Статья 'Современные стили и образы в архитектуре Харбина' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Современные стили и образы в архитектуре Харбина

Козыренко Иван Сергеевич

преподаватель, кафедра Дизайн Архитектурной Среды, Тихоокеанский Государственный Университет

680035, Россия, г. Хабаровск, ул. Бондаря, 27

Kozyrenko Ivan Sergeevich

Educator, the department of Design of Architectural Environment, Pacific National University

680035, Russia, g. Khabarovsk, ul. Bondarya, 27

Kis1992_1957@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2310-8673.2020.1.32190

Дата направления статьи в редакцию:

15-03-2020


Дата публикации:

29-03-2020


Аннотация.

Объектом исследования стала современная застройка Харбина, который в настоящее время развивается как крупный мегаполис северо-востока Китая. Предметом исследования являются архитектурные особенности культурно-общественных объектов, построенных в первое десятилетие XXI в. В настоящее время в застройке города выделяются старые районы русского периода развития города, новая застройка, имитирующая исторические архитектурные стили, и уникальные объекты культурного назначения. Авторами эксклюзивных проектов являются китайские архитектурные фирмы, которые в последнее время подняли свой архитектурный рейтинг не только в Китае, но и за рубежом. Методы исследования: архитектурный анализ формирования современной застройки города; комплексный и территорий методы, пофакторный анализ и средовой подход, метод натурного обследования, метод архитектурной имитации. Новизна проведенного исследования определена активными темпами строительства Харбина и формированием нового его архитектурного образа. Впервые изучается современная архитектура уникальных объектов с целью не только определить их стилистические характеристики, но и образные особенности. Это позволит прогнозировать дальнейшее развитие архитектурной среды «Русской Атлантиды». Основными выводами проведенного исследования является то, что в Харбине активно развиваются культурные функции, которые повышают его статус туристического международного центра. К проектированию объектов привлекаются как зарубежные, так и китайские архитектурные фирмы. В их работах отмечается не решение стилистических особенностей сооружений, а выделяется поиск ярких, запоминающих образов, которым они придают глубокое смысловое значение. В современных объектах в архитектурной форме отражаются история, культура, традиции Китая, а также инновационные направления формирования городской среды.

Ключевые слова: городская среда, мегаполис, архитектура, стиль, образ, функции, имитация, культурные, объекты, проект

Abstract.

The object of this research is the contemporary architecture of Harbin, which is currently developing as a megalopolis of the Northeast of China. The subject of this research is the architectural peculiarities of cultural public objects, built in the first decade of the XXI century. At the present time, Harbin determines the old districts of the Russian period of development of the city; new building imitating historical architectural styles; and unique objects of cultural designation. The authors of exclusive projects and the Chinese architectural firms that recently improves their rating not only in China, but also abroad. The scientific novelty is defined by the rapid construction rates in Harbin and formation of its new architectural image. The article is first to explore contemporary architecture of the unique objects for the purpose of determination of stylistic and imagery characteristics. This would allow forecasting future development of architectural environment of the “Russian Atlantis”. The main conclusion consists in the fact that Harbin actively develops cultural functions that increase its status as an international tourism center. Chinese and foreign architectural firms are attracted to design of the objects. Their works indicate the search of memorable and remarkable objects with attached profound semantic meaning. Contemporary architectural objects reflect history, culture and traditions of China, as well as innovative approaches to the formation of urban environment.

Keywords:

imitation, functions, image, style, architecture, megalopolis, urban environment, cultural, objects, project

Харбин является объектом исследования историков, социологов, демографов, политологов, экономистов и др. Для архитекторов важным является не только изучение русского наследия города, но и исследование современных тенденций формирования городской среды. И в этом отношении становиться актуальным определение наиболее важных аспектов проектирования архитектурных объектов – стиль, образ, композиция, конструкции, семантика.

Развитие социалистического мегаполиса Харбина идет интенсивными темпами. В начале XXI в. в миллионом городе начали строить уникальные объекты в современных стилях, которые начинают определять новый имидж северного мегаполиса. Однако в застройке города обращают на себя внимание сооружения, выполненные в ретро стилях. Они появляются как в исторически сложившейся среде, так и в новостройках. И специалисты, и жители города считают, что это отражение исторических традиций города, начало которых определенно архитектурой русского Харбина. Именно это направление в застройке отличает его от других китайских городов. Поэтому памятники архитектуры являются визитной карточкой города.

В начале нового века китайские города стали огромными строительными площадками. Именно здесь можно наблюдать реализацию самых смелых проектов. Интерес представляет строительство крупных объектов, которые имеют не только яркие стилистические особенности, но и образные решения. В этом отношении заслуживают внимания сооружения, построенные по проектам архитектурного бюро ZHA. При проектировании Оперного театра в Гуанжоу Заха Хадид вдохновлялась рисунками природы – каньоны, реки, ущелья, валуны, горные склоны. В результате была создана архитектурная форма с плавными очертаниями, перетекающими объемами, с искаженной перспективой, с многоуровневыми пространствами (рис. 1). Объем театра стилизован под камни, которые выброшены на берег реки Жемчужной [2]. В 2011 г. по проекту Заха Хадид построен Международный молодежный культурный центр в Нанкине. Архитектурная идея определилась традициями создания шелковой парчи Юньцзинь («Парча с облачным рисунком»). Самый большой музей шелковой парчи находится в Нанкине. Исходным сырьем для производства парчи является шелковое волокно, переплетенное золотыми и серебряными нитями. Ее основной особенностью является оригинальный рельеф плетения, за счет которого оттенки вытканных цветов и растений меняются в зависимости от того, под каким углом их рассматривают. Парча с облачным рисунком известна каждому китайцу. Каллиграфическая параметрия архитектуры "Международного молодежного культурного центра" резонирует с трехмерным образом крученой шелковой нити. Подобно Юньцзиньской нити, линии фасадов создают «текстильную оболочку», оплетая четыре блока культурного центра, объединяя их в единое целое с башнями [3]. С каждой точки восприятия объект раскрывается по-разному. Архитектурная реплика Заха Хадид относительно культурного наследия получила высокую оценку в Китае. И данный объект получил определение «Шелковая архитектура» (рис. 2).

