Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Секстинг в отношении несовершеннолетних: уголовно-правовой и виктимологический аспекты

Туркулец Валентина Алексеевна

аспирант Департамента правового регулирования экономической деятельности, ФГОБУ ВО "Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации"

125993, Россия, город Москва, г. Москва, ул. Ленинградский Проспект, 49

Turkulets Valentina Alekseevna

Postgraduate student, the department of Legal Regulation of Economic Activity, Financial University under the Government of the Russian Federation

125993, Russia, gorod Moskva, g. Moscow, ul. Leningradskii Prospekt, 49

turvalin@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2020.5.33125

Дата направления статьи в редакцию:

05-06-2020


Дата публикации:

21-06-2020


Аннотация.

Вопросы предупреждения киберпреступлений в отношении несовершеннолетних приобретают особое значение в условиях пандемии, всеобщей самоизоляции и повсеместного перехода на дистанционное обучение. Постоянное вынужденное использование интернет-ресурсов повышает риск установления потенциально опасных онлайн-контактов, а также вероятность получения доступа к запрещенному или нежелательному контенту.Объектом исследования выступают отношения по охране несовершеннолетних от преступных деяний развратного характера, совершаемых с использованием современных коммуникационных технологий и сетей. Предмет исследования составляет уголовное законодательство России в сфере защиты несовершеннолетних от половых преступлений, совершаемых с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (далее – ИТС).Методы исследования: анализ действующего уголовного законодательства Российской Федерации и правоприменительной практики, обзор и обобщение теоретических источников по рассматриваемой теме.      Новизна заключается в исследовании особенностей квалификации развратных преступлений, посягающих на половую неприкосновенность несовершеннолетних и совершаемых с использованием информационно-телекоммуникационных сетей. Научную новизну представляет вывод о том, что, в связи с распространением в ИТС преступных ненасильственных действий развратного характера (секстинга) в отношении детей младше 12 лет, необходимо исключить из статьи 135 УК РФ указание на минимальный возраст потерпевших от развратных действий, установив в ч. 2 ст. 135 возрастную границу "не достигшие четырнадцатилетнего возраста", а также внести в качестве квалифицирующего признака указание на использование ИТС как способа совершения преступления.

Ключевые слова: половые преступления, киберпреступление, секстинг, груминг, несовершеннолетние, развратные действия, жертва, преступление, совершеннолетний, интернет

Abstract.

The questions of prevention cybercrimes with regards to minors gain special relevance in the conditions of pandemic, global self-isolation and transition to distance learning. Constant forced usage of Internet resources increases the risk for identification of the potentially dangerous online contacts, as well as likelihood of obtaining access to prohibited or undesired content. The object of this research is the relation of protection of minors from criminal offences of licentious nature committed using the modern communication technologies and networks. The subject of this research is the criminal legislation of the Russian Federation in the area of protection of minors from sexual misconducts committed via information and telecommunication networks. The research methods contain the analysis of current criminal legislation and law enforcement practice of the Russian Federation, review and generalization of theoretical sources on the topic. The scientific novelty consist in examination of peculiarities of qualification of offences pertaining to sexual abuse of minors, committed using the information telecommunication networks. The conclusion is made that due to proliferation of sexting in the information telecommunication networks with regards to children below 12 years of age, it is necessary to exclude from the Article 135 of the Criminal Code of the Russian Federation the minimal age of the victims of sexual abuse, establish an age bracket of those “who have not attained the age of fourteen” in the Part 2 of the Article 135, as well as classify usage of information and telecommunication networks as the means of committing offence.

Keywords:

sexual abuse, minors, grooming, sexting, cybercrime, sex crimes, victim, crime, adult, internet

Введение

Демократический путь развития любого современного государства предусматривает в качестве основных ценностей – личность, её права и свободы. Основным потенциалом социального развития выступает подрастающее поколение. Именно ему предстоит воплотить в жизнь идеи построения правового общества, основанного на идеалах и принципах верховенства права и всеобщей справедливости. Бурно развивающиеся информационно-коммуникационные технологии призваны стать для представителей нового поколения эффективным инструментом для достижения стратегических целей.

Вместе с тем, плотно войдя в жизнь современного общества, информационно-телекоммуникационные технологии и сетевые ресурсы показали свой амбивалентный характер. С одной стороны, Глобальная сеть стала особой образовательной платформой, основным источником информации и международной коммуникации. С другой стороны, перевод человеческой деятельности и большей части информации в цифровую форму создал условия для развития нового вида преступности – киберпреступности.

Для современных подростков, для которых Интернет является частью реальной жизни (а не виртуальной, какой его привыкли считать представители поколений, рожденных до 2000-х годов – до становления «эпохи Интернета») [1] риск столкновения с преступными явлениями в режиме онлайн значительно выше, поскольку обыденность интернет-ресурсов приводит к тому, что многие несовершеннолетние пренебрегают элементарными правилами информационной безопасности.

