по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Спортивная дипломатия как инструмент «мягкой силы».
Наумов Александр Олегович

кандидат исторических наук

доцент, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119192, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 27/4, оф. А817

Naumov Alexander

PhD in History

Associate Professor at Moscow State University, Department of International Organizations and Problems of Global Governance

119192, Russia, g. Moscow, Lomonosovskii pr., 27/4, of. A817

anaoumov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Аннотация. Объектом исследования предлагаемой вниманию читателей статьи является стратегия «мягкой силы», которая сегодня находится во внешнеполитическом арсенале любой державы, претендующей на глобальный или региональный статус. Предметом исследования является спортивная дипломатия, являющаяся составной частью дипломатии публичной – ключевого и наиболее эффективного инструмента «мягкой силы». Автор подробно рассматривает такие аспекты темы, как значение спорта в международных отношениях, различные виды спортивной дипломатии: «футбольная», «крикетная», «пинг-понговая», «баскетбольная» и др. Особое внимание в статье уделяется роли Олимпийского движения и Олимпиад в мировой политике. Методологической основой исследования является системный, структурно-функциональный, сравнительно-политический подходы, методы историзма, анализа, синтеза, индукции, дедукции, наблюдения. Автор приходит к выводу о том, что спортивная дипломатия играет все более важную роль в современном мире. Не вызывает сомнения тот факт, что сегодня на международной арене в выигрыше окажутся те государства, которые смогут умело комбинировать различные аспекты спортивной дипломатии как важного фактора «мягкой силы». Несмотря на все возрастающую роль спортивной дипломатии в мировой политике, приходится констатировать крайне ограниченное количество работ, в которых затронуто взаимопересечение таких сфер, как «мягкая сила» и спорт высших достижений. Данная статья не только призвана ликвидировать этот пробел, но и в условиях грядущих крупных спортивных мероприятий, которые будут проводиться в России, продемонстрировать актуальность подобных исследований.
Ключевые слова: мягкая сила, спортивная дипломатия, публичная дипломатия, Олимпийские игры, международные спортивные организации, пинг-понговая дипломатия, футбольная дипломатия, крикетная дипломатия, баскетбольная дипломатия, международные отношения
DOI: 10.25136/2409-8671.2017.4.24852
Дата направления в редакцию: 28-11-2017

Дата рецензирования: 29-11-2017

Дата публикации: 16-01-2018

Keywords: soft power, sports diplomacy, public diplomacy, Olympic Games, international sports organizations, ping pong diplomacy, football diplomacy, cricket diplomacy, basketball diplomacy, international relations

Концепция «мягкой силы» была разработана и впервые представлена экспертному сообществу профессором Гарвардского университета, известным специалистом по проблемам международных отношений Джозефом Наем-младшим еще в 1990 году [1]. Сегодня под «мягкой силой» чаще всего понимают возможность достигать целей на внешнеполитической арене путем убеждения и привлечения симпатий других акторов, способность добиваться желаемого на основе добровольного участия союзников, используя притягательность, а не подачки или принуждение. Это сила привлекательности экономической и политической модели, высокой и массовой культуры, образования, научно-технических достижений и т.д. Важным структурным элементом «мягкой силы» и его публичной дипломатии (как ключевого и наиболее эффективного инструмента «мягкой силы»), несомненно, является спорт.

Отечественные исследователи И.В. Понкин и А.И. Редькина предлагают версию, согласно которой происхождение современного термина «спорт» следует вести от XIV века, когда моряки, чтобы демонстрировать и поддерживать в должной форме свои физические навыки, в том числе связанные с какими-то их увлечениями (подвижными играми), сходили на берег, что именовалось как «рас-портировать себя» (иначе говоря – покинуть порт) [2, с. 16]. Основы же спорта, по-видимому, были заложены еще в Древнем Египте и Месопотамии в связи с появлением сословия профессиональных воинов. Возникновение профессионального спорта и превращение его в важный элемент общественной жизни произошло в Античной Греции, а развитие спорта как зрелища – в Древнем Риме. В Средние века в Европе появились борьба, кулачный бой, а также игры – предшественники современного тенниса и футбола. В этот период получили распространение и народные спортивные игры и развлечения, частично заимствовавшие черты древних религиозных праздников, которые, однако, не одобрялись христианской религией, так как считались проявлениями язычества. Вместе с тем на Востоке соревнования и физкультурно-оздоровительные системы развивались более динамично. Некоторые дожившие до наших дней древние спортивные игры дают представление о достаточно высоком физическом уровне и других качествах их участников. Так, зародившаяся более четырех тысяч лет назад в Индии командная игра «Кабадди» существует и сегодня, более того, с 1990 году она включена в программу Азиатских игр. Не менее важным для современного спорта являются традиции восточных единоборств. В Китае центром их развития стал Шаолиньский монастырь, а в средневековой Японии различные виды спорта, включая единоборства, развивались в основном благодаря самурайскому сословию [3, с. 5-7].

История спортивных состязаний как фактора международных отношений уходит корнями в античные Олимпийские игры, проводившиеся на территории современной Греции. Согласно легендам первые Игры были организованы героем древнегреческих мифов Гераклом; по данным известного римского историка Евсевия, это произошло в 1210-е годы до н.э. Но первое документально подтвержденное празднование Олимпиад относится к 776 году до н.э. В конце IV века Олимпийские игры были запрещены как пережиток язычества, однако в 1896 году были возрождены и заняли центральное место в спорте XX–XXI веков, сделав спортивные соревнования международного и общегосударственного уровня частью большой политики.

