Статья 'Образы прошлого в фестивалях культурно-исторической реконструкции ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция и редакционная коллегия > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Образы прошлого в фестивалях культурно-исторической реконструкции

Божок Николай Сергеевич

кандидат социологических наук

доцент, кафедра Философии, социологии, психологии, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Саратовский государственный технический университет имени Гагарина Ю.А.»

410054, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Политехническая, 77, оф. 103

Bozhok Nikolay Sergeevich

PhD in Sociology

Docent, the department of Philosophy, Sociology and Psychology, Yury Gagarin State Technical University of Saratov; Senior Scientific Associate, Scientific and Educational Regional Center for Monitoring Research of Yuri Gagarin State Technical University of Saratov

410054, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Politekhnicheskaya, 77, of. 103

nikolaybozhok@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.12.34421

Дата направления статьи в редакцию:

24-11-2020


Дата публикации:

16-12-2020


Аннотация.

Объектом рассмотрения и анализа в данной статье являются образы прошлого, актуализированные в фестивальных практиках культурно-исторической реконструкции. Предмет исследования составляют механизмы формирования и стратегии репрезентации образов прошлого в фестивалях культурно-исторической реконструкции. Уточняется, что фестиваль рассматривается автором публикации в качестве репрезентанта более общего феномена – культурно-исторической реконструкции, интегральное понимание которой позволяет охватить многообразие неакадемических практик, направленных на изучение и максимально достоверное воссоздание материальной и духовной культуры прошлого, сохранение, актуализацию, репрезентацию и трансляцию культурно-исторических ценностей. В контексте коммеморативных практик реконструкции конструирование и репрезентация образов прошлого осуществляется «целенаправленно, коллективно и театрализовано». Актуальность исследования данной проблематики определяется тем, что реконструкторское движение становится все более значимым актором мемориального пространства современной России, оказывающим существенное влияние на формирование консенсусных образов прошлого. В теоретико-методологическом ракурсе проведенный анализ основывается на концептуальных подходах, представленных в российских историко-культурологических исследованиях образности. Эмпирической базой для анализа являлись интернет-ресурсы: сайты и форумы сообществ реконструкторов, социальные сети, электронные СМИ. Использовались количественные и качественные методы исследования, в том числе метод глубокого включенного наблюдения, осуществлённого автором в период подготовки и проведения культурно-исторических реконструкций. Комплексное использование указанных методов обеспечило системное рассмотрение предмета исследования. В результате проведенного анализа выявлена специфика механизмов формирования аутентичных образов прошлого и стратегий репрезентации коллективных представлений о прошлом в фестивалях культурно-исторической реконструкции, оказывающих позитивное воздействие на обыденное сознание.

Ключевые слова: образ прошлого, память, идентичность, историческое сознание, фестивальные практики, культурно-историческая реконструкция, аутентичность, темпоральная асимметрия, историческая повседневность, милитаризированные образы прошлого

*Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках проекта № 18-011-00562

Abstract.

The object of this research is images of the past, actualized in the festival practices of cultural-historical reconstruction. The subject of this research is the mechanisms of formation and strategies of representation of images of the past in the festivals of cultural-historical reconstruction. It is noted that the author views festival as the representative of the more general phenomenon –  cultural-historical reconstruction, an integral interpretation of which allows embracing the variety of nonacademic practices aimed at studying and most accurate reconstruction of the material and spiritual culture of the past, preservation, actualization, representation and conveyance of cultural-historical values. In the context of commemorative practices of reconstruction, arrangement and representation of images of the past is conducted “intentionally, collectively and adapted for stage”. Relevance of the selected topic is defined by the fact that the reenactment movement becomes an increasingly meaningful actor in commemorative space of modern Russia, which significantly affects the formation of consensual images of the past. From theoretical and methodological perspective, the conducted analysis is based on the conceptual approaches presented in the Russian historical-culturological research on imagery. Internet resources, such as websites and forums of reenactors, social networks, and online media, served as the empirical foundation for this research. In the course of preparation and execution of cultural-historical reconstructions, the author employed quantitative and qualitative methods, including of thorough overt observation. As a result of the conducted analysis, the author determines specificity of the mechanisms for creating authentic images of the past and strategies for revealing collective representations on the past in the festivals of cultural-historical reconstruction, which have a positive impact upon ordinary consciousness.

Keywords:

authenticity, cultural and historical reenactment, festival practices, historical consciousness, identity, memory, image of the past, temporal asymmetry, historical everyday life, militarized images of the past

Введение

В последнее десятилетие эксперты диагностируют экспансию образов прошлого в современной культуре [15, с.184; 48], проявляющуюся как на научно-теоретическом, так и повседневно-практическом уровнях [26, с. 4; 27, с. 279-280; 48]. Причины данного явления обстоятельно рассмотрены в научной литературе [52; 54; 53]. Ключевыми взаимосвязанными факторами, обусловливающими повышение актуальности past проблематики, аналитики считают беспрецедентное ускорение времени, разочарование в прогрессе, темпоральный разрыв (нарушение преемственности между прошлым, настоящим и будущим), деструкцию механизмов, обеспечивающих формирование и межпоколенческую передачу традиций, посттравматический синдром, кризис идентичности.

Дискуссионным продолжает оставаться вопрос о роли образов прошлого, формах и механизмах их формирования, влиянии на актуальную культуру. Многие зарубежные и отечественные исследователи фокусируют внимание на социально позитивном эффекте образных представлений о прошлом. Показателен в этом плане тезис А. Ассман, полагающей, что «использование образов неизбежно <…>. Ментальные, материальные и медиальные образы выполняют важную функцию, когда сообщество хочет выработать некое представление о самом себе. Конечно, в этом участвуют не только визуальные образы, но и нарративы, места, мемориалы и ритуальные практики» [5, с. 27-28]. Солидаризируясь с данной точкой зрения, российские ученые констатируют, что формируемые через многочисленные информационные каналы – «капилляры истории» – конвенциональные образы/символы выполняют на макро- и микро уров­нях многие социально значимые функции: интегрирующую (или дифференцирующую), информацион­но-познавательную, объяснительную, воспитательную, идеологическую, мотивирующую, нормативную, развлекательную [34, с. 30; 44, с. 6], коммуникативную [30, с. 249].

Вместе с тем в академическом дискурсе присутствуют и другие точки зрения. Не предлагая однозначно негативных коннотаций образов прошлого, некоторые авторы, тем не менее, выражают озабоченность их использованием в целях манипулирования общественным сознанием, бытованием в актуальной культуре различных суррогатов темпорального в форме ретро-стилей и симулякров, предназначенных для массового потребления и полностью утрачивающих «первичные смыслы и ценности» [51, с. 423]. В результате их циркулирования в обществе «представление современного человека об истории приобретает еще более фрагментарный характер, а в сознании соседствуют причудливо соединенные осколки различных эпох и цивилизаций» [52]. С аналитической точки зрения, артикулируется значимость выявление причин «закрепления, поддержания или изменения того или иного образа прошлого», являющегося результатом общественного консенсуса [16, с. 299]. Не менее важной исследовательской задачей признается систематическое изучение и улавливание рассогласования между различными типами образов, производимыми в разных сегментах социума [31, с. 49].

Перспективным объектом научного исследования представляются образы прошлого, актуализированные в фестивальных практиках культурно-исторической реконструкции. Уточним, что в настоящей статье фестиваль рассматривается в качестве репрезентанта более общего интегративного феномена – культурно-исторической реконструкции. Согласно авторскому мнению интегральное понимание культурно-исторической реконструкции позволяет охватить многообразие неакадемических практик, направленных на изучение и максимально достоверное воссоздание материальной и духовной культуры прошлого, сохранение, актуализацию, репрезентацию и трансляцию культурно-исторических ценностей [7, с. 100-101]. В контексте социокультурных практик культурно-исторической реконструкции конструирование и репрезентация образов прошлого осуществляется «целенаправленно, коллективно и театрализовано» [56, с. 388-389], на основе «вполне корректного научного знания, особенно из области повседневной жизни, практических умений, аутентичных технологий» [3, с. 31], в доступных для обыденного сознания форматах. Актуальность исследования данной проблематики определяется тем, что реконструкторское движение, включающее локальные сообщества людей, углубленно интересующихся прошлым, становится все более значимым актором мемориального пространства современной России. Объединение и институализация социально активного сегмента реконструкторских сообществ в формате общероссийского общественного движения «Клубы исторической реконструкции России» является наглядным примером того, что «образы прошлого могут способствовать содружеству, консолидации социальных и культурных сообществ на основе исторической памяти взаимодействия и солидарности социальных субъектов» [59, с. 274]. Анализ фестивалей как наиболее распространенной формы культурно-исторической реконструкции позволяет, с одной стороны, артикулировать возможности и специфику механизмов формирования аутентичных образов прошлого, оказывающих позитивное воздействие на обыденное сознание, с другой, выявить динамику трансформации стратегий конструирования и репрезентации мнемонических образов под влиянием доминирующих трендов современной культуры.

Несмотря на появление значительного корпуса исследований фестивалей исторической реконструкции, публикации, ориентированные на выявление специфики образов прошлого, актуализированных реконструкторским движением, немногочисленны. Анализ проблематики образности осуществляется в них фрагментарно (например, в рамках (пост)современных репрезентаций ретро-образов в культуре [52]) или на уровне отдельных кейсов, преимущественно репрезентирующих «образ Средневековья». Интерпретация последнего варьируется в зависимости от дисциплинарного дискурса. В историческом дискурсе данный образ представлен «технологическим Средневековьем под знаком гармонии со средой обитания» [3, с. 31], либо «материально-перфомативным» и статичным [23]. Культурологический ракурс рассмотрения проблемы существенно глубже – он включает в себя как материальный, так и духовно-культурный аспекты образа Средневековья [6]. Однако культурологическое исследование механизмов формирования образов прошлого ограничено кейсами фестивалей военно-исторической реконструкции.

