Статья 'Влияние исторического зонирования китайских и западноевропейских городов на социальную дифференциацию в условиях урбанизации. ' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакция и редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Влияние исторического зонирования китайских и западноевропейских городов на социальную дифференциацию в условиях урбанизации.

Ерохина Людмила Дмитриевна

кандидат философских наук

профессор, департамент социальных наук, Дальневосточный федеральный университет

690091, Россия, Приморский край, г. Владивосток, о. Русский, 10, корпус F, оф. 733

Erokhina Lioudmila Dmitrievna

PhD in Philosophy

Professor, the department of Social Sciences, Far Eastern Federal University

690091, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, o. Russkii, 10, korpus F, of. 733

logos102@yandex.ru
Чжан Хайлунь

ассистент, кафедра социальной работы, Университет Уи

529020, Китай, провинция Гуанджон, г. Цзянмэнь, ул. Донг Ченг Кун,, 22, оф. 6

Zhang Hailun

Assistant, the department of Social Work, Wuyi University

529020, Kitai, provintsiya Guandzhon, g. Tszyanmen', ul. Dong Cheng Kun,, 22, of. 6

zhanghailunno1@126.com

DOI:

10.7256/2310-8673.2019.3.30657

Дата направления статьи в редакцию:

29-08-2019


Дата публикации:

30-09-2019


Аннотация.

Объектом исследования являются города Китая. Быстрый рост и влияние китайских городов на экономику, политику и социальную жизнь как внутри страны, так и на Юго-восточный регион мира вызывает непреходящий интерес исследователей. Процессы урбанизации в Китае имеют целый ряд специфических характеристик, отличающих их от урбанизации в странах Западной Европы. Выявление этих отличий является целью статьи. Предметом исследования стала социальная дифференциация современных городов Китая и внутригородская социальная стратификация. Используются сравнительно-описательный метод и метод структурно-функционального анализа. На основе принятой в китайской социологии методологии классификации городов, определяются различия между городскими структурами западноевропейских городов и городов Китая. Полученные результаты обнаруживают, что в Западной Европе городские социальные и пространственные структуры складывались под влиянием общих экономических процессов, разрушивших традиционную городскую структуру; китайские города, несмотря на их бурное развитие, сохраняют историческую и культурную преемственность принципов создания пространственной и социальной структуры как следствие плановой экономики и политического контроля. Изучение особенностей структуры городов и городских агломераций дает возможность прогнозировать развитие социальной структуры Китая в условиях глобальных трансформаций.

Ключевые слова: урбанизация, городские агломерации, городская структура, городская стратификация, социальная мобильность, социальное пространство, зонирование города, хукоу, эко-города, перспективы городского развития

Abstract.

The object of this article is the cities of China. The rapid growth and impact of Chinese cities upon the economy, politics and social life of the country and South Eastern part of the world sparks persistent interest of the researchers. Urbanization processes in China has a range of specific features that distinguish them from urbanization in the countries of Western Europe. Their identification is the goal of this article. The subject of this research became the differentiation of the modern Chinese cities and intraurban social stratification. Based on the accepted in Chinese sociology methodology of classification of cities, the author determines the differences between the urban structures of Western European and Chinese cities. The acquired results detect that the urban social and spatial structures in Western Europe have established under the influence of general economic processes that destroyed the traditional urban structure; while the Chinese cities, despite their rapid development, retain historical and cultural continuity of the principles of creation of spatial structure as a result of planned economy and political control. Examination of the peculiarities of urban structure and agglomerations allows forecasting the development of China’s social structure in the context of global transformations.

Keywords:

hukou, city zoning, social space, social mobility, city stratification, city structure, city agglomerations, urbanization, eco-friendly cities, prospects for urban development

Введение

Процесс урбанизации – явление, характерное для регионов с быстрыми темпами индустриализации и, в первую очередь для Европы. Регионы или страны, вовлеченные в этот процесс позже, чем Европа или США проходят свой путь урбанизации. Китай в этом смысле не исключение. На протяжении своей многотысячелетней истории Китай оставался типичной аграрной страной, несмотря на наличие возникших в средневековье крупных городов, таких как Пекин, Нанкин, Ханчжоу, Сучжоу, Учан, Гуанчжоу. Урбанизационные процессы в Китае были отмечены впервые в конце XIX. Их связывают с возросшей экономической и культурной ролью Шанхая, который стал одним из первых трех городов-миллионеров Азии. В начале ХХ века урбанизация усилилась за счет притока русских мигрантов, бежавших в Китай от гражданской войны в России. Но подавляющее большинство населения страны было сельским. И в 1949 г., когда образовалась КНР, в ее городах проживало только 10 % населения [17].

