Статья 'Процессы урбанизации в Республике Саха(Якутия): динамика ключевых параметров (1989–2018)' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Процессы урбанизации в Республике Саха(Якутия): динамика ключевых параметров (1989–2018)

Бреславский Анатолий Сергеевич

кандидат исторических наук

ведущий научный сотрудник Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук

670049, Россия, республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6, оф. 314

Breslavskii Anatolii Sergeevich

PhD in History

Leading Scientific Associate, Institute for Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

670049, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Ude, ul. Sakh'yanovoi, 6, of. 314

breslavsky@imbt.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2310-8673.2020.1.32402

Дата направления статьи в редакцию:

16-03-2020


Дата публикации:

18-03-2020


Аннотация.

В статье проанализированы ключевые параметры урбанизации в Республике Саха(Якутия) на фоне урбанизационных процессов в других республиках на Востоке России в период с 1989 по 2018 гг. Автор обращает внимание на динамику демографического развития городов и рабочих поселков, изменения в структуре городских населенных пунктов в республике, связанные с упразднением поселков, их переводом в категорию сельских населенных пунктов. В статье показано также, как и в связи с чем изменялся удельный вес городского населения в Якутии, проанализированы источники и направления продолжающейся урбанизации. Исследование опирается на широкий корпус официальных статистических данных по 11 городам и 67 поселкам городского типа, полученных по итогам Всесоюзной переписи 1989 г., Всероссийских переписей 2002, 2010 г., а также в результате специальных статистических обследований Росстата и его регионального отделения в Республике Саха(Якутия) в 2011–2018 гг. Автор делает вывод об общем замедлении процессов урбанизации в республике в последние 30 лет. Эти изменения были связаны с реструктуризацией промышленности региона и выразились, в частности, в сокращении численности поселков городского типа на 27 поселений – с 67 до 40. При этом население большинства городов и поселков в 1990–2018 гг. сокращалось, одна бурный демографический рост Якутска частично восполнил эти потери. Как итог: городское население все в большей степени концентрировалось в столице и ее пригородах, а также в наиболее крупных городах республики (Нерюнгри, Мирный, Ленск, Алдан).

Ключевые слова: Якутск, пригород, субурбанизация, городское поселение, город, Саха Якутия, урбанизация, городское население, агломерация, сельско-городская миграция

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-39-0005019» «(Суб)урбанизация в республиках на Востоке России: траектории территориального и демографического развития в 1991–2016 гг.».

Abstract.

This article analyzes the key parameters of urbanization in the Sakha Republic (Yakutia) on the background of urbanization processes in other republics in the East of Russia during the period from 1988 to 2018. Attention is paid to the dynamics of demographic development of the cities and workers’ settlements, changes in the structure of urban localities in the republic associated to abolishment of the settlements and turning them into the rural localities. The article also demonstrates which factors affected density or urban population in Yakutia, as well as analyzes the sources and vectors of continuing urbanization. The research leans on the extensive corpus of official statistical data on 11 cities and 67 urban-type settlements acquires based on the results of All-Union Census of 1989, Russian Censuses of 2002 and 2010, and special statistical examinations of Rosstat and its regional branck in the Sakha Republic (Yakutia) conducted in 2011-2018. The conclusion is made on the overall deceleration of urbanization processes in the republic for the past 30 years. These changes were associated with restructuration of the regional industry, particularly reduction of urban-type settlement for 27 localities – from 67 to 40. At the same time, population of majority of the cities and settlements during the period from 1990 to 2018 was decreasing; however, the rapid demographic growth of Yakutsk partially compensated for these losses. It is concluded that urban population was concentrated mostly in the capital and its environs, as well as the largest cities of the republic – Neryungri, Mirny, Lensk and Aldan.

Keywords:

agglomeration, urban population, Yakutsk, suburb, suburbanization, urban settlement, city, Sakha Yakutia, urbanization, rural-urban migration

Процессы урбанизации в регионах Дальнего Востока в последние тридцать лет проходят под влиянием ряда общероссийских факторов, ключевыми среди которых, на наш взгляд, стали следующие два. Во-первых, реструктуризация промышленности, ставшая следствием кризисных явлений и экономической перестройки в государстве в 1990–2000-ые гг. А, во-вторых, общероссийская региональная политика в развитии сельских и городских территорий, в основе которой в последние годы лежит ориентир на развитие крупных городских агломераций, в то время как малые города и поселки городского типа в основном утрачивают перспективы социально-демографического, промышленного, территориального развития.

Крупнейшие города региона (Хабаровск, Владивосток, Улан-Удэ, Якутск и т.д.), получившие к концу 1980-х гг. помимо промышленной и административной относительно развитую социальную инфраструктуру в сфере медицины, образования, науки, культуры и спорта, остаются ключевыми опорными точками, с которыми Правительство РФ связывает экономический рост в регионах Дальнего Востока. Ресурсная обеспеченность региональных центров делает их и их пригородные поселения едва ли не единственными точками демографического и территориального роста в этом макрорегионе. Во внутрирегиональной миграции именно столицы регионов – главные центры миграционного притяжения. При этом рост населения за последние 30 лет (1989–2018 гг.) был зафиксирован лишь в 5 из 11 столичных городов Дальневосточного федерального округа (ДФО), а именно в Якутске (+67%), Южно-Сахалинске (+24%), Улан-Удэ (+23%), Благовещенске (+9%) и Хабаровске (+2%). Для сравнения: в аналогичный период в Сибирском Федеральном округе (СФО) только 1 столица из 10 продемонстрировала отрицательную динамику в движении населения (Иркутск), а численность жителей других городов выросла [4; 16].

