Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Рецензенты > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Этические принципы > Правовая информация
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Мировые тренды и вызовы системе высшего образования: матрица эффективной политики реформ университета
Габриелян Арус Манвеловна

аспирант, Таврическая академия Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского

295051, Россия, г. Симферополь, ул. Гоголя, 66

Gabrielyan Arus Manvelovna

Postgraduate at Crimean Federal University named after Vernadsky 

295051, Russia, Simferopol', ul. Gogolya, 66-4

arusia@bk.ru
Аннотация. Целью статьи является разработка матрицы политики реформирования системы университетского образования с учетом мировых трендов в этой сфере. Объектом исследования является система университетского образования, в свою очередь предметом - политика реформирования системы университетского образования в контексте мировых трендов и вызовов. Статья ставит перед собой следующие задачи:- изучить международный политический, экономический, социальний, гуманитарный, культурный измерения государственных реформ в сфере университетского образования; - выявить основные тренды их развития;- построить матрицу политики реформы университетов;- в качестве практических результатов исследования дать рекомендации относительно дальнейшего государственного реформирования университетского образования, в том числе и для России. Методологией исследования является институциональный подход. Методы исследования активно используемые в статье следующие: сравнительный; функциональный; системный; анализ документов. В ходе исследования впервые выявлены вызовы современной системе университетского образования и ответы на них в новой социальной и образовательной парадигме; сравнительный анализ различных систем университетского образования дал возможность выявить мировые тренды реформирования данной системы; сформулирована система теоретических положений, которые, с одной стороны, являются ответами на вызовы времени, а, с другой, становятся конституирующими признаками, как политики реформ, так и самого современного университета. В работе построена неформальная матрица политики реформирования системы университетского образования, которую можно рассматривать как систему практических рекомендаций для эффективной модернизации университетского образования, как в России, так и в странах, которые поставили перед собой такую важнейшую задачу.
Ключевые слова: образовательная, политика, мировые, образовательные, тренды и вызовы, реформа, университета, матрица, политики, образовательных реформ
DOI: 10.7256/2409-8671.2017.1.22049
Дата направления в редакцию: 20-02-2017

Дата публикации: 23-04-2017

Abstract. The study is aimed at the development of an effective university reforming matrix with account of global trends in this sphere. The research object is the higher education system, and the research subject is the policy of the higher education system reforming in the context of global trends and challenges. The tasks of the paper are:
-         To study international political, economic, social, humanitarian, cultural dimensions of state reforms in the sphere of higher education;
-         To detect the main trends of their development;
-         To create the university reforming matrix;
-         To formulate recommendations in relation to further state reforming of higher education, which could be applied in Russia.
The research methodology is based on the institutional approach. The author applies the comparative, functional, and system methods, and document analysis.
The author reveals the challenges to the modern system of higher education and the responses to them within the new socio-political paradigm; the comparative analysis of different systems of university education gives the opportunity to reveal the global trends of reforming of this system; the author formulates the system of theoretical provisions, which, on the one hand, are the responses to the current challenges, and, on the other hand, are the constituting features of the policy of reforming and the very modern university itself. The author creates an informal matrix of the higher education system reforming, which can be used as the system of practical recommendations for effective modernization of university education both in Russia and in the countries, which have undertaken such an important challenge. 

Keywords: matrix, university, reform, trends and challenges, education, global, policy, educational, policies, of educational reform

Одной из ведущих тенденций в процессе развития образования является реформирование системы высшего образования, как процесса формирования модели, отвечающей вызовам XXI века. При этом под понятием реформирование системы высшего образования необходимо понимать качественное изменение основных показателей системы, трансформацию ее в новое состояние, адекватное вызовам времени.

Этот процесс сопровождается пересмотром в образовании стратегических приоритетов и ценностных представлений, методологических и методических основ, уточнением функций и направлений осуществления государственной политики страны в этой области.

При рассмотрении тенденций в реформировании университетов следует различать понятия «мировые тренды» и «мировые вызовы». Тренды обозначают доминирующее направление, наклонность, движение в развитии системы образования, в то время как «вызовы» предполагают требования, спрос в этой сфере, соответствующий мировым тенденциям и трендам.