С началом индустриализации страны в 50-е гг. ХХ века, процесс урбанизации ускорился. Конечно, в целом, урбанизация в любой стране имеет сходные признаки, но, тем не менее, в Китае она приобрела чисто китайскую специфику, истоки которой надо искать в ее истории.

Гипотеза

Процесс урбанизации изменил городскую социальную структуру, тенденции которой выражены в формировании функциональных зон, сохраняющих принципы исторического деления древних городов. Эти перемены показывают, что Китай, находится в поиске оптимальной и эффективной урбанизации. Дифференциация жителей в социальной структуре города, становится, во-первых, все более очевидной и, во-вторых, политически регулируемой. Но особенности современных социальных проблем китайской урбанизации следует искать в социальном устройстве древних китайских городов.

Материалы и методы

Хотя урбанизация Китая вызывает глубокий интерес исследователей, но специфика внутренней жизни городов Китая все еще остается малоизученной. Прежде всего потому, что есть существенные различия в жизни древних городов, где сложился свой специфический жизненный уклад, и новых городов, стремительно растущих под влиянием урбанизации и вестернизации. Поэтому исследования китайских ученых основываются, в первую очередь, на официальных источниках, представленных в документах правительства КНР [17]; в расчет берутся исследования, подготовленные такими крупными копаниями как Procter & Gamble, Unilever [18], American McKinsey study [16] и др.

В то же время формируется и собственная социологическая методология, частично воспринявшая социологические парадигмы западной социологии, но, в основном исходящая из собственных реалий. Это теории разрывной социальной структуры Сун Липина, общество среднего Лу Сюеи, фрагментации общества Ли Циань [1; 3; 7].

Китайские исследователи обращают внимание на быстро растущую социальную стратификацию, которая приходит на смену классовой структуре. Исследуются причины изменения социальной стратификации, их качественные особенности. При этом китайская социальная стратификация мало похожа на западный тип стратификации. Она выражается в скрытой сегрегации общин с разными доходами, но при этом сохраняющих культурное взаимодействие[11; 12]. Во многом этому способствует внутренняя миграция населения из сельских районов в города. По некоторым оценкам 120 млн рабочих-мигрантов заняты в настоящее время в производстве, строительстве и сфере услуг. Они создают свои собственные зоны проживания, усиливая социальную изоляцию общин в городской среде [14]. Это, отмечает У Яао, затрудняет вертикальную мобильность в городах. «Если до 80-х гг. индивид мог попасть в любую хозяйственную деятельность с малым капиталом, то теперь это уже практически невозможно» [7, c. 36].

Китайские исследователи единодушны в том, что социальное расслоение регулируется государством, создавшим ряд успешных стратегических и тактических программ по снижению социальной напряженности между общинами [16]. Социальное администрирование при таком управлении напоминает пирамиду, в основании которой сосредоточено большинство населения. Правда, уточняет Чу Янхунь, «такая структура несколько видоизменяется в экономически более развитых городах и районах, где несколько больше людей тяготеют к средним слоям, но и здесь она пока далека от конфигурации, свойственной развитым странам» [10, c. 62].

Новая социальная структура порождает множество городских проблем: нехватка земельных, водных и энергетических ресурсов, загрязнение окружающей среды, городской трафик т.п. [13]. В свою очередь она является следствием специфической урбанизации Китая: особенностями внутренней миграции, развитием первичного и вторичного сектора индустрии, созданием различных городских зон [5].

Таким образом, в китайской научной литературе сформирована собственная методологическая база исследования социальной структуры города и формирования. В настоящей работе предпринята попытка рассмотреть социальной структуры городов Китая в связи с их историческим прошлым.

Социальное пространство средневековых городов

Характерные особенности пространства древних городов Китая и Западных стран складывались под влиянием национальной культуры и философии.

Особенность китайских средневековых городов состоит, прежде всего, в целостности и структурированности планирования городской среды.

