Статья 'Роль и влияние корпораций на формирование и реализацию российской внешнеэкономической политики ' - журнал 'Мировая политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Мировая политика
Правильная ссылка на статью:

Роль и влияние корпораций на формирование и реализацию российской внешнеэкономической политики

Слободян Роман Андреевич

Аспирант, факультет международных отношений, Санкт-Петербургский Государственный Университет

191060, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Смольного, 1/3, оф. подъезд № 8

Slobodyan Roman Andreevich

Postgraduate at the International Relations Faculty of St Petersburg University

191060, Russia, g. Saint Petersburg, ul. Smol'nogo, 1/3, of. pod''ezd № 8

r.a.slobodyan@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8671.2019.2.29776

Дата направления статьи в редакцию:

20-05-2019


Дата публикации:

18-07-2019


Аннотация.

В статье рассматриваются вопросы воздействия национальных и иностранных корпораций на формирование и реализацию российской внешнеэкономической политики при взаимодействии с государством. Освещаются тенденции становления корпораций как политических акторов на международной арене. В настоящее время наблюдается увеличение роли и влияния корпораций в международной политической системе. В первую очередь это связано с возрастающей взаимозависимостью международной экономики и политики. Отдельные корпорации по своему экономическому потенциалу превосходят целый ряд стран. Корпорация выступает как инструментом реализации государственных интересов на внешней арене, так и объектом воздействия внешних акторов с целью влияния на политику отдельных государств. При проведении исследования автором использовался преимущественно системный подход, а также методы анализа, синтеза и сравнения. Роль и влияние российских крупнейших корпораций на формирование и реализацию государственной внешнеэкономической политики материнского и принимающих государств рассматривается сквозь призму международной политической экономии. Полученные в результате исследования выводы позволяют обратить внимание на отдельные аспекты взаимодействия государства и корпораций в контексте повышения эффективности реализации внешнеэкономической политики Российской Федерации.

Ключевые слова: международная политическая экономия, внешнеэкономическая политика, транснациональные корпорации, национальные интересы, внешняя политика, экономическая дипломатия, международный бизнес, взаимодействие акторов, политическое влияние, международные отношения

Abstract.

The article considers the issues of the influence of national and foreign corporations on the formation and implementation of Russia’s foreign economic policy during their interaction with the state. The author describes the tendencies of formation of corporations as political actors on the international scene. 
At the present time, the increase of the role and the influence of corporations in the international political system can be observed. First of all, it is connected with the growing interdependence of the international economics and politics. The economic potential of particular corporations excels those of many countries. A corporation acts both as an instrument of implementation of state interests on the foreign scene, and as an object of influence of foreign actors aiming at affecting the policy of particular countries. 
The author uses the systems approach and the methods of analysis, synthesis and comparison. The role and influence of the largest corporations of Russia on the formation and implementation of the state’s foreign economic policy of the kin-state and the recipient states is considered in terms of international political economics. The acquired results help give attention to particular aspects of interaction between the state and corporations in the context of raising the effectiveness of Russia’s foreign economic policy implementation. 
 

Keywords:

international Business, economic diplomacy, foreign policy, national interests, transnational corporations, foreign economic policy, international political economy, interaction of actors, political influence, international relations

Мировая экономическая система развивается стремительными темпами, возрастающая экономическая взаимозависимость акторов на международной арене порождает новые формы и механизмы сотрудничества в мировой политике. Складывается ситуация, при которой экономические и технологические возможности некоторых международных корпораций превосходят возможности ряда стран. Перед многими странами актуальной становится проблема сохранения влияния и контроля над набирающими экономико-политический вес корпорациями. В 2016 году в списке ста крупнейших мировых экономик числилось 31 государство и 69 корпораций[1]. В данном контексте становится актуальным вопрос изучения взаимодействия государств и корпораций, понимания роли и влияния бизнеса на формирование и реализацию государственной внешнеэкономической политики. Анализ специфики взаимодействия акторов позволит усовершенствовать существующие инструменты и меры повышения эффективности работы российской экономической дипломатии по продвижению и защите государственных национальных интересов.

Корпорация как политический актор международных отношений

Практически все исследовательские школы международных отношений обозначают государство как главного актора формирования системы международных отношений и мировой политики. Так, представители неофункциональной школы К. Дейч и Э. Хаас сосредоточены на изучении международных процессов. Вданном контексте корпорации являются аполитичными игроками[2] и рассматриваются в качестве «одной из функциональных государственных связей на международной арене»[3]. З. Бжезинский, Ж. Аттали и другие глобалисты указывают на становление корпораций в качестве вненациональных игроков и повышение их ролив изменении мировой экономической и политической систем[4]. Антиглобалисты отмечают, что влияние некоторых государств в мировой политике укрепляется, в том числе, за счет развития национальных корпораций. Марксисты указывают на особую значимость международных институтов и площадок коммуникации для достижения корпорациями своей основной цели, - максимизации прибыли. Неомарксисты и сторонники теории «мировой системы»[5] рассматривают корпорации как государственный или классовый инструментвыкачивания ресурсов из третьих и развивающихся стран (периферии) в пользу развитых (центра). Неореалисты Р. Гилпин, К. Уолтс и другие, отводят государствам «главную роль в мировой политической системе»[6] и отмечают неспособность других акторов эффективно справится с хаосом, присущим международным отношениям. Р. Кохейн, Дж. Най и другие представители неолиберальной школы частично соглашаются с неореалистами, при этом указывая на усиливающуюся роль корпораций в международной политике[7].