Современный мировой рынок образовательных услуг университетского образования сформировался под влиянием наиболее развитых национальных систем после второй мировой войны. К концу XX-го, началу XXI-го столетия выделились несколько наиболее влиятельных систем высшего университетского образования. К числу таких систем мы отнесли бы североамериканскую, европейскую, российскую, австралийскую и систему Юго-Восточной Азии [3, с. 5−10].

Среди наиболее влиятельных мировых систем безусловным лидером является североамериканская система высшего образования, сформировавшаяся в США и Канаде. Системе высшего образования США принадлежит первенство как по численности обучающихся, так и по привлеченным финансовым ресурсам, по числу иностранных учащихся, вовлеченных в процесс университетского образования. Эта система лидирует по сформированной академической и социальной развитости, по качеству институциональной и программной аккредитации и ряду иных характеристик.

Вторым мировым лидером в системе высшего образования в настоящее время все более четко обозначается европейская система, имеющая длительные академические традиции в таких странах, как Великобритания, Франция, Италия, Германия. Европейское притязание на лидерство активизировалось в связи с процессом создания Европейского Союза. Страны, вошедшие в ЕС, поставили перед собой амбициозную задачу формирования единого европейского пространства высшего образования и построения общества, основанного на знаниях. Консолидация потенциалов западноевропейских стран, по сути, выводит ЕС на эквивалентный США уровень участника на рынке образовательных услуг, составляя существенную конкуренцию североамериканской системе [3, с. 13].

Таким образом, будучи наиболее развитыми и влиятельными, североамериканская и европейская системы университетского образования задают мировые векторы развития в этой стратегически важной отрасли.

Вопросами мировых трендов в системе высшего образования занимается ряд исследователей. Заслуживают внимания исследования д.и.н., профессора – В.Л. Савелова (образовательная политика в условиях глобализации). Такие авторы как, В.И. Байденко освещают Болонский процесс как механизм интеграции европейских стран в сфере высшего образования, связь с мировыми тенденциями и процессами и т.д [1]. Е.Н. Щербак изучает тенденции глобализации высшего образования в условиях мирового образовательного рынка, а также международной стандартизации нормативных требований к оценке качества высшего образования в рыночных условиях [9]. Тенденции развития реформ высшего образования в условиях глобализации, а также тенденции образовательной политики постсоветских стран освещают такие авторы как, Пирогов А.И., Краснова Г.А., Филиппов В.М [6]., Ивановский 3. В. [4], Налетова И. В. [5] и др.

Обобщая опыт исследований различных авторов, можно выделить наиболее характерные мировые тренды в области развития и реформирования университетского образования. Ими являются:

1. Трансформация содержания понятия «высшее образование». Все в большей степени образование перестает отождествляться с формальным университетским обучением. Неформальное образование часто компенсирует насущные образовательные потребности, которые не в состоянии удовлетворить формальное образование. Подтверждением этого тезиса может служить содержание доклада ЮНЕСКО «Учиться быть», ссылаясь на который А. В. Соловов утверждает: «Все существующие учреждения, независимо от того, предназначены они для обучения или нет, должны использоваться в образовательных целях» [7, с. 2].

Кроме этого, сегодня базовые системы образования определяются множеством концепций, среди них следует выделить: концепцию развития личности, концепцию непрерывного образования, концепцию «открытого» образования, а также англо-саксонскую концепцию.

2. Влияние глобализации экономики на высшее образование. Развитие рыночных отношений в сфере образования. Слияние образовательной и рыночной сфер социальных отношений можно объяснить как реализацией обозначенных нами концепций (в первую очередь англо-саксонской), так и, глобальными реалиями XXI века. Эта тенденция формируется вокруг нового отношения к знанию как источнику стоимости и товару современного глобального рынка. Произошло кардинальное изменение статуса знания в информационном обществе.

Либерализация торговли всё в большей степени проявляется и в торговле образовательными услугами. Как отмечает в статье «Мировые трансформационные тенденции образовательных процессов» Р.Р. Толстяков: «Требования откры­тости рынков образовательных услуг, отноше­ния к зарубежным провайдерам так же, как и к национальным, с трудом вписываются в на­циональные системы регулирования образова­тельными процессами» [8, с. 27]. Подтверждением этих тенденций могут служить определенные показатели. Так, в середине 90-х годов общая стоимость предоставления образовательных услуг «иностранным гражданам оценивалась примерно в 100 млрд. долларов США в год, что сопоставимо с размером общего бюджета целого ряда государств [7, с. 2].