Архитектурный ансамбль в Чэнду состоит из центра искусств «Новый век» и центра «Современное искусство» (рис. 3). Архитектурные объекты Заха Хадид напоминают морскую волну, море, которое освещает персональное «Солнце» (система искусственного освещения).

Здание Штаб-квартиры CCTV в Пекине, построенное по проекту Рем Колхас, Сохэй Сигэмацу, Оле Шерен, не имеет сложного философского контекста и природных прототипов (рис. 4). Авторы искали оригинальную форму, которая контрастировала бы с существующей застройкой. Архитектурная петля развивается по вертикальной и горизонтальной плоскостям на уровнях земли и воздуха. Творческий идеал Р. Колхаса: фасад — не главное, главное — функциональность внутренней структуры [5]. Архитекторы акцент поставили на конструкциях здания, которые являются главными формообразующими элементами. В результате объем, выполненный как бы из отдельных фрагментов, с каждого ракурса изменяется до неузнаваемости. Из-за своей необычной формы небоскреб получил название «Штанишки».

Пекинский национальный стадион (бюро «Жак Херцог и Пьер де Мёрон», Китайский Архитектурный проектный институт) построен в Олимпийской деревне в Пекине [6]. При проектировании архитектурного объекта форма напоминала старинные рисунки на китайских вазах и к работе был привлечен в качестве консультанта художник Ай Вэйвэй. После строительства форма стадиона стала ассоциироваться у некоторых китайцев с детской колыбелью. Но множество переплетенных стальных конструкций напоминают китайцам свитое из веток гнездо. В китайской культуре гнездо символизирует все самое хорошее и доброе. Поэтому очень быстро объект получил название «Птичье гнездо». Но в переплетениях стальных конструкций просматриваются и традиционные керамические рисунки, и пятиконечные звезды.

Рядом с Пекинским национальным стадионом «Птичье гнездо» был построен «Водный центр». Форма его была выбрана не случайно – вытянутый прямоугольник. В Китае куб и квадрат – это символы земли. Но авторы проекта хотели отразить и функциональную особенность сооружения. В конструкциях здания использовались элементы, напоминающие кристаллическую решетку, состоящую из водных пузырьков. Именно создание на фасадах эффекта воды сделало архитектуру «Водного центра» уникальным (рис. 5). Китайцы дали сооружению название «Волшебный счастливый куб» [7].

Рис. 1. Оперный театр в Гуанжоу. А рхитектурного бюро ZHA

(арх. Заха Хадид, Патрик Шумахер). 2005 г.

Рис. 2. Международный молодёжный культурный центр в Нанкине .

А рхитектурного бюро ZHA (арх. Заха Хадид). 2011 г.

Рис. 3. Центр искусства «Новый век» и Центр современного искусства в Чэнду.

А рхитектурного бюро ZHA (арх. Заха Хадид, Патрик Шумахер). 2013 г.

Рис. 4. Ш таб-квартира CCTV в Пекине. Архитектурное бюро ОМА

(арх. Рем Колхас, Сохэй Сигэмацу, Оле Шерен). 2004-20012 г.

Рис. 5. Пекинский национальный стадион «Птичье гнездо». Бюро «Жак Херцог и Пьер де Мёрон». (арх. Жак Херцог, Пьер де Мёрон, Ли Ксингганг). 2003-2008 гг.

Водный центр в Пекине . К омпании «PTW Architects» и «Arup international engineering group», китайская корпорация «China State Construction Engineering Corporation», предприятие «China Construction Design International» ( арх . Стефан Марбах, Ли Ксингганг, худ. Ай Вэйвэй )

Эти крупные объекты можно рассматривать как архитектурные эксперименты, которые создают новую инновационную городскую среду. Для их создателей на второй план уходит поиск стилистических особенностей (хай-тек, минимализм, деконструктивизм) и важным становятся конструктивное решение, сложное формообразование, поиск яркого образного решения с определенным смысловым контекстом. И в этом отношении важным является исследование современного архитектурного развития Харбина, который с одной стороны отражает мировые тенденции, с другой – сохраняет исторические традиции.

В Харбине отмечаются рост и популярность китайских проектных фирм. В настоящее время резко возрос рейтинг мастерской MAD Architects, основанной в 2004 в Пекине архитекторами Ма Яньсуном, Йосуке Хайано и Дан Цюнью. Они считают, что самое важное для архитектуры – это создание атмосферы и эмоций. И только природа рождает в сознании человека самые сильные чувства. Ма Яньсунь относится к природе никак к второстепенной сущности, а как к фундаменту. На нем он и выстраивает «очень красивую, естественную, ориентированную на человека» архитектуру [8]. В Харбине мастерская MAD Architects реализовала два проекта: «Национальный музей деревянной скульптуры» (2013) и «Оперный театр» на Солнечном острове (2015). Музей предполагалось построить в одном из новых районов Харбина и, проектируя сооружение, архитекторы пытались интерпретировать природную силу в городской среде. Форма сооружения была определена старым деревянным фрагментов (рис. 6). И это связывает философию Ма Яньсуна с архитектурной концепцией Заха Хадид («Оперный театр» в Гуанжоу). Реализован проект музея в плотной жилой застройке. Архитектурная форма нового объекта контрастирует с типовыми многоэтажными жилыми домами. Она не вписывается в визуальный контекст настолько же сильно, насколько не вписалась бы в урбанизированную среду природная аномалия. И в такой архитектурной среде здание «Национального музея деревянной скульптуры» смотрится как природный арт-объект. Архитекторы студии MAD Architects своим объектом «взорвали» скучный жилой район Харбина [9]. Но образ сооружения не ассоциируется с куском дерева. Светлые фасады, в которых отражается солнце, и покатые их формы напоминают, скорее всего, снежные сугробы (рис. 7, 8). Особенно это прослеживается в отдельных архитектурных фрагментах и при панорамном восприятии. Идея проекта раскрывается в интерьерных пространствах, в которых преобладает дерево, в уникальной экспозиции деревянных скульптур, созданных природой. На трех этажах располагаются свободные перетекающие пространства, в которых плавными линиями выделяются три лестничных холла. Они выполнены с большим изяществом и производят впечатление самостоятельных экспонатов.

