvitie ob''edinitel'noi idei v Severnoi Amerike: politiko-pravovoi aspekt // Pravo i politika. – 2013. – № 3. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.03.4
55.
I.A. Kholov. Evraziiskoe ekonomicheskoe soobshchestvo: spetsifika, vnutrennie protsessy, perspektivy // Pravo i politika. – 2013. – № 2. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.02.10
56.
Panteleev O.E.. Rossiiskaya gosudarstvennost' i integratsionnye protsessy na Evraziiskom prostranstve // Mezhdunarodnye otnosheniya. – 2013. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2305-560X.2013.01.5
57.
I.R. Sultanov. Vopros doveritel'nosti v otnosheniyakh sub''ektov v deyatel'nosti integratsionnykh organizatsii // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. – 2012. – № 4. – S. 104-107.
58.
A.Yu. Bel'yaninov. Sistemnye aspekty vzaimodeistviya tamozhennykh sluzhb gosudarstv – uchastnikov SNG v sfere realizatsii integratsionnoi politiki. // Politika i Obshchestvo. – 2012. – № 11. – S. 104-107.
59.
L. V. Evdokimov. Evolyutsiya latinoamerikanskoi modeli regionalizma // Politika i Obshchestvo. – 2012. – № 9. – S. 104-107.
60.
I. A. Kholov. Evraziiskii Soyuz, problemy i perspektivy razvitiya // Pravo i politika. – 2012. – № 5. – S. 104-107.
61.
O. A. Krasnoperova. Istochniki integratsionnogo nalogovogo prava kak element nalogovogo mekhanizma gosudarstv-chlenov ES // Nalogi i nalogooblozhenie. – 2012. – № 3. – S. 104-107.
62.
V. A. Romashchenko. Otnosheniya Ukraina – Evropeiskii Soyuz: ot Politiki sosedstva k Vostochnomu partnerstvu (2004-2011 gg.). // Politika i Obshchestvo. – 2012. – № 2. – S. 104-107.
63.
Yu. A. Tikhomirov. Suverenitet gosudarstv: garantii stabil'nosti i dinamizma // Pravo i politika. – 2012. – № 3. – S. 104-107
64.
D. K. Khachirova. Tipologiya mezhgosudarstvennykh ob''edinenii: osnovnye podkhody // Pravo i politika. – 2012. – № 1. – S. 104-107.
65.
L. O. Babynina. Daniya i protsessy evropeiskoi integratsii: kak reshit' «integratsionnuyu dilemmu»? // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. – 2011. – № 6. – S. 104-107
66.
V. B. Ryzhov Formirovanie universal'nogo mezhdunarodnogo prava: otnosheniya ES so stranami yuzhnogo polushariya // Pravo i politika. - 2011. - 7. - C. 1149 - 1153.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"