Несложные расчеты показывают, Якутск – столица Республики Саха(Якутия) – рекордсмен по темпам относительного прироста населения в указанный период среди всех столичных городов СФО и ДФО России. Что лежит в основе этого феноменального роста города на фоне кризисных демографических тенденций на Дальнем Востоке России в целом? Что дало возможность городу так расти, в то время как численность республики за аналогичный период сократилась на 10,8%. Прежде всего – внутренняя миграция населения из сельских районов (улусов) в столицу, в структуре которой выделяется миграция якутов, для которых столица республики стала наиболее привлекательным центром миграционного притяжения [9, с. 116; 12].

Схожие процессы мы наблюдаем и в остальных четырех республиках на востоке России, а конкретно – в республиках на юге Сибири (Алтай, Бурятия, Тува, Хакасия). Столицы республик СФО также стали лидерами среди 10 столичных городов региона по темпам относительного прироста населения в постсоветский период: Горно-Алтайск (+36%), Кызыл (+38%), Абакан (+19%)[2].

Столь бурный прирост населения республиканских столиц стал следствием нарастающих диспропорций в экономическом и инфраструктурном развитии столичных городов и остальных поселений в регионах, итогом перераспределения населения из сельских территорий, малых городов и рабочих поселков в региональные центры. И этот рост происходил на фоне негативной или умеренно положительной динамики движения населения в республиках в последние 30 лет.

Показательно, например, что в 1990–2019 гг. процессы продолжающейся урбанизации в республиках Южной Сибири охватили главным образом столичные города, в то время как малые города и рабочие поселки / поселки городского типа в основном утратили перспективы устойчивого промышленного и территориального развития. В структуре городских поселений наиболее значимые изменения произошли именно среди поселков, многие из которых были преобразованы в сельские населенные пункты [2].

Характерно ли это и для Якутии 1990–2010-х гг.? Каким образом урабанизационные процессы развивались в этот период в республике – крупнейшем регионе России, расположенном в суровых климатических условиях Севера? Какую динамику мы здесь наблюдали? Как изменилась структура городских поселений, как менялся удельный вес городского населения в регионе? Каковы источники продолжающейся урбанизации? И какую роль субурбанизация играет в развитии городских поселений республики сегодня? Рассмотрим эти вопросы, опираясь на данные государственных статистических обследований последних 30 лет.

Структура городских поселений Якутской АССР к 1989 г.

Сеть городских поселений в республике в ее текущем виде была сформирована главным образом в советский период, преимущественно в 1950–1980-ые гг. [14; 15]. Процессы урбанизации были напрямую связаны с разработкой золотоносных, алмазоносных месторождений, месторождений урановых руд и угля и пр., развитием строительной индустрии, а также в связи с прокладкой ветки Байкало-Амурской, Амуро-Якутской железнодорожной магистрали. В результате наиболее развитые промышленные районы республики сформировались в Западной, Южной и Центральной Якутии. В то же самое время восточные и северные районы также получили свою экономическую специализацию, связанную с товарно-распределительными, горнодобывающими и прочими отраслями. В частности, и в арктической зоне Якутии к концу 1980-х гг. функционировали относительно крупные рабочие поселки: Чокурдах, Тикси, Черский, Депутатский, Нижнеянск, Усть-Куйга и др.

Всесоюзная перепись 1989 г. зафиксировала в Якутской АССР 1 млн 81,4 тыс. жителей [4]. 721 тыс. из них (65,9 %) была отнесена к городскому населению, проживающему в городах и рабочих поселках республики. Отметим, к концу 1980-х гг. в Якутской АССР была сформирована относительно разветвленная, дисперсная сеть городских поселений, включающая в себя помимо столицы 10 городов и 67 рабочих поселков (таблица 1). Большая их часть была расположена в западной, центральной и южной части Якутии, однако ряд поселков были выстроены и за северным полярным кругом, частично для разработки месторождений, частично – для отгрузки и перераспределения товаров и грузов в сельские улусы и из районов по речным / морским путям и посредством авиасообщения. По ходу статьи мы покажем, как эта структура трансформировалась под воздействием социальных и экономических факторов.

Таблица 1. Структура городских поселений Якутской АССР / Республики (Саха)Якутия в 1989–2018 гг. [составлено автором по: 4; 5; 6; 16].

Год

Всего городов

Крупные города (250-500 тыс. чел.)

Большие города (100-250 тыс. чел.)

Средние города (50-100 тыс. чел.)

Малые города

(50 тыс. и менее)

Всего рп / пгт

Рабочие поселки / поселки городского типа

рп / пгт

до 1 тыс.

чел.

1–3 тыс. чел.

3–6 тыс. чел.

6–9 тыс. чел.

9–12 тыс. чел.

12–15 тыс. чел.

15 тыс. и более

1989

11

0

1

1

9

67

9

27

11

7

10

2

1

2002

13

0

1

1

11

55

20

11

16

4

2

1

1

2010

13

1

0

1

11

40

10

11

13

3

2

1

0

2018

13

1

0

1

11

40

12

10

13

3

1

1

0

В связи с дисперсным расселением городского населения в 1989 г. жители столицы – Якутска (186 тыс. чел.) составляли чуть более четверти (25,9 %) всего городского населения республики. На остальные одиннадцать городов Якутской АССР приходилось в этот момент 31,1 % (224,6 тыс. чел.) городского населения, а на рабочие поселки – 43 % (310 тыс. чел.) [рассчитано автором по: 4].

Таблица 2. Динамика численности городских населенных пунктов Якутской АССР / Республики Саха(Якутия)в 1989–2018 гг. [составлено автором по данным: 4; 5; 6; 16]

Поселение

Перепись 1989

Перепись 2002

Перепись 2010

01.01.2018

Относительный прирост / убытие населения в 1989–2018, %

г. Якутск

186626

210642

269601

311760

+67,05

г. Нерюнгри

72540

66269

61747

57009

-21,5

г. Мирный

38793

39981

37188

35223

-9,2

г. Ленск

30260

24558

24966

23479

-22,4

г. Алдан

27090

24715

21275

20595

-23,9

г. Удачный

19603

15698

12613

11676

-40,4

г. Нюрба, город с 1997 г.