Рис. 6. Ассоциативный образ « Национального музея деревянной скульптуры»

Рис.7. Архитектура Национального музея деревянной скульптуры в Харбине. С тудия MAD Architects ( арх. Ма Яньсунь, Йосуке Хайано, Дан Цюнь ). 2013 г.

Рис. 8. Архитектурный фрагмент « Национального музея деревянной скульптуры» . С тудия MAD Architects ( арх. Ма Яньсунь, Йосуке Хайано, Дан Цюнь ). 2013 г.

Проектируя «Оперный театр» на Солнечном острове в Харбине, архитекторы студии MAD сделали обтекаемую форму здания, пытаясь добиться ощущения слияния в фасаде элементов природных стихий: воды и ветра. По их мнению, сооружение должно стать «островом культуры» на заболоченной территории на левом берегу реки Сунгари. Текучие линии в теплое время года должны сочетаться с местным водным ландшафтом, а белые фасады в заснеженные зимы должны напоминать светлые формы льдин. Именно такой архитектурный пейзаж должен улучшить заповедную среду Солнечного острова.

Сооружение идеально вписывается в природное окружение острова и эффектно смотрится со стороны главной набережной города. Большим достоинством архитектурного решения является то, что театр с любой точки пространства воспринимается по новому, раскрываются неожиданные образы и панорамы. Форму театра архитекторы относят к произведению искусства, которую может рассматривать любой житель Харбина – рыбаки на лодке, случайный прохожий, ребенок и т. д. Поэтому руководитель студии Ма Яньсунь считает этот проект воплощением доступного искусства и определяет свое творческое произведение как «Архитектура воды и ветра».

Идея обтекаемых природных форм отражена и в интерьерах театра. Особенно ярко это прослеживается в холлах. Динамичные линии лестниц, наклонные стены зрительного зала, выполненные из маньчжурского ясеня, перепад уровней (холл, вестибюль, зрительный зал) делают интерьеры пластичными. Продуманное искусственное освещение и естественный свет с прозрачного ячеистого потолка, дают на стенах сложную игру света и тени. Колористику интерьерных пространств дизайнеры решают с помощью сочетания двух цветов: белого и бежевого (рис. 9-11).

Трудно конкретно определить стиль двух сооружений. Под вопросом будут стилистические признаки биологического хай-тека театра и деструктурализма музея. В Харбине их называют «Архитектура будущего» [10].

Рис. 9. Архитектура «Оперного театра» в Харбине. Студия MAD Architects

(арх. Ма Яньсун, Йосуке Хайано, Дан Цюнь). 2015 г.

Рис. 10. Интерьер холла театра

Рис. 11. Интерьер вестибюля театра

Спорным было проектирование и строительство в пригороде Харбина Пенфан музея «Отряд 731». В этом месте находилась японская лаборатория, в которой военные проводили бактериологические эксперименты. До 2015 г. музей располагался в корпусах, фрагменты которых остались после взрыва в 1945 г. На этих руинах было создано новое здание музея. Автором проекта являлся архитектор Цзинтан Хэ из Архитектурного проектно-исследовательского института Южно-китайского технологического университета. Огромное здание в виде наклонных гигантских плит, в которых располагаются 6 павильонов, облицовано черным мрамором (рис. 12-16). Над плитами возвышаются три высокие трубы, элементы, напоминающие старую японскую лабораторию. Здание выполняет не только музейные функции, но в большей степени мемориальные. И поэтому по своему образу оно напоминает надгробие и контрастно выделяется на фоне окружающей жилой застройки [11, 12]. Автор проекта сохраняет полностью территорию бывшей лаборатории и наполняет ее знаковыми элементами – узкие рвы-проходы, высохшие стволы деревьев, рельсы, в геометрическом порядке расположенные бревна, сохранившиеся стены старой лаборатории, открытые пространства, отсутствие озеленения, сочетание светлого и темного покрытия. Гипертрофированный масштаб сооружения и аскетизм в организации среды направлены на эмоции людей, которые после знакомства с экспонатами музея по-другому воспринимают дизайн среды. Так бревна, равномерно расположенные по грубому серому гравию, имеют большое семантическое значение. «Бревнами» японцы в лаборатории называли людей, на которых они проводили бактериологические эксперименты. В настоящее время археологи сняли земельный слой, где находилась лаборатория. Место с артефактами планируется перекрыть стеклянным куполом.

Интерьеры музея поддерживают общую концепцию автора проекта: полумрак экспозиционных залов, локальная подсветка экспонатов, наклонные стены, отделанные мрамором, «разорванные» потолки, своеобразно решенные информационные стенды, монохромия (черно-серая).