Древние строители связывали особенности рельефа местности с положением небесных тел, с магнитными полями, с космическими силами и символами. Особое внимание уделялось сочетаниям гео­метрических символов, чаще всего – круга и квадрата. На основе этих фигур формиро­валась планировочная структура как отдельных зданий, так и целых градостроительных комплексов. Только при благоприятном сочетании небесных сил и «пульсов духа» земли участок считался под­ходящим для строительства. Учитывалось все: особенности ландшафта, климата, наличие природных ресурсов и т.д. Таким образом, для жителей Поднебесной пространство города было естественным продолжением природной среды, но с преобразованными функциями.

Еще одним обязательным элементом градостроительства была ось Север-Юг. Строительство зданий велось строго симметрично относительно этой оси. На юг обращались главные фасады зданий, что обеспечивало оптимальный температурный режим во внутренних поме­щениях.

В древних китайских городах отсутствовала городская площадь. В центре города не было высотных зданий. Башни и другие высокие сооружения строились в пригороде или на холме.

В черте города четко разграничивались административный, торговый и жилой районы, пар­ковые зоны.

На самом видном месте располагалась резиденция императора, административный центр, правительственные здания, Башня барабанов. Все здания были одинаковой высоты, одного стиля, имели внутренний дворик. Высота зданий и цвет крыш регламентировалась социальным статусом домовладельцев, которые в согласии со своим рангом селились ближе или дальше от центра города – императорского дворца, храмового комплекса. Простой люд, селившийся в отдаленных городских кварталах, имел право строить только одноэтажные зда­ния и только определенного цвета, что сразу же создавало социальные границы между группами горожан.

Так, в зависимости от принципов градостроения складывалась социальная дифференциация в городах Китая, с ее четко обозначенными границами поселения и размещения хозяйственных, торговых, административных служб.

Кварталы зданий и районов обносились стенами с воротами, которые закрывались на ночь и открывались утром. При таком расположении зданий и районов подъездные пути и проезжие дороги напоминали ячейки сеток.

Черты западных городов Средневековья иные. В них нет неподвижной оси, дорожные сооружения строились по кольцевой или радиальной схеме, планировка пространства свободная и часто хаотичная. Поэтому рядом с дворцами соседствовали бедные лачуги. Градостроительство не создавало видимых границ в социальном расслоении жителей города, как это было принято в Китае.

В центре города находились общественная площадь, с открытой планировкой на которой располагались здания для муниципальной администрации и для отправления религиозных служб. Образ города напоминает холм: самые высотные здания возводятся в центре и их высота постепенно снижается к окраинам города. Городские здания масштабны, массивны, вызывают у человека чувство дискомфорта, ощущение напряженности, страха и противоречия с природой. В современном западном городе это особенно заметно. Представители высшего и среднего класса западных городов стараются приобрести жилье и жить вдали от городов, хотя для этого им приходится тратить время на передвижение на автомобилях. Таким образом демонстрируется неравенство между богатыми и бедными социальными группами.

Принципы древнего градостроительства сохраняются в социальном пространстве городов Китая и поныне. Но они испытали сильнейшее влияние западной урбанизации и социалистической плановой экономики.

Особенности современных китайских городов

По данным Национального бюро статистики КНР уровень урбанизации населения Китая в 2014 году составил 55% и продолжает расти по 1% в год. Этот 1% соответствует 12-14 млн. человек и знаменует вступление древней страны с пятитысячелетней историей в новую эру [9]. После 2014 года Китай становится лидером по среднемировым значениям урбанизации, а городская жизнь становится мейнстримом общественной жизни.

Но на этом правительство КНР не останавливается. К 2020 году предполагается повышение роста урбанизации до 60%, а дальнейшие ориентиры должны вывести Китай на 70-75% прироста населения в городах [4].

В результате реформ и политики открытости, быстрое развитие городов отражает некоторые характеристики будущего направления развития Китая.

Первая характерная особенность: появление городских кластеров, агломераций. Пекин, Шанхай, Гуанчжоу – три крупнейших города признаны самыми старыми национальными городскими агломерациями, которые стали лидерами китайской экономики и вовлекли в нее громадные человеческие и финансовые ресурсы. Но они не исключение. Наблюдается создание новых агломераций в Гуанчжуне, Чжанша, на полуострове Шаньдун, в западной области Сямень и т.д. Эти крупные города стали частью государственной стратегии будущего регионального развития, которые в настоящее время страдает от географического, экономического и социального дисбаланса [16]. Создание «Национального городского центра», объединившего пять крупнейших городов: Пекин, Шанхай, Гуанчжоу, Тяньцзинь, Чунцин предполагает, что он станет международным мегаполисом, чье стратегическое предназначение будет заключаться в сокращении разрыва между крупными, экономическими развитыми прибрежными зонами и слаборазвитыми внутренними регионами Китая.