11934

10309

10157

9786

-17,9

г. Олекминск

11478

10003

9494

9213

-19,7

г. Томмот

9460

9032

8057

6935

-26,6

г. Покровск, город с 1997 г.

9283

10092

9495

9256

-0,2

г. Вилюйск

8988

9776

10234

11095

+23,4

г. Среднеколымск

4489

3587

3525

3489

-22,2

г. Верхоянск

1883

1434

1311

1122

-40,4

Население городов в целом

432427

436096

479663

510638

+18

Население рабочих поселков / поселков городского типа в целом

288761*

173903

134882

122551

-57,5

Городское население в целом

721188

609999

614545

633189

-12,2

* - без учета поселков Нюрба, Покровск, получивших статус города в 1997 г.

В структуре городов Якутской АССР в 1989 г. превалировали малые города с населением до 50 тыс. чел. (таблица 1). Если Якутск можно было считать большим городом, то второй по численности населения г. Нерюнгри (72,5 тыс. чел.) уже относился к средним городам. Этот город вырос на юге Якутии в 1970–1980-ые гг. вокруг угольного разреза и предприятий по его освоению, а также в связи со строительством ветки БАМа (Тында–Беркакит).

Среди оставшихся девяти городов в пяти было зарегистрировано от 10 до 40 тыс. чел. (Мирный, Алдан, Ленск, Удачный, Олекминск – таблица 2). Третий по численности населения город региона, согласно переписи 1989 г., – Мирный (38,7 тыс. чел.), получил развитие, начиная со второй половины 1950-х гг., в связи с освоением крупнейшего алмазного месторождения «Мир» на западе Якутии. А до этого город Ленск стал базой для строительства самого Мирного. Алдан вырос на золотодобыче на юге Якутии, Удачный – вокруг одноименной кимберлитовой трубки (алмазодобыча) на западе региона, Олекминск – сформировался как транспортный, лесопромышленный центр на юго-западе Якутии.

В еще четырех малых городах республики перепись 1989 г. зафиксировала менее 10 тыс. чел. (Томмот, Верхоянск, Вилюйск, Среднеколымск) (таблица 2). В то же самое время, согласно данным переписи 1989 г., в Якутской АССР было 9 рабочих поселков с населением более 10 тыс. чел [4]. Это поселки Чульман, Депутатский, Усть-Нера, Нюрба, Тикси, Айхал, Серебряный бор, Черский и Сангар, часть из которых расположилась за северным полярным кругом, в суровых условиях Арктики.

Всего же на территории региона к концу 1980-х гг. было выстроено 67 рабочих поселков, в 31 из них проживало от 3,5 до 17 тыс. чел., еще в 36 – от 490 до 2,9 тыс. чел. Поселки выступали как центры горнодобывающей промышленности, геологической разведки, как базы для строительства более крупных поселений – городов, как административные центры сельских районов (улусов), как речные и морские порты, товарно-перевалочные, транспортные пункты. Если крупные поселки выполняли по нескольку функций одновременно, то жизнедеятельность небольших поселков как правило выстраивалась вокруг одной-двух народнохозяйственных задач. Именно эти поселки с населением менее 3000 тыс. чел. в наибольшей степени «пострадали» в результате кризиса 1990-х гг., реструктуризации промышленности региона, утратив перспективы развития после закрытия горнодобывающих производств. В частности, из 15 поселков, которые были упразднены в республике в период с 1990 по 2020 гг., только один поселок (Кулар) относился в 1989 г. к категории поселков с населением более 3000 чел.

Проследим, как и по каким причинам изменялась структура городских населенных пунктов в республике в отдельные отрезки постсоветской истории, какой была динамика демографического развития городов и рабочих поселков / поселков городского типа, как в целом менялся удельный вес городского населения в общей социальной структуре республики.

1989–2002

В межпереписной период с 1989 по 2002 г. по всей стране прошли известные социально-экономические преобразования, связанные с переходом к рынку, приватизацией предприятий и децентрализацией народно-хозяйственных связей. В результате этого уже в самом начале 1990-х гг. градообразующие / бюджетообразующие предприятия во многих городах и рабочих поселках существенно сократили свои производственные мощности или были закрыты. Утратив экономическую основу существования, эти города и поселки начали терять и население. В 1990–2000-е гг. отдельные рабочие поселки в поисках налоговых льгот и возможностей для включения в государственные программы по развитию сельских территорий, особенно районные центры, не имевшие в это время каких-либо перспектив промышленного развития, были преобразованы в сельские поселения. Что же произошло в Якутии?

К уже 11 поселениям республики, имевшим к 1989 г. статус города, добавилось еще два: в 1997 г. поселки Нюрба и Покровск были преобразованы в города. Нюрба в советские годы была одним из опорных центров по освоению алмазных месторождений республики. В 1990-е гг. укрепилась в этом значении благодаря перспективам строительства горно-обогатительного комбината по добыче алмазов на двух кимберлитовых трубках — «Ботуобинской», «Нюрбинской» в 200 км от города. Основные фабрики были построены здесь к 2004 г., а руководящее добычей предприятие Алроса-Нюрба стало главным налогоплательщиком города и Нюрбинского района. Покровск сформировался как административный центр Хангаласского улуса (района) республики, расположен недалеко от Якутска и выполнял к моменту преобразования важную роль по производству строительных материалов, асфальта и пр.

Реструктуризация промышленности незамедлительно повлияла на жизнедеятельность городов и рабочих поселков Якутии, рынок труда в которых стал менее емким. Одновременно кризисные явления стали проявляться в системе государственной и корпоративной поддержки поселений (транспорт, завоз продуктов и предметов широкого потребления, образование, здравоохранение, культура, спорт, досуг и пр.). Крайне важно, что все это происходило в сложных климатических условиях северного региона страны, в том числе в поселках за северным полярным кругом.