В начале третьего тысячелетия спорт как явление глобального масштаба выполняет множество социальных и политических функций. В первую очередь, он культивирует здоровый образ жизни, что весьма значимо и для экономики, и для обороноспособности любой державы. Сфера спорта вбирает в себя функции воспитания подрастающего поколения и его социализации, развития чувства патриотизма и нравственных качеств, активной жизненной позиции и участия в общественных процессах. Спортивные успехи государства в целом способствуют созданию у большей части его граждан представления о правильности реализуемого правительством курса, истинности господствующей в данном обществе системы ценностей [4, с. 57-58].

Спорт, безусловно, стал и важным фактором мировой политики. При формировании международной повестки дня сегодня все большую роль играет спортивная дипломатия. На наш взгляд, спортивная дипломатия – это деятельность правительственных и негосударственных структур в рамках реализации внешнеполитического курса государства путем организации, проведения и участия в международных спортивных мероприятиях. Сегодня идет активный процесс формирования спортивной дипломатии как эффективной гуманитарной технологии из арсенала стратегии «мягкой силы», способной решать важные задачи государства на международной арене. В начале XXI века спортивная дипломатия набирает обороты, и существует ряд объективных причин ее растущей популярности. Во-первых, в настоящее время происходят значительные изменения в традиционной дипломатии. Классическая ее модель, предполагающая взаимодействие исключительно государств, становится лишь одним из аспектов современной дипломатической деятельности. Во-вторых, спорт объективно превращается в одну из основных частей современного мира, постоянно увеличивается число видов спорта и спортивных организаций, растет их влияние на международной арене. В-третьих, происходит сближение спорта и дипломатии с точки зрения их возможностей конструировать положительный образ страны за рубежом. Благодаря спорту представление о стране может меняться с потрясающей быстротой, которой порой уступают даже результаты дипломатических акций. Качество организации крупных международных спортивных мероприятий, уровень подготовки спортсменов, их стремление к победе, умение не только выигрывать, но и достойно встречать поражение – все это вклад в формирование позитивного имиджа государства. Наконец, возрастает способность спортивной дипломатии посылать «мягкие» сигналы, свидетельствующие о состоянии межгосударственных отношений, и даже оказывать непосредственное влияние на взаимоотношения между странами [5, с. 150-151].

В своем лучшем качестве спорт обладает способностью объединять людей независимо от их происхождения, воспитания, религиозных взглядов или экономического положения, активизирует развитие культурного обмена и межкультурного диалога [6, с. 170]. По справедливому мнению Т. Зоновой, международные спортивные состязания служат лучшему взаимопониманию, демонстрируют единство устремлений народов разных стран и континентов [7]. Другими словами, спортивная дипломатия является важной составной частью стратегии «мягкой силы». Однако, учитывая, что концепт «мягкой силы» имеет ярко выраженный политический характер, нет ничего удивительного в том, что лозунг «Спорт вне политики» остается просто лозунгом. Еще в середине прошлого века знаменитый британский писатель Дж. Оруэлл иронизировал на эту тему, утверждая, что «серьезный спорт – это война минус убийство». А спустя несколько десятилетий 40-й президент США (1981-1989) Р. Рейган заявлял: «Спорт — это выражение ненависти друг к другу… Это последняя возможность, которую наша цивилизация предоставляет двум людям для физической агрессии. Спорт – наиболее близкая к войне область человеческой деятельности» [8].

В наши дни спорт является мощным инструментом внешнеполитической борьбы и методом политического воздействия с громадным потенциалом и уникальными возможностями. Как метко выразился западный исследователь вопроса П. Бек, спорт «является инструментом, способным одновременно отражать суть международных отношений и влиять на их развитие» [9, p. 8]. Сегодня политический характер имеют даже «очки, голы и секунды» [10, с. 27]. В зависимости от результатов выступления спортсменов определенной страны на международной арене (поражения или победы) складывается представление об общем состоянии государственной системы управления, и не только в области спорта. Спорт оказывает ощутимое воздействие на внешнюю политику государства, участвует в формировании его имиджа на мировой арене и продвижению национальных брендов, поскольку победа спортсменов в крупных международных соревнованиях способствует развитию государства, подъему его авторитета в международных отношениях. При этом спорт сегодня – арена не только для продвижения брендов, но и для политической борьбы [11, p. 448]. Спорт является значимым каналом манипуляции в отношении той (немалой) группы людей, для которой он является важной частью жизни. Современный спорт тесно связан с деятельностью очень широкого круга государственных и негосударственных акторов: глав государств и правительств, профильных министерств, международных спортивных организаций, средств массовой информации, производителей спортивной формы и инвентаря, банков, транспортных и страховых организаций, наконец, зрителей. Без этих участников профессиональный спорт существовать не может, поскольку рискует утратить основную цель и отличительные особенности – зрелищность, привлекательность и массовость. Действительно, ценность спортивной среды для политиков и политических сил обуславливается и критерием массовости спорта, и разветвленностью его международных и региональных организаций [12, с. 120].

Как известно, у спорта как такового нет противников, никто ему не противостоит, он глобален и признается всеми. Когда речь, например, идет о чемпионатах мира по футболу, то все одинаково проявляют к нему интерес независимо от национальной принадлежности. Спорт стирает различия между представителями общественности и политиками, идет процесс «дипломатизации» спорта. В этой связи интересным выглядит мнение С. Мюррея, который отмечал, что, если «традиционная дипломатия является средством для достижения внешнеполитических целей государства, то спортивная дипломатия является средством к средству достижения таких целей» [13]. Ему вторит экс-посол США в Дании Дж. Кейн, который еще в 2009 году справедливо заметил: «Спорт является сильным посредником, способным содействовать построению отношений, преодолевая культурные и этические различия с позитивным посланием, что он разделяет такие ценности, как взаимное уважение, толерантность, сострадание, дисциплину, равенство возможностей и верховенство права. Во многих случаях спорт является более эффективным инструментом внешней политики, чем морковка или палка» [5, с. 69]. Именно на этом принципе и основана стратегия «мягкой силы»; как отмечал родоначальник концепта Дж. Най, силовое воздействие может осуществляться тремя способами: посредством принуждения или угрозы принуждения («политика кнута», условно «палка»); при помощи вознаграждения, стимулирования путем предоставления определенных экономических благ («политика пряника», условно «морковка»); наконец, путем побуждения благодаря собственной привлекательности, которая ненавязчиво заставляет другого желать того же, чего желает субъект, оказывающий воздействие [15, p. 2-5], что, собственно, и является «мягкой силой».