Быстрый рост городов сопровождалось созданием крупных промышленных предприятий, нуждавшихся в дешевой рабочей силе. Процесс обычный для Запада. Но в Китае он приобрел особые черты, которые можно выделить как вторую характерную особенность китайских городов. Речь идет о тенденции к «ложной» урбанизации за счет внутренней вынужденной миграции. Во многом внутренней миграции способствовала реформа системы регистрации домашних хозяйств в Китае («хукоу»). Эта система подобна так называемой «прописке», которая была в СССР. Она была определенным механизмом регулирования движения населения. Жителям крупных городов она создавала определенные привилегии в доступе к качественному образованию, здравоохранению, культуре, жилью. В Китае в настоящее время система хукоу создает преимущества горожанам и их детям в социальных статусах, возможностях занятия лучших позиций на рынке труда, в экономической или административной сферах [8].

Мигранты же, приписанные к крестьянским домовладениям, находятся в затруднительном положении: они не имеют права продать свои крестьянские участки и не могут получить городскую прописку. Для мигрантов и их детей хукоу создает барьеры, которые, свою очередь, ведут к серьезному социальному расслоению в городах.

Отменить хукоу правительство КНР полностью не решается, опасаясь наплыва населения из сельских районов и социального взрыва в городах со стороны среднего класса, опасающегося снижения уровня жизни. Но тенденции к постепенному смягчению режима прописки намечается. В частности, 24 июля 2014 г. Государственный совет создал «заказ на дальнейшее реформирование системы регистрации домовладения», итогом которого стало создание единой системы регистрации домашних хозяйств и упрощение правил получения городской прописки, вплоть до фактической отмены, что поможет иногородним и сельским мигрантам получить доступ к социальному обеспечению.

Закономерности общего процесса урбанизации в современном мире проявляются в появлении на определенном этапе качественно новых урбанизационных форм, замещающих простое численное увеличение городских жителей: субурбанизация, джентрификация и другие. И в этих формах проявляется третья характерная особенность развития китайских городов – развитие жизненного пространства в сочетании с дальнейшим разделением самого города.

Субурбанизация китайских городов в промышленных и жилых пригородах не обнаруживает пока глубокой социальной сегрегации. Но обнаруживается профессионализация жилых зон. Индустриальные предприятия постепенно перемещаются в пригороды из центра городов. Мигранты в пригородных районах живут поблизости от производства, на котором и работают. Группы населения с высоким уровнем образования, живут рядом с университетами, научно-исследовательскими институтами и другими высококонцентрированными централизованными местами. Специальной зоны для проживания среднего класса, как это имеет место в западных городах, нет. Китайская урбанизация «снимает» сегрегацию и качественно улучшает инфраструктуру. Быстрые темпы технологического развития Китая создают единое информационное пространство (через покрытие высокоскоростным мобильным интернетом и телевидением) и возможность развитой социальной стратификации при помощи социальных лифтов в виде образования или социальной мобильности. В качестве социального лифта используется, например, единый экзамен для поступления в ВУЗы «гаокао» или экзамены на занятие позиций в госслужбе. Мобильностью воспользовалась, в первую очередь, молодежь, особенно студенты. Как отмечают эксперты «совершенно обычны случаи, когда после окончания школы в родном городе молодой человек или девушка подают документы в ВУЗ, расположенный на другом конце Китая. После его окончания переезжают на магистратуру в другой город, а работают после выпуска в четвертом, легко меняю места жизни в зависимости от успешности карьеры. В этом плане в Китае гораздо больше, по сравнению с Россией, точек притяжения и развитых макрорегиональных центров» [9].

Четвертая особенность – создание городов, на примере которых можно было бы решить важнейшие проблемы больших городов. С ростом городов, цены на жилье в городе возросли чрезвычайно, беспокоят проблемы постоянных уличных заторов, нехватки воды, загрязнение воздуха и т.д. В этом смысле нарушен древний принцип гармонизации человека и природы. Урбанизация поставила перед китайским правительством задачу содействия здоровым, низкоуглеродистым эко-городам.