При более пристальном изучении проблемы, осуществленном с привлечением актуального общероссийского материала, становятся очевидными глубокие качественные изменения в фестивальных практиках культурно-исторической реконструкции. Для анализа этих трансформаций необходим системный подход, учитывающий сложность, многогранность, динамичность и интерактивность объекта исследования. Цель данной статьи: выявить специфику механизмов формирования и стратегий репрезентации коллективных представлений о прошлом в фестивалях культурно-исторической реконструкции, а также динамику образов прошлого как отражение трансформаций обыденного исторического сознания под влиянием доминирующих трендов современной культуры. Достижение данной цели в теоретико-методологическом ракурсе предполагает выявление концептуальных подходов, лежащих в основе исследования образных представлений о прошлом.

Концептуализация образа прошлого в современных

историко-культурологических исследованиях

Принимая во внимание множествен­ность интерпретаций образов прошлого, обратимся к основополагающим идеям, представленным в российском сегменте академического дискурса. Включаясь в международную дискуссию, развертывающуюся в контексте мемориальной парадигмы, отечественные исследователи формируют собственное интеллектуальное поле, в котором понятие «образ прошлого» становится одной из базовых аналитических категорий социально-гуманитарного знания. В настоящей статье автор обращается к концептуализациям «образа прошлого», сформированным в исторических и культурологических исследованиях, взаимодополняемость и динамичное развитие которых становится все более очевидными в ракурсе культурных поворотов рубежа столетий (подробнее см.: [35, с. 4]). Общность подходов, сложившихся в историческом и культурологическом знании, имплицитно проявляется в признании концептуальной взаимосвязи между понятиями «образ прошлого», «память», «общественное сознание», «идентичность». Их основное отличие – реализуемые исследовательские стратегии.

Методология исторического исследования, признаваемая представителями академического сообщества одной из лидирующих современных научных стратегий, связана с событийностью, конкретизацией [46, с. 7; 47, с. 15-16], включая максимально точное и объективное описание фактов, хронологий и дат, отличается рационально-критическим отношением к опыту прошлого [3, с. 30; 34, с. 7, 29, 35-36]. В соответствии с данной методологией концептуализация смысловых значений понятия «образ» предполагает выявление его сущностных черт, структурных составляющих, свойств, источников и механизмов формирования образных представлений о прошлом. Л. П. Репина, неоднократно обращавшаяся к данной проблематике в серии работ, посвященных «мемориальному повороту» в социогуманитарных исследованиях, полагает, что образ прошлого – это упрощенная «условная схема, общая идея, понятие, которое взаимодействует с другими аналогичными понятиями» [36 , c. 35], интерпретационная модель, позволяющая индивиду или социальной группе ориентироваться в окружающей действительности [34, с. 5, 14]. Схожей позиции придерживается и Ю. Е. Арнаутова, понимая под историческим образом «упрощенное толкование прошлого из перспективы настоящего, тесно связанное с актуальными проблемами и потребностями “толкующего” общества, с вызовами его времени, идеологическими установками, какими-то донаучными предубеждениями и опытом» [3, с. 28]. Л. Н. Мазур интерпретирует данный феномен как «устойчивую абстрактно-символическую модель исторической реальности», представленную в массовом сознании [30, с. 251].

Анализируя структуру образа прошлого, профессиональные историки артикулируют значимость трех ее основных элементов: «1) знак/имя (семиотическая сторона); 2) форма/описание (внешне событийная сторона); 3) пространство образа, т.е. та система, в которой он существует» [30, с. 251]. Принципиальной установкой при этом является достижение смысловой целостности и достоверности реконструкции образа прошлого, зависящих от полноты воспроизведения всех его составных частей.

Воссоздаваемый на основе обширной источниковой базы исторический образ характеризуется множеством свойств, важнейшими из которых выступают особенности пространственно-временной организации, языкового выражения, метафоричность, эмоциональность и узнаваемость, обеспечивающие реализацию коммуникативных функций, а также способность отражать некоторые универсальные ценности [30, с. 251].

Важным методологическим замечанием историков является признание «множественности» образов прошлого, циркулирующих в современном обществе [3, с. 30; 26], и их типологического разнообразия. В зависимости от социокультурного контекста, спектра научных интересов и познавательных задач, поставленных исследователем, под этим термином предлагается понимать: образ-стереотип; художественный образ; образ прошлого, сложившийся в академическом дискурсе; «официально-пропагандистский» образ; образ личностно-бытовой; образ-архетип, коренящийся в наиболее архаичных пластах коллективного сознания; мифологизированный образ, воплощающий социально значимые ценности и санкционирующий паттерны поведения [26, с. 8].

Культурологи, работающие над аналогичной тематикой, постулируют в качестве отличительной особенности своих исследований концептуализацию образа прошлого как феномена культуры. Такая исследовательская оптика фокусируют внимание «не столько на реконструкции объективной картины прошлого, сколько на осмыслении конструируемого в пространстве культуры образа прошлого» [56, c. 6], выявляя «культурные механизмы формирования и интерпретации исторических образов и представлений в диахроническом разрезе вплоть до современности» [40, с. 6].

Интересным ракурсом исследования образов прошлого в культурологическом дискурсе является «past-концептуальность – система интерпретации прошлого как минувшей (предшествующей настоящему) реальности, формой социокультурной репрезентации которой является образ прошлого, конструируемый и транслируемый той или иной культурой и одновременно определяющий ее специфические черты». Сквозь призму данной концепции образ прошлого представлен как совокупность «конструируемых, исторически изменчивых, но локально устойчивых, социальных (коллективных) представлений о прошлом, которые, с одной стороны, отражают характерные и значимые для данной культуры установки (актуалистски-детерминированный характер), а с другой – оказывают значительное влияние на их формирование (актуалистски-детерминирующий характер)» [55, с. 28]. В рамках данной концептуальной модели выявлены сущностные черты образа прошлого, включая «конструируемость, опосредованность, устойчивость, социокультурную детерминируемость, субъективность, ценностную окрашенность, темпоральный дуализм» [55, с. 28].

Принципиально значимым для нашего исследования положением историко-культурологической проблематизации образности является акцентуация процессуального характера данного феномена – не статичного набора сохраняемых в неиз­менном виде идей и образов, а непрерывного процесса конструирования и реконструирования образов прошло­го, в котором участвуют различные социальные акторы. И то, «как и в какой мере происходит опосредование прошлого настоящим в форме “образа эпохи” в целом зависит от духовных потребностей и интеллектуального потенциала данных социальных групп в данном настоящем» [3, с. 30]. Аналитика фестивальных практик культурно-исторической реконструкции открывает новую исследовательскую перспективу для рефлексии данной проблематики.

Методы и эмпирическая база исследования

Эмпирической базой для анализа являлись интернет-ресурсы: сайты и форумы сообществ реконструкторов, социальные сети, электронные СМИ. Выбор источников был обусловлен широкой представленностью фестивалей культурно-исторической реконструкции в российском медиа-пространстве. В выборку были включены материалы, содержащие информацию о тематике и структуре фестивалей культурно-исторической реконструкции, а также транскрипты интервью с организаторами и участниками данных мероприятий.

Для достижения поставленной цели были использованы количественные и качественные методы исследования. С помощью сравнительного метода были выявлены изменения в фестивалях культурно-исторической реконструкции, определены тенденции трансформации образов прошлого в реконструкторском движении. Кроме того использовались данные глубокого включенного наблюдения, осуществлённого автором в период подготовки и проведения культурно-исторических реконструкций. Комплексное использование указанных методов обеспечило системное рассмотрение предмета исследования, обоснованность и новизну полученных результатов.

Результаты исследования

Систематизация и анализ широкого круга материалов, представленных в российском медиа-пространстве, позволяет существенно конкретизировать сложившиеся в научной литературе представления о специфике отношения к прошлому в реконструкторском движении. В фестивалях культурно-исторической реконструкции прошлое предстает в контексте культурно и социально сконструированных образов, визуальные и содержательные аспекты которых детерминируемы ценностно-нормативной системой движения исторической реконструкции. Аутентичность, публично маркируемая в коммеморативном пространстве в качестве особо значимой ценности реконструкторского движения, определяет специфику воссоздания событий и практик прошлого, традиционных обрядов и ритуалов.

Проблема аутентичности следов прошлого вызывает острые дискуссии в академическом и публичном дискурсах. П. Ван Менш, анализируя наиболее распространенные в научном сообществе точки зрения по данному вопросу, приходит к заключению: «аутентичность – это относительное утверждение, отражающее состояние знания, но подлежащее верификации» [11, c. 189-190]. Подобного понимания аутентичности придерживаются отечественные ученые – участники реконструкторского движения.

«Главный критерий исторической реконструкции – достоверность. Для меня как историка, достоверность означает исторический факт, подтвержденный рисунками, описаниями, оригинальными предметами» [32].

Аналогичен взгляд на проблему аутентичности непрофессионалов, углубленно изучающих историческое прошлое, для которых реконструкция – это «максимально точное приближение к историчной вещи, материалы, технология и стилизации, конструктивно схожие с историческим оригиналом» [10].

Полемизируя со сторонниками упрощенного восприятия исторической реконструкции как игры, реконструкторы отмечают: « Игровой элемент – лишь незначительная часть реконструкторского дела, его фасад, за которым – кропотливый труд по изучению исторических источников и воссоздание материальной картины прошлого, не терпящее никакой отсебятины» [32].