3. Влияние информационной революции на высшее образование, основывающееся на распространении информационных и коммуникационных технологий, развитии дистанционного обучения и т.д. Говоря о таком важном факторе, как влияние информационных технологий на сферу университетского образования, отметим,− изменяется внутренне содержание самого общества. И общество должно быть способным к модернизации. На этом пути реформа университета есть ключевой механизм для достижения отмеченной цели. При этом следует помнить, что в таком обществе моделью выпускника университета является активная творческая личность. Новая парадигма подготовки такой личности придерживается не принципа «Знать навсегда», а кардинально нового - «Знать наперед».

4. Болонский процесс, как ответ на глобализацию и массовость образования (рост числа студентов и возраста обучающихся); и последующий выход на новый уровень качества образования (возрастание значения обеспечения качества, международные организации по гарантии качества образования); роль правительства в управлении системы высшего образования и дальнейшая автономизация вузов.

Общий вывод, которым можно завершить эту часть исследования, можно сформулировать следующим образом. Рассмотрение каждого из нами выявленного тренда, является задачей отдельной работы, однако они уже свидетельствуют о значительных трансформациях, произошедших в системе университетского образования, особенно сейчас, в первой четверти XXI века.

Сегодня мы приходим к новой образовательной парадигме: университет главный, но уже не единственный субъект на поле предоставления высшего образования. Но в отличие от других субъектов за ним сохраняется социальная обязанность и ответственность, сохраняя традиции быть проводником инноваций, механизмом обеспечивающим модернизацию общества в широком смысле.

Миссия университета определяет его стратегию, как движение к обозначенной цели. В свою очередь она дополняется соответствующими программами: научно-исследовательской деятельности; дистанционного образования; создания системы дополнительного образования; маркетинга образовательных услуг; мультикультурного образования; развития научной библиотеки; проектной деятельности и др.

В рамках нашего исследования, это также позволяет говорить, о том, что выявленные мировые тренды в области высшего образования порождают вызовы системе университетского образования.

Итак, миссия современного университета обусловлена новыми вызовами университета XXI века:

• обеспечения социальной стабильности;

• модернизационного прорыва: развития инноваций;

• площадки для коммуникаций;

• концентрации и продуцирования информации и знаний;

• содействия в построении знаниевого общества;

• интернационализации как перспективы развития университета;

• программы развития университета;

• роли культурных традиций и спорта в университете.

Чтобы сформулировать общие принципы реформ, механизмы их осуществления, определить ключевых субъектов и выгодополучатей, в первую очередь следует ясно понимать не только общество, в котором намечается проведение реформ, но и общемировой контекст. Это означает сформулировать новую социальную парадигму, которая, безусловно, предопределяет образовательную парадигму. Без этого сложно сложить матрицу политики реформ современного университета.

Но прежде разъясним, какой смысл мы вкладываем в это понятие. Общее прототипическое значение слова «матрица» — исходная, материнская форма. Именно в этом смысле мы хотим представить результат нашего исследования – матрицу реформ современного университета, как совокупность необходимых предпосылок, условий, требований, субъектов реформ с ясными целями и задачами и механизмами их достижений и реализации.

Вместе с тем, матрица — это математический объект, записываемый в виде прямоугольной таблицы элементов, которая представляет собой совокупность строк и столбцов, на пересечении которых находятся её элементы. Матрицы широко применяются в математике для компактной записи систем уравнений. В этом случае количество строк матрицы соответствует числу уравнений, а количество столбцов — количеству неизвестных. В результате - решение систем линейных уравнений сводится к операциям над матрицами.

Мы выбрали образ матрицы как возможную модель политики реформ. Ее элементы мы рассмотрим ниже. Мы осознаем, что они трудно формализуемы. Однако мы и не ставим такую задачу. Как результат нашего исследования мы видим всего лишь качественную модель. Однако она, на наш взгляд, вполне эвристична, то есть открывает возможности дальнейшей формализации и количественного, а не только качественного описания и анализа. Тем более, что такие попытки и достаточно успешно уже используются в наукометрических исследованиях деятельности университета.