В этой связи необходимо напомнить, что у «мягкой силы» существует как минимум две стороны, два измерения. В первом случае «мягкую силу» следует рассматривать как позитивную технологию, позволяющую улучшать взаимопонимание между государствами и народами, как средство, способствующее культурному взаимообогащению, как политику продвижения национальных интересов без сопряжения с агрессивными разрушительными действиями в отношении других акторов и навязывания собственных ценностей в качестве универсальных. Но существует и другой вариант, когда «мягкая сила» применяется как орудие, направленное на дискредитацию своего геополитического противника. Так же и спорт, который по справедливому мнению американского исследователя Э. Джонса, может как отражать общие интересы разных стран и народов, объединять различные группы независимо от их этнического и социального происхождения, исторических традиций и политических предпочтений, так и служить действенным методом геополитического воздействия, оказывать влияния на состояние дел в сфере общества, культуры, политики и дипломатии. Спорт может укреплять существующие альянсы, а может обострять межгосударственные противоречия; он может выступать стимулом для экономического развития, а может служить мощным пропагандистским оружием и т.д. [15, p. 3].

На самом деле, спорт никогда не находился вне политики, особенно в последние два столетия человеческой истории. В XIX веке, например, в Великобритании было популярно движение под названием «Мускулистое христианство», которое призывало развивать школьный спорт и продвигать принципы честной игры для воспитания будущих защитников величия Британской империи. Но, конечно, апогеем политизации спорта стал период «холодной войны». 34-й президент США (1953-1961) Д. Эйзенхауэр сделал спорт одним из главных пропагандистских орудий в ходе противостояния с Советским Союзом, так как, по его словам, он «без особых усилий возбуждал интерес самой широкой аудитории» [16, p. 263]. Интересно отметить, что в эти же годы в США была разработана «теория домино», которая также имеет прямую аллюзию со спортом, правда, и весьма экзотическим. Тот же Эйзенхауер в апреле 1954 года сравнивал ситуацию в Индокитае с комбинацией из костяшек домино: «Вы имеете ряд поставленных домино и выбиваете первое из них… То, что случится с последующими (речь шла об угрозе прихода коммунистов в Бирме, Таиланде, Малайе и Индонезии – А.Н.), весьма очевидно – они очень быстро опрокинутся. Итак, вы получите начало процесса распада, который будет иметь самые глубокие последствия» [17, с. 184].

Вообще, в те годы США и СССР действительно очень активно использовали спортивную дипломатию для нанесения пропагандистских ударов друг по другу. При этом, что характерно, использование спорта в качестве геополитического аргумента вполне укладывалось в логику американо-советского противостояния, так как, несмотря на жесточайший накал спортивной борьбы, она действительно не могла привести к перерастанию «холодной» войны в «горячую». Хорошим примером здесь могут служить знаменитые хоккейные суперсерии или баскетбольная дуэль, которые можно смело назвать «эрзац-войной двух сверхдержав» [15, p. 6]. Даже внутри самих враждебных лагерей спортивная дипломатия порой играла существенную роль, как это было, например, во время печально знаменитого матча по водному поло между советской и венгерской командой в 1956 году или в ходе противостояния ледовых дружин СССР и ЧССР. Необходимо упомянуть и о стремлении молодых независимых государств, появившихся на политической карте мира в ходе деколонизации 1960-х годов, использовать спорт в качестве средства для утверждения своего международного престижа [18, p. 567-591]. Уже в новом столетии, в 2011 году, после провозглашения независимости Южного Судана британская «Гардиан» писала: «Новая страна нуждается во многих вещах: паспортах, марках, валюте, международных связях и т.д. Для Республики Южный Судан существовал еще один срочный приоритет – футбольная команда» [19].

Будучи мощным внешнеполитическим инструментом, спорт может служить и для налаживания взаимоотношений между государствами. Существует целый набор прочно вошедших в геополитический лексикон терминов – «футбольная», «пинг-понговая», «крикетная», «баскетбольная» дипломатия – подтверждающий данный тезис. Использование различных аспектов спортивной дипломатии не раз приводило к впечатляющим внешнеполитическим результатам.

Так, самым впечатляющим примером «футбольной дипломатии» в годы «холодной войны» стал товарищеский матч между сборными СССР и ФРГ, состоявшийся летом 1955 года. Напомним, что на тот момент, в самый разгар блокового противостояния НАТО и ОВД, между двумя государствами даже не существовало дипломатических отношений. Однако игра 21 августа 1955 года изменила действительно многое: легендарный стадион «Динамо», вмещавший пятьдесят тысяч человек, посетило восемьдесят тысяч болельщиков, из которых две тысячи представляли западную (ФРГ) и восточную (ГДР) Германии. Напряженный матч завершился победой советской сборной над действующим чемпионом мира со счетом 3:2, а по завершении игры произошло братание советских и немецких болельщиков. Уже через три недели после матча СССР и ФРГ установили дипломатические отношения [5, с. 127-128].