« Со стороны это действительно выглядит именно так, но такие игры базируются на строго научной основе: на знании истории, археологии, психологии и социологии» [24].

Стремление к аутентичному воссозданию образов прошлого определяет особое отношение к историческим источникам, среди которых предпочтение отдается источникам, схожим с источниками получения профессиональных исторических знаний. Широко используются материалы иллюстративного характера.

«Основным источником информации является археология, а так же изобразительные и письменные источники. Сейчас, с развитием интернета, найти их не проблема» [29].

«Упор в изучении, конечно, будет делаться на научные источники дающие информацию об униформе, доспехах, оружии и др.» [24].

Сложность изучения и воссоздания исторических и культурных образов, по мнению реконструкторов, связана с существованием темпоральной дистанции между прошлым и настоящим.

«Да, мы не много знаем о событиях тех времен. Многие бытовые и культурные аспекты утрачены. Поэтому и приходится их восстанавливать по крупицам. <…> Проводится скрупулёзный анализ письменных и вещественных артефактов и совместно вырабатывается какое-то общее решение» [57].

В результате обращения реконструкторов к научным источникам воссоздаваемый исторический образ предстает как когнитивный конструкт, становится одним из значимых инструментов верификации полученной информации и деконструкции мифов о прошлом.

«Моя задача – поиск источников, информации. Слава Богу, большинство европейских библиотек сейчас оцифровали документы, и если ты знаешь английский или немецкий, особого труда добыча фактов не составит. Мне интересно этим заниматься, пытаться понять, например, почему доспехи были с острыми краями – украшение ли это или что-то другое. Реконструкция позволяет нам узнать, как многие вещи работают в жизни» [8].

«Нельзя говорить, что мы учёные, но мы восстанавливаем то, что было в действительности. Так как одна из целей реконструкции – просветительская, мы развенчиваем мифы. Например, доспехи не настолько тяжёлые, как многие думают» [2].

Углубленный интерес к прошлому, отличающий большинство участников реконструкторского движения, обусловливает стремление к репрезентации целостного образа прошлого в фестивалях культурно-исторической реконструкции. «Реконструктор в своём увлечении стремится воссоздать атмосферу выбранной им исторической эпохи» [24].

В данном контексте фестивали реконструкции как иммерсивные практики коммеморации, включающие материальные и аффективные формы взаимодействия с прошлым, продуцируют особое восприятие времени [49, c. 17]. Формируется новый темпоральный опыт, способствующий расширению пространственно-временных границ и усложнению объектов коммеморации.

«Если погружаешься в реконструкцию, хочется всё большего <…>. Параллельно с наполеоникой появилось увлечение другими эпохами» [33].

Конкретные сведения, позволяющие рассмотреть изменения тематических и хронологических параметров фестивальных практик, содержат календари событийных мероприятий исторической реконструкции. Результаты их анализа, прежде всего, свидетельствуют о прогрессирующей количественной динамике практик культурно-исторической реконструкции: в 2017 г. в России было проведено 241 [21], а в 2019 г. – 254 исторических фестивалей [22].

В проанализированных календарях мероприятия исторической реконструкции представлены в весьма широком хронологическом диапазоне: от Античности до современности. В результате проведенного исследования были выделены две большие хронологические группы, в рамках которых реконструированные образы прошлого обрели достаточную устойчивость в культурно-исторической памяти реконструкторского движения: 1) образы, относящиеся к ранним периодам отечественной истории (IX-XIX вв.); 2) недавнее прошлое, представленное XX столетием.

Целесообразно отметить, что фестивали культурно-исторической реконструкции, являясь коллективными практиками, репрезентируют преимущественно неперсонифицированные образы прошлого, в них крайне редко воссоздаются конкретные исторические персонажи. Актуализация образов исторических личностей в реконструкторском движении обычно происходит на фоне юбилеев или процессов регионализации. Например, исторический фестиваль русской культуры и искусства «Александрова гора» приурочен к специфическому информационному поводу – приближающемуся 800-летнему юбилею Александра Невского [17]. В данном случае используется символический капитал исторического персонажа в целях легитимации локальных культурных практик и повышения туристической привлекательности региона. Аналогичную цель преследует фестиваль исторической реконструкции «Хельга», проводимый в историческом месте, связанном с рождением и отроческими годами Великой Русской Княгини Ольги [14].

Центральными сюжетными линиями реконструкторских фестивалей являются конкретные эпизоды, связанные с наиболее значимыми событиями отечественной истории. «Их создатели при помощи образов придают устойчивость своей идентичности, чувству принадлежности к определенной культурной общности. Яркие исторические образы, разделяемые членами этой общности, исторические события, превращенные в значимые для ее представителей “места памяти”, становятся основой ее консолидации» [37, с. 14].

Характерен в этом отношении хронологический ряд исторических событий, относящихся к отечественной истории IX-XIX вв. В календарях 2017 г. и 2019 г. фестивали, реконструирующие события этого периода, составляют соответственно 29% и 27,9% от общего числа проведенных мероприятий. В данной группе доминируют сюжеты, посвященные периоду русского Средневековья (соответственно 23,3 % и 20,4%). Наряду с каноническим набором сюжетов, характерных для исторического сознания российского общества (Ледовое побоище, Куликовская битва, свержение татаро-монгольского ига (стояние на реке Угре), период Смутного времени) [9], в эту группу включены сюжеты, востребованные в реконструкторском движении.

Интерес к периоду Средневековья в реконструкторской среде имеет многофакторный характер. С одной стороны, он коррелирует с глобальными трендами современности. Причины медиевистического бума на постсоветском пространстве исследователи связывают с «рефлексией отторжения сознанием чело­века глобализации, экологических катастроф, информатизации, тоталь­ного проникновения массовой культуры» [45, с. 2-3]. В данном контексте романтизация Средневековья становится трендом исторической памяти, обусловленным поиском моделей поведения и нравственных образцов, актуальных для современного общества. С другой стороны, в реконструкторском движении воссоздание средневековых образов имеет свою специфику, обусловленную как когнитивным, так и прагматическим интересом.

«Средневековье – мой любимый период, потому что чем древнее, тем интереснее. К тому же с ним проще – у платьев несложный крой и многое можно сделать своими руками» [58]. В связи с этимвоссозданиеартефактов эпохиРаннего Средневековья рассматривается как более «дешёвый» вид исторической реконструкции [39].

Более осознанный интерес вызывает тематика XVII века – эпоха, «когда Россия собственно становится государством, которое с успехом решает цивилизационные вызовы, берёт на вооружение самые современные технологии и практики, но при этом сохраняет собственную идентичность» [57].

Кроме того, отмечается, что в этот период«в нашей стране было много событий, который оставили значимый отпечаток в истории: Смутное время, Ливонская война <…>» [4]; «уже достаточно сильно были развиты торговля, взаимодействие между людьми из разных стран, но ещё не наступила промышленная революция. Очень много разных харизматичных персонажей можно изобразить, создав собирательные образы» [20].

Вторая группа представлена фестивалями культурно-исторической реконструкции, темпоральные параметры которых относятся к XX столетию. В календарях 2017 г. и 2019 г. они составляют соответственно 62,3% и 63,8% от всех рассматриваемых нами коммеморативных практик. Доминирующими являются мероприятия, посвященные эпизодам Великой Отечественной войны на различных её этапах, и составляющие соответственно 45,6% и 51,1% от общего числа коммемораций, включенных в календари фестивалей, проводимых реконструкторами на территории Российской Федерации. Востребованность данной тематики в реконструкторском движении вполне объяснима, так как в условиях плюралистического режима политики памяти Великая Отечественная война является объектом положительного общественного консенсуса, обладающим значительным консолидирующим потенциалом. Кроме того, военно-исторические фестивали, воссоздающие данный образ, относятся к числу коммеморативных практик, активно поддерживаемых государством и аффилированными с ним структурами в рамках национальной стратегии политики памяти. Наиболее значима в этом отношении роль Российского военно-исторического общества, при поддержке которого в 2019 г. было проведено 50 военно-исторических реконструкций. В них участвовало свыше 11 000 представителей клубов военно-исторической реконструкции и 1 700 000 зрителей [13].

Сюжеты, связанные с событиями Великой Отечественной войны, воспринимаемые сквозь призму семейной памяти участников реконструкторского движения, несут ярко выраженный эмоциональный заряд.

«Все мы имеем причастность к Великой «Отечественной войне, и у меня два прадеда погибли за Родину. Это эпоха, которой не можешь не восхищаться» [50]. «Великая Отечественная война мне близка – мой дед воевал» [28].

Воссоздавая в практиках коммемораций образы событий Великой Отечественной войны, реконструкторы испытывают чувство исторической ответственности, стремятся « донести до молодежи дух, который был у наших прадедов и дедов. Многим молодым этого не понять. Но когда дети погружаются в атмосферу минувшей эпохи на наших фестивалях, то у них возникает совсем другое отношение к истории, к родной земле и даже к самим себе» [28].

В дискурсе организаторов фестивалей приводятся и другие аргументы доминирования милитаризированых сюжетов. В частности отмечается, «что самые яркие различия между эпохами связаны с военной культурой. Потому что именно в военном деле всегда применялись самые современные технологии» [20].

Вместе с тем участники реконструкторских фестивалей подчеркивают: «Война - это верхушка айсберга» [29], «реконструкция не ограничивается войной - это и воссоздание быта, ремесла, фольклор, танцы…» [10].