Посредством интернет-технологий злоумышленники могут посягать на различные права и интересы несовершеннолетних, охраняемые уголовным законодательством (жизнь и здоровье (группы смерти, угрозы жизни и здоровью, склонение или доведение до самоубийства), честь и достоинство (кибербуллинг, клевета), нормальное нравственное развитие (вовлечение в антиобщественную и преступную деятельность) и другие.

Исследования уголовно-правовых и криминологических особенностей преступлений в отношении несовершеннолетних широко проводятся как зарубежными, так и отечественными учёными. Так, российскими правоведами за период с 2015 года было защищено порядка 20 диссертаций на соискание ученых степеней кандидата и доктора юридических наук, посвященных отдельным аспектам преступности в отношении несовершеннолетних. Среди наиболее интересных, на наш взгляд, стоит назвать диссертационные работы А.Я. Авдаляна [2], Л.С. Кузиной [3], М.Ю. Пучниной [4] и Ю.А. Островецкой [5].

Также интерес представляют труды ряда зарубежных (E.R. Leukfeldt, Y. Akdeniz, E. Willems и др.), и отечественных правоведов (Л.А. Букалеровой, А.В. Остроушко и др.), посвященные анализу и сравнительно-правовому исследованию законодательства в сфере защиты несовершеннолетних от преступлений, в том числе совершаемых с использованием современных технологий.

Отметим, что внимание исследователей, как правило, сосредотачивается на общей группе преступлений, посягающих на определенные права или интересы несовершеннолетних, но с акцентом на наиболее тяжкие составы. Например, говоря о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних, наиболее подробно исследована проблема предупреждения преступлений, связанных с созданием и оборотом материалов порнографического характера с изображением детей (см. труды М.Р. Кочетова, Н.М. Паршина,О.Ю. Степановой, Д.Е. Васильченко и др.). Однако, на наш взгляд, менее тяжкие преступления, такие как ненасильственные развратные действия в Интернете в отношении лиц младше шестнадцати лет, также представляют научно-практический интерес.

В связи с этим, предметом данной статьи был выбран секстинг как разновидность развратных действий против несовершеннолетних, которые совершаются с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (далее – ИТС).

Выбор предмета обусловлен следующими факторами.

Во-первых, на сегодняшний день ненасильственные развратные интернет-преступления, совершаемые против детей в возрасте до 12 лет, фактически не предполагают наступление уголовной ответственности, поскольку находятся за пределами квалификации статьи 135 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за такие действия в отношении детей в возрасте от 12 до 16 лет (части 1, 2), и не могут быть квалифицированы по статье 132 УК РФ, поскольку, как правило, не сопряжены с применением насилия.

Во-вторых, данный вид преступлений характеризуется высокой степенью латентности, что объясняется смущением или страхом детей перед непредсказуемой реакцией взрослых, непониманием ими сути происходящего противоправного деяния или просто нежеланием делиться информацией о случившемся.

В-третьих, зачастую создателями сексуального интернет-контента выступают сами и по собственной инициативе несовершеннолетние. Так, опубликованные в 2018 году результаты исследований, проведенных за более чем пятнадцатилетний период (1990-2016) среди подростков в возрасте от 11 до 17 лет, показал, что подростки довольно часто прибегают к секстингу и при общении со знакомыми, в основном, сверстниками, и в переписке с новыми онлайн-друзьями, которыми могут оказаться злоумышленники – каждый седьмой подросток хоть раз отправлял через Интернет свои интимные фото, а каждый четвертый получал сообщения, фото или видео сексуального характера в социальных сетях [6]. При этом, отечественное законодательство, устанавливая для субъектов развратных преступлений специальный признак – достижение совершеннолетия, не расценивают секстинг со стороны и в отношении несовершеннолетних как преступное деяние.

Методология исследования включает общенаучные и частнонаучные методы, в частности, метод анализа использовался при изучении правоприменительной практики, формально юридический метод – при изучении действующего уголовного законодательства Российской Федерации. Кроме того, в ходе исследования был применен метод обобщения теоретических источников по рассматриваемой теме, социологический метод обработки вторичных эмпирических данных и статистический метод.

Основная часть

Одними из наиболее распространенных, и при этом высоко латентных киберпреступлений против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних следует признавать развратные действия посредством секстинга – обмена текстовыми и аудиовизуальными сообщениями сексуального характера.