Термин «крикетная дипломатия» также уходит корнями в годы «холодной войны». Индия и Пакистан, исторически имеющие крайне непростые отношения, соревновались в крикете практически с момента обретения независимости (если быть точнее, то с 1952 года). Разумеется, любой матч по крикету между двумя непримиримыми соперниками обретал не только спортивное, но и геополитическое измерение. В 2004 году индийское правительство впервые за пятнадцать лет разрешило своей национальной команде по крикету (а также тысячам болельщиков) отправиться в Пакистан на игру двух сборных команд. Это событие привело к значительному ослаблению двусторонней напряженности. Несмотря на то, что индо-пакистанские отношения резко обострились после терактов в Мумбае в 2008 году, «крикетная дипломатия» не исчезла из повестки дня. 30 марта 2011 года на стадионе в индийском городе Мохали состоялась неформальная встреча индийского премьер-министра с его пакистанским коллегой (для последнего это стало первым за десять лет посещением Индии). Градус напряженности между двумя ядерными державами Южной Азии вновь несколько снизился.

Начало «пинг-понговой дипломатии» относят к началу 1970-х годов, когда американской команде по настольному теннису последовало приглашение со стороны официального Пекина посетить страну и провести ряд матчей. Данное спортивное событие стало подлинным прорывом во взаимоотношениях двух стран, ведь исторический визит граждан США в КНР в апреле 1971 года оказался первым для американских граждан со времен окончания гражданской войны в Китае в 1949 году. Более того, к этому времени США даже не имели дипломатических отношений с коммунистическим Китаем, признавая единственным китайским государством Республику Китай (контролируемый проигравшей в гражданской войне партией Гоминьдан остров Тайвань). За одну неделю американские и китайские спортсмены провели целый ряд матчей по настольному теннису; американцы также посетили достопримечательности Поднебесной, познакомившись с ее богатейшим историко-культурным наследием. А на следующий год уже китайские мастера настольного тенниса прибыли с ответным визитом в США со схожей программой. Результатом «пинг-понговой дипломатии» стало сближение США и КНР, выразившееся в дипломатическом признании Пекина со стороны Вашингтона (после чего коммунистический Китай занял место Тайваня в ООН и ее главном органе – Совете Безопасности), визите президента Р. Никсона в КНР и, наконец, подписании Шанхайского коммюнике, значительно изменившего расстановку сил в Восточной Азии и АТР. Журнал «Тайм», комментируя итоги «пинг-понговой дипломатии», с восторгом писал: «Возможно, никогда ранее в истории спорт не использовался настолько эффективно в качестве инструмента международной дипломатии» [20]. Интересно отметить, что в сентябре 2017 года участники исторических американо-китайских матчей по настольному теннису вновь, спустя сорок пять лет, встретились на специально организованном в Университете Мичигана торжественном мероприятии [21].

Продолжая тему различных аспектов спортивной дипломатии, стоит упомянуть о «баскетбольной дипломатии». Сегодня этот термин чаще всего связывают с весьма экстравагантными поездками знаменитого американского баскетболиста Д. Родмана в КНДР. Первый такой визит состоялся в феврале 2013 года, причем это произошло всего через несколько недель после проведения резко критикуемых официальным Вашингтоном ядерных испытаний режимом Ким Чен Ына. В общей сложности на сегодняшний день звезда NBA совершил как минимум четыре поездки в Северную Корею [22]. И хотя пока рано говорить о каких-то конкретных результатах, сама по себе подобная «баскетбольная дипломатия» заслуживает внимания. Стоит отметить и недавний визит другого легендарного американского баскетболиста Ш. О’Нила на Кубу в рамках попыток налаживания отношений между США и Островом свободы, инициированного администрацией Б. Обамы.

Можно говорить и о реализуемой на наших глазах «дипломатии дзюдо», связанной с взаимоотношениями российского президента В.В. Путина и высших политических деятелей Японии. Как известно, Путин обладает восьмым даном по дзюдо и в целом отдает известное предпочтение данному виду спорта. В ходе своих визитов в Страну восходящего солнца он не раз посещал различные турниры по дзюдо, а также мировой центр дзюдо Кодокан. Более того, комментируя спорные вопросы российско-японских отношений, Путин периодически использует дзюдоистские термины, например «хикивакэ» (стремление прийти к приемлемому компромиссу) или «хадзимэ» (сигнал к возобновлению переговоров) [23].

История знает еще немало случаев, когда спорт выступал как фактор налаживания отношений между государствами. В этой связи невозможно обойти стороной, пожалуй, наиболее яркий феномен спортивной дипломатии – Олимпийские игры. Именно Олимпиады являются хрестоматийным примером двойственности и противоречивости спортивной дипломатии как инструмента «мягкой силы».

С одной стороны, олимпийское движение вносит огромный вклад в развитие добрососедских отношений между государствами, обладает мощным гуманитарным потенциалом, участвует в миростроительстве. Как известно, на время проведения Игр в Древней Греции объявлялось священное перемирие, в ходе которого нельзя было вести войну. Эта древняя традиция была возрождена Международным олимпийским комитетом в 1992 году, и в 1993 году поддержана Организацией Объединенных Наций [17, с. 146-147]. Правда, «олимпийское перемирие» неоднократно нарушалось еще в античный период; не всегда оно соблюдается и в наши дни (самый яркий пример – вероломная агрессия грузинского режима Саакашвили против российских миротворцев и жителей Южной Осетии в августе 2008 года, ровно в день старта пекинской Олимпиады). И все же Олимпийские игры являются выдающимся событием в международной спортивной жизни, отражая стремление всех народов планеты к миру, дружбе и согласию. Они вызывают огромный интерес среди населения всего Земного шара. Свидетелями захватывающих спортивных сражений и поединков на спортивных сооружениях становятся сотни тысяч туристов, прибывших из других стран. Огромная аудитория следит за Играми по телевизору и через Интернет: с 2012 года по статистике за Олимпиадами уже наблюдает более половины населения Земли [24]. Все это придает Играм еще одну отличительную черту – высокий эмоциональный накал и динамизм соревнований в сочетании с необыкновенной атмосферой дружбы, благожелательности, взаимной предрасположенности олимпийцев.