«Реконструктор в своём увлечении стремится воссоздать атмосферу выбранной им исторической эпохи <…>. Это ремёсла: ткачество, резьба по дереву и прочее. Это реконструкция быта. Люди могут воссоздавать убранство городской или деревенской усадьбы, собирать предметы интерьера и повседневного обихода, одежды выбранного периода. В результате может получиться интерактивная площадка, которую можно будет презентовать на разных культурно-массовых мероприятиях . Например, есть фестиваль в Москве «Времена эпохи». На этом фестивале есть тематические площадки, воссоздающие атмосферу 60-х, 70-х, 80-х годов. На них показывают и рассказывают о быте в советскую эпоху…» [24].

Важной тенденцией трансформации коммеморативных практик реконструкторских сообществ, наиболее имплицитно отражающих динамику образов прошлого, является создание мультифестивалей. Анализ данной формы коммеморативных практик свидетельствует об интенции организаторов к преодолению темпорального разрыва исторических эпох. Формат мультиэпохального фестиваля предполагает воссоздание и репрезентацию сложно структурированных образов прошлого, демонстрирует усиление интереса к исторической повседневности, сохранению культурных традиций, фольклора как особого носителя исторической памяти, формирующего своеобразное художественно-образное представление о духовной культуре и культурно-историческом опыте народа.

Одной из важных особенностей мультифестивалей является интеграция многообразных форм, приемов и методов репрезентации культурных и исторических образов, сочетающих когнитивные и развлекательные составляющие. Для посетителей, углубленно интересующихся историей и культурой, проводятся публичные лекции, пресс-конференции, круглые столы, беседы с учеными, демонстрируются документальные фильмы. Культурно-развлекательные мероприятия традиционно включают сюжеты «живой истории», интерактивные формы репрезентации исторического прошлого, ориентированные на массовую аудиторию: театрализованные представления, игры, экскурсии, иммерсивныеквесты, мастер-классы, выставки артефактов, ярмарки традиционных ремесел. Наиболее убедительным примером является проводимый в Москве международный фестиваль исторической реконструкции «Времена и эпохи», в рамках которого ежегодно (начиная с 2011 г.) воспроизводились отдельные периоды отечественной истории. Начиная с 2017 г. фестиваль стал мультиэпохальным, что существенно повысило его аттрактивность. Если первый фестиваль «Времена и эпохи», посвященный одному историческому периоду – эпохе образования древнерусского государства, посетило 50 тыс. человек, то в 2017 г. посещаемость мероприятий мультифестиваля достигла 4 775 тыс., а в 2019 г. – 5 700 тыс. человек [18]. Инициаторы проекта видят его успех в оптимальной пространственной организации, соответствующей принципам инклюзивного (универсального) дизайна. Согласно концепции проекта для размещения основных тематических площадок были использованы открытые общественные пространства в центре Москвы, в пределах Бульварного кольца. Подобная локализация обеспечила доступность событийных мероприятий для различных категорий населения. Помимо этого, она способствовала формированию особой иммерсивной среды, создающей эффект полного погружения зрителей в воссоздаваемую историческую реальность [42, с. 243-244].

Востребованность иммерсивной стратегии репрезентации образов прошлого демонстрируют мультифестивали культурно-исторической реконструкции, проводимые в провинциальных российских городах. В регионах хронологический ряд и сюжеты воссоздаваемых событий существенно варьируются, отражая стремление обозначить ключевые сюжеты микроистории и артикулировать их значимость в общероссийском контексте. Например, в программе исторического фестиваля «Великое прошлое» представлена история Ярославля от эпохи Древней Руси до XIX века [12]. Специфика Крымского военно-исторического фестиваля состоит в том, что главной идеей развития культурно-исторической реконструкции является создание тематического паркового комплекса, посвященного истории Севастополя и Крыма, реализованного в формате «живой истории». Территория парка «Федюхины высоты» стала основной площадкой проведения реконструкторского фестиваля, в рамках которого наряду с традиционными формами, предполагающими нарративную интерпретацию прошлого (лекции, экскурсии, комментарии), все более активно используются иммерсивные технологии, направленные на максимальное вовлечение зрителей в мероприятия фестиваля [19].

В цифровую эпоху репрезентативные возможности фестивалей культурно-исторической реконструкции существенно возрастают в результате использования современных технологий (кино, видео, система мультимедиа), способствующих разносторонней репрезентации исторических и культурных образов. В Интернете успешно функционируют сайты реконструкторских сообществ и фестивалей, которые являются платформой для обмена информацией и опытом реконструкции культурно-исторической реконструкции, визуализации образов прошлого.

Цифровая трансформация коммеморативных практик культурно-исторической реконструкции приобрела особую значимость в условиях пандемии COVID-19. В 2020 году многие событийные мероприятия реконструкторов проходят в ограниченном (с использованием панорамных экранов) или дистанционном форматах. Презентация фестивальных практик, актуализирующих образы прошлого, осуществляется также на YouTube и официальных страницах фестивалей в социальных сетях. Помимо этого, организаторы мероприятий используют интернет-сайты для проведения различных активностей в виде тематических опросов, сетевых конкурсов [41], мобильных игр [1].

Данный формат обращения к прошлому получил позитивную оценку организаторов и участников фестивалей.

«На самом деле, это перспективная вещь – онлайн-формат. <…> Преимущество в чем? Гораздо больший охват зрителей. На фестиваль смогут приехать три тысячи человек, пять, десять. Нужна огромная инфраструктура, чтобы их обслуживать. А онлайн-формат посмотрят в десятки раз больше по всей России. Я только сейчас проводил мастер-класс по древнерусским музыкальным инструментам, и тоже в режиме онлайн» [43].

Реконструкторы убеждены: « История, ожившая на глазах благодаря усилиям увлечённых людей, станет ближе и понятнее нашим современникам. И гораздо интереснее!» [25].

В целом анализ фестивальных практик культурно-исторической реконструкции позволяет сделать предварительные выводы о специфике хронологического и тематического ряда воссоздаваемых исторических событий, выявить наиболее устойчивые образы прошлого в коллективной памяти реконструкторского движения. Результаты исследования показали, что воссоздаваемые реконструкторами исторические образы отражают современное плюралистическое видение прошлого, сохраняя присущую российскому мемориальному пространству темпоральную асимметрию, выражающуюся в доминировании интереса к событиям недавнего прошлого. В актуальных практиках культурно-исторической реконструкции поддерживается устойчивый интерес к милитаризированным образам прошлого, являющимся результатом общественного консенсуса.

Вместе с тем материалы проведенного исследования свидетельствуют о развитии тенденции к интегрированию образов разных исторических эпох в темпоральном пространстве современности. Данный тренд характерен, в частности, для мультиэпохальных фестивалей, репрезентирующих сложно структурированные образы прошлого. Воздействие последних на массовую аудиторию усиливается в результате сочетания традиционных и иммерсивных стратегий репрезентации культурно-исторического опыта, включая мультимедийные технологии. Установлено, что выявленная тенденция способствует формированию инклюзивного потенциала фестивалей культурно-исторической реконструкции, являющегося значимым показателем сплочённости российского общества.