Если рассматривать стилистические особенности музея «Отряд 731» можно выделять ряд признаков, которые определяют стиль сооружения как минимализм – отсутствие деталей, четкие геометрические формы, монохромное решение. Но архитектор в большей степени решал задачи по созданию образа. Запоминающая архитектура столь сложного объекта станет прототипом музейных комплексов, которые будут построены во всех городах Китая, где действовали подобные лаборатории (Мэнцзятунь, Синьцзинь и др.). Таким образом, архитектурный комплекс в Харбине станет памятным знаком исторических событий 1932-1945 гг.

Рис. 12. Панорама территории м узея «Отряда 731» в Харбине. Арх. Цзинтан Хэ. 2015 г.

Рис. 13. Основное сооружение м узея «Отряда 731»

Рис. 14. Среда музейного комплекса

Рис. 15. Руины старого здания лаборатории

Рис. 16. Интерьер м узея «Отряда 731»

В 2014 г. был открыт «Музей планирования города Харбина». Сооружение одним фасадом выходит на Правительственный проспект, другим – ориентирован на городскую набережную. Перед центральным входом расположена общественная площадь. Данный фрагмент городской среды в настоящее время представляет собой целостный ансамбль. Трехэтажное здание не имеет ярко выраженных стилистических характеристик и сильного образного решения. Боковые фасады, которые выходят на проспект, расчленены мощными вертикальными пилонами. Метрические ряды усиливаются вертикальными окнами. В архитектуре сооружения можно отметить отдельные элементы ар-деко (рис. 17). В застройке проспекта здание не выделяется особым решением, и основное внимание привлекает только большая площадь перед ним. Примеров подобной бесстилевой архитектуры в городе можно встретить много. Такое решение не соотносится с назначением сооружения. Уникальная экспозиция музея показывает архитектурную историю развития Харбина. Экспонаты размещены в 30 выставочных залах общей площадью 8800 квадратных метров и отражают прошлое, настоящее и будущее города [13].

Интерьеры музея решены нейтрально. Это связано с тем, что проектировщики пытались обратить внимание на уникальную экспозицию – макет восьми миллионного города, 3D макеты исторических зданий и др. Расположение и размеры залов, уникальная экспозиция подчеркивают, что развитие города не остановилось, многие планы и идеи будут реализованы в ближайшем будущем.

Рис. 17. «Музей планирования города Харбина». 2016 г .

В начале XXI в. проект «Арка на Солнечном острове», выполненный экспозиционно-дизайнерской фирмой «Сегмаг», победил в международном конкурсе и был реализован в Харбине (арх. Н. Е. Козыренко, Ян Хунвэй). Образ сооружения сложился за счет мягких линий двойных арок, напоминающих речные волны. Центральная арка, выполненная в стиле модерн, напоминает восходящее солнце. Жители города связывают архитектуру Арки с их известной песней: «Каждое утро волны Сунгари поднимают солнце над Харбином» (рис. 18). Проект «Ледовая арена» был разработан для территории Солнечного острова, на которой каждый год возводится грандиозный ледяной город. Поэтому авторы определили контекст архитектуры объекта: восходящее солнце растопит лед Сунгари. Впоследствии проект был определен как «Лед и Солнце» (рис. 19). Авторы проектов пытались создать «Архитектура как символ».

Рис. 18. «Арка на Солнечном острове» в Харбине. Экспозиционно-дизайнерская фирма

«Сегмаг» (арх. Н. Е. Козыренко, Ян Хунвэй). 2002 г.

Рис. 19. «Ледовая арена» на Солнечном острове вХарбине. Экспозиционно-дизайнерская фирма «Сегмаг» (арх. Н. Е. Козыренко, Ян Хунвэй). 2008 г.

В концепциях рассмотренных проектов прочитываются поэтические аналогии, характерные для Китая. В китайской культуре преобладают тип ассоциативного мышления и прочтение специального контекста, заложенного в произведениях искусства. Для архитекторов Китая не существует понятия стиль. Качественную архитектуру они определяют как стильную. И не имеет значение исторический это объект, или современный. Кроме этого, для них вся архитектура делится на «азиатскую» и «европейскую». Самым главным является философия архитектуры, поиск «Эго» городской среды [14]. Что в большей степени отвечает традиционной китайской культуры. Поэтому для архитекторов, работающих в Китае, главным является поиск яркого, запоминающегося образа, который связан с определенными ассоциациями и символами.

При обследовании застройки Харбина (2015-2019) было отмечено, что сохраняются исторические архитектурные мотивы. Так, в 2008 г. была построена «Фармацевтическая фабрика № 6» в стиле китайского барокко. В 2017 г. при строительстве «Музея КВЖД» главный фасад был решен в стиле модерн и был скопирован с центральной части старого вокзала (рис. 20, 21). При схематичном (имитация овального проема, фальшь-окна) его решении аналог сооружения прочитывается достаточно четко. Интерьеры музея решены в стиле лофт – вскрытые потолки, конструкции, провода, арматура и т. д. Поэтому отмечается резкое несоответствие стилей фасадов и интерьеров, интерьеров и музейного наполнения (исторические предметы, современные компьютерные технологии).

Рис. 20. Главный фасад «Музея КВЖД» в Харбине. 2017 г.

Рис. 21. Фрагмент городской среды в Харбине. 2017 г.