Междунарожная политическая экономия (МПЭ), являясь одним из значимых направлений теории международных отношений, занимается изучением экономической плоскости мировой политики, в том числе, - «проблематикой взаимодействия акторов на международной арене в условиях глобализирующейся экономики»[8]. С. Стрендж и другие исследователи политэкономы указывают на «возрастающую роль корпораций в процессе формирования и реализации государственной внешней и внутренней политики»[9], затрагивая вопросы изучения перспектив и наиболее оптимальных форм сотрудничества акторов. Исследователи международники-политэкономы изучают проблематику взаимодействия корпораций и государств преимущественно в рамках либеральной, марскистской и реалистской школ МПЭ[10].

Представители либеральной школы МПЭ отмечают добровольный и кооперативный характер международного взаимодействия, который является саморегулирующим и осуществляется в мировой экономической системе. Реалисты МПЭ наоборот, отмечают конфликтный характер взаимодействия акторов в силу столкновения интересов и обозначают, что на ход экономических процессов влияет непосредственно проводимая политика государств. Исследователи марксистской школы также указывают на преимущественно конфликтный характер взаимодействия акторов, который обусловлен классовой борьбой[11]. Отметим, что реалисты при исследовании взаимодействия и роли акторов в формировании и реализации внешнеэкономической политики руководствуются преимущественно положениями концепции «власти», необлибералы отдают предпочтение концепции «интересов». Исследователи данных школ отмечают, что акторы при взаимодействии преследуют разные цели и интересы, имеют свои приоритеты в плане абсолютных и относительных выгод и издержек, а также обладают различной степенью контроля над факторами власти и доступа к инструментам влияния. Такая ситуация создает определенную ограниченность сотрудничества.

Цели и интересы акторов

Чем более корпорации или государству доступно инструментов воздействия, тем больше у субъекта реальной власти, которая включает в себя следующие основные факторы: силовые, экономические, информационные, бихевиористские[12]. И если для государства важны все факторы власти, то для корпораций главным является экономический. При этом, экономическая мощь корпораций является основой для создания предпосылок по отъему у государств других факторов власти.

Большинство исследователей различных школ политических и экономических наук соглашаются с тем, что корпорация (компания) является базовым субъектом рыночной экономики. А главная цель корпорации заключается в бессрочном получении прибыли. Другие корпоративные интересы являются производными от главной цели. Так, корпорации заинтересованы в достижении монополии в отдельных отраслях на внешних и внутренних рынках, территориальной и отраслевой экспансии, наращиванию контроля над факторами власти.

Государственная обязанность соблюдать «общественный договор» перед населением оказывает влияние на формирование государственных интересов. Государство в первую очередь должно защищать и продвигать права и свободы своего населения, в том числе, за пределами своих границ.

При совпадении интересов корпорации и государства налаживают более тесное взаимодействие с целью достижения синергетического эффекта. Государство может продвигать интересы национальных корпораций на внешних рынках, тем самым способствуя развитию компаний и соответственно, увеличению налоговых поступлений в государственный бюджет. Расширение зарубежной деятельности корпораций также создает благоприятные условия для усиления государством своих политических позиций на международной арене. В данном контексте государствам выгодны экономически сильные, в меру зависимые национальные корпорации.

В целом, взаимоотношения корпораций с государствами осуществляется с помощью официальных и неофициальных форм взаимодействия и в зависимости от ситуации сотрудничество может быть нейтральным, дружественным или конфронтационным. Формат сотрудничества преимущественно зависит от того, кто из акторов является доминирующим. С одной стороны, бизнес может практически полностью контролировать государственную политику, с другой стороны, государство может установить полный контроль над действиями национальных и иностранных корпораций на своей территории. Кроме того, существует целый ряд промежуточных и своеобразных форматов взаимодействия. Так, М. Голдман в своем исследовании указывает, что государственная политика может контролироваться не бизнес или политическими элитами, а выходцами из спецслужб[13].