Библиография
1.
Абарсов А. Из-за короновируса традиционный фестиваль «Укек» провели в другом месте // Сетевое издание «Общественное мнение». 10.10.2020 URL: https://om-saratov.ru/culture/10-october-2020-i90870-iz-za-koronavirusa-tradicio (дата обращения 15.10.2020).
2.
Агапова Е. Ярославский культуролог рассказал о том, как можно стать рыцарем // АиФ Ярославль. 17.07.2019 URL: https://yar.aif.ru/society/persona/ yaroslavskiy _kulturolog_rasskazal_o_tom_kak_mozhno_stat_rycarem (дата обращения 04.08. 2020).
3.
Арнаутова Ю. Е. Размышления медиевиста о новом «образе средневековья» // Новое прошлое / The New Past. 2016. № 1. С. 26-37.
4.
Архипов Д. В Изборске стартует «Железный град» // по материалам Vluki.Net Информационное агентство МАНГАЗЕЯ. 01.08.2015 URL: https://www. mngz.ru/russia-world-sensation/1312415-v-izborske-startuet-zheleznyy-grad.html (дата обращения 14.08.2020).
5.
Ассман А. Длинная тень прошлого. Мемориальная культура и историческая политика/ Алейда Ассман; пер. с нем. Бориса Хлебникова.-М.: Новое литературное обозрение, 2014.-323 с.
6.
Богданов С. В., Волошинов А. В. Инженерия духа: движение военно-исторической реконструкции в формировании ценностей современного общества // Обсерватория культуры. 2014. № 6. С. 30-35.
7.
Божок Н. С. Культура патриотизма российского городского сообщества: дискурс культурно-исторической реконструкции // Вестник Поволжского института управления. 2018. Т. 18. № 6 С. 97-106.
8.
Брежнев Д. Как кузнецы-реконструкторы создают средневековые доспехи // Интернет-магазин «Кувалда.ру» URL: https://www.kuvalda.ru/blog/arti cles/ zolotye_ruky/kak-kuznecy-rekonstruktory-sozdayut-srednevekovye-dospehi.html (дата обращения 12.09.2020).
9.
Быкова Е. В., Мокерова Е. Ю. Репрезентация «исторической памяти» в деятельности клубов исторической реконструкции // Формирование гражданской устойчивости как фактор противодействия идеологии экстремизма и терроризма: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции (19 октября 2017 года). – Казань: «Данис», 2017. – 400 с. URL: https://kpfu.ru/staff_files/F585696617/IPPSP_RAO_okt_2017.pdf (дата обращения 07.08.2020).
10.
В реконструкторы пойду…. клуб исторической реконструкции «Булат» // Редакция Russian Business Guide. 18.12.2017 URL: http://www. rbgmedia.ru/post.php?id=687 (дата обращения 16.08.2020).
11.
Ван Менш П. Значение: функциональная идентичность артефактов // Вопросы музеологии. 2014. № 1(9). С. 177-192.
12.
Великое прошлое. Полное погружение // Управление по молодежной политике мэрии города Ярославля. 14.09.2020 URL: https://yarmp.ru/ events/3576-velikoe-proshloe-polnoe-pogruzhenie (дата обращения 27.09.2020).
13.
Военно-исторические фестивали // Российское военно-историческое общество URL: https://rvio.histrf.ru/activities/ festivali (дата обращения 09.09.2020).
14.
Иванов А. Х фестиваль исторической реконструкции «Хельга» // «Русский Эмираты» 24.01.2019 URL: https://russianemirates.com/news/travel-calendar/x-festival-istoricheskoy-rekonstruktsii-khel-ga/ (дата обращения 03.09.2020).
15.
Инишев И. «Иконический поворот» в науках о культуре и обществе // Логос: философско-литературный журнал. 2012. № 1(85). С. 184-211.
16.
Историки в поисках новых перспектив. Коллективная монография / Под общей редакцией З. А. Чеканцевой.-М.: Аквилон, 2019. (История истории. Шаг в XXI век [Т. I] / Отв. ред. серии-З. А. Чеканцева, М. С. Петрова).-416 с.
17.
Исторический фестиваль русской культуры и искусства «Александрова гора» // Национальный календарь событий. URL: http://eventsinrussia.com/ event/22889 (дата обращения 01.10.2020).
18.
История фестиваля – Времена и эпохи // сайт фестиваля «Времена и эпохи» URL: https://historyfest.ru/about-festival/ (дата обращения 04.10.2020).
19.
Исторические открытия на VI Крымском военно-историческом фестивале // сайт Парка живой истории «Федюхины высоты» URL: http://feduhy.com/kvif_2019/ (дата обращения 03.10.2020).
20.
Как в Древней Руси: реконструктор Павел Сапожников – об одной из площадок фестиваля «Времена и эпохи» // Официальный сайт мэра Москвы. 09.06.2019 URL: https://www.mos.ru/ news/item/56743073/?onsite_molding=2 (дата обращения 13.08.2020).
21.
Календарь военно-исторических фестивалей и мероприятий на 2017 год // Центр военно-исторической реконструкции «Гарнизон-А». 16.11.2017 URL: http://garnizon-a.com/ фестивали-2017/ (дата обращения 04.08.2020).
22.
Календарь военно-исторических фестивалей 2019 года // Living History – Живая История 02.12.2018 URL: https://vk.com/topic-1081746 96_38893164?offset=0 (дата обращения 30.07.2020).
23.
Клюев А. И., Свешников А. В. «Игра в средневековье»: опыт реконструкции образа эпохи по материалам движения исторической реконструкции в Западной Сибири // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2018. № 4 (20). С. 77-92. DOI: 10.25513/23121300.2018.4.77-92.
24.
Коротин В. Cаратовские реконструкторы рассказали почему поле боя стало частью их жизни // Новостной портал Саратова «Саратов.Экспресс» 20.11.2019 URL: https:// saratov.express/novosti-saratova/kultura/na-pole-boya-vse-ravny-saratovskie-rekonstruktory-rasskazali-o-svoyom-uvlechenii-31492/ (дата обращения 29.07.2020).
25.
Легостаева Э. В Орле впервые прошел Образовательный историко-этнографический фестиваль «Орловская крепость» // Новостной портал Орла «Орёл-регион». 24.09.2019 URL: https://regionorel.ru/novosti/ society/v_orle_vpervye_proshyel_ obrazovatelnyy_istoriko_ etnograficheskiy_festival_orlovskaya_krepo st_fotorep/ (дата обращения 21.08.2020).
26.
Леонтьева О. Б. Образы исторической реальности в современной отечественной историографии // Историческая экспертиза. 2015. № 2 (3). С. 4-19.
27.
Леонтьева О. Б., Репина Л. П. «Мемориальный поворот» и «история памяти» в России // Историки в поисках новых перспектив. Коллективная монография / Под общей редакцией З. А. Чеканцевой.-М.: Аквилон, 2019. (История истории. Шаг в XXI век [Т. I] / Отв. ред. серии-З. А. Чеканцева, М. С. Петрова). С. 274-317.
28.
Лепилова М. Бизнесмен и домохозяйка. Кто изобразил русских и немцев на фестивале «Воронежский фронт» // портал РИА «Воронеж». 05.06.2017 URL: https://riavrn.ru/districts /ramonsky/biznesmen-i-domokhozyayka-kto-izobrazil-russkikh-i-nemtsev-na-festivale-voronezhskiy-front/ (дата обращения 07.07.2020).
29.
Литвинова Ю. Будет Доспех-будет успех! Латы жизни не помеха! // Российская социальная сеть «ВКонтакте». 05.12.2019 URL: https://vk.com/@ 266489548-budet-dospeh-budet-uspeh-laty-zhizni-ne-pomeha (дата обращения 08.09.2020).
30.
Мазур Л. Н. Образ прошлого: формирование исторической памяти // Известия Уральского федерального университета. Сер. 2. Гуманитарные науки. 2013. № 3 (117). С. 243-256. URL: https://journals.urfu.ru/index.php/ Izvestia2/ issue/view/51 (дата обращения 19.07.2020).
31.
Олик Д. Фигурации памяти: процессо-реляционная методология, иллюстрируемая на примере Германии // Социологическое обозрение. Т. 11. 2012. № 1. С. 40-74.
32.
Перевалов Е. Вперед в прошлое // Вода живая. Журнал о православном Петербурге. 2017. № 7-8. URL: http://aquaviva.ru/journal/vpered_v_proshloe (дата обращения 14.07.2020).
33.
Полякова Ю. Нижегородские исторические реконструкторы поделились, почему снова и снова идут в атаку // Cайт газеты «Нижегородская правда». 19.03.2020 URL: https://pravda-nn.ru/news/nizhegorodskie-istori cheskie-rekonstruktory-podelilis-pochemu-snova-i-snova-idut-v-ataku/ (дата обращения 12.07.2020).
34.
Прошлое для настоящего: История-память и нарративы национальной идентичности: коллективная монография. Под общ. ред. Л.П. Репиной.-М.: Аквилон, 2020.-464 с.
35.
Репина Л. П. Культурная память и проблемы историописания (историографические заметки). Препринт WP6/2003/07-М.: ГУ ВШЭ, 2003.-44 с. URL: https://www.hse.ru /data/2010/05/05/1216435442/WP6_2003_07.pdf (дата обращения 14.07.2020).
36.
Репина Л.П. Память и историописание // История и память. Историческая культура Европы до начала Нового времени / Под ред. Л.П. Репиной. ‒ М.: Кругъ, 2006.-768 с.
37.
Репина Л. П. Память о событиях в контекстах национальной, перекрестной и глобальной истории (к постановке вопроса) // Запад-Восток. 2017. № 10. С. 13-19.
38.
Родин М. Смутные времена. Павел Сапожников в радио-программе «Proshloe» // Proshloe – исторический журнал. 03.12.2019 URL: https://proshloe. com/smutnye-vremena.html (дата обращения 08.08.2020).
39.
Сбитнева А. М. Клубы Раннего Средневековья как компонент движения исторической реконструкции // Человек и культура. 2019. № 5. С. 94-104. DOI: 10.25136/2409-8744.2019.5.27526 URL: https://nbpublish. com/library_read_ article.php?id=27526 (дата обращения: 11.09.2020).