Значительную часть выбывающего населения составили трудовые мигранты и их семьи из Европейской части России и других стран СССР, которые строили эти города и поселки во второй половине XX в. и были первыми работниками местных предприятий [3]. В 1990-ые гг. 9 из 13 городов республики год от года теряли свое население, положительная демографическая динамика сохранилась только в столице – Якутске и городах Мирный, Покровск и Вилюйск, которые, с одной стороны, сохранили статус многофункциональных локальных центров притяжения, а с другой, перспективы промышленного развития. Положительной динамики в этих четырех городах хватило, чтобы перекрыть потери населения в других городах страны: в межпереписной период (1989–2002 гг.) общее население 13 городов республики не существенно, но выросло – с 432 до 436 тыс. чел. Однако, если убрать из расчетов столицу региона, то по оставшимся городам мы наблюдали в общем отрицательную динамику (-20 тыс. чел.).

В сложной ситуации оказались и рабочие поселки, экономика которых также зависела от организованных в советский период производств, в том числе связанных с добычей полезных ископаемых. Причем это касалось как поселков, в которых, например, помимо одного месторождения и единичных социальных объектов больше ничего не было, так и районных центров, имевших более диверсифицированный рынок труда и более развитую систему социального обеспечения. Так, например, в 1997 г. было вынесено решение о закрытии шахты «Сангарская», в результате чего районный центр Кобяйского улуса п. Сангар утратил крупнейшее предприятие. А крупнейший поселок республики Депутатский в результате аварии на электростанции 1993 г. и пожара на станции в 2001 г. дважды замораживался, в результате чего существенно сократился его промышленный потенциал, а вместе с ним и численность населения: с 13,3 до 3,6 тыс. чел. с 1989 по 2002 гг.

Показательно, что в межпереписной период (1989–2002 гг.) 49 из 66 рабочих поселков республики теряли свое население. В связи с закрытием производств и горнорудных месторождений, в связи с утратой перспектив дальнейшего развития были официально упразднены поселки Кулар, Власово, Тенкели, Лазо, Сарылах, Канкунский, население которых в 1989 г. составляло 13566 чел. Надо отметить, большая их часть находилась в действительно сложных климатических, экономических и транспортных условиях, влияющих как на рентабельность местных производств, так и на содержание самих поселков в целом. Показательный пример – поселок золотодобытчиков Кулар, расположенный за северным полярным кругом, в котором действовала крупная золотодобывающая фабрика, работники которой за 30 лет добыли 120 тон золота, а после окончания выработки были распущены предприятием, а сам поселок был упразднен.

В это же время еще пять поселков были переведены в категорию сельских населенных пунктов (Бестях, Ольчан, Чагда, Быковский, Якокут). В каждом из них проживало менее 3000 тыс. чел. В 1990-ые гг. только одно сельское поселение Якутии получило статус городского населенного пункта. Это случилось до распада СССР, в 1991, когда было зарегистрирован рабочий поселок Заречный, выделившийся из территории, административно подчиненной г. Олекминск. В 2008 г. Заречный был преобразован в сельский населенный пункт.

Как итог, количество рабочих поселков в Республике Саха(Якутия) к 2002 г. сократилось с 67 до 55. При этом два поселка (Нюрба и Покровск), напомним, в 1997 г. получили статус города. В результате административных преобразований, миграции населения, сложной демографической ситуации общее население рабочих поселков в регионе (без учета Нюрбы и Покровска) снизилось с 288,7 тыс. до 179,3 тыс. чел., т.е. на 109,4 тыс. чел. или на 37,8 %. Лишь в 11 поселках население в 1989–2002 гг. сократилось менее, чем на 25%. В 16 поселках число жителей в этот период уменьшилось на 25–50 %. И, наконец, в 27 поселках оно сократилось более, чем на 50% (от 50 до 98%).

Соответственно, изменилась и республиканская структура рабочих поселков: поселков с населением более 9 тыс. чел. стало в три раза меньше (в основном они переместились в группу 3–6 тыс. чел.), а поселков с населением 1–3 тыс. чел. в 2,5 раза меньше (они переместились в группу поселков с населением до 1 тыс. чел. – таблица 1).

При этом четыре поселка республики в этот период показали демографический рост. Это п. Айхал, бюджетообразующим предприятием которого является один из горно-обогатительных комбинатов крупнейшей алмазодобывающей компании «Алроса», а также поселки Марха, Жатай и Табага – пригородные поселения разраставшегося Якутска, имеющие с ним постоянную транспортную связь.

В целом городское население Республики Саха(Якутия) с 1989 по 2018 гг. сократилось на 111,9 тыс. чел. или на 15,4 %. Однако это существенно не отразилось на удельном весе городского населения республики. С чем это было связано? Дело в том, что снижение числа жителей городов и рабочих поселков в регионе происходило на фоне общего снижения численности жителей республики в этот период, миграции населения из республики в другие регионы, а также в силу внутренней сельско-городской миграции. Три этих фактора сократили падение показателей удельного веса городского населения в Якутии в 1989–2002 гг. до 4 пунктов: с 67 до 64 % от общего количества населения (таблица 3).

Таблица № 3. Динамика городского населения Якутской АССР / Республики Саха (Якутия) в 1989-2018 гг. [составлено автором по: 4; 5; 6; 16].