Международная правовая легитимность корпораций

Одним из основополагающих вопросов в МПЭ является правовая легитимность корпорации как субъекта мировой политической системы. На государственном уровне деятельность корпораций регламентируется нормами национального права. На глобальном и региональном уровнях взаимодействие акторов регламентируется рядом документов международных объединений и организаций[14]. Наиболее значимыми документами являются Декларация ООН «Об установлении нового международного экономического порядка», Декларация ОЭСР «О международных инвестициях и многонациональных предприятиях», соглашения ВТО «О торговых аспектах инвестиционных мер и прав интеллектуальной собственности» (TRIMS и TRIPS), двусторонние межгосударственные соглашения «О взаимном поощрении и защите инвестиций» и другие документы. Урегулирование споров на международном уровне регламентируется Вашингтонской конвенцией «Об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими лицами других государств». Отметим, что Российская Федерация не ратифицировала Вашингтонскую конвенцию. Рассмотренные документы являются частью международного права и не имеют обязательной юридической силы, тем не менее, они являются основой международной правовой системы, регламентирующей взаимоотношения государств и транснациональных корпораций.

Отметим, что корпорации могут создавать собственный, автономный правопорядок[15], который базируется на заключенных соглашениях между самими компаниями, а также между отдельными финансово-промышленными группами и государствами. В рамках международных режимов также действуют третейские и арбитражные институты. В некоторых случаях корпорации имеют право подавать иски в судебный международный орган против конкретного государства минуя разбирательства на национальном уровне. Например, новым соглашением NAFTA (USMCA) от 30 ноября 2018 года, регламентируется что «ни одна из сторон не может предусмотреть право действия в соответствии с ее законодательством против другой стороны на местах, если мера этой другой стороны не соответствует настоящему соглашению»[16]. То есть соглашение предоставляет возможность урегулировать возникающие между сторонами противоречия сначала в рамках режима и только потом на уровне национального законодательства. Еще одним из действенных способов повышения корпорациями правовой легитимности является их членство либо участие в международных неправительственных организациях, которые по своей сути являются наднациональными. Наблюдающиеся тенденции указывают на постепенное укрепление корпорациями своей правовой легитимности в международной политической системе.

Роль российских корпораций в государственной внешнеэкономической политике

Оценку вероятности влияния внешних акторов на внешнеэкономическую политику России возможно произвести на основе перечня макроэкономических показателей, используемых Правительством Российской Федерации для анализа уровня государственной экономической безопасности[17]. Россия имеет низкую внешнюю долговую нагрузку, международные резервы и накопленные активы за рубежом составляют около 57% от годового ВВП, иностранные активы и пассивы внутри государства составляют 65-80% от ВВП. Государство имеет положительное сальдо внешней торговли и диверсифицированную структуру торговых партнеров. Одним из вызовов для российской экономики является существенная доля полезных ископаемых в товарной структуре экспорта. В целом отметим, что Россия имеет достаточно сильные и сбалансированные показатели государственной экономической безопасности.

Ориентировочное место российских корпораций в глобальной экономике представляется возможным оценить на основе сравнительных исследований рейтинговых агентств и аналитических изданий (см. Таблица 1).

Таблица 1. Корпорации США, Германии и России в рейтинге «Fortune 2017»

Страна

Количество корпораций,

«FortuneGlobal 50»

Количество

корпораций,

«FortuneGlobal 100»

Количество

корпораций,

«FortuneGlobal 500»

Россия

1

2

4

Германия

3

8

31

США

21

37

124

Источник:http://fortune.com/fortune500/

Согласно рейтингу «Fortune» только 2 % из 100 и 0,8% из 500 крупнейших корпораций мира являются российскими. При этом, количество американских корпораций в рейтинге в 20-30 раз превышает число российских[14].

В российской экономике выручка 10 крупнейших национальных корпораций составляет около 30% от ВВП страны, совокупные их активы составляют более 90% от ВВП, при этом в данных компаниях работает приблизительно 7% трудоспособного населения России (см. Таблица 2). То есть, крупнейшие российские компании являются системообразующими и выступают значимыми субъектами влияния при формировании и реализации государственной внешнеэкономической политики. К тому же, внутреннее и внешнее воздействие на них может привести к существенным изменениям российской экономической политики.

Таблица 2. Показатели крупнейших российских корпораций

Название компании

Выручка,

млрд. долл.

Выручка за рубежом, млрд. долл.

Активы, млрд. долл.

Количество сотрудников, чел.

Страны присутствия

1

Газпром

112

86

317

469 600

20

2

Лукойл

94

75

90,8

103 600

20

3

Роснефть

72

61

212,4

318 000

20

4

Сбербанк

49,7

7

471

310 277

22

5

РЖД

37,5

3,7

92

737 000

6

6

Ростех

24,4

14

46

445 000

20

7

ВТБ

20,5

1,4

226

96 000

18

8

Х5 retail

19,9

0

9

250 000

5

9

Сургутнефтегаз

17,8

9,8

74,5

93 000

20

10

Магнит

17,5

0

9,2

260 000

3

Источник: ежегодные отчеты компаний

Отметим, что 3 крупнейших российских корпорации (Газпром, Лукойл и Роснефть) около 75-85% годовой выручки получают за пределами Российской Федерации, при этом географическая диверсификация торговых партнеров является средней. Такая ситуация, не смотря на то, что российская энергетическая дипломатия является одним из наиболее действенных инструментов по продвижению национальных интересов, представляет потенциальный вызов для государства.