Исследование «Дети России онлайн», проведенное еще в 2012 году, показало, что почти треть (28%) несовершеннолетних в возрасте от 11 до 16 лет сталкивалась с секстингом в интернете. Мета-анализ зарубежных исследований данного феномена (1990-2016) указывает на неоднозначность статистических данных опыта интимных онлайн-контактов молодежи, которые в том числе объясняются щепетильностью темы и стеснительностью или стыдливостью опрашиваемых [6]. На сегодняшний день актуальные данные о распространении секстинга среди несовершеннолетних отсутствуют. Однако, с учетом достижения 90% интернет-охвата среди молодежи в возрасте от 12 до 34 лет в России (на 2019 год) можно предположить, что вероятность секстинга в отношении и среди подростков выросла, по сравнению с началом 2010-х [7].

Это объясняется рядом причин. Во-первых, отсутствие или недостаточная реализация (в зависимости от государственной политики в области образования и охраны традиционных семейных ценностей) программ сексуального просвещения приводят к попыткам несовершеннолетних восполнить знания об интимной стороне человеческой жизни с помощью Интернета. На сегодняшний день большинство стран постсоветского пространства придерживаются политики ограничения просвещения несовершеннолетних в данной сфере, чему, в том числе способствует действующее законодательство о защите детей от негативной информации, под которой, среди прочего, понимаются сведения, касающиеся сексуальных отношений.

На наш взгляд, отсутствие адекватного профессионального объяснения детям и подросткам особенностей взросления, становления, развития половых отношений и их сексуальной идентификации, способствует формированию у них желания получить новую недостающую информацию о всех аспектах жизни из менее достоверных и безопасных источников, например, Интернета. А попытки достижения таких желаний будут только способствовать формированию виктимного поведения у детей и подростков. Хотелось бы заметить, что более целесообразным, по нашему мнению, было бы проведение уроков сексуального воспитания в рамках отдельных школьных дисциплин для учащихся общеобразовательных учреждений (например, ОБЖ, анатомии или биологии), а также дополнительных просветительских мероприятий (например, классных часов). При этом, в рамках образовательного процесса также необходимо учесть и вопросы обеспечения безопасности, в том числе, в виртуальном пространстве (например, в рамках дисциплин Информатика и ОБЖ).

Во-вторых, сеть устраняет психологические преграды и стеснение подростков, позволяя им говорить на запретные в их близком окружении темы (даже, если речь касается романтических отношений и секса), выдавать себя за другого человека (другого пола или возраста, или менять оба параметра одновременно) и др. При этом дети верят в анонимность Интернета, которая, по их мнению, должна обезопасить их от издевок сверстников или возмущения взрослых.

Исследования особенностей виктимности несовершеннолетних жертв (до 17 лет) сексуальных преступлений с использованием Интернета, которые провели Я. Уолок, Д. Финкельор и К. Митчел [8], выявили следующие особенности личности подростков, склонных к виктимному поведению в Интернете и уязвимых секстингу со стороны взрослых злоумышленников: проблемы с социализацией и установлением контакта и общения с реальными людьми, чувство непонимания со стороны окружения; одиночество, депрессия и эмоциональная лабильность; проблемы с гендерной самоидентификацией; предрасположенность к аддикциям (игромании, лудомании, алкогольной, табачной и иной зависимости), а также склонность к психоэмоциональным привязанностям (вплоть до зависимости) к другим людям. Для подростков Интернет является миром, в котором можно спрятаться, убежать от проблем и «злых людей», найти новых друзей, попробовать себя в роли другого человека, в том числе «идеальной версией себя», при этом зачастую легкомысленно забывая или не догадываясь о рисках и опасностях интернет-коммуникации.

Несмотря на то, что такие особенности носят, как правило, достаточно выраженный поведенческий характер, далеко не всегда взрослые, окружающие подростка, могут своевременно заметить признаки отклоняющегося поведения, свидетельствующего о наличии у него каких-либо проблем, чтобы вовремя оказать ему психологическую помощь. На это стоит обращать особое внимание родителей, педагогов и школьных психологов при общении и в работе с подростками.

Наиболее близким к зарубежному «секстингу» деянием, в соответствии с действующим уголовным законодательством России, следует считать развратные действия в ИТС, которые следует квалифицировать в соответствии со ст. 135 УК РФ. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04 декабря 2014 года № 16 (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 16) разъясняет, что к развратным могут относиться любые ненасильственные действия в отношении несовершеннолетнего в возрасте от 12 до 16 лет (кроме полового сношения, мужеложества и лесбиянства), направленные на «вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям», а также на сексуальное удовлетворение злоумышленника [9]. При этом такие действия могут осуществляться опосредованно – без физического контакта с телом несовершеннолетнего, например, интимную онлайн-переписку и обмен контентом сексуального характера с несовершеннолетним в Интернете (за исключением действий, направленных на создание и оборот детской порнографии, предусмотренных ст. 242.1, 242.2 УК РФ).