Показатель / Год

1989

2002

2010

2018

Общая численность населения

1081408

949280

958528

964330

Численность городского населения

721188

609999

614545

633189

Доля городского населения, %

67

64

64

66

2002–2010

В следующий межпереписной период (2002–2010 гг.), когда наиболее кризисные явления в экономике страны и в Якутии в частности были преодолены, в экономическом и социально-демографическом развитии региона наметились отдельные положительные тенденции. Основные миграционные потоки из республики, усилившиеся в 1990-ые гг., стабилизировались, коэффициент естественного прироста (и до этого положительный) вырос в 1,5 раза (с 4,4 до 7 пунктов). Крупнейшие предприятия по добыче полезных ископаемых (алмазы, драгоценные металлы, уран, уголь, древесина и пр.) обновили и усилили свои производственные базы. Все это оказало поддержку существовавшей структуре рабочих поселков и городов. Однако радикальных перемен в развитии сети городских населенных пунктов не произошло. Во-первых, не появилось новых городских населенных пунктов. А, во-вторых, население большинства городских поселений продолжило сокращаться. Одна из причин этого – вслед за обновлением производственных баз предприятий не везде были улучшены условия жизнедеятельности населения. В новой инвестиционной политике интересы территорий были отражены в меньшей степени, чем интересы отраслей и компаний [1].

По сложившейся тенденции наибольший демографический рост в этот период продемонстрировал Якутск. Число жителей города в результате административных преобразований (в его состав вошли поселки Марха, Табага, Кангалассы), сельско-городской миграции и положительной динамики естественного прироста возросло на 58,9 тыс. чел. (+27,9 %). Этим ростом столица республики перекрыла всю убыль населения в остальных городах и поселках городского типа, даже с учетом восьми упраздненных поселков и четырех поселков, которые были переведены в категорию сельских населенных пунктов.

В итоге за межпереписной период городское население республики даже увеличилось на 4,5 тыс. чел. Однако без учета столицы динамика городского населения вновь была отрицательной: убыль населения составила 54,4 тыс. чел. Среди 13 городов помимо Якутска продолжающийся рост населения был зафиксирован только в Вилюйске (на 4,7 % – 458 чел.) и Ленске (на 1,6 % – 408 чел.), остальные города теряли население. Наибольшее сокращение числа жителей произошло в городах Томмот, Удачный и Алдан (от 975 до 3440 чел.).

Из 40 поселков, которые сохраняли статус городских населенных пунктов к переписи 2010 г., только в четырех был отмечен прирост населения (все они относились к категории поселков с населением более 3 тыс. чел.). В частности, продолжил свой рост пристоличный поселок Жатай, на противоположной от Якутска стороне р. Лена стал демографически расти поселок Нижний Бестях. Этот поселок, в котором сходятся три федеральные и одна республиканская дорога, в конце 2000-х гг. получил большой шанс для развития в качестве крупного железнодорожного узла, наиболее близкого к столице. В этот момент даже возникли планы по превращению поселка в новый город республики.

Помимо поселков Жатай и Нижний Бестях еще два поселка в межпереписной период показали прирост населения: п. Витим на юге Якутии (крупный лесопильный завод, нефтяное месторождение и пр.) и п. Пеледуй – крупная база речного флота России. Среди оставшихся 36 поселков городского типа в 26 население сократилось менее, чем на 20 %, в семи – от 25 до 50 % и, наконец, в трех – от 50 до 70 %. В целом же доля городского населения в республике в этот период не изменилась и составила 64 %. Произошло это главным образом благодаря демографическому приросту Якутска.

2010–2018

В последнее десятилетие города и поселки городского типа, связанные с крупными предприятиями республики, ориентированными на экспорт (алмазодобыча, нефте-, газодобыча, заготовка древесины и пр.), развивались под влиянием кризиса 2008–2010 гг. и 2014–2015 гг. В 2018–2019 гг. крупнейшее предприятие региона Алроса вошло в период локального кризиса из-за падения мирового спроса на алмазы.

Городские поселения республики, как и прежде, в разной степени получали ресурсы на развитие и обновление социальной инфраструктуры, как со стороны государственного бюджета, так и со стороны самих предприятий. Реструктуризация промышленности региона, созданной в советский период, к этому времени в основном была завершена. В связи с запуском новых производственных проектов, сокращением или закрытием прежних в 2010–2018 гг. в Якутии не было создано новых городских населенных пунктов. Но, в отличие от предыдущих периодов, не были закрыты и ранее образованные населенные пункты. Таким образом, до 2019 г. количество городов (13) и поселков городского типа республики (40) осталось неизменным. Позднее исключение – небольшой поселок на юге Якутии – Нагорный, население которого в 1989 г. составляло 913 чел., в последствие сократилось до 14 чел. (2010 г.), в результате чего поселок в 2019 г. был упразднен.

Общее население городов республики в 2010–2018 гг. по прогнозам Росстата увеличилось на 30,9 тыс. чел. При этом рост населения был отмечен только в Якутске (42,1 тыс. чел.) и Вилюйске (861 чел.), которые и в предыдущие периоды только росли. Население же остальных 11 городов республики сократилось на 12 тыс. чел. В относительных показателях наибольшее сокращение числа жителей произошло в г. Томмот и Верхоянск (13,9 и 14,4 % соответственно), а в абсолютных – в Мирном и Нерюнгри (на 1,9 и 4,7 тыс. чел.). По уже устоявшейся тенденции снижение численности населения в Нерюнгри [10] и десяти малых городах республики компенсировалось демографическим приростом Якутска. Схожие тенденции мы наблюдали и во всех остальных республиках на востоке России, столицы которых «компенсировали» общее снижение городского населения в регионах [2].

Среди 40 поселков городского типа положительную демографическую динамику продемонстрировали пять: пристоличные поселки Жатай (+585 чел.) и Нижний Бестях (+634) вновь показали относительно высокий рост. Менее значительный прирост населения показали (впервые за постсоветский период) поселки Светлый (+203), Югоренок (+99), Золотинка (+36), что было связано развитием в них и окружающих их районах промышленных предприятий, с маятниковой вахтовой миграцией на добывающие и перерабатывающие производства. Все остальные поселки теряли население: Общее снижение численности жителей в рабочих поселках с Переписи 2010 г. по начало 2018 г. составило 12,3 тыс. чел. Более 50 % населения потеряли два и без того малолюдных поселка (Аллах-Юнь и Нагорный, упраздненный в 2019 г.). Население еще четырех поселков уменьшилось в диапозоне от 25 до 40 %. Число жителей в остальных 29 поселках сократилось от 0,3 до 24,4 %. Отрицательная динамика, как и прежде, была связана с реорганизацией и закрытием производств, сокращением расходов на развитие социальной базы поселков, уменьшением рынка труда.