Анализ иностранных активов крупнейших российских корпораций, дает основания полагать, что в случае их заморозки или экспроприации такая ситуация не будет представлять критической угрозы для жизнедеятельности компаний.

Присутствие иностранных граждан в составе совета директоров крупнейших российских корпораций с одной стороны позволяет использовать их уникальный опыт и связи для развития компаний, с другой стороны может оказыват влияние на стратегические решения, принимаемые высшим органом правления. Отметим, что более половины членов наблюдательных советов корпораций Роснефть и Газпром являются гражданами иностранных государств. В остальных крупнейших российских компаниях уровень присутствия нерезидентов в наблюдательных советах является допустимым и не несет существенных вызовов для корпораций и государства.

По структуре акционерного капитала (Таблица 3) мы видим значительную долю присутствия иностранных физических и юридических лиц в 4-х крупнейших российских корпорациях. В то же время, корпорации РЖД и Ростех являются государственными, еще 4 компании из исследуемого списка контролируются государством. То есть, более половины из 10 крупнейших национальных корпораций можно обозначить в качестве инструмента реализации внешней государственной внешней политики. При этом, внешние акторы имеют возможность оказывать значительное воздействие на 4 крупнейших российских корпорации, что является существенным вызовом для государства в контексте реализации внешнеэкономической политики.

Таблица 3. Структура акционеров крупнейших российских корпораций, 2017

Компания

Структура акционерного капитала, %

Нерезиденты

Резиденты

В свободном обращении

Доля

государства

Газпром

49

0,5

49,34

Лукойл

50

50

0

Роснефть

37

13

60

Сбербанк

46,2

3,8

50

РЖД

100

Ростех

100

ВТБ

15

10

14

61

Х5 retail

27

36

37

0

Сургутнефтегаз

29

50

21

Магнит

8

18

64

10

Источник: Ежегодные отчеты компаний

Примечательно, что крупнейшие российские корпорации часто упоминаются в текстах двусторонних межгосударственных соглашений, заключенных Российской Федерацией. Так, компании Лукойл и Роснефть обозначены исполнителями работ и услуг в ряде межгосударственных договоров, Газпром фигурирует более чем в 40 международных соглашениях[19]. Отдельно обозначим корпорацию Росатом, которая выступает исполнителем целого ряда обязательств России в более чем 75 межгосударственных соглашениях, направленных на использование атомной энергии в мирных целях.

Роль иностранных корпораций в российской внешнеэкономической политике

В России осуществляет деятельность 34 иностранных корпораций, годовая выручка которых превышает 1 млрд. долл., крупнейшей из них является французская компания «Auchan» с объемом выручки 4,52 млрд. долл.[20]. В какой степени данные корпорации способны оказывать политическое и экономическое воздействие на принимающее государство?

При рассмотрении отраслевого присутствия иностранных корпораций установлено, что ни в одной из отраслей российской экономики, кроме табачной и автомобильной промышленности, иностранный бизнес не имеет существенного влияния. Так, 3 иностранных корпорации контролируют почти 100% российской табачной промышленности. Более 75% рынка производства и продажи легковых автомобилей также контролируется иностранными компаниями. В целом, в российской экономике, в секторах присутствия, крупнейшие иностранные корпорации получают выручку от 0,1% до 2,6 % от ВВП. В государственно значимых секторах российской экономики доля присутствия иностранных корпораций либо является нулевой либо минимальной (за исключением участия иностранного капитала в 4-х крупнейших российских корпорациях).

Отметим, что американские компании имеют наибольшее присутствие в российской экономике и суммарно генерируют выручку в размере 1,4% от ВВП страны, германские – 1% , французские – 0,8%. Также отметим тот факт, что при наибольших объемах торговли с Китаем, корпорации из данной страны на данный момент слабо представлены в российской экономике.

2 из 34 иностранных корпораций могут использовать социальный фактор как инструмент воздействия при диалоге с государственной властью. Так, в российских подразделениях «Auchan» и «Mc Donald's» работает 43 000 и 50 000 сотрудников соответственно. В целом, около 0,3-0,6 % трудоспособного населения страны работают на территории Российской Федерации в корпорациях, контролируемых иностранным капиталом.

Таблица 4. Присутствие иностранных корпораций в России по странам

Страна

Количество компаний, выручка более 1 млрд. долл.

Общая выручка в России, 2017, млрд. долл.

% от

ВВП России

Общее количество сотрудников,

чел.

% от трудоспособного населения

США

6

22,84

1,44

85500

0,1

Германия

9

16,72

1,06

45000

0,059

Франция

5

13,59

0,92

78000

0,1

Япония

3

10,27

0,65

7300

0,009

Республика Корея

3

6,15

0,39

6200

0,008

Великобритания

2

4,22

0,26

7500

0,009

Швейцария

2

3,28

0,2

20000

0,032

Прочие

4

5,94

0,37

14500

0,019

Всего

34

83,01

5,26

264000

0,336

Источники: Данные Росстата, Рейтинг «Rbc 400», отчеты компаний

Как мы видим, уровень присуствия крупнейших иностранных корпораций в российской экономике является незначительным. Соотвественно, вероятность оказания существенного воздействия на формирование и реализацию российской внутренней и внешней политики со стороны данных корпораций явялется низкой.