Несмотря на «удаленный» характер совершения развратных действий в Интернете, они также могут носить насильственный характер. Так, в отдельных случаях секстинг может приобретать форму груминга – действий, направленные на установление в Сети контакта с несовершеннолетним, с целью его развращения и склонения к совершению физического полового акта. Грумер использует Интернет как наиболее удобный и легкодоступный инструмент, чтобы найти и склонить будущую жертву к сексу. Как правило, поиск осуществляется через социальные сети, тематические форумы, популярные у подростков и их личные страницы. Основываясь на информации, которую подросток оставляет о себе в сети, злоумышленник может разработать наиболее подходящий алгоритм, чтобы познакомиться с жертвой, добиться доверия, симпатии, дружбы или даже влюбленности, чтобы склонить её сначала к личной встрече, а потом и к сексуальным отношениям. При этом могут использоваться манипулятивные техники психологического давления на подростка: уговоры, шантаж, воздействие на чувство вины, угрозы поставить в известность родителей об интимной переписке и др. Такие действия, сопровождающиеся применением психологического насилия в отношении жертвы, с учетом п. 21 Постановления Пленума ВС РФ № 16, следует квалифицировать в соответствии с ч. 3 или 4 ст. 132 УК РФ (в зависимости от возраста потерпевшего).

Кроме того, секстинг в отношении несовершеннолетнего может сопровождаться отправкой в интернет-переписке порнографических материалов (фильмов, книг, видео-роликов и т.п.), для квалификации в таких случаях следует дополнительно применять также п.б, ч.3 ст. 242 УК РФ.

Однако,при квалификации развратных действий, включающих среди прочего онлайн-демонстрацию несовершеннолетнему порнофильмов, изображений или иного сексуального контента, может возникать конкуренция норм, закрепленных статьями 135 и 242 УК РФ.

По мнению, М.М. Зазирной, деяния, предусмотренные статьями 135 и 242 УК РФ, во-первых, посягают на разные охраняемые уголовным законом объекты (половую неприкосновенность и общественную нравственность, соответственно), во-вторых, в качестве потерпевших признают несовершеннолетних, относящихся к разным возрастным категориям. Так, в соответствии со ст. 73 УК РФ, деяние, предусмотренное статьей 135 УК РФ, может быть совершенно только в отношении несовершеннолетних, не достигших возраста 16 лет, а статья 242 УК РФ учитывает общее недостижение совершеннолетия (т.е. распространением порнографии в отношении несовершеннолетнего будет являться и такое деяние в отношении лица, возраст которого находится в пределах до 18 лет)[10]. Соглашаясь с позицией М.М. Зазирной, отметим, если секстинг в отношении лиц, не достигших возраста 16 лет, сопровождался демонстрацией или распространением порнографии через Интернет, при учете идеальной совокупности, деяние должно квалифицироваться в соответствии со статьями 135 и п. б ч.3 ст. 242 УК РФ. Однако, данное правило нельзя применять, если потерпевшим выступает подросток в возрасте от 16 до 18 лет. Это объясняется тем, что 16 лет – возраст согласия. Поскольку развратные действия посягают на половую неприкосновенность, ненасильственные действия сексуального характера в отношении лиц старше 16 лет нельзя расценивать как развратные. Поэтому, если злоумышленник действует в отношении лица, достигшего возраста 16 лет, если имело место распространение или демонстрация порнографических материалов, деяние следует квалифицировать только по п. б ч.3 ст. 242 УК РФ.

Указание на возраст потерпевшего имеет значение и при квалификации развратных действий в Интернете, не сопряженных напрямую с распространением порнографии. Уголовный закон охраняет детей в возрасте от 14 до 16 лет (ч.1 ст. 135 УК РФ) и от 12 до 14 лет (ч.2 ст. 135 УК РФ) от ненасильственных действий развратного характера со стороны совершеннолетних, в том числе секстинга. Однако целый ряд исследований доказывает, что жертвами секстинга могут становиться дети в возрасте от 7-8 лет [11-14]. При этом, Постановление Пленума ВС РФ № 16 указывает на то, что совершение развратных действий в отношении лиц, не достигших двенадцатилетнего возраста, может (то есть не обязательно ) квалифицироваться в соответствии с п. «б» ч. 4 ст. 132, но только при условии, что умысел был направлен именно на совращение лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста. Таким образом, развратные действия в Интернете, совершаемые в отношении лиц, не достигших возраста 12 лет, в большинстве случаев не могут квалифицироваться в соответствии с действующей редакцией статьи 135 УК РФ, что требует изменить подход законодателя к возрасту потенциальной жертвы.