В Харбине железнодорожный вокзал и привокзальная площадь неоднократно перестраивалась. Первый вокзал был построен в 1903 г. по проекту архитектора И. Цитович (рис. 22). Железнодорожный вокзал «стал главным сооружением города, его визитной карточкой и образцом конструируемого «харбинского стиля» [15, с. 361]. На привокзальной площади был разбит сквер, на территории которого был поставлен памятник советским воинам в стиле ар-деко. На вокзал ориентирована Вокзальная улица, на которой стояли крупные постройки архитектора Ю. П. Жданова. Вокзал функционировал до 1960 г. Харбин с каждым годом превращался в крупный транспортно-распределительный узел. И первый вокзал перестал удовлетворять потребностям нарастающих потоков грузов и пассажиров. Поэтому было принято решение о строительстве нового вокзала на том же месте. Монументальное сооружение в значительной степени отличалось от старого вокзала, превосходило его по объему и функциональным блокам. Главным элементом центрального фасада была рама, которую фланкировали с двух сторон прямоугольные объемы, имитирующие гигантские пилоны. Боковые крылья вокзала расчленяли монотонные метрические ряды полуколонн (рис. 23). Реконструкция вокзала осуществлялась в 1972, 1989 и 2002 гг.

Рис. 22. Железнодорожный вокзал в Харбине (арх. И. Цитович). 1903 г.

Рис. 23. Железнодорожный вокзал в Харбине. 1972 г.

Нарастающая тенденция привнесения в городскую среду элементов старого Харбина отразилась в идеи реконструкции существующего вокзала. Администрацией города было принято решение выполнить его в образе постройки И. Цитовича. В Харбине стиль нового вокзала определили как «оригинальный стиль ар-нуво». Новый вокзал только в общих чертах напоминает историческое сооружение. Архитекторы повторяют овальное окно, своеобразный маркер стиля модерн, и мощные пилоны. Но масштаб исторического прототипа сильно изменился, соответственно изменились масштабы архитектурных элементов. И это требовало доскональной их проработки, изменение характера деталировки. Такое схематичное решение крупного объема снижает в значительной степени его архитектурную ценность. Но повышает историческую значимость объекта, и в этом случае архитектурный образ играет большую семантическую роль. Повторение одного и того же решения в Харбине скорее всего приведет к тиражированию данного образа (рис. 24). Харбинский вокзал будет претендовать на звание самого крупного в Китае здания, «построенного в европейском стиле» [16].

Рис. 24. Новый железнодорожный вокзал в Харбине. 2018 г.

Анализ современной городской застройки, в частности строительство культурных объектов в Харбине, позволил сделать заключение. Современные архитектурные формы имитируют природные компоненты. В этом случае искусственная природа становится частью урбанизированной среды. Направление это сформировалось как стиль био-тек. Возможности современной техники позволяют реализовать практически любую фантастическую форму. В архитектурных имитациях учитываются характеристики природного образа и на сколько они вписываются в существующую природную и урбанистическую среду. Современное архитектурное формообразование связано с использованием культурных традиций. В архитектуре символическими составляющими становятся элементы национальных произведений: графика, живопись, мозаика, поэзия и т. д. И феномен традиционной культуры воплощается в современной форме, в оболочке архитектурного объекта. Такие архитектурные сооружения пробуждают конкретные образы. При таком формотворчестве большое значение имеют конструктивные особенности сооружения. Ретро стили в архитектуре используются для демонстрации неразрывной связи с историческим прошлым или для искусственного «состаривания» городской среды. Как правило, в этом отношении существуют определенные архитектурные прототипы или образцы.