Двусторонние отношения

При двустороннем межгосударственном взаимодействии уровень влияния внешних акторов зависит от характера политико-экономических отношений между странами.

1. Нейтральные взаимоотношения предполагают наличие значительного потенциала для развития сотрудничества. При этом влияние корпораций на принимающее государство является минимальным по причине узкого поля взаимодействия. У России складываются нейтральные отношения преимущественно с географически удаленными странами (Австралия, ряд государств Африки, Южной Америки).

2. Подобно игре с положительной суммой является ситуация, когда между странами налажено взаимовыгодное, равноправное сотрудничество. При дружественных отношениях соблюдение баланса интересов является одним из значимых вопросов. Пв тоже время, существует необходимость недопущения высокой экономической зависимости от стран-партнеров. С другой стороны, следует исключить чрезмерное политико-экономическое давление на дружественные государства, так как такая ситуация может послужить причиной ухудшения отношений.

3. В случае напряженных отношений стороны склонны оказывать влияние друг на друга с помощью любых способов и мер, в том числе используя иностранные и национальные корпорации как субъекты воздействия. В такой ситуации доминирующее государство старается сохранить двусторонний формат отношений, а более слабая страна старается перенести решение проблемы на многосторонний уровень. На данный момент Россия имеет напряженные отношения с США, Украиной и их союзниками.

Объемы торговли и уровень производственной кооперации между Россией и Украиной был достаточно высоким, поэтому обострение отношений негативно сказалось на экономиках двух стран. К тому же, существенное влияние на российскую экономику оказывают санкционные меры ЕС и США, занимающие сторону Украины в российско-украинском конфликте, возникшем в 2014 году. И если европейские санкционные меры носят сдержанный характер, то американские ограничения являются более жесткими и имеют определенную специфику. Так, ограничения применяются и в отношении компаний из третьих стран, которые взаимодействуют с российскими корпорациями и финансово-промышленными группами, включенным в санкционный список США. Успешность проводимой американской санкционной политики обусловлена развитостью экономики, экономической мощью национальных корпораций и емкостью внутреннего рынка. Большинство зарубежных контрагентов принимает решение о прекращении сотрудничества с российскими компаниями, так как взаимодействие с американским бизнесом и работа на рынке США для них, в большинстве случаев, имеет более важное значение и приоритет. Примером успешности американских санкционных мер является переход контроля над крупнейшем в мире российском производителе алюминия, корпорации «Rusal», от российских акционеров к американским и британским трастовым фондам[21]. В целом, американские и европейские санкционные меры, а также значительное падение товарооборота с Украиной, привели к снижению российского ВВП на 34% по сравнению с 2014 годом.

Международные режимы

Внешние акторы в рамках международных организаций или объединений имеют возможность оказывать воздействие на отдельные государства и корпорации, которые нарушают принятые международные нормы и правила, ущемляющие права участников международных режимов. Так, в рамках ВТО государства получают доступ к равноправной торговле на рынках стран-участниц, но в то же время, национальная экономика должна быть на равных условиях открыта для доступа продукции зарубежных производителей. В данном контексте возникает ситуация, когда часть национального законодательства по использованию мер протекционизма делегируется на уровень международной организации. То есть вопросы предоставления государством финансовой помощи, субсидий национальным производителям, доступа иностранного бизнеса к государственному заказу частично переносятся на наднациональный уровень. Что является признаком сужения суверенитета, особенно если государство не имеет возможности повлиять на выработку правил, норм и решений, принимаемых в рамках ВТО.

В МВФ России принадлежит только 2% голосов, при этом США и ЕС контролируют 47% голосов. Хотя организация и не оказывает существенного прямого влияния на Россию, косвенное воздействие может осуществляться через третьи страны, которые пользуются кредитами МВФ на определенных, в том числе, политических условиях.

Обозначим, что согласно внешнеполитических целей США стремятся «удержать и усилить свою главенствующую роль в большинстве международных организаций и объединений, в том числе в МВФ и ВТО»[22]. При этом, целью России в данных организациях является «достижение учета российских интересов при принятии решений»[23].

Мегарегиональные объединения, инициаторами становления и развития которых являются транснациональные корпорации, фактически являются новыми формами международной интеграции, которые безусловно будут играть существенную роль в международной экономической системе. Развитие такого рода объединений является основой «укрепления позиций корпораций в качестве политических акторов на международной арене»[24].

Подводя итоги, отметим, что российская внешнеэкономическая политика более подвержена влиянию при двустороннем межгосударственном взаимодействии, чем при взаимоотношениях в рамках действующих международных режимов.