На наш взгляд, для восполнения пробела в части уголовно-правовой охраны несовершеннолетних в возрасте до 12 лет от развратных действий в Интернете, предлагается из характеристики потерпевшего исключить указание на нижний возрастной предел, предусмотренный ч. 2 ст. 135 УК РФ, при условии совершения преступления посредством ИТС, предложив следующую редакцию:

«2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста;

б) с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»), -

наказывается …».

Выводы

Несмотря на выраженную пользу информационно-коммуникационных технологий, их быстрое вхождение в обычную жизнь повышает риск возникновения нежелательных онлайн-контактов и совершения киберпреступлений, особенно в отношении несовершеннолетних, которые в силу своих психофизиологических и поведенческих особенностей легче поддаются внешнему негативному влиянию. Социальные сети и мессенджеры упрощают злоумышленникам задачу установления с детьми доверительных отношений с целью удовлетворения своих противоестественных сексуальных потребностей или совершения иных противозаконных деяний, например, таких как преступления развратного характера, посягающие на половую неприкосновенность, половую свободу или нормальное нравственное развитие несовершеннолетних.

При этом, действующее уголовное законодательство в недостаточной мере защищает несовершеннолетних (особенно детей в возрасте до 12 лет) от секстинга как разновидности развратных действий, которые совершаются посредством интернет-технологий. В связи с этим, необходимо дополнить статью 135 УК РФ квалифицирующим признаком – «использование информационно-телекоммуникационных сетей» как способ совершения преступления, а также убрать нижнюю возрастную планку «12 лет», устанавливая ответственность по ч.2 ст. 135 УК РФ за развратные действия, совершенные в отношении несовершеннолетних младше 14 лет.

На наш взгляд, такие изменение позволят обеспечить уголовно-правовую охрану несовершеннолетних, в том числе малолетних лиц от развратных действий в целом, и от секстинга в Интернете, в частности, а также позволят расширить применение профилактических мер по предупреждению киберпреступности в отношении несовершеннолетних младше 12 лет.