Библиография
1.
Новые веяния: 5 ведущих направлений в современной архитектуре. [Электронный ресурс]. – URL: https://realty.ria.ru/20150804/405852653.html
2.
Новая китайская жемчужина. [Электронный ресурс]. – URL: [Электронный ресурс]. – URL: http://designdeluxegroup.com/magazine/2013/08/31
3.
Развитие Олимпийского наследия в Нанкине от Захи Хадид. [Электронный ресурс]. – URL: https://pragmatika.media/razvitie-olimpijskogo-nasledija-v-nankine-ot-zahi-hadid/
4.
Объекты Захи Хадид в Китае. - https://magazeta.com/zaha-hadid/
5.
Штаб-квартира Центрального телевидения Китая (арх. Рем Колхас). [Электронный ресурс]. – URL: http://delovoy-kvartal.ru/shtab-kvartira-tsentralnogo-televideniya-kitaya-arh-rem-kolhas/
6.
Архитектура Пекинского национального стадиона. [Электронный ресурс]. – URL: https://www.chinahighlights.ru/beijing/attraction/birds-nest.htm
7.
Водный клуб в Пекине. [Электронный ресурс]. – URL: https://phototravelguide.ru/sportivnve-obekty/pekinskij-nacionalnvj-plavatelnvj-kompleks/
8.
Архитектура, которая создает эмоции. Творческий метод Ма Яньсуна и MAD Architects. [Электронный ресурс]. – URL: h5t.tps://archspeech.com/article/arhitektura-kotoraya-sozdaet-emocii-tvorcheskiy-metod-ma-yan-sun-i-mad-architects
9.
Анна Старостина. Направленный взрыв. https://archi.ru/projects/world/8102/nacionalnyi-muzei-derevyannoi-skulptury
10.
Футуристическое здание нового оперного театра в городе Харбин, Китай. [Электронный ресурс]. – URL: https://arttravelblog.ru/dostoprimechatelnosti/futuristicheskre-zdanie-novogo-opernogo-teatra-v-gorode-xarbin-kitaj.html
11.
«Лаборатория Дьявола». [Электронный ресурс]. – URL: https://www.amur.info/news/2017/07/10/127043
12.
Музей «Отряда 731» в Харбине. [Электронный ресурс]. – https://archi.ru/projects/world/11663/vystavochnyi-zal-dokazatelstv-prestuplenii-yaponskikh-zakhvatchikov-otryada-731
13.
Музей «Харбин». https://otzovik.com/review_5384670.html
14.
Градостроительное планирование Харбина. Сборник конференции. Харбин. 2006.
15.
Козыренко Н. Е., Хунвэй Ян, Иванова А. П. Архитектурное наследие Харбина. Хабаровск: Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та. 2015. 564 с.
16.
Новый вокзал в Харбине. [Электронный ресурс]. – URL: http://biang.ru/ru/society/severnyij-vestibyul-xarbinskogo-vokzala-otkroyut-v-avguste.html
17.
Ковалёва Д. В. Архитектурная имитация природных компонентов // III Международная научная конференция «Молодёжь, наука, технологии: новые идеи и перспективы». [Электронный ресурс]. – URL: http://portal.tsuab.ru/ScienceWork/2016/Konf_III_MNK_MNT-2016/686_III_MNK_MNT-2016.pdf
18.
Зайкова Е. Ю. Инфраструктура мегаполиса: вегетектура как часть архитектурной среды // Вестник РУДН. 2012. № 5. С. 55-61.
19.
Стессель С. А. Заимствование природных принципов формообразования в параметрической архитектуре // Вектор науки ТГУ. 2015. № 2-1 (32-1). С. 52-57.
20.
Глазунова М. Необычный проект культурного центра в Тайване. Навстречу прогрессу / Глазунова М. – Интернет-проект Buro 24/7. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.buro247.ua/lifestyle/architecture/neobychnyy-proekt-kulturnogo-tcentra-vtayvane.html
21.
Беспалов М. Зеленый вулкан: стадион в Мексике / Беспалов М. – Интернет- проект Novate.ru. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.novate.ru/blogs/140810/15320/
References (transliterated)
1.
Novye veyaniya: 5 vedushchikh napravlenii v sovremennoi arkhitekture. [Elektronnyi resurs]. – URL: https://realty.ria.ru/20150804/405852653.html
2.
Novaya kitaiskaya zhemchuzhina. [Elektronnyi resurs]. – URL: [Elektronnyi resurs]. – URL: http://designdeluxegroup.com/magazine/2013/08/31
3.
Razvitie Olimpiiskogo naslediya v Nankine ot Zakhi Khadid. [Elektronnyi resurs]. – URL: https://pragmatika.media/razvitie-olimpijskogo-nasledija-v-nankine-ot-zahi-hadid/
4.
Ob''ekty Zakhi Khadid v Kitae. - https://magazeta.com/zaha-hadid/
5.
Shtab-kvartira Tsentral'nogo televideniya Kitaya (arkh. Rem Kolkhas). [Elektronnyi resurs]. – URL: http://delovoy-kvartal.ru/shtab-kvartira-tsentralnogo-televideniya-kitaya-arh-rem-kolhas/
6.
Arkhitektura Pekinskogo natsional'nogo stadiona. [Elektronnyi resurs]. – URL: https://www.chinahighlights.ru/beijing/attraction/birds-nest.htm
7.
Vodnyi klub v Pekine. [Elektronnyi resurs]. – URL: https://phototravelguide.ru/sportivnve-obekty/pekinskij-nacionalnvj-plavatelnvj-kompleks/
8.
Arkhitektura, kotoraya sozdaet emotsii. Tvorcheskii metod Ma Yan'suna i MAD Architects. [Elektronnyi resurs]. – URL: h5t.tps://archspeech.com/article/arhitektura-kotoraya-sozdaet-emocii-tvorcheskiy-metod-ma-yan-sun-i-mad-architects
9.
Anna Starostina. Napravlennyi vzryv. https://archi.ru/projects/world/8102/nacionalnyi-muzei-derevyannoi-skulptury
10.
Futuristicheskoe zdanie novogo opernogo teatra v gorode Kharbin, Kitai. [Elektronnyi resurs]. – URL: https://arttravelblog.ru/dostoprimechatelnosti/futuristicheskre-zdanie-novogo-opernogo-teatra-v-gorode-xarbin-kitaj.html
11.
«Laboratoriya D'yavola». [Elektronnyi resurs]. – URL: https://www.amur.info/news/2017/07/10/127043
12.
Muzei «Otryada 731» v Kharbine. [Elektronnyi resurs]. – https://archi.ru/projects/world/11663/vystavochnyi-zal-dokazatelstv-prestuplenii-yaponskikh-zakhvatchikov-otryada-731
13.
Muzei «Kharbin». https://otzovik.com/review_5384670.html
14.
Gradostroitel'noe planirovanie Kharbina. Sbornik konferentsii. Kharbin. 2006.
15.
Kozyrenko N. E., Khunvei Yan, Ivanova A. P. Arkhitekturnoe nasledie Kharbina. Khabarovsk: Izd-vo Tikhookean. gos. un-ta. 2015. 564 s.
16.
Novyi vokzal v Kharbine. [Elektronnyi resurs]. – URL: http://biang.ru/ru/society/severnyij-vestibyul-xarbinskogo-vokzala-otkroyut-v-avguste.html
17.
Kovaleva D. V. Arkhitekturnaya imitatsiya prirodnykh komponentov // III Mezhdunarodnaya nauchnaya konferentsiya «Molodezh', nauka, tekhnologii: novye idei i perspektivy». [Elektronnyi resurs]. – URL: http://portal.tsuab.ru/ScienceWork/2016/Konf_III_MNK_MNT-2016/686_III_MNK_MNT-2016.pdf
18.
Zaikova E. Yu. Infrastruktura megapolisa: vegetektura kak chast' arkhitekturnoi sredy // Vestnik RUDN. 2012. № 5. S. 55-61.
19.
Stessel' S. A. Zaimstvovanie prirodnykh printsipov formoobrazovaniya v parametricheskoi arkhitekture // Vektor nauki TGU. 2015. № 2-1 (32-1). S. 52-57.
20.
Glazunova M. Neobychnyi proekt kul'turnogo tsentra v Taivane. Navstrechu progressu / Glazunova M. – Internet-proekt Buro 24/7. [Elektronnyi resurs]. – URL: http://www.buro247.ua/lifestyle/architecture/neobychnyy-proekt-kulturnogo-tcentra-vtayvane.html
21.
Bespalov M. Zelenyi vulkan: stadion v Meksike / Bespalov M. – Internet- proekt Novate.ru. [Elektronnyi resurs]. – URL: http://www.novate.ru/blogs/140810/15320/