Спорт, объединяя многочисленную армию спортсменов и болельщиков, представителей власти, бизнеса и СМИ, может использоваться как уникальное средство для привлечения внимания человечества к общемировым проблемам. Особую роль здесь играет Международный олимпийский комитет (МОК) – крупнейшая и наиболее авторитетная структура в мировом спорте. В своей гуманитарной деятельности, которая охватывает такие сферы, как образование, культура, устойчивое развитие, гуманитарная помощь, МОК активно сотрудничает с ведущими мировыми державами и авторитетными международными межправительственными организациями системы ООН: ЮНЕСКО, ВОЗ, ЮНЕП и другими [25, с. 43-44]. Не случайно Олимпийская хартия гласит, что Олимпизм «соединяет спорт с культурой и образованием» [26, с. 12-85]. Стоит отметить, что еще в 2008 году на форуме в южно-корейском городе Пусан был принят Пусанский план, в соответствии с которым столице Олимпийских игр рекомендовалось разрабатывать специальную культурно-образовательную программу, которая рассказывала бы о культуре принимающей страны и таким образом популяризировала идею разнообразия культур и толерантности, что, безусловно, является зримым воплощением «мягкой силы» спортивной дипломатии.

С другой стороны, несмотря на то, что в Олимпийской хартии де-юре зафиксирован принцип «Спорт вне политики», более чем вековая история Олимпийского движения показывает, что в контексте политических вызовов и трансформации мирополитической системы ему не удавалось оставаться политически нейтральным. Как справедливо отмечает исследователь вопроса Д. Канин, «призывы к размежеванию спорта и политики бессмысленны, так как такие соревнования, как Олимпийские игры неразрывно связаны с мировой политикой» [27, p. ix]. Еще в 1908 году, когда на Олимпиадах начали выступать именно национальные команды, в спорт стала вмешиваться большая политика. Боровшиеся за независимость от Великобритании ирландцы, например, отказались выступать за сборную Соединенного Королевства, в результате чего команда страны-хозяйки была переименована в сборную Британии и Ирландии (правда, на церемонии открытия Игр ирландцы все равно шли как можно дальше от британского флага) [17, с. 153-154].

Олимпийские игры, призванные символизировать братство всех народов мира и честную спортивную борьбу, не раз становились жертвами политиканства, шовинизма и пропаганды. В качестве яркого примера можно вспомнить Олимпиаду 1936 года в Берлине (она, кстати, стала одним из наиболее успешных для организаторов проектов применения технологий «мягкой силы» в рамках спортивной дипломатии; правда у этого триумфа была и обратная сторона в виде побед чернокожего американца Дж. Оуэнса, посрамившего теорию Гитлера о превосходстве белой расы). Политическое содержание Игр 1936 года создало прецедент для Олимпиад времен «холодной войны», некоторые из которых открыто способствовали достижению пропагандистских целей. Противостояние между Востоком и Западом превратили Олимпийские Игры периода 1952-1988 годов в своего рода трибуну для демонстрации преимуществ «своей» системы и политических амбиций. 33-й президент США (1945-1953) Г. Трумэн прямо высказался на эту тему: «Победа на Олимпийских играх – важная победа в «холодной войне»» [10, с. 17]. Вряд ли можно с уверенностью утверждать, что сегодня что-то изменилось в этом отношении; показательно, что ведущие специализированные агентства, составляющие страновые рейтинги «мягкой силы», до сих пор учитывают количество золотых медалей, завоеванных спортсменами той или иной державы.

В послевоенный период Олимпийские игры неоднократно оказывались заложниками большой политики. Порой это принимало трагические черты, как это произошло в 1972 году на Олимпиаде в Мюнхене, когда палестинские террористы выбрали Игры для демонстративно совершенного террористического акта против израильских спортсменов. Также хорошо известно, как в 1980 году в знак протеста против ввода советских войск в Афганистан более шестидесяти стран во главе с Соединенными Штатами Америки подвергли бойкоту Олимпиаду в Москве. На церемониях открытия и закрытия Игр многие команды выступали под флагом МОК, а некоторые пошли еще дальше, организовав в Филадельфии альтернативные «Олимпийские игры бойкота». В 1984 году СССР и другие члены Организации Варшавского договора ответили симметричным бойкотом летних Олимпийских игр в Лос-Анджелесе и провели соревнования «Дружба–84» [28, с. 181].

Сегодня, в условиях информационно-коммуникативной революции и прихода новых цифровых технологий, Олимпийские игры приобрели особое значение. В XXI веке Олимпиада предоставляет уникальную возможность стране-хозяйке укрепить собственный имидж в глазах международного сообщества позитивно окрашенным сюжетом и масштабным инфраструктурным проектом с гуманистическими в своей основе ценностями. Готовясь принять Олимпийские игры, каждая страна мобилизует все национальные бренды. Организаторы Олимпиады в Лондоне в 2012 году, например, не смогли пройти мимо образа Джеймса Бонда: Д. Крейгу предложили еще раз сыграть знаменитого агента 007 в рекламном ролике, который был продемонстрирован во время трансляции церемонии открытия Игр, причем помимо Крейга в ролике эффектно появилась и сама британская королева. Стоит отметить, что Олимпиада живет не только в дни соревнований, она сохраняется в памяти миллионов людей благодаря медалям, плакатам, талисманам, фильмам и песням, созданным специально к Играм [17, с. 166, 168, 170-171]. Как справедливо отмечает отечественный автор Д.Е. Воинов, крупные международные спортивные соревнования, в частности Олимпийские игры, являются одновременно и важнейшими политическими, экономическими и статусными проектами для стран-организаторов. Будучи и крупнейшим спортивным форумом, и популярнейшим развлекательным продуктом, они дают стране-организатору возможность сформировать или улучшить свой внешнеполитический имидж, национальную репутацию, могут послужить площадкой для реализации культурно-исторического потенциала государства [29, с. 155]. И в этом случае Олимпийские игры выступают как мощнейший инструмент «мягкой силы». Правда, у этой медали есть и обратная сторона: Игры в Бразилии летом 2016 года продемонстрировали, что Олимпиада может и навредить имиджу государства, обнажив его социально-экономические проблемы перед всей мировой общественностью.