Иностранные корпорации, действующие на территории России не способны оказать существенное воздействие на формирование и реализацию государственной внешнеэкономической политики. При этом, внешние акторы могут оказать влияние на ряд крупнейших российских корпораций.

В целом, реализация российской внешнеэкономической политики является более эффективной в случае нацеленности государства и национальных корпораций на повышение благосостояния населения страны. При этом, наиболее выгодная для акторов является партнерская форма сотрудничества, которая фактически является игрой с положительной суммой.

Государство, как правило, имеет комплексные, многоуровневые цели, которые достаточно трудно сопоставить с однотипными, в определенной степени простыми целями корпораций. В данном контексте, при партнерской форме взаимодействия, национальные корпорации действительно больше являются инструментом российской внешней политики.

В то же время, эволюционным этапом развития корпораций, как акторов мировой политики, является трансформация их экономического потенциала в политический. А наиболее благоприятной средой для проведения таких трансформаций являются платформы международных режимов.

Библиография
1.
крупнейших по выручке компаний России. 2018. // rbc.ru URL: https://www.rbc.ru/rbc500/ (дата обращения 01.04.2019).
2.
Антонова П. А., Макаревич, М. Л. Вопросы правового регулирования деятельности транснациональных корпораций // Инновационная экономика: перспективы развития и совершенствования. 2017. № 1. С. 48-61.
3.
Афонцев С. А. Политические рынки и экономическая политика. М.: Ленанд. 2015. 384 с.
4.
Бурмистрова С. Rusal без контроля: кто будет управлять компанией после соглашения с США. 2018. 20 декабря. // rbc.ru URL: https://www.rbc.ru/business/20/12/2018/5c1b61a69a7947ea968789ab (дата обращения 31.03.2019).
5.
Двусторонние международные договора Российской Федерации // Министерство иностранных дел Российской Федерации. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/international_contracts/2_contract (дата обращения 31.03.2019).
6.
Дергачев В. А. Глобалистика. М.: Юнитидана. 2005. 303 с.
7.
Информация для анализа показателей состояния экономической безопасности Российской Федерации. // Федеральная служба государственной статистики Российской Федерации. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/econSafety/ (дата обращения 01.04.2019).
8.
Концепция внешней политики Российской Федерации от 30 ноября 2016 года // Министерство иностранных дел Российской Федерации. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/official_documents/-/asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/2542248(дата обращения 31.03.2019).
9.
Лысенко Д. Л.. Проблема правового статуса транснациональных корпораций: международно-правовые аспекты / Диссертация / М. 2003. URL: https://lawbook.online/pravo-torgovli-mejdunarodnoe/reglamentatsiya-deyatelnosti-transnatsionalnyih-15563.html (дата обращения 31.03.2019).
10.
Саламатов, В. Ю. Мегарегиональные торговые соглашения // Мировая экономика и международные отношения. 2016. Т. 60. № 9. С. 17-27.
11.
Ткаченко С. Л. Международная политэкономия - российская школа // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Политология. Международные отношения. 2015. № 4. С. 106-116.
12.
Agreement between the United States of America, the United Mexican States, and Canada // The Office of the U.S. Trade Representative. URL: https://ustr.gov/trade-agreements/free-trade-agreements/united-states-mexico-canada-agreement/agreement-between (дата обращения 31.03.2019).
13.
Deutsch K. et al. Political Community and the North Atlantic Area: International Organization in the Light of Historical Experience // Debates on European integration: a reader. New York: Palgrave Macmillan. 2006. P. 68-88.
14.
Fortune Global 500. 2017. // Fortune URL: http://fortune.com/global500/list/filtered?non-us-cos-y-n=true (дата обращения 01.04.2019).
15.
Haas E. The Uniting of Europe: Political, Social and Economic Forces. Stanford, 1958. 592 p.
16.
Goldman M. Petrostate: Putin, Power, and the New Russia. NY.: Oxford university press, 2010. 327 p.
17.
Green D. The world’s top 100 economies: 31 countries; 69 corporations // The World Bank Group. 2016. Vol. 9.P. 20-26.
18.
Keohane R. O. After hegemony: Cooperation and discord in the world political economy. Princeton University Press, 2005. 281 p.
19.
National Security Strategy of the United States of America. 2017 December // White house. URL: https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905.pdf (дата обращения 31.03.2019).
20.
Strange S. States and Markets. London: Frances Pinter, 1988. 280 p.
21.
Tkachenko S. L. The study of international political economy in Russia // Communist and Post-Communist Studies. 2004. Vol. 37. №. 1. P. 111-120.
22.
Wallerstein I. The Modern World System. N.Y., 1974. 442 p.
23.
Waltz K. N. Theory of International Politics. Mass., 1979. 256 p.
24.
Woods N. The Political Economy of Globalisation. N.Y.: Red Globe press, 2000. 230 p.
References (transliterated)
1.
krupneishikh po vyruchke kompanii Rossii. 2018. // rbc.ru URL: https://www.rbc.ru/rbc500/ (data obrashcheniya 01.04.2019).
2.
Antonova P. A., Makarevich, M. L. Voprosy pravovogo regulirovaniya deyatel'nosti transnatsional'nykh korporatsii // Innovatsionnaya ekonomika: perspektivy razvitiya i sovershenstvovaniya. 2017. № 1. S. 48-61.