Заключение

Динамика ключевых экономических и социально-демографических параметров в развитии городских поселений в Якутии в последние три десятилетия (1989–2019 гг.) свидетельствует об общем замедлении процессов урбанизации территории. В сложный период реформирования экономики и систем управления в 1990-ые гг., а также в относительно стабильные периоды экономического обновления в 2000–2010-ые гг. в республике, как и большинстве других дальневосточных регионов России, не было основано ни одного нового города и рабочего поселка. Вместе с тем была существенно реконструирована система городских населенных пунктов, возникшая к концу советского периода и включавшая 11 городов и 67 рабочих поселков. Два рабочих поселка приобрели статус города, что не позволило им добиться демографического прироста в последние 30 лет. Подавляющее большинство остальных городов и поселков за исключением пристоличных (Жатай, Нижний Бестях) последовательно теряли население под влиянием сжимающегося рынка труда и кризисных явлений в развитии социальной и инженерно-бытовой инфраструктуры. Отток населения был обеспечен в частности государственными программами переселения населения из районов Севера.

Одновременно столица региона – Якутск и его пригородные территории благодаря нарастающей сельско-городской миграции, высоким показателям естественного прироста компенсировала снижение населения в малых городах и поселках. Показательно в этой связи, что доля Якутска в городском населении республики в период с 1989 по 2018 гг. увеличилась с 25,9 до 49 % [4; 16]. Во многом благодаря Якутску население городов республики в целом увеличилось на 18% (78,2 тыс. чел.) за после 30 лет (таблица 2). А вот число жителей поселков, имеющих статус городских населенных пунктов, в этот период сократилось на 57,5 % (166,2 тыс. чел.).

По существу, продолжающаяся урбанизация в Якутии получила свое развитие преимущественно в развитии Якутской агломерации. Именно Якутск получил наибольшие ресурсы для развития городской инфраструктуры, в том числе социальной и инженерно-бытовой, став еще более значимым многофункциональным центром региона, центром для притяжения внутрирегиональных мигрантов, в частности самих якутов. Только в 2000–2012 г. жилой фонд городского округа «Город Якутск» увеличился на 40,6 % [11], а потенциал для концентрации населения в столице все еще остается высоким [7; 13], поскольку в городе существенно обновилась образовательная и медицинская инфраструктура. Демографический прирост Якутска в последние 30 лет (на 65 %) компенсировал потери городского населения настолько, что доля городского населения региона в общей структуре населения в этот период в целом не изменилась и колебалась в диапазоне 0,64–0,67 %. Это произошло, однако, еще и на фоне общего снижения численности жителей республики (таблица 3).

Население большинства городов и поселков республики в 1990–2010-ые гг., несмотря на положительную динамику по городам в целом, все же сокращалось. Общее снижение численности городского населения в период с 1989 по 2018 гг. составило 88 тыс. чел., или 12%. Основные потери были связаны с выездной миграцией, в особенности из поселков и малых городов. Если не учитывать в этих расчетах столицу региона, то сокращение городского населения составило 213 тыс. чел. или 40 %.

Сама структура городских поселений Якутии за последние тридцать лет существенно преобразилась: в связи с реструктуризацией промышленности, в т.ч. добывающих производств, количество рабочих поселков / поселков городского типа республики с 1989 по начало 2020 г. сократилось на 28 поселений – с 67 до 39. Два из них, как уже было сказано, стали городами. Три вошли в состав Якутска. 15 поселков были упразднены, 7 переведены в категорию сельских населенных пунктов. Эти изменения произошли и завершились в основном во второй половине 1990–2000-х гг. Как итог: городское население все в большей степени концентрируется в столице, ее пригородах, а также в наиболее крупных городах республики (Нерюнгри, Мирный, Ленск, Алдан). В лидерах демографического «падения» стали городские населенные пункты арктической зоны Якутии, проигрывающие основным территориям республики в рейтингах качества жизни [8].

При этом на Дальнем Востоке Якутия сохранила за собой статус региона с наибольшим количеством городских поселений (48 поселений на начало 2018 г.), существенно опережая, например, Приморский (23) и Хабаровский край (23). Это в целом оправдано, учитывая размеры территории региона и сохраняющиеся проекты по добыче полезных ископаемых, поддерживающие республиканский бюджет и бюджеты местных городских и сельских поселений.

Анализ ключевых параметров урбанизации в Якутии задает необходимую основу для более глубокого понимания урбанизационных процессов в республике, трансформации структуры и функционального значения городских населенных пунктов, источников продолжающейся урбанизации и набирающей обороты субурбанизации, которая охватывает преимущественно пригородные поселения столицы региона – городские и сельские населенные пункты, к изучению которых исследователи только приступают [17; 18]. Демографический и территориальный рост столицы республики становится одной из базовых, определяющих характеристик экономического, социально-демографического и территориального развития республики и, по всей видимости, должен стать одним из главных объектов для текущего социально-гуманитарного анализа региона.