Более того, государства, заинтересованные в недопущении создания привлекательного имиджа своих геополитических противников, могут намеренно искажать информацию об Играх, подавая ее в «минорном ключе». Очень показательны в этом плане Олимпийские игры, прошедшие в 2014 году в российском Сочи. С одной стороны, они были проведены на самом высоком уровне, успешно предложив миру образ «Новой России». Олимпиаду в Сочи посетило два миллиона человек, объем медиааудитории составил около трех миллиардов зрителей, на церемонии открытия присутствовали сорок четыре действующих главы государства и генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун [29, с. 159]. Но с другой стороны, накопленный Россией потенциал «мягкой силы» был практически незамедлительно и очень значительно нивелирован антироссийской информационной кампанией, связанной с событиями на Украине. Этот факт не ускользнул от автора концепции «мягкой силы» Дж. Ная, который написал в Twitter, что «Путин сам же разрушает капитал «мягкой силы», созданный Играми в Сочи» [30], забыв, правда, упомянуть о том, что конфликт на Украине был инспирирован вовсе не Кремлем, а западными державами. Стало очевидно, что в условиях современных цифровых технологий можно подготовить крупнейшее международное спортивное соревнование на должном уровне, но при этом не извлечь максимальной имиджевой выгоды из-за более активных действий в информационном пространстве конкурирующих акторов. Из-за украинского кризиса даже Паралимпиада впервые в истории приобрела политическое измерение: Паралимпийские игры в Сочи стали чрезвычайно удобной площадкой для выражения некоторыми государствами своего несогласия (в виде бойкота) с действиями России на международной арене.

Несмотря на использование Олимпиад (а с недавних пор и Паралимпиад) в политических целях, все же нельзя отрицать, что Олимпизм обладает колоссальным потенциалом позитивной «мягкой силы». Игры являются уникальным социальным явлением, несущим целый комплекс гуманистических идей, основой которых является мирные и честные спортивные соревнования. Проведение Олимпийских игр в разных странах каждый раз придает им яркое своеобразие, а участникам и болельщикам – возможность взаимообогащения культур. Современные Олимпиады представляют собой мощнейший мотиватор и стимулятор развития спорта во всем мире, пропагандируют здоровый образ жизни, способствуют физическому, духовному и нравственному развитию молодежи. Они являются важнейшим социальным фактором, способствующим укреплению мира на планете и развитию дружественных отношений между народами, интернационализации современного спорта и культуры.

В заключение следует сказать, что любая держава, претендующая на глобальный или региональный статус в мировой политике, сегодня просто обязана располагать разветвленным инструментарием «мягкой силы», составной частью которого, безусловно, является спортивная дипломатия. Как и «мягкая сила», спорт может использоваться для налаживания добрососедских отношений между государствами, выступать катализатором для взаимообогащения культур, интенсификации культурно-гуманитарных обменов и даже содействовать решению важнейших дипломатических вопросов. Но спорт также выступает и как мощное средство политических манипуляций, давления на геополитического соперника и решения собственных узкоэгоистических внешнеполитических целей и задач. Исходя из вышесказанного, представляется, что в XXI веке в выигрыше окажутся те государства, которые смогут умело комбинировать различные аспекты спортивной дипломатии как важного инструмента «мягкой силы».