40.
Святославский А. В. Предисловие // Культурная память в контексте формирования национальной идентичности России в XXI веке: Коллективная монография / Новый ин-т культурологии; отв. ред. Н. А. Кочеляева.-М.: Совпадение, 2015.-168 с.
41.
Силина Ю. «Времена и эпохи» отменены из-за короновируса // Рамблер/новости Москва. CBS MEDIA 19.05.2020 URL: https://news.rambler.ru/other/44207309/?utm_content=news_ media&utm_medium=read_ more&utm_source=copylink (дата обращения 04.08.2020).
42.
Социальный урбанизм: темпоральный контекст доступности (на примере российских городов): Кол. монография / ред.: В. Ярская-Смирнова, Н. Божок, Д. Зайцев, Е. Ярская-Смирнова. – М.: «Вариант», 2020. – 378 с.
43.
Титов Е. Онлайн и воочию: на «Волжском пути» история сплелась с современностью // Интернет-сервис «Яндекс Дзен» 15.07.2020 URL: https://zen.yandex.ru/ media/narodnayagazeta73/onlain-i-voochiiu-na-voljskom-puti-istoriia-splelas-s-sovremennostiu-5f0eb049725c6a1327 aab348?utm_s ource=serp (дата обращения 21.08.2020).
44.
Тишков В. А. Введение. Междисциплинарный взгляд на историческую память и идентичность // Историческая память и российская идентичность / под. ред. В.А. Тиш¬кова, Е.А. Пивневой. М.: РАН, 2018.-508 с.
45.
Филюшкин А. И. Причины современного медиевистического бума на постсоветском пространстве // Электронный научный журнал «Vox medii aevi». 29.05.2019. Научная конференция Как создается «современное» Средневековье, или Medievalism Studies.-24 с.
46.
Хвостова К. В. Короткое историческое время // Диалог со временем. 2019. № 67. С. 5-16.
47.
Чеканцева З. А. Вместо предисловия. История на пороге третьего тысячелетия: между эпистемологией и социальным заказом // Историки в поисках новых перспектив. Коллективная монография / Под общей редакцией З. А. Чеканцевой.-М.: Аквилон, 2019. (История истории. Шаг в XXI век [Т. I] / Отв. ред. серии-З. А. Чеканцева, М. С. Петрова).-416 с.
48.
Чеканцева З. А. История 1812 года и эпистемология образов // Вестник ВлГУ. Социальные и гуманитарные науки. 2014. № 1(1). С. 12-21. URL: http://www.sci.vlsu.ru/main/izdanie/ vest-nik/journal_1.pdf (дата обращения: 26.08.2020).
49.
Чеканцева З. А. Историчность и история в интеллектуальной культуре XXI века // Диалог со временем. 2018. № 65. С. 5-20.
50.
Чернов А. Рыцари среди нас: выбери настоящего! // Woman's Day онлайн журнал. 11.06.2016 URL: https://www.wday.ru/ stil-zhizny/vibor-redakcii/ryitsari-sredi-nas-vyibiray-samogo-krutogo/ (дата обращения 11.08.2020).
51.
Шапинская Е. Н. Культурное наследие в (пост)современном ситискейпе : трансформация или деструкция? // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Философия. Психология. Педагогика. 2016. Т. 16. Вып. 4. С. 423-430.
52.
Шапинская Е. Н. Образы прошлого в (пост)современных репрезентациях // Культура и искусство. 2019. № 9. С. 70-82. DOI: 10.7256/2454-0625.2019.9.30515 URL: https://nbpublish. com/library_read_article.php?id=30515 (дата обращения 17.07.2020).
53.
Шуб М. Л. Актуальность в зеркале минувшего: основные содержательные черты современного образа прошлого // Вестник культуры и искусств. 2020. № 1(61). С. 45-52.
54.
Шуб М. Л. Актуализация феномена прошлого в контексте современной социокультурной ситуации // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. 2013. № 1 (33). С. 61-67. URL: http://vestnik. chgik.ru/?p=96 (дата обращения 14.07.2020).
55.
Шуб М. Л. Культура настоящего, прошлого и будущего в современных исследовательских парадигмах // Информационная эпоха: новые парадигмы культуры и образования: монография / О. Н. Астафьева, Л. Б., Зубанова, Н. Б. Кириллова, Е. В. Никонорова, О. В. Шлыкова и др. ; отв. ред. Н. Б. Кириллова.-Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2019.-292 с. URL: http://elar.urfu.ru/ bitstream/10995/71958/1/978-5-7996-2527-6_2019.pdf (дата обращения: 18.08. 2020).
56.
Шуб М. Л. Образ прошлого как феномен культуры: концептуализация и формы репрезентации в современном социокультурном пространстве: дис. … докт. культурологии.-Челябинск, 2018.-491 с. URL: http://chgik.ru/sites/ default/files/news/files/ dissovet01_shub_ diss_0.pdf (дата обращения 13.08.2020).
57.
Шушпанов А. Возможность «пощупать» историю. Как стрельцы прославили Бирск на всю страну // Еженедельник «Аргументы и Факты» № 14. АиФ-Башкортостан №14. 04.04.2018. Сюжет из истории Уфы и Башкирии: лица и события. URL: https:// ufa.aif.ru/society/ perso-na/vozmozhnost_ poshchupat_ isto riyu_kak_strelcy_proslavili_ birsk_na_ vsyu_stranu (дата обращения 15.07.2020).
58.
Юсупов С. Свинцовый дождь, форма СС и личная жизнь реконструкторов // ИНДЕ. Интернет-журнал о жизни в городах Республики Татарстан. 08.08.2017 URL: https://inde.io/article/6219-otday-rebenka-v-rekonstruktsiyu-deneg-u-nego-bol she-ne-hvatit-ni-na-chto-uchastniki-istoricheskogo-festivalya-o-svoem-hobbi (дата обращения 20.08.2020).
59.
Ярская-Смирнова В. Н., Ковалёв М. В. Темпоральность революции в дискурсе русской эмиграции // Вестник СПбГУ. Социология. 2017. Т. 10. Вып. 3. С. 269-286. URL: https://doi.org/10.21638/11701/spbu12.2017.302 (дата обращения 18.08.2020).
References (transliterated)
1.
Abarsov A. Iz-za koronovirusa traditsionnyi festival' «Ukek» proveli v drugom meste // Setevoe izdanie «Obshchestvennoe mnenie». 10.10.2020 URL: https://om-saratov.ru/culture/10-october-2020-i90870-iz-za-koronavirusa-tradicio (data obrashcheniya 15.10.2020).
2.
Agapova E. Yaroslavskii kul'turolog rasskazal o tom, kak mozhno stat' rytsarem // AiF Yaroslavl'. 17.07.2019 URL: https://yar.aif.ru/society/persona/ yaroslavskiy _kulturolog_rasskazal_o_tom_kak_mozhno_stat_rycarem (data obrashcheniya 04.08. 2020).
3.
Arnautova Yu. E. Razmyshleniya medievista o novom «obraze srednevekov'ya» // Novoe proshloe / The New Past. 2016. № 1. S. 26-37.
4.
Arkhipov D. V Izborske startuet «Zheleznyi grad» // po materialam Vluki.Net Informatsionnoe agentstvo MANGAZEYa. 01.08.2015 URL: https://www. mngz.ru/russia-world-sensation/1312415-v-izborske-startuet-zheleznyy-grad.html (data obrashcheniya 14.08.2020).
5.
Assman A. Dlinnaya ten' proshlogo. Memorial'naya kul'tura i istoricheskaya politika/ Aleida Assman; per. s nem. Borisa Khlebnikova.-M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2014.-323 s.
6.
Bogdanov S. V., Voloshinov A. V. Inzheneriya dukha: dvizhenie voenno-istoricheskoi rekonstruktsii v formirovanii tsennostei sovremennogo obshchestva // Observatoriya kul'tury. 2014. № 6. S. 30-35.
7.
Bozhok N. S. Kul'tura patriotizma rossiiskogo gorodskogo soobshchestva: diskurs kul'turno-istoricheskoi rekonstruktsii // Vestnik Povolzhskogo instituta upravleniya. 2018. T. 18. № 6 S. 97-106.
8.
Brezhnev D. Kak kuznetsy-rekonstruktory sozdayut srednevekovye dospekhi // Internet-magazin «Kuvalda.ru» URL: https://www.kuvalda.ru/blog/arti cles/ zolotye_ruky/kak-kuznecy-rekonstruktory-sozdayut-srednevekovye-dospehi.html (data obrashcheniya 12.09.2020).
9.
Bykova E. V., Mokerova E. Yu. Reprezentatsiya «istoricheskoi pamyati» v deyatel'nosti klubov istoricheskoi rekonstruktsii // Formirovanie grazhdanskoi ustoichivosti kak faktor protivodeistviya ideologii ekstremizma i terrorizma: Sbornik materialov Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (19 oktyabrya 2017 goda). – Kazan': «Danis», 2017. – 400 s. URL: https://kpfu.ru/staff_files/F585696617/IPPSP_RAO_okt_2017.pdf (data obrashcheniya 07.08.2020).
10.
V rekonstruktory poidu…. klub istoricheskoi rekonstruktsii «Bulat» // Redaktsiya Russian Business Guide. 18.12.2017 URL: http://www. rbgmedia.ru/post.php?id=687 (data obrashcheniya 16.08.2020).
11.
Van Mensh P. Znachenie: funktsional'naya identichnost' artefaktov // Voprosy muzeologii. 2014. № 1(9). S. 177-192.
12.
Velikoe proshloe. Polnoe pogruzhenie // Upravlenie po molodezhnoi politike merii goroda Yaroslavlya. 14.09.2020 URL: https://yarmp.ru/ events/3576-velikoe-proshloe-polnoe-pogruzhenie (data obrashcheniya 27.09.2020).
13.
Voenno-istoricheskie festivali // Rossiiskoe voenno-istoricheskoe obshchestvo URL: https://rvio.histrf.ru/activities/ festivali (data obrashcheniya 09.09.2020).
14.
Ivanov A. Kh festival' istoricheskoi rekonstruktsii «Khel'ga» // «Russkii Emiraty» 24.01.2019 URL: https://russianemirates.com/news/travel-calendar/x-festival-istoricheskoy-rekonstruktsii-khel-ga/ (data obrashcheniya 03.09.2020).
15.
Inishev I. «Ikonicheskii povorot» v naukakh o kul'ture i obshchestve // Logos: filosofsko-literaturnyi zhurnal. 2012. № 1(85). S. 184-211.