Новая парадигма и новый тип университета. Напомним, что новая социальная парадигма задана объективно, и она в первую очередь характеризуется глобализацией и информатизацией. Их мощное воздействие привело к изменению самого общества. Это воздействие по своим последствиям можно сравнить с теми кардинальными изменениями, которые произошли в эпоху Возрождения и Научной революции. Первая внесла идею гуманизма в средневековый университет, а вторая – идею просвещения, которая стала флагом секуляризации, индустриализации и урбанизации Европы. Такие социальные изменения протекают сложно и болезненно, так как ведут к коренным изменениям в обществе.

Но если предыдущие процессы протекали в определенных регионах и постепенно распространялись на другие, то в случае с глобализацией и информатизацией мы наблюдаем качественно иные процессы: транснациональные и динамичные. А уровень заложенных противоречий на порядок выше, так как, с одной стороны в процесс вовлекаются крайне разнородные регионы и страны, а, с другой, сохраняется огромный разрыв между развитыми и развивающимися странами. Одни производят знания и передовую технику и технологию, а другие только потребляют ее.

Изменяется и внутреннее содержание самого общества. Оно становится не только постиндустриальным, то есть преодолевающим индустриальный тип производственных отношений, но, что куда важнее, информационным. У него появляется новое содержание, которое качественно другое, хотя бы по тому, что информация – это принципиально иной ресурс, использование которого не уменьшает, а только расширяет его возможности. Общество, активно использующее этот ресурс, имеет серьезный шанс стать знаниевым.

Новая парадигма свидетельствует о том, что здесь нет первых и последних оснований. Все сферы социальной жизни находятся в перманентном взаимодействии, которое и порождает объективным образом те макрорегуляторы, которые ведут к принципиальным изменениям на всех уровнях социальной, в том числе и экономической, жизни соответственно.

Новая парадигма образования должна, прежде всего, ответить на вопрос о культурной миссии университета. Очевидно, что она изменилась, так как изменилось само общество.

Университет должен научиться руководствоваться новым принципом в организации своей деятельности: мыслить глобально – действовать локально и интернационально.

Параметры матрицы. Если подводить некоторый итог, то можно выделить следующие параметры политики реформирования университета, то есть описать элементы нашей матрицы:

1. Нормативно-правовая организация деятельности университета.

Она должна отражать и учитывать:

• доступность образования любого уровня;

• приоритет национальных интересов;

• международные договорные отношения, их системность и единство в гармонизации с внутренними правовыми и нормативными актами;

• минимизацию норм, регулируемых органами управления государства; расширение академических свобод и общественного регулирования образования.

2. В современную эпоху стратегия реформирования университета, как на содержательном, так и на организационном уровне требует новых ответов на классические вопросы: кому учить? кого учить? когда учить? как учить? где учить? чему учить?

3. Обеспечение и контроль за качеством образования. Для этого должна строиться специальная система контроля качества. Она может быть государственной, общественной, независимой профессиональной, смешанной. Главное, чтобы в условиях конкретной страны она была эффективной, и объективный мониторинг подтверждал это.

4. Конкурентоспобность университета. Не будет излишним отметить необходимость следовать международным стандартам и тенденциям.

5. Академическая мобильность. Из-за недостаточности средств очень часто в реальной практике реформ этот параметр часто игнорируется или перекладывается на преподавателей и на их личную ответственность. По сути, таким образом, выносится из политики реформирования вуза, что недопустимо. Все параметры взаимосвязаны, взаимообусловливают друг друга. Ущербность одного неминуемо ведет к ослаблению других. Срабатывает принцип домино.

6. Кадровый потенциал университета. Этот параметр важен тем, что меняется роль преподавателя в учебном процессе. Она начинает совмещать в себе две функции: эффективного менеджера, обучающего студентов ориентироваться в быстро растущем объеме знания и практически ими пользоваться, и исследователя, способного показать и научить, как получать новые научные знания самостоятельно. Кроме того, изменившиеся условия дают возможность преподавателю не быть привязанным всю жизнь к конкретному университету. Он мобилен и свободен в выборе университета, где его знания и умения будут достойно оценены и востребованы. Исследовательский потенциал университета. Этот параметр связан с предыдущим в уже описанном отношении, но у него есть и другая важная функция. Он дает возможность университету зарабатывать дополнительные ресурсы для своего развития. Для решения задач развития региона – это вполне практически реализуемая задача. Однако для решения фундаментальных проблем необходима международная кооперация не только университетов, но и государств, так как такие исследования требуют на порядок больший объем финансирования.