Библиография
1.
Nye J.S. Bound to Lead: The Changing Nature of American Power. New York: Basic Books, 1990. 336 p.
2.
Государственное управление в сфере спорта. Под ред. И.В. Понкина. М.: Буки Веди, 2017. 485 с.
3.
Акимов А.К., Назаров А.Д. Национальные виды спорта народов России в координатах этнокультурного многообразия: на материалах Республики Саха (Якутия) // Государственное управление Российской Федерации: вызовы и перспективы // Материалы 14-й Международной конференции Государственное управление в XXI веке: [Сборник] / Коллектив авторов. М.: «КДУ», «Университетская книга», 2017. 932 с.
4.
Наумов А.О. К вопросу о перспективах спортивной дипломатии России (на примере популяризации борьбы самбо) // Государственное управление. Электронный вестник. №62. Июнь 2017. С.56-70. URL: http://ee-journal.spa.msu.ru/uploads/vestnik/2017/issue__62._june_2017/administrative_problems_theory_and_practice/naumov.pdf (дата обращения 25.09.2017). С. 56-70.
5.
Мартыненко С.Е. Роль спортивной дипломатии в международных отношениях и внешней политике. Диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М.: Российский университет дружбы народов, 2015. 168 с.
6.
Мартыненко С.Е. Спорт как фактор дипломатического диалога // Этносоциум. №8. 2014. С. 170-176.
7.
Зонова Т. Язык спорта универсален, как и язык музыки // Российский совет по международным делам. URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=642#top-content (дата обращения 25.09.2017).
8.
Столяров В.И. Спорт и современная культура: методологический аспект // Теория и практика физической культуры. Научно-теоретический журнал. 1997. № 7. URL: http://bmsi.ru/doc/af63ce22-e6c7-4ad4-8196-c3391eb52de2 (дата обращения 25.09.2017).
9.
Beck P. Scoring for Britain: International Football and International Politics, 1900-1939. London: Routledge, 1999. 320 p.
10.
Баранов В.В. Спортивная печать Российской Федерации. Формирование новой системы (90-е годы). Афтореф. дис. на соискание степени кандидата филологических наук. М.: Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, 2001. 28 с.
11.
McChesney R. Rich Media, Poor Democracy: Communication Politics in Dubious Times. New York: The New Press, 2000. 464 p.
12.
Аксянов А.С., Грачев С.И. Спорт как манипулятор международных политических решений // Глобальный научный потенциал. №6 (51). 2015. С. 120-123.
13.
Murray S. Sports-Diplomacy: a hybrid of two halves. URL: http://www.culturaldiplomacy.org/academy/content/pdf/participant-papers/2011-symposium/Sports-Diplomacy-a-hybrid-of-two-halves--Dr-Stuart-Murray.pdf (дата обращения: 25.09.2017). 24 p.
14.
Nye J.S. Soft Power: The Means to Success in World Politics. New York: Public Affairs, 2004. 192 p.
15.
Diplomatic Games: Sport, Statecraft, and International Relations since 1945 (Studies In Conflict Diplomacy Peace). Ed. by H.L. Ditcher and A. Johns. Kentucky: University Press of Kentucky, 2014. 496 p.
16.
Osgood K. Total Cold War: Eisenhower’s Secret Propaganda Battle at Home and Abroad. Lawrence: University Press of Kanzas, 2006. 520 p.
17.
Терновая Л.О., Багаева А.В. Акторы – актеры: деловые игры в изучении социологии международных отношений. М.: Международный издательский центр «Город XXI век», 2017. 370 с.
18.
Smith T. New Bottles for New Wine: A Pericentric Framework for the Study of the Cold War // Diplomatic History. 24. №4 (Fall 2000). P. 567-591.
19.
The Guardian. July 21. 2011.
20.
Alvarez A. Sports Diplomacy in the Age of Trump // VICE Sports. June 16. 2017. URL: https://sports.vice.com/en_us/article/mbj4bv/sports-diplomacy-in-the-age-of-trump (дата обращения: 25.09.2017).
21.
Meichen L. Ping-pong diplomats reunite // Ecns.cn: China News Service Website. 19.09.2017. URL: http://www.ecns.cn/2017/09-19/274224.shtml (дата обращения: 25.09.2017).
22.
Campbell Ch. Dennis Rodman Returns to North Korea for Another Round of 'Basketball Diplomacy' // TIME. Jun 13, 2017. http://time.com/4815965/dennis-rodman-north-korea-kim-jong-un-nba-basketball (дата обращения: 25.09.2017).
23.
Кобаяси Х. «Дипломатия дзюдо» связывает Россию и Японию // Хоккайдо Симбун. 04.10.2017. URL: http://inosmi.ru/politic/20171004/240424436.html (дата обращения: 25.09.2017).
24.
Chan J. More Than Just A Game: The Soft Power Politics of Sports and the 2018 Olympic Games // The McGill International Review. May 25. 2017. URL: https://mironline.ca/just-game-soft-power-politics-sports-2018-olympic-games (дата обращения: 25.09.2017).
25.
Боголюбова Н.М., Николаева Ю.В. Международный олимпийский комитет как актор гуманитарного сотрудничества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. №8 (14). 2011, часть 1. С. 43-45.
26.
Олимпийская Хартия // Международный культурный обмен в документах и материалах: хрестоматия / авт.-сост. Н.М. Боголюбова, Ю.В. Николаева. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2004. 388 с.
27.
Kanin D. A Political History of the Olympic Games. Boulder: Westview Press, 1981. 161 p.
28.
Мартыненко С.Е. Диалектическая взаимосвязь спорта и политики и ее проявление в средствах массовой коммуникации. Вестник МГОУ. Серия: История и политические науки. 2014/5. С. 179-186.
29.
Воинов Д.Е. «Мягкая сила» Игр «Сочи-2014» и зарубежные медиа: анализ политико-информационного фона российской Олимпиады // Вестник Московского университета. Сер. 25: Международные отношения и мировая политика. 2015. №2. С. 155-181.
30.
Nye J. Official Twitter account. Available at: https://twitter.com/joe_nye/status/439740530432679936 (дата обращения: 25.09.2017).
References (transliterated)
1.
Nye J.S. Bound to Lead: The Changing Nature of American Power. New York: Basic Books, 1990. 336 p.