В Пекине, например, городское планирование осуществляется с учетом географических характеристик города, исторических традиций, ресурсов, функциональных потребностей. Согласно одиннадцатому пятилетнему плану развития Пекина, город будет разделен на четыре функциональные зоны: первая – политический и культурный центр, вторая – территории, расширяющие и продляющие город, третья – зона для жизни и отдыха, четвертая – экологическая зона.

Главная функция первой зоны – укрепление политических и культурных функций центра, иностранных связей, международного туризма, охрана объектов старины и классического архитектурного наследия, создание магазинов модной одежды мирового класса, перемещение части жилых районов из центра города. Выведение за черту города трудоемкого производства с низкими технологиями создает прекрасные условия для повседневной жизни, ведения бизнеса и социальной политики. Создание городских функциональных областей с их новыми функциями придаст импульс развития южным и западным частям города. В западной части Пекина власти намерены создать новую жилую зону и места отдыха. В связи с этими планами приветствуется перемещение населения и промышленности в эту часть города.

Активно ведутся новостройки, а именно, ведется строительство метро. В ближайшие пять лет будут активно застраиваться города-спутники Шуньи, Тунчжоу. Ведутся и другие ключевые стройки, укрепляются и улучшаются системы городских и производственных служб.

В экологической зоне запрещено строительство предприятий и любых производственных объектов.

В ходе дальнейшей урбанизации и модернизации, а также профессиональной стратификации и концентрации населения будут появляться новые комбинации и стратификации населения наиболее заметные в больших городах. Дальнейшая стратификация станет многофакторной. В сочетании с географическим пространством на нее будут влиять доходы, жизненные циклы семьи, профессиональная мобильность, миграция, иммиграция и т.д.

Перспективы городского развития

В Китае складываются две противоречивые тенденции: с одной стороны возрастает необходимость участия городов в экономическом и социальном развитии, а, с другой – становятся реальностью экологические и ресурсные ограничения на урбанизацию, угрожающей здоровью населения в том виде, в каком она осуществляется.

Национальная задача, вырастающая из этого противоречия, заключается в разработке стратегии развития городов, которую можно условно разделить на три этапа.

Краткосрочный этап (2007-2020 гг). Основная задача государства и всех заинтересованных субъектов состоит в том, чтобы в масштабах города сохранить и использовать потенциал экономии энергии, вывести «грязные производства» из крупных городов, развивать и продвигать энергосберегающие технологии, остановить действие «косвенных выбросов», повысить общую энергоэффективность.

Среднесрочный этап (2021-2035 гг). Стратегические планы нацелены на разработку и использование возобновляемых источников энергии и зеленую альтернативную энергетику; сосредоточить внимание на рациональной корректировке городской энергитеческой структуры, с низким содержанием углеродов; оптимизировать энергетическую структуру города; содействовать и поддерживать политику экономической декарбонизации.

Долгосрочный этап (2036-2050 гг). Создание различных масштабов, различных видов низкоуглеродистых пилотных демонстрационных городов; влияние городского развития на ключевые области внедрения и продвижения соответствующих стратегий, политики и технологий, к сокращению содержания углеродов в атмосфере городов; создание модели устойчивого развития на региональном уровне в целях содействия режиму достижения общей реализации развития городов с низкоуглеродистым содержанием атмсферы.

Резюме

Разноплановая городская структура Китая и стран Западной Европы имеет существенные различия, уходящие корнями историю. Формирование индустриального общества привело к заметным переменам в социальной жизни западного общества. Рост социальной мобильности повлек за собой сдвиги в социальной структуре городов, которая стала формироваться на основе классового фактора. Китайские города растут и расширяются за счет внутренней миграции плохо образованных крестьян, создающих внутри городов подобия самостоятельных анклавов и привносящих черты традиционности в городскую жизнь. Безусловно, дальнейшее исследование этих специфических особенностей развития городов Китая требует создания новых подходов и теорий к дальнейшему изучению социальной стратификации и социальной структуры.