7. Управление современным университетом. По сути, директивная система управления университетом уступает атлантической и континентальным моделям, которые все больше конвергируют. И складываются общие фундаментальные принципы существования и управления университетом:

• сохранение феномена университетской культуры, как гуманитарной некоммерческой потребности и миссии;

• плюралистические, основанные на демократии, внутриуниверситетские отношения;

• они, в свою очередь, обусловлены характером научных исследований, в получении, хранении и трансляции которых заключается особая роль университета как социального института;

• коммерциализация деятельности университета - расширение образовательных услуг на платной основе, что ведет к формированию маркетинговых стратегий;

• развитие внутреннего управления, эффективность которого определяется по объективным критериям мониторинга.

8. Информатизация. Мы разделяем мнение О.А. Габриеляна −«Сегодня коммуникационные технологии становятся средством, формирующим тип хозяйствования, культуры, образа жизни. Университет должен стать источником содержательной информации, чтобы занять свое место в коммуникационном графе. Научный, объективный характер этой информации придает ей ценность, что и позиционирует университет в социальной, политической, экономической, культурной жизни страны и региона. Только в этом случае университет становится интересным населению, а его гражданская позиция способна влиять на формирование проекта совместной жизни в регионе» [2, с. 3-14]. Информатизация охватывает весь университет в целом: преподавание, управление всеми подразделениями как единой информационной системой, по сути речь идет о создании информационной среды.

9. Экономика университета. Экономическая стратегия развития современного университета должна учитывать новые условия глобального рынка. Необходима не только диверсификация источников финансирования вуза, но и осознание разнообразия самих этих ресурсов. К ним относятся не только финансовые и материальные, но и символические, имидживые, брендовые. Если с коммерциализацией образовательных и научно-исследовательских услуг университеты знакомы и даже активно осваивают новые формы хозяйствования, то относительно продвижения бренда этого не скажешь.

Бюджетирование университета требует новых подходов. Каким оно станет пока неясно. Используются разные модели, которые еще должны показать свою эффективность. Возможно, что окончательная форма будет смешанной, такие тенденции уже наблюдаются.

10. Мониторинг. Особо следует учесть в матрице реформ такой важный параметр как мониторинг и оценка. Отсутствие соответствующих механизмов превращает реформу в прожект.

Мы считаем, что в различных методиках выбранные параметры могут разниться. Не столь принципиально, какие именно показатели будут задействованы в мониторинге, важно другое, насколько они презентуют объективную позитивную картину перемен.

Очевидно, что нами предложена матрица политики реформ в описательной форме. Нам представляется, что она может быть формализована. Однако на данном этапе и, исходя из целей нашего исследования, мы остановимся на такой форме ее презентации. Она уже позволяет в сравнении с политикой в той или иной стране делать заключения о том насколько они могут быть успешными. Другими словами, матрица есть необходимое, но, конечно, не достаточное условие реформы. Достаточность определяется позитивными ее результатами, то есть самой практикой.

Выводы

Одной из ведущих тенденций в процессе развития системы высшего образования, является ее реформирование, как процесса формирования модели, отвечающей вызовам XXI века.

Детальное рассмотрение обозначенных тенденций в рамках мирового опыта приводит к следующим выводам:

1. В основе любой политики реформирования современного университета должно быть ясное понимание, что образование- это часть новой социальной парадигмы. Поэтому успешность реформ зависит, насколько эффективно будет осуществлена смена социально-культурного поведения и коммуникации. Образование влияет на общество, и общество влияет на образование. Это процессы, происходящие не последовательно, а одновременно с взаимовлиянием, содержательным обогащением и дополнением.

2. Цель реформы – новое качество образования, подготовка профессионально обученного выпускника с личностной позицией. Очевидно, что университет должен иметь ясное представление модели такого выпускника посредством формулировки совокупности соответствующих компетенций, трансформированных в личный профессиональный и социальный капитал.

3. Субъектом реформы университета выступает государство и его партнеры: сам университет, бизнес, гражданское общество и соответствующие международные организации.

4. Миссия современного университета заключается в том, чтобы быть центром, обеспечивающим региональное развитие. За ним сохраняется социальная ответственность и обязанность. Миссия обусловлена новыми функциями университета XXI века.

Последний и принципиальный вывод – это необходимость перманентно прочерчивать перспективу развития университета, вносить в дорожную карту уточнения, пока они соответствуют сложившейся парадигме. Но и быть готовыми к ее замене, если внешние вызовы и внутренние потребности университета будут этого требовать.