2.
Gosudarstvennoe upravlenie v sfere sporta. Pod red. I.V. Ponkina. M.: Buki Vedi, 2017. 485 s.
3.
Akimov A.K., Nazarov A.D. Natsional'nye vidy sporta narodov Rossii v koordinatakh etnokul'turnogo mnogoobraziya: na materialakh Respubliki Sakha (Yakutiya) // Gosudarstvennoe upravlenie Rossiiskoi Federatsii: vyzovy i perspektivy // Materialy 14-i Mezhdunarodnoi konferentsii Gosudarstvennoe upravlenie v XXI veke: [Sbornik] / Kollektiv avtorov. M.: «KDU», «Universitetskaya kniga», 2017. 932 s.
4.
Naumov A.O. K voprosu o perspektivakh sportivnoi diplomatii Rossii (na primere populyarizatsii bor'by sambo) // Gosudarstvennoe upravlenie. Elektronnyi vestnik. №62. Iyun' 2017. S.56-70. URL: http://ee-journal.spa.msu.ru/uploads/vestnik/2017/issue__62._june_2017/administrative_problems_theory_and_practice/naumov.pdf (data obrashcheniya 25.09.2017). S. 56-70.
5.
Martynenko S.E. Rol' sportivnoi diplomatii v mezhdunarodnykh otnosheniyakh i vneshnei politike. Dissertatsii na soiskanie uchenoi stepeni kandidata istoricheskikh nauk. M.: Rossiiskii universitet druzhby narodov, 2015. 168 s.
6.
Martynenko S.E. Sport kak faktor diplomaticheskogo dialoga // Etnosotsium. №8. 2014. S. 170-176.
7.
Zonova T. Yazyk sporta universalen, kak i yazyk muzyki // Rossiiskii sovet po mezhdunarodnym delam. URL: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=642#top-content (data obrashcheniya 25.09.2017).
8.
Stolyarov V.I. Sport i sovremennaya kul'tura: metodologicheskii aspekt // Teoriya i praktika fizicheskoi kul'tury. Nauchno-teoreticheskii zhurnal. 1997. № 7. URL: http://bmsi.ru/doc/af63ce22-e6c7-4ad4-8196-c3391eb52de2 (data obrashcheniya 25.09.2017).
9.
Beck P. Scoring for Britain: International Football and International Politics, 1900-1939. London: Routledge, 1999. 320 p.
10.
Baranov V.V. Sportivnaya pechat' Rossiiskoi Federatsii. Formirovanie novoi sistemy (90-e gody). Aftoref. dis. na soiskanie stepeni kandidata filologicheskikh nauk. M.: Moskovskii gosudarstvennyi universitet imeni M.V. Lomonosova, 2001. 28 s.
11.
McChesney R. Rich Media, Poor Democracy: Communication Politics in Dubious Times. New York: The New Press, 2000. 464 p.
12.
Aksyanov A.S., Grachev S.I. Sport kak manipulyator mezhdunarodnykh politicheskikh reshenii // Global'nyi nauchnyi potentsial. №6 (51). 2015. S. 120-123.
13.
Murray S. Sports-Diplomacy: a hybrid of two halves. URL: http://www.culturaldiplomacy.org/academy/content/pdf/participant-papers/2011-symposium/Sports-Diplomacy-a-hybrid-of-two-halves--Dr-Stuart-Murray.pdf (data obrashcheniya: 25.09.2017). 24 p.
14.
Nye J.S. Soft Power: The Means to Success in World Politics. New York: Public Affairs, 2004. 192 p.
15.
Diplomatic Games: Sport, Statecraft, and International Relations since 1945 (Studies In Conflict Diplomacy Peace). Ed. by H.L. Ditcher and A. Johns. Kentucky: University Press of Kentucky, 2014. 496 p.
16.
Osgood K. Total Cold War: Eisenhower’s Secret Propaganda Battle at Home and Abroad. Lawrence: University Press of Kanzas, 2006. 520 p.
17.
Ternovaya L.O., Bagaeva A.V. Aktory – aktery: delovye igry v izuchenii sotsiologii mezhdunarodnykh otnoshenii. M.: Mezhdunarodnyi izdatel'skii tsentr «Gorod XXI vek», 2017. 370 s.
18.
Smith T. New Bottles for New Wine: A Pericentric Framework for the Study of the Cold War // Diplomatic History. 24. №4 (Fall 2000). P. 567-591.
19.
The Guardian. July 21. 2011.
20.
Alvarez A. Sports Diplomacy in the Age of Trump // VICE Sports. June 16. 2017. URL: https://sports.vice.com/en_us/article/mbj4bv/sports-diplomacy-in-the-age-of-trump (data obrashcheniya: 25.09.2017).
21.
Meichen L. Ping-pong diplomats reunite // Ecns.cn: China News Service Website. 19.09.2017. URL: http://www.ecns.cn/2017/09-19/274224.shtml (data obrashcheniya: 25.09.2017).
22.
Campbell Ch. Dennis Rodman Returns to North Korea for Another Round of 'Basketball Diplomacy' // TIME. Jun 13, 2017. http://time.com/4815965/dennis-rodman-north-korea-kim-jong-un-nba-basketball (data obrashcheniya: 25.09.2017).
23.
Kobayasi Kh. «Diplomatiya dzyudo» svyazyvaet Rossiyu i Yaponiyu // Khokkaido Simbun. 04.10.2017. URL: http://inosmi.ru/politic/20171004/240424436.html (data obrashcheniya: 25.09.2017).
24.
Chan J. More Than Just A Game: The Soft Power Politics of Sports and the 2018 Olympic Games // The McGill International Review. May 25. 2017. URL: https://mironline.ca/just-game-soft-power-politics-sports-2018-olympic-games (data obrashcheniya: 25.09.2017).
25.
Bogolyubova N.M., Nikolaeva Yu.V. Mezhdunarodnyi olimpiiskii komitet kak aktor gumanitarnogo sotrudnichestva // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. №8 (14). 2011, chast' 1. S. 43-45.
26.
Olimpiiskaya Khartiya // Mezhdunarodnyi kul'turnyi obmen v dokumentakh i materialakh: khrestomatiya / avt.-sost. N.M. Bogolyubova, Yu.V. Nikolaeva. SPb.: Izdatel'stvo Sankt-Peterburgskogo universiteta, 2004. 388 s.
27.
Kanin D. A Political History of the Olympic Games. Boulder: Westview Press, 1981. 161 p.
28.
Martynenko S.E. Dialekticheskaya vzaimosvyaz' sporta i politiki i ee proyavlenie v sredstvakh massovoi kommunikatsii. Vestnik MGOU. Seriya: Istoriya i politicheskie nauki. 2014/5. S. 179-186.
29.
Voinov D.E. «Myagkaya sila» Igr «Sochi-2014» i zarubezhnye media: analiz politiko-informatsionnogo fona rossiiskoi Olimpiady // Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 25: Mezhdunarodnye otnosheniya i mirovaya politika. 2015. №2. S. 155-181.
30.
Nye J. Official Twitter account. Available at: https://twitter.com/joe_nye/status/439740530432679936 (data obrashcheniya: 25.09.2017).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"