16.
Istoriki v poiskakh novykh perspektiv. Kollektivnaya monografiya / Pod obshchei redaktsiei Z. A. Chekantsevoi.-M.: Akvilon, 2019. (Istoriya istorii. Shag v XXI vek [T. I] / Otv. red. serii-Z. A. Chekantseva, M. S. Petrova).-416 s.
17.
Istoricheskii festival' russkoi kul'tury i iskusstva «Aleksandrova gora» // Natsional'nyi kalendar' sobytii. URL: http://eventsinrussia.com/ event/22889 (data obrashcheniya 01.10.2020).
18.
Istoriya festivalya – Vremena i epokhi // sait festivalya «Vremena i epokhi» URL: https://historyfest.ru/about-festival/ (data obrashcheniya 04.10.2020).
19.
Istoricheskie otkrytiya na VI Krymskom voenno-istoricheskom festivale // sait Parka zhivoi istorii «Fedyukhiny vysoty» URL: http://feduhy.com/kvif_2019/ (data obrashcheniya 03.10.2020).
20.
Kak v Drevnei Rusi: rekonstruktor Pavel Sapozhnikov – ob odnoi iz ploshchadok festivalya «Vremena i epokhi» // Ofitsial'nyi sait mera Moskvy. 09.06.2019 URL: https://www.mos.ru/ news/item/56743073/?onsite_molding=2 (data obrashcheniya 13.08.2020).
21.
Kalendar' voenno-istoricheskikh festivalei i meropriyatii na 2017 god // Tsentr voenno-istoricheskoi rekonstruktsii «Garnizon-A». 16.11.2017 URL: http://garnizon-a.com/ festivali-2017/ (data obrashcheniya 04.08.2020).
22.
Kalendar' voenno-istoricheskikh festivalei 2019 goda // Living History – Zhivaya Istoriya 02.12.2018 URL: https://vk.com/topic-1081746 96_38893164?offset=0 (data obrashcheniya 30.07.2020).
23.
Klyuev A. I., Sveshnikov A. V. «Igra v srednevekov'e»: opyt rekonstruktsii obraza epokhi po materialam dvizheniya istoricheskoi rekonstruktsii v Zapadnoi Sibiri // Vestnik Omskogo universiteta. Seriya «Istoricheskie nauki». 2018. № 4 (20). S. 77-92. DOI: 10.25513/23121300.2018.4.77-92.
24.
Korotin V. Caratovskie rekonstruktory rasskazali pochemu pole boya stalo chast'yu ikh zhizni // Novostnoi portal Saratova «Saratov.Ekspress» 20.11.2019 URL: https:// saratov.express/novosti-saratova/kultura/na-pole-boya-vse-ravny-saratovskie-rekonstruktory-rasskazali-o-svoyom-uvlechenii-31492/ (data obrashcheniya 29.07.2020).
25.
Legostaeva E. V Orle vpervye proshel Obrazovatel'nyi istoriko-etnograficheskii festival' «Orlovskaya krepost'» // Novostnoi portal Orla «Orel-region». 24.09.2019 URL: https://regionorel.ru/novosti/ society/v_orle_vpervye_proshyel_ obrazovatelnyy_istoriko_ etnograficheskiy_festival_orlovskaya_krepo st_fotorep/ (data obrashcheniya 21.08.2020).
26.
Leont'eva O. B. Obrazy istoricheskoi real'nosti v sovremennoi otechestvennoi istoriografii // Istoricheskaya ekspertiza. 2015. № 2 (3). S. 4-19.
27.
Leont'eva O. B., Repina L. P. «Memorial'nyi povorot» i «istoriya pamyati» v Rossii // Istoriki v poiskakh novykh perspektiv. Kollektivnaya monografiya / Pod obshchei redaktsiei Z. A. Chekantsevoi.-M.: Akvilon, 2019. (Istoriya istorii. Shag v XXI vek [T. I] / Otv. red. serii-Z. A. Chekantseva, M. S. Petrova). S. 274-317.
28.
Lepilova M. Biznesmen i domokhozyaika. Kto izobrazil russkikh i nemtsev na festivale «Voronezhskii front» // portal RIA «Voronezh». 05.06.2017 URL: https://riavrn.ru/districts /ramonsky/biznesmen-i-domokhozyayka-kto-izobrazil-russkikh-i-nemtsev-na-festivale-voronezhskiy-front/ (data obrashcheniya 07.07.2020).
29.
Litvinova Yu. Budet Dospekh-budet uspekh! Laty zhizni ne pomekha! // Rossiiskaya sotsial'naya set' «VKontakte». 05.12.2019 URL: https://vk.com/@ 266489548-budet-dospeh-budet-uspeh-laty-zhizni-ne-pomeha (data obrashcheniya 08.09.2020).
30.
Mazur L. N. Obraz proshlogo: formirovanie istoricheskoi pamyati // Izvestiya Ural'skogo federal'nogo universiteta. Ser. 2. Gumanitarnye nauki. 2013. № 3 (117). S. 243-256. URL: https://journals.urfu.ru/index.php/ Izvestia2/ issue/view/51 (data obrashcheniya 19.07.2020).
31.
Olik D. Figuratsii pamyati: protsesso-relyatsionnaya metodologiya, illyustriruemaya na primere Germanii // Sotsiologicheskoe obozrenie. T. 11. 2012. № 1. S. 40-74.
32.
Perevalov E. Vpered v proshloe // Voda zhivaya. Zhurnal o pravoslavnom Peterburge. 2017. № 7-8. URL: http://aquaviva.ru/journal/vpered_v_proshloe (data obrashcheniya 14.07.2020).
33.
Polyakova Yu. Nizhegorodskie istoricheskie rekonstruktory podelilis', pochemu snova i snova idut v ataku // Cait gazety «Nizhegorodskaya pravda». 19.03.2020 URL: https://pravda-nn.ru/news/nizhegorodskie-istori cheskie-rekonstruktory-podelilis-pochemu-snova-i-snova-idut-v-ataku/ (data obrashcheniya 12.07.2020).
34.
Proshloe dlya nastoyashchego: Istoriya-pamyat' i narrativy natsional'noi identichnosti: kollektivnaya monografiya. Pod obshch. red. L.P. Repinoi.-M.: Akvilon, 2020.-464 s.
35.
Repina L. P. Kul'turnaya pamyat' i problemy istoriopisaniya (istoriograficheskie zametki). Preprint WP6/2003/07-M.: GU VShE, 2003.-44 s. URL: https://www.hse.ru /data/2010/05/05/1216435442/WP6_2003_07.pdf (data obrashcheniya 14.07.2020).
36.
Repina L.P. Pamyat' i istoriopisanie // Istoriya i pamyat'. Istoricheskaya kul'tura Evropy do nachala Novogo vremeni / Pod red. L.P. Repinoi. ‒ M.: Krug'', 2006.-768 s.
37.
Repina L. P. Pamyat' o sobytiyakh v kontekstakh natsional'noi, perekrestnoi i global'noi istorii (k postanovke voprosa) // Zapad-Vostok. 2017. № 10. S. 13-19.
38.
Rodin M. Smutnye vremena. Pavel Sapozhnikov v radio-programme «Proshloe» // Proshloe – istoricheskii zhurnal. 03.12.2019 URL: https://proshloe. com/smutnye-vremena.html (data obrashcheniya 08.08.2020).
39.
Sbitneva A. M. Kluby Rannego Srednevekov'ya kak komponent dvizheniya istoricheskoi rekonstruktsii // Chelovek i kul'tura. 2019. № 5. S. 94-104. DOI: 10.25136/2409-8744.2019.5.27526 URL: https://nbpublish. com/library_read_ article.php?id=27526 (data obrashcheniya: 11.09.2020).
40.
Svyatoslavskii A. V. Predislovie // Kul'turnaya pamyat' v kontekste formirovaniya natsional'noi identichnosti Rossii v XXI veke: Kollektivnaya monografiya / Novyi in-t kul'turologii; otv. red. N. A. Kochelyaeva.-M.: Sovpadenie, 2015.-168 s.
41.
Silina Yu. «Vremena i epokhi» otmeneny iz-za koronovirusa // Rambler/novosti Moskva. CBS MEDIA 19.05.2020 URL: https://news.rambler.ru/other/44207309/?utm_content=news_ media&utm_medium=read_ more&utm_source=copylink (data obrashcheniya 04.08.2020).
42.
Sotsial'nyi urbanizm: temporal'nyi kontekst dostupnosti (na primere rossiiskikh gorodov): Kol. monografiya / red.: V. Yarskaya-Smirnova, N. Bozhok, D. Zaitsev, E. Yarskaya-Smirnova. – M.: «Variant», 2020. – 378 s.
43.
Titov E. Onlain i voochiyu: na «Volzhskom puti» istoriya splelas' s sovremennost'yu // Internet-servis «Yandeks Dzen» 15.07.2020 URL: https://zen.yandex.ru/ media/narodnayagazeta73/onlain-i-voochiiu-na-voljskom-puti-istoriia-splelas-s-sovremennostiu-5f0eb049725c6a1327 aab348?utm_s ource=serp (data obrashcheniya 21.08.2020).
44.
Tishkov V. A. Vvedenie. Mezhdistsiplinarnyi vzglyad na istoricheskuyu pamyat' i identichnost' // Istoricheskaya pamyat' i rossiiskaya identichnost' / pod. red. V.A. Tish¬kova, E.A. Pivnevoi. M.: RAN, 2018.-508 s.
45.
Filyushkin A. I. Prichiny sovremennogo medievisticheskogo buma na postsovetskom prostranstve // Elektronnyi nauchnyi zhurnal «Vox medii aevi». 29.05.2019. Nauchnaya konferentsiya Kak sozdaetsya «sovremennoe» Srednevekov'e, ili Medievalism Studies.-24 s.
46.
Khvostova K. V. Korotkoe istoricheskoe vremya // Dialog so vremenem. 2019. № 67. S. 5-16.
47.
Chekantseva Z. A. Vmesto predisloviya. Istoriya na poroge tret'ego tysyacheletiya: mezhdu epistemologiei i sotsial'nym zakazom // Istoriki v poiskakh novykh perspektiv. Kollektivnaya monografiya / Pod obshchei redaktsiei Z. A. Chekantsevoi.-M.: Akvilon, 2019. (Istoriya istorii. Shag v XXI vek [T. I] / Otv. red. serii-Z. A. Chekantseva, M. S. Petrova).-416 s.
48.
Chekantseva Z. A. Istoriya 1812 goda i epistemologiya obrazov // Vestnik VlGU. Sotsial'nye i gumanitarnye nauki. 2014. № 1(1). S. 12-21. URL: http://www.sci.vlsu.ru/main/izdanie/ vest-nik/journal_1.pdf (data obrashcheniya: 26.08.2020).
49.
Chekantseva Z. A. Istorichnost' i istoriya v intellektual'noi kul'ture XXI veka // Dialog so vremenem. 2018. № 65. S. 5-20.
50.
Chernov A. Rytsari sredi nas: vyberi nastoyashchego! // Woman's Day onlain zhurnal. 11.06.2016 URL: https://www.wday.ru/ stil-zhizny/vibor-redakcii/ryitsari-sredi-nas-vyibiray-samogo-krutogo/ (data obrashcheniya 11.08.2020).
51.
Shapinskaya E. N. Kul'turnoe nasledie v (post)sovremennom sitiskeipe : transformatsiya ili destruktsiya? // Izv. Sarat. un-ta. Nov. ser. Ser. Filosofiya. Psikhologiya. Pedagogika. 2016. T. 16. Vyp. 4. S. 423-430.