3.
Afontsev S. A. Politicheskie rynki i ekonomicheskaya politika. M.: Lenand. 2015. 384 s.
4.
Burmistrova S. Rusal bez kontrolya: kto budet upravlyat' kompaniei posle soglasheniya s SShA. 2018. 20 dekabrya. // rbc.ru URL: https://www.rbc.ru/business/20/12/2018/5c1b61a69a7947ea968789ab (data obrashcheniya 31.03.2019).
5.
Dvustoronnie mezhdunarodnye dogovora Rossiiskoi Federatsii // Ministerstvo inostrannykh del Rossiiskoi Federatsii. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/international_contracts/2_contract (data obrashcheniya 31.03.2019).
6.
Dergachev V. A. Globalistika. M.: Yunitidana. 2005. 303 s.
7.
Informatsiya dlya analiza pokazatelei sostoyaniya ekonomicheskoi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii. // Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki Rossiiskoi Federatsii. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/econSafety/ (data obrashcheniya 01.04.2019).
8.
Kontseptsiya vneshnei politiki Rossiiskoi Federatsii ot 30 noyabrya 2016 goda // Ministerstvo inostrannykh del Rossiiskoi Federatsii. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/official_documents/-/asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/2542248(data obrashcheniya 31.03.2019).
9.
Lysenko D. L.. Problema pravovogo statusa transnatsional'nykh korporatsii: mezhdunarodno-pravovye aspekty / Dissertatsiya / M. 2003. URL: https://lawbook.online/pravo-torgovli-mejdunarodnoe/reglamentatsiya-deyatelnosti-transnatsionalnyih-15563.html (data obrashcheniya 31.03.2019).
10.
Salamatov, V. Yu. Megaregional'nye torgovye soglasheniya // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2016. T. 60. № 9. S. 17-27.
11.
Tkachenko S. L. Mezhdunarodnaya politekonomiya - rossiiskaya shkola // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Seriya 6. Politologiya. Mezhdunarodnye otnosheniya. 2015. № 4. S. 106-116.
12.
Agreement between the United States of America, the United Mexican States, and Canada // The Office of the U.S. Trade Representative. URL: https://ustr.gov/trade-agreements/free-trade-agreements/united-states-mexico-canada-agreement/agreement-between (data obrashcheniya 31.03.2019).
13.
Deutsch K. et al. Political Community and the North Atlantic Area: International Organization in the Light of Historical Experience // Debates on European integration: a reader. New York: Palgrave Macmillan. 2006. P. 68-88.
14.
Fortune Global 500. 2017. // Fortune URL: http://fortune.com/global500/list/filtered?non-us-cos-y-n=true (data obrashcheniya 01.04.2019).
15.
Haas E. The Uniting of Europe: Political, Social and Economic Forces. Stanford, 1958. 592 p.
16.
Goldman M. Petrostate: Putin, Power, and the New Russia. NY.: Oxford university press, 2010. 327 p.
17.
Green D. The world’s top 100 economies: 31 countries; 69 corporations // The World Bank Group. 2016. Vol. 9.P. 20-26.
18.
Keohane R. O. After hegemony: Cooperation and discord in the world political economy. Princeton University Press, 2005. 281 p.
19.
National Security Strategy of the United States of America. 2017 December // White house. URL: https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905.pdf (data obrashcheniya 31.03.2019).
20.
Strange S. States and Markets. London: Frances Pinter, 1988. 280 p.
21.
Tkachenko S. L. The study of international political economy in Russia // Communist and Post-Communist Studies. 2004. Vol. 37. №. 1. P. 111-120.
22.
Wallerstein I. The Modern World System. N.Y., 1974. 442 p.
23.
Waltz K. N. Theory of International Politics. Mass., 1979. 256 p.
24.
Woods N. The Political Economy of Globalisation. N.Y.: Red Globe press, 2000. 230 p.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Начало XXI в. оказалось ознаменовано резким осложнением системы международных отношений, что многочисленными аналитиками и специалистами – социологами, политологами, экономистами, философами – объясняется происходящей на наших глазах динамичной трансформацией монополярного мира во главе с Соединенными Штатами Америки в мир многополярный, в котором наряду с уставшим североамериканским колоссом ведущие позиции станет играть целый ряд стран, в том числе Китай, Россия, Индия, Иран и т.д. Еще в 2003 г. Президент РФ В.В. Путин констатировал, что «если мы хотим, чтобы мир был безопасным – он должен быть многополярным». Сегодня уже всем понятно, что только многополярный мир, в котором будут учитываться интересы всех акторов, может обеспечить безопасность и добрососедство на нашей планете. При этом важное место в новой мировой конфигурации будет играть Россия, сумевшая за последние несколько лет не только восстановить, но и приумножить свой международный авторитет и экономический потенциал. Вместе с тем, подлинным флагманом мировой экономики являются транснациональные корпорации, которые аккумулируют половину мирового промышленного производства, обладая бюджетами, превосходящие бюджеты отдельных государств. Примечательно, что в рейтинг Fortune Global 500 по выручке на 2018 г. входят 126 американских транснациональных компаний, а в ТОП 10 вошли Exxon Mobil, Royal Dutch Shell, Toyota Motor, Volkswagen и т.д. Это порождает необходимость изучения различных методов по противодействию ТНК с целью защиты национальной экономики. Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является взаимодействие и влияние государства и бизнеса сквозь призму международной политической экономии. Автор ставит своей задачей проанализировать позиции различных исследовательских школ международных отношений относительно роли ТНК как политических акторов, рассмотреть международную правовую легитимность корпораций, выявить роль российских корпораций в государственной внешнеэкономической политике, а также роль иностранных корпораций в российской внешнеэкономической политике. Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступают системный подход, в основе которого лежит рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов, а также сравнительный метод. Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится показать инструменты и меры, с «помощью которых возможно существенно повысить эффективность работы российской экономической дипломатии по продвижению и защите государственных национальных интересов». Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его разносторонность (всего список литературы включает в себя 24 различных источников и исследований). Специфика тематики работы обусловила масштабное использование зарубежных, в том числе англоязычных материалов. Из используемых автором источников укажем на официально-правовые документы, а также материалы Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации и информационных агентств. Из привлекаемых исследований выделим труды С.Л. Ткаченко, П.А. Антоновой и М.Л. Макаревича, И. Валлерстайн, а также других авторов, в которых показываются различные аспекты регулирования деятельности транснациональных корпораций. Отметим, что библиография обладает важностью, как с научной, так и с просветительской точки зрения: читатели после прочтения статьи могут обратиться к другим материалам, проследив ход мыслей автора. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору собрать необходимый материал для дальнейшего анализа и обобщений. Стиль работы является научным, с элементами публицистики, вместе с тем доступный для понимания не только специалистам, всем тем, кто интересуется как международными отношениями, в целом, так и взаимоотношениями между государствами и бизнесом, в частности. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой исследования. Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней можно выделить ряд разделов, в том числе введение и итоговые выводы. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что сегодня «перед многими странами актуальной становится проблема сохранения влияния и контроля над набирающими экономико-политический вес корпорациями». В работе справедливо указывается, что «взаимоотношения корпораций с государствами осуществляется с помощью официальных и неофициальных форм взаимодействия и в зависимости от ситуации сотрудничество может быть нейтральным, дружественным или конфронтационным». Автор обращает внимание на то, что «крупнейшие российские компании являются системообразующими и выступают значимыми субъектами влияния при формировании и реализации государственной внешнеэкономической политики». Особый интерес представляет материал, собранный в разделе «Роль иностранных корпораций в российской внешнеэкономической политике»: в частности, показано, что существенное влияние в российской экономике иностранный бизнес имеет только в табачной и автомобильной промышленности. Главным выводом статья является то, что «иностранные корпорации, действующие на территории России не способны оказать значимое воздействие на формирование и реализацию государственной внешнеэкономической политики. При этом внешние акторы могут оказать влияние на часть крупнейших российских корпораций, этому способствует структура выручки и акционерного капитала рассматриваемых компаний». Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, снабжена 4 таблицами, вызовет интерес у читателей, а ее материалы и выводы могут быть использованы как в учебных курсах, так и при разработке стратегий взаимодействия государства и бизнеса. В то же время к статье есть замечания: 1) Необходимо вычитать текст с точки зрения русского литературного языка. Так, у автора значится: «Взаимодействие и влияние авторов друг на друга рассматривается в статье сквозь призму международной политической экономии (МПЭ)», «Представленные данные дают основания полагать, что иностранные корпорации, ведущие свою деятельность внутри страны не способны существенно воздействовать на формирование и реализацию российской внутренней и внешней политики», «рассматриваякооперацию иностранного бизнеса по страновому признаку отметим…», «Это даст намкомплексное представление об инструментах и мерах…», «В научной среде выделяют три основных школы МПЭ: либеральная, марскистская и реалистская», «Отметим, что в корпорациях Магнит и Роснефтьболее половины членов наблюдательного совета являются иностранцами» и т.д. 2) Из текста самой статьи следует удалить список литературы, а библиографию необходимо привести в соответствие с требованиями ГОСТ, скорректировав также ее изображение (вся библиография приведена одним фрагментом, без разбивки на ссылки). 3) В таблице 4 следует уточнить название страны – под Кореей имеется в виду Республика Корея, также необходимо указать более привычное название «Великобритания». После исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Мировая политика».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"