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Замечания: Первая фраза: «Темпы развития социалистического мегаполиса Харбина идут интенсивными темпами. » Перечитал ли автор собственный текст? Или ограниченно владеет русским языком? «Памятники архитектуры стали визитной карточкой города (это как-то отличает его от других городов?). Но (!?) в последнее время в миллионом городе строятся уникальные объекты в современных стилях, которые отражают мировые архитектурные тенденции. В настоящее время в современной архитектуре можно выделить несколько направлений [1]. » Переход от «застройки Харбина» к обзору «направлений современной архитектуры» следует сделать более внятным. И далее: «Основную позицию в архитектуре (мировой?) занял стиль хай-тек (70-е гг. ХХ в.), который образовался на основе позднего модернизма, научной фантастики и сухого прагматизма (кому принадлежит эта странная аналитика?).  » Речь шла о современной архитектуре; с 70-х годов минуло пол-столетия; следует выражаться несколько точнее. И, чуть далее: «В конце ХХ в. в архитектуре появляются сооружения, выполненные в стиле деконструктивизм. Данное стилистическое направление считается одним из самых модных и экспрессивных стилей в архитектуре. Характерными его чертами являются ломанные формы и линии, сложнейшие конструкции и некоторая визуальная агрессивность. Архитекторы Даниэль Либескинд, Питер Айзенман, Фрэнк Гери, ЗахаХадид, Рем Колхас успешно работают в стиле деконструктивизма. » Очевидно, автор совершенно серьезно вознамерился пересказать «направления (современной) архитектуры», уместив их в несколько абзацев. Зачем? «В начале XXI в. китайские города стали огромными строительными площадками. Именно здесь можно наблюдать реализацию самых смелых проектов: Оперный театр в Гуанжоу, Международный молодёжный культурный центр в Нанкине, Центр искусств нового века в Чэнду (ЗахаХадид),Штаб-квартиру CCTV в Пекине (Рем Колхас), Пекинский национальный стадион «Птичье гнездо» (бюро Жак Херцог и Пьер де Мёрон) [2, 3]. Их можно рассматривать как крупные архитектурные эксперименты, которые создают новую инновационную городскую среду. » В данном случае ссылок явно недостаточно, гораздо уместнее были бы фотографии. «Образ сооружения был определен старым деревянным фрагментов » ??? «Ма Яньсун связывает человека и естественную среду искусственно, на контрастах (?). Его здания настолько не вписываются в окружающую среду, что смотрятся как природные арт-объекты. Архитектор это (что именно?) объясняет просто, он говорит, что относится к природе не как к второстепенной сущности, а как к фундаменту. На нем он и выстраивает «очень красивую, естественную, ориентированную на человека» среду [4]. » Непонятно, как приведенные «объяснения» должны облегчить понимание не-органичности объектов. «ПроектируяОперный театр на Солнечном острове в Харбине, архитекторы студии MADсделали обтекаемую форму здания, пытаясьдобиться ощущения слияния в фасаде элементов природных стихий: воды и ветра (рис.4-6).  » Пример регулярно практикуемого автором «слипания» слов. «Автор проекта сохраняет полностью территорию бывшей лаборатории и наполняет ее сакральными элементами – узкие рвы-проходы, высохшие стволы деревьев, рельсы, в геометрическом порядке расположенные бревна, сохранившиеся стены старой лаборатории, открытые пространства, отсутствие озеленения, сочетание светлого и темного покрытия,  » Продолжение? Речь, очевидно, все же не о «сакральных элементах», но о бережно-сохраненных подлинных артефактах. «Если рассматривать стилистические особенности Музея «Отряд 731»можно выделять ряд признаков, которые определяют стиль сооружения как минимализм – отсутствие деталей, четкие геометрические формы, монохромное решение.Но (? непонятно, что чему противопоставляется) архитектор в большей степени решал задачи по созданию образа столь сложного объекта, который должен вызвать сильные эмоции у посетителей (и что?). В Китае было несколько таких лабораторий. » Текст временами обретает черты бессвязности. Завершение: «Современные тенденции строительства уникальных культурных объектов в Харбине, их стилистические особенностиопределяют на перспективу (что это значит?) два направления: 1. Ретро стили как неразрывная связь с историческим прошлым города; 2. Семантический образ объектов как инструмент создания инновационной городской среды (совершенно непонятно). » Что это за «направление»: «семантический образ объектов»? В структурно-логическом отношении неприемлемо. Заключение: работа в целом отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению, но как в стилистическом, так и в структурно-логическом отношении требует доводки, и рекомендована к публикации по ее завершению.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Современные стили и образы в архитектуре Харбина». Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена вопросам исследования современных стилей и образов в архитектуре Харбина. Рассматриваются и анализируются архитектурные ансамбли различных районов города, поднимаются в связи с этим вопросы социологии городской среды Харбина, микросоциологии, стилистические особенности, присущие объектам архитектуры Харбина. Методология исследования. Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве выявления и рассмотрения современных стилей и образов в архитектуре Харбина, изучение влияния на данную архитектуру внешних факторов, особенности и последствия создания в изучаемых района города Харбина именно такой, а не другой архитектуры. В соответствии с установленной целью автором используется определенный методологический арсенал. Так, в качестве основополагающего метода использован диалектический метод, в соответствии с которым современные стили и образы в архитектуре Харбина рассмотрены в единстве с различными внешними факторами (экономическими, политическими, социальными). Так, отмечено, что «Развитие социалистического мегаполиса Харбина идет интенсивными темпами». Тем самым сделан акцент на развитии Харбина как социалистического города. Другой пример: «В китайской культуре гнездо символизирует все самое хорошее и доброе. Поэтому очень быстро объект получил название «Птичье