Библиография
1.
Ван С. Десять китайских социальных страт // Теория и практика общественного развития. 2011. № 2. С. 104-111.
2.
Ван Сяоди. Социальная структура китайского общества: динамика стратификационных процессов // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Социология. 2011. № 4. С. 61-70.
3.
Ерохина Л.Д., Чжэн Хай лунь. Концепция социальной стратификации в городах современного Китая китайского социолога Лю Хюэ-и // International scientific review. 2016. № 8 (18). С. 111-113.
4.
К 2020 году уровень урбанизации в Китае достигнет 60%. В Китае опубликована программа урбанизации на 2014-2020 гг. // China news. Информационный ресурс [Электронный ресурс]. Доступно из http://china24news.com/economics/1159-k-2020-godu-uroven-urbanizatsii-v-kitae-dostignet-60
5.
Лань Цзюн Ли. Современные подходы к исследованию социальной стратификации в КНР // Вестник Тихоокеанского государственного университета. 2011. № 2. С. 257-262.
6.
Ли Юань Юань. Специфические механизмы урбанизации Китая на рубеже XX-XXI вв // Власть. 2012. № 4. С. 146-149.
7.
У Яао. Формирование новой структуры китайского общества: главные теоретические подходы к исследованию социальной структуры в Китае // Современные тенденции развития науки и технологий. 2015. № 1-4. С. 34-39.
8.
Фань Ган. Урбанизация в Китае // ИНОСМИ.РУ Россия сегодня [Электронный ресурс] Доступно из: http://inosmi.ru/fareast/20110104/165387291.html
9.
Чубаров И. Каждый год в города Китая переезжает население равное числу жителей Москвы // Южный Китай. Особый взгляд [Электронный ресурс]. Доступно из http://south-invest.com/urban
10.
Чу Яньхун. Последствия модернизации для социальной структуры китайского общества // Двигатель. 2012. № 1. С. 62-63.
11.
He Miao, Znang Hongyan. How Might the Urban Social Space Differentiation: Chinese Meaning of the Western Sociological Space Theory. Contention and Exploration. China, 2011. No. 8. Pp. 1-6.
12.
Xu Xiaojun. Cities Сlass Segregation and Community Character. SOCIALISM, China, 2007. No.1. Pp. 1-3.
13.
Urban Blue Book 2012. General Report Zhongguo Chengshi fazhan baogao, 2012. 506 p.
14.
Wei Liqun, etc. Chinese Agricultural Workers Survey Report. Beijing: Zhongguo Yanshi chubanshe, 2006. 570 p.
15.
Xu Xiaojun. Cities Сlass Segregation and Community Character. In SOCIALISM, China, 2007. No.1. P. 1-3.
16.
Yao Shimou, Zhu Mingying, Chen Zhenguang, etc. China City Group. Hefei: China Science and Technology Press, 2001. 566 p.
17.
Zhongguo Chengshi xinfenji migdan [Electronic resource]. Access: URL http://Baie.baidu.com
18.
Zhongguo Chengshi Fenji [Electronic resource]. Access: URL http://j.news.163. References (transliterated)
References (transliterated)
1.
Van S. Desyat' kitaiskikh sotsial'nykh strat // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2011. № 2. S. 104-111.
2.
Van Syaodi. Sotsial'naya struktura kitaiskogo obshchestva: dinamika stratifikatsionnykh protsessov // Vestnik Rossiiskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Sotsiologiya. 2011. № 4. S. 61-70.
3.
Erokhina L.D., Chzhen Khai lun'. Kontseptsiya sotsial'noi stratifikatsii v gorodakh sovremennogo Kitaya kitaiskogo sotsiologa Lyu Khyue-i // International scientific review. 2016. № 8 (18). S. 111-113.
4.
K 2020 godu uroven' urbanizatsii v Kitae dostignet 60%. V Kitae opublikovana programma urbanizatsii na 2014-2020 gg. // China news. Informatsionnyi resurs [Elektronnyi resurs]. Dostupno iz http://china24news.com/economics/1159-k-2020-godu-uroven-urbanizatsii-v-kitae-dostignet-60
5.
Lan' Tszyun Li. Sovremennye podkhody k issledovaniyu sotsial'noi stratifikatsii v KNR // Vestnik Tikhookeanskogo gosudarstvennogo universiteta. 2011. № 2. S. 257-262.
6.
Li Yuan' Yuan'. Spetsificheskie mekhanizmy urbanizatsii Kitaya na rubezhe XX-XXI vv // Vlast'. 2012. № 4. S. 146-149.
7.
U Yaao. Formirovanie novoi struktury kitaiskogo obshchestva: glavnye teoreticheskie podkhody k issledovaniyu sotsial'noi struktury v Kitae // Sovremennye tendentsii razvitiya nauki i tekhnologii. 2015. № 1-4. S. 34-39.
8.
Fan' Gan. Urbanizatsiya v Kitae // INOSMI.RU Rossiya segodnya [Elektronnyi resurs] Dostupno iz: http://inosmi.ru/fareast/20110104/165387291.html
9.