Библиография
1.
Бекетов Н.В. Пространственная структура экономики Республики Саха (Якутия): современные формы организации и перспективы развития // Дайджест-финансы. – 2007. – № 5. – С. 2-12.
2.
Бреславский А.С. Урбанизация в республиках Южной Сибири: динамика ключевых параметров (1989–2019) // Урбанистика. – 2019. – № 1. – С. 58–67.
3.
Винокурова Д.М. Особенности территориальной и социальной мобильности на севере: сравнение городских форм расселения (на примере городов Республики Саха (Якутия)) // Региональные проблемы. – 2015. – № 3. – С. 45-51.
4.
Всесоюзная перепись населения 1989 г. Численность населения СССР, РСФСР и ее территориальных единиц по полу // Демоскоп [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus89_reg1.php (дата обращения: 12.11.2019).
5.
Всероссийская перепись населения 2002 г. Численность городского населения России, ее территориальных единиц, городских поселений и городских районов по полу // Демоскоп [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus02_reg2.php (дата обращения: 12.11.2019).
6.
Всероссийская перепись населения 2010 г. Численность населения городских населенных пунктов Российской Федерации // Демоскоп [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus10_reg2.php (дата обращения: 12.11.2019).
7.
Гаврильева Т.Н., Коломак Е.А., Захаров А.И., Хорунова К.В. Ретроспектива расселения в Якутии на основе анализа переписей населения // Вопросы статистики. – 2019. – № 12. – С. 39-51.
8.
Гордячкова О.В., Печетова Т.И. Качество жизни населения Республики Саха (Якутия): рейтинг муниципальных районов // Регионология. – 2018. – № 4. – С. 674-697.
9.
Саввинова А.Н., Гнатюк Г.А. Урбанизованность территории республики Саха (Якутия): проблемы пространственной организации // География и регион: материалы межд. научно-практич. конф. – Пермь: Пермский государственный национальный исследовательский университет, 2015. – C. 112-118.
10.
Скрябин М.Ю. Разработка и анализ моделей урбанизации городов республики Саха (Якутия) с использованием геоинформатики на примере г. Нерюнгри // География и краеведение в Якутии: материалы V республиканской научно-практической конференции, посвященной 105-летию со дня рождения А.И. Сивцевой. – Якутск: Издательский дом СВФУ, 2019. – C. 160-163.
11.
Соломонов М.П., Апросимова С.А. Городской округ «Город Якутск»: ключевые вопросы жилищно-коммунального и городского хозяйства // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 1. – С. 262-267.
12.
Томаска А.Г. Внутренняя миграция Республики Саха (Якутия) и социальный портрет сельского мигранта в городских поселениях // Этносоциологические исследования в Республике Саха (Якутия). – Якутск: Центр научно-технической информации Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, 2015. – С. 23-43.
13.
Урбанизация и малочисленные народы севера Республики Саха (Якутия): колл. моногр. / Ф.С. Донской, А.Г. Попова, Е.С. Романова, П.В. Сосин, Х.Х. Турнин, В.А. Роббек; отв. ред. Р.И. Донской. – Якутск: Якутский филиал издательства СО РАН, 2001. – 86 с.
14.
Федорова Е. Н. Города и рабочие поселки-районные центры Якутской АССР. – Якутск: Книжное издательство, 1982. – 95 с.
15.
Федорова Е.Н. Пути развития малых городов и поселков городского типа в Республике Саха (Якутия) // Региональная экономика: теория и практика. – 2009. – Т. 7, вып. 14. – С. 52-56.
16.
Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям на 1 января 2018 г. / Росстат [Электронный ресрус]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2018/bul_dr/mun_obr2018.rar (дата обращения: 12.11.2019).
17.
Яковлев А.И. Нижний Бестях и Якутск: проблемы и перспективы городских агломераций в Якутии // Республики на востоке России: траектории экономического, демографического и территориального развития / отв. ред. А.С. Бреславский. – Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2018. – С. 190-200.
18.
Яковлев А.И. Пригородное село Хатас и проблемы сезонной агломерации Якутска и Нижнего Бестяха // «Пригородная революция» в региональном срезе: периферийные городские территории на постсоветском пространстве // отв. ред. А.С. Бреславский. – Улан-Удэ: БНЦ СО РАН, 2019. – С. 98-101.
References (transliterated)
1.
Beketov N.V. Prostranstvennaya struktura ekonomiki Respubliki Sakha (Yakutiya): sovremennye formy organizatsii i perspektivy razvitiya // Daidzhest-finansy. – 2007. – № 5. – S. 2-12.
2.
Breslavskii A.S. Urbanizatsiya v respublikakh Yuzhnoi Sibiri: dinamika klyuchevykh parametrov (1989–2019) // Urbanistika. – 2019. – № 1. – S. 58–67.
3.
Vinokurova D.M. Osobennosti territorial'noi i sotsial'noi mobil'nosti na severe: sravnenie gorodskikh form rasseleniya (na primere gorodov Respubliki Sakha (Yakutiya)) // Regional'nye problemy. – 2015. – № 3. – S. 45-51.
4.
Vsesoyuznaya perepis' naseleniya 1989 g. Chislennost' naseleniya SSSR, RSFSR i ee territorial'nykh edinits po polu // Demoskop [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus89_reg1.php (data obrashcheniya: 12.11.2019).
5.
Vserossiiskaya perepis' naseleniya 2002 g. Chislennost' gorodskogo naseleniya Rossii, ee territorial'nykh edinits, gorodskikh poselenii i gorodskikh raionov po polu // Demoskop [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus02_reg2.php (data obrashcheniya: 12.11.2019).
6.
Vserossiiskaya perepis' naseleniya 2010 g. Chislennost' naseleniya gorodskikh naselennykh punktov Rossiiskoi Federatsii // Demoskop [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus10_reg2.php (data obrashcheniya: 12.11.2019).
7.
Gavril'eva T.N., Kolomak E.A., Zakharov A.I., Khorunova K.V. Retrospektiva rasseleniya v Yakutii na osnove analiza perepisei naseleniya // Voprosy statistiki. – 2019. – № 12. – S. 39-51.