Библиография
1.
Грищенко, А.А. Интернет-эпоха как социотехнокультурная реальность современности / А.А. Грищенко // Проблемы современной науки и образования. – 2012. – № 4. – С. 48-50.
2.
Авдалян, А.Я. Прелупреждение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних: уголовно-правовой и криминологический аспекты (компаративистское исследование): Автореф. … дисс.канд.юр. наук. – Томск, 2015. – 24 с.
3.
Кузина, Л.С. Предупреждение вовлечения несовершеннолетних в незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов: дисс. ... канд.юр.наук: 12.00.08. - Краснодарский университет МВД РФ. – Краснодар, 2020. – 258 с.
4.
Пучнина М.Ю. Криминальный суицид несовершеннолетних: криминологические и уголовно-правовые меры противодействия: дисс. ...канд.юр.наук : 12.00.08. - Чеченский государственный университет, Юго-Западный государственный университет. – Курск, 2019. – 254 c.
5.
Островецкая, Ю.А. Ненасильственные сексуальные посягательства в отношении несовершеннолетних / Ю.А. Островецкая. – Москва : ЮРЛИТИНФОРМ, 2018. – 160 с. – ISBN 978-5-4396-1687-9.
6.
Madigan, S., Prevalence of Multiple Forms of Sexting Behavior Among Youth. A Systematic Review and Meta-analysis [Электронный ресурс] / S. Madigan, A. Ly , С.L. Rash, et. al. // Jama Pediatrics. – URL: https://jamanetwork.com/journals/jamapediatrics/fullarticle/2673719 (дата обращения: 16.04.2020).
7.
Mediascope расширила измерения мобильного интернета до всей России [Электронный ресурс]. – URL: https://mediascope.net/news/1067271/ (дата обращения 20.04.2020).
8.
Wolak, J. Internet-initiated Sex Crimes against Minors: Implications for Prevention Based on Findings from a National Study [Электронный ресурс] / J. Wolak, D. Finkelhor, K. Mitchell // Journal Of Adolescent Health.-2004. – N 35. – С. 424.е11-424.е20. – URL: http://unh.edu/ccrc/pdf/CV71.pdf (дата обращения: 19.05.2020).
9.
О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности : [Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 16 от 04 декабря 2014 года]. – Справочно-правовая система «Консультант Плюс» : Версия Проф. – Текст : электронный. – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_ 171782/ (дата обращения: 20.05.2020).
10.
Зазирная, М.М. Преступления в сфере оборота порнографических материалов и предметов : монография / М.М. Зазирная. – Москва : ЮРЛИТИНФОРМ, 2017. – 160 с. – ISBN 978-5-4396-1482-0.
11.
Медведева, А.С. Характеристики онлайн груминга как вида сексуальной эксплуатации несовершеннолетних (по результатам анализа переписок взрослых и детей в сети Интернет) [Электронный ресурс] / А.С. Медведева, Е.Г. Дозорцева // Психология и право. – 2019. – Том 9. – № 4. – С. 161–173. – doi:10.17759/psylaw.2019090412.
12.
Солдатова, Г. Жестокий опыт / Г. Солдатова, Е. Рассказова, М. Лебешева // Дети в информационном обществе. – 2012. – № 12. – С. 26-35.
13.
Мамедяров, А.А. Развратные действия с использованием сети интернет / А.А. Мамедяров // Colloquium-journal. – 2019. – № 8-9 (32). – С. 51-52.
14.
Дозорцева, Е.Г. Сексуальный онлайн груминг как объект психологического исследования / Г.Г. Дозорцева, А.С. Медведева // Психология и право. – 2019. – Т. 9. – № 2. – С. 250-263. – ISSN 2222-5196.
References (transliterated)
1.
Grishchenko, A.A. Internet-epokha kak sotsiotekhnokul'turnaya real'nost' sovremennosti / A.A. Grishchenko // Problemy sovremennoi nauki i obrazovaniya. – 2012. – № 4. – S. 48-50.
2.
Avdalyan, A.Ya. Preluprezhdenie prestuplenii protiv polovoi neprikosnovennosti nesovershennoletnikh: ugolovno-pravovoi i kriminologicheskii aspekty (komparativistskoe issledovanie): Avtoref. … diss.kand.yur. nauk. – Tomsk, 2015. – 24 s.
3.
Kuzina, L.S. Preduprezhdenie vovlecheniya nesovershennoletnikh v nezakonnyi oborot narkoticheskikh sredstv, psikhotropnykh veshchestv ili ikh analogov: diss. ... kand.yur.nauk: 12.00.08. - Krasnodarskii universitet MVD RF. – Krasnodar, 2020. – 258 s.
4.
Puchnina M.Yu. Kriminal'nyi suitsid nesovershennoletnikh: kriminologicheskie i ugolovno-pravovye mery protivodeistviya: diss. ...kand.yur.nauk : 12.00.08. - Chechenskii gosudarstvennyi universitet, Yugo-Zapadnyi gosudarstvennyi universitet. – Kursk, 2019. – 254 c.
5.
Ostrovetskaya, Yu.A. Nenasil'stvennye seksual'nye posyagatel'stva v otnoshenii nesovershennoletnikh / Yu.A. Ostrovetskaya. – Moskva : YuRLITINFORM, 2018. – 160 s. – ISBN 978-5-4396-1687-9.
6.
Madigan, S., Prevalence of Multiple Forms of Sexting Behavior Among Youth. A Systematic Review and Meta-analysis [Elektronnyi resurs] / S. Madigan, A. Ly , S.L. Rash, et. al. // Jama Pediatrics. – URL: https://jamanetwork.com/journals/jamapediatrics/fullarticle/2673719 (data obrashcheniya: 16.04.2020).
7.
Mediascope rasshirila izmereniya mobil'nogo interneta do vsei Rossii [Elektronnyi resurs]. – URL: https://mediascope.net/news/1067271/ (data obrashcheniya 20.04.2020).
8.
Wolak, J. Internet-initiated Sex Crimes against Minors: Implications for Prevention Based on Findings from a National Study [Elektronnyi resurs] / J. Wolak, D. Finkelhor, K. Mitchell // Journal Of Adolescent Health.-2004. – N 35. – S. 424.e11-424.e20. – URL: http://unh.edu/ccrc/pdf/CV71.pdf (data obrashcheniya: 19.05.2020).
9.
O sudebnoi praktike po delam o prestupleniyakh protiv polovoi neprikosnovennosti i polovoi svobody lichnosti : [Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii № 16 ot 04 dekabrya 2014 goda]. – Spravochno-pravovaya sistema «Konsul'tant Plyus» : Versiya Prof. – Tekst : elektronnyi. – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_ 171782/ (data obrashcheniya: 20.05.2020).