Chubarov I. Kazhdyi god v goroda Kitaya pereezzhaet naselenie ravnoe chislu zhitelei Moskvy // Yuzhnyi Kitai. Osobyi vzglyad [Elektronnyi resurs]. Dostupno iz http://south-invest.com/urban
10.
Chu Yan'khun. Posledstviya modernizatsii dlya sotsial'noi struktury kitaiskogo obshchestva // Dvigatel'. 2012. № 1. S. 62-63.
11.
He Miao, Znang Hongyan. How Might the Urban Social Space Differentiation: Chinese Meaning of the Western Sociological Space Theory. Contention and Exploration. China, 2011. No. 8. Pp. 1-6.
12.
Xu Xiaojun. Cities Slass Segregation and Community Character. SOCIALISM, China, 2007. No.1. Pp. 1-3.
13.
Urban Blue Book 2012. General Report Zhongguo Chengshi fazhan baogao, 2012. 506 p.
14.
Wei Liqun, etc. Chinese Agricultural Workers Survey Report. Beijing: Zhongguo Yanshi chubanshe, 2006. 570 p.
15.
Xu Xiaojun. Cities Slass Segregation and Community Character. In SOCIALISM, China, 2007. No.1. P. 1-3.
16.
Yao Shimou, Zhu Mingying, Chen Zhenguang, etc. China City Group. Hefei: China Science and Technology Press, 2001. 566 p.
17.
Zhongguo Chengshi xinfenji migdan [Electronic resource]. Access: URL http://Baie.baidu.com
18.
Zhongguo Chengshi Fenji [Electronic resource]. Access: URL http://j.news.163. References (transliterated)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования – влияние исторического зонирования городов на социальную дифференциацию в условиях урбанизации в Китае. Методология исследования основана на теоретическом подходе с применением методов анализа, обобщения, сравнения, синтеза. Актуальность исследования обусловлена широким распространением процессов урбанизации в мире в целом и в отдельных его регионах в особенности и, соответственно, необходимостью изучения причин и последствий данного явления, в том числе влияния исторического зонирования китайских городов на социальную дифференциацию в условиях урбанизации в современном Китае. Научная новизна автором в явном виде не выделена и, по-видимому, связана с полученными выводами о том, что различия в структуре городов структура Китая и стран Западной Европы обусловлены исторически. Рост социальной мобильности западного общества с началом индустриализации привёл к заметным переменам в социальной жизни, повлёк сдвиги в структуре городов, которая стала формироваться на основе классового фактора. Китайские города растут и расширяются за счёт внутренней миграции крестьян, создающих самостоятельные анклавы и привносящих черты традиционности в городскую жизнь. В целом смысл сопоставления городов Китая со странами именно Западной Европы не ясен. Стиль изложения научный. Статья написана русским литературным языком. Текст имеет в целом реферативно-описательный характер. Структура рукописи включает следующие разделы: Введение ( процесс урбанизации, урбанизационные процессы в Китае, китайская специфика урбанизации), Гипотеза (особенности современных социальных проблем китайской урбанизации следует искать в социальном устройстве древних китайских городов), Материалы и методы (анализ официальных документов, результаты исследований компаний Procter & Gamble, Unilever, McKinsey и др., теории разрывной социальной структуры, общества среднего, фрагментации обществ, рассмотрение социальной структуры городов Китая в связи с их историческим прошлым), Социальное пространство средневековых городов (характерные особенности пространства древних городов Китая и Западных стран, влияние национальной культуры и философии, особенность китайских средневековых городов – целостность и структурированность планирования городской среды, особенности рельефа местности, положения небесных тел, магнитных полей, космические силы и символы, ось Север – Юг, отсутствие центральной площади и высоких зданий в центре, административный, торговый и жилой районы, парковые зоны, резиденция императора, социальная дифференциация в городах Китая, границы поселения и размещения хозяйственных, торговых, административных служб, кварталы зданий и районов, стены с воротами, черты западных городов Средневековья, общественная площадь с открытой планировкой, здания муниципальной администрации и религиозных служб), Особенности современных китайских городов (уровень урбанизации населения Китая, направления развития – появление городских