Библиография
1.
Байденко В.И. Основные тенденции развития высшего образования: глобальные и болонские измерения // Под науч. ред. д-ра пед. наук, профессора В.И. Байденко. М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 2010. 352 с.
2.
Габриелян О. А. Болонский процесс как инновационная образовательная технология. Украинский вектор. Часть ІІІ / О.А. Габриелян. С. 3-14.
3.
Запрягаев С.А., Караваева Е.В., Карелина И.Г., Салецкий А.М. Глобализация и системы обеспечения качества высшего образования / С.А. Запрягаев, Е.В. Караваева, И.Г. Карелина, А.М. Салецкий. М.: Изд-во МГУ, 2007. С. 5-15.
4.
Ивановский 3. В. Высшее образование в условиях глобализации // 3.В. Ивановский − Знание. Понимание. Умение. 2006. № 1. С. 109-114.
5.
Налетова И.В. Высшее образование как один из приоритетов государственного развития в современном мире // И.В. Налетова-Тамбов, 2009. С. 16–24.
6.
Пирогов А.И., Краснова Г.А., Филиппов В.М. (2008). Реформирование системы высшего образования в СССР (1985-1991 гг.) // А.И. Пирогов, Г.А. Краснова, В.М.Филиппов− Тенденции развития реформ высшего образования в странах СНГ. М.: РУДН, С. 60.
7.
Соловов А.В. Введение в проблематику дистанционного образования (Аналитический обзор состояния Дистанционного образования в мире) // Самара, 1999. С. 2.
8.
Толстяков Р. Р. Мировые трансформационные тенденции oбразовательных процессов // Вестник Челябинского государственного университета, Экономика. Вып. 17. 2009. С. 27–30.
9.
Щербак Е.Н. Высшее образование как объект государственного регулирования в условиях глобализации. Административно-правовой аспект. М.: Юркомпани. 2012. 256 с.
References (transliterated)
1.
Baidenko V.I. Osnovnye tendentsii razvitiya vysshego obrazovaniya: global'nye i bolonskie izmereniya // Pod nauch. red. d-ra ped. nauk, professora V.I. Baidenko. M.: Issledovatel'skii tsentr problem kachestva podgotovki spetsialistov, 2010. 352 s.
2.
Gabrielyan O. A. Bolonskii protsess kak innovatsionnaya obrazovatel'naya tekhnologiya. Ukrainskii vektor. Chast' ІІІ / O.A. Gabrielyan. S. 3-14.
3.
Zapryagaev S.A., Karavaeva E.V., Karelina I.G., Saletskii A.M. Globalizatsiya i sistemy obespecheniya kachestva vysshego obrazovaniya / S.A. Zapryagaev, E.V. Karavaeva, I.G. Karelina, A.M. Saletskii. M.: Izd-vo MGU, 2007. S. 5-15.
4.
Ivanovskii 3. V. Vysshee obrazovanie v usloviyakh globalizatsii // 3.V. Ivanovskii − Znanie. Ponimanie. Umenie. 2006. № 1. S. 109-114.
5.
Naletova I.V. Vysshee obrazovanie kak odin iz prioritetov gosudarstvennogo razvitiya v sovremennom mire // I.V. Naletova-Tambov, 2009. S. 16–24.
6.
Pirogov A.I., Krasnova G.A., Filippov V.M. (2008). Reformirovanie sistemy vysshego obrazovaniya v SSSR (1985-1991 gg.) // A.I. Pirogov, G.A. Krasnova, V.M.Filippov− Tendentsii razvitiya reform vysshego obrazovaniya v stranakh SNG. M.: RUDN, S. 60.
7.
Solovov A.V. Vvedenie v problematiku distantsionnogo obrazovaniya (Analiticheskii obzor sostoyaniya Distantsionnogo obrazovaniya v mire) // Samara, 1999. S. 2.
8.
Tolstyakov R. R. Mirovye transformatsionnye tendentsii obrazovatel'nykh protsessov // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta, Ekonomika. Vyp. 17. 2009. S. 27–30.
9.
Shcherbak E.N. Vysshee obrazovanie kak ob''ekt gosudarstvennogo regulirovaniya v usloviyakh globalizatsii. Administrativno-pravovoi aspekt. M.: Yurkompani. 2012. 256 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"