гнездо»». То есть сделан акцент на взаимовлиянии философии на архитектурные образы. Также автором активно использованы общенаучные методы познания действительности (анализ, синтез, классификация и другие). Так, анализ и синтез позволил выявить общие и отельные черты отдельных архитектурных сооружений Харбина. Хотелось бы также поприветствовать активное использование в совокупности методов и приемов эмпирического познания, которые позволили изучить отдельные здания и сооружения Харбина с точки зрения архитектуры и культурологии. Автор достаточно подобно описывает данный объекты. Например, «Архитектурная петля развивается по вертикальной и горизонтальной плоскостям на уровнях земли и воздуха. Творческий идеал Р. Колхаса: фасад — не главное, главное — функциональность внутренней структуры». Другой пример: «Над плитами возвышаются три высокие трубы, элементы, напоминающие старую японскую лабораторию. Здание выполняет не только музейные функции, но в большей степени мемориальные». Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности. Актуальность. Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Автор прав, что «Харбин является объектом исследования историков, социологов, демографов, политологов, экономистов и др. Для архитекторов важным является не только изучение русского наследия города, но и исследование современных тенденций формирования городской среды. И в этом отношении становиться актуальным определение наиболее важных аспектов проектирования архитектурных объектов – стиль, образ, композиция, конструкции, семантика». Таким образом Харбин, являясь особым городом с точки зрения истории, социологии, экономики, обладает особым архитектурным ансамблем, который, формируясь многие годы, отражает особенности города и его жителей. Изучение данной архитектуры в связи со сказанным – интересный культурологический вопрос. Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в оригинальных обобщениях и описаниях объектов архитектуры Харбина, большая часть из которых является авторской. Например, «Рядом с Пекинским национальным стадионом «Птичье гнездо» был построен «Водный центр». Форма его была выбрана не случайно – вытянутый прямоугольник. В Китае куб и квадрат – это символы земли. Но авторы проекта хотели отразить и функциональную особенность сооружения. В конструкциях здания использовались элементы, напоминающие кристаллическую решетку, состоящую из водных пузырьков. Именно создание на фасадах эффекта воды сделало архитектуру «Водного центра» уникальным (рис. 5). Китайцы дали сооружению название «Волшебный счастливый куб»». Другой пример: «Идея обтекаемых природных форм отражена и в интерьерах театра. Особенно ярко это прослеживается в холлах. Динамичные линии лестниц, наклонные стены зрительного зала, выполненные из маньчжурского ясеня, перепад уровней (холл, вестибюль, зрительный зал) делают интерьеры пластичными. Продуманное искусственное освещение и естественный свет с прозрачного ячеистого потолка, дают на стенах сложную игру света и тени. Колористику интерьерных пространств дизайнеры решают с помощью сочетания двух цветов: белого и бежевого (рис. 9-11)». Во-вторых, научная новизна выражается в конкретном авторском выводе, сделанном на основе анализа архитектурного облика Харбина. В частности, автор утверждает, что «Современные архитектурные формы имитируют природные компоненты. В этом случае искусственная природа становится частью урбанизированной среды. Направление это сформировалось как стиль биотек. Возможности современной техники позволяют реализовать практически любую фантастическую форму. В архитектурных имитациях учитываются характеристики природного образа и на сколько они вписываются в существующую природную и урбанистическую среду. Современное архитектурное формообразование связано с использованием культурных традиций. В архитектуре символическими составляющими становятся элементы национальных произведений: графика, живопись, мозаика, поэзия и т. д.». Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки. Стиль, структура, содержание. Тематика статьи соответствует специализации журнала «Урбанистика», так как она посвящена проблемам изучения современных стилей и образов в архитектуре Харбина, исследованию архитектурных и культурологических особенностей архитектурного ансамбля города. Содержание статьи соответствует названию, так как автор рассмотрел предложенный вопрос в основном с эмпирической точки зрения, пришел к конкретным выводам, полученным из его исследования. Так, в начале работы автор доказывает актуальность темы, описывает предмет исследования. Далее проводится детальный анализ ряда архитектурных сооружений Харбина (центр искусств «Новый век», центр «Современное искусство», Оперный театр и др.). В завершении предлагается авторский оригинальный вывод. Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования. Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено. Библиография. Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором использована литература различных авторов (например, Н. Е. Козыренко, Ян Хунвэй, А. П. Иванова). При этом нельзя сказать, что автором использован большой объем научной литературы. При этом автором сделан акцент на анализ зданий и сооружений, архитектурного облика Харбина. В контексте темы, цели и задач исследования такой подход представляется обоснованным. Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы. Апелляция к оппонентам. Автор не провел серьёзного анализа проблем исследования архитектуры Харбина. При этом при цитировании позиции других ученых, автор указывает на свое мнение. При этом нельзя сказать, что автором использован большой объем научной литературы. При этом автором сделан акцент на анализ зданий и сооружений, архитектурного облика Харбина. В контексте темы, цели и задач исследования такой подход представляется обоснованным. Выводы, интерес читательской аудитории. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней оригинального и обладающего признаками научной новизны вывода автора, сделанного на основании исследования. Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи «Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"