52.
Shapinskaya E. N. Obrazy proshlogo v (post)sovremennykh reprezentatsiyakh // Kul'tura i iskusstvo. 2019. № 9. S. 70-82. DOI: 10.7256/2454-0625.2019.9.30515 URL: https://nbpublish. com/library_read_article.php?id=30515 (data obrashcheniya 17.07.2020).
53.
Shub M. L. Aktual'nost' v zerkale minuvshego: osnovnye soderzhatel'nye cherty sovremennogo obraza proshlogo // Vestnik kul'tury i iskusstv. 2020. № 1(61). S. 45-52.
54.
Shub M. L. Aktualizatsiya fenomena proshlogo v kontekste sovremennoi sotsiokul'turnoi situatsii // Vestnik Chelyabinskoi gosudarstvennoi akademii kul'tury i iskusstv. 2013. № 1 (33). S. 61-67. URL: http://vestnik. chgik.ru/?p=96 (data obrashcheniya 14.07.2020).
55.
Shub M. L. Kul'tura nastoyashchego, proshlogo i budushchego v sovremennykh issledovatel'skikh paradigmakh // Informatsionnaya epokha: novye paradigmy kul'tury i obrazovaniya: monografiya / O. N. Astaf'eva, L. B., Zubanova, N. B. Kirillova, E. V. Nikonorova, O. V. Shlykova i dr. ; otv. red. N. B. Kirillova.-Ekaterinburg: Izd-vo Ural. un-ta, 2019.-292 s. URL: http://elar.urfu.ru/ bitstream/10995/71958/1/978-5-7996-2527-6_2019.pdf (data obrashcheniya: 18.08. 2020).
56.
Shub M. L. Obraz proshlogo kak fenomen kul'tury: kontseptualizatsiya i formy reprezentatsii v sovremennom sotsiokul'turnom prostranstve: dis. … dokt. kul'turologii.-Chelyabinsk, 2018.-491 s. URL: http://chgik.ru/sites/ default/files/news/files/ dissovet01_shub_ diss_0.pdf (data obrashcheniya 13.08.2020).
57.
Shushpanov A. Vozmozhnost' «poshchupat'» istoriyu. Kak strel'tsy proslavili Birsk na vsyu stranu // Ezhenedel'nik «Argumenty i Fakty» № 14. AiF-Bashkortostan №14. 04.04.2018. Syuzhet iz istorii Ufy i Bashkirii: litsa i sobytiya. URL: https:// ufa.aif.ru/society/ perso-na/vozmozhnost_ poshchupat_ isto riyu_kak_strelcy_proslavili_ birsk_na_ vsyu_stranu (data obrashcheniya 15.07.2020).
58.
Yusupov S. Svintsovyi dozhd', forma SS i lichnaya zhizn' rekonstruktorov // INDE. Internet-zhurnal o zhizni v gorodakh Respubliki Tatarstan. 08.08.2017 URL: https://inde.io/article/6219-otday-rebenka-v-rekonstruktsiyu-deneg-u-nego-bol she-ne-hvatit-ni-na-chto-uchastniki-istoricheskogo-festivalya-o-svoem-hobbi (data obrashcheniya 20.08.2020).
59.
Yarskaya-Smirnova V. N., Kovalev M. V. Temporal'nost' revolyutsii v diskurse russkoi emigratsii // Vestnik SPbGU. Sotsiologiya. 2017. T. 10. Vyp. 3. S. 269-286. URL: https://doi.org/10.21638/11701/spbu12.2017.302 (data obrashcheniya 18.08.2020).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Тема, к которой автор обращается в рецензируемой статье, довольно любопытна в научном плане, во-первых, по той причине, что образы прошлого – это не просто экскурс в отдаленные времена, но еще и историческая память и связь времен и эпох, что является неотъемлемой частью этнонациональной специфики той или иной культуры, а во-вторых, культурно-историческая реконструкция дает возможность актуализировать различные явления из прошлого в наши дни, что само по себе становится достаточно примечательным обстоятельством. В представленной статье между тем обозначен основной дискуссионный вопрос о роли образов прошлого, формах и механизмах их формирования, влиянии на актуальную культуру. Полагаю, что данная проблема, а точнее ее продуктивное исследование может дать интересные результаты, востребованные и в практике оценки преемственности культур разных времен, и в построении различных социокультурных проектов. При этом автор отдает себе отчет в том, что на этот счет имеется еще одна сложная проблема, связанная с использованием образов прошлого в целях манипулирования общественным сознанием, бытованием в актуальной культуре «различных суррогатов темпорального в форме ретро-стилей и симулякров, предназначенных для массового потребления и полностью утрачивающих «первичные смыслы и ценности». Соглашусь с тем, что вопрос об образах прошлого нуждается в серьезной теоретической и методологической проработке. Автор, понимая важность этого момента, в своей работе делает обобщения, которые позволяют раскрыть различные дискуссионные моменты в переосмыслении образов прошлого. Но большое значение для цели работы будет иметь и определение ключевой категории, каковой является «образ прошлого». Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что автор в своей работе акцент делает на изучении роли фестивальных практик культурно-исторической реконструкции в формировании образов прошлого. При этом автор опирается на свое понимание данного феномена - культурно-исторической реконструкции – и справедливо считает, что она «позволяет охватить многообразие неакадемических практик, направленных на изучение и максимально достоверное воссоздание материальной и духовной культуры прошлого, сохранение, актуализацию, репрезентацию и трансляцию культурно-исторических ценностей». Мне кажется, что как раз вопрос о презентации ценностей, апеллирующих к образу прошлого, наиболее значим для представленной работы. Автор это обстоятельство также находит существенным, поэтому готов к тому, чтобы исследовать реконструкторское движение, объединяющее локальные сообщества людей, при этом выявить направления углубленного изучения феномена прошлого, и в связи с этим оценить существующее мемориальное пространство современной России. Что дает в целом концепции автора анализ фестивалей как наиболее распространенной формы культурно-исторической реконструкции? Ответ на этот вопрос кроется в получении эвристичных результатов, которые вполне согласуются с темой исследования. Автор в основу своего исследования ставит оценку механизмов формирования аутентичных образов прошлого, оказывающих позитивное воздействие на обыденное сознание, но также обращается и к выявлению особенностей конструирования и репрезентации мнемонических образов, складывающихся под влиянием доминирующих трендов современной культуры. Полагаю, что это довольно оригинальный ход исследования и в методологическом плане он не вызывает каких-либо серьезных возражений. Но все же автору необходимо здесь опираться на богатый культурно-исторический материал, который бы свидетельствовал о том, как шло формирование и закрепление в культурном пространстве конкретных образов прошлого. Для выполнения поставленных задач автору было необходимо обратиться к исследованию структуры образа прошлого. В этом плане вполне логично автор обращается к трехчленной структуре образа прошлого, полагая, что в нем значимы 3 основных элемента: «1) знак/имя (семиотическая сторона); 2) форма/описание (внешне событийная сторона); 3) пространство образа, т.е. та система, в которой он существует». Но автору важно было не только учесть структуру образа прошлого, но и выявить все нюансы достижения смысловой целостности и достоверности реконструкции образа прошлого. И в этом автор вполне преуспел, я сужу об этом по полученным в ходе исследования результатам. Так, например, для получения значимых выводов автор посчитал возможным привлечь для осмысления образов прошлого в культурологическом плане т.н. «past-концептуальность – систему интерпретации прошлого как минувшей (предшествующей настоящему) реальности, формой социокультурной репрезентации которой является образ прошлого, конструируемый и транслируемый той или иной культурой и одновременно определяющий ее специфические черты». Считаю, что это удачная находка автора, позволяющая рассчитывать на получение интересных в научном плане результатов. Какие же конкретно результаты были получены и нашли свое отражение в данной рецензируемой работе? Прежде всего автор анализировал исторические и культурные образы прошлого в аспекте темпоральной дистанции между прошлым и настоящим. Эта модальность обеспечила, в частности, обращение реконструкторов к научным источникам воссоздаваемый исторический образ предстает как когнитивный конструкт, «становится одним из значимых инструментов верификации полученной информации и деконструкции мифов о прошлом». Также в статье приводятся и иные результаты, заслуживающие внимания. Статья содержит ссылки на 56 источников, многие из которых являются авторитетными работами в избранном направлении, они позволили автору глубоко проанализировать имеющийся научный дискурс, определить свои приоритеты в исследовании обозначенной проблемы. Таким образом, статья состоялась как оригинальное исследование, содержит стройное изложение авторской концепции и наверняка будет интересна широкому кругу читателей.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"