10.
Zazirnaya, M.M. Prestupleniya v sfere oborota pornograficheskikh materialov i predmetov : monografiya / M.M. Zazirnaya. – Moskva : YuRLITINFORM, 2017. – 160 s. – ISBN 978-5-4396-1482-0.
11.
Medvedeva, A.S. Kharakteristiki onlain gruminga kak vida seksual'noi ekspluatatsii nesovershennoletnikh (po rezul'tatam analiza perepisok vzroslykh i detei v seti Internet) [Elektronnyi resurs] / A.S. Medvedeva, E.G. Dozortseva // Psikhologiya i pravo. – 2019. – Tom 9. – № 4. – S. 161–173. – doi:10.17759/psylaw.2019090412.
12.
Soldatova, G. Zhestokii opyt / G. Soldatova, E. Rasskazova, M. Lebesheva // Deti v informatsionnom obshchestve. – 2012. – № 12. – S. 26-35.
13.
Mamedyarov, A.A. Razvratnye deistviya s ispol'zovaniem seti internet / A.A. Mamedyarov // Colloquium-journal. – 2019. – № 8-9 (32). – S. 51-52.
14.
Dozortseva, E.G. Seksual'nyi onlain gruming kak ob''ekt psikhologicheskogo issledovaniya / G.G. Dozortseva, A.S. Medvedeva // Psikhologiya i pravo. – 2019. – T. 9. – № 2. – S. 250-263. – ISSN 2222-5196.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Актуальность выбранной темы и ее релевантность соответствуют специализации журнала «Юридические исследования». На страницах журнала рассматриваются результаты современных научных исследований феномена права. Особое внимание уделяется анализу регулирующего воздействия права на различные аспекты взаимоотношений в системе «человек – общество – государство». Содержание статьи соответствует заявленной теме «Груминг и секстинг в отношении несовершеннолетних: уголовно-правовой и виктимологический аспекты». Текст работы состоит из трех частей. Во введении автор указывает о стремительном развитии интернета и о его незаменимом присутствии в жизни каждого человека. Автор переходит к рассмотрению преступлений сексуального характера и указывает на секстинг и груминг, но остается неясным для рецензента почему автор выделяет именно это. Основная часть посвящена уголовно-правовому и виктимологическому рассмотрению вопроса. Недостаточно и без достаточного аргументирования автор приходит к выводам, которые указывает в заключительной части. Автор не представил результаты анализа историографии проблемы (не обозначены авторы изучавшие данные) и слабо апеллирует к оппонентам (присутствует выборочное цитирование свежих источников), что является существенным недостатком статьи. Изучив основной текст работы, рецензент предлагает автору уделить внимание следующим аспектам: 1. На взгляд рецензента в начале статьи автору следует описать актуальность избранной темы, определить вопросы, подлежащие выяснению (постановка проблемы, предмет исследования), обозначить методологию и методы исследования и конечно же провести солидный анализ историографии вопроса. Необходимо обозначить, что именно побудило автора на изучение секстинга и груминга а ни любых других видов развратных действий. 2. Автор приводит пример судебной практики после тезиса о том, что груминг не влияет на квалификацию, а рассматривается как способ подготовки. Из примера не аргументируется данный вывод. Как этот пример повлиял на результат исследования? Зачем приводить этот пример? Основывать свое исследование на выборочном цитировании примера судебной практики несмотря на то, что он 2019 года недопустимо. Здесь не указана проблема, ошибка в квалификации, указание на коллизии и т.д. 3. Автор после исследования судебной практики «груминга», переходит к исследованию вопросов по секстингу. Приходит неактуальные данные о несовершеннолетних жертвах секстинга и далее указывает на то, что отсутствует или недостаточно реализуется сексуальное просвещение и т.д. Аргументации почему она недостаточная мы не наблюдаем. Автору следует более подробно формулировать свою аргументацию. 4. Автор приводит примеры особенностей виктимности, по результатам исследования Я. Уолок, Д.Финкельор и К.Митчел. Далее автор выделяет уже собственные особенности, но они в принципе дублируют выводи указанных выше авторов. «1) проблемы с социализацией и установлением контакта и общения с реальными людьми, чувство непонимания со стороны окружения, одиночество и депрессия;» и вариант автора «желание почувствовать собственную нужность, получить одобрение, особенно если в реальной жизни ребенок обделен похвалой со стороны родителей или педагогов, самоутвердиться; преодолеть свои комплексы и почувствовать себя взрослым, поспеть за сверстниками в познании жизни («Все уже что-то делают, и я должен начать это!»); найти друга или единомышленника, который его выслушает, поймет и поддержит в любой ситуации;». С другой стороны, можно рассматривать как часть и целое. Но автор не указывает это. Да и в принципе, в чем новизна исследования в таком случае? 5. Автор далее снова возвращается к проблемам недостаточного просвещения несовершеннолетних по вопросам сексуального воспитания, но варианты решения проблемы не указаны. 6. Автор указывает особенности квалификации и в завершении абзаца по непонятным причинам указывает объект посягательства. Зачем? 7. «Статья 135 УК РФ направлена на охрану детей в возрасте от 12 до 16 лет от ненасильственных действий развратного характера со стороны совершеннолетних. Однако целый ряд исследований доказывает, что жертвами секстинга и груминга могут становиться дети в возрасте от 7-8 лет». В части первой нет порога, соответственно не от 12 до 16, а до 16. Не совсем ясна мысль автора. Даже в случае восполнения пробелов, указанных автором, непонятно, как положительно они повлияют в дальнейшем. 