8.
Gordyachkova O.V., Pechetova T.I. Kachestvo zhizni naseleniya Respubliki Sakha (Yakutiya): reiting munitsipal'nykh raionov // Regionologiya. – 2018. – № 4. – S. 674-697.
9.
Savvinova A.N., Gnatyuk G.A. Urbanizovannost' territorii respubliki Sakha (Yakutiya): problemy prostranstvennoi organizatsii // Geografiya i region: materialy mezhd. nauchno-praktich. konf. – Perm': Permskii gosudarstvennyi natsional'nyi issledovatel'skii universitet, 2015. – C. 112-118.
10.
Skryabin M.Yu. Razrabotka i analiz modelei urbanizatsii gorodov respubliki Sakha (Yakutiya) s ispol'zovaniem geoinformatiki na primere g. Neryungri // Geografiya i kraevedenie v Yakutii: materialy V respublikanskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, posvyashchennoi 105-letiyu so dnya rozhdeniya A.I. Sivtsevoi. – Yakutsk: Izdatel'skii dom SVFU, 2019. – C. 160-163.
11.
Solomonov M.P., Aprosimova S.A. Gorodskoi okrug «Gorod Yakutsk»: klyuchevye voprosy zhilishchno-kommunal'nogo i gorodskogo khozyaistva // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014. – № 1. – S. 262-267.
12.
Tomaska A.G. Vnutrennyaya migratsiya Respubliki Sakha (Yakutiya) i sotsial'nyi portret sel'skogo migranta v gorodskikh poseleniyakh // Etnosotsiologicheskie issledovaniya v Respublike Sakha (Yakutiya). – Yakutsk: Tsentr nauchno-tekhnicheskoi informatsii Instituta gumanitarnykh issledovanii i problem malochislennykh narodov Severa SO RAN, 2015. – S. 23-43.
13.
Urbanizatsiya i malochislennye narody severa Respubliki Sakha (Yakutiya): koll. monogr. / F.S. Donskoi, A.G. Popova, E.S. Romanova, P.V. Sosin, Kh.Kh. Turnin, V.A. Robbek; otv. red. R.I. Donskoi. – Yakutsk: Yakutskii filial izdatel'stva SO RAN, 2001. – 86 s.
14.
Fedorova E. N. Goroda i rabochie poselki-raionnye tsentry Yakutskoi ASSR. – Yakutsk: Knizhnoe izdatel'stvo, 1982. – 95 s.
15.
Fedorova E.N. Puti razvitiya malykh gorodov i poselkov gorodskogo tipa v Respublike Sakha (Yakutiya) // Regional'naya ekonomika: teoriya i praktika. – 2009. – T. 7, vyp. 14. – S. 52-56.
16.
Chislennost' naseleniya Rossiiskoi Federatsii po munitsipal'nym obrazovaniyam na 1 yanvarya 2018 g. / Rosstat [Elektronnyi resrus]. – Rezhim dostupa: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2018/bul_dr/mun_obr2018.rar (data obrashcheniya: 12.11.2019).
17.
Yakovlev A.I. Nizhnii Bestyakh i Yakutsk: problemy i perspektivy gorodskikh aglomeratsii v Yakutii // Respubliki na vostoke Rossii: traektorii ekonomicheskogo, demograficheskogo i territorial'nogo razvitiya / otv. red. A.S. Breslavskii. – Ulan-Ude: BNTs SO RAN, 2018. – S. 190-200.
18.
Yakovlev A.I. Prigorodnoe selo Khatas i problemy sezonnoi aglomeratsii Yakutska i Nizhnego Bestyakha // «Prigorodnaya revolyutsiya» v regional'nom sreze: periferiinye gorodskie territorii na postsovetskom prostranstve // otv. red. A.S. Breslavskii. – Ulan-Ude: BNTs SO RAN, 2019. – S. 98-101.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования Предметом исследования является анализ динамики ключевых параметров урбанизации в Республике Саха (Якутия) в период с 1989 по 2018 годы. В статье рассматриваются процессы урбанизации в разные временные промежутки и приводятся рассуждения по причинно-следственным связям сформировавшейся демографической обстановке в регионе. Методология исследования В статье присутствует подробный анализ демографических данных за рассматриваемый период. Приводятся данные по численности населения в рассматриваемом регионе. Также представлены расчеты по анализу изменений численности в процентном соотношении. Автор не просто приводит данные, но и делает умозаключения и выводы, почему какие-то населенные пункты резко уменьшались по численности, а ряд крупных городов региона наоборот сильно вырос. Актуальность В статье рассматривается актуальная на сегодняшний день тема урбанизации населения в России на примере Республики Саха (Якутия). За рассматриваемый период во многих регионах страны произошло снижение численности населения в малых городах и увеличение численности столиц. Такая тенденция обнаружена и в Якутии: снижение численности населения в малых городах республики компенсировалось демографическим приростом Якутска. Автор подробно описывает причины произошедшего. Таким образом, статья может быть полезной для понимания причин изменения структуры городских населенных пунктов в отдельные отрезки постсоветской истории. Научная новизна В статье представлена подробная периодизация процесса урбанизации в Республике Саха (Якутия). В отличие от других исследований автор приводит детальный анализ статистических данных, а также описывает происходящие социокультурные явления в регионе в каждый рассматриваемый период. В результате выводы статьи хорошо аргументированы и обоснованы. Стиль, структура, содержание Статья хорошо структурирована, в ней есть все необходимые разделы. Содержание полностью соответствует заявленной теме. Также в статье хорошо представлена теоретическая и доказательная база в виде анализа статистических данных по численности населения рассматриваемого региона. Статья написана научным языком, и стиль изложения соответствует формату публикаций журнала. Изложение материала ясно, понятно и без ошибок. Библиография Среди источников литературы представлены только отечественные публикации, что объясняется выбранной темой исследования. В связи с тем, что анализируются официальные статистические данные, имеются ссылки на результаты Всероссийской переписи населения. Для выбранной темы исследования источников литературы достаточно. Выводы, интерес читательской аудитории Статья может быть интересна широкому кругу читателей. Статья рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"