кластеров, агломераций, тенденция к «ложной» урбанизации за счёт внутренней вынужденной миграции («хукоу»), развитие жизненного пространства в сочетании с дальнейшим разделением самого города, создание здоровых, низкоуглеродистых эко-городов, функциональные зоны – политический и культурный центр, территории, расширяющие и продляющие город, зона для жизни и отдыха, экологическая зона), Перспективы городского развития (противоречивые тенденции – необходимость участия городов в экономическом и социальном развитии, экологические и ресурсные ограничения на урбанизацию, разработка стратегии развития городов – краткосрочный, среднесрочный и долгосрочный этапы), Резюме (выводы), Библиография. Разделы «Введение», «Гипотеза», «Материалы и методы» можно объединить. Заголовок несуществующего раздела «References (transliterated)» нужно удалить. Содержание в целом соответствует названию. Весьма подробно рассмотрены вопросы урбанизации в целом, исторического зонирования китайских и западноевропейских городов, социальной дифференциации в современном Китае. В то же время не ясно, почему автор проводит сопоставление особенностей процессов урбанизации и структуры огородов в современном Китае именно со странами Западной Европы (а не, к примеру, Восточной Европы, Северной или Латинской Америки, Африки и т.п.). Следует конкретизировать, что это даёт для решения проблемы исследований, доказательства выдвинутой гипотезы, обсуждения полученных результатов. Желательно привести статистические данные по урбанизации, миграции, стратификации населения Китая в виде таблиц, диаграмм, графиков. Формулировка заголовка статьи также нуждается в корректировке (иначе возникает вопрос, каким образом историческое зонирование западноевропейских городов оказывает влияние на социальную дифференциацию в условиях урбанизации в современном Китае). Точку в заголовке нужно удалить. Библиография включает 18 источников отечественных и зарубежных авторов – монографии, научные статьи, аналитические отчёты, Интернет-ресурсы. Библиографические описания некоторых источников нуждаются в корректировке в соответствии с ГОСТ и требованиями редакции, например: 1. Ван С. Десять китайских социальных страт // Теория и практика общественного развития. 2011. № 2. С. 104–111. 2.Ван Сяоди. Социальная структура китайского общества: динамика стратификационных процессов // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Социология. 2011. № 4. С. 61–70. 4. К 2020 году уровень урбанизации в Китае достигнет 60%. В Китае опубликована программа урбанизации на 2014–2020 гг. URL: http://china24news.com/economics/1159-k-2020-godu-uroven-urbanizatsii-v-kitae-dostignet-60. 6. Ли Юань Юань. Специфические механизмы урбанизации Китая на рубеже XX–XXI вв. // Власть. 2012. № 4. С. 146–149. 11. He Miao, Znang Hongyan. How Might the Urban Social Space Differentiation: Chinese Meaning of the Western Sociological Space Theory // Contention and Exploration. 2011. № 8. P. 1–6. 13. Urban Blue Book 2012 : General Report. Место издания ???, 2012. 506 p. 15. Xu Xiaojun. Cities Сlass Segregation and Community Character// SOCIALISM. 2007. № 1. P. 1–3. Библиографические описания завершаются точкой. Апелляция к оппонентам (Ван Сяоди, Ерохина Л. Д., Чжэн Хай лунь, Лань Цзюн Ли, Ли Юань Юань, У Яао, Фань Ган, Чубаров И., Чу Яньхун, He Miao, Znang Hongyan, Xu Xiaojun, Wei Liqun, Yao Shimou, Zhu Mingying, Chen Zhenguang ми др.) имеет место. Замечен ряд опечаток: [1; 3; 7] – [1, 3, 7]; [11; 12] – [11, 12]; ось Север-Юг – ось север – юг; (2007-2020 гг) – (2007–2020 гг. (ЗДЕСЬ И ДАЛЕЕ)); создание модели устойчивого развития на региональном уровне в целях содействия режиму достижения общей реализации развития городов с низкоуглеродистым содержанием атмсферы – создание модели устойчивого развития на региональном уровне в целях содействия режиму достижения общей реализации развития городов с низким содержанием углерода в атмосфере. В целом рукопись соответствует основным требованиям, предъявляемым к научным статьям. Материал представляет интерес для читательской аудитории и после доработки может быть опубликован в журнале «Урбанистика» (рубрика «Социальные системы»).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"