8. В выводах автор подчеркивает необходимость обозначения способа совершения преступления посредством ИТС, но так же не указано, как это повлияет на дальнейшую практику? Выводы позволяющие оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования отсутствуют. Потенциальная цель исследования автором не достигнута. Публикация в данном виде не может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует существенной доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов исследования и соответствующих им выводов.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Как указывает автор в своей статье, предмет его исследования составляет «секстинг как разновидность развратных действий против несовершеннолетних, которые совершаются с использованием информационно-телекоммуникационных сетей». Как увидим в дальнейшем, автор избегает четкого определения понятия секстинга. Обозначая предмет, он не конкретизирует, какие именно развратные действия именуются секстингом. Следовательно, предмет статьи следует уточнить. Избранная автором тема исследования, несомненно, актуальна, что раскрыто им в трех пунктах, содержание которых в целом исчерпывается следующим: высокая латентность данного вида преступных деяний и несовершенство действующего российского уголовного законодательства. Добавим к этому и то, что учеными до последнего времени уделялось юридически значимой проблеме секстинга не так уж много внимания. Методология исследования обозначена автором: метод анализа, формально-юридический, метод обобщения теоретических источников, статистический и социологический методы. В статье действительно отразилось использование всех перечисленных автором методов. Следует отметить, что статью украсило бы и использование ученым сравнительно-правового метода исследования. Научная новизна статьи присутствует и заключается в тех изменениях и дополнениях, которые автор предлагает внести в российское уголовное законодательство, а именно в ст. 135 УК РФ относительно нижней возрастной планки в 12 лет и указания на способ совершения секстинга. Научный стиль исследования выдержан автором в полной мере. Структура исследования не вызывает нареканий. В статье четко прослеживаются вводная, основная и заключительная части. Содержание статьи не в полной мере соответствует ее наименованию. Так, в названии статьи указано, что автор затронет не только уголовно-правовой, но и виктимологический аспект секстинга. Между тем это сделано поверхностно: в частности, автор, говоря об особенностях жертвы секстинга, делает ссылку на работу Я. Уолок, Д. Финкельор и К. Митчел, но не анализирует эту работу. За пределами исследования остались и характерные виктимологические ситуации, и особенности профилактики секстинга. Недостатком статьи является также то, что автор нигде не дает полного, четкого определения понятия «секстинг». Между тем это очень важно. Автор в своем исследовании затрагивает ряд смежных вопросов, имеющих непосредственное отношение к избранной им теме исследования, что вызовет интерес читателей. В частности, он затрагивает вопрос сексуального воспитания несовершеннолетних. По его мнению, оно осуществляется родителями и школьными учителями не должным образом, что влечет за собой поиск несовершеннолетними недостающей информации в Интернете, где существует возможность получать ее совершенно бесконтрольно. Между тем автор не освещает и другую точку зрения, согласно которой в России напротив, имеется переизбыток информации такого рода, которая выплескивается на несовершеннолетних без учета их возраста, психологической готовности к ее восприятию и прочих факторов, что как раз и влечет возникновение у подрастающего поколения гипертрофированного интереса к проблемам сексуального характера. Не в последнюю очередь этому способствуют моральная деградация, высмеивание традиционных моральных ценностей, разрушение института семьи, пропаганда так называемых «свободных отношений», безответственности по отношению друг к другу и т.д. Хотелось бы, чтобы автор затронул данную проблему и обозначил, что он понимает под сексуальным воспитанием (просвещением) и какого рода оно должно быть, чтобы профилактика секстинга осуществлялась эффективно. В связи с вышесказанным автору желательно уточнить, где проходит граница между сексуальным просвещением и развратными действиями, как нужно просвещать, чтобы не развратить, какого рода контроль над несовершеннолетними должны осуществлять родители и школьные учителя в целях все той же профилактики секстинга (еще одна грань виктимологического аспекта проблемы). Также было бы весьма полезным обращение к иностранному опыту законодательного регулирования секстинга, что возможно, позволило бы автору высказать новые научные идеи и усилить свою аргументацию. Библиография исследования представлена 14 источниками, что соответствует требованиям. Однако автор может усилить выдвигаемую им аргументацию ссылками на работы Н. С. Бельской, Д. А. Богдановой, О. М. Дементьева, О. В. Зайцевой, М. А. Толмачевой и др. Апелляция к оппонентам как таковая отсутствует. Автор не вступает в дискуссии, он просто делает ссылки на ряд использованных им при написании работы источников. Выводы по результатам исследования, как уже отмечалось ранее, присутствуют и обладают характером научной новизны. Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен прежде всего со стороны специалистов в области уголовного права, криминологии, виктимологии. Статья рекомендуется к публикации при условии ее доработки: уточнении предмета исследования, понятия «секстинг», раскрытии видов секстинга, усилении дискуссионности статьи и аргументации автора.